пост недели Peyton Charles Богатые люди обычно нанимают себе опытных адвокатов, которые говорят своим клиентам что-то вроде "молчи" и говорят вместо них, решают проблемы, ищут доказательства, могут даже сделать что-то такое не совсем законное, например, подкуп свидетеля или сокрытие улик...
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #146vk-timeрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » dead moon circus


dead moon circus

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

dead moon circus
без тьмы не бывает света
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://s9.uploads.ru/3DQi0.gif http://s7.uploads.ru/i3XhR.png
http://s4.uploads.ru/iAM1K.png http://s4.uploads.ru/jZwbr.gif

fall out boy - thanks for the memories

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Hotaru Tomoe & Credence Barebone

через некоторое время после событий "apocalypse melody", Япония, Цирк Мертвой Луны

АННОТАЦИЯ

Все начинается с солнечного затмения. Выясняется, что Хотару одна из девяти хранительниц планет. Что их помощи просит принц Иллюзиона и что семьи сенши могут стать игрушками в руках Амазонок и Трио. Нехеления начала свою игру и большая опасность грозит хранительницам Белой Луны.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Hotaru Tomoe (20-02-2017 21:57:50)

+2

2

Казалось бы, жизнь начала налаживаться. Соичи пригласили вернуться в Японию, а тот с радостью увез свою семью на родную землю. Хотару помнила что сначала названные сестры с некоторой опаской принимали их с отцом, но потом все наладилось. Даже Криденс, будучи забитым и несчастным юношей, расцвел. Стал увереннее и это не могло не радовать воительницу Сатурна. О своей роли она почти позабыла, с радостью помогая семье обживаться в их старом-новом доме. Она помнила, что отец приходил с работы с улыбкой, рассказывая о значительных успехах достигнутых им и коллегами.

То лето было удивительно тихим. Кто мог знать, что жизнь не так проста как кажется? Время шло и семья собиралась в парк, на самое масштабное солнечное затмение в истории. Предварительно каждый получил специальное стеклышко, через которое можно было смотреть на затмение. В парке было удивительно много народа несмотря на рабочее время. Кажется, руководители офисов разрешили работникам посмотреть на это представление. Шум толпы заставлял Томо нервничать, вспоминая о выстреле, положившем начало ее второй жизни. И поэтому пока отец вел оживленную беседу с кем-то из стоящих поблизости, Хотару сжала руку Криденса, зная что названный брат поймет ее страхи. А к привычной боязни толпы примешивалось странное чувство... Она вертела головой вокруг, пытаясь понять, в чем дело.

- Хотару? Ты чего? Заметила знакомых? - легкое прикосновение к плечу от Честити заставило девушку очнуться от созерцания странных парочек: блондинки со смешными хвостиками с высоким молодым человеком, и, вероятно, сестрой, с такими же хвостиками и нежно-розовыми волосами. Странное чувство узнавания билось где-то в груди.

- Нет-нет, просто мне... Неспокойно в толпе, - тихо отозвалась Томо, глядя на постепенно темнеющее небо. Однако, не удержалась и снова во все глаза посмотрела на троицу. Взгляд сам собой перескочил на стройного парня-блондина рядом с красивой девушкой, волосы которой напоминали цветом бескрайний океан. Словно бы почувствовав ее взгляд, блондин повернулся и в тот момент чувство странного узнавания отразилось на лицах обоих. Отвлечься ее заставила странная песня, лившаяся с небес, и тень, похожая в вышине на дракона.

- Вы видите это?! Слышите эту песню?! - не удержавшись, воскликнула воительница Сатурна и получила в ответ четыре удивленных взгляда. Хотару растерянно смолкла. Выходит, ей просто померещилось? Но она увидела озабоченные взгляды парня блондина и девочки с розовыми волосами. Колоссальное облегчение накатило на нее, так что Томо едва удержалась на ногах.

***

Тем же вечером она поделилась с Криденсом своими тревогами. Юноша прекрасно ее понимал, так как помнили оба, что случилось в Америке. Той ночью она впервые за долгое время спала беспокойно, слыша во сне мелодичный голос, просивший о помощи. И чудились ей белоснежные крылья, шепот ветра и тонкая скрипичная мелодия моря... На утро она была совершенно невыспавшаяся, фиалковые глаза потухли под наплывом грусти, и Соичи с тревогой поглядывал на дочь - история с Сатурном осталась в прошлом, но вдруг дочери снова станет плохо? И чтобы порадовать лишний раз семью, на следующий день они все отправились в цирк. Едва услышав название "Цирк Мертвой Луны", девушка отскочила от отца как ошпаренная и посмотрела совершенно круглыми глазами, полными тревоги. Странное название для простого цирка не так ли?

***

Чувство затаенной тревоги усилилось, когда семье все же удалось уговорить Хотару пойти с ними. Народу было много, но тревога не отпускала. Слишком странное название. Сатурн внутри тоже была не в себе от беспокойства - неужели новые враги? Впрочем, свои долг Томо знала и без того, и прекрасно знала также, что готова бороться не только за свою семью но и за всю Землю. Пусть Лунное Королевство мертво, пусть она единственная, кто может спасти эту безмятежную планету от загребущих рук врагов и Хаоса - она это сделает. Это ее долг. Это ее новая жизнь и миссия. Не допустить гибели и перерождения для Земли - это главнее всего.

+1

3

Родину Криденс покинул с чистым сердцем. Предстояло далёкое путешествие, но там, за океаном, ждало новое, неизведанное, лучшее. Не будет больше страха наткнуться взглядом на пустующее здание приюта или увидеть искажённое скрытой злобой лицо Мэри Лу в газете. Совсем другой город, другая страна. Там тоже могли не принять, но рядом те, кто поддержит, поймёт и поможет освоиться.

Несмотря на все страхи и подозрения, тьма не вернулась. Ночь за ночью юноша не мог уснуть, ворочался допоздна, прислушивался, ожидая, что вот-вот снова где-то рядом заструится мелкий чёрный песок, но этого не произошло.
Бессонница отступила вместе с окончательным осознанием освобождения.

Японский язык был сложным, но Криденс сумел выучить основные фразы, которые помогали хотя бы не потеряться по дороге домой. Профессор Томо нанял для него учителей, чтобы восполнить колоссальные пробелы в базовых школьных знаниях. На уроки приходилось ходить за несколько кварталов. Было страшно, но одновременно – интересно. Здесь и там происходило что-то интересное, непохожее на то, что было в Америке. Жилые дома, лавочки, ресторанчики, парки… всё было не таким одинаковым и безликим, как в Нью-Йорке. Японцы одновременно сторонились иностранца и интересовались им. На улицах Криденс перестал быть незаметным, но отчего-то это не пугало.
***
Всё шло своим чередом до злополучного похода в парк. Затмение было громким событием, о котором больше недели болтали на каждом углу. Конечно же, Бэрбоуну было любопытно. Мэри Лу никогда бы не разрешила смотреть на подобное явление, сочла бы его дьявольщиной и наказала молиться, не отрывая взгляд от земли. Напротив, мистер Томо затмением заинтересовался. По его мнению, детям полезно наблюдать подобные феномены.
В итоге вся семья отправилась в парк, где высотные здания не загораживали небо.
И тут… с Хотару что-то произошло. Она как будто увидела и услышала то, что больше никто не заметил. Это действительно испугало её, ту, кто сумела справиться с беснующейся тьмой на улицах Нью-Йорка. По спине пробежал холодок.
После возвращения домой худшие подозрения подтвердились. Что-то нехорошее произошло. В небе явилось дурное знамение грядущей неотвратимой беды.
***
Идти в цирк после непростого разговора, тревожной ночи и обрывочных снов, наполненных неясными жуткими образами, не слишком хотелось, но Криденс должен был поддержать Хотару. Он старался выглядеть заинтересованным, скрывая за полуулыбкой своё беспокойство. Никому не будет лучше, если его охватит паника. Они с Хотару могли просто ошибиться.

В цирке было неспокойно. И дело не в том, что вокруг много людей, что лица некоторых из них скрыты за чудными масками. После разговора накануне Криденс всё никак не мог успокоиться. Подозрения Хотару показались ему обоснованными. В тот момент на прогулке он будто бы тоже что-то ощутил, лишь отголосок, но и этого хватило, чтобы засомневаться. К тому же, цирк не выглядел самым гостеприимным и миролюбивым на свете. Не покидало ощущение, что за семьёй Томо наблюдают десятки и сотни внимательных глаз. Таким и должно быть место с подобным названием? Это просто трюк для привлечения зрителей? Или что-то с этим местом и вправду не так?..

Вдруг какая-то смешливая циркачка (по правде сказать, Криденс не сумел с расстояния хорошо разглядеть и сомневался, что не спутал юношу с девушкой) уронила мячик, светло-голубой, как и её длинные волнистые волосы. Реквизит прикатился к ноге Криденса, ударился о ботинок. Владелица захихикала, прикрыв ладонью губы, а потом побежала прочь, скрывшись в толпе.
«Чего это она?..» - возник в голове разумный вопрос. Взгляд снова вернулся к мячу. Бэрбоун поднял его, покрутил в руках. Наверное, эта вещь понадобится во время предстоящих выступлений.
- Подождите… Вы уронили… - оклик Криденса никто не услышал, только несколько прохожих вопросительно на него посмотрели и пошли дальше.
- Я сейчас вернусь. Не ждите… догоню.
Делать было нечего, нужно догнать циркачку. Идти сквозь толпу было непросто, а ведь ещё приходилось удержать мяч. Иногда впереди мелькала копна чужих волос необычно-яркого цвета. Сам того не заметив, юноша увлёкся преследованием незнакомки. Не заметил, как далеко ушёл от сестёр и профессора Томо. Стоил ли того обыкновенный мячик, потеря которого почему-то не огорчала владелицу? Почему никак не получалось одуматься и повернуть обратно?..
Казалось, что свет лампочек близ шатров меркнет с каждым шагом. Света становилось меньше, как и ярких красок. И вот – впереди снова показалась циркачка. На этот раз она скрылась внутри одного большого шатра. Криденс обрадовался – значит, она не убежит дальше. Можно будет отдать мячик и покончить с этим странным происшествием. Вздохнув поглубже и собравшись с силами, он вошёл в шатёр.
- Простите… это, наверное, Ваше.

+1

4

Цирк мертвой Луны полностью оправдывал свое название. Он был ужасным. И что самое главное - люди смеялись! и улыбался даже отец. Хотару чувствовала себя словно преданной. Ей хотелось сбежать отсюда. Бежать, прихватив семью. Которая только смеялась над ужасными масками циркачей. В то время как сама Томо чувствовала ужасный холодок.

Когда шоу закончилось, она и сама не заметила как потеряла в толпе Криденса. Девушка лихорадочно оглядывалась. Сделав шаг назад, она почувствовала, что врезалась в кого-то. Неловко извинившись и скромно потупив фиалковые глаза, Сатурн повернулась и увидела ту самую незнакомку с волосами цвета нежного моря. В руках девушка держала зеркальце, прижатое к груди. Голубые глаза девушки серьезно изучали Хотару. В морской диве чувствовалось что-то знакомое. Близкая духу сила... Неужели она тоже Сейлор Воин?

- Зеркало показало мне, что твой возлюбленный в опасности. - негромко произнесла девушка. Хотару на миг удивленно посмотрела на незнакомку, пытаясь понять, о ком она говорит. Видя ее замешательство, зеленоволосая показала ей Криденса в шатре.

- Он мой брат. Вы ошиблись. П-почему вы решили сказать это мне? - тихо спросила воин безмолвия, прижав руки к груди в волнении. Она не могла перевоплотиться здесь. А в цирке - она может выдать себя врагу. Она одна против неизвестного количества неприятелей.

- Ты одна из нас. Мы долго ждали тебя, Сатурн.

Хотару машинально кивнула, почти не задумываясь о том, сколько же таких "мы". Она тихо поблагодарила зеленоволосую и принялась пробираться сквозь толпу, спиной чувствуя взгляд новой союзницы. Она чувствовала как тьма окутывает шатер, едва ее нога вновь ступила в это ужасное место. Прячась за шторой она увидела голубоволосую девушку своего же возраста. Криденс протягивал ей шар. Выбора не было. Зажав в руке кристалл Сатурна, Томо воскликнула:

- Кристальная сила Сатурна! Перевоплоти!

Знакомая энергия пробежалась по телу, преобразовывая ее в воина в матроске, наделяя силой. В руку привычно лег Плаш Безмолвия. Томо чуть наклонила оружие в сторону циркачки.

- Что бы ты ни задумала, твои планы провалились. Я воин разрушения, Сейлор Сатурн и этот человек под моей защитой! Стена Безмолвия!

Шар выпал из рук ее названного брата, откатившись к ногам неприятельницы. Ее вид был лишь слегка рассерженным, когда энергополе отделило ее от юноши. Циркачка лениво склонила голову набок, словно бы Томо была для нее чем-то вроде подопытной крысы. В тот же миг ее голубой шар взлетел, а из тьмы вылез мячеобразный демон.

- Юма, разберись.

Хотару ожидала сильного натиска на свою защиту, но не ожидала, что тварь прорвет ее так быстро. Мяч на полном ходу врезался в девушку и ее впечатало в стену. В голове стоял звон. Сатурн не ожидала такой силы. Тьма с которой ей доводилось сражаться в прошлом и вполовину не была так сильна. Ее способностей не достаточно против двух противников. Она резко мотнула головой и рявкнула на замершего брата:

- Беги отсюда! Быстрее! Я с ними справлюсь.

Конечно же она знала, что нет. Она поднялась на ноги, свирепо глядя на противницу. Она собрала все силы перед броском, как вдруг послышались звонкие выкрики:

- Остановись, враг! Мы покараем тебя во имя Луны! - за спиной Хотару появилось не меньше восьми сейлор сенши разных планет. Томо успела облегченно выдохнуть, посмотрев на Криденса, но циркачка была не так проста. Вскочив на трос, так легко, словно бы умела летать, голубоволосая усмехнулась:

- Ваши силы ничто против Амазонского Квартета. Я Вес-Вес. Посмотрим, как ваша энергия понравится нашей хозяйке!

С этими словами Вес-Вес снова вскинула шар и оттуда вылетели сотни маленьких лохматых комочков, которые, едва соприкоснувшись с сенши, начали отнимать их жизненные силы. Хотару бессильно опустилась на колени. Закрыв глаза, она беззвучно молилась лунной богине Селене, чтобы та послала им помощь. И, когда уже казалось, надежды никакой нет, тьму шатра разогнало теплое и яркое золотое сияние. Перед Девушками стоял прекрасный белоснежный конь с крыльями и золотым рогом. Он стукнул копытом по полу, и наклонил голову. Сияние разлилось по всему помещению вновь и силы вернулись к воительницам. Хотару чувствовала, что готова и горы свернуть в данный момент.

Вес-Вес же, поняв, что ситуация складывается явно не в ее пользу, исчезла. Шатер цирка был пуст. Девушки-воительницы растерянно оглядывались по сторонам и также недоуменно смотрели на прекрасного пегаса, что гордо стоял посреди шатра. Это сон... Не может быть такого... Это точно сон... Он прекрасен! А какой теплый, мягкий свет исходит от него!

Отредактировано Hotaru Tomoe (24-02-2017 22:32:42)

+1

5

Циркачка была совсем рядом, протянуть руку – и можно вручить потерянный мяч, но что-то заставило Криденса сделать ещё шаг по направлению к ней. Всё сознание протестовало, но ноги двигались сами по себе, как будто юноша был под гипнозом. Могло ли это быть правдой? Вполне. В цирках встречались и гадалки, и фокусники, и бог знает, кто ещё. Улыбка незнакомки не предвещала ничего хорошего. Но что этой девушке нужно от него, впервые увиденного иностранца, недавнего сироты, с которого нечего взять?

Знакомый голос заставил обернуться. Хотару пришла на помощь в облике отважной воительницы. Стало одновременно радостно и до ужаса тошно из-за того, что Криденс вечно влипал в неприятности, из которых его приходилось спасать. Вот нужен был ему этот проклятый мяч! Бросил бы его на земле, пускай циркачка сама его искала бы! Нет же, решил помочь, сделать хорошее дело… а вышло как всегда. Давно пора было уяснить, что ничего путного из Бэрбоуна не выйдет.

Руки вдруг занемели. По пальцам, касающимся шара, расползался холод, как будто загадочный реквизит вытягивал из владельца остатки сил. Впереди возникла светящаяся стена, почти такая же, как в Нью-Йорке. Тогда барьер защищал город от тьмы, жившей в Криденсе, а теперь под защитой оказался он сам. Пальцы дрогнули, и мяч выпал из рук. Сознание резко прояснилось, вот только это мало чем помогло.
- Ч… чудовище… - прошептал юноша, отступая на шаг назад. Преисполненный ужаса, он смотрел на то, как по команде циркачки появляется деформированное шарообразное существо. У него была жуткая морда, перекошенная гримасой голода и безразличия. Оно было реальным, но казалось искусственным, как кукла, как марионетка.

Криденс совсем растерялся, застыл на месте. Рад был бы бежать, как того требовала Хотару, но ноги как будто приросли к полу. Он был всего-то человеком, самым обыкновенным, даже ниже среднего. Не спортсмен, не силач, даже не смельчак. Почему именно на его судьбу выпало всё это? Сначала – чудовищная тьма, накрывшая Нью-Йорк, теперь – монстры, которые хотят убить не только его, но и недавно обретённую семью.
Воительницу Сатурна так легко швырнуло в стену, будто та ничего не весила. Криденса словно электричеством прошибло.
«Я не могу ещё раз её подвести», - подумал он, сжимая кулаки, впиваясь ногтями в ладони. Нужно было взять себя в руки и сделать хотя бы то немногое, что было по силам – убраться подальше от места схватки. Воспользовавшись тем, что акробатка и её ручное чудовище были заняты битвой с Хотару, юноша поспешил найти хоть какое-то укрытие.

Сатурн, несмотря на всю свою силу, оказалась в опасности. Противники превосходили её если не могуществом, то числом – не давали перевести дух и нанести решительный удар. К счастью, подоспела подмога. Из укрытия за массивной деревянной подпоркой Криденс увидел, как девушки в похожей одежде появились за спиной Хотару. Увы, так легко переломить ход сражения не удалось – враги нашли способ справиться с девушками. Глядя на это, Криденс ощущал себя бесполезным и бестолковым, а ещё – виноватым во всём. Ничего не мог сделать. Даже если закричать и попытаться отвлечь акробатку и демона на себя – они расправятся с жертвой за какое-то мгновение. Это ничем не поможет Хотару и её союзницам…

Словно ответ на все вопросы, шатёр залил слепящий свет, заставивший прикрыть глаза руками. Чудеса продолжали происходить одно за другим: в центре сияния был крылатый конь. От него, в отличие от циркачки и шарообразного монстра, не исходило ощущения опасности. Напротив, это изящное и светлое существо вселяло надежду, теплом разливающуюся в груди. Нападающих свет почему-то испугал, они пропали, как черти, завидев распятие.
Бэрбоун не понял, погибли они или сбежали, но шестое чувство подсказывало – ещё ничего не кончено. Амазонский квартет даст о себе знать снова.

Крылатый конь не рассеялся, как подобает дивному видению. Остался на своём месте, более не окруженный злом. Сознание протестовало, отказываясь верить в существование пегаса. Несмотря на всё, что произошло с Криденсом в прошлом, он с большим трудом верил в чудеса. А ещё... слишком, до боли завидовал. Хотел тоже помогать, а не быть обузой, не стоять в стороне, пока другие рискуют собой, не заставлять себя спасать. Да только в самом Бэрбоуне чудес не было, одна сплошная серость и обыкновенность. Чувствовать зависть к спасителю было неправильно, но Криденс просто не мог ничего с собой поделать. Поэтому он предпочёл думать, что крылатый конь ему просто мерещится от пережитого шока.
Решившись покинуть укрытие, юноша медленно подошёл ближе к девушкам, стараясь не смотреть в центр шатра. От пережитого кружилась голова. Слишком много бед для одного дня.
- Вы… вы в порядке? Не ранены? – обратился Криденс ко всем воительницам. Голос был сиплым, негромким.
Ему было бесконечно стыдно перед Хотару за всё, что произошло. Он был близок к тому, чтобы после возвращения домой запереться в комнате и не выходить долго… а может и всегда. Бэрбоун чувствовал, что не имеет права даже благодарить своих спасительниц. Опустил голову, сцепив пальцы в замок, выкручивая суставы по старой привычке. Думал о том, что могла произойти трагедия, что Хотару могла погибнуть или очень серьёзно пострадать из-за дурацкой попытки вернуть потерянный мячик владелице.
Имел ли теперь право Криденс вернуться домой? Зачем такой источник проблем нужен в семье профессора Томо? К чему Хотару не просто бесполезный, а ещё и потенциально опасный брат?..

+1

6

Хотару все еще не могла прийти в себя после нападения. Она машинально терла ссадину на локте, пытаясь уложить в голове все что произошло. Амазонский квартет. Лунные воительницы. И пегас, который стоял посреди шатра, глядя на всех добрыми глазами.

- Я так и знала, что их много! Я своими глазами видела, как девочка только подняла мяч, чтобы передать его рыжей циркачке, как та исчезла вместе с ребенком! Мы не успели даже ничего сделать! - воскликнула синеволосая воительница с короткой стрижкой. Томо пристально посмотрела на сенши. Выходит Амазонский Квартет собирал энергию для какой-то своей повелительницы. И им было неважно кого забирать.

- Воительницы... Я, принц Иллюзиона, самого сердца вашей прекрасной планеты, вынужден просить вашей помощи. Лишь принцесса способна найти золотой кристалл и победить амазонок и Нехелению - их госпожу. Я ее пленник. Прошу, помогите... - голос пегаса зазвучал у всех в ушах. Хотару даже не стала слушать, что ответят сенши, она сделала пару шагов к брату и крепко обняла его. Она была готова сдаться амазонкам добровольно - лишь бы Криденса наконец миновали беды. чтобы их семью оставили в покое.

Потянув его на выход с другой стороны, она тихо промолвила:
- Ты не должен винить себя. Чтобы не случилось. Эти амазонки не знают, что значит быть добрым и желать помочь другому. Эти качества, что лежат в глубине твоего сердца, они бесценны. Я всегда готова защитить тебя и прийти на помощь. Я знала, что в моей жизни будут враги сильнее. Сатурн открыла мне прошлое, в котором я когда-то воевала. Не вини себя. Не знаю, что было бы со мной, потеряй я тебя.

Девушка еще раз крепко обнимает его, утыкаясь носом в родное плечо, позволяя себе быть не сильной защитницой, а напуганной девушкой, только что столкнувшейся с суровой реальностью. Томо не хочет войн и сражений, она не хочет, чтобы Криденс, отец и сестры подвергались опасности, но если такова судьба, кто способен ее изменить?

***

Она знала, что амазонки своего не упустят. Но не подозревала, что все случится так скоро. Потому, придя домой, и не обнаружив свою семью, она было запаниковала, после чего собралась с духом и кинулась к цирку. Сжимая кристалл Сатурна в руке, она заметила, как собираются остальные девушки, тоже взволнованные.

- Они похитили моего дедушку!
- Шинго! Они забрали его!
- Ючиро...

Голоса звенели наперебой. И Хотару лишь тихо произнесла в глупой надежде, что семья, где бы они не были, услышит:

- Я иду.

+1

7

Похоже, никто серьёзно не пострадал. Можно было вздохнуть с облегчением в объятиях сестры, прошептать на ухо слова благодарности. Хотару не была обижена или рассержена, просто испугалась за непутёвого брата. На этот раз всё закончилось хорошо.
Выйдя из шатра, юноша смог восстановить сбившееся дыхание. Стало легче, как будто невидимый обруч, стягивавший грудь, полностью исчез. Хотару не осталась, чтобы поговорить с пришедшими на выручку воительницами или узнать, зачем явился таинственный крылатый конь. Ей это словно было не нужно.

По пути домой Бэрбоуна одолевали тяжёлые мысли. Ему велели не переживать и не винить себя, но он только и смог, что стараться держать чувства при себе.
Криденс всегда сомневался в том, был ли он на самом деле таким уж добрым, честным, хорошим, как считала названная сестра. Он никогда не говорил этого Хотару, не хотел расстраивать, но думал, что тьма к нему привязалась не случайно. Нашла трещину, зацепилась за внутренний надлом, проникла в душу и пустила там корни. Стоило ли его вообще спасать?.. Жить дальше помогало только то, что после того как Сатурн развеяла энергию Хаоса, тьма не вернулась. Это означало, что хоть что-то хорошее в Криденсе есть.

Несмотря на то, что днём было запланировано несколько уроков, уснуть получилось только под утро. В тенях мерещились чьи-то лица, а в ушах всё ещё звучал смех циркачки.
Проснувшись, Криденс не увидел успевшую стать родной комнату.
***
Вокруг было так много обездвиженных людей, что трудно было сориентироваться. Взрослые и совсем дети... Откуда взялись незнакомцы? Были ли все они посетителями цирка или их тоже выкрали из собственных домов?..

Приглядевшись, юноша заметил вдалеке знакомое лицо.
«Модди!» - тут-то и стало действительно страшно. Младшая сестра ещё не пришла в себя.  Хотелось подойти поближе, потормошить и разбудить её, но сил подняться на ноги не было. Было не похоже, что ей причинили вред, но всё указывало на то, что на этот раз в ловушке оказался не один Криденс.
«Значит, они забрали всех?..» - найти взглядом Частити или профессора Томо не удалось. Ранним утром сквозь подступающий сон Криденс слышал, как Хотару ушла на учёбу, поэтому злодеи не должны были до неё добраться. Хотя бы она спаслась…
«Могут ли быть все эти люди близкими других воительниц?» - догадка показалась разумной. Враги могли следить за ними и узнать, где слабые места защитниц человечества. Проще всего нанести удар по тем, кто не сможет себя защитить. И в их числе снова оказался Криденс.

Циркачек было четверо. Похожие, но одновременно – разные. Они говорили о ком-то, кого называли повелительницей. Решали, как лучше поступить с пленниками. Пришли к выводу, что начать стоит с детей. Насколько Криденс понял, перед ним был тот самый Амазонский квартет. Их злые намерения не вызывали сомнений.
Нужно было что-то делать. Найти способ сбежать или хоть подать знак Хотару.
Рядом зашевелился какой-то мальчишка. Мог ли он что-то знать?
- Тише… они нас услышат, - шепнул ему Бэрбоун, стараясь не делать заметных движений и как можно чётче выговаривать непривычные для языка японские слова. – Как тебя зовут? Ты не видел, куда нас привезли?..
В том, что в это место можно доехать на машине или поезде, Криденс очень сильно сомневался, просто не смог выдумать более подходящее слово. Это был не простой цирковой шатёр, не подвал и не ангар, а что-то вроде другого мира. Тут и там поблёскивали зеркальные поверхности. В глубине зеркал терялись искажённые отражения. Из-за этого не удавалось даже примерно посчитать, сколько людей находится в заточении.
- Шинго, - машинально отозвался паренёк. Он ещё не до конца проснулся, его одолевала слабость, но соображал он быстро… даже слишком быстро. – Я… был дома, лёг спать и оказался здесь. Это какой-то дурацкий розыгрыш, да?.. Это Усаги устроила, чтобы меня проучить? Точно – она! Глупая сестра!
Криденс пытался шикнуть на мальчишку, чтобы не повышал голос, но было поздно. Их уже услышали. Шинго затих. Даже этому боевому пареньку стало жутко - он почувствовал опасность и понял, что во всём ошибся. Кем бы ни была его сестра - это не её злая шутка, не месть непослушному и вредному братцу.
- Кто это тут проснулся? – Одна из Амазонского квартета, та самая девушка с голубыми волосами по имени Вес-Вес, оказалась совсем рядом, взглянула на пленников с явным недовольством. К ней поспешили сообщницы.  – Ох, а я тебя помню! Вчера ты сбежал от меня, но на этот раз – не получится! Мы позаботились о том, чтобы сюда никто не пробрался.
- Отпустите хотя бы детей, - Криденс поднял взгляд на циркачек, удивившись тому, что голос прозвучал твёрдо и ни на секунду не дрогнул.
- Ещё чего, - хором отозвались Амазонки, даже не раздумывая.

+1

8

Девушки перевоплотились. Томо стиснула в руках Копье Безмолвия, мрачно глядя на шатер. Она кожей чувствовала злую ауру. Воительницы как одна кинулись внутрь шатра. Хотару помедлила. Прошлый опыт показал ей, что не стоит кидаться навстречу опасности сломя голову. Но сердцем она чувствовала - время на исходе. Терпение амазонок не будет вечным. В этот раз Томо была готова пожертвовать собой, своей силой, лишь бы только уберечь семью. Хотару вздохнула и осторожно ступила внутрь шатра.

Темнота внутри казалась почти осязаемой. Сенши глубоко вздохнула и направилась дальше, вслед за остальными. Воительница Меркурия непрерывно сканировала пространство, делясь с остальными сведениями о необычных пространственно-временных искажениях. Хотару нахмурилась. Судя по всему, враг не только мог вызывать сильных демонов, но и управлять материей. А это было уже совсем не хорошо.

Ласковое прикосновение руки к руке, заставило фиалковоглазую девушку очнуться от мыслей и поднять голову. На нее с теплотой смотрела сама Лунная принцесса. Та, что была спасена когда-то лунной богиней Селеной в обмен на свою жизнь и существование королевства.

- Уран и Нептун сказали нам, что ты придешь. Они похитили наших близких, но они не смогут украсть нашу силу и веру.  Я верю, что ты уже не та воительница, что послужила нашему перерождению. Мы едины. Мы защитим их.

Хотару только и смогла, что кивнуть, проглотив ком в горле. Слова Серенитти растрогали ее. Не важно как, они освободят своих родных. Лунная принцесса верила в это, значит осталось поверить и Хотару. Сатурн только молча кивнула, давая понять, что благодарит за поддержку. Как вдруг...

Ослепительный белый свет залил пространство, за ним последовал отвратительный женский смех и в тот же миг Хотару оказалась в другом месте. Девушка удивленно моргнула. Ей улыбался отец, а в руках была награда за вклад в медицину. Ее обнимал за плечи Криденс, повзрослевший и превратившийся в молодого мужчину. Рядом улыбалась Частити и тихо смеялась Модести. Хотару расслабилась, позволив себе улыбнуться. Это все просто сон, все эти бесконечные битвы...

- Хотти? - такое ощущение, что на слышит этот голос впервые, но сердце тает от любви: со второго этажа особняка спускается ее возлюбленный. Популярный музыкант группы 3 звезды, Сейя Коу, мечта миллионов, выбрал ее. Семья тактично оставляет их наедине, а Хотару тает в объятиях возлюбленного, ощущая приятную сонливость и пустоту. Словно ее энергия покидает ее тело с каждым нежным поцелуем, но ей это совсем не важно, это не страшно...

+1

9

Участницы Амазонского квартета вдруг потеряли интерес к пленникам, собрались в отдалении, зашептались. Криденс переглянулся с Шинго, которому больше не приходило в голову кричать. Тот выглядел потерянным и напуганным, от его боевого настроя и следа не осталось. Бежать было некуда, оставалось лишь ждать спасения и держаться.

Внезапно юноша ощутил потерю. Стало до того тяжело, что дышать получалось через раз. Что это было? Что произошло? Неужели что-то с Хотару?.. Такое иногда случалось раньше – с названной сестрой происходила какая-то неприятность, а Криденс чувствовал, что что-то не в порядке. Накатывала слабость, вдруг возникало необъяснимое беспокойство. Он читал, что так бывает с близнецами, связанными невидимой нитью судьбы. Но они с Хотару не были кровными родственниками. Если что-то и могло их связать, то это произошло той ночью в Нью-Йорке, когда воительница Сатурна изгнала чёрное облако из-под сердца едва знакомого парнишки.
Враги были опасны. Днём ранее Криденс собственными глазами видел, как они призывают чудовищ и вытягивают силы из людей, как затуманивают разум и создают иллюзии. Даже если Хотару придёт не одна – не было никакой гарантии того, что ей удастся победить. Она сильна, сильнее всех, кого Бэрбоун когда-либо знал, но… что, если этого окажется недостаточно?..

Все худшие опасения подтвердились.
Из темноты выплыли большие зеркала, они застыли в центре пространства так, чтобы пленникам было хорошо видно. К тому моменту почти все похищенные люди проснулись. Кто-то звал на помощь, кто-то смотрел с ужасом, кто-то глотал слёзы. Пленники не понимали, почему оказались в этом зловещем и ненормальном месте. Ослабшие, перепуганные, они ничего не могли противопоставить тем существам, что открыто глумились над ними.
- Эй, ты! Её ждёшь, да? Эту девчонку? – Сердце пропустило удар, когда в большом зеркале появилась Хотару. На её губах – слабая отсутствующая и жуткая полуулыбка, какие Криденс видел когда-то давно у людей из клиники для душевнобольных. Вокруг неё – какие-то тени, в которых странным образом угадываются очертания членов семьи Томо и одного молодого человека, чьё улыбающееся лицо смотрело с обложек журналов, которые читали сёстры. Циркачка с голубыми волосами указывала пальцем на Криденса, глядя с вызовом.
– Так вот – она не придёт! Никто не придёт! Все слышали? Некому вас спасти. Глупые девчонки угодили в ловушку, попались на нашу уловку. Теперь они поймут, что вы им не нужны, что жизнь с вами ни в какое сравнение не идёт с миром иллюзий!
На других зеркалах одна за другой появлялись другие девушки. Криденс помнил их, хоть и видел совсем недолго во время недавнего инцидента в Цирке.
- Слабачки! Они не справились! – Победоносно подхватили другие циркачки. Сообщницы были убеждены в том, что уже расправились с защитницами планеты.

В прошлый раз спастись воительницам помог похожий на видение крылатый конь, но на этот раз он не появился и не развеял колдовской морок. Криденс рванулся вперед, попытался подняться на ноги, сделать хоть что-то, но незримая сила удержала его на месте, прибила к земле.
Он не стал закрывать глаза или отводить взгляд от зеркала. Смотреть было больно, но не смотреть – куда хуже. Юноша подумал, что, не отказавшись от этой боли и не сбежав от неё, каким-то образом удастся перетянуть на себя часть злых сил, окруживших сестру, чтобы ей стало легче.
«Господи, пожалуйста, пусть Хотару справится. Пусть она и её соратницы очнутся, пусть видения не смогут их одурачить», - только и оставалось, что молиться. Пусть Криденс за последние месяцы и почти разуверился в Боге, но у кого ещё просить помощи? Ведь Хотару не услышит, если закричать. Она так далеко, заточена в глубинах своего сознания, пленена иллюзиями...
Что-то внутри придавало уверенности в обратном. Нужно попробовать, не поддаться страху, поверить всем сердцем и попытаться. Сестра сильна, она даже не волшебница, а нечто гораздо большее. Вдруг она каким-то чудом сумеет услышать и почувствовать? Вдруг та связь действительно существует, а не является выдумкой или случайностью? Вдруг удастся достучаться? Вдруг…
«Хотару… если ты меня слышишь… не верь им! Они обманывают тебя, как пытались обмануть меня. Твоя настоящая жизнь… настоящая семья здесь… я, твой отец, сёстры… мы здесь, а не там. Вспомни Нью-Йорк. Вспомни, что произошло с тобой и со мной. Было больно, но это – часть тебя и меня… это не могло забыться и пропасть без следа».

+1

10

Колени подгибались все сильнее и ей пришлось вцепиться в плечи возлюбленного, чтобы не упасть. На губах Хотару заиграла виноватая улыбка. Ну что за новость: сама получила награду за вклад, а вылечить себя от элементарной простуды. И все же ощущение, что что-то не так, не покидало девушку. Словно бы какая-то навязчивая фальшивая мелодия. Девушка потрясла головой, но странный звон в ушах не отступал, а, казалось бы, наоборот - усиливался. Да что же это такое? - сердито подумала она, хмурясь. И тут в ушах раздался голос Криденса. Боль... Она помнила боль. Хотару схватилась за сердце - нестерпимо жгло и было так больно... Тени, которые отдаленно напоминали ее семью и якобы возлюбленного, растаяли без следа.

- Обман.. Это все обман! - воскликнула девушка, уже уверенно поднимаясь на ноги - ее энергия вернулась. Томо поспешно бросилась бежать по коридору, вперед, туда, где находились дорогие ей люди. Сложнее всего было вернуть других сенши из мира грез - настолько сильно девочки жаждали быть простыми людьми. Кому как не ей было понять это! Хотелось мира, хотелось, чтобы наконец все кончилось и враги остались в прошлом. Но в то же время Хотару понимала, что это ее жизнь, что это судьба и она благодарна возможности защищать людей. Никто не заслуживает быть рабом других, темных сил. Земля не должна пасть от рук захватчиков.

Наконец, воительницам удалось добраться до некоего тронного зала, в котором были пленники. Амазонкам это явно не понравилось, и они как по команде вскинули мячи, готовые к атаке. Хотару прищурилась и подняла Копье, готовясь отразить атаку. И, так же неожиданно, как и в прошлый раз, яркий золотой свет залил за и в центре его появились Пегас и маленькая розоволосая девочка.

- Вы не обязаны служить тьме, амазонки. Ваша воля была подчинена, позвольте нам вернуть вам память! - горячо воскликнула девочка, чем вызвала колебание у четырех девушек. Но они все же согласились. Тем временем Хотару, убедившись, что опасности нет, кинулась к семье. Крепко сжала ладони Криденса, без слов горячо благодаря за помощь.

- Пора домой, - прошептала она, собираясь было воспользоваться звездной телепортацией, но как и всегда бывает - ее планам не суждено было сбыться. По залу отчетливо пронесся холодный ветер, теплый золотой свет от золотого кристалла принца Иллюзиона потух, а напротив трона появилась высокая женщина, с волосами до пола и взглядом в котором блестел лед. К себе она прижимала молодого мужчину, на губах которого играла блаженная полуулыбка, а взгляд был отсутствующим. Сдавленный выдох Томо потонул в отчаянном вопле принцессы Луны. Незнакомка захватила в свою власть принца Земли - Эндимиона. Ситуация приняла скверный оборот. Даже амазонки съежились и отступили поближе к воительницам и их принцессе. Хотару же, не поднимаясь и крепче сжимая руки брата, в ужасе смотрела на то, как Серенети рвется из рук подруг, а их враг-женщина лишь улыбается так, что душу охватывал первобытный страх...

+1

11

Злодейские силы были ужасающи. Их магия в разы опаснее любого существующего оружия. Отобрать у людей воспоминания – значило отобрать их прежнюю жизнь. Криденс отлично знал, как легко поддаться соблазну и поверить в приторно сладкий обман, не задумываясь о том, что скрывается за ним. А ещё он помнил, к чему это в конце концов приводит. Самообман, каким бы приятным он ни был, никогда не доводил до добра.

Криденс не знал, кого следует за это благодарить – Бога, Дьявола, магию, судьбу или какие-то иные высшие силы – но Хотару услышала его и пришла на помощь. Колдовской морок более не способен был её обмануть. Она вспомнила, кем была на самом деле. Вспомнила о том, что её жизнь дорога ей, несмотря на все трагедии и жертвы. Вскоре воительницы добрались до пленников. Казалось, что вот-вот начнётся бой, но вместо этого возник уже знакомый свет.

Крылатый конь появился, хоть и с опозданием. На этот раз с ним была спутница. Её слова вызвали искреннее замешательство у циркачек.
«Они тоже были в плену иллюзий», - понял Криденс. Это многое объясняло. И правда, он ведь так и не смог понять их мотивов. Девушки словно слепо исполняли чьи-то приказы, не имея какой-либо собственной мотивации в том, чтобы мучить невинных людей.
Циркачки поверили своим сомнениям и высвободились из-под влияния некой неизвестной силы. В этот момент сразу стало легче дышать и двигаться, как будто спали невидимые путы. С другими пленниками произошло то же самое.
- Домой, - машинально повторил юноша подбежавшей сестре, вздыхая с облегчением. Кажется, с семьёй всё было в порядке. Хотару не ранена, её союзницы целы и невредимы. Выходит, план врагов с треском провалился. Или…

Обдало ледяным ветром, вокруг мигом стало темнее, совсем как тогда, когда нечто, жившее в Криденсе, начинало пробуждаться. Вес-Вес, помнится, говорила что-то о своей хозяйке. Пришло время встретиться с ней лицом к лицу.
Эту женщину Бэрбоун прежде не видел, но чувствовал исходящую от неё угрозу. Она не шла ни в какое сравнение с тем чувством, которое юноша испытал, оказавшись в плену у циркачек. Длинноволосая незнакомка, в отличие от своих подручных, точно знала, что делает и зачем. Это ясно читалось в её взгляде.

Впервые Криденс пожалел – по-настоящему пожалел – о том, что в Нью-Йорке лишился внутренней тьмы. Эта мощь, едва не погубившая огромный город, а может и целую планету, точно смогла бы потягаться с обитателями зловещего Цирка Мёртвой Луны. Может, даже с таинственной хозяйкой. Да, это было бы опасно, но Бэрбоун был готов пойти на риск. Ему надоело быть бесполезным и доставлять одни лишь беспокойства сестре, у которой и без его вечных бед хватало проблем с защитой планеты.
«Если бы тьма всё ещё была со мной, я смог бы помочь… я бы заставил её подчиниться и помог Хотару…» - думал юноша, глядя на длинноволосую незнакомку у трона и её пленника. Тот, похоже, находился в плену иллюзий, как и Сатурн совсем недавно. Был ли поблизости кто-то, способный до него докричаться и вырвать из вязких грёз?..

- Отойдите подальше, попробуйте спрятаться, - посоветовал Бэрбоун освобождённым пленникам. Конечно же, враги не согласятся отпустить никого из своей ловушки, они придумают новый способ использовать их. Можно лишь попытаться найти укрытие и понадеяться, что воительницам удастся поскорее одолеть неприятелей.
- Кто она? – было непросто не опустить взгляд в страхе, но Криденс продолжал смотреть на женщину у трона. – Зачем она делает это?..
Могло ли всё снова быть не совсем так, как кажется на первый взгляд? Может, у зла есть причины, с которыми и нужно сражаться в первую очередь? Не хотелось верить в то, что на свете были люди, которые просто злы без каких-либо оснований.

+1

12

[NIC]Hotaru Tomoe[/NIC] [AVA]http://sd.uploads.ru/Gvusf.png[/AVA] [SGN]When I admire the wonders of a sunset or the beauty
of the moon, my soul expands in the worship of the creator.

http://s9.uploads.ru/KUv6k.png
[/SGN] Je hais les roses Autant que mes sanglots
La vie s'impose Je crois а nouveau
A mes reves defunts Je veux enfin
Oser la fivre Du parfum Des roses

ost - mozart l'opera rock - je dors sur des roses (live)

Сатурн помнит, то, что забыли остальные. Она знает, почему так жестока с ними злая королева. Воительница делает шаг вперед, отрываясь от Криденса, вставая рядом с принцессой, глаза которой на мокром месте. Девушка тихо шепчет на ухо лунной богине то, что должно изменить ход битвы.

- Твоя любовь, Сейлормун, только твоя любовь сможет пробудить его от грез.

Сатурн печально смотрит фиалковыми глазами на злую королеву. Понимает, каково пришлось ей. И всей душой желает помочь -никто не должен быть одинок. Она чуть поворачивает голову и смотрит на Криденса - самый дорогой ей человек здесь, и она не может допустить, чтобы он погиб. Также как и вся ее семья. И в то же время не ее. Она - разрушение, хаос во плоти, как у такого существа могут быть любимые? Хотару опускает голову, пряча лицо под челкой и думает, размышляет как ей поступить. Да, они будут скорбеть о ней, если что, но скорбь пройдет со временем и тем самым они навечно будут в безопасности. Одинокая слеза скатывается по щеке девушки - она всегда была готова пожертвовать собой, ради других, ведь Сатурн - воин, что не должен был пробудиться. Она лишняя. Но она не может просто взять и оставить свое бремя. Сила, что бьется в груди слишком велика и однажды может привести к катастрофе. И все же... Криденса она любила чуть больше чем брата. А мучить и себя и его ей не хотелось больше всего. Сатурн искренне желала мира на всей Земле, но разве возможен мир, когда столь могущественное зло рвет душу принцессы луны на части? Когда та, оседая на колени, сорвав в конец голос, и смотрит на будущего супруга глазами, полными непролитых слез. Когда исчезает любимая дочь принцессы и будущая лучшая подруга Хотару... Нет. Это надо остановить. Хватит с них ненависти, хватит с них боли.

Томо бросает печальный взгляд на семью и поднимает Копье Безмолвия. В древние времена существовал ритуал, о котором знали лишь внутренние воины - жизнь за жизнь. Любой воин мог отдать свою жизнь за другого. И сейчас, Хотару собиралась прибегнуть к нему.

- Борись, Усаги. Я знаю, ты сможешь. Просто борись. Не дай им сломить тебя. Спасибо, что показала мне мир, где есть светлое будущее. Ты будешь достойной королевой.

Томо почти не слышит яростный крик темной королевы - Нехеления негодует, она поняла, что замыслил воин разрушения. Но вот, Копье искрится яркими фиолетовыми лучами, словно бантами обвивающими тело Хотару. Ей не больно. Совсем. Лишь тепло. И вот, перед почти потерявшей рассудок принцессой вновь стоит живая и невредимая Чиби Усаги. Малышка с воплем рвется к полупрозрачной Хотару, но девочки, не сдерживая слез, крепко прижимают наследницу к себе и качают головой. Томо оседает на колени - силы покидают ее. Собрав волю в кулак, она подползает к Криденсу, видя его оцепеневший взгляд. Полупрозрачная, но еще ощутимая и теплая ладонь ложится на щеку юноши, а губы несмело оставляют на его губах легкий поцелуй и глаза сам собой закрываются. Она не чувствует холода - лишь теплые объятия, и чьи-то слезы. Слабая улыбка служит ободрение и девушка из последних сил сжимает ладонь брата, покоясь головой на его коленях и что-то прощально шепчет. Еще миг - и она растворяется фиолетовыми искорками. Хотару Томо мертва вновь. Окончательно. Ее жизнь стала ценой другой жизни.

p.s

прости если все испортила ^^ посчитала нужным закончить именно так.

Отредактировано Isabelle Lightwood (19-04-2017 09:28:11)

+1

13

Time will heal…
or so I’ve heard;
still, here we are
and I’m crying out your name -
breathe… breathe… breathe…
just…
Freak Kitchen – Breathe

Хотару изо всех сил пыталась помочь отчаявшейся лунной принцессе, искренне, от души, как когда-то старалась вырвать из океана боли, страха и ненависти к себе Криденса. Смотреть на это со стороны было так странно, а быть бессильным чем-либо помочь – невыносимо горько.
Очертания девочки с розовыми волосами вдруг смазались, как бывает, когда смотришь сквозь бутылочное стекло. Бэрбоун сморгнул, подумав, что его обманывает зрение, но он видел ясно… просто она исчезала.
- Нет… этого не должно происходить, - тревожно пробормотал юноша, переводя взгляд с воительницы Сатурна то на поддавшуюся боли принцессу, то на торжествующую длинноволосую злодейку, то на тающую в воздухе девочку. Что он мог сделать?.. Просто стоять и смотреть, как рушатся чужие жизни?.. Для этого он появился на свет? Лишь чтобы быть свидетелем этой трагедии?..

Всё повторялось снова, как тогда, в Нью-Йорке. Было очень плохо, что дошло до необходимости опять воспользоваться Копьём, но без этого, похоже, было никак.
«Хотару знает, что делает», - убеждал себя Криденс. Верно. В ней – память многих реинкарнаций, целые тысячелетия. Она не может ошибаться в своём решении. Это лишь ещё одно перерождение среди многих. Всё пройдёт гладко. Розоволосая девочка вернётся, принцесса опять обретёт потерянного возлюбленного, а Криденс, Хотару и их семья вернутся домой.

Лишь когда сестра начала таять, когда оказалась мучительно близко, а на губах на миг появилось чужое тепло Криденс осознал – на этот раз всё совершенно иначе. Происходит нечто непоправимое. Он простёр к девушке руки, попытался задержать в этом мире, но… её уже не было.
- Хотару?..
Он… не увидел, не заметил, не понял вовремя… как же так… как же так могло произойти…
- Хотару?.. Пожалуйста... ну пожалуйста...
Где-то рядом слышался плач сестёр, слышался низкий и слабый голос профессора Томо, который всё никак не мог поверить в произошедшее… но Криденс не разбирал ни единого слова, даже не пытался прислушиваться. В нём самом не нашлось ни крика, ни слёз. Мир в нём и вокруг него навсегда стих, так и не дождавшись единственного голоса, который было необходимо услышать.

Тянулись минуты, одна, другая… профессор Томо, как и подобает хорошему отцу, взял себя в руки, попытался растормошить названного сына. Тот поднялся и пошёл, куда повели, но не видел ничего перед собой.
Он не знал, как будет жить дальше, не хотел жить дальше. В душе образовалась прореха, сквозь которую уже начало утекать нечто важное, без чего ни один человек не мог быть полноценным. Через месяц, полгода, год – Криденс знал – он окончит свой век в лечебнице для душевнобольных, не в силах смириться с утратой. К нему будут приходить гости – профессор Томо, повзрослевшие сёстры, другие – оставшиеся в живых – воительницы,  даже сорванец-Шинго… они будут желать ему выздоровления, гладить по недвижимому болезненно-костлявому плечу, пытаться обратить на себя внимание и хоть как-то отвлечь от созерцания пейзажа за окном… но у них ничего не получится. Пустота, застывшая во взгляде в момент гибели Хотару, останется там навсегда, разрастётся и поглотит всё естество… не станет сил даже на то, чтобы убеждать себя в том, что однажды жизнь кончится, а в другом – лучшем – мире удастся вновь увидеться и быть рядом.
Нет.
Всё пропало.

0


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » dead moon circus