faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьупрощенный прием
уход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицу

Дорогие Таймовцы!
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
Дорогие Таймовцы!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

Прикрыв глаза разбитыми в кровь руками, я лежал на полу окруженной полнейшим хаосом, который рискнул назвать временным убежищем. Давно я не называю места своего обитания домом и на это слишком много причин, чтобы взять и перечислить, да и какая разница, если честно. Теперь-то, какая разница?! Разломанный вдребезги письменный стол, воткнутые в стену кухонные приборы, да и вся комната была похожа на ёжика, который свернулся в обратную сторону. Всё валялось по разным углам, все щепки, осколки некогда стоящей на столешнице вазы, даже шахматная доска разлетелась в щепки от удара об стену. Доску жалко. Читать дальше

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Are you not a monster? [Torchwood & Doctor Who]


Are you not a monster? [Torchwood & Doctor Who]

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Are you not a monster?
What's that coming over the hill
Is it a monster? Is it a monster?

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://sh.uploads.ru/4kXgt.jpg


[audio]http://pleer.net/tracks/4624210Hsmk[/audio]

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО


Capt. Jack Harkness, Ianto Jones, Owen Harper & Amelia Pond

Кардифф время оговаривается

АННОТАЦИЯ

То, что у Торчвуда не бывает выходных было сказано неоднократно. Эми в путешествиях с Доктором тоже сталкивалась с чем только не.. Но еще никогда они не сталкивались с врагом в своих рядах. Есть ли шанс решить проблему малой кровью или придется жертвовать?

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+2

2

Янто устало облокотившись на холодную стену камеры, смотрел ничего не видящим взглядом перед собой. Опущенные плечи валлийца, расслабленный узел галстука, пыльный пиджак и чуть запрокинутая голова, что упиралась затылком в стену, закрытые глаза, спокойное дыхание и свободные кисти рук свидетельствовали о том, что он смертельно устал от вопросов Джека и тестов Оуэна. Он хотел домой, под теплый душ, смыть пыль и нервозность дня, ощутить как этот самый день отступает под наступлением сумерек его души, и в конце концов, свалиться в кровать, чтобы уснуть сном без каких либо кошмаров или красочных снов. Это было абсолютно понятное состояние человека, который чертовски устал на работе и слишком давно не имел отпуска. Через стену от него, сидя практически в точно такой же позе, разве что не с закрытыми глазами, а с открытыми, сидел Янто Джонс, и изучал стену камеры, словно она могла рассказать что-то крайне интересное и познавательное, как будто на ней были ответы касательно всего, что происходило с ними двумя.
Дело в том, что один из этих валлийцев был настоящим Янто Джонсом, рожденным девятнадцатого августа тысяча девятьсот восемьдесят третьего года. Этот же Янто Джонс имел старшую сестру Рианнон, и был дядей двум сорванцам, мальчику и девочке, с кем виделся слишком редко, а все потому что, он старался максимально оградить так называемую семью от работы. Он уважал мать, любил по своему сестру и ее семью, но он никогда не вписывался в их круг общения, словно был с другой планеты. Этот Янто Джонс совсем недавно позволил команде убить свою невесту, которая оказалась больше кибер-человеком, нежели человеком, и едва не погубила всю эту команду. Он же, стоя на кухне, спрашивал Джека о приговоре, который тот, будучи руководителем, обязан был ему вынести, а вместо этого получил шанс вернуться в команду доказать ей свою лояльность. Он был архивариусом, администратором и палочкой-выручалочкой для всего Торчвуд-3, а Мавануи его обожал какой-то особенной, петовской, любовью, видимо. Так псы любят своих хозяев, за то, что те забрали их с улицы или из приюта.
На данный момент, оба были изрядно уставшими, хотя ответы их звучали одинаково, вплоть до интонации. Зайгон скопировал его слишком хорошо, чтобы не знать любимое лакомство, то, как команда копалась в его мозгах, или то что он испытывал к Джеку Харкнессу. Все было слишком плохо. Хотя, так хорошо начиналось.

Это должна была быть обычная охота, коих уже было не мало, и столько же ожидалось в будущем. Команда разделилась на две части, одни пошли на перерез, отрезая выход в жилые кварталы, вторая пустилась вдогонку за пришельцем, чтобы задержать. Вот только, когда Янто вырулил из-за угла, и сбил через пару метров пришельца, поблизости не оказалось никого из команды. Зато, когда она подоспела, они лицезрели двоих Джонсов, которые боролись за единственный пистолет, модифицированный Торчвудом. Направленное командой оружие на обоих красочнее слов говорило о том, что им придется разбираться.
- Это просто абсурдно, - произнес Джонс и уставился на копию. Копия смотрела на него с таким же взглядом возмущения и негодования.
- Ну посмотрите на него, - произнес перевертыш, указывая на неприятный вид мужчины. – Я никогда не позволял себе такого с костюмом, - гордо заявил он, и валлийцу стоило не малого труда сдержать себя, чтобы не вцепиться в горло наглеца.
- Разумеется, не позволял. Ты его даже носить не умеешь, - кинул он раздраженно и перевел взгляд на команду, подчиняясь приказу поднимая руки, а после ощущая холод метала наручников, что сковывал запястья. Их так и ввели в хабб, через гараж, сопровождая чтобы ничего не случилось. А едва они оказались в допросной, оставленные буквально на пол минуты командой, чтобы провести быстрый брифинг, оба вцепились в друг друга, чтобы доказать кто из них настоящий, а кто враг. Это походило на кривое зеркало его жизни. Такое не могло и не должно было произойти с ним, но произошло. Джек приказал развести их по разным камерам.

Янто тяжело вздохнул и подавшись вперед снял пиджак, чтобы аккуратно сложив его, положить на лежак наподобие подушки. Тело после неудавшийся драки, уставшее от физического напряжения и выброса адреналина, вело в усталости. Валлиец мгновение наблюдал носки своих туфель, размышляя стоит разуваться или нет, а после мысленно махнул рукой на факт наличия обуви. В этих камерах, Как правило, держали вивилов, в период их активной миграции из канализации, но сейчас, в отсутствие сезона, никто не стал бы докапываться, почему он вдруг решил прилечь обутым. Да и привычка агента Торчвуд, всегда быть готовым сорваться в путь, пусть даже в путь до ближайшего кафе с едой навынос, для всей команды. Вытянувшись на лежаке, мужчина прикрыл глаза, прекрасно зная, что не одно его движение не осталось не зафиксированным. Сцепив пальцы на груди, он спокойно задышал. Нет, он не собирался спать, просто… Ждать так казалось куда проще и удобнее, по крайней мере тело не свело бы от долгого сидения в одной позе. Увы, после многочасовых доказываний своей правоты и чести, ему не оставалось ничего, кроме как ждать, приговора, или оправдания, неизвестности или вечности. Он знал что прав в том, что говорит, прав, ведь иначе в чем смысл. Он не понимал мотивов двойника, копии, которая решила что его образ жизни идеально подходит под нужды его расы. Янто не верил в совпадения, и теперь, лежа и смотря в потолок, он думал о том, зачем кому-то понадобилось так подставлять его.

+3

3

Это должна была быть самая обычная охота. Таких в жизни Харпера случалось случалось немало за последнее время. Но это была не его жизнь, если бы все шло по заранее намеченному  плану. То есть поначалу все шло даже неплохо - пришельца удалось загнать и оставалось только изловить и водворить в одну из "уютных" камер в подвалах хаба.
Ну, почти справились. - мысленно выдохнул штатный врач Торчвуда, порядком вымотанный оперативной работой и остро мечтающий оказаться подальше от любимой команды, в своей квартире и желательно не в одиночестве....
Из потока мечтаний и планов, Как сделать вечер более приятным, Оуэн был жестоко вырван суровой реальностью. То, что предстало перед его взором можно было, пожалуй,  по праву назвать самым абсурдным происшествием в его долбанной жизни.
-Это еще б***ь, как возможно?! - прямо перед ним ожесточенно дрались....ДВА ДЖОНСА?! К такому повороту Харпер готов не был.  Понятно, дерьмо случалось и раньше. Задания и миссии никогда не были  райским садом или  приятным отдыхом, но это?! Это переходило все рамки идиотизма.  Одного Джонса, как казалось Харперу, и без того было СЛИШКОМ много в его жизни, а тут их двое.
Сука, одинаковых до мелочей. И вот понятно, что один из них подделка. Мысленно Оуэн порадовался, что выбирать, кто их этих двоих в самом деле их Джонс доверят не ему, и это прекрасно. Несмотря на то, что работали они не первый год в команде, Харпер сейчас не сказал, кто их них подделка, а кто - и правда, сотрудник Торчвуда. Одинаково раздражали оба. и Это была определенного рода засада. Впрочем, разбираться все равно не ему с этой байдой. Ну не сейчас, так точно.
До хаба "сладкую парочку" транспортировали почетным эскортом в лице всей команды. С приятным вечером, можно было попрощаться. Это стало понятно, когда оставленные на полминуты вдвоем  и без присмотра, твари с личиной Джонса устроили очередную драку.
Да ну мать же вашу, если таковая вообще есть. - выругался Харпер, выполняя приказ и конвоируя одного из ( ну как его теперь называть вообще? ) пойманных в камеру.
Обычно, в этих камерах запирали уивелов или прочую инопланетную дрянь. Теперь из-за стекла на  Харпера, и вот это странно до невозможности, смотрело нечто в личиной Джонса.
Проверяя замки и защиту на "клетках", Оуэн задумался о том, что в самом деле, очень навряд ли узнал бы, кто из них двоих настоящий. Этот факт заставил Харпера задуматься даже не  о том, насколько он сам уязвим и легко поддается на уловки инопланетных тварей. Просто образ. Тупо внешность и пара характерных повадок - и вот уже штатный врач Торчвуда не в состоянии идентифицировать своего коллегу на фоне черте какой твари. Но даже не это беспокоило сейчас Оуэна.  Скорее то, что он, всегда считавший себя профессионалом своего дела, настолько позволил эмоциям взять над собой верх, что окажется теперь абсолютно бесполезен в сложившейся ситуации. Нет никаких зацепок ( ну, если не вскрывать обоих, что конечно, никто ему делать не позволит), и оба - идентичны для Харпера. Одинаково раздражают своим существованием. Обоих одинаково хочется закопать под хабом.
И что, черт возьми, делать с двумя Джонсами?! - мрачно думал Оуэн, поднимаясь из подвалов с камерами к себе в прозекторскую. Идей по-прежнему не было. Потому доктор Харпер пока решил ждать указаний от капитана, который, может, мог бы пролить свет на весь трендец, и не заниматься никакой самодеятельностью. на этот раз.

+3

4

Джек уже полчаса сидел в общем зале и наблюдал за изображением, выведенным на большой монитор с двух камер расположенных на нижних этажах, где располагались камеры. Полчаса безуспешных попыток понять, где он просчитался, потому что не мог понять, кто именно из двух запертых в камерах Янто был настоящим. Это раздражало. Это злило. Это уже начинало походить на цирк. Он бы прекрасно понял Эми, которая, действительно из всей команды знала о Джонсе меньше всех, ей было простительно. Он прекрасно понимал Оуэна, который никогда не был близок с валлийцем, и все их взаимодействие происходило на уровне «ответь едким комментарием ближнему своему». Он даже мог понять Гвен! Потому что ее просто не было, хотя ее полицейские навыки были сейчас необходимы как никогда и все эти увешанные распечатками, фотографиями и протянутыми нитками, стены, наверняка бы помогли составить хоть какую-то картину происходящего.  И возможно даже Тошико, но и она ничем не могла им помочь, по той же причине что и Гвен. Джек издал короткий стон разочарования и, обхватив голову руками, уставился сосредоточенным взглядом в стол, как будто он мог ему  ответить на вопросы в голове, которых было предостаточно. 
Наверное, единственное, что поставило Джека в тупик это повторная драка уже в хаббе, ту, за которой они было пойманы, можно было оправдать, но эту? Он открыл еще одно окно на мониторе и нашел записи из зала, чтобы понять, кто из них затеял стычку, настоящий Янто не позволил бы себе такого, он бы молча дожидался приговора, веря в то, что Джек Харкнесс не ошибется, но кажется, сейчас он его подведет, если не найдет этот чертов кусок записи!
На допросе оба вели себя как ни в чем не бывало, одинаково усталым взглядом смотрели на капитана, не понимая почему он не признает того самого. Каждый ответ был разве что не слово в слово и Джек уже отчаялся, пытаясь уловить хоть что-то незнакомое в голосе Янто. Но все незнакомое в одном, точно так же отражалось в словах другого. Словно замкнутый круг, а он цирковая собачка на поводке. Его это тоже бесило. Как и то, что он не знал, с чем или кем они столкнулись. Джек пытался воспользоваться личными вопросами, теми о которых знали только он и Янто, но даже здесь потерпел полный провал. Разговор после его возвращения на верхних этажах офисного здания был воспроизведен и даже поправлен, когда он намеренно сделал ошибку.
Записи с камер  продолжали транслироваться на монитор, а Джек устало вытер ладонью лоб и поднялся из-за стола. Кажется, это был провал. Если, до этого Янто сделал все, чтобы вернуть доверие в команде, то сейчас была их очередь, чтобы доказать, что он не зря трудился, что брошенное в злости им: «я убираю за вами дерьмо, и вам это нравится» в действительности совершенно не так. 
- Эми! – Джек вышел из зала и огляделся в поисках девушки.
Она была новым сотрудником, но то, что она путешествовала с Доктором, могло привнести вклад в их работу.  Вдруг она знает что-то о расе, умеющей проворачивать такие вещи. Джек, конечно, много знал о внеземных формах жизни и со многими сталкивался пока работал в Агентстве Времени, но это.. Из всех, кто мог принимать облик человека она насчитал в своей памяти лишь несколько. Не автоны, точно, слишком реалистичны, и после пары проверок Оуэном никакого пластика не было обнаружено.  Это точно не был ностровайт - они не копировали воспоминания, не могли долго сохранять один и тот же внешний вид и в состоянии агрессии показывали свою сущность. Это не было плотовиды, те тоже могли принимать человеческую форму, но быть настолько идеальными копиями?
«Может их телепатические особенности, которые довольно сильные, позволяют ему считывать все воспоминания? Чувства? Эмоции?»
Больше Джеку ничего не приходило в голову, он и без того уж перебрал все возможные расы которые знал и сейчас ему нужен был взгляд со стороны. Он спустился вниз в поисках Оуэна и Эми, в надежде, что у врача Торчвуда найдется хоть что-нибудь, что может сделать выводы.
- Эми, тебе в голову ничего не пришло? Ты ни с чем подобным не сталкивалась? – он поймал ее внизу у мониторов, наверное, она тоже наблюдала за происходящим, - Пойдем, - он поманил ее за собой в прозекторскую к Оуэну.
- У тебя тоже ничего? – обратился он к нему.
По-хорошему им бы сейчас всем поспать, отдохнуть, и может быть на утро, со свежей головой им что-то придет в голову, но Джек упорно не желал прекращать выяснения в чем же дело.

+3

5

Странная штука судьба, сегодня она благосклонна к тебе и ты получаешь всё, что душе захочется, а завтра эта милая особа поворачивается спиной, и ты оказываешься выброшенным из привычной реальности и оказываешься в месте, откуда уже никогда не сможешь выбраться. Эми потихоньку привыкала к новым правилам игры, к новой жизни, к чужому городу и новым людям. Сложнее всего было принять полное отсутствие родных людей. Но и с этим девочка, которая ждала, справлялась. Медленно, шаг за шагом принимая сложившуюся ситуацию.
Став членом команды института "Торчвуд", Амелия вновь вернулась к чудесам Вселенной. Ей нравилась новая работа, где каждый день она могла прикасаться к чудесам, даже не смотря на то, что все эти чудеса показывались с непривычной стороны. Она и к этому начала привыкать. У медали всегда две стороны. Она старалась держать лицо перед коллегами, но оставшись наедине с собой она погружалась в тягостные думы о прошедших временах. Боль не прошла, но со временем стала тише. За время ожидания Доктора Понд научилась принимать действительность такой, какая она есть, не переставая ждать лучшего.
Голос капитана настиг её в оранжерее. Она сидела рядом с пальмой и прокручивала в голове события сегодняшнего дня. Понд никак не могла придти в себя, никак не могла понять, как такое вообще могло произойти. Кто мог принять на себя личину их архивариуса? Зачем вообще всё это было нужно? Или дело всего лишь в том, что этот пришелец просто пожелал выжить? Этот день оказался на удивление тяжёлым, Амелия чувствовала себя развалюхой.
Амелия неторопливо спустилась к Харкнессу и посмотрела на мониторы. В соседних камерах сидели абсолютно одинаковые люди. Отличить их друг от друга не представлялось возможным, по крайней мере самой Эми. Девушка задумалась, этот вопрос не выходил из её головы, ещё до того, как Джек его озвучил. Но пока в голову ничего не приходило, хотя казалось таким знакомым. Понд последовала за капитаном, в царство доктора Оуэна Харпера. Этот парень ей нравился. Она присела на одну из ступенек, и оглядела прозекторскую, вновь  и вновь задаваясь вопросом, где могла видеть похожую историю. Ведь во время своих приключений с Доктором, Эми ничего такого не встречала. А потом её осенило. В одной из книг, что покоились в библиотеке она читала нечто похожее.
- А это не могут быть зайгоны? - спросила она, бросая взволнованный взгляд на мужчин. - Мне довелось встретить их лично, но я читала о них в одной книге. Там говорилось, что они способны становиться полным двойником человека. Они копируют всё, вплоть до воспоминаний.
Амелия внимательно наблюдала за реакцией коллег, стараясь припомнить всё, что было сказано в тех книгах. После недолгой паузы она добавила:
- Они имеют вид, огромного прямоходящего существа, красного цвета с огромной головой. На языке зайгоны имеют мешочки с ядом, - как же она сразу не вспомнила об этом? Как позволила себе так долго вспоминать о них, этих странных существах. - Эта информация может как-то помочь? Правда, я совсем не помню, как с ними бороться.
Ей стало стыдно, ведь читать книгу она могла куда более внимательно. Но тогда она даже не могла представить себе, что когда-то окажется вдалеке от Доктора, и спросить совета будет не у кого.

+3

6

Что-то складывалось хреново. Хотя, нет, хреново складывается конструктор, выпущенный в распавшемся много лет назад СССР, а то, что происходило сейчас в жизни Харпера, иначе, как трендецом, назвать было крайне проблематично.  Итак, стройный план вида "ждать указаний капитана", провалился в зародыше, потому как вышеозначенный капитан сейчас стоял в его прозекторской, вопрошая, нет ли идей у доктора Харпера.
Ну, конечно, б***ь, у меня целая куча очень важных и нужных сейчас идей, именно поэтому я до сих пор сижу тут, и не пришел к тебе поделиться своей гениальностью - мысленно съязвил Оуэн. Идей, в самом деле не добавилось с того момента, как обоих Джонсов заперли внизу, в подвале.  Но признаваться в этом зверски не хотелось. Ведь так получалось, что в данной ситуации, Оуэн Харпер - животное совсем бесполезное, и грош ему цена, как специалисту.
Что-то щелкнуло в мозгу доктора. Точно! Как специалист, он, несомненно, мог кое-что предложить. Не факт, что сработает, но когда никаких других идей нет, почему бы не попробовать?
Могу предложить попробовать определить по ДНК, который из них человек. - выдал свежую, хотя и далеко не гениальную идею Харпер. - Не уверен, что получится, но попробовать стоит. Есть предположение, что ДНК Джонса должно отличаться от ДНК твари, принявшей его облик. Не факт, конечно. Но идей более простых и логичных все равно нет.
В этом плане было хорошо все, кроме, пожалуй, одной маленькой детали: следовало каким-то образом отобрать образцы генетического материала у обоих. И если настоящий Джонс, может, и не станет возмущаться, если ему пояснить, какого хрена происходит, то за пришельца Оуэн не ручался. Впрочем, получать в.... а вот куда придется, куда дотянутся противники не впервые. Да и выбора особо нет.
Ночь впереди длинная, домой Харпер не торопился, так  почему не занять себя тем, ради чего он потратил уйму времени на учебу, и не заняться дельным делом?!
Поскольку возражений со стороны коллег не последовало, равно как не последовало других идей по выявлению пришельцев подручными средствами, Харпер счел молчание, как приглашение к активным действиям.
Вооружившись двумя пробирками, он на некоторое, совсем недолгое время завис: требовалось как-то разметить две идентичные стекляшки, чтобы потом была возможность понять, кому принадлежал образец с неземным генетическим материалом. А то ситуация рисковала стать куда более абсурдной, чем даже запертые в подвале два Джонса. Хотя с точки зрения самого Оуэна абсурднее тему придумать сложно, если вообще возможно. Итак, разметка. Первое, хоть и не самое логичное, что пришло в голову - цветные ситккеры, которых, кстати, благодаря вышеупомянутому Джонсу, на каждом рабочем месте в Торчвуде имелось в достатке. На каждом в отдельности он подписал, в какой камере находится обладатель  содержимого. Проделав это, довольный Харпер исчез в направлении подвала. Отъем некоторого количества требуемого материала оказался не так  сложен, как представлялся поначалу. Пришелец ( вот кто бы из них им ни был) слишком детально скопировал сучность Джонса. И вели они себя одинаково смирно. Слишком одинаково. Харперу хотелось, чтобы один из них все же устроил, скажем, драку в ответ на предложение  что-то там отдать местному доктору для исследований. Но оба вели себя тошнотворно смирно, и Харпер все еще не понимал, кто где.
Так или иначе, получив требуемое, он вернулся к себе  и занялся делом. Работа предстояла нелегкая.  В таких исследованиях Оуэн не участвовал со времен учебы в институте. Обычно, врачи в них и не вмешиваются, получая готовый результат от лаборатории, но тут он был сам себе и врач, и лаборатория, и офицер -оперативник, и черт из табакерки, если придется.  Окружающий мир почти перестал существовать для увлеченного своей работой доктора Харпера.
Расположив для начала один из взятых образцов под электронным микроскопом, он начал изучать то, что открывалось взгляду, стараясь осознать: человеческая ли перед ним ДНК. долго пялится на образец было бы глупо,  данные он подгрузил в компьютер и вывел на экран изображение того, Что находилось под микроскопом, не особо заботясь, насколько интересно это коллегам. Кому не нравится, всегда может уйти, их тут никто не привязывал, вроде... зато так сравнивать  ему самому будет куда как проще.  Теперь требовалось рассмотреть и загрузить второй образец. Процесс занял куда меньше времени - как-никак, отработан уже. И теперь на мониторе перед доктором Харпером светились две, на первый взгляд идентичные  спирали.
Да ну мать же твою, Джонс. - тихо выругался Харпер, рассматривая изображение на мониторе. Спирали выглядели, если не идентичными, то уж очень похожими, и на первый взгляд, не имели различий.  - Быть не может. Что-то должно найтись. - Оуэн усилием воли заставил себя не материться в процессе, вовремя вспомнив, что капитан привел сюда их новую коллегу, и не стоило раскрывать все богатство нецензурного словарного запаса перед девушкой.
Харпер ушел с головой в работу, рассматривая две спирали. Единственное, что прямо сходу отличало их друг от друга, это тот факт, что одна из них закручивалась в правую сторону, а вторая - в левую.
Фигня. не то. Человеческая ДНК может и так, и эдак закрутиться... Не играет роли. - разочаровано подумал Оуэн. Нужно было более существенное различие, если оно вообще есть. Сейчас ведь от результата его действий зависит, в общем, слишком многое, чтобы можно было ткнуть пальцем в небо наугад.
мысленно перебирая весь свой не слишком цензурный словарный запас, Оуэн выделил мышкой фрагмент ДНК на одной и на второй спирали. Если не получается найти что-то сразу бросающееся в глаза, всегда можно найти что-то мелкое, если зарыться поглубже. Ну или почти всегда можно..
Теперь перед ним на мониторе были два небольших фрагмента, увеличенных так,  чтобы можно было рассмотреть  при желании каждую составляющую отдельно взятого белка в их составе. Оставалось надеяться, что это хоть что-то даст, что тварища не догадалась полностью скопировать человеческую ДНК.
И канистры с вискарем под рукой нет. - грустно подумал Харпер, уже сейчас мечтая нажраться вхлам, и и хоть на пару часов забыться, не вспоминая ни при каких обстоятельствах про запертых в подвале двух одинаково бесящих его Джонсах. Сейчас слишком многое было поставлено на карту, чтобы Оуэн мог себе позволить расслабиться и нажраться.  Потом. Может, позже, если ему удастся  решить задачку и исключить "лишнего" Джонса  с высокой степенью точности. Но пока нужна трезвая и соображающая бошка. А главное, внимание и все знания, которые у него имелись.
ДА блин йоперный балет. - исследование зашло в тупик. Даже при сильном увеличении, пока Харперу не удавалось найти хоть какое-то, пусть самое ничтожное, но различие. - Хрен с ним, ночь длинная и только началась. Джек, мне потребуется время, чтобы дать хоть какой-то результат. Пока ни я, ни чудо-программа, созданная для меня Тош, не видим никаких различий, как ни прискорбно. У меня есть ночь? Или тебе сию минуту нужен ответ?
Харперу хотелось верить, что сейчас Джек скажет то, что ему  хотелось бы услышать: что  да, есть ночь, и можно не спеша еще три сотни раз, и это при лучшем раскладе, рассмотреть и проверить все даже самые нелепые версии, и быть может, найти хоть что-то.

+3

7

Команда оставалась в тупике. Вот уже целых десять минут Джек придумывал хоть один не провальный вопрос, который поможет ему выявить настоящего Янто Джонса, но все варианты ответов, которые он предполагал, мог скопировать и пришелец. Потому что плавали - знаем. Джек испытывал раздражение и показывал его всем своим видом, барабаня пальцами по перилам, на которые облокачивался.
- Зайгоны? - капитан нахмурился, вспоминая кто это и сталкивался ли он с ними. Память отказывалась ему хоть что-то подсказывать, поэтому он решил, что лучшей идей будет обратиться к архиву. Возможно, там есть хоть что-нибудь. В конце концов, Янто успел разобрать его большую часть.. Или весь? Джек нахмурился.
"Черт, и почему такой простой и очевидный вариант, лежащий на поверхности приходит в голову последним?"
Определить состав ДНК и все! Бинго! Проклятую копию, попортившую ему кровь можно было спокойно убивать, потому что прощать ей подобную выходку Джек не собирался.
Пока Оуэн выполнял свою часть задачи, Джек покинул его царство, позвав за собой Эми и возвращаясь к мониторам, но краем глаза следя за тем, что происходит. Предстояло еще найти момент записи где произошла драка, в надежде, что это тоже поможет определить истинного Джонса.
- Эми, - он развернул к ней один из компьютеров, - Найди пока, есть ли подобные данные в архиве, перекрестный поиск может не работать, так что ищи по очевидным словам. Все что найдешь, распечатай. Пойдем искать.
Выдав задание девушке, Джек снова вернулся к просмотру записи, отматывая ее назад, чтобы поймать момент стычки.
"Так. Вот он момент истины." 
На экране перед ним были два Джонса. Совершенно одинаковых, а на видео и подавно. Качество, конечно, у них было лучше, но все равно далеко не настолько, чтобы можно было понять какие либо особенности. Джек вглядывался в картинку, сложив руки на груди и напряженно закусив губу. На экране перед ним пока еще не сцепились, но судя по тому, как обменивались репликами - уже были готовы, два Янто.
"Один. Один Янто. Второй просто копия."
Поправил себя Джек, снова укоряя себя в том, что черт возьми, не может отличить своего Янто от подделки. Это действительно бесило. Не проверять же поцелуем? Тем более судя по тому, что сказала Эми целоваться ему предстояло с чем-то ядосодержащим. Не так чтобы он беспокоился об этом, но умирать все же не хотелось. Хотя с другой стороны.. Нет, вряд ли копия выдаст себя таким способом - убить капитана это просто сходу прикрепить на себя мишень "Вот он я, подделка! Убейте меня."
Джек продолжил наблюдать за картинкой на мониторе, когда Джонс и его копия таки сцепились. Через полминуты в зале оказался он и Оуэн, чтобы их разнять. Джек еще раз прокрутил запись, а потом еще раз и еще. И судя по тому, что перед стычкой они разговаривали...
- Черт, - процедил Джек, хмурясь.
Если они говорили, значит, это могла быть провокация, либо одного, либо другого. Янто ли пытался таким образом помочь, выведя неадекватного представителя, одевшего его личину, или "личина" специально дергала его за живое, чтобы подставить хрен его знает. Звука не было и понять о чем они говорили не представлялось возможным. Он снова включил трансляцию изображения из двух камер, глядя на то, как Оуэн берет образцы ДНК. И снова! Совершенное спокойствие! Ладно, Янто, ему действительно нечего было бояться, но копия? Неужели, она так уверена в себе, что позволяет взять пробу? Неужели, все настолько скверно, что распознать их даже таким способом не представляется возможным?
Оставив Эми у компьютеров, он сам прошел обратно к Оуэну, наблюдая за его работой, и насколько он мог судить, было понятно, почему тварь была так спокойна. Спирали ДНК которые выводились на большой экран были идентичными, это видел Джек, который пусть и разбирался отнюдь не так хорошо как Оэун, но понимал суть строения спирали.
- У нас есть столько времени сколько надо. Найди что-нибудь, Оуэн, - выдал Джек. Он думал отпустить их всех домой, чтобы утром на свежую голову придти хоть к чему-то, но рвение Оуэна показало, что смысла в этом было ноль. Никто из них не уснет и утром будет все ровно так же, - Мы в архив, сообщи, как что-то найдешь.
Покидая прозекторскую, Джек вернулся к Эми, забирая распечатанные ей листы с принтера и вставая за спиной, наблюдал за тем что она находила. Получалось не густо и только какие-то упоминания, но их стоило просмотреть все. Часть из них была уже введена в компьютер, а часть все еще оставалась на бумажных носителях, и потому им предстояло спуститься вниз, ибо среди всего этого, можно было найти хоть что-то. Эти "хоть что-то" невероятно бесили Джека. Сталкиваться с ситуацией, в которой он беспомощен и ему категорически это не нравилось. Потому что ошибиться здесь и сейчас значило ошибиться навсегда. Конечно, он вряд ли об этом узнает, а когда узнает, будет еще паршивее.
- Пойдем, - он положил руку на плечо Эми, он чувствовал, что она тоже волновалась, хотя как раз она и не скрывала этого совершенно.
Он намеренно выбрал путь к архиву через камеры, в которых содержался Янто и его копия, ему была интересна реакция обоих, когда он  назовет отделение и секцию, где хранились данные про зайгонов. Потому что Янто точно остался бы спокойным или почувствовал, что они близки к разгадке и это тоже бы заставило его отреагировать. Точно так же как и копию, но ее реакция должна была быть точно противоположной. Джек встал напротив плексигласовых "окон" и засунув руки в карманы брюк наблюдал за тем как оба молодых человека себя ведут. Один из них устроился на лежаке, подсунув под голову пиджак, а второй прислонившись к стене сидел, сложив руки перед собой.
- Эми предположила, что один из вас зайгон, - наконец произнес Джек, выверяя каждое слово и стараясь не упустить ни одной реакции, - Мы отправляемся в архив, Янто. Если ты знаешь, где еще нам стоит искать что-то про них, скажи. Это нам поможет, никто кроме тебя не знает архив так хорошо.

+2

8

Когда в камере появился Оуэн, Янто лишь кинул спокойный взгляд на медика их команды, который всегда оставался верен себе будучи саркастичный, периодически достаточно язвительным. Одно было неизменно: Харпер был профессионалом в своём деле, и не позволял никому сомневаться в этом. К нему шли с ожогами, с ранами и за обезболивающим. К нему обращались, чтобы выяснить все об образце ткани. Он был не идеальным, предпочитал не видеть очевидных вещей у себя под носом, в личном отношении, но он был отличным специалистом, умеющим работать. И, хотя, периодически, они сталкивались лбами, валлиец не мог ненавидеть человека, который не раз спасал всех. Они просто придерживались холодного нейтралитета, периодически обмениваясь колкостями.
Явление медика команды в клетку, значило одно, - Торчвуд ищет возможности определить кто есть кто. Это значило, что команда не махнула рукой, оставляя все как есть и уповая на время, как главный фактор решение проблемы. Его коллеги искали правду, так же, как сам Джонс искал её анализируя поступки и модели поведения, стремясь создать ту, которая будет отчасти нетипична для него, но в которой кто-то из наблюдателей, увидит именно его. Именно поэтому, он не спрашивал лишнего, молча заказывая рукав, для анализа. Он не знал, что его копия вел себя до раздражения идентично ему, чем привнес немало новых вопросов в это дело.
- Зачем тебе это? - тишина подвалов и понимание того, что заперт в камере, давит сильнее любого психологического прессинга.
- Зачем тебе это? - голос клона звучит идентично его собственному, разве что тот выделяет едва уловимой интонацией слово «тебе». Это слегка напрягает.
- Не передергивай, - кидает спокойно молодой мужчина.
- Даже не думал, - вторит ему его же голос.
Если бы он не столкнулся нос к носу с перевертышем, решил бы, что сошел с ума, потому что вся эта история походила на кривое зеркало. Чтобы он не пытался предпринять, оно либо уже было сделано копией, либо повторялось с точностью до поворота головы.
- Брось, - произнес его голос из-за стены. - Мы оба слишком хорошо знаем себя, - Янто мечтал услышать усмешку, но ее не было.
- И все же, - начал он, стараясь понять. Смысл кому-то стремится получить его жизнь, ведь в ней не было ничего светлого или прекрасного, сплошные нервы, сплошное исполнение обязанностей. Скучная жизнь офисного клерка, разбавленный стрельбой в тире, инопланетной грязью в машине института. Единственно яркий эпизод его жизни, это Джек, да и тут почти ничего толком не ясно, - он к нему тянется, но при этом старается все же держаться в рамках. Вот и выходило, что его жизнь была не слишком примечательное, не слишком яркой, но достаточно с плотным графиком и расписанием встреч, и поездок.
- Брось, тебе не понять.
В камерах, на какое-то время вновь повисла тишина. Оба молчали, думая о чем-то своем, о том, что было понятно лишь им двоим, столь разным и в тоже время столь похожим сейчас друг на друга. Несколько новых попыток завязать диалог, не увенчались успехом. Ответы, как и вопросы, были одно ложные, однотипные и слишком в его собственном стиле. У Янто опять появилось яркое желание подраться с собственной копией, чтобы расставить все точки над пресловутым «i».
- Архив «В», по правую руку, дальний ряд, четвертый стеллаж. Там, все инопланетные расы на букву «З».
Они ответили хором, после короткого молчания, пока Янто вспоминал точное расположение дверей и поворотов, пока оформлял вспомненное в слова. В архивах, он всегда чувствовал себя подобно рыбе в воде, ловко лавируя между стеллажа и и стойками, еще более ловко справляюсь с документами и данными, находя в этом порядке некоторую медитацию. Он он часами пропадать там, и пропадал бы, если бы не остальные его обязанности, вроде обеда для тех, кто должен был по идее, сам не забывать поесть. Но, командные сборы в конференц-зале, он любил особенно, когда все делились какими-то историями из жизни или встречи с инопланетянами. Это делало их командой, вселяло надежду и веру, в то, что они могут куда больше, если будут держаться вместе. Сейчас, команде предстояло понять, кто из них оригинал, а кто копия, и он верил, в то, что у них это получиться.
- Знаешь, - начал один из Джонсов. - Зная Джека, он должен быть не против двух нас, - голос усмехнулся, а валлиец прикрыл глаза.
- Не смешно, - фыркнул он.
- А я совершенно серьезен. Сам посуди, один работает, второй всегда под рукой, если ты понимаешь о чем я. Мы можем меняться, установив график, а можно не делиться и сразу получать всего. Ты только подумай. Миру представим словно ты мой потерянный в младенчестве брат, который наконец-то нашелся и теперь вновь привыкает к семье. Мы даже можем поделить поездки к маме и Ри...
- Хватит, - кулак Джонса ударился об стену. - Не вмешивай в это семью, и уж тем более не приплетай сюда Джека.
- Он уже вписался в это все. Плохо же ты знаешь его, если не видел, сколь напряженно он следил за нами, - за стеной снова хмыкнули. Янто выдохнул, прикрывая глаза. Это все, увы, не обошлось стороной и капитана, при чем если с профессиональной точки зрения его переживания были понятно всем, то с личной, - их понимали двое, сидящие по разную сторону каменной стены.
- Ты боишься огня, - снова нарушена тишина спокойным валлийским. Оба Джонса предпочитали переговариваться именно на этом языке, как будто это имел хоть какой-то смысл.
- После Кэнери-Уорф ты сам его сторонишься, - заметил столь же спокойный голос.
- А если придется... - Янто не договорились, сглотнув сухую слюну. Он был смелым, но ему всегда казалось, что недостаточно, чтобы пойти на столь опрометчивый шаг.
- Ты сам знаешь ответ. Духу не хватит.
- Мне хватит, - в голосе звучала уверенность.
- Это ничего не докажет, - безапелляционно заявил Джонс, что заставило валлийца вновь нахмуриться. Ситуация была тупиковой, и, к своему огромному сожалению, он не видел из нее выхода.

+3

9

Амелия скептически относилась к идее с архивом. Не надеялась, что они найдут там что-нибудь интересное. Если вообще что-то найдут. Скептика скептикой, но надежда умирает последней. И робкая мысль, что архив расскажет что-то интересное, начала пробираться в сознание.
Когда капитан выскочил из прозекторской, Понд пулей полетела за ним. Она старалась не отставать. Сложившаяся ситуация нравилась ей всё меньше. С каждым моментом, она всё больше походила на кошмар. Казалось, ещё чуть-чуть и Эми проснётся на своей кровати и будет удивляться, что верила в происходящее. Но пока она сидела перед монитором и просматривала информацию, что хранилась на сервере. Её было мало, она была разрозненной и неполной. В принтере было всего несколько листков.
Амелия почти не отвлекалась от работы, лишь краем глаза отмечала действия Харкнесса. Он внимательно смотрел на монитор, где раз за разом прокручивалась одна и та же запись. Момент драки двух Джонсов в допросной. Если бы у них была запись с места их первой встречи. Но потом Эми отвлеклась, на экране появилась запись взятия образцов ДНК. Оба парня вели себя одинаково, что само по себе было странным. Неужели, этот пришелец может скопировать и ДНК. Ну, почему Доктора нет рядом?
Джек ушёл к Оуэну, а Амелия снова погрузилась в работу. Только работа могла отвлечь от нехороших мыслей. Ещё на паре листков отпечаталась информация. Эми недовольно оглядела результат свой работы, но всё же лучше, чем ничего.
Она проверяла очередную идею, когда ладонь капитана опустилась на её плечо. Понд даже вздрогнула. Не от испуга, от неожиданности. Погрузившись в работу, она совсем забыла о его присутствии.
- Пойдём, - ответила она, вынимая распечатку из принтера и забирая ранее распечатанные листы у капитана. Путь, которым они шли, был выбран не случайно. Да, они бы и сами смогли бы найти нужный отдел, но это было своего рода проверкой. Их всех.
Спокойствие этих ребят поражало. Она понимала Янто, он старался найти способ вернуться в команду и избавиться от копии-пришельца. А что преследовал пришелец? Чего он добивался? Неужели думал, что в Торчвуде не найдут способа отличить одного от другого? А ведь когда правда будет установлена… она даже боялась представить себе, что будет тогда. Что тогда случится с зайгоном?
Эми не сомневалась, что перед ними был представитель именно этой расы. Почему? Она не знала, просто чувствовала каким-то потусторонним чутьём, что это так. Наверно, это побочный эффект путешествий с повелителем времени. Она горько усмехнулась. Только Доктора во всей этой кутерьме не хватало.
Они шли быстро, не задерживаясь при открывании дверей. Просто шли вперёд, напролом. Как будто мир рушился, и только они могли что-то изменить. Архив был огромен, и аккуратен. Здесь чувствовалась рука Янто. Чистота и порядок, всё как он любит. Амелия шла за капитаном, вопросы крутились в голове, но задавать она их не спешила. Не могла нарушить сложившуюся атмосферу.
Когда Понд переступила порог архива, она почувствовала, что здесь не место для разговоров. Если входя в библиотеку, она могла допустить шёпот, даже в той, что была в ТАРДИС, то здесь говорить совсем не хотелось.
Лавируя между стеллажами и полками, они приближались к заветной цели. Теперь они смогут кое-то разузнать. Нужная информация находилась в небольшой пачке, там было от силы листов пятнадцать. Не густо, - подумала она, поглядывая на капитана. Он пересматривал содержимое папки, она погрузилась в детальное изучение сделанных ранее распечаток. Но там не было ничего стоящего, всё что она нашла, они и так знали с её слов.
- Есть что-нибудь? - спросила Амелия, поднимая на Харкнесса взгляд. - У меня ничего нового, здесь только та информация, которую я озвучивала ранее.

+2

10

Исследование определенно зашло в тупик. Оуэну хотелось верить, что все дело только в том, что уже почти сутки он бодрствует, и исключительно поэтому "замыленный" глаз просто не видит очевидного различия. Верить в это было куда приятнее, чем признавать, что какая-то инопланетная тварища  дошла до той степени развития, при которой копирует человеческую ДНК.  Признать такое было равносильно признанию поражения. Если тварь скопировала ДНК Джонса, от доктора Харпера нет ровным счетом никакой пользы.
Соберись, тряпка. - выругался на себя Оуэн, снова и снова рассматривая визуально идентичные спирали на мониторе. - Что-то должно быть. Что-то, что ты отказываешься видеть.
Доктор Харпер выделил часть спирали и увеличил, насколько это позволяла техника, и снова принялся изучать. Пристально,  насколько вообще позволяли ему уставшие разум и зрение. НИ-ЧЕР-ТА. Ничерта, что различало бы две спирали. То, что светилось на мониторе было идентично. Или нет?
Что-то должно быть! - Оуэн паниковал. Это был один из тех редких случаев, когда он не видел решения поставленной перед ним задачи. Что-тов структуре одной из чертовых спиралей должно отличаться. Должно, но, Черт возьми, не понятно, где оно, это отличие. Пока же перед ним, такое ощущение, что одна спираль, выведенная зачем-то дважды на монитор.
Оуэн отвел взгляд от изображения. Глаза болели и нещадно закрывались. Харперу требовалось что-нибудь, что стимулирует его угасающую бодрость, и он хорошо знал - на противоположном краю стола, где-то там за колбами, стоит кружка с ядерной смесью кофе и энергетика.
- Лучше б там вискарь был. Или, что совсем идеально: тупо готовый ответ на эту, мать ее за ногу, головоломку. - проворчал Харпер, потянувшись за кружкой.
Стол был заставлен настолько, что ничего не задеть было проблематично. Как ни старался Оуэн ничего никуда не опрокинуть, одна пробирка-таки попала ему под руку, и содержимое, что логично вылилось, но, как ни странно, не на стол даже. А в одну из колб с образцом ДНК.
- Да йоперный балет, машу ж вать! - Харпер был рад, что сейчас, кроме никого в прозекторской не было. Один из образцов был испорчен, как казалось на первый взгляд.
- Нет, ну надо ж быть настолько жопоруким добозавром!- прокомментировал доктор Харпер. - На кой черт я угробил образец серной кислотой?! - Оуэн попробовал представить себе повторное получение образца... Картинка выходила безрадостная. Кому захочется признаваться в собственном долбоебизме? Никому. И Харпер исключением не был.
Отделить ДНК от кислоты было нереально даже средствами Торчвуда.
Что-то на дне пробирки с "коктейлем" привлекло внимание Харпера. Что-то, чего никак не могло бы оказаться в результате реакции с человеческой ДНК. Харпер придвинул пробирку ближе. Так и есть,  на дне пробирки появилось изумрудно-зеленое пятно.
- Да ты гонишь! - оживился Оуэн. Это пятно говорило о многом. Но само по себе, пока могло быть лишь случайностью. Возможно, кислота была с примесью. Или еще какие факторы сложились в единую картину, дав такой эффект. Так или иначе, это давало новый толчок зашедшему в тупик исследованию.
- Что, черт возьми, может давать такой эффект? - вслух поинтересовался, не то у себя, не то у мироздания Оуэн. С этой частью химии он не сталкивался курса, наверное, со второго, а память несколько подводила его теперь. Он точно помнил, что что похожую реакцию им демонстрировали в институте. Но в упор не помнил, что дает такой эффект при взаимодействии с серной кислотой.  Оуэн  запустил программу, позволяющую моделировать химические реакции.
Мда... Работка туповатая и нудная, но другого выхода не видно. Будем подбирать
Харпер  методично моделировал на мониторе все приходящие в голову варианты. Послушная машина выдавала ряды формул и, в случае, если полученное имело цветовые изменения, на экране появлялся образец. Прошло довольно длительное время, пока на экране появился образец, напоминающий по цвету то, что имелось в колбе.
Ага. Попался, значит. - обрадовался Оуэн. - Какого черта  СЕЛЕН там делает?!
Находка казалось слишком фантастичной и неверной, чтобы иметь право на существование. Оуэн аккуратно добавил кислоты в пробирку со вторым образцом ДНК и внимательно следил за переменами. Следить очень быстро стало скучно: ничего не изменилось. Пятна, как в первой пробирке так и не появилось.
А вот это странно... - единственным вариантом подтвердить или же опровергнуть полученный странный результат Харпер видел повторное проведение опыта. На этот раз максимально аккуратно и с полным осознанием происходящего он добавил небольшое количество кислоты к первому образцу. И....ничего не изменилось.
ДА ну так не бывает! - мысленно возмутился исследователь. Что-то пошло не так. По всей видимости, доктор не учел каких-то очень важных условий, при которых стала возможна такая реакция. Харпер вернулся к монитору, порылся в файле, моделировавшем ему реакции. Ну я слепошарый жопорукий долбоеб!  - хлопнул себя по лбу Оуэн. - Тепло! в первый раз колба была нагрета  в момент появления пятна!
Однако, и попытка нагреть не дала искомого результата. Оуэн Харпер внимательно просматривал все имеющиеся данные по этой реакции. Он точно знал, что так на кислоту может реагировать только селен, не понятно как вообще оказавшийся в чертовом образце. Также, он отлично знал, что все известные людям условия для этой реакции он обеспечил, однако, результата не было.
- Что я пропустил?! Что было в первый раз, чего я мог не сделать во второй?! - задумчиво поинтересовался у пустоты Харпер, силясь понять, что такое важное он упускает из виду. Идей не добавилось, что определенно, злило привыкшего достигать поставленной цели Оуэна Харпера.

+3

11

Он ожидал хоть какой-то реакции, хоть мимолетной едва заметной, но и ее Джек не получил. И без того крайне раздраженный он резко развернулся не удостоив их даже благодарностью за направление и покинул отсек с камерами, уходя в архив. Все что у них было это найденные документы и одинаковые данные по ДНК.
"Соберись. Безвыходных ситуаций не бывает."
Капитан скорее успокаивал себя, потому что потеряй он свое самообладание, которое держит их сейчас в тонусе, команда может растеряться и что за этим последует, черт знает.
Архив Торчвуда был огромен. Как здесь не терялся Янто можно было только догадываться, но Джеку было сейчас не до этого. Длинные стеллажи с документами, коробками, инопланетными технологиями и файлами к ним, прятались в темных нишах, и хранили в себе огромные знания. После падение Канери Уорф, он пополнился еще на тысячи новых файлов, но Харкнесс не был уверен, что там что-то найдется, хотя это было не исключено. С архивацией и изучением в Торчвуд-1 всегда было лучше.
Он щелкнул выключателем, давая белому свету расползтись по отсеку и достал с полки нужную папку. Тонкую и почти ничего не весящую. В ней было тоже самое, что они нашли в электронном виде, но все же пара листов было, и Джек принялся пристально изучать то, что на них было. Браслет на руке пискнул и Джек, откинув крышку, нажал пару кнопок, снова погружаясь в изучение картинок на двух листах, на это требовалось время.  Голос Эми вывел его из задумчивости. Он не так хорошо разбирался в медицинских технологиях и терминах, но он уловил суть.
- Есть, - коротко ответил он, поднимая взгляд на девушку, - Есть возможность определить кто из них зайгон, - капитан ободряюще улыбнулся, вручая ей распечатку с двумя спиралями ДНК. Точно такую же картину они уже видели, ее им показывал Оуэн, но тем не менее..
- Но я не знаю, как добиться этой реакции, данные по этому потеряны, хотя у меня складывается впечатление, что их вытащили, - он показал, на два листа, которые шли нумерацией семнадцать и восемнадцать, - и у нас нет подходящего оборудования. Мы вывезли с развалин все что могли, и медицинской техники в списках было раз, два, - вздохнул Джек, собирая все листы в папку обратно, - Пойдем. Оуэн наверняка придумает, как это можно повторить или сделать. Это наш единственный шанс, других нет.
Джек сам прекрасно понимал, что это действительно единственный выход и если Оуэн не справится.. ну, не обращаться же в ЮНИТ, слишком рискованно, а рисковать Янто он не собирался. Конечно, можно было воспользоваться привилегиями института и использовать оборудование любой медицинской лаборатории, но этот вариант Джек решил отложить на потом.
Обратно, в основное помещение хабба, он поднимался в обход камер. Пусть тот кто выдает себя за Янто поволнуется, рано или поздно ему надоест играть в эту игру.
Оуэна он застал зависшего над двумя пробирками:
Что я пропустил?! Что было в первый раз, чего я мог не сделать во второй?!
- Что ты сделал с первой? - произнес Джек, появляясь за спиной и чувствуя как Харпер вздрогнул. Он совсем не чувствовал себя виноватым, ну разве что совсем немного из-за того что был внезапен. Но что же такого сделал Оуэн, что теперь и Джек видел разницу.
- Держи, - он положил перед ним два листа забранных из папки с почти одинаковыми спиралями ДНК, - Наш вариант? Я не знаю как они добились такой реакции и сами ли добились, здесь ничего про это нет, но надеюсь, что тебе поможет хотя бы то, что у кого-то получилось.

+2

12

Оуэн вздрогнул, услышав за спиной голос Джека. Он надеялся, что отбывшая в архив делегация, если и не потеряется в пыльно-бумажном аду, то уж точно не обернется настолько быстро. Но, вопреки всем его ожиданиям, оба, по всей видимости, стояли за его спиной уже сейчас, и, как ни прискорбно, застали, в лучшем случае последнюю его обращенную к самому себе фразу. И это только в лучшем случае.
Надеюсь, Харкнесс застал только финальный аккорд моей тирады. – мрачно подумал Харпер, отставляя в сторону пробирки и выныривая из своих исканий. Капитан определенно ждал ответа, и тянуть было бы опасно. Не тот случай, когда можно поупражняться в сарказме и остроумии. Можно было, конечно, честно признаться: я, Оуэн Харпер, косорукий и слепошарый долбозавр, опрокинул кислоту в один из образцов, и вот так получил интересный для нас результат. Но тогда пришлось бы еще объяснять, какого х… на столе рядом с образцами ДНК вообще забыла пробирка с кислотой. А это в планы Харпера вот вообще от слова совсем не входило.
Дальше не придумалось, придется импровизировать, чтобы не поломать свою репутацию. – решил Оуэн.
Я провел серию экспериментов. – начал Оуэн, тщательно выбирая каждое следующее слово, чтобы его речь звучала хотя бы около научно и внушала Джеку осознание компетентности
говорящего. - Последним, финал, которого ты видишь в одной из пробирок, я добавил к обоим образцам серную кислоту
Вот только не спрашивай, на кой ляд она мне упала в моей прозекторской. Вот просто упала и все.
В одной из пробирок, как ты видишь, ничего не поменялось. Так и должно было случиться с человеческой ДНК. В человеческой ДНК никакая кислота изменений, заметных невооруженным
глазом, просто не должна вызвать. Во второй, как видишь, изменился цвет. Это говорит о том, что чертов образец содержит элемент, несвойственный человеческой ДНК.
– Харпер выдержал паузу, переводя дыхание. Дальше требовалось некоторое количество мужества прилюдно расписаться в собственном бездействии и неслабом таком фейле. - Только не спеши радоваться. Для того, чтобы наверняка это определить, следует провести повторную реакцию.
Но! Во-первых, у меня, знаешь ли не бесконечный запас этого образца, а все, что было я извел, пытаясь повторить фокус. А во-вторых, повторить мне так и не удалось. И я, честно, говоря, понятия не имею, что пошло не так в процессе попыток повторить. На первый взгляд, все, ровно как при первом опыте, но чего-то, похоже, не хватает… Нет реакции.

Вот я сейчас очень рассчитываю на то, что торжественно врученная тобой макулатура прольет свет на происходящее, и поможет понять, где и что я продалбываю. – мысленно хмыкнул Харпер, листая бумаги.
Добавить к сказанному в любом случае было нечего, потому Оуэн увлекся изучением подсунутых ему документов, рассчитывая найти там хотя бы намеки на то, чего не хватало для повторения опыта и получения нужного результата.
Информации было не сказать, что много. Поначалу, ничего для себя нового Харпер и не нашел. Несколько листов рассказывали о попытках выделить элемент, которого нет и не могло быть в человеческой ДНК. Об этом и сам Оуэн теперь мог рассказать: как-никак, за ночь он провел немало разнообразных экспериментов, некоторые их которых, надо заметить, отсутствовали в
предложенных листах. Далее, к середине мини-архива, который попал к нему в руки, что описание как раз таки нужного доктору Харперу эксперимента с кислотой, но как назло, необходимая как воздух информация отсутствовала. Пара листов, если верить нумерации, как будто специально удалили. Харпер не очень цензурно, хотя и довольно тихо, прокомментировал
происходящее.
-Как специально вытащили пару листов – перевел на литературный язык свои возмущения офицер медицинской службы Торчвуда. - Хотя…Знаете что? Пожалуй, кое-какие соображения у меня все же появились. Нужен только новый образец этой дряни. Ох, простите, ДНК. Одного из этих… Ну вы меня поняли!
Соображения, как ни странно, и впрямь имелись, но утверждать со стопроцентной уверенностью, что на этот раз все пойдет, как задумано, и удастся получить второй раз точно такой результат, как тот, что красуется в пробирке перед ними, было сложно. Хотя и отказываться от пробы было бы глупо в сложившейся ситуации.
Тот неловкий момент, когда твоя жопорукость внезапно дает результат, которого ждет вся команда. –мысленно усмехнулся Оуэн, собираясь на охоту за новым образцом. О вежливости и о прочих мелочах, связанных с присутствием гостей в прозекторской, Оуэн Харпер думать не стал.
Ситуация требовала решения, и он почти получил то самое решение. Гости перетопчутся и либо займут себя чем-нибудь, либо потом выскажут свое неодобрение. Но это потом. Вернулся Харпер
довольно быстро. Сияющий и довольный, как будто уже получил результат. Оуэн быстро убрал все лишнее со стола, установил над пробиркой с новым образцом синтезатор ультразвуковых волн и принялся сосредоточенно настраивать его.
-Ничерта не вышло, потому что я не учел, что вероятно, в момент опыта имела место ультразвуковая волна. Она неуловима для человеческого слуха, но может изменить ход опыта.
Если я что-то помню еще из физической химии.
– то ли себе, то ли гостям пояснял Харпер свои действия. Наконец, установка была готова и приведена в действия. Оуэн влил некоторое количество кислоты в пробирку. Жидкость под действием звуковой волны в сочетании с кислотой снова обрела кроваво-красный цвет, как и при первом опыте.
-Смотрите!!! Получилось!!! – Харпер с гордостью смотрел на пробирку с красной жижей. -Вот оно!! Это инопланетная ДНК. Джек, я знаю, кто из них наш Джонс, а кого стоит прибить вот прямо сейчас!! – Харпер победно смотрел на своего начальника, ожидая… сам не зная, чего именно.

+3

13

Эми рассматривала протянутые капитаном листы. Она не была специалистом, но кое-что понимала. А понимала она, что у них появился шанс выявить настоящего Янто. А значит всё могло закончиться уже очень скоро. И главное, вполне неплохо. Единственное, что сейчас волновало Амелию - это судьба зайгона. Вряд ли капитан будет с ним церемониться. А Понд не могла принять тако развитие событий.

Вернув листы Джеку, Амелия пошла следом за ним. Им предстояло выяснить, каких результатов добился доктор Харпер. И принести ему новую информацию, которая, возможно, поможет ему в проведении исследования. Но Оуэн уже и сам смог добиться определённого успеха. Амелия молча наблюдала за мужчинами, находясь немного в стороне, чтобы не мешать им. Да, она всегда с лёгкостью становилась частью компании, но сейчас ситуация была слишком серьёзной. А в такие моменты ей хотелось быть подальше от проблем. Она никогда не любила лезть на рожон. Но жизнь не спрашивает людей об их желаниях.

Понд внимательно следила за действиями офицера медицинской службы. Старалась не упускать его комментариев. Вероятно, эти знания ей и не пригодятся, но ничего не могла поделать со своим любопытством. Сколько раз из-за чрезмерной любопытности она влипала в неприятности.

А мысли вновь вернулись к пленнику, который сам виноват в своём заточении. Мог бы просто скрыться. Неужели мог предположить, что его не вычислят? Или надеялся, что ему удастся сбежать из-под стражи? Амелия задавалась этими вопросами с самого начала. Но никак не могла найти ответ. Она должна будет с ним поговорить, понять для себя, что двигало им, когда он пошёл на этот шаг, по сути на самоубийство. От этой мысли Эми поморщилась, не важно как, но она должна помочь ему. Понд не сможет смотреть как убивают живое существо, даже если оно совершило преступление. Не сможет и всё, поэтому коллегам придётся с ней считаться.

Эми отвлеклась от мыслей, и посмотрела на Оуэена, опыт которого увенчался успехом. Он добился нужной реакции, и теперь они могли с уверенностью утверждать, кто есть кто. Но радость от этого события, была смешана с тревогой о предстоящем разрешении ситуации. И Эми с волнением ждала решения капитана.

+3

14

Джек ожидал хоть какого-то объяснения, и он его получил, не важно, что оно было полно заумных фраз, в которых он почти стал разбираться, проведя несколько часов в архивах, но все равно этих знаний не хватало, для полного осознания всех подробностей эксперимента. Вопрос какого хрена у Харпера на столе делает серная кислота, он оставил при себе, это был не самый важный момент сейчас. Харкнесс устало потер ладонью глаза и снова посмотрел на две пробирки. Различия были на лицо и Джек даже воодушевился, готовый прямо сейчас сорваться и пойти таки вытащить из камеры фальшивку, когда Оуэн осадил его продолжением истории, что повторить эксперимент не удалось. На самом деле, Джеку не хотелось этого делать, но в нем говорила импульсивность и желание немедленно прекратить эти развлечения зайгона. Разумом же он понимал, что делать этого нельзя. Доказательство – одна пробирка с изменившейся кровью? Без последующих проверок? Тем более, что повторный анализ не дал результата? Ему хотелось выть, но сцепив зубы он промолчал, лишь кивнув в ответ на предложение Харпера получить повторные образцы.
- Не важно как, но повтори его.
Оставив Оуэна в прозекторской Джек ушел к мониторам, снова наблюдая за тем что происходит в камерах. Опять и опять глядя на совершенно двух одинаковых валлийцев. Его угнетало бессилие, невозможность решить что-то сейчас и то, что ему нужно ориентироваться на знания Оуэна. Нет, он доверял Харперу, не просто верил, а доверял. Он мог без раздумий ему доверить и свою жизнь, но вынужденное бездействие раздражало. Рука Джека дернулась в попытки коснуться пальцами изображения Янто, но он одернул себя, не позволяя этому произойти. Ошибка будет сродни предательству, а он и без того закопал себя, будучи не в состоянии определить кто из них, кто.  Капитан видел как Харпер спустился вниз и как взял новые образцы и как же хотелось спустится следом и посеять панику в сердце того, кто выдавал себя за Янто, но Джек сдержался, предпочитая триумф после, когда он сможет воспользоваться знаниями и прекратить этот идиотский маскарад.
Джек был ужасно уставшим, впрочем, как и все. Наверняка больше всех досталось Оуэну, который провел все эти часы изучая одинаковые картинки.
Голос Оуэна из прозекторской заставил его вздрогнуть и оказаться на лестнице, чтобы наблюдать за происходящей картиной. Зачем доктору был нужен синтезатор? Пояснения не заставили себя долго ждать. Ультразвуковая волна запустила реакцию и браслет на руке Джека снова среагировал писком.
- Черт, - он вновь вернул все внимание к пробиркам в которых запустилась реакция.
Это было то, что нужно! То, чего он хотел прямо сейчас! Кто из них радовался больше было не понятно, но Джек спустился вниз и схватил пробирку, чтобы прочитать номер камеры откуда был взят образец.
Решимость прямо сейчас пристрелить тварь, решившую занять место Янто вспыхнула с новой силой и вернув образец на место, капитан рванул к камерам. Злость внутри клокотала и требовала выхода прямо сейчас, за несколько часов неизвестности ее накопилось достаточно вместе с раздражением и усталостью.
Он оказался внизу перед второй дверью быстрее чем ожидал. Хлопком он открыл тяжелые массивные шлюзы, чтобы самому войти, держа зайгона на прицеле. Было чертовски непривычно целится в знакомые черты лица, но Джек отбросил сомнения. Он знал, он точно знал, что перед ним не Янто.
Не его Янто.
- А теперь можешь начинать молиться своим богам, чтобы они спасли тебя потому что я тебя пристрелю к чертовой матери, - сквозь зубы процедил Харкнесс, - Почему именно он?

+3

15

Время вновь потянулось тугой линией натянувшись между двух камер, где сидели оба. Ощущение ожидания давило на страх, искусно спрятанный за маской уверенности в себе и своих силах. Было страшно, что этот кошмар будет длиться вечно, что команде придется идти на крайние меры, чтобы найти истину. Второе появление Оуэна в подвале вызвало легкое удивление. Зачем он здесь? Что не так с первыми пробами крови? Слишком много вопросов, вот только не один из них не был оглашения в слух, оба выбрали молчание.
- Скажи, - немного нервно облизав губы, молодой мужчина чуть поворачивает голову к стене, за которой сидит двойник. – Ты боишься одиночества, - это не вопрос, это утверждение истины, которая приходит с запозданием.
В ответ лишь тишина. Он знает эту тишину, она, в его личном исполнении, значит простую истину, - вопрос попал в точку. Он бы тоже молчал в ответ, обдумывая свою правду, свои варианты, как лучше подать собственную истину. Он тоже молчал бы, потому что признание подобного дается сложно, и лишь через принятия своих всех сторон. Признать, что одиночество для тебя наказание, значит сказать, что ты чертовски боишься на веки остаться один.
- Не молчи, - мягко, но с нажимом просит валлиец. - Когда правда откроется, возможно, твоим единственным защитником окажусь я, выбранный твоей жертвой. Тебе выгоднее, чтобы я стал на твою защиту добровольно.
- О таком не говорят в слух, - отвечает голос с его интонациями, в которых Янто видит ясное подтверждение своим словам. Правда, неприятно колит, но, раз он начал, то обязан услышать все до конца.
- Почему я?
- Мне было не важно кто, главное один из сотрудников этой организации, - ответ приходит раньше, чем он ожидал, но это хорошо, значит зайгон готов к диалогу. Именно диалогу, а не обвинению друг друга. – Я знал, что в Торчвуде есть информация о тех, кто попадает на землю. Я хотел найти таких как я. Найти семью, слишком наивная мысль, возможно, они даже не на этой планете. Сложно быть одним, Янто, знать, что никто тебя не понимает и не принимает. Тяжело осознавать, что не с кем разделить мысли, чувства и вечера. Ты же понимаешь о чем я говорю, - Джонс горько усмехается, ловко копируя мимику того, кто сидит за стеной от него. – Поэтому  решил узнать, где они. Найти и подружится. Я хочу жить. Так же как вы, люди, приходить домой, знать, что кому-то нужен, кому-то важно, жив я или нет и как прошел мой день. Много ли я прошу?
Прикрыв глаза валлиец замер, стараясь дышать через раз. Риторический вопрос, не требующий ответа, потому что это естественное желание, - жить и быть живым, понимать, что кому-то ты всегда важен. Он когда-то тоже был один, разбит и потерян. Когда-то, он не верил, что может быть нужен кому-то просто так, просто без причины,потому что важен он сам, а не то, что он может дать взамен. Он понимал это. Понимал рвение быть частью семьи.
- Джек! - услышав слова капитана, валлиец подскочив, прижался ладонями к стеклу. Он не собирался отступать от своих слов. Услышав правду от одиночества, он не хотел обрезать того на еще большее одиночество или даже смерть. Возможно, команда будет считать его сумасшедшим, но, сейчас важно было показать, что не все люди одинаково плохи, есть те, кому важно помогать другим. Иначе, он не работал бы в Торчвуда, иначе он слишком плохой агент. – Джек, пожалуйста, посмотри на меня, - Янто знает, как заставить капитана прислушаться к себе. Он знает, как стоит просить, и сейчас, без зазрения совести пользуется личными навыками и их связью, в рабочих целях. – Дай ему возможность сказать то, что он говорил мне. Прошу тебя, дай ему хотя бы несколько минут. А тебя, - теперь он обращается к зайгону, - Прошу об одном. Измени внешний вид, иначе он не будет слушать тебя в таком варианте. Если ты знаешь все, связанное со мной, то ты должен понимать о чём именно я прошу тебя. Назови свое имя, прими другой облик и не бойся говорить. Торчвуд, место которое стремиться помочь, если ты пришел к нему с миром.

+2

16

Она бежала за капитаном, рванувшим к камерам. Оправдывались её самые мрачные опасения. Джек был взбешён, а это было чревато жертвами. Да, зайгон принял обличье Янто, но это не значит, что его стоит убивать. Мало ли, что могло сподвигнуть его на этот поступок. Может, это была единственная возможность выжить.

Амелия оказалась в коридоре около камер, когда Харкнесс уже ворвался к пришельцу. Только не стреляй, не надо. С этими мыслями, не глядя, она открыла камеру, где был настоящий Янто. Понд стояла за спиной Джека. Она смотрела на зайгона, который всё ещё был точной копией её коллеги. И от этого становилось не по себе.

- Джек, - негромко сказала она, положив руку на его плечо. - Джек, опусти пистолет. Да, он пришелец. Да, он скопировал внешность Янто. Но это не даёт нам право его убить. Позволь ему рассказать свою историю. Дай ему шанс на спасение.

Она говорила медленно, спокойно. Стараясь не показывать свои истинные чувства. Не показывать того ужаса, что сковывал её, не позволяя более яростно заступиться за пришельца. Как когда-то она защищала звёздного кита, что нёс на себе корабль "Великобритания". Тот кит был в не менее сложном положении. Он не мог и слова сказать в свою защиту.

- Кэп, остановись, пока не поздно, - она перенесла свою руку ближе к локтю Джека, как бы прося его опустить оружие. Её поражало его упрямство. Когда-то оно было необходимо и приносило огромную пользу. Но сейчас из-за упрямства мог пострадать пришелец, который скорее всего просто запутался. - Остановись.

Амелия повторила свою просьбу. Разъярённого капитана было сложно переубедить. Она перевела взгляд на гостя этой планеты. Он выглядел спокойным, как будто не боялся умереть. Губы тронула грустная улыбка. А в сердце появилось что-то очень похожее на симпатию. Готовность с честью принять смерть достойна уважения.

- Как тебя зовут? - обратилась она к зайгону. Может, это поможет немного разрядить обстановку. И добавила прежде, чем пришелец успел ответить, - Как твоё настоящее имя?

+2

17

За все годы и столетия проведённые в Торчвуде Джек понял одно - все кто приходил на Землю, так или иначе прибывали отнюдь не с хорошими намерениями. Где-то в самом начале, он ещё верил, что это было не так, что пришельцев привлекает что-то иное, и даже пытался доказать это "нанимателям", но Торчвуд оправдывал свои действия каждый раз.
Каждый гребанный раз доказывал, что они несут угрозу и лишь единицы были потеряны и оторваны от своего мира. Их Джеку было жаль, но мир не стоял на месте, он менялся, становился сильнее, жёстче и Джек вместе с ним. Отчаянные попытки исправить методы Торчвуда, отказы следовать принятым правилам, приносили лишь крохотные плоды - Джек часто ошибался, обжигался и вывел для себя единую формулу, которая редко подводила.
Те, кто приходил с миром не вели себя как захватчики.
Голос Янто доходил до него с трудом, просьба остановиться вызывала болезненный спазм в груди, он лишь сверкнул в его сторону разъярённым взглядом синих глаз, не желая слушать. Зайгон перед ним был безоружен и совершенно спокоен, даже равнодушен, что бесило Джека ещё сильнее. Бесила эта покорность не позволяющая ему убить безоружного.
- Отвечай, - голос капитана был глухим, сквозил злостью и, казалось, ещё секунда и он нажмёт на курок уэбли, выпуская все патроны в стоящего перед ним не_Янто. Он не хотел давать пришельцу права слова, соврав один раз, он мог сделать это ещё и ещё раз, ничто ему не помешает.
Рядом оказалась Эми, встревоженная, с нескрываемым страхом, пытающаяся остановить его, Джек дёрнул плечом, почувствовав ее ладонь. возможно излишне раздраженно, но остановить порыв не смог. Зайгон в камере начал меняться, следуя просьбе добрых сотрудников, а Джек все ещё глубоко дышал, усилием воли удерживая себя от желания всадить пули в него. Через минуту перед ним стояло существо, огромное, красное и да, он когда-то таких видел, капитан поморщился, очень нехотя опуская оружие, не не убирая в кобуру, готовый в любой момент к нападению.
- У тебя есть пять минут, чтобы я поверил хоть одному твоему слову, - процедил Харкнесс, медленно сглатывая и не собираясь выпускать того из камеры.
- Если ты хотел помощи ты мог ее попросить, - он сделал акцент на "попросить", - А не вламываться со своими порядками и уж тем более не пытаться заменить одного из сотрудников. Ты знал о Торчвуде, - Джек бросил взгляд в сторону Эми и Янто, слушая "печальную" историю про одиночество и поиск своих. Слабая попытка пробить капитана на жалость - это давно не работает. Джек криво усмехнулся, явно не собираясь верить подобному рассказу.
"Каждый из вас стремиться получить неограниченную свободу и выбирает наиболее слабую планету"
- Ты нарушил протокол E-PL/347760.45 о взаимодействии с планетами пятого уровня. И если здесь находятся другие представители твоей расы, то им стоило озаботится разрешением на пребывание на Земле. Мне придётся связываться с Прокламацией Теней, - вот сейчас Джек откровенно блефовал, потому что делать этого он не собирался, хотя бы потому что он сам мог быть в списках и хотя у него есть вполне себе оправдание, его тоже отсюда депортируют.
- Ну, так что, сказка изменится или мне можно тебя пристрелить? Поверь, это будет гуманнее чем передача тебя им.
Стоящие рядом Янто и Эми, явно не ожидали такого поворота событий и вряд ли бы позволили ему пристрелить зайгона, но Джек не собирался быть сейчас добрым и благородным, он планировал отыграться на проклятом пришельце, заставившего не спать всю команду, вытрепавшего нервы ему лично.
- Янто и Эми, поднимайтесь наверх, оставите нас одних, - он поймал глаза Янто, увидел в них твёрдое желание остаться и качнул головой, - Это приказ Янто. Поднимайтесь.

+1

18

Доверие. Самое хрупкое и самое дорогое что есть у каждого индивида, живущего в галактике. Доверие, то немногое, что требует колоссального вклада сил и времени и что очень быстро можно потерять просто потому что где-то самоуверенность и гордыня взяла верх. Доверие это то, что я слишком давно перестал ощущать относительно окружающего меня мира. Один, среди тех кто так мало знал о мире и его сложных механизмах. Я не верил никому. Не видел в этом сакрального смысла, тем более, после того, как потерял связь с дорогими мне личностями. Я был одиночкой, живущий по своим законам жизни и не считающийся с другими, достаточно эгоистичен, чтобы заявлять о своем праве на собственное пространство, на которое, по сути, не имел прав. Я был чужаком, что заявлял себя хозяином, незваным гостем за столом во время пира и неуместным, не вписывающимся в привычные рамки современного сознания людей.
Я был скептиком, циником жизни и аферистом, способным выкрутиться из любой авантюры. И сейчас, слыша от Янто Джонса такое щедрое предложение, я хотел не верить ему. Хотел, но не мог. Проклятая особенность моей расы, - копировать не просто внешность и привычки, но и считывать все воспоминания, особенности характера и воспоминания. И весь мой цинизм и недоверие сыпались осколками к моим ногам. Янто Джонс оказался слишком не правильным для человека этого времени. Шагнув в его личность, я не ожидал увидеть и почувствовать подобное, не думал, что есть те, кто способен так остро чувствовать и нуждаться в необходимости быть живым, настоящим, собой. И это все за маской невозмутимости, сдержанности и покоя. Словно, в одном нем жили две совершенно разные личности: один само спокойствие и порядок, второй буря эмоций и ощущений. В первый час, а то и два, я пребывал в лёгком состоянии шока, парировал его выпады, играл на нервах команды и пробовал его на выдержку. Такие люди редки и интересны. Такие люди, как он, идут до конца. И вот, после стольких часов игры, когда развязка близка, он вновь удивляет меня, выдвигая такое заявление. Не обвиняет, а хочет защитить. «Ты вообще человек?» пробегает мысль, но я не успеваю обдумать ее, потому что вот он, финал этой истории. Дуло уэбли направленно на меня, а Джонс и Понд встают на мою защиту. Не верю все равно. Где-то должен быть подвох. Обязан! Но, почему я не вижу его? Почему смотря в глаза Джека я вижу там решимость, а в глазах Янто сострадание? Если бы н дуло револьвера, ударил бы кулаком о стену, чтобы очнуться. Но, это не сон. Играя с другими, я сам в итоге, загнал себя в ловушку и вот он, почти финал моей истории. Краткий рассказ в общих фразах, и мы с Джеком один на один, и пред ним я в время истинном обличье.
- Брось. Я достаточно побыл в теле мальчишки, чтобы знать, ты скорее пристрелишь меня, чем сдашь прокламации теней. Я не буду врать тебе, чтобы ты успокоил свою совесть. Могу сказать лишь одно, ту недосказанным правду, которую не хочу говорить всем, - вздохнув, замираю, словно перебирая слова и мысли. - Я ищу свою дочь. Когда-то я упустил ее, потому что был гордым и самовлюбленным идиотом. Не сдержал данное ее матери обещание, беречь и заботиться. Думал, у Торчвуда есть информация, но ошибся. За Янто прости, не думал, что у вас все так, - повел ладонью в воздухе, ведь мы оба понимали о чем именно сейчас речь. – Он не был моей целью, мне просто нужен был тот, кто откроет дверь в ваш мир. Так что, решай сам, - пулей или миром расправиться со мной.
[NIC]Zygon[/NIC][AVA]http://cdn2us.denofgeek.com/sites/denofgeekus/files/doctor_who_zygon_invasion_0.jpg[/AVA][STA]everyone vs noone[/STA][SGN]. . .[/SGN]

+3

19

Джек совершенно не хотел слушать все то, что ему могли сказать - это означало, что он так себе руководитель. Но кто, кроме него может принять непростое решение, как тогда с девочкой и "фэйри". Выбора не было - не отпусти он ее с этими существами, кто знает, как бы они отыгрались на планете и людях. Непредсказуемые сильнейшие существа, способные сотворить все что угодно вплоть до местного апокалипсиса. Но он обещал. Молча обещал Эми и Янто, что выслушает. И здесь бы точно не прокатил вариант «не сказал вслух – ничего не было». 
Тогда это были фейри, не поддающиеся контролю как не пытайся, а теперь зайгон, запертый в камере, и далеко не такой сильный, но суть остается та же. Джек мечется перед выбором: согласиться и принять сторону команды, которая верит в чужие не агрессивные намерения или слушать свой внутренний голос, подсказывающий, что слушать и верить нельзя никому. Особенно пришельцам способным воспользоваться подобной слабостью.
Харкнесс проводил взглядом удаляющихся Эми и Янто, хотя отчетливо чувствовал от них волнение. Они боялись, отнюдь не за Джека, который был на взводе, а за того, кто находился по ту сторону плексигласовой бронированной стены. Джек разве что хмыкнул, замирая напротив и складывая руки на груди в привычном психологически-защитном жесте. Это  открытое  недоверие, хотя куда уже дальше. У него действительно нет причин верить. Джек качнул головой, прекрасно понимая их и откинув крышку браслета нажал несколько кнопок отключая видео наблюдение в подвале где остался наедине с зайгоном.
"Ха! Не сдам, умно, даже слишком, значит, тебе действительно нечего бояться. Это плохо. Нам будет сложнее договориться или не договориться вовсе. Я бы предпочел второй вариант, меньше угрозы для Земли."
- Ты хочешь, чтобы я выпустил тебя и позволил и дальше искать твою дочь? - Харкнесс выслушал часть истории, которая была не доступна для других, - И почему ты решил, что эта информация больше сподвигнет меня на контакт? - Хотя надо отдать ему должное, родственные связи заставили Джека вздрогнуть. Этот ход конем, был едва ли не лучшим за все время его пребывания здесь, под наблюдением. Кому как не Джеку, потерявшему и искавшему последнее близкое и родное существо не понять эту боль потери. Но откуда он мог знать это? Вытащить из памяти Янто? Нет, он не рассказывал валлийцу об этом, и нигде в другом месте получить эту болевую точку было невозможно.  Харкнесс хмурился и сверлил взглядом зайгона стоящего напротив него, не сопротивляющегося, готового принять любой исход, который ему предложат. Он отчаялся найти, а значит, ему действительно плевать убьют его или нет.
- Ты перепробовал все? - Джек отвел взгляд в сторону, задавая вопрос тихо, но достаточно для того, чтобы его услышали - И ее следы привели сюда?
Он не хотел слушать и уже тем более помогать, тому кто вторгся в его мир и переполошив весь Торчвуд, заставил его выбирать и усомниться в том на сколько он хорошо знает Янто. Джек не смог найти того из двух вариантов. Это не просто злило, это чертовски бесило, а еще показывало его слабость, которую Джек так старательно прятал ото всех. Даже от самого Янто, но запертый зайгон, сейчас в распоряжении имел куда больше власти над ним, чем тогда когда был заперт в камере по соседству.
Джек коротко вздохнул, прислоняясь спиной к стене напротив камеры, и задумчиво посмотрел на кнопку рядом с преградой, но тут же себя отдёрнул. Вот так просто поверить, просто потому что ему надавили на больную мозоль, на собственную потерю и он хочет, чтобы другие не испытывали ничего подобного. Внутри Джека происходила борьба его человечности и разумности, он прекрасно понимал, что если поднимется сейчас наверх, то чужая человечность одержит верх и начнет помогать. Но впитанное в кровь недоверие за не одно столетие, не позволяет ему принять верное решение.
- Мне нужно время, - Джек оттолкнулся от  стены и направился к выходу, - А ты подождешь здесь.

Поднимаясь из подвалов Торчвуда, Харкнесс не глядя прошел к себе в кабинет и тяжело рухнул в кресло, закрывая глаза. Ему и правда нужно было время подумать и взвесить все, что он узнал. А еще бы отправить остальную команду спать, потому что Оуэн уже совершенно точно устал и если он не уснул у себя в прозекторской.. Отдых нужен был и Эми, которая провела с ним часы в архивах. И ему совершенно точно не нужен был здесь Джонс, который чувствовал его и знал, что происходит с капитаном даже на расстоянии.
- По домам, - Джек вышел из кабинета, намереваясь отправить все в теплые кроватки. Чем быстрее тем лучше.

+2

20

Всё было так запутано, неправильно, не так как она привыкла. С Доктором было не так. В этом, наверно, и было проявление обратной стороны медали. И сейчас она не была готова принять такое положение вещей. Она не хотела, чтобы было так.

Капитан медлил, не спускал крючок. Не торопился покончить с пришельцем. Гостем, по сути. Какие бы цели он не преследовал, это не позволяло им, хозяевам мира, так принимать гостей. Амелия верила, что зайгон преследовал какие-то конкретные цели, но даже представить себе не могла, какие именно. Что могло привести инопланетянина на другую планету? Для чего можно рискнуть всем? Скорее, для "кого". И она понимала его, понимала, ибо сама ждала момента, чтобы рвануть сквозь пространство и время, навстречу последнему центуриону.

Как же ей хотелось послать капитана куда подальше. Эми не хотела оставлять их наедине. Она не была уверена, что в их отсутствие Джек не спустит курок. Понд гнала эти мысли, но они старательно возвращались. Оттого время проведённое наверху казалось ей вечностью. Тяжелой, тягучей вечностью, такой не похожей на то время, что она проводила с Доктором. Первым делом, поднявшись, она ринулась к мониторам, но сигнала не было. Дьявол!

Капитан прошёл мимо, даже не посмотрев на них. Молча зашёл в кабинет и какое-то время провёл там. Ещё один удар по нервам, которые порядком потрепал повелитель времени. Напряжение нарастало. Неизвестность пугала, раньше ей не приходилось так бояться. Даже войти в будку Доктора не было так страшно. Но сейчас всё было иначе. Сегодня нельзя было доверять даже себе.

- Кэп, - возмутилась Амелия, но ничего больше говорить не стала. Что толку спорить с человеком, если ты не можешь предугадать, чем он тебе возразит. Всю дорогу до дома Амелия думала. Она настолько погрузилась в себя, что не заметила, как вошла в прихожую своего дома. Этот день стал проверкой. И Амелия сомневалась, что прошла её как положено. Помогла ли она этому зайгону. Она, конечно, узнает завтра. Но завтра ещё не наступило. А ответы хочется знать сейчас.

+1

21

Спать после бессонной ночи в попытках выяснить, какой из двух чертовых Джонсов свой, а какого можно бы и на опыты пустить, давала о себе знать. Скорее даже брала верх. До того, надо заметить, сон посещал доктора Харпера сутки вроде назад, и теперь хотелось не просто спать, а  умереть и никогда не просыпаться.
И в тот момент, когда Оуэн Харпер уже начал верить, что стол вполне мягкий, и в хабе ДОСТАТОЧНО тихо и спокойно.... Даже не в хабе, а в его владениях.И не просто тихо, а мертвенно (хвала всем богам) тихо, и тут вполне можно отдохнуть, пространство взорвалось воплями.
Че забыл Харкнесс у меня дома?! - мелькнула мысль в воспаленном, требующем отдыха мозге Оуэна. И следом, еще одна, которая могла бы быть здравой, находись он дома.- Его мне не хватало.И вообще,я его в гости не звал.
Оуэн Харпер попытался открыть глаза. Задача оказалась не из легких - организм отчаянно  сопротивлялся и проваливался в спасительную темноту, не желая вернуться к свету и шуму. Наконец, Оуэн совершил открытие века. Через полминуты открылось второе. Он осмотрелся и с сожалением отметил, что находится нихрена ни разу не дома! Вот это открытие заметно расстроило.
Джек что-то орал про " по домам".
Дело говоришь, капитан. - Сонно отметил про себя Харпер. Ему, конечно, не меньше прочих хотелось оказаться дома, но сейчас он был близок к отключке и совсем не уверен в том, что доберется до дома, а не вырубится по дороге. Последнее не радовало от слова совсем.
Чего орешь, шинелька?! МЫ тебе Джонса нашли? нашли! отвали, дай поспать, а? - Зевнув потребовал медик, выползая из своих владений. Сейчас единственное, на что он точно был похож - так это на только что поднятого и дико голодного зомби. Для полноты эффекта не хватало только коронного требования "мозгииии..", но полу связная- полу бредовая  речь лихо компенсировала отсутствие ожидаемых рычаний о лакомстве. - Можно так: вы все дружно сделаете так, чтобы тут стало тихо, и я вас оооооочень долго искал, и не нашел. А я пойду СПАТЬ, мать вашу за ногу и об забор раз восемь. - Почти мирно предложил Оуэн, которого уже вполне заметно пошатывало, и в кои-то веки не от алкоголя. - А то ща самый громкий займет почетное место на столе в прозекторской, а поскольку, ничего интересного я не найду, просто покромсаю для наведения тишины!!!
Выдав чудесную тираду, Харпер скрылся в своих владениях и устроился смотреть сны в надежде, что хотя бы на некоторое время в хабе станет достаточно тихо, чтобы он мог провалиться в сон. А там уж хоть потоп, хоть еще какой катаклизм!

+2

22

Янто чувствовал себя не в своей тарелке. Не привыкший вообще тревожить окружающих своими проблемами и мыслями, он был идеальным администратором для этой команды, невидимый, всегда рядом, всегда готовый подставить плечо. Нет, Янто не бы слабым человеком, или сломленным. Да, когда-то Торчвуд-1 его чуть не погубил, впрочем как и тайна с Лизой, когда он окончательно осознал, сидя дома и напиваясь, что ради своих коллег он готов на многое, только бы они жили. Тогда же, он принял решение, что все будет иначе, и после, в деревне, он не думал о себе, лишь о том, что должны спастись другие. Нет, Янто не был сломанным внутри или снаружи, он просто знал, пока команда творит чудеса в поле, где он менее профессионален, чем они, о чем ему напоминали шрамы на теле, он занимался тем, что не любил каждый из них, - уборкой, при чем во всех смыслах этих слов. Уборка в хаббе, уборка машин, химчистка вещей, уборка трупов, следов. Янто, порой, в шутку разумеется, думал, что из него вышел бы отличный злодей, он умел заметать следы. И умел это даже слишком хорошо.
Но, сегодня, поднимаясь из подвала, он думал не о следах их работы и не о том, чтобы кого-то спрятать, он думал о том, что кто-то теперь знает его пугающе хорошо. Этим кем-то должен был быть Джек, что разумно в виду того, что они вне работы были не_коллегами, которые стремились быть просто людьми. Но, в итоге, это был пришелец, который искал себя и себе подобных среди чужого мира и поступков. Ну самый лучший кандидат в хранители секретов, от чего Янто злился на самого себя. Если бы он не погнался за монстром, тот не знал бы его как облупленного. Если бы он не погнался за монстром, команда не имела бы проблем с бессонной ночью и вопрос “кто из двоих настоящий?” Янто Джонс чувствовал себя в смятении и смущении, усталым и почти разбитым, поэтому не сильно удивился, когда Оуэн отправился спать прямо в хаббе, а Джек не проронив и слова скрылся в своём кабинете. Валлиец знал, капитан вряд ли будет спать. Измотанный и сам, нервами и волнением, он поплелся домой, подставляя самого себя ветру, тянувшемуся с заливу. Забираться в машину не хотелось, ряд мыслей требовал своего времени для занимания мест в его голове. И ночная прогулка этому способствовала, как никогда.
Он пришел домой опустошённый. Пожалуй, это самое идеальное слово, описывающее его состояние. Чуть не уснув в душе, он добрался до кровати и забылся тяжёлым сном, без снов.
Он с трудом открыл глаза, когда будильник прозвонил вновь, вытягивая его из сна. Выругавшись тихо на валлийском, он перевернулся на другой бок и вновь попытался уснуть. Янто казалось, что он только что прикрыл глаза, вытянувшись на кровати, но, будильник был очень упрям, а валлиец слишком ответственным. В прошлую не явку на работу, Джек прилетел на крыльях нервозности,к нему, выяснять что стряслось. Повторять подобный эксперимент совершенно не хотелось. На третью попытку будильника, его поднять, Янто сдался, и отправился собираться на работу.
Он приехал в хабб первым (спящий Оуэн и Джек в кабинете не считались). И первое, что сделал, отправился к заключённым, но камера, по соседству с которой он сидел, была пуста. Внимательно изучив пол и стены, и убедившись, что в на них нет следов мозга зайгона, Янто отправился варить кофе на всех, после чего, вооруженный двумя кружками ароматного напитка пришел в кабинет, где устроившись в кресле задал всего один вопрос тому, чей кабинет он отлично знал, и чьи вкусы в кофе запомнил в первую очередь.
- Что ты с ним сделал, Джек?
Идеальный узел тёмно-синего галстука идеально сочетаемое с костюмом тройкой, был именно тем, что никогда не сказало бы о месте его работы, и привычно, для самого Янто, удивляло посетителей туристического бюро, прикрытия Торчвуд. Но, этот же узел галстука говорил, что завязывающий его умеет добиваться ответов.

+1

23

- Помог, - он не хотел выглядеть монстром в глазах команды. В глазах Янто.
Джек прекрасно знал, что это первое, что у него спросят утром. И он вовсе не собирался распространяться как и что он сделал, вытертые записи с камер тому лишне доказательство.

После того как все покинули хаб, а Оуэн решил, что лучшим местом его сна будет медотсек, чему Джек не очень был рад, потому что он предпочел бы отправить его домой, но спорить с уставшим Харпером себе дороже, Харкнесс перевел базу на и все сигналы на браслет, прежде чем спустился вниз. Оставшийся в камере зайгон смотрел  на него с недоверием и настороженностью. Харкнесс тяжело вздохнул, отпирая камеру и позволяя пришельцу покинуть неуютное место. Извиняться он не стал, как и объяснять лишнее.
- Прими более человеческий вид и пусть это будет не Янто, - коротко бросил он, кивая в сторону выхода.
Ему пришлось потратить почти всю ночь, на то, чтобы найти чужие следы присутствия на Земле и все что удалось он отдал отцу.
"Отец."
Звучание этого слова было непривычным и сам Джек, при своей долгой и бурной жизни слышал его не так часто. Его собственная дочь была уже почти одного с ним возраста, биологического. И виделся он с ней реже чем хотел бы и мог бы.
Джек отмахнулся от ненужных мыслей, сосредотачиваясь на работе. Спустя время, они покинули хаб и выезжая с парковки Харкнесс все еще думал, правильно ли он поступает отпуская инопланетянина в город. Всю работу, которую обычно делал Янто, он сделал сам. Подобрал документы, составил легенду и выбрал подходящее место для жилья, недалеко от одного из приютов Торчвуда, чтобы тот мог обратится в случае чего за помощью. Джек поставил только два условия - не принимать больше иного вида и не снимать браслет. Застегнув на запястье кожаную полоску, усиленную сплавом инопланетного металла с отслеживающим устройством, Джек вышел вместе с Гарри Уотерсом, по документам, врученным им стоящему перед ним мужчине это было теперь его имя, из машины и скрылся в неприметном сером кирпичном здании.

Вернулся он совсем недавно, буквально полчаса назад и теперь чувствовал себя крайне разбитым и усталым, будто это высосало из него всю жизнь. Он понимал, что сделал все правильно, но легче ему от этого не становилось. Это не не уменьшило чувство собственной вины, не смазало произошедшее, не заменило воспоминания, ни как не помогло. Поэтому в тот момент тогда Янто застыл напротив него, сем своим видом показывая, что без ответа он не уйдет, Джек держал в руках бокал с виски на дне. Один из признаков, что внутри у него все крайне плохо. Подняв взгляд на Янто, он отставил бокал в сторону, чтобы не привлекать лишнее внимание к своему состоянию, хотя от Янто оно точно не скроется, валлиец всегда знал, когда что-то было не так.
- Я помог ему, - Джек криво усмехнулся, на секунду прикрывая глаза, - Пожалуйста, принеси мне кофе. Без сахара. У нас сегодня много работы, - и чертыхнулся, заметив кружку с дымящимся напитком на столе.
"Черт. Внимательности мне с утра не занимать. "
Харкнесс прекрасно понимал, что позже ему придется рассказать, что произошло, но сейчас он был к этому не готов. И возможно еще какое-то время тоже будет не готов. В любом случае это будет потом, а сейчас уже новый день и новые заботы.

+1


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Are you not a monster? [Torchwood & Doctor Who]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC