faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьупрощенный прием
уход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицу

Тайму Год!!
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
Дорогие Таймовцы!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

Красота, верно, создана для того, чтобы что-то портить.
Если повезет как фабричному рабочему, вкалывающему по двенадцать часов в сутки на пропахшей прогорклой ворванью китобойной мануфактуре — только мысли; прикоснувшись к красоте, он скособочится от невозможности быть постоянной, неотъемлемой частью этого великолепия, но печаль его быстро угаснет — у простого народа попросту нет на нее времени. Читать дальше

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Что-то пошло не так. Раз так восемь примерно [Torchwood]


Что-то пошло не так. Раз так восемь примерно [Torchwood]

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

ЧТО-ТО ПОШЛО НЕ ТАК. РАЗ ВОСЕМЬ ПРИМЕРНО
- Don't Panic!
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

[в процессе...]

часть первая - Дилемма [Doctor Who]
часть третья - Я приду к тебе на помощь. [Doctor Who]

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Capt. Jack Harkness & Owen Harper & Ianto Jones & Amelia Pond & Theta Sigma & The Master & Gwen Cooper (from Edward Nygma)

2008 год, Кардифф

АННОТАЦИЯ

Остановим геноцид или снова, черт возьми, жив (с)
Кто сказал что Галлифрей погиб и Доктор последний галлифреец во всей галактике? Кто бы это не говорил, он заблуждается, потому что в данную секунду по планете Земля, в Уэльсе, город Кардифф разгуливает примерно полсотни представителей исчезнувшей цивилизации. Как? Вот Торчвуд тоже задается этом вопросом! Ах, да, бывший сотрудник Торчвуда, которого команда похоронила буквально пару дней назад, в их числе. Был человек стал галлифреец. Вроде не первое апреля!

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+4

2

Несколько дней назад Кардифф сотрясли пятнадцать взрывов повергшие город в хаос. Пятнадцать взрывов превративших город в зону разрушений, отрезанную от внешнего мира, без возможности получить помощь. Сотни пострадавших, десятки погибших от взрывов и от нападений уивилов и еще неизвестно сколько пропавших без вести. За несколько секунд город погряз в панике, утонул в своей боли и отчаянии. И помочь людям никто не мог. Джек был бессилен, погребен руками родного брата в могиле под городом и даже не представлял с чем пришлось столкнуться оставшейся команде. За несколько сотен лет бесконечных смертей с землей во рту и легких Джек пытался осознать, что могло произойти с Греем, что сделало его таким? Почему найти его удалось Джону, а не ему?! Очередная насмешка судьбы? А еще он надеялся, что сейчас над ним не происходит все то, что он видел в последний раз на крыше Кардиффского замка.
Сражаться с тем, чьей целью было уничтожить все, что так или иначе дорого капитану, было как воевать против природного явления - бесполезно. А если ему помогают, плевать, что не по своей воле (!) - бесполезно вдвойне. Грей добился своего. Он сделал все, для того, чтобы причинить Джеку как можно больше страданий, уничтожить его жизнь, оставить ее в руинах. Показать ему как он беспомощен, как все его старания бесполезны, что город погибнет в огне, просто потому что дорог капитану. Что все это его и только его вина. Джек виноват в том что отпустил его руку. Мог ли кто-то предположить подобный исход?
В списке погибших защищавших Кардифф любой ценой, значились еще двое. Два человека ставших не просто коллегами, а семьей. И от того было в двойне больнее осознавать свою беспомощность.
Складывая личные вещи в герметичные коробки, чтобы отправить на склад, Джек не прятал слез, записывая в памяти очередные потери. Сколько их еще будет? Скольких он еще потеряет и не пора ли все это прекратить? И есть ли смысл во всем этом? Джек не был в этом уверен закрывая белой тканью бледное лицо Тошико. Не был в этом уверен, отправляя ее тело на нижние уровни. Не был в этом уверен, когда понял, что "хоронить" больше некого. И если Тош умерла на его руках, то Оуэн.. От Оуэна не осталось ничего, кроме личных вещей которые теперь тоже покоятся в пластиковом гробу с маркировкой. Джек был парализован своей бесполезностью и вспоминал слова Алекса. Кажется, сейчас он был согласен с ним, что дальше будет только хуже и мир не готов к этому. А он сам готов? Нужно было сохранять лицо, жить дальше, работать дальше. Нужно было жить с этими потерями и подавать собой пример. Кто кроме них, тех кто остался, способен сохранить этот мир? 
Джек стоял на верхнем ярусе хаба, сложив руки на груди и осматривал ставшим таким пустым помещение. Телефонная трель, раздавшаяся в тишине заставила Джека вздрогнуть и отвлечься от мыслей. Вызов был на личный номер, поэтому он не глядя нажал кнопку приема.
Капитан Джек Харкнесс, слушаю, — он старался добавить в голос больше цвета и живости, никто не должен знать, что творилось в его собственной душе.
Привет, Джек. Это Оуэн. Снова поднят из могилы, и снова криво.. Нужна помощь.
Капитан застыл, в прямом смысле открыв рот, услышав знакомый голос и несколько секунд молчал, хватая воздух губами, пытаясь понять что происходит. Он огляделся по сторонам, выискивая взглядом хоть кого-то кто бы мог его сейчас ущипнуть, потому что он был уверен, что это просто галлюцинации на фоне пережитого. С другого конца пока больше не раздавалось ни звука и Джек стремительно слетел вниз, к мониторам, запуская программу отслеживания телефонного звонка. А может это была отложенная программа как у Тошико? И это просто звонок, чтобы сказать, что он все понимает и..
- Оуэн? - он прекрасно понимал, что кто бы это ни был, молчать не лучший вариант и нужно было занять приколиста диалогом, пока он отслеживает сигнал, - Если это такая шутка, то она крайне неудачная и не дай Боги я найду тебя, - Джек сохранял лицо и серьезный голос как мог.
Программа пискнула, выводя данные на монитор. Адрес квартиры Харпера, это был определенно он. Джек не теряя ни секунды подключился к камерам около дома, высматривая на записи всех кто заходил в дом в течении пятнадцати минут, но они ничего не показали и Джек расширил временные рамки.
- Назови мне хоть одну причину, почему мне сейчас не приехать и не убить тебя к чертям собачьим, чтобы наверняка, - послышалось глухое почти рычание, а камера показала два силуэта, один из которых был знаком. Джек не веря собственным глазам, уставился на картинку на которой Оуэн в компании мальчишки заходил в дом. Около сорока минут назад. Заходил. Оуэн Харпер. Доктор Оуэн Харпер который несколько дней назад превратился в молекулы на атомной подстанции. Ну, на сколько он мог судить по картинке с камеры.
"Какого хрена? Что вообще происходит?!"

+4

3

Набрать номер Джека оказалось не так просто, как представлялось. Нет, никаких проблем с моторикой у нововоскресшего Оуэна Харпера не было: все работало, как и положено. Будто не было событий на атомной станции, и он не умирал. Вот только Харпер очень хорошо представлял себе, как должен, и скорее всего, отреагирует капитан на звонок формата "привет, это Оуэн". Трижды Харпер скидывал еще до первого гудка, когда воображение отчетливо рисовало картину разговора и весь поток брани, которая должна последовать за приветствием.
Да что ты, как влюбленная малолетка, б***ь - мысленно отругал себя Харпер, и глубоко вздохнув,в четвертый раз набрал хорошо знакомый номер. Харкнесс ответил подозрительно быстро.
Он что, сцуко, ждал что ли?!
Реакция на приветствие, вернее, на прозвучавшее имя, оказалось куда менее нецензурной, чем представлялось Оуэну.
Ну просто, чувак, я снова жив, даже если ты не хочешь этого.
Джек исходил на говно довольно красочно. И его можно было понять, в общем-то. Несколько дней назад, и это он хорошо помнил,  он уже похоронил многострадального доктора, и на этот раз безвозвратно, как ему казалось. И вот эта мертвая зараза опять звонит ему, нагло заявляет что опять, теперь уже совсем непонятно, какого хрена и каким раком жив, и треплет его капитанские нервы, которые, по идее, итак ни к черту. В свете-то произошедшего. В некоторой степени, Оуэну даже было жаль нервов Джека, но ситуация требовала вмешательства Торчвуда, как ни крути. А вот попасть в хаб самостоятельно он теперь не мог, а значит, придется потрепать нервы капитану, чтобы сбыть мешок инопланетного дерьма, валяющийся в коридоре после спонтанного исчезновения странного гостя.
Харкнесс был в ярости, и ярость эта била через край настолько, что почти физически ощущалась даже на расстоянии. Он считал происходящее тупой шуткой, и вел себя соответственно.
- А теперь слушай сюда, чертов Харкнесс, и слушай меня внимательно! - Оуэн достиг точки кипения после вопроса про причины, по которым его не стоит убить прямо сейчас. - Мне не меньше твоего хочется, чтобы этот звонок и все это дерьмо было чьей-то мудацкой шуткой, а сам я был бы мертв и желательно безвозвратно. - в этом Харпер не врал. Больше всего на свете, как бы странно это ни звучало, ему хотелось, наконец, умереть и не воскресать. Пребывание между жизнью и смертью несколько утомляло. - Я ни раз не сомневаюсь, что ты отследил звонок, и насколько я тебя знаю, уже проверил камеры у квартиры. Да, это, Черт возьми, опять я. Пересобраный и какого-то хера снова живой, хотя и с горой поправок. Хочешь начистить мне морду лица - жду  в гости. - хмыкнул Оуэн. - Адрес ты, наверняка, помнишь А в качестве бонуса, после которого ты, мать твою, подорвешься и полетишь сюда, я добавлю вот что: тут у меня мешок инопланетной херни, хозяин которой, наверняка, скоро вернется забрать и вот не наступит ли после этого локальный трендец я не уверен. - Он помолчал и добавил, - А если ты еще  к тому же отправишь таки меня на тот свет, буду благодарен.
Что-то подсказывало Харперу, что смесь нецензурной брани и сарказма в его пламенной речи, если не убедят Джека в том, что он говорил с тем самым Харпером, которого нанимал когда-то ( хотя какому еще суициднику-неудачнику придет в голову обратиться к начальству "чертов..". Это, можно сказать, фирменное, присущее, пожалуй только ему одному приветствие.) Терять особо было нечего. Если сюда вломится обозленный тирадой капитан Торчвуда, это будет несомненной удачей.
Он-то может быть каким угодно бешеным, это никак не повлияет на простой факт: Оуэн жив, и Оуэну очень нужна эта проклятая встреча.
Что бы ни происходило, Оуэн Харпер оставался штатным сотрудником Торчвуда больше, чем просто человеком, несколько охреневающим от нереальности событий. И сейчас первое и главное, что занимало его мысли, был проклятый мешок, забитый до предела инопланетными технологиями. И то, что хозяин "коллекции" после продолжительной истерики скрылся в неизвестном направлении совсем не значило, что он не вернется требовать это назад. Учитывая, что малолетний инопланетный террорист - истерик не представлял, как что и как он делал, что на выходе получил "вернувшуюся мумию", нет никаких гарантий, что следующая починенная поебень окажется полезной в его руках.  Так или иначе, хлам требовалось сбыть Торчвуду, где его хотя бы обезвредят и изолируют от "мастера-ломастера".
И, Насколько Харпер помнил Джека, последний, в степени крайней ярости должен быть где-то на подлете. Что ж, встреча выйдет интересной. [AVA]http://sh.uploads.ru/gz5Y3.jpg[/AVA]

+4

4

Джек серьезно не знал, что думать и чему верить. Камера показывала одно, но голос разума твердил, что это сущий бред и быть такого не могло. Никак. Совершенно. Это не возможно. Джек злился, очень серьезно злился и не скрывал этого, от клокочущей внутри ярости разве что руки не дрожали, и он уже было открыл рот, чтобы высказать собеседнику еще несколько нецензурных слов, скопившихся у него за минутную тираду относительно его работы и руководства, но что-то заставило его замолчать. Интонации в голосе шутника, манера говорить и уверенность в том, что он делает? Это все было очень похоже на так хорошо знакомого ему доктора Оуэна Харпера. «А может я просто хочу, чтобы это было похоже? Ищу причины, почему нет?»
Капитан скрипнул зубами, коротко выдыхая. Информация про инопланетные технологии в квартире заставила его задуматься серьезнее. Это было что-то новенькое, команда вынесла все из дома и там ничего не должно было остаться. Он сам проверял все коробки и всю квартиру! Там ничего не было. А еще яростное желание, чтобы он приехал на место и самолично убедился в правдивости только что сказанных слов о том, что это он и живой.
«Ловушка? Игра больного воображения? Очередная выходка Харта? Что?! Кому пришло в голову это сделать и главное как?!»
Бывший напарник и без того потрепал ему нервы, оставив после себя разрушения, впрочем от него это было привычно ожидать. Это был он и пара трупов это не его размах.
Единственное, о чем капитан сожалел это о том, что сейчас он один и если это подстава, то вляпается он в нее по самую маковку. Хотя, нет, хорошо, что один. Никто не пострадает. С него достаточно смертей и потерь. С этим он разберется сам, чего бы ему это не стоило. 
До квартиры Оуэна он добрался действительно быстро. Но перед тем как попасть внутрь он просканировал помещение на предмет посторонних лиц. Сканер, оставленный Тошико, безошибочно указал на одно живое существо и огромное количество вещей сваленных в кучу с очень четким фоновым присутствием энергии разлома. Джек застыл перед дверьми, не решаясь хоть как-то выдать свое присутствие, взвешивая все за и против, снова и снова. Ему хотелось позвонить, да хотя бы тому же Янто, посоветоваться, но отрывать его от дел было бы не лучшей идеей, особенно если сказать ему первопричину этого звонка. Джек отогнал от себя мысли, медленно вдохнув и выдохнув и нажал ручку кнопку звонка. Первоначальной мыслью было вломится без церемоний, напинав злосчастному приколисту за неуместную шутку, но пробежка немного уняла в нем ярость и гнев, позволив трезво оценить ситуацию. Ну, насколько она сама позволяла. Это был звонок из квартиры, камеры показали, что это Оэун Харпер, сканер доказал, что он один и в квартире действительно есть инопланетные технологии. Пока часть из того, что он услышал оправдалась, и где-то внутри Джеку действительно хотелось, чтобы это оказалось правдой и сейчас он увидит Оэуна живого и невредимого. Может тогда все, что произошло несколько дней назад, окажется просто страшным сном, от которого он никак не мог проснуться? И вернувшись в хаб он увидит точно такую же живую Тош?
Джек стоял за дверью, вслушиваясь в звуки, держа руку на оружии на всякий случай, после всего того, что с ними происходило.
«Или это очередной чертов зайгон?»
В памяти всплыло одно из заданий, которое повлекло за собой длительную попытку определиться, кто из них кто и Джек бы не хотел повторения, ни сейчас, ни когда более. Он просто не в силах будет пережить подобного выпада в сторону команды. И если тогда Эми удалось ему объяснить, что убивать не разумно, то в этот раз он не будет ее слушать. Он пристрелит этого придурка к чертовой матери.
Дверь открылась спустя пару секунд, и Джек увидел Оэуна. Или того, кто себя им называл. Капитан бесцеремонно прошел внутрь, отодвигая «хозяина квартиры» внутрь и держа его на приличном расстоянии от себя и разглядывая.
- Выкладывай, - ни приветствия, ни дружеских обнимашек счастья. На самом деле Джеку очень хотелось сделать именно это, но он только скрипнул зубами, потому что интуиция объективно молчала, как будто зависла, не в силах обработать информацию в мозге и получаемую через зрительные нервы. Перед Харкнессом стоял действительно Оуэн, до мелочей Оуэн, но что что-то было не так. Это «что-то» улавливалось где-то на грани сознания.

+4

5

Расчет сработал ровно так, как было задумано. Да, тирада с нецензурной бранью, перемешанной с сарказмом и щедро приправленная информацией по инопланетным штуковинам, сваленным у него в коридоре, заставила Харкнесса не то что прибежать, а по ощущениям хозяина бардака прилететь с неплохой крейсерской скоростью. Хотя, надо признать,  в остальном Джек повел себя не совсем так, как казалось, должен бы по мнению Харпера. Тактично позвонил, вместо того, чтобы просто вынести с ноги дверь. Эта преграда на его пути не представляла собой глобальную проблему ни для кого, и уже  тем более не помешала бы разъяренному Джеку, несшемуся сюда в расчете начистить рыло за глупую шутку. Но тем не менее, он почему-то звонил в дверь и терпеливо ждал, пока ее откроет хозяин. Опять же,по морде не врезал вместо приветствия, что совсем уж непохоже на обозленного-то капитана. Правда, и радости от встречи не выказал. Но и это вполне логично.
А чего ты ждал?- мысленно осадил себя Оуэн прежде чем поинтересоваться, какого, собственно ху...дожника Джек не рад его видеть. - Мог, между прочим, по роже двинуть, а так новостями интересуется.Почти победа, мать его.
Новостей как раз было более чем. Вот только, с чего стоит начать, Оуэну было непросто решить. Как специалист и бывший агент Торчвуда, он знал, что должен начать с мешка, в котором гора инопланетного хлама. Как человек только что опять, мать вашу, воскресший, он понимал еще и тот факт, что Джек не до конца верит в то, что видит перед собой своего сотрудника опять почему-то живым, и наверняка, мысленно перебирает известную и не очень инопланетную живность, стараясь понять, не тварь ли какая приняла образ доктора Харпера. И понятно, что если он уже начал считать его тварью, почти бесполезно пояснять, что это не так.
Все же, внезапной живости недавнего покойника требовались пояснения. Даже если чертов Харкнесс не поверит ни единому слову. Словам, может, и нет... Но кое-что можно и показать - а тогда Джеку, может, удастся понять, чем на этот раз стал многострадальный доктор. В том что фокус с регенерацией сработает, Харпер совсем не был уверен, но попробовать стоило.
Черт с ним, пусть это будет демонстрация... хрен знает, чего правда, но пусть будет. - решил про себя доктор Харпер и, тяжело вздохнув начал свою траги-комичную историю.
-Некоторое время назад... -  начал он, взвешивая, стоит ли вообще напоминать эту часть собственной биографии, без того слишком хорошо знакомой Джеку. Слова подбирались с трудом, и Оуэн не был уверен, что просто вручить инопланетное барахло хозяину Торчвуда и послать по матери обратно подальше... ну или в хаб, вместе с этим вот всем не будет лучшей идеей, нежели пытаться говорить. Шестое, или какое-то там фиг уже знает под каким порядковым номером, чувство вопило в его сознании совсем не благим матом о том, что Харкнесс все равно не поверит словам. - Я помер, да ты не хуже меня это знаешь, Джек. И, хочу заметить, я был уверен в свои последние секунды, что на этот раз никто и ничто не соберет меня обратно. - Оуэн подавил в себе злобу. На этот раз нельзя было обвинить в произошедшем Джека и воскрешающее чем бы оно там ни было. - А вот сегодня утром я обнаружил себя, мать вашу, снова дышащим и вполне целым. - судя по скептическому выражению морды лица Харкнесса, последний был оооочень далек от веры в сказанное. Сейчас, когда слова прозвучали, и сам Харпер с трудом верил, что это не выдумка. Ему и самому хотелось бы, чтобы происходящее было чьей-то мудацкой шуткой, в которой он не мог бы участвовать по причине смерти. медленной, мучительной и, наконец, уже свершившейся. - И если ты считаешь, что видишь перед собой пришельца, ты почти прав. - Харпер замолчал на несколько десятков секунд, словив осознание, что вот сию секунду он вырыл себе могилу ( ах, если бы!), и Джеку ничего не стоит выхватить любимый револьвер и всадить несколько пуль в "тварь", что перед ним. Хотя пули просто вызовут регенерацию, если он правильно понял краткий ликбез от малолетнего гостя, недавно сбежавшего отсюда. Ну как, критический урон, угроза жизни. Минуточку! Вот рожу менять прямо сейчас глупо. Надо спасать ситуацию. - Некий инопланетный, прошу заметить, малолетка с золотыми руками, но не особо умной головкой, тыкнул кнопку в починенном им устройстве, и следующее, что произошло со мной - я ПРОДОЛЖИЛ жить. Продолжил, будто не подох несколько дней назад. Но человеком я опять-таки не был, как тогда, когда ты меня перчаткой поднял - это звучало еще более фантастично. И то, что Харкнесс до сих пор не начинил его тушку свинцом был уже крайне странно. - Итак, если серьезно, что во мне теперь не так? Давай перейдем к сути твоего визита сюда. Помимо горы  хлама в коридоре, ради которого я тебя сюда притащил, - он махнул в сторону мешка. - Хлама, прошу заметить, вполне работающего и представляющего собой угрозу, как мне кажется... Ну уж во всяком случае, если он окажется не в тех руках. Черт с ним с хламом. - вот он момент истины. Харпер достал нож. Пришло время демонстраций. - Хуже, что я снова жив и снова в виде неясной херни на ножках. Прежде всего, у меня внезапно 2 сердца. Нет, Джек, я  не пьян, и не пропил к хренам свои мозги, и уж тем более не растерял квалификацию. Серьезно, их два. Здоровых и вполне работающих сердца. - он понаблюдал за реакцией бывшего начальника и пришел к выводу, что пришло время показать "супер фокус". - Но и это только начало. К двум сердцам, и вот правда, жаль, что мне никак не добраться до рентгена, а то, может, еще чего удвоилось внутри, черт знает, я получил возможность делать это... - Оуэн набрался смелости и полоснул вдоль запястья по предплечью,слегка вывернув вену. Как только он убрал нож, руку охватило золотистое сияние,  и рана на глазах обоих зрителей затянулась. Рука была абсолютно целая. Будто он не разделывал ее только что. О том, что доктор Харпер не блефовал, и порез в самом деле имел место, сейчас напомнила только небольшая лужица крови на полу рядом с его ногами. - Не смотри на меня так. Я - инопланетная херня. В этом ты прав. И ты, конечно, не веришь сейчас моим словам, но я таким СТАЛ. До сегодняшнего утра я был приличным кормом для червей. А теперь вот это.... - надеяться в на то, что Джек его не попробует пристрелить, наверное, было бы глупо. - Короче, вот дельное предложение: ты забираешь барахло в мешке. Там точно нет смертоносного оружия, могу при тебе его выпотрошить. Попутно отправляешь меня на тот свет. Это геморройно, о реально, если я правильно понял своего "учителя". и забываешь все это дерьмо, правда, прежде чем прибить меня, быть может, снизойдешь до того, чтобы сказать, какой херью я стал на этот раз. Нет, ну если ,конечно, знаешь. - Оуэн замолчал, ожидая реакции на все рассказанное и показанное. Очень может быть, Харкнесс вот сейчас его положит несколькими точными выстрелами. Это тоже неплохо. В конечном итоге, именно на это Харпер так старательно нарывался своей исповедью.  Не факт, что ему расскажут при этом, чем он таки стал. - К выше изложенному могу добавить описание "спасителя", впрочем, уверен, ты просмотрел все записи с камер у входа.- Тем не менее, Харпер подробно описал того, чьими стараниями он почему-то опять ходил, дышал и имел сейчас сомнительное счастье материться на Джека Харкнесса, отчаянно нарываясь на смерть от рук босса. - Теперь можешь пристрелить. Я готов. Больше добавить нечего. - больше и правда добавить было нечего. Фонтан новостей на этом иссяк.

+4

6

Джек приготовился слушать самые невероятные сказки, которые ему могут рассказать. Правда.  Даже самые невозможные и глупые, и откуда в нем такое терпение, он и сам не знал, но точно знал, что стоять напротив «Оуэна» и смотреть на него, где-то в глубине себя, надеясь, что это действительно он, сейчас все, что он может. Ну, еще слушать. А слушать и правда, было что. Рассказываемая им история в первые секунды повергла капитана в шок и раздражение, что очень даже отразилось на его лице, как минимум заходившими желваками, от усилия, чтобы не открыть рот и не заставить замолчать, потому что ну бред же!
«О, спасибо, что сразу признался, что инопланетная тварь..»
Какого черта эта инопланетная тварь тогда звонила ему, а не тихонько слилась в толпу, дабы не отсвечивать и никогда не быть пойманной, жить себе припеваючи, было не понятно. Откуда в ней столько человеческой сознательности тоже не ясно. Вероятно, именно это подсознательно заставило Джека прислушаться к тому, что ему говорят, а не ушатать на месте, что было бы логично, когда тебе только что сказали – я инопланетянин. Впрочем, Джек уже было приготовился прервать увлекательную историю о том, как «Оуэн» ожил, потому что после атомной подстанции очень сложно выжить (конечно, если ты не Джек Харкнесс) когда в ней появилось второе действующее лицо – мальчишка. Починивший, какую-то инопланетную дрянь.
«Проходной двор, мать вашу. Кнопку он тыкнул! Кто, черт возьми, он такой?..»
Нет, это все было объяснимо, после того как Разлом подвергся «жестокому» обращению - открыванию в разные временных потоках, из которых вывалились не только привычные уивилы, но и люди из средних веков с болезнями, из древнего Рима, инквизиция и прочие прелести, появление мальчишки, способного починить инопланетную технологию уже не вызывало удивления. Ну, кроме того, что он был явно из будущего, а таких в Кардифф заносило не часто, если не сказать вообще никогда. И все же Джек слушал с явным скептицизмом, поджимая губы и коротко выдыхая в особо эпичных моментах, разве что глаза не закатывал. 
Когда «Оуэн» дошел до момента рассказа о двух сердцах Джек повторно чуть не потерял дар речи от удивления. А удивляться было чему. Историю про два сердца и расу обладающую подобным дополнением, он слышал только единожды. И это было абсолютно невозможно. Просто потому что невозможно.
- Какого! – Харкнесс хотел было высказать все, что он думает о подобной истории, когда стоящий перед ним новообретенный коллега полоснул по своей руке ножом, - … хрена ты творишь! Твою мать.. – голос Джека явно сел, после того как комнату наполнило знакомое золотистое сияние. И если до этого капитан стоял от него на приличном расстоянии, то после демонстрации он подлетел мгновенно, хватая того за руку, едва не выворачивая ее и разглядывая место пореза. Ровная бледная поверхность кожи и ни следа от только что нанесенной раны. О том, что она была, намекает только след крови на полу под ногами и на пальцах Джека. Он сжал руку чуть сильнее, убеждаясь, что она реальная, теплая и вполне себе человеческая.
- Блядь, - смог выдать Джек, глядя в глаза «Оуэна»
В голове складывался очень странный пазл, который в теории был опять-таки совершенно невозможен. Все происходящее казалось ему до боли, но знакомым, потому что он  уже сталкивался с «коробкой», «кнопкой», вот только элемент «два сердца» там присутствовал в иной форме. В любом случае ему нужно было увидеть эту коробку и остальной хлам, оставленный мальчишкой. Джек отпустил руку и вернулся в коридор, присаживаясь около сумки с вещами, выгребая из нее все подряд и разглядывая. Некоторые предметы были ему знакомы, какие-то хранились в самом Торчвуде, какие-то были совершенно новыми и он мог только догадываться, и вот он, наконец, искомые предмет. Джек взял его в руки, выпрямляясь, и вернулся в комнату, чтобы при свете нормально разглядеть темную коробку в своих руках.
- Это он? -  капитан показал коробку-капсулу «Оуэну» которого он до сих пор еще не мог считать настоящим, хотя в воскрешение и регенерация на лицо. Зато теперь он мог с твердой уверенностью сказать, как произошло это воскрешение, и кем он стал, - Это медицинский кейс Чула. Внутри содержались наногены, - Джек поднял взгляд на стоящего перед ним мужчину, теперь надо было как-то объяснить, как это работало, - Наногены – микро-роботы, используются в медицинских целях, заживление ран: как тяжелых так и не очень, в особенных случаях воскрешение или неправильное восстановление. Разумны, и могут быть запрограммированы на любую расу. Судя по тому, что на ней сломан замок, в момент, когда он был сломан, у них не было изначальной программы, поэтому они считали первого кого увидели приняв его как оригинал. И это лишь малая часть беды. Тот кого они считали не был человеком, как ты уже догадался, и если я правильно все понял… - Джек замолчал, осознавая масштаб трагедии, которая нависла над городом, а потом над страной, а после и над всем человечеством.
- И если я правильно понял, - повторил он чуть тише, - то ты не единственный такой измененный. А Кардифф скоро превратится в .. – он медленно сглотнул, просчитывая варианты, - Галлифрей.
До того момента пока он это не произнес, Джеку казалось, что все это до сих пор сон. Когда слова все-таки упали в повисшую напряженную тишину, масштаб трагедии стал на много весомее.
- Они не остановятся, пока не изменят всех, - хрипло выдавил из себя Джек, - Собирайся. Быстро. Весь этот хлам в сумку, и вниз. Бегом!

+4

7

Оуэн хорошо знал своего начальника. Джек может сколько угодно не верить ему, когда речь идет о  воскрешении во второй-то раз. Честно говоря,, и сам Харпер с трудом верил, что все происходит в самом деле. Но как бы ни сомневался Харкнесс в живости своего сотрудника, и как бы ни предполагал в нем инопланетную ( что, в общем, теперь недалеко от правды) хрень на ножках, он не мог проигнорировать арсенал явно неземных технологий. Так и вышло. В какой-то момент Оуэну до безумия хотелось уже схватить за шиворот капитана, встряхнуть со всей дури и напомнить не очень вежливо, что будь он, Оуэн, и впрямь, воинственной инопланетной тварью, он не орал бы об этом с таким упорством. Но сию минуту были дела и поважнее. Черт с ним с неверием. Если верить Джеку,  то Кардиффу грозит локальный геноцид.И хорошо, если локальный, а то ведь вся Земля будет перестроена в  Галли...Как ты, б***ь сейчас это назвал?!
Как исследователя, Харпера очень заинтересовала реакция капитана на регенерацию. Было понятно, Джек сталкивался с подобным. Может, и не единожды, и хорошо знал, какой расе присущ этот процесс, но вот черт бы его подрал, почему-то так и не произнес ответа на вопрос.
Зато психовать начал отменно. Быстро в хаб вместе с барахлом - это, конечно, именно то, чего добивался Харпер, вызванивая своего шефа. Но только теперь Оуэн задумался над вопросом: что грозит ему самому в этом хабе.
Ясное дело, даже если он и переступит порог некогда почти родного места, то явно не полноправным членом команды. Пропуска и статуса его лишили еще в прошлом воскрешении. Нынешнее ничем в этом плане не отличалось. ДА и чем бы ему отличаться, если доктор Харпер и теперь не был обычным человеком. Какая-то часть сознания нововскресшего была резко против посещения бывшей работы. Но эту незначительную часть Оуэну удалось стремительно задавить в себе. Все-таки больше чем человеком или кем угодно еще, Оуэн Харпер был сотрудником Торчвуда. И как ни крути, безопасность родного Кардиффа была куда важнее, чем собственный комфорт. С личными проблемами он разберется позже, чтобы защитить родной город и не получить по морде от разъяренного бредовой историей Харкнесса, следовало максимально быстро лететь в сторону Торчвуда.
Этим Харпер  и занялся: не споря с капитаном, он сорал все оставленное Тетой барахло в подвернувшуюся под руку спортивную сумку и стремительно понесся вниз, намереваясь как можно быстрее доставить все это в Хаб. А там уже будь, что будет. Вероятнее всего, его, как и любую другую инопланетную хрень запрут в камеру до выяснения обстоятельств. Может, так даже лучше?  Пожалуй. Так у него будет время  разобраться со всем, что произошло. не умереть, конечно. Господи, да когда ж я просто помру уже? Насовсем. Чтобы никто и ничто не могло бы меня поднять?!
Харпер затруднялся представить, что еще должно произойти, чтобы его смерть была, наконец, необратима!
Размышляя об общей хреновости бытия, Оуэн вместе со всем запасом инопланетного барахла, весело позвякивавшего в сумке, несся в сторону Хаба, знакомой до боли дорогой. [AVA]http://sh.uploads.ru/gz5Y3.jpg[/AVA]

+4

8

Вероятно, мироздание решило, что Кардиффу мало произошедшего пару дней назад и нужно добавить апогея еще немного, иначе как еще можно было объяснить подобный "ход конем", как появление на Земле Чула, юного галлифрейца и теперь расхаживающих по городу, ничего не осознающих жителей. И наверное, все было бы прекрасно, если бы Джек знал как решить эту проблему здесь и сейчас, не прибегая к помощи из вне, например Доктору, он же должен был почувствовать такие возмущение в реальности, но капитан не знал. А еще он только сейчас догнал, что "Оуэн" говорил о молодом парне и записи с камер тоже показывали почти мальчишку. И он, правда, все бы понял, если бы не знал, что Галлифрей потерян, погиб и уже давно. Настолько давно, что расу Повелителей Времени считают легендой и сказкой. И единственный, после полете на Вэлианте, точно единственный, представитель этой расы не выглядит молодо и уж точно не стал бы чинить кейс с наноботами и выпускать их в мир. В общем. мир Джека был немного так покорежен новыми данными, это помимо того, что его ему поломал Грей.
По дороге в хабб он набрал Гвен и Эми, которые были где-то в городе, скорее всего в полицейском участке, потому что без твердой руки констебля Купер, направляющей их действия доблестная полиция Кардиффа проигрывала напору граждан. Последних можно было понять, они пережили немаленький по своим масштабам, теракт и теперь разыскивали потерянных родственников. Где была Эми, Джек только догадывался, но был уверен, что без дела она не сидела, так же как Янто, который взял на себя большую часть, включая Флэт Холм, оставив Джеку общение с представителями власти.
Оказавшись в помещении, Джек бегом поднялся к мониторам и подключил к ним сканер оставленный Тошико.
- Замри и застынь, где-нибудь, - бросил он "Оуэну", - Не хочу, чтобы остальные получили инфаркт от твоего внезапного появления, они менее живучие, чем я.
Более дружелюбным Джек не стал, потому что все еще не видел причины доверять. Объективной причины, хотя все указывало на то, что это был действительно Харпер, пусть и не человек вовсе.
- Неплохо было бы тебя изолировать, - Джек отвлекся от ввода данных, - Как думаешь? - он усмехнулся, глядя как меняется в лице доктор, - Это было бы логично.
Пока программа Тошико сканировала площадь на предмет внеземных рас, Джек обдумывал как объяснить остальным появление в хаббе живого, здорового, но не совсем человека. а точнее совсем не человека - доктора Оуэна Харпера, похороненного несколько дней назад. Пока речь получалась так себе, потому что кроме: "Мальчики и девочки, у нас некоторые проблемы и одна из них - он" в голову ничего не приходило. Джек сложил руки на груди, смотря как на экране и с выведенной картой города, появляются красные точки, означающие далеко не людей, краем глаза наблюдая за тем, что делает нововоскресший сотрудник.
- Поднимись в конференц-зал, - отдал короткий приказ Джек, решив, что ошарашить стремительно прибывших в хабб сотрудников с порога не лучшая идея. Оставалось дождаться их и провести краткий инструктаж о том, с чем именно им пришлось столкнуться. Хотя время шло против них, Джек надеялся, что количество нано-генов в кейсе было невелико и их работу можно будет прекратить до того, как станет слишком поздно. Сигнал со стороны главной двери оповестил о том, что он больше не один. И теперь голова будет болеть не только у него.
- Янто? Эми? Гвен? Бросайте все, у нас серьезная проблема, - Джек выгрузил данные с мониторов наверх, на большие экраны конференц-зала и остался встречать их внизу.

+4

9

События, произошедшие несколько дней назад, больше соответствовали фильму-катастроф, чем реальности. Эми до сих пор не могла придти в себя, хотя и старалась никому этого не показывать. Даже Рори. В первую очередь ему. В эти пару дней она объезжала школы и приюты, общалась с детьми, устраивала небольшие представления, помогала им пережить теракт. Помогала себе принять случившееся. И ей было страшно. Ведь если это мог сделать один человек, то что будет если бандитов будет несколько?

Звонок Джека настиг её по пути из школы в приют. Она приезжала в эти заведения без предупреждения, просто сваливалась как снег на голову, развлекала детей, а потом не дожидаясь благодарностей исчезала. Но сейчас она бросила все и направилась в хабб. Что-то случилось, что-то такое, с чем капитан не может справиться сам. Это настораживало. Хоть Харкнесс и говорил, что опасность миновала, но он не знал наверняка, были ли у его брата сообщники.

Ей не пришлось пробираться через полуразрушенный город. Школа, где она давала последнее представление была в центре города, и дорога до работы заняла всего десять минут. Она даже грим снять не успела, лицо было разрисовано на клоунский манер, волосы убраны в две косы, которые были уложены в пучки. Когда причёска была закончена, Эми посмотрела в зеркало и подумала, - Ну, здравствуй, Далек. Уж, очень нехорошие воспоминания навеяла эта причёска, но времени переделывать у неё уже не было.

В хаббе было тихо. Каждый был занят своим делом, Рори пропадал в больницах, оценивая ущерб, подсчитывая потери. Гвен командовала полицией, Амелия же старалась успокоить детей и тех, кто был рядом с ними. Уцелевшие школы работали, но уроков не проводилось, здесь были пункты временного размещения, питания. Здесь было много детей, много напуганных детей и взрослых, которым была нужна помощь. Амелия никак не могла придумать в качестве причины такого срочного вызова.

- Кэп, это я, - она крикнула в сторону компьютеров, за которыми работал Джек. Но не пошла к нему, а прямиком отправилась в конференц-зал, где команда собиралась в случае проблем внеземного характера. И выходя в нужный коридор, добавила - Я в конференц-зал.

Мысли, посещавшие её разум, были не очень приятными, если не сказать мрачными. Погружённая в раздумья, она даже не сразу заметила присутствующего человека. То, что в комнате кто-то ещё, она заметила, но не обратила внимание на то, кто это.

- Привет, - задумчиво проговорила она, и только потом подняла глаза. Зайгон, - это было первое, что промелькнуло в её голове. Но эта мысль не выдержала аргументированной критики. Зайгонам нужен был оригинал, чтобы считать информацию о человеке, а доктор Оуэн Харпер был мёртв. Амелия во все глаза смотрела на бывшего коллегу, но ничего не могла сказать, информация не укладывалась в голове. - Ты кто?

А что ещё может сказать человек, когда видит перед собой покойника? Правильно, ничего. Очень редко она входила в такое состояние, когда ни одного слова из неё не вытянуть. Обычно в стрессовой ситуации она начинала тараторить. Болтала без умолку, пока не проходила реакция на раздражитель, пока новая, незнакомая ситуация не становилось новой нормой. Но сейчас был совершенно другой случай. Перед ней стоял человек, друг, которого она похоронила несколько дней назад, который снова воскрес. И если прошлое воскресение она поверила, ибо сама при нём присутствовала. То сейчас версии сменялись одна другой. И каждая новая была фантастичнее другой.

- Как? - только и смогла произнести Амелия, когда немного пришла в себя и смогла сменить выражение лица с полного ужаса, на более или менее удивлённое. Когда смогла перевести дыхание, и сморгнуть. А вдруг это просто сон? - подумала она и ущипнула себя. - Нет, не сон.

+3

10

А не пойти ли тебе в пеший тур с эротическим уклоном... - начал привычно огрызаться Оуэн в ответ на предложение где-нибудь застыть, но осекся. Сама мысль о том, что основная  часть коллег ни разу не бессмертна, и наверняка, не оправится от инфаркта при новой встрече с мертвым коллегой, стоящим посреди Хаба, немного отрезвила доктора Харпера, заставив призаткнуться. Идея изолироваться от общества в целом, и коллег по Торчвуду в частности, выглядела разумной и своевременной. И, пожалуй, конференц-зал был совсем не худшей идеей.
В конце концов, спасибо, не в клетку в подвале. - мрачно подумал Харпер, шагая в сторону конференц-зала.
Некоторое время Оуэн провел в одиночестве, размышляя о том, какими словами объяснять коллегам свое внезапное очередное воскрешение. Как ни крути, объяснять придется, а пока ему не удалось доходчиво объяснить даже Джеку, что он, в самом деле, Оуэн Харпер, а не инопланетная срань, принявшая его образ. Что он сказать коллегам? " привет, я снова вернулся к жизни, и на этот раз даже не руками Джека" ? Глупо. Это никак не дает понять, что перед ними в самом деле их коллега. И если инфаркт у Джонса выглядел бы даже заманчиво, то подвергать здоровье и психику остальных коллег такой опасности Оуэну совсем не хотелось.
Внутренний монолог, наполненный почти безрезультатными попытками составить хоть сколько-нибудь логичную речь о свое внезапном возвращении был прерван в самом его разгаре появлением бывшей (или сейчас как раз вполне настоящей) коллеги. Меньше всего Харпер ожидал, что первой сюда войдет Эми Понд, тем более он не ожидал, что она не встретит по  дороге капитана, который хоть как-нибудь ее подготовит к тому, ЧТО  ждет ее в конференц-зале.
Тем не менее, именно Амелия Понд оказалась тут первой. И, судя по ее очень округлившимся глазам, ей никто ничего не рассказал.
"Ты кто?" - логичный, в общем, вопрос. Она, наверняка, присутствовала на похоронах несколько дней назад, и отлично знает одно: Оуэн Харпер мертв и похоронен. Однако, вопреки этому знанию вышеупомянутый покойник стоит сейчас перед ней, вполне похожий на живого. Будто не с ним произошло все то дерьмо в реакторе несколькими днями раннее. Логично теперь поинтересоваться, кого же она перед собой видит.
Впервые с того момента, как Оуэн связался с Торчвудом в лице  Джека Харкнесса после своего ничерта не триумфального, но возвращения с того света, Харпер посмотрел на ситуацию глазами коллег. Во всяком случае попробовал это сделать. И то, что вышло, ему совсем не понравилось. Что он, в сущности, мог ответить?
"Привет, это же я, Оуэн Харпер. Неужели ты так быстро меня забыла?"
Опасно такое говорить человеку, имевшему дело в Зайгонами. Черта -с-два Амелия Понд так легко поверит в то, что перед ней вполне живой и, мать его, настоящий, хоть  и не совсем человек, но бывший коллега. Сам Харпер уже слабо верил в реальность своего существования в мире живых.
Но пауза слишком затянулась. ОУэн понимал, что молчать дольше уже  неприлично, наверное. Хотя, обычно, ему было срать с колокольни на большую часть приличий.
- Простой ответ: доктор Оуэн Харпер. - заговорил он, неотрывно наблюдая за реакцией Эми. - Более сложный вариант: похороненный вами несколько дней, относительно героически кончившийся в реакторе под Кардиффом, но воскрешенный против воли инопланетным умельцем, доктор Оуэн Харпер, офицер медицинской службы Торчвуда.  Вот как-то так. - теперь оставалось только ждать, как же отреагирует бывшая коллега. Не каждый день людям приходится слышать про то, что похороненный мертвец воскресает.
Последний раз такое, если верить религии, произошло пару тысяч лет назад и в единичном экземпляре. - мысленно усмехнулся Оуэн. - в единичном, если не считать нашего бессмертного пони торчвудского.
Шутить вслух Харпер не рискнул. Происходящее очень слабо способствовало юмору. Харпер понимал, насколько серьезно и опасно его положение. Вместе с тем, что он имел наглость открыто только что заявить о том, что он воскрес, придется добавить, что воскрес он далеко не человеком, а какой-то странной поебенью с двумя сердцами и способностью регенерировать. Но он и сам слабо понимал, что с ним происходит. Харкнесс, судя по его перекошенной физиономии, когда разглядывал руку, с которой исчезла рана у него на глазах, кажется, неплохо понял, чем стал Оуэн, но почему-то не потрудился озвучить это свое понимание. Вторую демонстрацию Харпер устраивать не горел желанием. Поэтому ограничился только пояснением:
-Правда, вернулся я не человеком. - Блиать, ну ты нашел, кому это сказать....мать твою, Харпер, ну ты и м***к - мысленно отругал себя Оуэн за идиотское начало. - У меня два сердца,  я способен регенерировать поврежденные участки тела...короче, я сам не знаю, ЧЕМ я  стал. И, раз уж ты первая это узнала, полагаю, Джек считает меня одной из ваших новых проблем. Такая вот фигня. - он замолчал. Теперь уж точно оставалось только ждать. Понятно, что радости Эми сейчас не испытает. Никто не рад встрече с похороненным коллегой. Но остается надеяться, что хоть убить не решит сходу.
-Можешь попытаться убить меня. Это довольно забавно, как оказалось. - задумчиво произнес Харпер, которого живо интересовал исследовательский вопрос. - Может, пойму, сколько еще раз я могу восстановиться в критической ситуации. [AVA]http://sh.uploads.ru/gz5Y3.jpg[/AVA]

+4

11

Джек уже закончил с выводом данных и собирался сам отправится в конференц-зал, куда до этого отправил Оуэна, когда тишину хабба нарушил голос Эми. Капитан поднял на нее взгляд и не смог не улыбнутся, хотя в общем-то ситуация совсем не располагала к улыбкам и радости, но Уильмс вносила в окружающий пейзаж разрухи немного радости. Наверное, никто бы не догадался этого сделать и совсем никто из команды не подумал бы о детях, которым тоже страшно. Никто кроме Эми. Эта девушка, как и Гвен, думала о людях. О тех, о ком остальная команда уже давно не заботилась, в силу того, что это было уже не так важно. Они очерствели, они забыли о своей человечности, а Гвен Купер и Эми Уильямс - нет.
Отвлекшись на свои мысли Джек не успел остановить Эми, когда та, крикнув через хабб о своем намерении, прошла сразу в зал:
- Эми, стой! - Джек почти бегом пересек разделяющее их расстояние, но было уже поздно.
Она уже была внутри и смотрела во все глаза на стоящего там, живого Оуэна Харпера. Джек открыл было рот, чтобы что-то сказать, как-то прояснить ситуацию, но его опередил Оуэн начиная свое объяснение и капитану оставалось только молча ждать, когда тот закончит.
Объяснение не заняло много времени, тем более, оно было несколько сжато и большую часть того, что с ним происходило, нововоскресший просто не знал. С этой правдой предстояло познакомить команду, но времени дожидаться не было, чем быстрее они разберутся с этим тем лучше для всех.
- Да, я знаю, на чью анатомию это похоже, - сказал Джек, вставая за Эми, - Немного не так я хотел тебе это показать, но удивляться будем после, а сейчас нам нужно разобраться с тем, что сделало его таким.
Джек нажал кнопку коммутатора и обойдя Оуэна и Эми указал на двигающиеся по карте точки.
- Янто, Гвен, надеюсь вы с нами, потому что времени у нас не так чтобы много. - Джек развернулся к плану города, - Каждая из этих точек пришелец. Одна из проблем, что они сами об этом не знают, но надеюсь, что мы сработаем чисто и быстро, так, что это останется для них неизвестностью. Каждый из них галлифреец, специально для тебя Оуэн. Галлифрей или Блистающий мир Семи Систем, находится в созвездии Кастеробус галактики Муттер. На данный момент считается давно потерянной и погибшей. По крайней мере я так считал и Доктор говорил, что он последний галлифреец. А это, - Джек положил на стол черный кейс и поддтолкнул его в сторону Эми, - Медицинская капсула Чула. Внутри нее находятся наногены, точнее находились, до того как их оттуда выпустили. Микроскопические роботы врачи, способные излечить любую рану, - Джек нажал кнопку на манипуляторе выводя 3D изображение зависшее над столом, в виде золотистого "дышащего облака", - Вот только для этого им нужен исходный код. Эти были без программы когда попали к нам на Землю, как вы догадались, через разлом. А теперь внимание! - Джек обвел взглядом двух присутствующих в зале - Исходный код они взяли от галлифрейца. Но это не самая большая проблема, откуда он взялся, - Джек коротко хмыкнул. Ему самому было интересно откуда, - А в том, что в городе, который потерпел катастрофу полно раненных и по нему свободно летают наногены, с исходным ДНК-кодом не человека, - Джек сделал акцент на частице "не" и замолчал на время, давая остальным догадаться что из этого следует. Сам Харкнесс прекрасно знал, что если их не остановить то через какое-то время умные наногены начнут воспроизводить себя, а после перекроят все человечество. Чистой воды геноцид. Он уже сталкивался с этим. В памяти всплыли воспоминания о Лондоне 41-го года, когда он по собственной глупости приложил к этому руку.
- Скорее всего, они сейчас где-то в больнице, это можно вычислить по количеству выписавшихся, надо подключить Рори, он сможет отследить где. Как их поймать я пока не представляю, но нам нужно это сделать и чем быстрее тем лучше. До того как будет уже поздно. Эми, свяжись с Рори, нам нужны сведения. Янто, ты нужен мне здесь, я не знаю как далеко ты, но постарайся добраться до хабба как можно быстрее. Гвен, мы составим фоторобот, поищем на камерах около дома Оуэна и площади, а ты распространи фотографию по всем участкам, каждый полицейский должен будет получить его фоторобот, нам нужно найти этого мальчишку. А ты, - Джек перевел взгляд на Оуэна, - Составишь мне компанию, пока мы будем искать того, кто оставил тебе весь этот хлам. Я в первые слышу о молодом парне и если, как ты говоришь, он починил кейс, и ДНК наногены взяли с него, значит Галлифрей не потерян или мы вляпались в очередной парадокс времени.

+2

12

Стоя посреди конференц-зала, Оуэн Харпер ощущал себя, действительно, инопланетной тварью, о существовании которой все вокруг что-то знают, но которую совсем не ждали на Земле. Честно говоря, и сам Харпер не ждал своего возвращения в мир живых. Нет, ну сколько же можно уже? Тем не менее, вот он, вполне живой и относительно невредимый даже стоит тут, под пристальными взглядами коллег, мечтая провалиться сквозь землю. Сейчас ему хотелось бы оказаться где угодно, только не здесь, но варианта что-то изменить у него нет. Черта-с-два, его выпустят отсюда.
Очень похоже, что все присутствующие  отлично понимают, кем он стал. И ведь понимают друг друга, сволочи, с даже не с полуслова, а с намеков. Но ему никто не собирается объяснять, что мать его, происходит.
И вот, когда Доктор Харпер собрался было возмутиться и потребовать хотя бы ответа на один единственный вопрос, Джек снизошел до объяснений.
Как, б***ь, мило. Специально для меня. Зашибись теперь. – мысленно язвит Оуэн, ловя каждое произнесенное Харкнессом слово и заново составляя их в предложения. Смысл вырисовывается крайне неприятный. И дело теперь не с том, что произошло лично с ним. Это кажется теперь вообще неинтересным и незаслуживающим внимания. Если верить тому, что говорит сейчас Джек, дело дрянь для целого города. И хорошо, если для одного.
Допустим, я-то привык, что меня воскрешают все, кому нечего делать или что-то надо узнать. Даже почти привык к тому, что это всегда криво происходит. Но нельзя делать из людей хрен знает что. Галлиф… как, мать его, он там меня обозвал? – мысли несколько путались, и теперь сводились отнюдь не к личной трагедии. Черт с ней с личной. Прежде всего, даже насильно возвращенный к жизни, и даже как всегда черт знает как криво, Оуэн Харпер оставался сотрудником Торчвуда больше, чем простым человеком или даже врачом. Спасать. В этот раз, судя по описаниям, время на спасение очень резко ограничено. С одной стороны, конечно, неплохо, что наногены вернули относительное здоровье всем болящим в Кардиффе… Ну, или большей части точно. Тут есть проблема почти вселенского, по словам Харкнесса масштаба: такими темпами население Земли просто будет насильно переделано в Галлифрей.
В существование мальчишки, который все это устроил, Джек верил меньше, чем в то, что перед ним опять живой и как всегда фонтанирующий сарказмом коллега. 
Оуэн попробовал представить,  каким образом мог бы доказать, что он это он, а не инопланетная хрень. Вышло паршиво. Думать о себе, обычно довольно самолюбивый доктор отчего-то был не в состоянии. Явно же сейчас были проблемы посерьезнее. Не верит и черт с ним. С этим потом разберемся.
Верит или не верит, но записи с камер у дома наверняка же просмотрел вдоль и поперек. В этом Харпер не сомневался. А значит, чертова юнца  Джек отлично видел.
Стоп! – осенило Оуэна. - Его волнует какой-то парадокс. И вся проблема, что в природе не существует никакого Галлифрея?! Ну если верить какому-то там Доктору… Может, ему виднее, кстати. Но если планета не существует, то я-то чем стал?! – вернулся к невеселым размышлениям доктор Харпер.
Однако, мыслительный процесс был прерван предложением составить компанию Харкнессу.
- Ясен пень, инопланетную херню в моем лице ты в одиночестве не оставишь! - Харпер и не надеялся, что его не запрут в подземельях Торчвуда. Сама по себе долгая и красочная телега про планету – которой - нет, мало что дала нововоскресшему офицеру медицинской службы. - Слышь, Харкнесс, я, может, глупость ляпну, но что если эти наногены настраиваются на того, кто их выпустил… Может, их удастся перенастроить? Ну, если заловить какое-то количество и показать им другой образец? - Оуэн сильно сомневался, что предложение будет воспринято серьезно. Поэтому быстро переключился на более насущную проблему. - Мелкий, я полагаю, должен попробовать вернуться в мою квартиру. Он же считает, что его имущество все еще там. Или… Если у него больше мозгов, чем я думаю, или у него завалялся какой-нибудь навигатор, показывающий места скопления неземных технологий, он может попытаться пролезть сюда… Вряд ли, конечно. Ну, а вдруг? Мы не можем исключить и такой вариант, верно?
Очень хотелось провалиться обратно сквозь землю и мирно разлагаться, как и положено. Но нет. Придется быстро двигаться и спасать планету.
- Хех, нельзя просто взять и умереть, если ты в Торчвуде. Все равно поднимут и отправят спасать планету. Эй, Джек, я правильно понимаю, что я умру, когда закончится миссия? - мысль не радовала. Как бы Харпер не ёрничал, умирать, на самом деле, тем более в очередной раз совсем не хотелось. -Хотя лучше молчи и не отвечай. Будь, как будет.
Главное теперь найти парнишку. Слышал о нем Харкнесс или нет – десятое дело. Инопланетный мастер подросткового возраста вполне существует, и теперь, должно быть, пребывает в поисках проданных им технологий.  Что ни говори, а снова ощутить себя хоть как-то полезным Торчвуду – штука довольно приятная, и определенно, стоящая того, чтобы постараться. [AVA]http://sh.uploads.ru/gz5Y3.jpg[/AVA]

+4

13

На комментарий Оуэна Джек ответил скептической ухмылкой и кивком головы указал, мол давай топай к компьютерам, у нас есть работа. Естественно, что видеозаписи с камер он уже просмотрел и не только вдоль и поперек, и не один десяток раз, пока ждал прибытия Эми и хоть кого-то еще.
Сейчас в его голове крутился план, но только примерный. И по нему нужно было найти изначального пациента и очень надеяться, что его родственник не был подвергнуть изменениям. История которую он уже пережил, говорила, что это единственный способ доказать что ДНК человека это то, что нужно наногенам, а вовсе не ДНК галлифрейца. Нет, вероятно, Доктор будет очень рад такому случайному возрождению своей планеты, но Джек не был уверен, что это та цена, которую он готов заплатить за это. Доктор был готов пожертвовать собственной жизнью лишь бы остановить далеков, так что можно было сделать выводы - вероятнее всего он будет зол.
"Интересно, почему он до сих пор не отреагировал? Такие возмущения во времени и пространстве должны были привлечь внимание ТАРДИС и Повелителя Времени, это же уничтожение целой цивилизации пятого уровня.. Но нет, значит нет."
Джек прекрасно понимал, что постоянно просить помощи Доктора сущая глупость. И это далеко не тот случай, когда Джек бессилен. Он не маленький беспомощный мальчик, который не в состоянии решить задачу, решение которой он уже видел.
- но что если эти наногены настраиваются на того, кто их выпустил… Может, их удастся перенастроить? Ну, если заловить какое-то количество и показать им другой образец?
Капитан перевел взгляд на Оуэна и кивнул. Все верно им нужно показать другой образец, показать, что тот набор ДНК который свойственен для этой планеты. Все-таки кем бы ни был тот, кто стоит перед ним, он думает не о спасении себя, а о других. Не этим ли отличались "погибшие герои" Торчвуда? Значит ли это, что ему не надо сомневаться, в том кто перед ним и это действительно тот самый Оуэн Харпер.
- Да, мысль верная, - прокомментировал его слова капитан и запустил программу, чтобы составить фоторобот мальчишки с камеры, - Похож? - он как мог точно воспроизвел изображение, задействовав все ресурсы. Они не могли ошибиться.
- Но на для этого нам нужен кровный родственник, - Джек сложил руки на груди и посмотрел на Оуэна, - Желательно, первого измененного, но найти его без мальчишки мы не можем.
Он тяжело вздохнул, отводя взгляд, когда Харпер спросил про него. Джек не знал настоящий ответ на этот вопрос и даже не представлял, что можно было ответить. Глубоко в себе он надеялся, что у него будет шанс обойтись без потерь. Сейчас, спустя первое время от шока того, что он увидел, Джек начал осознавать что рядом с ним действительно стоит тот, кого они уже не надеялись увидеть. Тот кто жертвуя собой отправился на АС, зная что на улицах толпы уивилов и тот кто остался в герметично закрытом помещении, когда оболочка начала плавиться и заполнять радиоактивным топливом все помещение.  Джек краем глаза видел, что вопрос смерти волнует Харпера, но далеко не в первую очередь. Но шанс был! Шанс о котором он не скажет, пока не будет уверен. Этот призрачный шанс не вернет Тошико, но может хотя бы его. В Торчвуде умирают молодыми, но Джек не хотел чтобы эта традиция продолжалась, она на столько осточертела ему, он уже потерял огромное количество близких ему людей. Вот только сделать ничего не мог.
Джек нажал кнопку коммуникатора и отдал короткое распоряжение Купер:
- Гвен, я отправил тебе фотографию, распространите ее по всем участкам, пусть ищут его везде. Нам нужен этот мальчишка. Я не знаю какими еще технологиями он располагает, но будьте осторожны, - Он не стал скрывать тревогу в голосе.
Харкнесс ненавидел ждать, но сейчас у них не было выбора.
- Я.. Я не знаю, Оуэн, - он впервые обратился к нему по имени и это казалось сейчас чертовски правильным.

+3

14

Пережитой несколько дней назад, ещё не отпустило. А тут ещё одно событие, из ряда вон выходящее. Понд не знала, как реагировать, что говорить, как поступить. Она молча слушала коллегу, и удивлялась все сильнее, когда он описал ей своё новое состояние. Два сердца, способность к регенерации... От мыслей её отвлёк голос капитана, который словно прочитал её мысли, подтверждал догадки.  Повелитель времени?

Амелия послушно присела в кресло и посмотрела на монитор. Красные точки, которых становилось всё больше, спокойно передвигались по городу. Люди даже не подозревали, что переставали быть людьми. Они не замечали, как исчезал весь их вид. Где же ты, Доктор? Мысленно поинтересовалась она, когда капитан умолк, но не стала говорить это в слух. А молча набирала номер мужа.

- Муж, привет, ты сейчас где? - спросила она, когда Рори ответил. - Я скоро буду у тебя. У нас тут небольшое ЧП вселенского масштаба. По городу летают наногены, что это такое я тебе позже объясню. Они переделывают людей в Повелителей времени. Нам очень нужно знать, где сейчас больше всего поправившихся.

Выслушав ответ последнего центуриона, Эми положила трубку и посмотрела на капитана. Пока Рори ищет нужные данные, она поедет к нему. Капитан говорил с остальными членами команды, отдавал приказы. Понд перевела взгляд на Оуэна. Она никак не могла поверить, что он вернулся живым, да ещё и повелителем времени. Это было уже как-то слишком. Она должна будет рассказать о случившемся мужу, но как именно объяснить Рори, что их погибший коллега снова воскрес и теперь ещё относится к давно потерянной расе.

Она прокручивала слова доктора, вспоминая мельчайшие детали его рассказа. Сколько раз в критической ситуации может восстановиться повелитель времени? Да, этот вопрос очень важен, особенно если учесть, что регенерация подобна лотерее, никогда не знаешь, в кого превратишься.

- Двенадцать раз, ты сможешь восстановиться двенадцать раз. Правда, процесс этот подобен лотерее, - сказала она, останавливаясь в дверях. - Никогда не знаешь, в кого превратишься.

Амелия покинула конференц-зал и направилась к выходу, в одной из уцелевших больниц госпиталя её ждал муж, который уже, скорее всего, уже нашёл ответ на поставленный ею вопрос. В нетерпении ожидая объяснений.

+2

15

Звонок от Джека поступил ровно в момент, когда небольшой катер пришвартовался к маленькому, и неприметному пирсу. Слушая голос капитана в наушники, молодой мужчина лишь кивком поблагодарил того, кто занимался перевозкой, и обменявшись рукопожатием, поспешил к припаркованный неподалеку машине. Джонс мотался по городу, едва успевая заглянуть в хабба, чтобы оставить там документы, или напротив, распечатать то, что необходимо для удачной работы в поле, то есть в городе. Впрочем, после событий связанных с Греем и Джоном, Кардифф и правда походил на поле боя. В больницах многочисленные раненные, люди боялись каждого шороха, а правительство обрывало телефоны в Торчвуде, в поисках идеального оправдания случившимся взрывами. Пришлось прибегнуть к сценарию с терактами. Это было надёжнее, чем сообщать о том, что это не удавшаяся месть младшего брата старшему. Теракты, однозначно, звучали лучше, в этом случае.
- Мне ехать до хабба часа полтора, если только... - Янто осекся, больно прикусив себе язык. "Если только" временно не работает. Тош могла быстро организовать зелёный коридор для машины Торчвуду. Но, Тошико Сато умерла несколько дней назад. Ранение в брюшную полость. Смерть от Торчвуду, как гласила запись в протоколах и отчетах. - Постараюсь приехать как можно быстрее. Пока лишь на связи.
Сообщил он Харкнессу и сел за руль своей машины, которая давно уже стала служебной. Темный Ауди аккуратно закричал мотором, и стремительно вырвался со стоянки. Джонс следил за дорогой, внимательно слушая и самого Джека, когда тот огорошил его, и присутствующих на базе, новостью. Машину слегка занесло, и выругавшись на валлийским, Янто резко дал по тормозам, паркуясь где попало. Он не решился спросить вслух, потому что знал, такими вещами не шутят. И уж тем более не Джек, по которому потеря двух сотрудников ударило сильнее всего. Они не говорили про это с той ночи. Как и про то, что делать дальше.

Янто сидел в кресле посетителя и смотрел в одну точку перед собой. Пиджак небрежно лежал на соседнем кресле. Узел его галстука был слишком расслаблен, верхние две пуговицы рубашки расстегнуты, щиколотка правой ноги, покоились на колене левой. Валлиец задумчиво водил подушечкой пальца по краю стакана, что стоял на колене, на два пальца наполненного виски из личной коллекции Джека. Пить на работе что-то крепче пиво было не принято, но это был экстренный случай. За спиной Джонса мирно жил хабб, переведенный в ночной режим. Ребят едва удалось убедить уехать по домам, так что им мало кто мог помешать. Но, раньше всё было бы иначе, раньше двое взрослых людей нашли бы чем заняться еще. Сегодня, они поминали Тош и Оуэна.
- Ты в этом уверен? - Наконец-то нарушил тишину молодой человек и перевел взгляд на того, кто был для него важнее собственной жизни.
- Ради моего спокойствия, - Джек выглядел паршиво, да и звучал не лучше. Ему бы в душ, ведь кое где в волосах еще проглядывает земля. Янто даже повел плечом, слишком ярко встала перед глазами неприятная картина. Они одновременно отпили виски.
Он старался не поднимать тему своих переживаний. Последний раз, они разговаривали про его сны и "рисунки" после осечки в пистолете, на складе, где Харпер провел эвтаназию инопланетной у существу, которого использовали как дойную корову на протяжении нескольких месяцев. Он понимал, что тогда чудом избежал смерти, но говорить ничего не был готов. Слишком сложным казался сам выбор слов. Взгляд Янто скользнул по кабинету и задержался на отодвигающейся панели, секретный сейф, где хранилось то, что нельзя было унести в центральный архив организации. Медальон его звал, он ощущал это каждый раз, когда оказывался слишком близко к сейфу или, когда уходил в собственные мысли, когда брал его в руки. Медальон словно бы ждал его. Ждал, когда Джонс найдет в себе силы и храбрости его открыть, узнать то, что было в нем скрыто. Но, у Янто находилось тысяча причин не делать этого, и главным из всего был простой человеческий страх знать истину.
Он смотрел, как передвигается Джек по кабинету, как открывает панель, и достает медальон, положенный туда небрежно, словно на короткое хранение, без упаковки или мешочка. Мужчина сделал еще один короткий глоток, обжигая горло алкоголем.
- Я ... - Джонс осекся когда приятная прохлада украшения коснулось раскрытой ладони. Что он мог сказать? Что он должен был сказать? Мужчина не знал. - Спасибо, - произнес он в конце концов и сжал ладонь, прикрывая глаза. Глубоко в душе стало спокойнее, тише и надёжнее.

Янто достал медальон из внутреннего кармана пиджака? и покрутил его в пальцах, опираясь на руль локтями. Удивительно, но при всем своем интеллекте, он не знал, как его открыть. Словно, что-то отводило его глаза от нужного механизма, и это не смотря на то, что он имел психологическую защиту от внушения, установленную еще в Торчвуд-1. Он много читал про Галлифрей, изучил всю информацию про Доктора и Мастера, но что-то упрямо ускользало из всего этого потока информации. Не знать Джонс не любил. Но, сделать запрос в ЮНИТ так и не успел, из-за Грея и Джона. А сейчас, было не до этого. Нужно было наладить работу АС, провести проверку ряда убежищ, чтобы убедиться в психическом благосостоянии тех, кто попал на Землю этого времени и не мог ее покинуть, проведать Остров и помочь Джеку. Янто не рвался в заместители капитана, как однажды не рвался работать в поле, но, были моменты, в которых он мог помочь лучше Гвен или Амелии. Просто, документооборот и умение общаться с людьми, почему-то, у Джонса получалось делать лучше.
- Джек, может я останусь в городе? - Аккуратно выдвинул свое предложение Джонс, давая понять, что звук тормозов, прозвучавший парой минут ранее, не привел к аварии. Он в строю, здоров и полон решимости помочь команде решить возникшую ситуацию. - Смысл мне возвращаться обратно в хабб? Лучше займусь отслеживанием "потерпевших" от подобной "доброты" граждан.
Пока он говорил, ноутбук уже был запущен и ловкие пальцы быстро пробегали по клавиатуре, вводя исходные данные. Идеальная память, вкупе с обучением у Тошико, давали о себе знать. - Я отправлюсь в район Оуэна, разведаю ситуацию на месте.
Отложив компьютер на соседнее сидение, Янто кинул взгляд на медальон и убрал его во внутренний карман пиджака, заводя мотор. Времени думать о плане получше было не много. Им во чтобы то не стало, нужно было остановить катастрофу. И пусть при слове Галлифрей, сердце Джонса заходилось в новом ритме пульса, это не значило, что они позволят случится непоправимому на Земле.
- Может... - начал он, не решаясь выдвинуть новое предложение. В подобной ситуации, им мог помочь лишь тот, кто знал о Галлифрее все. Только, где же его теперь искать?
- Оуэн, рад, что ты вернулся, - с улыбкой в голосе произнес валлиец, наконец-то приветствуя коллегу. Первый шок прошел, так что можно было немного подумать и о другом, и важном. - Постарайся больше не умирать. Я устал заполнять отчёты по тебе, - жесткая шутка, как лучший повод, заставить Харпера думать хотя бы пару минут в позитивном ключе.

+3

16

Все молчат. Молчат с того самого дня. Молчат, словно если не говорить об этом, будет легче, не будет так невыносимо болеть.
Молчат так, будто их и не было никогда.
Гвен ненавидит себя за то, что слова — комом в горле. Гвен ненавидит себя за то, что даже она не может сказать о них ни единого слова с того самого прощального вечера, когда она плакала на плече у Джека и говорила, что не сможет больше, не сможет так, теперь — не сможет, а Джек обнимал её отечески, уверяя, что она справится.
Справится, потому что у неё просто нет выбора.
Гвен Купер ненавидит себя за то, что не смогла ничего сделать, не смогла спасти, не смогла помочь, не успела; а ещё сильнее — за то, что сейчас делает вид, словно ничего не случилось, ничего не произошло. 

Риз заботливо утешает, и от этого Гвен становится только хуже. Капитан держится, Янто — тоже. Они справляются с этим, и стоит отдать должное — справляются достаточно хорошо, достаточно умело. Ей бы брать пример с них, зубы сцепив, действовать хладнокровно, как и положено действовать в чрезвычайных ситуациях команде Торчвуд, но это сильнее неё.
Она просто не может, не может, не может — собирается каждый день, выходит из дома, натянув на лицо воинственно-серьёзное выражение, толкает мотивирующие речи в полицейских участках, успокаивает, поддерживает, приносит кому-то покой, вселяет в чьи-то души уверенность — и не может, чёрт побери, не думать о том, что случилось.
Гвен Купер стыдится своих собственных мыслей, пугающих и мучительно-ненавистных, но она будто ничего не чувствует в отношении остальных погибших. Будто траур по этим двум жизням сломил её, будто её непоколебимая забота о всех и каждом дала сбой, и теперь всё, что её волнует — жизни её близких.
Тех, кто пока ещё рядом с ней.

Гвен Купер каждое утро рассказывает людям о чудодейственной силе человеческой веры, хотя сама, как ей кажется, безнадёжно её утратила.
Такой её сделал Торчвуд, такой она сама себя сделала, и в этом нет чьей-то вины, кроме её же собственной. Торчвуд дарит тебе крылья, заставляя думать, что это единственное важное, а после обрубает их заживо; отбирает самое дорогое, самое ценное и любимое.
Торчвуд заставляет тебя черстветь душой — в противном случае ты попросту не сможешь пережить всё то, что он для тебя готовит. Торчвуд становится твоим спасением и твоей же Голгофой.
Гвен поняла это поздно, уже влюбившись в него по самые уши.
Слишком поздно, чтобы суметь отказаться от такой жизни.

Энди встречает её встревоженным взглядом и напряженным молчанием. Гвен хмурится, выжидающе глядит на него — мальчишка мнётся, словно девица на выданье, и Гвен кажется, что он над ней издевается, честное слово:
— Если ты хочешь спросить, как я, то я в порядке. Пожалуйста, давай хотя бы ты не будешь... — вздыхает она, закатив глаза. Гвен злится — в этом городе сейчас полно тех, кому помощь и поддержка нужна куда сильнее, чем ей, так с чего он взял, что с ней стоит возиться больше обычного? Она хотя бы жива, в отличие от сотен жителей Кардиффа, которым не посчастливилось оказаться не в то время и не в том месте тем вечером, когда один обиженный жизнью, судьбой и самим собой мальчишка решил отомстить старшему брату, придумав слишком жестокие правила игры.
Она хотя бы жива.
В отличие от Оуэна и Тош.

— Я слышу тебя, — отзывается она на голос Капитана скорее машинально, нежели действительно с интересом, но чем дольше он говорит, тем сильней Гвен хмурится — Энди не понимает, что с ней; во всяком случае, ему кажется, что выглядит она так, словно вышла за кофе и призрака встретила. Гвен хмурится, а когда голос Капитана перемежается привычными дурацкими ругательствами по делу и нет, Гвен готова смеяться и плакать одновременно.
— Чёрт. Чёрт возьми... — Гвен не понимает, что происходит — не понимает ровным счётом ничего, кроме того, что чёртов Оуэн Харпер снова воскрес.

Дальше следует сумасшествие из незнакомых названий и объяснений того, почему их миру снова угрожает опасность, и Гвен готова бросить всё, и Гвен готова сорваться к хаббу, лишь бы убедиться, что это всё реально. И обязательно врезать этому засранцу за то, что вообще посмел умирать (так часто). Но здравый смысл заставляет её оставаться непоколебимой, а ответственность, которую она несёт перед этим городом, советует прислушаться к тому, о чём говорит Джек Харкнесс. Прислушаться и понять хоть сколько-нибудь, чтобы оценить масштабы бедствия.
И судя по тому, что она успела услышать, масштабы весьма грандиозны.

— Я поняла, поняла! — кивает она, бросившись к ближайшему компьютеру стрелой — Энди и вздохнуть не успевает. Пытается что-то сказать, но осекается, увидев блеск в её глазах. Гвен Купер снова выглядит живой, а это, честное слово, многого стоит.

— Эй, Джек! — Гвен старается скрыть собственную радость, старается держать лицо, но голос её дрожит, выходит слишком высоким, чтобы её волнение осталось незамеченным, — Я нашла его... Точнее, их. Ты не говорил, что их будет двое, не знаю, замешан ли второй, но притащу и его на всякий случай! — наспех переписав адрес участка, в котором сейчас находится юное дарование, Купер мчит вниз по лестнице к выходу, а сердце её стучит загнанной птицей, разрываясь от ужаса и восторга.
И от щемящей тоски о том, что такие чудеса случаются лишь единожды. Во второй раз им, конечно, так не повезёт.

Совсем скоро она, помахав документами перед носом недоверчивых полицейских, выводит из участка двух самых обыкновенных мальчишек. Ни один из них не выглядит как тот, кто готов, может и хочет уничтожить их планету, но по собственному опыту Купер знает, что внешность бывает обманчива, потому совсем не торопится снимать наручники с этих товарищей.
— Загружайтесь в машину. И давайте без глупостей, — кивает она, раскрыв перед мальчишками дверь, а после, захлопнув и заблокировав на всякий случай, заводит машину.
— Мы едем, ребята, — говорит она, — Мы совсем скоро будет в хаббе.

[NIC]Gwen Cooper[/NIC] [STA]i`m Welsh![/STA] [AVA]http://sd.uploads.ru/zOYBZ.jpg[/AVA] [SGN]http://s8.uploads.ru/zm93g.gif http://s0.uploads.ru/4d7gh.gif [/SGN]

Отредактировано Edward Nygma (23-05-2017 08:45:14)

+3

17

Никогда ничего не бывает просто так. Ничего из того, с чем сталкивался Торчвуд и сейчас, узнав от Гвен, что она едет в хаб с двумя мальчишками Джек думает, чем им придется за это платить.
Без платы не обойдется, и Джек надеется, что ему не придется отдавать за это еще чьи-то жизни.
А может это такой прощальный поцелуй Фортуны? Смотрите, мол, радуйтесь, в этот раз вам легко.
Другого объяснения тому, что им так повезло буквально через пять минут после фоторобота он найти не мог.
Им не могло так повезти. С другой стороны, почему бы и нет, после всего того, что им пришлось пережить, такой ласковый поцелуй был искренне и в тему.
- Мы ждем, Гвен, - отозвался Джек, - Двое? – в голосе послышалось недоверие, и он повернулся чтобы посмотреть на воскресшего коллегу, мол как ты можешь это объяснить? Но судя по выражению лица Оуэна – никак. Почему их двое Харпер объяснить не мог, - Вези всех. Там разберемся, - ответил Джек, прерывая с ней связь и переключаясь на Янто, который отправился в район Оуэна, а значит в скором времени будет неподалеку. Именно на это надеялся Харкнесс, потому что ему чертовски хотелось его увидеть, чтобы удостовериться, что это не сон, не очередной кошмар захвативший власть над его разумом.
Голос после визга тормозов его успокоил, но совсем немного. Джек очень надеялся, что ничего существенного не произошло. 
- Янто, записи камер наблюдения с АС, просмотри их за последние сутки, - Джек повернулся к Оуэну, чтобы уточнить у него, как давно он осознал себя живым, - Все необычные моменты, светящиеся облака, все что покажется странным. Нам нужно найти первого пациента. Тебе придется снова вернуться туда и найти его и надеяться, что его родственники еще люди, - глухо выдохнул Джек.
Туда, это означало место где погиб Оуэн, и они старательно перевернули все прилежащие территории, чтобы найти хоть что-то. Тот самый Оуэн, который сейчас стоял рядом с ним.
«Двое. Два галлифрейца это больше чем один. Двое мальчишек на Земле. Черт возьми, откуда? Что из произошедшего могло так потревожить разлом, чтобы произошли такие изменения.»
О пропавшем Галлифрее знали люди из 52 века, Агентство Времени и к тому моменту Повелители стали сказкой и легендой, без права на существование. О том, что последний галлифреец погиб на руках Доктора – он и еще пара человек находившихся на Вэлианте. Так откуда, мать их, на Земле 21 века появились представители «несуществующей» цивилизации Повелителей Времени в количестве двух штук на квадратный фут? 
А еще Джека не отпускала мысль, что если правильно все рассчитать и настроить наногены, (без инструкции? Да плевать!) то он может помочь ликвидировать хотя бы половину разрушений. Торчвуд сможет излечить если не сердца, то хотя бы тела людей. Додумав мысль, он быстро поднялся к себе, оставив Оуэна одного внизу, и открыл архивный сейф. Среди всего спрятанного от сотрудников были пару вещей, о назначении Джек знал, как никто другой и неумелое использование простыми людьми могло привести к катастрофе, но уж он то, точно знал, как.

От настройки оборудования его отвлек звук открывающейся двери – огромного колеса-шестеренки – Джек спустился вниз, встречая Гвен и двух мальчишек. Гвен выглядела не лучше всех их, уставшая, вымотанная, но сейчас в ее глазах горел огонь, тот самый за который Джек ее любил. Огонь – человечности и желания помогать.
Харкнесс прищурился, вглядываясь в них и безошибочно опередил который из них им нужен, даже не сколько по фотографии и кадрам с камеры, сколько по тянущему от него ощущению собственной вины, хотя любопытство в его взгляде это не отменяло. Той жадности и детской непосредственности с любопытством, с которыми он изучал открывшееся ему пространство хаба, Джек позавидовал.
- Капитан Джек Харкнесс, вы находитесь в Торчвуде. Земля — это планета пятого уровня и контакты с иными внеземными формами жизни у нее в далеком будущем, вы нарушили временные и межпространственные границы.  Отведите их в з.. камеры, - Джек осекся, решив, что камеры — это, конечно, вовсе не то, место куда стоит запихивать юных галлифрейцев и вряд ли после них они будут сговорчивы, но и первоначальный «зал» тоже слишком идеальное место.

+2

18

[NIC]Koschei[/NIC]
[AVA]http://sa.uploads.ru/sbP6H.jpg[/AVA]
Казалось бы, хуже этот день не станет. Ну, вот куда хуже-то? Как показала жизнь, хуже всегда бывает. Лучше не всегда может быть, а вот хуже стать - это сколько угодно.  Ну вот что стоило взять Тету за шкирку и отволочь насильно на Галлифрей. Ну, да, огребли бы оба не слабо. Там и за вмешательство в жизнь планеты, и за геноцид целой расы, и за несанкционированное использование Тардис... И даже справедливо огребли бы. Но были бы уже дома. Далеко от вот этого бардака. Но нет же! Это вот была бы не его жизнь, если бы он поступил так, как подсказывал здравый смысл, и на чем настаивал вполне неглупый разум. Надо было, конечно, оставаться, пытаться разгребать случившееся при минимуме информации и максимальной  возможности нарваться на все неприятности, какие только возможны.
Как будто мало было того, что Тета добровольно напросился  на прогулку-поездку в участок. Чего ему не пройти мимо? Что тут объяснять? Просто: говно случилось. Ну, для землян говно. А так-то, это еще как посмотреть. Но нет, надо объяснить, разжевать, в рот положить. Ладно, пусть так. Во всяком случае  он хоть сейчас ничего не чинит и никуда на Тардис не ломится. Как будто этого было мало, в участок ворвался ураган, оказавшийся при более внимательном изучении какой-то странной теткой, и потребовал, чтобы оба отправились с ней...
Меньше всего Кощею сейчас хотелось куда-любо ехать. Хотелось взвыть что-нибудь из серии: "а не пошли бы Вы, уважаемая, я валю на Галлифрей". Но поступить так сейчас было бы подло в отношении Теты. Так что, вместе влипли, вместе выпутываться придется. Слушать возражения тетка явно не собиралась, поэтому Кощей довольно быстро обнаружил себя упакованным в очередную машину. И вот чего они так трепетно любят такой примитивный вид перемещений... не телепорт, не Тардис... а вот эта рухлядь, едущая на честном слове и какой-то матери?!
Краем уха он уловил, что везут их в какой-то там хаб. Что это за зверь и насколько он опасен, Кощей точно не знал, но сейчас задавать вопросы было бы немного странно. Похоже, тетка, нагло сперевшая их двоих из участка не очень представляла, что с ними двоими делать, кроме того, чтобы везти в какой-то там хаб. Незачем нервировать ее еще больше.
Дорога оказалась куда короче, чем  хотелось Кощею. Уж лучше ехать куда-то, чем торчать в компании непонятных людей в непонятном месте, да еще и далеко от Тардис. Но как бы там ни было, их привезли в загадочное место, названное хабом,  и какой-то хрен, который, видимо, тут всем заправлял, велел оттащить их двоих в камеру.
Ну вот только инопланетной каталажки мне не хватало для счастья. - мысленно взвыл Кощей, прикидывая, выйдет или нет призвать сюда Тардис. Хотя, если честно, призвать он больше всего хотел громы, молнии и апокалипсис. Но поскольку, второе желание было сложно исполнимо, думать про Тардис выходило лучше.
Хрен вы от меня что узнаете. - решил Кощей. На этот раз инициативу лучше отдать Тете. Впрочем, от это идеи Кощей довольно ощутимо вздрогнул. Вон, первая инициатива друга обернулась геноцидом почти целой расы... Чего теперь еще от него ждать Кощей не брался предсказывать.

+3

19

На слова капитана Джека Харкнесса, Тета рассмеялся, потому что ему показалось, что ничего глупее он в жизни не слышал. Тот отчитывал его как маленького ребенка, который вообще понятия не имел, куда он попал.
- Мы все это и без вас знаем. Отчитываете нас как маленьких глупых детей, которые ничего не знают о законах вселенной. Думаете, что если знаете про пришельцев то самые умные? Мы одни из лучших учеников академии Повелителей Времени, думаете, что мы никогда не посещали вашу планету? Мы видели ее прошлое и знаем о ее будущем. Нарушили временные и меж пространственные границы? Вы должно быть шутите? Это наш Народ следит за всем, что происходит во вселенной. Там на Галлифрее, есть технологии, которые вам даже и не снились. Мы оказались здесь по нелепой случайности, пройдя через временную трещину. И говоря о камере, это вы нарушаете наши права. И то в чем мы ошиблись мы сами в состояние исправить. - Тета говорил надменно и высокомерно, без тени сомнения и страха в глазах. Люди глупцы если думают, что могут противостоять расе, которая может вмешиваться в историю цивилизаций. А тем временем в кармане, запикало устройство и этот сигнал оповещал, что они находятся в месте, на которое были нацелены с самого начала. Что бы отключить его парнишка полез в карман, попутно нащупывая психо бумагу. Изобретение, которое позволяло общаться на расстояние, передавая нужное сообщение. Вынув ее из кармана, Тета быстро передал ее Кощею, после этого на бумажке появились слова, смысл которых заключался в следующем: "Найди контейнер, пока я его буду отвлекать". Тета мог бы и сам его найти, но что-то ему подсказывало, что в этом здание можно было заблудиться и что этот капитан не единственный кто может их поджидать. Поэтому таланты друга, тут очень бы даже пригодились. После того как сообщение было передано, он снова полез в карман и на этот раз выудил оттуда небольшую упаковку таблеток, на которой было написано аспирин. Вполне безобидное средство, если ты конечно не пришелец из космоса. Сейчас ему хотелось сбежать и скрыться, но оставить друга одного разбираться со всем, он просто не мог. А поэтому он решил держаться. Не плакать, не бежать и делать все, что от него зависело. Здесь не было того спасительного сарая, так что приходилось действовать по наитию.
- Это таблетки аспирина и если вы не будете обращаться с нами как с гостями, то я съем их. Пускай это меня убьет, но на Галлифрее это просто так не оставят. - Тета произнес эти слова очень решительно, выдавливая таблетку. Если нет возможности бежать, то сражайся. Он никогда не хотел быть солдатом и может быть сейчас это самый лучший способ раз и навсегда со всем этим покончить. Сбежать, да он может сбежать, пусть в пустоту, но все же сбежать, подальше от камер и того что тут происходит. И когда он их выпьет, то будет уже не важно, кто за всем этим стоял и наказание, больше не будет иметь смысла. Его просто загнали в угол, и терять ему было больше нечего. Хоть он и любил Человеческую Расу и эту планету, но когда дело касалась собственной безопасности, он был готов пожертвовать всем. Он был уверен, что этот его поступок приведет к тому, что наблюдатели вмешаются во все происходящее. Хотя это было лишь призрачной надеждой, но все же, рискнуть стоило.

+2

20

Оуэн стоял молча, старательно сливаясь с окружающим пейзажем ровно до слов мелкого нахаленка о правах. Джек, судя по выражению его лица, что-то собрался ответить, но просто не успел. Харпер и при жизни плевать хотел на субординацию внутри Торчвуда, а теперь, после смерти и очередного воскресения вообще не видел в ней никакого смысла. Ярость захлестнула его с такой силой, что не будь он врачом по призванию, он давно бы размазал об стену мелкого нахала.
- О каких, мать твою правах ты говоришь? - Харпер был настолько зол, что даже орать не видел смысла. Он говорил тихо, но с такой интонацией, что разумное живое существо предпочло бы сдохнуть на месте и мгновенно, чтобы не слышать этого. - У тебя, значит, права есть?! - Оуэн мысленно напомнил себе, что он все же врач, и причинять вред права не имеет. Даже сейчас, даже этому... мальчишке, и даже в свете сложившихся обстоятельств. - Ты не думал о правах расы, которую истребил, не чихнув?! У нас, - Харпер намерено подчеркнул местоимение. Как бы там ни было, он все еще относился к обитателям планеты и вымирающей расе, чье существование вот-вот станет легендой,  если не обратить вспять этот странный процесс. - Когда ты, мелкий засранец, давил на кнопку устройства, о работе которого имел столько же представления, сколько корова о балете, ты не думал, что у целой расы, обитающей здесь есть бл*****е право прожить свои короткие, и может, скучные жизни так, как они сами решили, а не так, как это присралось твоей изобретательской натуре. - голос Харпера сорвался. Ярость захлестнула его очередной волной, стирая грани. - В этом городе было 500 с лишним тысяч человек. БЫЛО, мать твою. Потому что и твое проклятое устройство стерли их существование, переписав его под новую расу. 500 тысяч жизней нахер, потому что ты не подумал о том, что они ИМЕЮТ ПРАВО ЖИТЬ ТАК, КАК ЖИЛИ. - Харпер перевел дыхание. Гнев немного утих, но мальчишка вызвал очередной прилив ярости угрозами самоубийства. Как у тебя вообще язык поворачивается требовать чего-то?Угрожаешь самоубийством? Ах, как по взрослому. - что-что, а сарказм воскрес вместе с Харпером. Каким бы неудачным ни было очередное возвращение к жизни, оно не лишило Оуэна фонтана сарказма и осознания, что какой бы тварью он ни стал, он оставался врачом. Поэтому, прежде, чем мальчишка успел навредить себе, как обещал, Харпер отобрал у него лекарства. Память услужливо подкинула ему беседу еще у него дома, на кухне. Парень в ответ на один их многочисленных вопросов новоиспеченного галлифрейца, как раз предупредил, что земные таблетки, а в особенности аспирин крайне опасны для инопланетного организма с двумя сердцами. Это, Как врач, Харпер запомнил достаточно четко, чтобы сейчас предотвратить суицид. Впрочем, "жертва" так красочно и громко поясняла свои действия, что не понять происходящее, даже страдай Харпер глубоким склерозом, он просто не смог бы.
- Назад получишь, когда я сдохну. - криво усмехнулся офицер медицинской службы, надеясь только на то, что никаких еще запасов "отравы" у мелкого засранца просто быть не может.
- Сначала о правах вопишь, а потом вдруг, как истеричная школьница самоубиться угрожаешь? Слушай сюда, паршивец, - прошипел Харпер. - Я лично прослежу, чтобы тут себе ничем не навредил в ближайшее время. И не надейся, что я защищаю тебя, преисполненный благодарности за воскрешение. Как раз за это я готов собственноручно открутить тебе то, чем ты меня воскрешал. Но раз натворил говна ТЫ, тебе не уйти от ответственности. Поможешь разгребать. Не все ж нам за вами дерьмо подчищать.. - если бы взглядом можно было убивать, галлифреец был бы необратимо мертв, но отсутствие такой функции в зрительной системе Харпера спасало "жертву" от неминуемой гибели. - Сейчас ты засунешь свои вопли о правах и прочих легендах себе в ....светлую память и начнешь делать то, что скажет тебе Джек Харкнесс, - все же удобно, когда можно переложить основные сложные решения на начальство. - В противном случае, говорить с тобой буду я, а это, как ты понял, довольно больно и неприятно. Больно - потому что я не всегда сдерживаюсь и напоминаю себе, что не должен принять вред живым существам. Могу врезать, если совсем зарвешься. А можешь оказаться на столе в моей прозекторской, если совсем охренеешь сейчас. - недобро усмехнулся Харпер. - Так что лучше делай, как скажет Харкнесс. Целее будешь.
Харпер перевел дыхание. фонтан гнева, сарказма и ругани иссяк. Хотелось просто исчезнуть куда подальше. Но возможности не наблюдалось. Хрен кто его самого сейчас отсюда выпустит. капитан, вон, все еще считает его инопланетной гажей. И не далек от правды, увы. Скрипнув зубами от досады, Харпер отошел в наименее освещенный угол и попытался снова слиться с обстановкой.

+2

21

Капитан открыл было рот, чтобы ответить на тираду мальчишки стоящего перед ним, так лихо определяющего кто тут виноват, кто что будет делать и кого слушать и челюсть его, если бы могла, пробила бы с глухим стуком бетонный пол хаба добираясь до ядра Земли, когда его бесцеремонно отодвинул Оуэн и безапелляционно выдал все что Джек думал сам.
«Даже я бы лучше не сказал»
Джек тихо присвистнул, коротко усмехаясь и смотрел на озадаченного такими обвинениями мальчишку. Он явно не ожидал такого напора от обычных людей.
«Правду говорили о несносности галлифрейцев и их высокомерности. Если это черта появляется в детстве, то боюсь представить что будет с ними дальше..»
Оуэна было не остановить, да Харкнесс  и не пытался, потому что Харпер был абсолютно и стопроцентно прав. Вся его ярость и сарказм нашли выход прямо сейчас и Джек понимал его прекрасно. Никто не спросил жителей земли, а надо ли им это. Юная планета сейчас подвергается насильному перепрограммированию, даже не осознавая того, что их скоро не станет совсем.
Ни одного человека.
Ни одного представителя этой цивилизации.
И будущее целого мира может быть под угрозой.
«Оно уже под угрозой. Прямо сейчас.»
Джек покосился на Харпера, внимательно вглядываясь в него и если до этого он сомневался, что перед ним стоит его ранее погибший сотрудник, то после этой тирады сомнения пропали. Может он и был воскрешен не правильно, второй раз, опять странным образом, может он и был неимоверно недоволен этим фактом, но это был он. Тот самый парень, молодой подающий надежды врач, которого он вытащил из самого ада, чтобы подарить новую жизнь. Это был тот самый Оуэн Харпер, что защищал людей, внешне прячась за броней сарказма и черствости, но в глубине души переживающий за каждого.
Других доказательств Джеку было не нужно.
Испытал ли Джек от этого облегчение? От того, что Оуэн был жив, пусть и немного странным способом – да. Но он не знал, что будет потом, когда они закончат с этим. Останется ли он с ними, или все вернется на круги своя. Джек не хотел терять его в очередной раз.
- Я надеюсь, мы обойдемся без рукоприкладства, - коротко вздохнул капитан, - Гвен, проводи мальчиков в камеры и проверь, пожалуйста все карманы, чтобы не было неожиданностей. Разбираться с Советом Галлифрея я не очень хочу, ни при каких условиях, а смерть этих двоих рано или поздно приведет их именно сюда. А противопоставить нам будет нечего, они и правда могут нас стереть в порошок.
Джек проводил взглядом уходящую троицу и посмотрел в сторону притихшего Харпера.
- Спасибо, - коротко отозвался Джек.
В это «спасибо» он постарался вложить всю свою благодарность, так чтобы Оуэн понял, что Джек ему верит. И сложно было не поверить, после всего, что он сказал.
- Мне нужна твоя помощь, - он поманил его к себе кивком головы, - раз у тебя ДНК повелителей времени, то нам нужен образец, чтобы перепрограммировать настройки.. – Джек вернулся в свой кабинет, вытаскивая из секретного архива очередной инопланетный прибор, - вот этой вещи. Я уже имел дело с наногенами. Это, - он положил на стол округлый предмет с небольшой панелью на стол, - капсула Чула. Если нам удастся отловить хоть немного этих засранцев и перенастроить, то мы можем успеть исправить все что произошло, - Джек облокотился на стол двумя руками и посмотрел прямо в глаза Харпера, - Нам нужно два образца и время на настройку. Я займусь вторым. Я не могу обещать что это сработает, но это лучшее из того, что я могу придумать сейчас.

+2

22

Так и оставшись на связи, и получив одобрение плана действий, Янто взял курс на дом Оуэна Харпера, надеясь именно в том районе найти больше всего жертв глупой и необдуманной выходки того, кто натворил бед. Даже с отсутствием зеленого коридора, мужчина достаточно быстро доехал до нужного района, всеми силами стремясь не замечать странный звук, который словно бы доносился из черепной коробки. Вот только, чем ближе он был к цели, тем сильнее становился звук. Четыре удара, короткая, в пол секунды заминка, и вновь четыре удара. Янто успел подумать про неисправность автомобиля, двигателя и прочие причины этого звука, но все тщетно.
- Cachu!
Он резко дал по тормозам, на сей раз потому что, едва не въехал в толпу высыпанных на улицу, перепуганных граждан, кто вряд ли даже догадывались о том, что маленькая команда людей двадцать четыре часа в сутки несет вахту по их защите.
- Помогите!
Одна слишком громко причитающая женщина, лет тридцати пяти, налетела на Джонса, как только тот покинул автомобиль. Валлиец едва успел поймать её в свои объятия и вслушаться в ее рассказ, перемешаны со слезами и истерикой.
- Рори, Гвен, мне нужна полиция и медики. В районе паника, - Янто осмотрелся по сторонам. – Скажите медицинской службе, чтобы не использовали кроворазжижающие препараты.
Последнее пришло само в голову. Он даже не вдумывался в то что говорит. Звук стал сильнее, но, погрузившись в помощь другим, он как будто перекрывал этот бой голосами тех, кто видел в его спокойствие и собранность опору и надежду на то, что скоро все встанет на свои места. Подоспевшие несколько карет скорой помощи, лишь успевали разводить руками, ведь объективно, все люди были совершенно здоровы, просто присутствовала «патология» в виде второго сердца. Янто тихо вздохнув, шел дальше, собирая, по возможности, всех в одном месте, ресторане, управляющий которого увидев удостоверение агента Торчвуд, решил не сопротивляться временной конфискации своего помещения. За счет Торчвуда же, Джонс организовал легкий ланч всем, и напитки.
Покинув ресторан, он вновь направился по улицам квартала, ища оставшихся пострадавших. В парке, в полутора минутах ходьбы от ресторана, сидело несколько человек. Окутанные золотистым сиянием, они как будто и не боялись происходящего с ними, а открыв глаза оглянулись друг на друга, весело рассмеявшись. Сделав было шаг к ним, Янто тут же остановился как вкопанный. Во-первых, облако устремились на него, во-вторых четырехтактный бой стал нестерпимо давить на виски, заставляя валлийском схватится за голову, сжимая ее как можно крепче.

- Когда все закончиться, мы вернемся за тобой, и ты возвратишься домой. А до тех пор береги себя, и запомни, - тебе предстоит сложная жизнь, без воспоминаний о доме, о войне, о том, кто ты есть. Ты не вспомнишь даже этого диалога, когда все закончиться. Но постарайся запомнить, тебе важно выжить. Живи полной жизнью, пусть и не своей. Учись у людей, пусть они все еще и дети, по сравнению с нами. Тебя ждет жизнь полная покоя и мира, не стремись к войне и разрушениям. Ты и без того видел их достаточно дома. Мир, твое призвание. Возрождение, - твоя судьба.
Мужчина вложил ему в руки медальон, и подтолкнул к Тардис, что стояла стражем за его спиной. Он хотел о столько ему возразить, еще о большем сказать, но последнее, что он помнил, это прохладу медальона, который в итоге у него забрал один из пилотов Тардис, пообещав сделать все как можно быстрее.

Янто очнулся как будто от сна. Золотое свечение пропало, но звук все еще отдавался в ушах, привлекая его внимание. Он быстро проверил пульс, - все по старому, одно сердце, шестьдесят ударов в минуту. Кто-то сказал бы, что у него он достаточно низок для молодого и полного здоровья мужчины, но Янто было комфортно. Он быстро проверил карманы, и сжав в ладони медальон, бегом направился к машине.
Нарушая несколько десятков правил дорожного движения, он домчался до Хабба, за считанные минуты и бросил автомобиль прямо на парковке, не оставляя его даже на сигнализацию.
Туристическое бюро, дверь в стене и лифт, который слишком медленно поднимался. Звук в ушах по прежнему давил на виски и перепонки, а он словно не слышал его. Все переговоры, ругань с задержанными, их угрозы, он слышал все это через звук, напоминающий ритм биение сердца, точнее двух. И это почти собралось пазл  в в его голове. Сорвавшись вниз, он преодолевал две ступени за шаг, и в нетерпении ждал, когда дверь-шестеренка откатиться достаточно, чтобы просочится в хабб.
- Потом.
Бросил он на ходу, поспешившей ему на встречу Купер, и не перейдя с бега на шаг, направился в сторону камер. Кажется, Джек говорил о них.
- Скажи мне, что это.
Он тяжело дышал, после забега, в голове было слишком много вопросов и мыслей, а ладонь прижимала к стеклу медальон, который требовал чтобы его открыли. Он ощущал это на подсознательном уровне, но не понимал до конца всех механизмов вскрытия.
- Отвечай, иначе Оуэн покажется тебе ангелом по сравнению со мной, - угрожающе тихо выдохнул валлиец, не сводя взгляда с глаз мальчишки от которого ждал ответа.

+3

23

[NIC]Koshei[/NIC]
[AVA]http://sa.uploads.ru/sbP6H.jpg[/AVA]

В том, что он влипнет в целую серию неприятностей, Кощей не сомневался ни секунды. Приключения с Тетой - это всегда интересно, но никогда не безопасно. Неприятности сопровождали их и на этот раз, буквально на каждом шагу. И стоило только Кощею подумать, что хуже уже просто быть не может, когда их вытащили из участка и привезли в непонятное помещение, как Тета устроил безобразную демонстрацию. Безобразную во всех смыслах. начиная с попытки кричать о правах, и заканчивая угрозами самоубийства.
ИДИОТ!!! - мысленно завопил Кощей. Только вот трупа твоего тут не хватает! - нестерпимо хотелось встряхнуть его за шкирку, напомнить, чем ему лично грозит попытка суицида земным ядом. То есть это формально даже не яд. Для людей это лекарство. Это вот для них двоих... пардон, оказывается, троих?! Прежде Чем Кощей успевает отреагировать на отвратительые вопли про самоубийство, к разговору подключается Оуэн Харпер. Кощей мысленно аплодирует эмоциональной речи, суть которой сводится к тому, что сам Тета не вспоминал о правах населения Земли, активируя свое устройство. В этом Кощей неожиданно согласен Харпером. Ни в момент активации, ни после свершения этого действия, Тета ни на секунду не задумывается, чьи права он растоптал. Он и сейчас-то думает только о себе, в общем-то. Подумать о том, чем грозит оставшемуся в живых Кощею его самоубийство - не приходит ему в голову. А угроза серьезная. За не оказание помощи можно много лишиться. Но об этом сейчас Кощей старается не думать.
Отобрать чертовы таблетки. - стучит в мозгах поверх надоевшего барабанного боя. - где ты вообще взял эту дрянь?!
Вопросы есть, ответов нет. Кощей до конца не уверен, что ему сейчас хватит сил вообще что-либо отобрать у друга. Но в этот момент вмешивается судьба в лице разгневанного Харпера, который с легкостью вырывает из загребущих лапок Теты смертоносное лекарство.
Понятия не имею, откуда ты это мог знать, но спасибо. - мысленно благодарит его Кощей, пытаясь сообразить, не успел ли Тета запастись еще какой дрянью типа земных таблеток.
После всей безобразной сцены, их двоих помещают в камеру с пластиковой дверью. Соваться проверять, не подведено ли к двери напряжение, нет ни малейшего желания. Кощей устало приваливается спиной к стене, мечтая  о том, чтобы  их оставили в покое хотя бы на некоторое время. Ясно, что просто так их не отпустят, но пара часов покоя...
Не светит и не греет. В подвалы, где расположены  камеры, врывается очередной, явно жаждущий добра и справедливости.
Интересно, а тебе какой справедливости надо? - оживляется Кощей. Вообще, за людьми интересно наблюдать, даже сидя в клетке. Этот вот экземпляр, начинает с того, что тычет в пластик каким-то медальоном и угрожает.
Кощей всматривается в медальон. Взгляд узника мечется от медальона к человеку, его держащему. Всего пару или тройку раз Кощею доводилось видеть подобное. И то... только на страницах книг. Он был уверен полностью, что в природе таких не создавали уже очень долгое время... И вот ему, если бы не пластик, разделяющий их, буквально, в нос тычут тем, о чем он только читал.
не надо угроз. - морщится Кощей, завороженно рассматривая кусочек дома. - Я расскажу. Все что знаю о подобных вещах. - юный таймлорд тяжело вздыхает, заставляя себя  думать, что находится он на экзамене в Академии, а не в неизвестных подвалах на Земле. - О таких, как этот, я только читал. Честно говоря, был уверен, что никогда не увижу в реальности. Это хранилище. В него обычно запечатывают сущность таймлорда в минуту наивысшей опасности. - начал он вспоминать то, что читал о подобных медальонах. -В этом, наверняка тоже запечатана чья-то сущность вместе со всеми воспоминаниями. Тот, кого "запечатали" в этот медальон, лишен сейчас памяти о своем прошлом, связи с Галлифреем и всех сил, которыми обладал. Но если печать сорвать, - Кощей замолк на полуслове. Понятно, что будет, если ее взломать. Ему понятно. Но следующим логичным, как ему кажется, вопросом, будет "а как ее взломать". Этот раздел Кощей не особо внимательно, полагая, что ему никогда в жизни не придется столкнуться с чем-то подобным. Кое-какие обрывки воспоминаний хранились в его сознании, но до них дорыться было бы крайне непросто. Кроме того, по этой планетке уже разгуливает около 500 тысяч, и это при благоприятном раскладе, новоиспеченных Галлифрейцев. Есть ли смысл творить еще одного?
Впрочем, перекошенное яростью лицо нового тюремщика не оставляло варианта промолчать. - Если взломать печать на медальоне, к обладателю вернется сущность вместе с памятью. Вот и все, что я знаю. - может, пронесет, и тюремщик уйдет в размышления об услышанном? Хотелось надеяться, что такой шанс все же есть. Призрачный, но все же...
Надеяться на то, что сказанного хватит на то, чтобы их двоих оставили в покое на некоторое время, было бы опрометчиво. Поэтому Кощей добавил на свой страх и риск. - Я никогда не пробовал... Но много читал о том, как вскрывают печать...

Отредактировано The Master (09-08-2017 21:20:55)

+3

24

Тета недовольно посмотрел в сторону Оуэна, который оборвал его триаду и отобрал его таблетки. Так что ему не оставалось ничего другого, как опустив голову последовать за девушкой, которая должна была отвести их с Кощеем в изолятор. Именно так он предпочитал называть клетку, в которой их собирались держать, до выяснения всех обстоятельств. А если быть еще точнее, то до того момента, как будет найден способ все исправить. А до этого прекрасного дня, они будут сидеть здесь и никому не мешать. Пожалуй, это было самое точно определение для них. Из-за того, что он сделал их, считали детьми, которые суют свои носы, куда не просят. Когда они дошли до камеры, Тета про себя отметил, что все не так уж плохо. Здесь было довольно мило и уютно, если подобные эпитеты были вообще применимы к камере пыток. Сидеть на месте и не высовываться, было настоящей пыткой, с которой он ничего не мог поделать. Так что сейчас он сидел в углу и наблюдал за другом. Заговорить с ним после всего того, что случилось так наверху. Их вели сюда по коридорам, но почему-то он был уверен в том, что они спускались, хотя может быть, ему это просто показалось. В любом случае он даже не знал с чего начать, хотя знал, но почему-то медлил. Ему просто нужно было за все извиниться. Только вот вряд ли его извинения будут вообще тут уместны. Кощея заперли тут вместе с ним, и теперь он так же как и сам Тета застрял на этом богом забытой планете, с расой которая не видит ничего дальше своего носа. По его вине, он сбежал с родной планеты и теперь его тоже жало наказание. В любом случае у него не было оправданий своим поступкам. Так что оставалось надеяться, что его все же простят. И пока он размышлял о насущных вопросах, к ним подошел еще один человек, который явно был чем-то недоволен или расстроен. Он что-то спрашивал, и паренек внимательно прислушивался к разговору, стараясь не упустить ничего важного. Речь шла о механизме, который мог изменять сущность Тамлордов. Механизм, о котором он определенно слышал, но видел его впервые. И вот теперь он стоял рядом с другом и внимательно смотрел на предмет.
- Ты думаешь это хорошая идея вскрывать печать здесь? А что если все пойдет не так как написано в учебнике? - С опаской произнес Сигма, обращаясь к другу. Хотя с другой стороны, это будет нечто безрассудное, поступок, который он сам совершил пару дней назад. Так что стоило ли ему об этом говорить. Однако он почему-то не хотел ему помогать. Поэтому решив сгладить углы и решив, немного успокоить говорящего по ту сторону клетки, парень достал из кармана штанов, припрятанную упаковку аспирина, точно такую же, какую отобрал у него Харпер. Сейчас он был рад, что его карманы имели свойства расширяться. Внутри они казались бездонными и только, поэтому эта упаковка сохранилась и не попала под раздачу.
- Будешь? - Произнес Повелитель Времени, доставая одну таблетку и кладя ее в рот, после чего протянул оставшиеся Кощею.
- Ты же не думал, что я решил покончить с собой? Кто знает, к чему бы это привело. Это мне дала Ушас, когда я последний раз ее видел. Не думаю, что это может нам как-то навредить. - После этих слов парень пожал плечами, словно извиняясь за то, что не сказал этого раньше и заставил друга волноваться.
- Она сказала, что в такой упаковке, это будет даже забавно. - Спустя несколько секунд добавил он, объясняя, почему все именно так. После чего он вздохнул.
- А теперь давай узнаем, к чему все это приведет. - После этих слов, он кивнул в сторону Янто и его часов.

+1

25

[NIC]Koshei[/NIC]
[AVA]http://sa.uploads.ru/sbP6H.jpg[/AVA]
Медальон в руках человека-за-стеклом завораживает настолько, что Кошеи перестает реагировать на окружающую действительность. Перед внутренним взором галлифрейца мелькают воспоминания, имеющие отношения к подобным вещам. Кошеи напрягает память, и находит нужное. Да, всего единожды, и, конечно же, под присмотром старшего из  кузенов, он снимал печать с  похожих часов. Вот только одно дело проделывать нечто подобное под руководством старшего, знающего весь процесс в подробностях, и совсем другое – пытаться делать это самому. Своих знаний, как бы ни выделялся он на фоне сверстников, может и не хватить, а вот в таком случае, как исправлять результат, Кошеи не представлял.
Только не вздумай просить вскрывать эту вещь здесь и сейчас. – мысленно взмолился галлифреец. Ко всем уже  свершившимся неприятностям, которые сам по себе уже вполне тянули на смертную казнь, не хватало только вскрытия печати.  Впрочем, пока человек не настаивал ни на чем.
Из размышлений Кошеи вывело предложение Теты. Вынырнув из «чертогов разума»,  он увидел перед собой… АСПРИРН?!
-РЕХНУЛСЯ ЧТО ЛИ! Сам такое ешь! – вяло возразил Кошеи. Сил  спорить с Тетой уже не наблюдалось. Надежда на то, что оравший в диапазоне ультразвука Оуэн Харпер, отобрал у Теты весь запас только что рухнули.
Черт бы подрал бездонные карманы. – мысленно выругался галлифреец, вполуха слушая, что еще добавит друг. Как выяснилось, в руках он держал совсем не аспирин. Ну хоть это радует в паршиво складывающейся ситуации. Однако, эти заверения не добавили желания есть предложенное.
Нет, Тета. Я не стану пробовать эту дрянь, чем бы она ни была. И без этого проблем хватает. – ответил он на предложение.
Хотелось верить, что на дальнейшие приключения Тету не понесет. Но, Кошеи слишком хорошо знал друга, чтобы поверить в такое. Так и оказалось. Тета решил, что идея открыть печать – вполне неплохо дополнит и без того насыщенный проблемами и приключениями день.  А вот это совсем не входило теперь в планы Кошеи.
-Знаешь, что?! – Обычно спокойный, сейчас он был близок к состоянию неуправляемого гнева. – Интересно, чем это кончится? Валяй, сам открывай! С меня определено хватит проблем и приключений. Посмотри, где мы оказались, после твоих « интересно» и «а, давай еще вот так»!! МАЛО?!  Попробуй подумать, что с нами сделает Верховный Совет Галлифрея, если после попытки стереть существование целой расы, ты еще и взломаешь печать. Ты хоть примерно представляешь себе, что нас ждет? Что если эта сущность заточена в часы в наказание?! ДА КТО МЫ ТАКИЕ, ЧТОБЫ ПРИНИМАТЬ РЕШЕНИЕ О ТОМ, ЧТОБЫ СОРВАТЬ ПЕЧАТЬ?! – Впервые за годы дружбы Кошеи позволил себе повысить голос. – В общем, как хочешь, я ничерта делать не буду!
Закончив тираду, он ушел в дальний угол, и, закрыв лицо руками, опустился на пол, стараясь убедить себя, что находится где-нибудь далеко отсюда.

Отредактировано The Master (09-08-2017 21:21:26)

+2

26

Джек, как ни странно, не перебивает гневную тираду. Видать, согласен с тем, что несет его странным образом воскресший во второй раз сотрудник. В некоторой степени Оуэн Харпер сейчас благодарен своему  капитану за возможность проораться и слить все недовольство очередным незапланированным "подъемом" даже не в пространство, а на непосредственного виновника.
Спасибо. - Это слово он улавливает случайно. Оно звучит где-то на краю сознания, и важно даже не само слово, черт с ней с благодарностью. Важна интонация. Впервые с момента их встречи, Джек Харкнесс искренне верит в то, что перед ним его внезапно восставший из небытия в ..дцатый раз сотрудник, а не лживая инопланетная поебень.  А это вот сейчас куда важнее мишуры слов. И это, знаете ли, дорогого стоит. Меньше всего сию минуту Оуэну Харперу хочется что-либо доказывать.  Да, если честно признаться, он слабо представляет себе, что надо было бы сказать, чтобы Джек поверил. Видимо, все же не что, а именно,  как сказать. Ведь непосредственно сейчас Харкнесс вложил в свое спасибо столько доверия, сколько вообще мог.  Значит, важен смысл. Что же, это, пожалуй, первая серьезная победа. Исправлять все произошедшее дерьмо точно как-то надо, и теперь важен каждый, кто может хоть чем-то помочь. Харпер понимает, что один он в этом сраном поле нихрена ни разу не воин. Скорее, пушечное мясо. Не особо на первый взгляд полезное даже.
Однако, вот у капитана, внезапно для зомби-медика, есть несколько иная точка зрения. Сменив"гнев" на "милость", Харкнесс внезапно заявляет, что ему ( вот это. б***ь неожиданность!) нужна помощь той инопланетной по сути своей твари, которая имеет наглость звать себя Оуэном Харпером.
Предложение с просьбой о помощи вгоняет Харпера в ступор, но привыкший быстро реагировать медик, молниеносно собирается с мыслями.
Вот не время сейчас, блин, философию разводить. - возмущается сущность Харпера, заставляя его  собраться и действовать так, как требует ситуация. Подумать о проблемах мироздания и вселенского доверия Харкнесса он сможет позже. Когда-нибудь, когда вся дерьмовая история с геноцидом человеческой расы счастливо разрешится и...
Отодвинув подальше все ненужные и невеселые размышления морально-этического плана, Харпер внимательно слушал капитана.
- Надо, значит, надо. Помощь, значит, помощь. Чем смогем, тем помогем - быстро соглашается Оуэн, однозначно истолковав приглашающий жест. Разумеется, в кабинет. Куда ж еще.  Здесь, в самом тайном тайнике, как всегда думалось Харперу, Джек хранит заначки элитного алкоголя.  И уже сама эта мысль приводит Оуэна Харпера в дикий восторг. Плевать, что новый организм, может и не примет алкоголь так, как хотелось бы. Да ну и ипись оно все конем. Зато ЭЛИТНЫЙ же алкоголь. Вряд ли Джек ныкает от команды паленую водку, правда?
Вот только вместо вожделенного допинга в виде чего-нибудь неприлично дорогого и алкогольного, Джек извлекает из широких штанин, тьфу блин, из тайной закладки какую-то, черт возьми, явно инопланетную хреноту неясного назначения.
Это капсула Чула
Ага  Это вот, мать твою, Харкнесс, мне все разом и объяснило.
Впрочем, удивляться или выяснять подробности у Харпера нет времени: речь идет о населении планеты, а не только о его несчастном воскрешении. Итак, помочь, значит. Джек просит немного и вместе с тем охрененно много: образец ДНК. Достать который надо, по понятным (Харкнессу в первую очередь) причинам.
Ну образец ДНК - это таки не одно из мать их двух  сердец. - мысленно усмехается Харпер, направляясь в прозекторскую. Вот в качестве подопытного он там еще не бывал, но все же когда-то случается впервые. Все, что ему нужно сделать он может проделать с завязанными глазами. Тем более, что на этот раз "образец" даже не придется  фиксировать по средством привязывания к столу или иным удобным предметам. Образец сопротивляться не будет.
Собственно, добыть то, о чем просил Джек не составило труда, и довольно скоро Харпер торжественно вручил капитану пробирку с кровью, не забыв с присущим ему сарказмом добавить:
- Готов предоставить и другой вариант собственной ДНК, но на это, как ты понимаешь, нужно больше времени и несколько более приятная обстановка.
Ситуация не располагала к развитию шуток, поэтому Оуэн ограничился озвученным.
- Могу я еще чем-то быть полезен? - ему очень хотелось верить, что вложенное в "спасибо" доверие сейчас позволит капитану найти еще какое-нибудь применение Харперу. Не привык он торчать в хабе, пропуская всю самую интересную движуху.
Ну же, давай, чертов Харкнесс, скажи, что я могу быть чем-то полезен для общего дела, кроме этой хрени, к которой ты меня уже приспособил!!!
Оуэн выжидательно смотрел на свое начальство, рассчитывая услышать положительный ответ на свой вопрос. Он решил для себя, что даже если в конечном итоге ему придется в третий раз умереть, это никак не помешает ему сейчас, пока он вполне живой  бегает, сделать все возможное, чтобы спасти население родного города, да, по ходу, и все планеты от тотального вымирания.

+2

27

Джек много знал об инопланетных технологиях, легко схватывал новые знания и мог применить их почти всегда. Поэтому первая пришедшая ему в голову мысль казалась правильной как никогда. Он просто обязан справиться с этим, в перенастройке же нет ничего сложного! Он прекрасно помнил, что Доктор умудрился это сделать даже без этого, всего лишь заставив наногены признать родственную ДНК, в его распоряжении есть кое что по-круче и по-надежнее, он обязан справится иначе какой он к черту защитник Земли?
"Черт! Точно! Родственная ДНК поможет быстрее сопоставить отличные и несовпадающие нуклеотиды. Это обязано сработать!"
Пока он мысленно подбирал варианты решения сложной генетической задачки, пальцы изучали панель настроек, чтобы можно было задать исходный код. Получалось не очень, потому что половина символов была ему не знакома совершенно, а подбирать интуитивно - не самый лучший вариант для правильного решения. В любом случае сейчас выбора не было от слова "совсем"
- Чер-рт, - стиснув зубы Харкнесс нахмурился, поднимая взгляд на вернувшегося в кабинет Харпера с пробиркой крови. Очередное подтверждение того, что будь это инопланетная херня, добровольно кровь она бы не дала. Джеку даже не нужно проверять камеры, чтобы быть уверенным в том, что это кровь из него. Вот даже ватка из-под рукава рубашки выглядывает.
- Спасибо, - он забирал у него из рук пробирку и внимательно посмотрел в глаза Оуэна. Тот явно от него чего-то ждет, но чего? Многофункциональный мозг капитана не улавливал такого простого вопроса, но Харпер решил за него, спрашивая чем еще он может помочь.
"Чем еще.."
Джек на секунду прикрыл глаза, потирая пальцами переносицу:
- Нам нужна родственная ДНК, - в конце концов, выдал он.
Никто из Торчвуда не поддерживал контакты с родителями, сестрами или братьями. Именно потому, что политика «компании» была проста - сотрудники могут умереть в любой момент, и компания родственников оббивающих порог хаба не самая располагающая к работе картина. Поэтому либо их не было, либо они были далеко, либо не в самых лучших отношениях с сотрудником. Тем не менее.. Они были. И Джек надеялся, что у Оуэна хоть кто-то остался. Сам Джек не успел проверить их наличие, было как-то не до того, не говоря уже о том, чтобы сообщить им о смерти Оуэна Харпера, выполнявшем свой долг перед.. Перед кем, кстати?
Джек смотрел на своего сотрудника с настороженностью, не зная как он отреагирует на это предложение и что скажет ему в другую минуту, но его отвлек сигнал входной двери в хаб и влетевшего, почти бегом Янто.
- Янто?! - Харкнесс выскочил из кабинета, не понимая почему валлиец так стремительно пронесся мимо него и уже собрался  проследовать за ним, но остановился. Внизу есть Гвен, если что-то потребуется, она позовет, поэтому он снова вернул все внимание Оуэну, который не был похож на человека, который жаждет встретиться со своими родственниками.
- Это лучший и надежнейший способ. А пока ты пытаешься связаться с ними, я постараюсь найти на мониторах вспышку активности разлома, чтобы отследить первого реципиента, если не сработает вариант с тобой - придется искать другого и надеяться, что его родственники все еще люди. А если нет, то я не знаю, что делать. И мы окажемся в полной заднице.
Оставив Харпера решать каким образом он добудет хоть что-то от родственников, Джек спустился к мониторам, включая программу отслеживания активности Рифта, просматривая графики:
- Где ты его нашел и как далеко это было от того места, где ты очнулся? - Джек выглянул из-за экранов, дожидаясь ответа, а после ввел  полученные данные, сужая круг поиска. Рифт тянулся практически через весь город, но наиболее яркие и активные всплески были когда он что-то отдавал, проблема была только в том, что объект был слишком мал, чтобы можно было с точностью сказать где они появились. А еще не мешало бы знать точное место где этот мальчишка починил капсулу с наногенами. Он нажал на коммуникатор в ухе. соединяясь с Гвен и Янто.
- Гвен, Янто, кто угодно, берите этого парня и ведите наверх, мне нужно знать где он был, когда произошла активация наногенов.

+1

28

Так уж вышло, что Янто считался самым сдержанным на эмоции членом команды Торчвуд-3, и это при том, что многие в Лондоне, считали его важной частью команды. Но, придя в Кардиффское отделение, он изначально подал себя как человек из тени, умеющий мастерски мимикрировать, и менять такой образ поведения не считал нужным. Просто, все уже привыкли, что тихий валлиец может быть вполне опасным. Просто, так было проще держать свой чертей при себе, особенно, когда он сам не знал, чего ждать от себя и как быть. Вот и сейчас, слушая ответ, он думал о том, что слышал, и вслушивался в слова. Лишь теоретические знания. Не то, что ему нужно. Столь поверхностные знания были и у него, и у Джека и у Марты. Последняя знала точно, что сущности прятали в часы, предполагала, что могли бы и в медальоны, но, наверняка не знала. Ему требовался таймлорд, который раскроет истину, но, эти мальчишки вряд ли смогли бы помочь. А Доктор… Янто предпочел бы остаться в неведении касательно медальона, чем доверился бы этому галлифрейцу. Так уж вышло, что ему он верит меньше, чем второму, известному ему, Мастеру. Бывший Саксон хотя бы не стремился скрыть своей сути.
Тряхнув головой и сжав медальон сильнее, Янто активировал передатчик, как раз вовремя, Джек просил одного из заключённых на диалог. Убрав внеземного происхождения украшение в карман пиджака, валлиец ввел код доступа на панели, и шагнул в камеру.
- Пошли. А ты, - он обратился к тому, кто видимо был совершенно не в восторге от шалостей своего товарища. – Подожди здесь.
Ладонь легла на плечо юноши, который явно развлекался и с аспирином  и и во всей этой вакханалии, словно это было экзотическим аттракционом. Возможно, для него так и было. И глядя на его поведения, Янто не мог отрицать очевидное, - некоторые методы Ивонн были не столь уж и плохими. Джек, впрочем, имел свои плюсы в своей модели поведения с пришельцами. Жаль, эти двое не нашли точек соприкосновения. А может, это и спасло Торчвуд-3 от разрушения Кэнери-Уорф. Не сильно, но ощутимо, сжав пальцы на плече, подтолкнул юношу к выходу. Янто вернув себе самообладания и сдержанность, более не угрожал никому, получив не те ответы на которые рассчитывал, но чувствовал, что эти двое не смогут в полной мере утолить его тягу знать. Он снова стал тем самым, тихим и почти незаметным для других членов команды, частью Торчвуда. Закрыв камеру, валлиец повел своего “подопечного” на верхние уровни. Сбежать парень не мог, хотя бы потому что очевидный выход в виде большой шестерёнки, активировался лишь через код доступа, а остальные ходы он не знал.
- Джек.
Коротко постучав в дверь кабинета и не дожидаясь ответа, Джонс ввел мальчишку и усадил в кресло, кивнув Оуэну так, как будто не он лично оформлял всю бумажную часть документов на закрытие дела коллеги в связи его смерти. В этом был весь валлиец. В любой ситуации, сначала работа, потом все личное.  Даже если личное рвется вперёд, разрывает сердце и просит выхода. Пока что, Кардифф был куда более важной задачей, чем оживший, снова, коллега, с двумя сердцами.
- Я возвращаюсь в поле, там моя помощь нужнее, чем здесь.
Добавил он, сбрасывая очередной входящий вызов от своего информатора.
- Остаюсь на связи.
Оставив хабб за спиной, Янто вошёл в туристический центр и набрал своего информатора. Джози сообщала о панике среди своих пациентов. Наниты добрались до больницы, и Джонс спешил успокоить девушку, выдать ей указания, рассказывая как себя лучше всего вести. Он даже пообещал ей приехать через двадцать минут, уже садясь в свой автомобиль. Он так и не получил точного ответа на вопрос о том, что из себя представляет медальон и как быть, как открыть его. Но, сейчас, он все же был при исполнении, агентом Торчвуд Института, и как решил ранее, в кабинете Джека, Кардифф важнее, а личное подождёт своего часа.

+1

29

Спрашивая, чем он еще может быть полезен, Оуэн Харпер не ожидал услышать в ответ предложение поискать собственных родственников.
Да ну нахрен! – мысленно возмутился медик. Меньше всего его радовала перспектива общения с матерью.
Их отношения не заладились с первых месяцев его жизни.  Его мать не желала его появления и никогда особо не скрывала этого факта. Оуэн, в общем, отвечал ей взаимной неприязнью.  Лучшим моментом в жизни он считал тот день, когда съехал подальше от родительского дома, а уж  когда согласно правилам Торчвуда его обязали прекратить любые контакты с семьей, и вовсе был неприлично рад этому факту.
И вот теперь простая и привычная жизнь, фактически летела ко всем чертям: Джек настаивал на непременном общении Харпера с родительницей. Оуэн успел подумать, что вообще, ему повезло уже в том, что отец мертв много лет. Впрочем, вот это был сейчас весьма спорный вопрос. Сам Оуэн Харпер тоже ведь мертв до сегодняшнего дня. Что если…?
Да не дай бог! – оборвал ненужную сейчас мысль Харпер. Еще не хватало размышлять о возможной «живости» папаши.
Прежде чем медик успел возмутиться и заявить, что скорее застрелится, чем по собственному желанию наберет номер матери, Джек выдал то, с чем спорить Харпер не мог:  это нужно для того, чтобы остановить локальный трендец в Кардиффе.
Даже если тебя сожрали, у тебя есть минимум два  выхода. Этот мне не нравится, но кого волнуют мои проблемы?
Пришлось смириться и удалится из помещения. Разговор предстоял непростой, и меньше всего Харпер хотел бы, чтобы капитан стал свидетелем этого безобразия.
Сказать, что мать была удивлена, было бы неверно. Она была потрясена до глубины души, поскольку не без  оснований полагала, что сын по собственному желанию ей звонить не стал бы даже под страхом смерти. Харпер изобразил заинтересованность и даже  расспрашивал о жизни. Нет, он не воспылал внезапной любовью к родительнице. Оуэн Харпер мучительно соображал, как донести до матери необходимость получения ее генетического материала и при этом ни коим образом не коснуться темы локального апокалипсиса, собственной смерти и идиотского воскрешения. Есть вещи, говорить о которых нет никакой возможности, но без объяснения которых сейчас сложно обойтись.  Вполуха слушая болтовню матери, Харпер перебирал варианты. Как раз когда иссяк поток бесполезных для Оуэна, но почему-то важных для его собеседницы новостей, медик родил идею.
Наступив на горло собственным принципам и затолкав подальше детские обиды, Харпер изобразил из себя  заботливого сына и предложил матери «пройти обследование».  Пару минут в трубке было тихо. Кажется, женщина слабо верила в резкие перемены в их с сыном отношениях. Харпер успел начать нервничать. Если она сейчас не поверит и откажется, будет крайне паршиво.  Однако, женщина предпочла поверить в чудо и отложить на потом выяснения причин резкой перемены.
Ну охренеть теперь. Согласилась. – встреча маячила в обозримом будущем, что не особо радовало медика.
Повесив трубку, Харпер в очередной раз задумался. Ехать надо, но выпустит ли его Джек из Хаба – вопрос нихрена неясный. Вроде, Харкнесс начал верить, что видит перед собой своего опять, мать его, воскресшего (ха, ничем не убиваемого) медика, а не инопланетную поебень. Однако,  предсказывать, насколько он доверяет Харперу, знает только он сам.
Впрочем, опять-таки, выбора особого не было. Джек, конечно, может запереть вечно воскресающего медика в Хабе, но толку от этого -  чуть меньше, чем нихрена.
- Джек, мне повезло. Мамаша жива и почти жаждет встречи со мной. Но для этого, как ты понимаешь, мне крайне необходимо вылезти из Хаба
К удивлению Харпера, возражать Джек не стал.
Единственный раз понадеялся, что ты возразишь, так хрен там был – мрачно подумал медик, направляясь к выходу. С одной стороны, согласие Джека радовало – значит-таки верит и доверяет по-прежнему. Несмотря ни на что. С другой, ну вот почему именно тогда, когда так хочется услышать возражения,   он так отвратительно соглашается и с легкостью выдает добро?
Дорога заняла чуть больше времени, чем предполагал Оуэн. Добираться оказалось не так просто, как рассчитывал  Харпер.  Это создавало некоторые определенные сложности – пока добирался штатный медик Торчвуда, добирались и наногены.  Оживший коммуникатор голосом Джека сообщил, что твари приближаются к району, где обитает мать Харпера
Можно я тихохонько ругнусь?! – хмыкнул Оуэн, впервые не сказав сходу матом все, что думал. Ругаться времени тоже не было. Мысленно он не один раз высказал все, что думает по поводу и без.  Действовать требовалось быстро. Времени не оставалось. Если чертовы космические твари доберутся быстрее и перекроят родительницу в нечто с двумя сердцами, будет на один шанс меньше спасти Кардифф от геноцида.
Единственное, что, в самом деле, обрадовало Оуэна Харпера – так это тот факт, что мать не задавала лишних вопросов, видимо, уверовав в чудесное преображение сына.  Первым делом Харпер проверил, успели твари добраться до матери или еще нет. Все, что он сейчас мог, вдали от своих владений и с минимум оборудования – это  наличие второго сердца.  Простая проверка показала, что мать пока еще человек.
Далее задача усложнялась. Согласно планам Джека следовало некоторое время никуда  перемещаться в пространстве. И в любой другой момент времени Харпер был бы рад поплевать в потолок. Но, во-первых, компания матери не была трендец приятной и желанной, во-вторых, и это было важнее первого, чертовы твари, насильно меняющие людей, медленно, но уверенно прут сюда. И если  самому Харперу как-то похрен, с ним этот противоестественный акт уже сотворили, то вот его мать следовало сохранить человеком, хотя бы до  встречи с Джеком. Оуэн Харпер нервничал: игра в примерного и заботливого сына отнимала слишком много сил и дарила невероятный стресс.  Впервые, наверное, он не понимал, как защититься от инопланетных «умельцев», и его это напрягало. Харпер не любил не понимать. Еще больше не любил ощущение, что от его непонимания может  сорваться все, чего удалось достичь  к данному моменту. 
Шевелись давай, чертов Харкнесс. Мне не улыбается общаться с матерью. Еще меньше мне хочется попасть под действие каких их там ты обозвал?

+1


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Что-то пошло не так. Раз так восемь примерно [Torchwood]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC