capt. jack harkness michael amelia pond
wade wilson margo hanson oberyn martell
От этой женщины, хоть она и была бледна, как печально известные слуги Лондора, пахло совсем иначе. Чужой, враждебной землей, мысли о которой заставляли вскипать загустевшую черную кровь в пересохших жилах. Вместе с ней в груди разгоралась ярость, первозданным обжигающим огнем, разрушительную мощь которого во времена войны испытали многие человеческие города и даже сам божественный пантеон, но об этом Мидир знал лишь со слов своих повелителей, вскользь рассказывавших дракону о поражении его древнего рода. Читать дальше

Дорогие Таймовцы!

28.12.17 Мы поменяли дизайн! Внезапно, но почему бы и нет? Вопросы и предложения как всегда в тему тему АМС.
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьхочу каступрощенный приемуход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицуТайм-on-line

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » cloud atlas [межфандомное] » Save me from myself


Save me from myself

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Save me from myself
Прежде чем кого-то спасать, спросите, хочет ли этот кто-то быть спасенным.
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://s018.radikal.ru/i524/1701/c2/e6d6c6bc50d6.gifhttp://s56.radikal.ru/i154/1701/ac/a2f4c4a6c88e.gif

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Harley Quinn & Wanda Maximoff

Секретная правительственная лаборатория

АННОТАЦИЯ

Харли решила порадовать своего любимого Пудинга и украсть для него секретные чертежи. Но наткнулась на преграду в виде грозной Алой Ведьмы. Что из этого выйдет - скоро узнаете сами. Спойлеры: лучше бы Ванда дала Харли умереть, чем мучила своими нравоучениями. xD

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Wanda Maximoff (25-01-2017 00:39:35)

+4

2

Я бодро шагала по коридору, толкая перед собой дребезжащую тележку с ведрами, а все встреченные мной люди спешено расступались, уступая дорогу. Мне даже не нужно было опускать глаза, достаточно просто не заострять внимания на лицах, ведь их взгляды, все без исключения, выхватывали любой предмет обстановки, кроме меня. Будто я была прозрачной. Будто меня и вовсе не существовало. Оказывается, как просто расхаживать по секретной лаборатории. Стоит лишь влезть в форму уборщицы, как окружающие не замечают ни разноцветных волос, выбившихся из-под банданы на голове, ни приметных татуировок на руках, лице или груди. К тому же на лице у меня красовалась пара синяков под глазом и на челюсти, а когда на женщине видят побои, то, как правило, стараются вообще не смотреть на нее. Отводят глаза, сторонятся, будто они стали свидетелями семейной ссоры, будто тоже приложили к этому руку и теперь им очень стыдно.
Я шла с той уверенностью, при которой никому и в голову не приходит попробовать тебя остановить, хотя на деле я не знала точно, куда именно нужно идти. Радовало одно, у той девицы, тело которой сейчас мирно лежит в одном из окрестных мусорных баков, имеется допуск ко всем помещениям. Или практически ко всем. Вот если бы у нее еще и размер одежды был моим… я в очередной раз поправила стремящиеся сползти штаны и передернула плечами, поправляя слишком широкую куртку. Тем временем, я без проблем миновала несколько этажей с какой-то офисной шелухой, спустилась на лифте на нижние уровни, даже послушно вытерла какую-то лужу в серверной комнате. По мере моего передвижения, ведерки в тележке, прикрытые тряпками и прочей утварью, стремительно пустели, зато в некоторых комнатах и коридорах появлялись небольшие коробочки. Когда Харли будет убегать всем присутствующим будет не до нее. Все они будут больше озадаченны большим бум!
Нужные двери я узнала сразу. Две большие тяжелые створки, преграждающие путь дальше, скрывали за собой что-то среднее между исследовательским залом и производственным. Как мне сказали, чертежи уже готовились пустить в работу, а значит, они должны быть где-то тут. А еще, как мне сказали, доступ в зал есть только у узкого круга лиц, а значит, мне нужно придумать. Как попасть туда. Преодолев половину расстояния до заветной двери, я немного сбавила шаг и практически тут же об меня кто-то споткнулся. Выругавшись сквозь зубы, он зыркнул в мою сторону, подобно всем остальным, глянув сквозь меня, и поспешил вперед. К электронному замку. Ну что за удача? Замок считал пластиковую карту, двери разъехались в стороны, я в пару скачков настигла свой счастливый случай, прижалась к нему и, зажав тому рот рукой, шагнула вместе с ним в заветный зал, не забыв и свою тележку с ведерками. Удивленный и испуганный, местный докторишка силился рассмотреть меня, скосив глаза, насколько это возможно. Улыбнувшись, я громко чмокнула его в щеку, оставив след помады, и  одним резким движением повернула его голову до щелчка. Мой взгляд почти сразу упал на столы, стоящие в отдалении и небольшой построенный рядом с ними макет. Макет чего? Если честно, я и сама точно не знала. Это какое-то оружие и Пудинг будет точно рад, заполучив его! Остальное не имело значения. Осталось только разобраться с досадными помехами и добраться до чертежей. А помехи уже пялились на меня во все глаза, спешили поднять тревогу, убежать подальше, а некоторые напротив, подойти поближе, видимо, чтобы остановить меня. Я рванула на себе рабочую робу уборщицы, отрывая пуговицы, запустила руку под нее, выхватывая револьвер из нагрудной кобуры и делая первый выстрел в ближайшего человека.

+2

3

Нам приходится скрываться от властей и вести себя тихо, но за порядком в мире кто-то все же должен приглядывать. Хотя правительство на удивление неплохо справляется (жило же оно как-то без нас!), за исключением редких чрезвычайных ситуаций. Одну из таких спешит со мной обсудить профессор Ксавьер, и я снова удивляюсь тому, насколько он деликатен и добр, его слова звучат не как приказ, но как просьба, которую нельзя не выполнить. Нападение на правительственную лабораторию по разработке сверхсекретного оружия. Чертежи полностью завершены, так что преступники получат готовое оружие на блюдечке с голубой каемочкой. Если им кто-то не помешает. Придется стать этим кем-то, хотя помогать властям мне совсем не хочется после всего, через что они заставили меня пройти.

С горем пополам прокладываю портал до лаборатории (я учусь меня новым возможностям моей магии, но почему-то чаще всего меня заносит в Томбукту), взлетаю (а вот это уже хорошо отработанный навык), легко перелетаю через забор и двигаюсь по комплексу в поисках нападавших. С охраной у них и впрямь беда, на летающую девушку обратили непростительно мало внимания. Впрочем, охранников можно понять, им сейчас куда важнее не выпустить похитителей с чертежами, чем останавливать тех, кто стремится внутрь. Ищу эпицентр суматохи и нахожу его. Похититель оказывается молодой женщиной с разноцветными волосами. На ней расстегнутая униформа вроде той, что носят уборщицы, и это доказывает, что профессор Ксавьер послал меня сюда не зря. Если сюда так легко войти, уйти отсюда тоже не составит особого труда. Девица увлеченно палит во все стороны, не целясь особо, скорее создавая атмосферу хаоса. К ней трудно подойти ближе, не попав под шальную пулю. А охранники здесь явно не готовы задержать преступницу любой ценой. Качаю головой, выхожу вперед группы храбрецов и закрываю себя щитом от выстрелов. Хочется верить в то, что девчонка испугается мутанта, бросит чертежи и сбежит. Она мне кажется совсем молоденькой, жалко будет ее убивать. Жизнь преступника почти ничего не значит, но все же.

Отредактировано Wanda Maximoff (27-09-2017 20:52:35)

+2

4

Большинство людей, оказавшихся на моем месте, да и на любом другом месте тоже, постарались бы быстро поснимать цели ценой, одной пули. Ну, максимум двух. Передо мной же не стояло такой задачи. Создавать хаос, чтобы оказаться в его центре, навести панику, оставаясь единственным оплотом спокойствия, сотворить бурю и наслаждаться ее дуновением, сохраняя здравый рассудок. Здравый? Я привыкла работать так. Мой любимый револьвер изрыгнул шесть пуль, каждая из которых нашла свою цель, после чего я сунула бесполезное оружие обратно в кобуру, сделала несколько скоков прогибом, откровенно красуясь перед публикой, но не находя восторженного молчания, подобрала оружие, выпавшее из остывающей руки одного из охранников и просто начала полосовать воздух. И вот оно! Паника, хаос, буря, безумие, они заполнили все пространство концентрированной смесью, щекотали ноздри, покалывали кожу, отдавались в ушах криками или предсмертными стонами и хрипами. Большинство персонала бездумно бегали туда-сюда, стараясь укрыться за столами, забиться в углы, больше натыкаясь друг на друга и на тех, кто старался прорваться ко мне, чтобы хоть что-то сделать. Они были похожи на стаю помойных голубей, вспугнутых собакой, на толпу газелей, среди которых затесалась решившая полакомиться ими гиена. В несколько легких скачков я оказалась возле нужных столов, бегло осмотрела чертежи и сгребла их в охапку, пнула стоящий рядом макет, разлетевшийся на несколько кусочков от соприкосновения с полом и, конечно же, не забывала отстреливаться.
Бывают ситуации, когда ты нутром чувствуешь, что что-то произошло, ты спиной ощущаешь переменившуюся атмосферу и, кажется, волосы на затылке встают дыбом от этих перемен. Я круто разворачиваюсь, успевая заметить, как последние пули, пущенные вслепую, увязают в красном огне, защищающим появившуюся женщину. Тело бросается вбок, короткий перекат и я оказываюсь за одним из поваленных столов. Так себе защита, но другой у меня нет. Быстро сложенные чертежи надрываются в паре мест, но такие мелочи меня не заботят, я цепляю их заготовленным тонким ремешком к лямкам кобуры за пазухой, быстро перехватываю тяжелый, не удобный глок, отщелкиваю опустевшую обойму, позволив ей упасть на пол под собственным весом, тут же вгоняю в рукоять новую, подобранную еще раньше, и передергиваю затвор.
Бедная маленькая девочка испугалась?- знакомый голос пульсирует у меня в ушах и разносится быстро глохнущим эхо где-то в черепной коробке.
Заткнись, Харлин!- Я зло скрипнула зубами и осторожно выглянула из-за края стола. Я помню это красное пламя, помню нашу первую встречу и помню, что справиться с ведьмой, не имея суперспособностей очень не просто. У меня есть козырь в рукаве, главное подойти поближе к выходу…
- Ты подошла как раз к разгару вчеринки!- крикнула я, все еще не спеша показываться из-за стола,- А я уж начала переживать, где это ты застряла.
Я гадала, сможет ли ведьма прикрыть своим щитом всю команду бравых охранников или ее хватает только на себя? И сколько пуль может выдержать щит? И сколько выживших охранников сейчас присоединятся к тем, что уже стоят за ее спиной? И почему, черт возьми, этих охранников вооружают сраными восемнадцати зарядными глоками, а не автоматами или хотя бы пистолетами-автоматами?!
- Знаешь, на самом деле я заплутала тут! Я искала туалет, но это чертово здание строил потомок Дедала, не иначе. Настоящий лабиринт. Так, может просто свернешь свои красные всполохи, укажешь мне направление, и я пойду? Что скажешь?

+2

5

Она думает слишком громко. Я могла бы и не иметь никаких сверхъестественных сил: еще чуть-чуть, и ее мысли услышат все вокруг. Она направила всю свою энергию в действия, поэтому не следит за своими мыслями. Она для меня все равно что открытая книга. И я читаю ее и понимаю, почему она показалась мне знакомой, это все разноцветные волосы сбили меня с толку. Я помню ее. Бедная сошедшая с ума от любви девочка. Мы уже встречались раньше, сейчас я более-менее научилась контролировать свои способности. Многие восхищаются тем, что мне удается видеть мысли людей и манипулировать их сознанием, но куда сложнее для меня было научиться не слышать и не чувствовать людей. Поначалу меня просто крыло от чужих эмоций, мир казался слишком громким, слишком ярким, слишком враждебным, необходимо было отделить себя от других людей, чтобы не утонуть в море чужих переживаний. Не сразу, но я взяла это под контроль.

А тогда мои способности повиновались мне через раз, и во время выполнения миссии по устранению двух сумасшедших преступников, клоуна и его ассистентки, я вдруг на минуту забыла, что я Ванда Максимофф. Вся жизнь пролетела у меня перед глазами, но не моя жизнь, а жизнь некой девушки Харлин Квинзель, талантливой спортсменки и успешной студентки, которая работала над собой долгие годы...ради чего? Ради того, чтобы пустить жизнь под откос, ради человека, который ее не ценит и разве что ноги об нее не вытирает? Я почувствовала любовь невероятной силы, любовь, которая будто дает человеку крылья и силу преодолеть любые трудности. Хотела бы и я кого-то так полюбить. Не знаю, почему я дала им уйти тогда. Может быть, просто растерялась от нахлынувших ощущений, принадлежащих незнакомке, а может, в глубине души я сопереживала ей, а посему не хотела, чтобы она расплачивалась за такое прекрасное чувство как любовь. Сердцу ведь не прикажешь...

Харли наконец-то тоже поняла, с кем имеет дело, алый цвет - моя визитная карточка, ни с кем не спутаешь. Слушаю ее и смеюсь про себя, конечно, надо быть серьезной. Забавная девчонка, храбрится, но понимает, что пули рано или поздно закончатся и тогда-то мы ее и поймаем. Внимательно слежу за щитом, я ведь не только себя защищаю от ее выстрелов, но и тех, кто стоит сзади меня. Нет, все-таки охранники должны быть более храбрыми что ли... Кто нанимал их на работу? У него в голове вместо мозгов солома что ли?
- Выходи к нам, дорогая, мы тебя и в туалет проводим, и к стилисту сводим заодно, который наведет порядок на твоей голове, а то ты похожа на плохо покрашенный забор. Ну а потом отведем тебя в тюрьму, где тебе самое место.

+1

6

Адреналин в крови растекается жидким пламенем, отдается в ушах барабанной дробью, входит в резонанс с ударами сердца, превращает меня в один пульсирующий нерв, в готовую сорваться в полет стрелу. Под натиском алых всполохов буря в комнате утихла, угасла, как старый огарок, потухла, подобно неисправной неоновой вывеске. Но не исчезла. Она сконцентрировалась внутри меня, ждет первого попавшегося случая, чтобы разразиться вновь и смести все на своем пути, разметать, раскидать, припечатать к стенам и полу.
Ведьма совсем не похожа на меня. Она спокойная, уверенная, что ничто не способно ее поколебать, что она сможет схватить меня и выйдет героем из этого здания. Гордая собой, любимая толпой. Но у нее ничего не получится, ведь меня невозможно поймать на самом деле. Я – это буря, я – это безумие, а кто может похвастаться, что засадил в клетку безумие?
- Тебе не нравятся мои волосы?
Выглядываю из-за стола, укладывая локти на его край, а поверх локтей подбородок, обиженно выпячиваю губу. Она все еще стоит там, прикрывая себя и людей полупрозрачным щитом. Кажется, будто он пульсирует, дышит, как огромный зверь, и увязшие в нем пули все еще медленно стекают вниз, словно увязли в смоле, чтобы одна за другой упасть на пол. За ее спиной стоит охрана, все еще не верящая, что смогли выжить, все еще приходящая в себя, все еще раздумывающая, стоит ли оставаться тут и защищать эти бумажки или ведьма справится одна. Я вижу это в их глазах, я вижу, что они боятся меня, я вижу их неуверенность, практически могу ее пощупать. Но я не щупаю ее, не смотрю в их глаза, не обращаю на них внимания, потому что они не стоят его, потому что они - незначительная шелуха. Мой взгляд устремлен на нее.
Я думала ты смелее…- голос звучит повсюду, он рикошетит от стен каучуковым мячиком, заполняет всю комнату вязким эхо.
Пошла в жопу, Харлин!
Если ты будешь мешкать, он никогда не признает тебя, ты же знаешь,- голос ввинчивается в голову, пульсирует в мозгу и растворяется где-то в его глубинах, расползаясь по всему сознанию, вытесняя меня, становясь мной. Голова склоняется набок, кое-что прикидывая, губы расползаются в широкой улыбке, я хохочу в голос, вспомнив анекдот.
- Ты уже не летаешь на метле или это все враки?- я не слушаю ответ, он мне не нужен,- Хочешь фокус?
Тело перекатывается влево, вылетая из-за прикрытия столешницы, ноги, подобно пружинам отталкиваются от пола, я делаю кувырок вправо через стол и в полете трижды нажимаю спусковой крючок, зная, что пули полетят не в щит, а в стену, издадут обиженны писк, срикошетив о металл, а потом…интересно, попала в кого-нибудь? Нет времени смотреть, теперь я сама, будто каучуковый мячик, я вновь сею хаос. Тело лаской кидается под стол, короткий перекат, вскочить на ноги, запрыгнуть на тумбочку, еще пара выстрелов, еще один перекат, еще несколько скоков прогибом и…пол, потолок и стены сотрясаются от первого взрыва. Замереть посреди комнаты, достать из ремней пульт с кнопкой, непонимающе уставившись на него. Я ничего не нажимала, так откуда взрывы? Случайность? Не может быть, детонатор настраивал Пирожок. Взглядом встречаюсь с глазами ведьмы. Неужели она успела похимичить и решила устроить общую братскую могилу здешним работникам и мне заодно?
- Эй, тебе не говорили, что играть с чужими вещами не хорошо?!
Цепочка взрывов сотрясает все здание, между ее звеньями проходит не больше секунды, в мозгу щелкают деления, отсчитывающие оставшиеся взрывчатки:
шесть, пять, четыре, три… Ох, мать твою…
Слева от нас стоит тележка с ведерками и двумя оставшимися свертками взрывчатки.
- Это не смешно…

+1

7

Кажется, мое язвительное замечание о ее волосах всерьез задело эту девушку. Ох, кто разберет, что у нее в голове? "Возможно, телепат вроде тебя, моя дорогая," - подмечает мой внутренний голос. И не могу с ним поспорить. Если уж мне не под силу ее понять, то не под силу никому. Одновременно и поддерживаю щит, который защищает не только меня, но и охрану комплекса, и пытаюсь пробраться в ее разум. И у меня получается. Эх, ну вот почему, когда я с чем-то успешно справляюсь, никого рядом нет, чтобы меня похвалить. А если я ошибаюсь, то почему-то обязательно ошибаюсь при большом числе свидетелей моего провала. Жизнь такая несправедливая штука...

В сознании Харли не произошло никаких существенных изменений. Она все также одержима своим кумиром, своим идолом. Джокер. Его имя словно ритм, в котором бьется ее сердце. Я узнаю также, что все это нападение она затеяла лишь, чтобы украсть чертежи для него. Чтобы заслужить его одобрение. Мне становится ее жаль, она будто бы собака, которая пытается выслужиться, чтобы получить крупицы любви своего недоброго хозяина. А Джокер порой бывает с ней очень зол и груб... Вот бы остаться с ней наедине и попробовать поработать с ее сознанием. Возможно, постепенно, у меня получилось бы вытравить из нее эту болезненную любовь и рабскую привязанность к этому бандиту. Не сразу, конечно же, такие серьезные изменения нужно проводить поэтапно. Чтобы она действительно получила свободу от чувств к нему и смогла начать жизнь заново.

- Сплетни, - машинально отвечаю я, сама не зная, зачем. - Я могу летать и без метлы, это вообще лишь прозвище, я мутант, а не колдунья... - обрываю сама себя на половине фразы. Зачем я все это объясняю преступнице, которую я должна нейтрализовать и передать в руки правосудия? Хотя, стоп, я что-то подзабыла, что я теперь сама вне закона. Окей, нейтрализовать и благополучно убраться восвояси, прежде чем здесь появятся представители властей.

Взрыв сотрясает здание, мне удается удержаться на ногах и быстро восстановить щит. Следующая серия взрывов сбивает меня с ног. Харли выглядит озадаченной. Проследив направление ее взгляда, я тоже становлюсь озадаченной. Рядом с нами - взрывчатка, которая
видимо является частью плана отступления, который заранее приготовила Харли, но что-то пошло не так.  Черт, она слишком близко. Харли не успеет убежать...

Иногда ты просто не думаешь, а делаешь. Не знаю, с чего вдруг я решила спасти преступницу.
- Бегите отсюда! - кричу я охране, а сама бегу к Харли, хватаю протестующую девушку в охапку и накрываю нас щитом. Щит выдержал взрыв, но нас в итоге разметало в разные стороны. Кашляю от поднявшейся пыли, встаю и пытаюсь разглядеть что-то в облаке пыли. Где же она?

+1

8

Воздух вязнет, будто смола на свежем воздухе, становится плотным, застревает в легких, кажется, что я на самом деле могу им захлебнуться. Весь мир превращается в одну большую сцену слоумо, где ты успеваешь подумать над тысячей вещей и соскучиться, пока твое тело с отточенными рефлексами успевает сделать какой-то жалкий шаг. Последний взрыв, будто последний удар рассветного колокола, гремит на этом этаже. Я помню даже фикус, возле которого приклеила взрывчатку. Я помню бежевый горшок в мраморных разводах, висящий на стене рядом увлажнитель воздуха и россыпь окурков, которыми активно подкармливали этот фикус. Видимо, окурки – не плохое удобрение, надо будет предложить Айви. Я живо представляю себе ее лицо и что она грозится со мной сделать, попробуй я порадовать этим какой-нибудь ее цветок, а мое тело с отточенными рефлексами тем временем лишь успело сделать поворот едва ли на семьдесят градусов. Но и этого хватило, чтобы увидеть бегущую ко мне ведьму. Привыкшие улыбаться губы кривятся в оскале, способном дать фору Баду и Лу вместе взятым, неимоверно долго вскидываемая рука в этом гребаном тягучем воздухе, наконец, направляет пушку в лицо мутанту. Хотя бы тебя успею прикончить я, а не взрыв.
Ну, давай, хочу увидеть птичку!
Заткнись, Харлин!
Оно короткое нажатие, прежде чем взрыв успеет пожрать меня. Одно короткое нажатие, и ведьме просто снесет крышу от радости. Одно короткое нажатие и…сухой щелчок пустой обоймы.
Упс.
Правая рука тянется к револьверу в бесполезной попытке достать его, пока левая продолжает сжимать уже давно ненужный пульт от взрывчатки. Когда она хватает меня, я не успеваю даже вытянуть оружие.
- Какого…?!
Успеваю заметить красный сполох вокруг нас, а потом меня накрыла тьма. Вас когда-нибудь выбрасывали с третьего этажа? Так вот, это намного больнее, хотя мои ребра ощущали себя очень похоже.
Вздыбленный пол, обвалившийся потолок, куски торчащей арматуры, или что там может торчать в подвальном помещении. Короткий кашель сжимает ребра, выдавливает из меня остатки воздуха, заставляет сплюнуть кровью. Приподнимаюсь, оглядываюсь, но что вообще можно рассмотреть в этом бардаке? Вижу пару тел, что не успели убежать или были уже мертвы к моменту взрыва. Похоже на современное искусство, надо предложить Пирожку написать пару картин. Где-то наверху виден луч света, но его едва ли хватает, чтобы изучать пространство не на ощупь. Поднимаю револьвер, на котором все это время лежала – так вот что так больно впивалось в живот! – привычным движением не твердой руки откидываю барабан и вставляю три последние пули, что каким-то чудом остались при мне. Надо было брать биту.
Я слышу ее, она все еще жива. Я слышу, как ее тоже давит кашель, но он совсем не похож на предсмертный. Нетвердые шаги, шуршание руки по ближайшей стене в поисках опоры, слезящиеся глаза, щурящиеся что-то разглядеть в  облаке пыли, что никак не хочет оседать. Мушка скачет на том конце моей руки, будто голова собачки на хорошо смазанном шарнире, но мне хватит и этого, чтобы не промахнуться. Я смотрю на ведьму и мне интересно, сколько еще сил у нее осталось? Хватит ли, чтобы словить три пули? Или она израсходовала магию на сегодня? Всего один щелчок.
Ну, давай!
- Ты спасла меня. Зачем?- согнутый локоть направляет револьвер куда-то в потолок, оставив все три пули при нем.- Что, рассчитываешь сдать меня в Аркхэм? В этом году я там уже отдыхала, они еще не скоро оправятся.
Приваливаюсь плечом к стене, за которую только что держалась рукой. Кажется с птичкой придется повременить.

+1

9

Ненавижу взрывы. Все началось еще с детства, когда взрыв убил моих родителей, и чуть не уничтожил меня с братом, одного этого достаточно, чтобы обзавестись посттравматическим синдромом на всю оставшуюся жизнь. Самым разумным было бы остаться в стороне от любого вида вооруженных конфликтов, но нам с братом осточертела сытая и самодовольная рожа Тони Старка в телевизоре, и мы решили ему отомстить, поэтому и подписались на этот сомнительный эксперимент. А потом все так закрутилось, что вроде и Тони Старк не такой уж и плохой человек, мы потеряли цель, которая подпитывала нас все эти годы, но зато получили на свои голову войну с Альтроном, не нашу, если подумать, войну, хоть мы и чувствовали себя виноватыми за то, что помогали ему. Я чуть не потеряла Пьетро, да и мне самой крепко досталось, но я не вышла из игры. Я знаю, что хотела заполнить дыру в сердце, которая образовалась, пока брат был в коме, и я не знала, выживет ли он. Но вот еще одна война, а за ней еще одна...и я решаю и решаю проблемы глупых людей, которые не хотят договариваться и думать о простых людях, которые страдают от чужих неправильных решений.

Когда людям надоест воевать? И я сейчас не о людях, которые войны затевают, а сами остаются в стороне, я не понимаю, когда обычным людям это надоест? Война везде, маленьким мальчикам дарят оружие и они бегают, играя в стрелялки, уже более взрослые мальчики (да и девочки) проводят уйму времени за компьютерными играми, убивая нарисованных на экране врагов. Откуда такая тяга к насилию и зачем ее передавать из поколения в поколение? Я просто вот не могу представить себя, проводящей свободное время за убийством. Пусть даже и за ненастоящим.

Пыль оседает, и наконец-то мне удается увидеть Харли. Девчонка оправилась быстрее, чем я, интересно. У нее есть какие-то сверхспособности? Я плохо помню ее досье, и не уверена, что смогу с ним ознакомиться в ближайшее время, я ведь человек вне закона, хотя может быть, у профессора Ксавье есть какие-то архивы, мне кажется, ему удается сохранить свою школу в течение стольких лет не просто потому что он, по сути, собрал личную армию мутантов, а потому что он знает больше, чем остальным хотелось бы.
Размышляя о длинной и интересной судьбе профессора Ксавье, я увлеклась и не заметила, как Харли наставила на меня свой пистолет. Чувствую, как начинаю злиться. Черт, я не верю, что все преступники - одни ублюдки, им должны быть присущи и какие-то хорошие чувства! Как насчет чувства благодарности, Харли? Разноцветная опускает пистолет, но я не уверена, что она передумала в меня стрелять, по-моему, ей слишком крепко досталось,  и у нее нет сил на новый раунд борьбы. Я по-прежнему начеку, нельзя ее недооценивать, любое проявление слабости может быть хитростью.

- Да, то, что ты натворила в Аркхэме, СМИ обсуждали очень долго, - неодобрительно качаю головой. Я могу понять людское стремление к свободе, но не могу понять необоснованной жестокости. - Но в мире много тюрем. Есть и такие, откуда не выбраться даже мне, не то что тебе... - передергиваюсь, вспоминая, как медленно тянулось время, пока я была в плену, и как сильно я переживала за брата, вот что было настоящей пыткой для меня, а не сам факт помещения меня в камеру.

- Задумайся о том, что ты делаешь, Харли? Я ведь вижу твою суть, вижу твои мысли и страхи. Тебя считают безумной, но это не так, ты лишь сделала неправильный выбор. Выбрала жить так, как хочет он. А он ведь тебя не ценит, и ты это знаешь, просто отказываешься признавать. Что ты будешь делать, когда снова ему надоешь?

+1

10

Глотку дерет гортанный смех, он запрокидывает мне голову, стискивает резкой болью ребра, разносится по подвалу, отражается от обломков стен и возвращается обратно ко мне, ввинчиваясь в уши. Ноги сломанной марионеткой переступают на мелких камешках в попытке удержать равновесие, на стене в бетонной пыли остается смазанный след ладони, но я не падаю, лишь переламываюсь в районе поясницы под углом, неудобным, но не тревожащим ребра. Потрепанный арлекин напротив алой куклы. Я смотрю на нее глазами, блестящими в неверном свете, а порванные дробленой крошкой губы рвет широкая улыбка, обнажая зубы.
- Так вот же оно! Ты спасла меня затем, чтобы рассказать о тюрьме?
Я вглядываюсь, жадно, подаюсь вперед, ловлю ее нервное движение плеч, мимолетный взгляд в воспоминания, дрожь неприятных переживаний. Я почти вижу ее переживания, почти поучаствовала в них, почти…почти сижу в кабинете рядом с кожаной кушеткой? О нет, нет, нет. У меня никогда не было кабинета с панорамным окном, мои пациенты никогда не лежали на кушетках, у них в руках никогда не было антистрессовой подушечки с тупыми мордами. У них вообще никогда ничего не было в руках, ведь не очень удобно что-то держать, когда твои руки прикованы запястьями к столу. О, ну, разве что заточка? Заточку они никогда не упускали. Кусок острой ржавчины в рукаве, кусок ржавчины в потной ладони, всегда так точно находивший артерию, ведь второго шанса у них никогда не бывало.- Сколько времени ты там провела?
Она, как и все, пытается залезть в мою голову, изображает из себя ту, что смогла разглядеть, что смогла меня понять. Но она понятия не имеет, что она может знать? Ее слова пусты, ее слова лишь шум, что звучит жалким писком среди обломков здания, ее слова ничего не стоят. Ее слова ввинчиваются в мои виски бездушным сверлом, они звучат там чужим голосом, что не смолкает, что не оставляет меня никогда.
Бедная, бесполезная Харли,- ее голос насмехается надо мной, он заполняет собой мою голову, пространство вокруг, он звучит повсюду, забивается в щели, вытесняет воздух из моих легких. Я захлебываюсь, тону, не могу вдохнуть и не могу ответить.- Что ты будешь делать, когда ему надоешь? Что ты будешь делать, когда останешься одна? Вновь.
Улыбка искажается, перетекает в оскал.
Она ничего не знает, Харлин. Ты ничего не знаешь.
Сломанная марионетка переступает вновь, скалится в гримасе и в неверном свете сверкают ее глаза.
- Он никогда не оставит меня одну! Я нужна ему! Ты ничего не видишь, ведьма.
Резко вскинутый револьвер пляшет в дрожащей руке, будто никак не может определиться, куда же ему смотреть. Грудь, точка солнечного сплетения, пупок, на два пальца ниже него, живот, стянутый обтягивающей тканью, точка меж грудей. Чуть ниже и чуть левее, чтобы прошить легкое. Ближе к центру, чтобы запутаться в липких кишках.
- Думаешь, ты раскусила меня? Думаешь, видишь меня насквозь? Думаешь, знаешь, что это такое, быть рядом с ним?
Давай, нажми на крючок!
- Ты всего лишь видишь то, что он хочет показать. Сейчас ты видишь то, что показываю тебе я.
Алая ведьма должна оставить алый на камне!
Я опусаю оружие и коротко прижимаю ладонь к лицу. Глаза, привыкшие к отсутствию освещения, на миг погружаются в кромешную тьму за бледными веками. И в темноте никого нет. В темноте голос смолкает, растворяясь в ней, становясь ей, утопая в ней, в той, которую он боится больше всего и в которой ему комфортнее всего. Когда я убираю ладонь мои губы вновь улыбаются. Я смотрю на нее глазами, сверкающими в неверном свете.
- Они же не понимают тебя,- нет нужды спрашивать, я утверждаю.- Что ты для них? Что для тебя свобода? Ты считаешь, что ты сейчас свободна?
Наверху возня, я слышу далекие сирены и бесполезные команды в мегафон. Они хотят разобрать завал и вытащить тела. И тех, кто еще жив.
- Ты думаешь они простят тебе что ты спасла меня?

+1

11

Freedom's just another word for nothing left to lose.©

Как я и предполагала, мои слова не достигли цели, не заставили ее задуматься и посмотреть на себя со стороны. Гнев, смятение и прочие отрицательные эмоции поднимаются волной в ее душе. Она не просто не согласна со мной, она будто бы отгораживается от моих слов, потому что они будто бы яд, будут растекаться по венам, пока не заполнят собой все, пока не отравят ее иллюзорный мир, который она считает правильным. Не могу понять, неужели ей настолько нравится страдать? Да нет, она не похожа на жертву, она скорее хищница, и даже с превосходящим ее по статусу хищником Джокером она не чувствует себя в положении того, кого вот-вот съедят. Скорее, летит к нему, как мотылек на свет, видит в нем своего лидера, того, кто поведет ее в новую жизнь. Ну, в каком-то смысле для сгорающего в огне мотылька действительно начинается новое существование, вот только будет ли оно радужным? И стоит ли оно такой боли?

Как же отрезвить ее? Хочется привести ее в чувства, пожалуй, со временем я могла бы вычистить весь этот бред из ее милой головы, но любое наваждение можно снять. А еще неизвестно, насколько она будет сопротивляться, она может и самостоятельно уничтожить все следы моего лечения. Это как наркотик, к которому людей тянет назад. Сколько их таких, а? Сколько девочек, девушек и женщин по всему свету унижаются ради крупиц внимания от представителей мужского пола? Ненормальное, неправильное поведение, ведь в каждом из нас заложен инстинкт самосохранения, а в них же он будто бы бракованный от рождения. Женщины - прекрасные создания. Помимо нежности и умения заботиться о других, в них столько силы, столько энергии, столько вдохновения, столько желания сделать жизнь любимых и дорогих людей лучше. Но в ход идут кулаки, в ход идут обидные и злые слова, которые ранят в самое сердце, в ход идет безразличие и равнодушие, и все это хорошее забивается в женщине навсегда. Как можно терпеть к себе такое неуважение, как можно позволять так с собой обращаться? Никогда не смогу этого понять.

Странно, что Харли все еще с Джокером, она боец по натуре, она умеет дать сдачи. Вот и сейчас она пытается защищаться, пытается меня задеть меня. Ее слова удивляют меня. Она слишком хорошо понимает положение вещей, будто бы она обладает даром, похожим на мой, и пытается пробраться ко мне в голову. Довольно поверхностное мнение, Харли, на моем лице появляется полу-улыбка, полу-ухмылка, против моей воли, хотя нет, пусть видит, пусть знает, что промахнулась.

- Кто тебе сказал, что мне нужно чье-то понимание или чье-то одобрение? Этот этап пройден для меня, Харли.

Забавно, но мне ведь теперь и вправду наплевать на общественное мнение. Всегда будут те, для кого я буду выродком, которому место в клетке на цепи, и всегда будут те, кто будет видеть во мне героя. Я не могу повлиять на их мысли обо мне, потому что их мысли формируют не только мои поступки, они смотрят на меня через призму своих убеждений и стереотипов. Наше мнение о ком-то или о чем-то не является истиной в конечной инстанции, потому что ограничено углом обзора, который у каждого свой, а также испорчено субъективностью суждения.

- Свобода... Как пелось в одной песне, "Свобода - значит то, что нам больше нечего терять", и я с этим согласна. Моя свобода - мой брат-близнец Пьетро, не для кого это не секрет. Но тому, кто еще раз посмеет причинить вред моему брату, я могу лишь напомнить, что  я вырвала сердце Альтрону, который смертельно ранил моего брата, своими собственными руками, а моих сил хватило чтобы спасти его от смерти даже на расстоянии. Никто не посмеет причинить вред моему брату, но в какой-то мере я несвободна, потому что привязанности делают нас слабее. Мы свободны только тогда, когда ничего не имеем. Если ты потеряешь своего драгоценного Пудинга, то он не испытает ничего. Я знаю это. Тебе же будет больно. И, используя твою терминологию, он свободен, а ты - нет. Пойми это уже, Харли. Ты для него всего лишь игрушка, которую он легко поменяет на новую. Думаешь, что в мире мало безумных и красивых девушек?

+1


Вы здесь » TimeCross » cloud atlas [межфандомное] » Save me from myself


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC