capt. jack harkness michael wade wilson
oberyn martell margo hanson susan pevensie
Он стоял у панорамного окна, что было от потолка до самого пола, тянущегося вдоль одной из стен всего кабинета. Оно не было таким большим, как в его загородной резиденции, но достаточным, чтобы наполнять огромную комнату, почти свободную от мебели, потоком солнечного света. Это место не было его обителью, где создавался первый образец, всего лишь обычное место, вроде переговорной, где бы основатель компании мог бы принимать посетителей. Читать дальше

Дорогие Таймовцы!

28.12.17 Мы поменяли дизайн! Внезапно, но почему бы и нет? Вопросы и предложения как всегда в тему тему АМС.
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьхочу кастакцияуход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицуТайм-on-line

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Ну, что сказать, ну, что сказать [Mozart L'Opera rock]


Ну, что сказать, ну, что сказать [Mozart L'Opera rock]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Ну, что сказать, ну, что сказать
устроены так люди
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://sh.uploads.ru/k5HRY.gif

Счастье в жизни предскажет гаданье
И нежданный удар роковой,
Дом казённый с дорогою дальней
И любовь до доски гробовой.
Карты старые лягут, как веер,
На платок с бахромой по краям,
И цыганка сама вдруг поверит
Благородным своим королям.

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО


Constance Mozart
Nannerl Mozart

Вена, дом семьи Вебер.
За несколько дней до свадьбы Констанции Вебер и Вольфганга Амадея Моцарта.

АННОТАЦИЯ

Веселье, радость, смех. Вскоре состоится самый важный для двух людей день - венчание. Но перед этим стоит немного погулять и насладиться свободой перед тем, как добровольно отдаться во власть своему мужу и семейным узам.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Nannerl Mozart (13-01-2018 22:13:28)

+1

2

Предвкушение чуда, к которому она так долго стремилась, заполняет Констанцию, словно родниковая вода хрустальный кувшин. Она вся светится, улыбка почти не сходит с её лица. Счастье совсем скоро войдёт в её жизнь и больше никогда не покинет.
Но счастье сопряжено с бесконечным волнением и хлопотами, даже если у невесты даже отдалённо нет большого приданного. Тем не менее свадьба готовится торжественно, как-будто ожидается сотня гостей. Но торжество на самом деле будет очень скромным, хотя это совсем не смущает Констанцию, ей важно не это.
Но за несколько дней до свадьбы девушка подумала о том, что следует хорошо повеселить подруг, сестёр и будущую невестку, пусть даже она сама ничуть не тосковала по уходящему девичеству.

В то утро, когда фройлен Вебер ожидала в доме гостей, у неё было особенное предчувствие от этого дня. Что-то непременно должно было случиться. Непременно. Но с кем, если с ней уже всё решено? Смутные предчувствия терзали сердечко легкомысленной Констанции. Но ведь всё пройдёт хорошо?
Сёстры суетились на кухне, готовя праздничный стол, то и дело отлучаясь из дома на рынок. Казалось, эти часы ожидания будут тянуться бесконечно.
Но девушки начали приходить уже после полудня. Они с удовольствием помогали, перебирали немногочисленное приданное Констанции, обсуждали новые произведения, написанные женихом фройлен Вебер.
Пришла и Наннерль, которая не удержалась (или не устояла от расспросов?) и рассказала в каком состоянии находится Вольфганг, а это живо интересовало молодых особ.
Некоторое время спустя девушки уже сидели за столом, продолжали разговоры, пускались в пляс даже без музыки, играли на старом клавесине.
- Ты чудесно играешь, Наннерль! - искренне восхитилась Констанция невесткой, талант которой прежде знала только на словах. Они уже с привычной теплотой обнялись.
Но как бы там ни было, а ближе к вечеру, когда летняя жара спала, но солнце ещё освещало город, девушкам стало скучно сидеть на одном месте, казалось, что все занятия в доме себя исчерпали. И тогда неутомимая Констанция предложила:
- Пойдёмте погуляем, сейчас на ярмарке конечно наверняка не меньшее столпотворение, но от этого только веселее! - она в подскочила со своего места и первой направилась к затемнённой части комнаты, где была чуть приоткрыта дверь(праздник праздником, но забывать экономить на свечах не стоит).
- Ну что вы там? Уже уснули, как старые матрёны после крепкой настойки? - окликнула фройлен Вебер.
Вскоре девушки высыпали на сохранившую остатки дневного тепла улицу и устремились на ярмарку, где веселье продолжалось до поздней ночи.
- Вы только посмотрите, сколько всего мы упустили! - ахнула Констанция, обнаруживая скопление артистов, клоунов, фокусников, пронырливых мальчишек с разной снедью, старух с травами, гадалок. У неё просто разбегались глаза!
- Идёмте, идёмте же скорее! - потянула она за руку первую попавшуюся девушку из своей компании. Ею оказалась Наннерль. - Чего вы хотите? Мы за сегодня не потратили и геллера, а ведь это последнее наше веселье, пока я ещё не стала женой! - девушка обвела взглядом компанию, надеясь, что кто-нибудь из них поддержит её не самый разумный план.
[NIC]Constance Weber[/NIC]

Отредактировано Constance Mozart (08-11-2017 17:08:15)

+1

3

— Вольфганг? Надеюсь, ты помнишь, что сегодня за день?- улыбка во взгляде через стол во время завтрака, когда по всей столовой витал запах кофе, а на столе лежали свежие газеты вперемешку с горными листами, которые брат Наннерль, как обычно, забывает убрать со вчерашнего дня. Девушка на автомате их собирает в стопочку и кладет подле руки.
— Шутишь? Конечно же!- улыбка на лице брата как всегда завораживает и заставляет невольно ещё больше чувствовать тепло в душе и улыбаться в ответ. Счастье. Он счастлив по-настоящему. Отец, если бы ты видел. Но она не хочет думать о грустном, ведь всё, что происходит у них в семье, столкновение интересов отцов и детей - извечная внутренняя война на мирном поле жизни. Это будет всегда, и только в наших руках способ изменить этот ход событий.
— Вы уже решили, что будете делать? Куда пойдёте?
— Конечно же! Мы уже подумали над этим сразу же, и...- щебетание Марии-Анны внезапно прерывается и под прищур её глаз попадает невинное лицо Вольферля, которому сестра его едва не выложила на блюдечке все планы праздника невесты, который они устраивали перед венчанием. Цокая, она лишь покачала головой.
- Нет уж, ты не узнаешь, чем сегодня мы будем заниматься, хитрец. Но обещаю - Констанс не будет скучать ни минуты.

Музыка клавесина, немного расстроенного, но не портящего никоим образом произведение, различалась по маленькой уютной гостиной. Дом Вебер сегодня праздновал то, что случается в каждой семье, ребёнком которой была прекрасная дочь. Предсвадебная кутерьма, плавно переходящая в веселье. Дом не утихал от смеха, пение в нём, царившее и раньше, теперь взяло шествование над каждой минутой, а музыка...
— Ах, Констанция, спасибо за комплимент, но уверяю - мои способности не столь велики, а игра с тобой в дуэте ещё более великолепна. Поэтому, всё ещё фрейлейн Вебер, будьте моей парой в очередном исполнении!
И под звуки очередного многоголосого смеха проступили первые аккорды ещё одного музыкального произведения.
Но посиделки длились не долго и, как водится в таких случаях, когда дома уже скучно, а сил на праздник ещё хватало, все решили выйти на прогулку. Как раз это были дни ярмарок, зазывавшие всех от мала до велика. И стайка девушек не была исключением, сразу же сливаясь в толпе таких же праздно гуляющих. И как не крути, но вниманием Наннерль Моцарт, как бы она не старалась, сразу же завладела центральная часть ярмарки, открытая и самая шумная, и пусть ей не было видно многого, но звуки музыки, голосов да и идущие направленно туда люди говорили сами за себя и манили не меньше девушку. Её внутреннее стремление быть в центре происходящего в столь знакомой обстановке как "сцена" странным образом перекликалось с намерением отвести туда всех. Лишь убеждение того, что грех проходить мимо такого богатства в кулинарии и ручных работах мастериц и мастеров, взяло всё же верх.  И просто не возможно было не поддаваться этому моменту, когда тёплая маленькая ладонь Констанции Вебер тут же оказалась в ладони Наннерль, и они в компании сестёр Вебер и подруг свернули к лавочкам со всевозможными безделицами. Без пяти минут "фрау Моцарт" тут же решила начать гулянье с каких-нибудь покупок, на что Марии-Анне до смешного вспомнились слова отца о возможных маленьких пороках "ещё одной Вебер".
— И ещё не известно, через какое время у них закончатся деньги, она может оказаться той ещё транжирой...
Наннерль тогда лишь терпеливо и участливо смотрела на отца. Зато сейчас...
— У меня глаза разбегаются, столько всего здесь можно посмотреть и купить,- сестра Вольфганга окидывает взглядом мимо пробежавших детей.— Но как на счёт сладостей в честь сладкой жизни будущей фрау Моцарт?
И как по волшебству, только сделав вдох, можно было почувствовать рядом свежеприготовленные пряники и сдобу с корицей, а сделав несколько шагов, сразу же попадаешь в плен карамельного аромата с розовой ноткой, и лишь насладившись уже этим раем, ты понимаешь, что аромат горячего шоколада ни с чем не сравним. Глаза Наннерль и правда разбегались от разнообразия представленного перед ними, и пусть она не прослыла сладкоежкой, но всё же имела в душе своего внутреннего ребёнка, любящего сладкий крем и сладкие пироги до сих пор. Оставалось делать выбор с закрытыми глазами в буквальном смысле, выбирая наугад.
- Констанция - любительница сладкого,- провозглашение подобия тоста под марципановый фуршет.
- Сладкое означает стремление к благости и счастью! До здравствует счастье!- подхватила Наннерль, заразительно  рассмеявшись и, подхватив Констанс под руку, прокричать "für immer*" под возгласы Софи и Жозефы.
- Ой, смотрите, какие ленты из Китая! Констанция, это бы очень подошло к твоему платью, смотри! И эти цветы! К шляпке!
- Жозефа, ты опять...
Взрыв смеха заглушил тихое ворчание одной из сестёр Вебер.
_______________________
*навсегда (нем.)

Отредактировано Nannerl Mozart (22-09-2017 00:02:16)

+1

4

Как же быстро события сменяли друг друга. Констанция уже сомневалась, что ей не приснилось это дружное девичье пение в гостиной дома Вебер, который она совсем скоро покинет, не приснились и игры в четыре руки с будущей золовкой, при одном взгляде на которую находишь родственную душу. Страхи миновали, их больше нет, Констанция всецело доверилась Наннерль, а былые подозрения, что она приехала в Вену не из родственных чувств, а как предвестница беды, карающего слова их с Вольфгангом грозного отца ушли в тень. У Констанции было только её счастливое будущее с любимым человеком и едва ли сколько-нибудь значимое приданое. Но разве то, что Наннерль до сих пор не была замужем не говорит о том, что семейство Моцартов сталкивается с такой же проблемой? Констанция много думала об этом, но пришла к выводу что здесь дело не столько в средствах и их незначительности, а в чём-то внутри самой семьи, куда ей может не быть хода даже после замужества.
Но сейчас она меньше всего переживала об этом, хотя знала, что отсутствие родительского благословения терзает Вольфганга. И ей хотелось поговорить об этом с Марией-Анной, но ведь не сейчас? Хотя завтра уже будет безвозвратно поздно, но Констанция эгоистично не могла позволить даже самой себе испортить торжество и всеобщее веселье. Поэтому так и прогнала из мыслей их дуэты, и прекрасные пьесы в четыре руки, хотя она значительно отставала от будущей родственницы по всем параметрам.

Но сейчас всё что было в доме, осталось в его стенах. Был только праздник, веселящаяся толпа, да смешавшаяся с ней стайка девушек. Они по-прежнему держались вместе, шутили, смеялись, что не могло не привлекать внимания окружающих, но компания успешно от него ускользала. Хотя Констанция была невероятно счастлива, кричать об этом каждому подмигнувшему кавалеру не хотелось. Она не принимала ни знаков внимания с их стороны, ни вдавалась в причины того, почему они оказались здесь. Ей не было нужно ничьего внимания, сердце её уже билось рядом с другим человеком.
Интересно, как он проводит свою последнюю холостую ночь? Но это было только его правом и любопытная Констанция, однако, придержала интерес, не стала задавать вопросов.
- Надеюсь, Вольфганг доверил тебя мне всецело и не хватится с первыми сумерками? - спросила невеста с будущей родственницы. - Но и надеюсь, наш секрет ты сохранила? Он не будет нас преследовать? - она вовсе не похожа на ревнивицу, ей весело. Они всей небольшой компанией крутят головами, обсуждают товары на ярмарке, разодетую так разнообразно публику, снующих детей, цыганок, фокусников.
- Сладости! О, да, как давно мы не покупали чего-то подобного! - сейчас её не смущала бедность родительской семьи, потому что всё говорилось с таким восторгом, без сожаления о прожитых, порой в бедности, годах детства. Ведь теперь с ней такого не случится? Вольфганг обещал дать ей всё, что она способна пожелать!
И, не оглядываясь на прошлое, Констанция купила всё то, что понравилось ей и подругам. Это вышло недёшево, но сегодня можно было не печалиться о деньгах.
Они отошли чуть поодаль от шумевшей толпы, кормили друг друга сладкой ватой, вытягивали наугад разнообразные на вкус конфеты, загадывали желания, разворачивая очередной яркий фантик.
Столь спонтанно родившийся тост, вызвал на губах невесты улыбку. Да, любительница сладкого, но отнюдь не из кондитерской. Для неё не сравнится ни один крем на пирожных с тем привкусом поцелуя, что остаётся на губах, когда Вольфганг уходит по делам или когда возвращается, заключая в свои объятия, целует её. Для её слуха нет приятнее звука его голоса или его игры на клавесине. И она готова сегодня потратить самую невероятную сумму за всю свою предыдущую жизнь, если эти траты приведут её под венец с любимым человеком.
И все эти слова, что говорили окружающие её близкие люди, дарили Констанции ещё большую надежду на осуществление всех желаний. А разве могла она мечтать чего-то больше, чем выйти замуж по любви? Фройлен Вебер без устали благодари девушек, в искренности которых не было повода сомневаться.
- Чтобы каждая из вас любила сладкое также, как люблю его я! - в глазах плясали искры сумасшедшего счастья. И она готова была дарить его каждой из окружавших её подруг. Смогла бы она повлиять на устройство судьбы Наннерль? О, как же ей этого хотелось!
- За счастье! За счастье каждой из вас!
Но их обмен пожеланиями был прерван возгласом старшей сестры. Констанция едва ли была этим довольна, хотя красивые материалы привлекли и её внимание, но она видела ту страсть в глазах Жозефы, которая вовсе не касалась её. «Ты была бы рада остаться дома и сидеть со своей иголкой всю жизнь!» - первая не жизнерадостная мысль за день.
Констанция казалась себе и так одетой с ног до головы, свадьба через несколько дней, ей совсем не хотелось думать о нарядах. Когда же сестра поймёт, что мир не сузился до разнообразия тканей, нитей, лент?
- После свадьбы я непременно приду к тебе и попрошу сшить платье из той ткани, а к этой шляпке пришить вон те ленты. - это будет первая моя покупка в замужестве. - пообещала Констанция. - Ты должна сделать меня самой красивой для Вольфганга, слышишь, сестра? - она пытается затолкать подальше сами нехорошие мысли.
- Для него ты уже самая красивая! - искренне восхищается Софи, они обмениваются благодарными взглядами, позволяя старшей предаваться своему любимому занятию, хотя это было несколько неприятно невесте, которой не хотелось делить внимание гостей с их повседневностью.

Они смеялись и уходили всё дальше и дальше, казалось, что ярмарка таит всё самое интересное в своих недрах. Констанция увлекала гостий в самую её глубь, хотя совсем далеко уходить было опасно - процветали воровство и убийство. Но где-то между миром красивой выпечки, ярмарочного веселья и низами, промышляющими шулерством, разбойничеством, кражами затаился мир загадочного и неизведанного.
И Констанции хотелось узнать своё будущее, только она никому не говорила об этом вслух. Дома им гадать запрещалось, хотя она пыталась это провернуть за материнской спиной. Наказана не была, но разговора избежать не удалось. «Свёкра будешь от своего дома этими штучками отваживать, а здесь даже не пытайся. Этому дому нужен доход, если уж твоя пара рук будет пристроена в другой семье» - сказала тогда мать, бесцеремонно пролив таз с водой на пол.
Странно, но на самой ярмарке гадали лишь какие-то малолетние девочки в драных, выцветших юбках. Они не вызывали у девушки доверия, но она знала, где найти людей по опытнее. 
Но надеясь найти таковых, Констанция не думала, что они найдут их сами.
- Ты! - окрик поразил словно нож в спину. В переулке их компания была единственной. И почему же молодая девушка решила что обращаются к ней? Но вместо того, чтобы испугаться, что их могут ограбить, Констанция с какой-то уверенной улыбкой взглянула на дерзкую незнакомку. Высокая, крупная, с густой копной уже седеющих волос, и пронзительным взглядом. - Ты пришла сюда погадать? Тогда зачем привела с собой ещё кого-то?
- Это мои сёстры и подруги, они тоже хотят узнать свою судьбу. - задиристо ответила Констанция, вовсе не похожая на ту даму, которой ей предстояло стать.
- Никому это не приходило в голову так, как тебе. - цыганка приближалась, не боясь толпы девушек, шла уверенной, даже несколько лениво, будто зная, что никуда они от неё не денутся. - Даже есть те, - она обвела пронзительным взглядом собравшихся, - кто боится своей судьбы. Но раз ты такая смелая, ты будешь первой. - даже с каким-то вызовом, произнесла она. Констанция всё с той же смелостью смотрела на собеседницу. Ей не было страшно.
- Сначала я хочу узнать, сколько ты хочешь за свои гадания.
- По два геллера с каждой желающей.
- Согласна. - Кивнула и протянула руку Констанция. Цыганка долго рассматривала ладонь отважной девушки. Но выводы её были короткими, грубыми.
- Ты слишком недальновидна для счастья, что тебе выпало. Если станешь умнее, проживёшь долгую и счастливую жизнь. Но ты берёшь то, что тебе дают сию минуту и не думаешь о будущем. Однажды ты себя за это возненавидишь. Помяни моё слово, становись умнее. Ради себя, ради него. - и отбросила ладонь фройлен как огрызок яблока. - Кто ещё хочет испытать свою судьбу?

Отредактировано Constance Mozart (08-11-2017 21:06:00)

+1

5

У Наннерль Моцарт сегодня были свои намерения на празднества женской компании. Свои намерения и свои же свершения.  Будучи ангелом-хранителем для невесты и блюстителем весёлого настроения, с которым они должны провести всё это время, ей просто было необходимо и самой стать немного раскрепощённой и повеселиться за брата, за новоиспечённую подругу и невестку, чтобы в дальнейшем вспоминать, сидя за роялем на очередном уроке с ученицей, всё, что будет вызывать только улыбку и лёгкий румянец на щеках.
   - Думаю, приди я едва припозднившись под утро к нему, и тогда бы не застала нашего Вольфганга за намерением постепенно приходить в себя и собираться на венчание. Дай Бог, чтобы он успел это сделать за пару часов до назначенного времени,- смехом сестра известного на всю Вену композитора прерывается и юркает рукой под локоть невестки Вебер, потянув дальше по пути в толпу, дабы не задерживаться возле шумной компании. Хотелось веселья, хотелось непосредственного поведения и чтобы вокруг ничего не способствовало чему-то иному. Каждый недалеко проходящий человек, будь то дама или величественный господин, мог подумать Бог знает что о настроении девушек-веселушек, стайкой переходящих от одной части ярмарки к другой, ведь оно у них слишком уж отличалось от всеобщей яркой кутерьмы, и подобно фейерверку отвлекал внимание.
   - Ещё немного и это пирожное будет моей окончательное причиной в перешиве платья,- слишком грустно доложила Мария-Анна, впрочем не преминув доесть причину своего сетования. Но разве сегодня она не должна не думать о таких вещах, как тонкая талия и сладкий сон после девяти? Сегодня всё шло в разрез, и стоит себе напомнить ещё раз это, чтобы начать думать о бессонной ночи, которая их встретит либо на всё той же ярмарке, либо дома, либо где-нибудь ещё, куда их ножка если и ступала, то уж точно не в такой час. И пока это ещё не произошло, а сёстры уже едва ли не начали оттаскивать одну из своих любительниц рукоделия, Наннерль не оставалось как подключиться к всеобщему спасению ситуации.
   - И самая весёлая,- подмигивает, подхватив слова Софи и вновь локоток Констанции, не забыв и про Жозефину, которую они ловко выудили  из лавки обещанием туда потом вернуться.
   Вечер приближался и укрывал своими крыльями Вену, словно по волшебству заставляя зажечься то тут то там масляные фонари, которыми окрашивается место веселья настолько фантастично, что хотелось замереть на месте. Голова шла кругом, хотелось глотка воды и ещё больше нового глотка свободы, которая манила и обезоруживала сейчас не хуже выпитого в доме Вебер бокала вина. Держи себя в руках, моя дорогая. Это всего лишь те крохи возможности побыть в стороне от отцовских наставлений и глаз. Всё вернётся на круги своя скоро и тебе даже не о чем будет жалеть, ведь отец нуждается в тебе и ты в нём так же. Констанс неожиданно сворачивает в сторону от центральной площади и Наннерль совершенно не понимает почему, пребывая в невольных своих мыслях о своём доме. Всё стало ясно, что они оказались у самой настоящей гадалки, которая их, как оказалось, и окликнула. Пока старуха обращала всё своё внимание на Констанцию, Наннерль не преминула повнимательнее, как было возможно в силу сумерек и плохого освещения, рассмотреть гадалку. Фантазия девушки тут же рисовала её как колдунью, которая в любой момент могла достать из-за пазухи какое-нибудь зелье в склянке и пообещать им всем горы богатства и безоблачного везения. Оплатив лишь своей душой, мысленный смех старухи-колдуньи и Наннерль лишь улыбнулась, но тут же осеклась, поняв, что что-то не так. Подняв глаза, захотелось сразу же отвести их в сторону. Ведь прямо на саму Марию-Анну Моцарт смотрела та самая гадалка, и так внимательно и серьёзно, словно знала и видела, о чём думала девушка. Хотелось провалиться сквозь землю, но Наннерль лишь чуть дёрнула вверх подбородком, не в силах смотреть ни на кого больше, как на старуху.
   Почему-то все, кто был из нас подле, молчали. Гадалка ждала ответа на свой вопрос, и вряд ли кто-то после Констанции захотел бы сейчас испытать судьбу, узнать её будущий ход и то, что в итоге с тобой станет. Софи отводила стыдливо и в страхе взгляд, Жозефа качала головой, словно болванчик. И лишь я не могла и слова сказать о своём намерении податься вперёд или же отказаться от дара гадалки. Да и дар ли это, а может быть очередная обманщица, более опытная только.
   - Ты. Подойди?- пророкотала старуха, подзывая Наннерль узловатым пальцем к себе. Отчего-то смех и шум ярмарки отошли на второй план и стали не такими уж и навязчивыми, когда Моцарт сделала шаг к ней, вставая на место Констанции, обнявшей мою руку своей, словно для поддержки. Я была ей благодарна сейчас за это, понимая, что внутри всё дрожит.
   - Ты боишься?- Наннерль кивает головой в ответ, не желая скрывать своих чувств -по ней наверняка было и так всё понятно.- Не стоит меня бояться, девочка. Бойся себя,- её пальцы поймали холодную гладкую ручку и развернули внутренней стороной ладонь, а ноготь прошёлся по линиям жизни и судьбы Наннерль, которая едва дышала. Старуха пробормотала едва различимые слова,
словно разговаривала сама с собой, но девушка её прекрасно слышала.- Сложно, всё будет сложно. Одно лучше другого, благополучие, слава, безбедность, спокойствие... любовь. Выбор судьбы своей между Мрачным и Кровавым королями... не лёгкий выбор и такая же нелёгкая жизнь. Но ты сильная, ты выдержишь... Только вот примешь ли верное решение, которое подарит тебе счастье?
   - И как же понять, что правильно, а что нет?- подала голос Наннерль, уже без страха смотря на гадалку, которая так и не выпустила её руки. Та лишь прокряхтела смехом, ткнув в ладонь.
   - Луна тебе подскажет, но знай, от судьбы не уйдёшь как бы ты не постаралась.
   Резкий рывок. и Наннерль прижимала уже свою руку к груди. Слова старухи в голове повторялись и повторялись, словно желая укрепиться надолго. Только вот Марии-Анне не хотелось этого, она чувствовала, что это будет не та судьба, о которой она мечтала, сидя у камина с братом и родителями.
   - Так вот кого мы потом выдадим замуж в скором времени. Да, Наннерль? У тебя судьба складывается интересно. Теперь я! Я тоже хочу услышать.
   Но Моцарт не ответила ничего на реплику то ли Софи то и Жозефины, она пожимала плечами и глупо улыбалась, поглядывая на ту, кто перевернула за пару слов её душу. Два короля. Кровавый и Мрачный. Бред. Да и кто? Ну уж точно не Франц.
   - Это глупость,- повторила Наннерль вслух, едва рассмеявшись, и посмотрела на Констанцию.- А ты веришь всем её словам? Она была убедительна, но... вряд ли можно положиться на такую науку, как гадание.

+1

6

Меньше всего Констанция ожидала, что выйдет Наннерль. Хотя она ещё была недостаточно знакома с золовкой, чтобы знать, чего в ней больше - тяги к свободе или повиновения отцу даже на таком расстоянии. И тут она соглашается! Хотя фройлен Вебер не видела в этих глазах того задора, решительности, любопытства. Неужели сестра Вольфганга уже ничего не ждёт от жизни? Девушке было странно и печально наблюдать за этим. Но это помогает не думать о себе. Что наговорила эта старуха? Намекает, что она, Констанция, не умеет ценить Вольфганга? Да что она понимает! Он для неё весь мир, все её надежды, мечты, весь смысл жизни давно в нём одном. И она никогда его не потеряет, не превратит его жизнь в рутину от которой можно устать. От которой мужья начинают ненавидеть своих жён, а те отвечать им подобным же отношением. Они с ним для этого не созданы, их жизнь будет не в пример яркой и интересной, наверняка богатой, ведь он талантлив и со временем вознесётся на вершину, куда остальные будут лишь в восхищении поднимать глаза.
Но слова, сказанные для Наннерль, показались фройлен Вебер ещё большей бессмыслицей чем её собственное предсказание. Чтобы вот так вот сразу тихую Наннерль окружили мужчины? То что гадалка назвала их такими громкими титулами не вызвало у девушки ни зависти, ни удивления. «Всего лишь словечки вечной картёжной лгуньи». Ей не хотелось думать о сказанном всерьёз. Но что по этому поводу думала сама сестра Моцарта? Вот это было искренне интересно будущей фрау Моцарт. Не похоже, чтобы она отмахнулась от сказанного. Неужели в её сердце и правда есть место для таинственного поклонника, да к тому же не одного?
Фройлен Вебер с нескрываемым любопытством рассматривала новую подругу. Ну что интересного могла старуха нагадать её сёстрам? Жозефа слишком набожна для таких поверий,  а Софи ещё мала для серьёзных жизненных перемен. А вот что судьба уготовала её золовке? Как вывести её на разговор?
- Ты ей тоже не поверила? - Проводив взглядом старуху, спросила девушка у Наннерль. Они уже расплатились, но из переулка так и не вышли. - Но это было весело! Всё лучше, чем толкаться на этом рынке, среди девчонок, которые вовсе двух слов связать не могут. - Обратилась она уже и к остальным. Те кивали, хотя вид у всех был разной степени удивлённости. - Никто же не жалеет?
Они выбрались на вечереющую площадь, но не смотря на поздний час здесь по-прежнему было довольно много народу, чтобы в любой момент обчистить чужие карманы или устроить драку.
- Я хочу отправиться к реке. - Внезапно выдала Констанция. Хотя она понимала, что все устали, а путь не из близких, сегодня ей очень этого хотелось. Когда-то на берегах Дуная они играли, будучи детьми. Тогда ещё Алоизия не была чужой для семьи и они собирали редкие по цвету или форме камешки, представляя их драгоценными. Казалось, что сейчас самое подходящее время, чтобы проститься или вспомнить иллюзии юности и детства. Она, Констанция, получит в мужья человека, которого не смогла, а позже и не хотела удержать рядом с собой старшая сестра. Но девушка верила, что Вольфганг взлетит ещё так высоко, что неблагодарная родственница ещё будет обивать пороги её, Станци, дома, чтобы получить роль в опере. - Вы хотите пойти со мной? - На самом деле девушке хотелось, чтобы с ней пошла только Наннерль. Откуда столько доверия? Они были едва знакомы по-настоящему, но сейчас она готова была и доверить свои тайны, и выслушать чужие в месте своего детства, а не делить его с сёстрами.
В карманах оставалось до смешного мало денег, чтобы продолжать гулять по городу. Пока ещё она не свободна от материнского контроля и даже в такой день Сесилия может наказать свою дочь-невесту. Но никому об этом лучше не знать и Констанция это понимала, особенно Марии-Анне (для сестёр-то это не было секретом).
...Волны набегали, бились о камни, а Констанция смотрела на них как зачарованная. Правда здесь не осталось совсем ничего из детства: камни будто побледнели, река обмелела, стала грязнее. Почему она не видит в этом ничего очаровательного? Во всём виноваты мысли, страшная гадалка наверняка засела в памяти каждой из них. Но девушка не хотела ей верить. Она прикрыла глаза, представляя этот берег в свои детские годы, там он был хорош.
- Раньше здесь было очень красиво и весело. Сейчас так же? Ты видишь красоту в этой реке, Наннерль? А эти камни, кажутся ли они тебе почти сокровищами, стоящими тысячи талеров?
Они всё-таки отправились сюда вдвоём. Констанция знала, что это довольно рискованно в такой час, но сестра Вольфганга была более великодушна, чем боязлива, а потому они оказались здесь.
- Наверное ты по-прежнему не понимаешь, почему я привела сюда именно тебя, правда? Или догадываешься? - Может быть сейчас самое время для последнего откровенного разговора, чтобы увидеть полное согласие и доверие со стороны Марии-Анны. Между ними уже однажды состоялся разговор, когда девушки пытались сблизиться и развенчать мифы друг о друге впервые. - Я хочу чтобы ты ещё раз увидела, что я честна с тобой и мои намерения достаточно искренни, чтобы ты без опасений доверила мне составить счастье твоего брата. - Девушка повела рукой, подчёркивая местный пейзаж. - Здесь я была счастливым ребёнком. Мы играли, строили замки, собирали редкие камни - какими они нам тогда казались, - Станцерль не смутилась, хотя знала, какие чувства может вызвать упоминанием сестры. Но она же пряма и откровенна. А именно этого от неё все эти дни наверняка хотела сестра Моцарта. Именно для этого она наверное послана отцом. Но будет ли дело грозному Леопольду Моцарту до детских тайн своей нелюбимой невестки? - Мы с Алоизией очень их любили. Потом матушка правда не выдержала и выкинула их из дому, когда камней скопилось уж слишком много. - Она сама усмехнулась, но как-то грустно. Воспоминания о старшей сестре всегда имели такой оттенок. - Мы были близки, ближе, чем можно подумать, зная то, что знаешь ты. - Но в конце-концов в такой день нет места грусти! - А у вас с Вольфгангом есть такие места? - Она понимала, что они наверняка давно их не посещали вместе, ведь её брат слишком часто покидал дом, а теперь и вовсе постоянно живёт в Вене.
Слушая ответ Наннерль, она продолжала смотреть на воду, отвлекаясь время от времени на выражение лица собеседницы, было в нём что-то прелестно-светлое, мечтательное. Совершенно непохоже, чтобы её мучили мысли о мрачном гадании. Но как подвести к этому разговор? Захочет ли она его поддержать?
- Раньше мы даже писали на камнях угольками желания и кидали их в воду. И по кругам на воде считали ответ. Как с ромашками. - Девушка перекатывала камень на ладони. - Ты ничего не хочешь спросить? - посмотрела на собеседницу, словно ожидая, что та сама затронет тему. - Или тебе достаточного того, что сказала эта цыганка?

0

7

Жизнь испытывает веру человека...
В этом интрига жизни. Ты не знаешь, какие карты тебе выпали,
но ты должен продолжать играть.

   Кряхтение и бормотание старухи-гадалки ещё довольно долго отдавалось эхом в переулке, пока сама цыганка не сгинула за поворотом. Девушки, наверное, лишь про себя спокойно выдохнули, когда были освобождены от её пристального внимания к их судьбам, которые так ловко переворошила и привнесла множество непонятных и тем более уж невероятных подробностей. Будущее, которое так вёртко предрекала эта черноглазая служительница Сатаны для всех четверых, теперь даровало лишь сплошные раздумья и ещё больших поисков ответа... В такой момент, когда хотелось пустить по ветру все серьёзности и идти дальше смеяться и вселиться?
   Чертовка. Наннерль поджала губы, сверля настойчиво тот поворот в подворотни, за которым скрылась та самая, кто, похоже, весьма неудачно теперь испортил всё из предсвадебное веселье и начавшийся кураж. И если сёстры Констанции совершенно не были намерены предаваться вниканию к конкретику всего сказанного, то о Констанции можно сказать всё в точно до наоборот. Сестре Моцарта стоило лишь посмотреть на неё, как лично самой захотелось догнать старуху и отхлестать розгами за такие гадания - настолько девушка сейчас пребывала сейчас в своих мыслях, что захотелось завыть на луну. Но луна ещё не была их ближайшей попутчицей, и хоть Мария-Анна и сама уже начала впадать в смятение, но не была намерена надолго его задерживать в их маленькой женской компании.
   И тут предложение ещё незамужней фрейляйн Вебер было произнесено как раз кстати, за что Наннерль была готова расцеловать Констанс в обе её розовые щеки.
   - Прекрасная идея. Тут становится уже слишком шумно и людно для нас, а прогулка по берегу можно считать приятным продолжением для вечерней прогулки,- беря под локоть будущую родственницу, Моцарт лишь постаралась больше не думать о произошедшем, когда покидала место, ставшее началом её странной сложной судьбы, о которой она будет знать чуточку позже. Сёстры Констанс Вебер лишь были единственными, кто с неохотой согласились следовать тому же маршруту, что и Мария-Анна с их сестрой. Но не прошло и нескольких минут их продвижения к выходу из ярмарки, как они нашли достаточно веских для себя причин, чтобы быть ближе к веселью и огням.
   Что же, это было, наверное даже лучше. С одной стороны. Минуты спокойствия, которыми теперь отмеривалось время, подаренное наступающим медленным темпом сумерек, звучали уже иными аккордами, не свойственными тем быстрым и веселым танцам и людских торопливых передвижений. Этот диссонанс с личными мыслями Наннерль теперь был выравнен и приведён к гармонии, когда неспешными шагами они с Констанцией прогуливались вдоль берега. Омывались камни неспешными волнами, выравнивая горизонт и ловя своей рябью небо и уходящее солнце. На сердце от этого вида сразу становилось свободней и всё, что могло тревожить душу и сердце, сразу оставляло в покое и уносилось прочь, туда куда летел лёгкий и ещё тёплый ветер. И Наннерль даже не удивилась, когда в такую минуту, как эта, её спутница начала откровенно делиться своими воспоминаниями о детстве. Это показалось девушке очень милым и трогательным моментом, который стоило впредь беречь и ценить как никогда. Никто из людей так просто не делится чем-то, что должно быть известно не столь чужому человеку. Моцарт считала всё ещё себя этим человеком, но теперь... эта прогулка теперь меняло окончательно и бесповоротно из отношение друг к другу, чем Наннерль была несказанно рада.
   - Детство, полное фантазии и желаний всегда хранит в себе всё самое дорогое. И если я что либо могу не так представить с твоих слов о прошлом этого места, могу с уверенностью тебе сказать - это место сейчас сказочно и эту красоту я с удовольствием не только вижу, но и слышу. Такие моменты бесценны и даже сотни тысячи талеров не окупили бы эти моменты,- ловлю и сжимаю её ладонь, с благодарностью улыбаясь Констанс, продолжая идти и вслушиваться в шуршание под ногами. Этот момент. Она с удовольствием будет вспоминать его, благодаря Деву Марию за то, что подарила миру Моцартов такую как Констанция. И это её желание быть искренней и честной перед человеком - чувственное сердце Наннерль разве могло не дрогнуть и не поверить ей в этот момент? Нет, конечно же. Хотелось прижать эту особу к себе и считать её своей сестрой, самой дорогой и любимой. И пальцы сжимали её руку, а лицо лучилось теплом и ясностью своего отношения к ней как никогда.
   - И у нас было что-то подобное, одно-два места, о котором мы никому не говорим, сохраняя в тайне все наши сокровища, хоть в основном мы с братом больше играли и фантазировали дома, каждый дюйм которого теперь пропитан нашими детскими воспоминаниями,-- рассмеявшись, Наннерль повернулась к Констанции, идя теперь спиной в ту же сторону, но видя всё, что творилось на лице у невесты Вольфганга.
   - Констанция, не смотря на то, что прошло всего ничего с того дня, как было прислано письмо с известием о вашем венчании, я была только лишь рада, что Вольфганг нашёл ту, что разжигает его сердце и даёт плоды его творчеству. Тебя я не знала, но молила Бога, чтобы ты оказалась той, кто действительно подойдёт моему брату и мои надежды были услышаны. Я не питаю к тебе ни толики недоверия, поверь. И наш с Вольфи отец так же любяще примет тебя в семью, дай только срок. Поэтому просто не бери в голову сейчас всё то, что творится плохого, и иди с чистым сердцем в свою новую жизнь,- закончила девушка свой монолог, в итоге под конец усмехнувшись. В мыслях вновь встала эта гадалка, из-за чего захотелось скривить губы, добавив,- даже не смотря на все обещания, которыми нас сегодня попотчевали. Всё, что ни пожелаешь ты - всё исполнится не смотря ни на что, я верю.
   Смотря на камушек в руках Вебер и слушая её слова, Наннерль и правда захотелось обдумать этот столько детский вариант гадания. Достаточно представить, что тебе вновь десять, и пока Вольфи бегает за птицами или играет с собакой где-то поблизости, ты, закрыв глаза, тайно шепчешь желание и надеешься на лучшее для ответа. Даст ли отец возможность выступить в их следующей поездке сольно? Хватит ли денег, чтобы накупить чернил и нотных листов, дабы сочинить что-то своё? Не будет ли матушка ругаться, что я перекроила её старое платье под себя? Решиться ли на поцелуй в следующей встрече с Францем?
   - Много вопросов, мало возможности узнать ответы,- качает головой Мария-Анна, находя рядом с туфлёй почти такой же камушек и беря его в руки. - Честно говоря, я даже не понимаю, что имела ввиду гадалка, говоря об этих двух "королях". Я... я даже не могу и представить кого-либо. И пока я это не понимаю, буду считать всё это выдумкой. А сейчас,- хитро закусив губу, Наннерль прищурилась на водную гладь, хитро улыбнулась,- я с удовольствием не прочь была бы узнать, сколько же племянников и племянниц меня будет радовать каждый раз, когда я буду к вам сюда приезжать?
   Раздавшийся всплеск воды, сопровождавшийся девичьим смехом, разрушил ту наступившую мистическую размеренность, царившую вокруг двух женских фигур.

+1


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Ну, что сказать, ну, что сказать [Mozart L'Opera rock]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC