пост недели Peyton Charles Богатые люди обычно нанимают себе опытных адвокатов, которые говорят своим клиентам что-то вроде "молчи" и говорят вместо них, решают проблемы, ищут доказательства, могут даже сделать что-то такое не совсем законное, например, подкуп свидетеля или сокрытие улик...
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #146vk-timeрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Flesh


Flesh

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

FLESH
Hey sexy man with a weapon
You give me fever

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://s6.uploads.ru/yNjpq.png

Push up to my body, sink your teeth into my flesh
(Get undressed, t-taste the flesh)
Bite into me harder, sink your teeth into my flesh
(Pass the test, t-taste the flesh)

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Pietro Maximoff and Sebastian Moran

2015, London

АННОТАЦИЯ

Пьетро никогда не был героем. А то, что случилось... Ну, это просто внезапно так. Как и бывает. Не успел оглянуться и оп - ты спас чью-то жизнь.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Pietro Maximoff (27-11-2016 19:10:03)

+1

2

Он совершенно не собирался спасать сегодня чью-то жизнь. Вот честно. Это как Баки, (Пьетро не подслушивал, нет-нет, просто они очень грмоко ругались с Кэпом) который пошел за сливами. Все случилось слишком внезапно. Но, давайте обо всем по порядку.

Это была суббота. Чарльз Ксавье и Эрик Леншерр вновь обсуждали сложившуюся ситуацию и это было... Скучно. Пьетро просто хотел свободы. Глотка свободы. Ему надоело сидеть дома и ждать пока чего-то случится и Мстители снова станут нужны. К тому же ему так вежливенько намекнули: не лезь, старшие (два дедули, читай) разберутся сами. Ну раз сами так сами. Он только присматривал за Вандой. Не хотел, чтобы эти олухи опять потеряли его сестру. Потому что Ванда была для него ценней всего остального мира. И если бы потребовалось пойти по головам, о, не сомневайтесь, он бы это сделал. А пока ситуация была тихая и мирная, почему бы не сбегать куда глаза глядят? А глаза покусились на Лондон. Начитавшись газет о всяких интересных вещах, которые случаются там: Шерлок Холмс и Доктор Ватсон, вааау, они любовники (?); пришельцы снова атакуют, хм, это стоит того, чтобы посмотреть, может что из их барахла пригодиться; ну и убийства всякие, интересно же - и дунул в Британию. Был он там спустя час, наверное. На такой скорости как у него можно оббежать весь мир за полдня, к слову, он уже так делал на спор со Скоттом, ха-ха, он проиграл Ртути сотку. Так вот. Самого Шерлока он дома не застал, к его превеликому сожалению, зато прогуляться по новому месту было неплохой идеей. В кармане завалялась мелочь, которая была тут же потрачена на кофе. Кофе с Бейкер-Стрит. Это было круто, но оно по вкусу ничем не отличалось от того, что было в Америке. Парень цокнул языком, осматриваясь: снова люди куда-то спешат, машины, кэбы, такси. Разве только нет огромных рекламных панелей и экранов. С грустью он вспомнил разрушенную Соковию, место, ставшее им домом, хоть и не надолго. Которую разрушили Мстители. Иногда Ртуть задавался вопросом: а ту ли они сторону приняли вместе с Вандой? Но с другой стороны Кэп пригрозил им тюрьмой за их прегрешения и союз с Альтроном. И если Ванду они приняли почти все, то с Ртутью ладил лишь Бартон.

Пьетро фыркнул, тряхнув серебристыми волосами и снова зыркнул на улицу из-под козырька кепки. Если люди и находили странным вид парня в очках для плавания, то, на удивление удерживались от комментариев. Ах да, забыл, им же всем плевать. Это не Соковия, где кому-то да было бы дело. Пожав плечами он перевел взгляд на мужчину. Вроде-бы на обычного лондонца, почему именно на него? Высокий, черноволосый, простая темная куртка. Но постоянно оглядывается, словно бы какая-то фифа знаменитая, в надежде словно бы что поклонники не поймают. Только на знаменитость этот парень абсолютно не тянул. Природное любопытство взяло верх. Мужчина сделал шаг вперед, а Пьетро уже обнаружил у него за пазухой пистолет, документы, наличку и неплохой мобильник. А, ну и успел ради смеха за зад ущипнуть. Потом снова вернулся на свое место, словно б ничего и не было. Себастьян Моран. Весьма интересное, занятное имя. хмм, носить оружие под курткой это у них так принято?

Не успел Максимофф как следует задуматься, как улицу внезапно заполнил звук выстрелов. Ноги действовали по инерции. Он еще помнил пули Альтрона, и свою недосмерть. Оказавшись в долю секунды на другом конце Бейкер-Стрит, Максимофф благополучно стырил из магазина сувениров бинокль и вгляделся в тот хаос, что творился. Стрельба окончилась также быстро, как и началась. Засигналила полиция. Пьетро успел краем уха услышать приказ о ликвидации этого самого Морана. Ртуть привычно обгоняя время, ринулся к месту происшествия и сморщился: кровь заполнила тротуар. Убитых было немного. Но.. Стоп. Вон там, кажется этот Моран еще живой. Парень склонился над мужчиной, сам не понимая, что им движет, приложил палец к шее, ощутив пульс. На серой рубашке расцветали кровавые пятна. Справедливо, сам с собой рассудив, парень решил что кем бы этот Себастьян не был, не заслуживает он простого контрольного в голову. Снова опередив время, парень задрал рубашку, убедившись, что раны не задели жизненно важные органы (а там хрен его знает), Максимофф взвалил раненого на себя и перешел на сверхскорость, скрываясь с ним с места стрельбы и направляясь в пригород. Раз уж ему приспичило поиграть в бравого Мстителя-героя, так хоть он спасет человека.

Отредактировано Pietro Maximoff (27-11-2016 19:52:52)

0

3

Чего сегодня Себастьян уж совершенно точно не планировал делать, так, например, умирать. Или же, точно так же не планировал того, что именно сегодня его еще и неожиданно спасут. Пусть даже совершенно случайно, но все же. Но пока что все это не столь важно. Единственное что в данный момент, как и на протяжении нескольких предыдущих недель, волновало Морана, так это китайская мафия, которая очень любила нарушать правила игры. И не то, чтобы это уже происходило в первый раз, но именно в этот момент они переплюнули все допустимые границы. Хотя, известно ли им вообще было такое понятие как «допустимые границы»? Едва ли… И все как обычно приходилось разгребать именно Себастьяну. Впрочем, это было уже не впервые.

Он шел размеренным шагом по одной из улиц Лондона, периодически останавливаясь и делая вид, что смотрит в телефон, или просто разглядывал витрины магазинов. На самом же деле, разноцветные витрины магазинов мало его волновали, но именно таким образом он проверял, есть ли за ним слежка или нет. Не самая умная идея, но лучше хоть что-то, чем вообще ничего. Конечно, разумнее всего было бы сесть в машину и доехать до дома именно таким образом. Но после того как пару дней назад его автомобиль взорвался буквально в центре города (что, кстати, наверняка произошло не без помощи все тех же китайцев, которые так и путались под ногами), передвигаться по городу оставалось только на метро, а местные такси, Себастьян на дух не переносил.

С чего такая удивительная заинтересованность мафии в бывшем полковнике армии Ее Величества Королевы? А все просто. С самого начала, мадам Лонг, главное лицо китайской мафии в Великобритании неправильно истолковала ситуацию, и по ошибке, не зная имен и того, как кто выглядит, решила, что Моран это и есть криминальный ум – Джеймс Мориарти. А потом и Джим решил немного поиграть в «угадайку», невольно подставляя и себя, и Себастьяна. Даже когда, мадам Лонг обо всем узнала, менять что-либо было поздно, как и отступать назад.

Где-то совсем рядом, стекло кофейни разлетелось миллионами осколков. Именно это и заставило Морана ускорить шаг, и постоянно оглядываться. Ведь стекла сами по себе, знаете ли, не бьются. Взгляд натыкается на странноватого вида парня, на котором были надеты очки для плавания.

– Вечно эти туристы выглядят полными придурками, – мимолетно думает он, ловля на себе его взгляд, и испытывая какое-то странное чувство в этот момент. Ему кажется, что мобильник в кармане брюк лежит не так как прежде, он задумчиво-рассеяно проводит рукой по куртке, на мгновение позабыв о лопнувшем стекле и о китайцах. И это чувство просто не дает ему покоя. И дело даже не в том, что Себастьян не спал уже четвертые сутки, и сейчас ему могло померещиться все что угодно.

Рядом бросают дымовую бомбу, и раздаются выстрелы. Кое-то, все-таки решили действовать весьма решительно. Вовремя пригнувшись и уходя от линии прямого огня, Себастьян все же чувствует, как пуля царапает ему шею. Он делает несколько ответных выстрелов, но из-за чертового дыма плохо видно, и начинает саднить в глазах. Завернув за угол дома, в качестве отступления, Моран начинает кашлять. Значит, это был не просто безобидный дым. Снова слышится хлопок, и через мгновение, правый бок начинает пульсировать болью, и сознание постепенно куда-то ускользает. Себастьяну кажется, будто он падает куда-то в багровую пустоту.

Отредактировано Sebastian Moran (14-12-2016 18:51:08)

+1

4

Он прекрасно помнил, чем для него обернулось геройство в прошлый раз. Умирать всегда неприятно. Тот раз научил его тому, что нужно быть осторожным, но когда Пьетро вообще слушал голос разума? Так и в этот раз. Он рассудил, что если забрать у этого красавчика пистолет, тогда тот его не сможет пристрелить. Не пристрелит так свернет шею. - хмыкнул парень про себя, не останавливаясь. Кажется, при такой скорости все должно было слиться в одно размытое пятно, но не для него. Максимофф более чем отчётливо видел куда бежит. Просто вокруг все было как в замедленной съемке.

Итак, конечный пункт - пригород Лондона. Пьетро нашел один заброшенный дом во вполне приемлимом состоянии и завалился туда со своей ношей. Сознание до сих пор пыталось понять на кой черт он его сюда притащил, но единственный ответ который выдавался разумом - просто так. Да, очень логично притащить его сюда. Тут ему не окажут помощи. А что если... Да, думаю, Чарльз не откажет. Все же этот чувак в отключке, а так еще истечет кровью. И тогда получится, что я его зря спасал. А уж отмазку я всегда найду. Тем более он без оружия никому не угрожает, а Ксавьер не держит у себя под подушкой целый арсенал. Решив все с самим собой, Пьетро сумел дозвониться до сестры, которая, конечно же, наворчала на брата, но помочь не отказалась и проложила портал в школу. Максимофф довольно быстро утащил раненого в свою комнату. Ванды не было. Наверняка опять была занята делами, но это даже к лучшему. Пистолет мужчины парень запрятал так, что потом и сам забыл, куда дел, сосредоточившись на том, чтобы не дать мужчине умереть от кровопотери.

Никто в школе не знает, чем занят Пьетро, только пару студентов привычно бурчат, когда он вихрем пролетает мимо них, стащив из аптечки нужные лекарства. Привычно быстро он промывает раны, заматывает бинты потуже и садится рядом, переводя дух. Денек выдался довольно насыщенным. Он понимает, что люди редко благодарят за свое спасение, потому не ждет "спасибо", а пытается придумать разумный ответ почему он спас его, если вдруг такой вопрос будет задан. Когда мужчина начинает приходить в себя, Максимофф чуть хмурит брови, оценивая его общее состояние. И про себя думает, что Чарльз или этот красавчик закопают его заживо. Вот только кто первый? Тут уж впору ставки делать. Ну, Пьетро и делает, споря сам с собой. Все лучше, чем опять Скотту десятку платить. Впрочем Саммерс бы и не обрадовался, а Логан наверняка бы открутил бошку на пару с Капитаном. Только вот Пьетро как всегда плевать на чужое мнение, кроме того, что думает Ванда и он сам. Он по жизни упертая скотина и никого не слушает.

Отредактировано Pietro Maximoff (27-01-2017 09:33:20)

+1

5

Ощущение пустоты все еще витало где-то рядом, то отступая прочь, то вновь накрывая Себастьяна черными нитями своей паутины. Сознание возвращалось долго, мучительно, с невыносимой жаждой во рту и острой болью. Ему начало казаться, будто он умирает в пустыне под палящим солнцем, которое, почему-то хохочет скрипучим и противным смехом, а песок сыпется откуда-то сверху, забиваясь в нос и горло, не давая сделать ни единого вздоха.

Моран приоткрывает глаза, медленно приходя в себя, изучая мутным взглядом белый потолок над своей головой, пытаясь понять, где он находится. Он поворачивает голову в бок, но от резкого движения, голова, буквально, взрывается от внезапно нахлынувшей боли. Приходится вновь закрыть глаза, стараясь шевелиться как модно меньше. И еще, только сейчас, Себастьян осознает, что он все это время лежит на кровати, к слову, очень мягкой. Боль вновь отступает так же резко, как и нахлынула некоторое время назад. И тогда он вновь открывает глаза, оглядывая взглядом место, где он находился. Размытый, поначалу, образ, медленно складывается в одну цельную картинку. Кажется, это была обычная комната. Ничего не обычного. В глаза сразу бросается письменный стол, заваленный всяким барахлом. Книги, которые, видимо, не вмещались в книжный шкаф, и теперь были хаотично разбросаны по всей площади комнаты. А еще пахло лекарствами, бинтами и немного кровью.  И если судить по всему этому царящему хаосу, создавалось такое ощущение, будто эта комната принадлежит какому-нибудь взбалмошному подростку. А еще комната напомнила Морану его собственную комнату во времена его учебы в Итоне. Разве что, хлама было чуть поменьше.

Это было, честно сказать, несколько смешно, потому что после цепочки произошедших событий, Себастьян  совсем не был готов увидеть перед собой такую картину. Все что угодно, но только не это. Вообще-то, он уже был готов ничего более не увидеть в своей жизни, так как очень хорошо помнил прозвучавший приказ о его ликвидации, прозвучавший почему-то на английском языке, что было для китайской мафии не характерно.

Ах, да. И последнее, что он не ожидал увидеть после того как очнулся, так это парня, сидевшего на кровати рядом с ним. Кстати, того самого, который зачем-то нацепил на свою голову плавательные очки. Парень не выглядел как, скажем, тот, кого могли бы приставить к раненому Морану для того, чтобы последний не сбежал. Да и сама эта комнате явно не походила даже на жалкое подобие тех мест, действительно пугающих и жутких, пропитанных запахом крови, гнили и смерти, в которых Себастьяну довелось побывать несчетное количество раз (и неважно в какой именно роли). Плюс, это так же было не в стиле китайской мафии, которая никогда не любила брать заложников, предпочитая всему этому быстрое избавление от неугодных им людей с помощью, конечно же, подосланных наемных убийц. Так что, в случае бывшего полковника, все должно было закончиться точно так же. Но, что-то пошло не так, и теперь Себастьян лежит здесь, с перебинтованной глубокой раной в боку, животе и пластырем на шее. Оставалось выяснить лишь некоторые интересующие его моменты.

- Дай воды, - хрипло просит он, чувствуя все еще незримое ощущение пустыни и песка во рту, и пересохший язык неприятно скребет по нёбу.

+1

6

Пьетро никогда не думал, что он запишется в чьи-то сиделки, но такое, нежданно-негаданно, случилось. Максимофф предусмотрительно собрал бинты, перекись и кучу всякой медицинской хрени, все еще делая в уме ставки. Он должен был спасти этого мужчину, сам себя оправдывая за то, что не смог помочь там, в Лагосе. Ведь он мог бы, мог, черт подери! Но он был почти мертв. Приходилось теперь постоянно себе об этом напоминать. И парень не мог не признать: данный метод действовал хреновато.

Со стороны спасенного послышался хрип, в котором отчетливо слышалась просьба подать воды. Что ж, начало не столь плохое, по крайней мере не маты и не банальное: какого хрена где я отпустите козлы гады и далее по списку. Мелькнув размытым пятном, мутант в доли секунды схватил стакан воды и оказался рядом с лежащим на кровати мужчиной, протягивая желаемое с легкой полу-ухмылкой. Он не спешит завязывать разговор, лишь задумчиво наблюдает за тем как мужчина пьет. Хоть Пьетро и хотелось закидать его вопросами, он понимал, что это не лучшая сейчас тактика. Судя по виду спасенного - у того была головная боль, что не удивительно, после радостной встречи затылка и асфальта (тема для настоящей мелодрамы прямо). А потому, снова шагнув в своей привычной скорости на другой конец комнаты, он порылся в куче спионеренных из аптечки таблеток, найдя что-то от головной боли и на всякий случай еще раз взглядом окинул мужчину.

- Голова болит? Могу подкинуть таблетки. Чтобы перестала. - несколько задумчиво, что на него совсем было не похоже, произнес Максимофф. Выжидающе посмотрел на мужчину, гадая, что то спросит первым и понимая, что сам себе проигрывает: думается, в таком состоянии эта жертва его не прибьет, да и зачем, кстати? Хотя черт их знает, лондонцев. Быть может у них такая стрельба в порядке вещей. И прибивать тех, кто помочь пытается, тоже. Пьетро все таки решается и в секунду подлетает к кровати, заранее выпалив:

- Да, ты поздоровался затылком с асфальтом, но глюки исключены, на всякий случай тебя предупреждаю. Если вдруг.

Он рассеяно теребит свои серебристые волосы и думает, что об этом бы сказала сестра, будь она тут, да и вообще, отец, например или Ксавьер. По сути он разрешения не спросил, но не бросать же этого незнакомца! Значит оставалось только выяснять все по ходу дела.

Отредактировано Pietro Maximoff (27-01-2017 09:34:01)

+1

7

Он жадно пьет воду, медленно убивая то ощущение скрипучего песка и дикой жажды, искоса наблюдая за парнем, который стоял рядом, и, кажется, даже проявлял некое подобие заботы. Но это еще ни о чем не говорит. Иногда совершенно не нужно притворяться хорошим актером, чтобы до конца сыграть свою роль.

Но то, как быстро двигался незнакомец, не могло не настораживать, и по-своему удивлять. И… заинтересовывать? Себастьян мог бы спихнуть все происходящие на дымовые бомбы с каким-нибудь токсическим газом, или даже на ту дурь, которую он этим утром случайно нашел в верхнем ящике стола своего босса (а ведь изначально он искал там ключи от его машины). Но что-то подсказывало ему, что таких «глюков» уж точно быть не может.

Моран неосознанно проводит ладонью по своей груди, и понимает, что сейчас на нем нет его куртки, в которой, кроме телефона и пистолета, было еще несколько любопытных вещей, в которые светловолосый мальчишка уже давно мог бы сунуть свой любопытный нос, что было крайне нежелательно. Себастьян задевает пальцами бинт на груди, который не замечал до этого времени, и обнаруживает, что он слегка пропитался кровью. Бывший полковник недовольно морщится, и все происходящие ему ужасно не нравится. Однако даже он должен признать, что это не самый плохой вариант развития событий.

Моран скептически хмыкает, слушая светловолосого и, в общем-то, не придавая его словам никакого значения, и, резко подавшись вперед, хватает, его рукой за горло и тянет его чуть вниз, заставляя  нагнуться.

– А теперь не вздумай чудить, а иначе все закончится очень плохо. Во всяком случае, для тебя уж точно, – шипит Себастьян ему в ухо, не ослабляя своей хватки. – И отвечай на вопросы, которые я тебе задаю. Что это за место, кто ты и что именно тебе известно?

Ничего личного. В конце концов, никто никого не просил о помощи, и этим сейчас никого не удивить. Конечно, возможно, где-то далеко в глубине души, Моран был ему почти благодарен за этакий неожиданный жесть помощи, но пока что, в этот самый момент, это не имело никакого смысла, и было совершенно неважным.

+1

8

Максимофф давно привык, что он своего рода "белая ворона" среди учеников Ксавьера. Просто потому, что никто не обладал его хаотичночностью, никто не мог за ним угнаться. Но это место было ему словно второй дом. Потому что, если честно, тут уж получше чем было бы в Башне Старка с его техническими примочками. Нет, Мстители это пройденный этап. До того, как податься в Лондон, Пьетро несколько дней раздумывал о том, как бы уговорить сестру на то, чтобы отделиться от команды, частью которой они стали. На самом деле, было приятно, что Кэп не бросил своих в тюрьме, но сам факт того, что Мстители - преступники не очень-то радужный, согласитесь. Ярость охватывала быстроногого каждый раз, когда он думал о том, что показала ему Ванда - смирительная рубашка. Монстры, они монстры для всех. Даже Кэп порой поглядывал с опаской, думая, что Максимофф не видит. Не самые приятные качества. Что было на уме у бравого лидера? Что Пьетро может сунуться в Нью-Йорк и станцевать голышом перед Таддеусом Россом? Серьезно? Он прекрасно понимал ситуацию. Но постоянно сидеть под надзором и строить из себя пай-мальчика ему надоело. Он не ребенок, а взрослый и самостоятельный мужчина. И может сам решать, если посчитает нужным.

А он решил спасти этого мужчину. Который кажется был обеспокоен отсутствием куртки. Думает, что Пьетро сунул нос в его вещи? Да ну, зачем? Конечно, он не самый приличный, но уж точно уважает чужую собственность и право на тайну личной жизни. Только вот Моран не считал так, а потому схватил его за горло. Пьетро поморщился, но силой разжал пальцы и с ухмылкой чмокнул мужчину в губы и отскочил, в миг оказавшись в кресле и весьма вольготно там располагаясь. Взгляд, направленный на раненного светился привычным лукавством.

- Послушай, я считаю тебя горячим мужиком, но до БДСМ мы еще дойдем, когда-нибудь. И если ты думаешь что меня пугает смерть, пусть даже если ты мне свернешь шею... Черт, я себе стоку проспорил из-за тебя. Изначально я на профессора ставил. Но не суть. Что мне известно? Что ты некий Себастьян Моран, 38 лет, которого подстрелили в Лондоне и которого я притащил сюда в тайне, и скоро мне за это ох как прилетит. Это? Это Школа мутантов. Не таких какие там в ужастиках бывают, а таких, типа вот меня, ага.

Максимофф сцепляет ладони под подбородком, задумчиво оглядывая мужчину. Тот напряжен, даже в некоторой степени злобен, что его оправдывает. Но если он надеется запугать Пьетро - бесполезно. После того как он умер и снова воскрес, уже ничто его не пугает. Ванда может позаботиться о себе, в случае чего ее прикроет Локи или Клинт. А сам он? Ну, он надеется, что всегда успеет убежать.

- Чувак, я не боюсь тебя. Даже если ты в меня пистолетом тыкать будешь. И в твои вещи я не лез, больно надо. Я уже умирал один раз, так что все твои эти штучки с угрожающе-сексуальным рыком, может и способны кого-то заставить обмочиться на месте, но не меня. Не действует, прости! - он разводит руками и улыбается. - И тебе по хорошему подлататься надо, прежде чем ты уйдешь в свободное плавание. Конечно я бы мог притащить кого-то кто может тыкнуть и все заживет, но пока не думаю, что этого требует ситуация.

С его губ слетает короткий смешок. В этом весь Максимофф - постоянно много болтает, но если уж и говорит, то по делу. Пока что этому чудику с пистолетом лучше лежать и не рыпаться.

- Кстати, клевая пушка. И если что, можешь звать меня Пьетро. Пьетро Максимофф. Ну, я обычно не люблю фразочки типа "эй, ты" или "скорострел". Вот и познакомились.

Отредактировано Pietro Maximoff (27-01-2017 09:35:12)

0

9

И вновь сложившаяся ситуация, в данный момент, не вызывала в бывшем полковнике ни капли смеха, а лишь наоборот, вызывала постоянно растущее чувство раздражения и легкую злость. Что может быть хуже этого? Ничего. Или все-таки что-то есть?

Себастьян буквально шарахается назад и чуть в сторону, и это происходит скорее от неожиданности, чем от того факта, что этот светловолосый парень, которому на вид вряд ли дашь больше двадцати одного года, только что на секунду прижимается к его губам, а в следующий миг уже сидит, полуразвалившись в кресле напротив, и теперь прожигает Морана своим хитро-изучающим взглядом. Нет, не то чтобы это выглядело для Себастьяна аморально или же противно (в его жизни случались вещи намного хуже этого, так что это были еще только цветочки), в принципе, его и до этого момента целовали мужчины, как и Себастьян целовал их. Просто сейчас это выглядело… глупо? Возможно и так. На долю секунды у Морана создалось ощущение недействительности происходящего. Как будто сейчас выскочит ведущий какого-нибудь развлекательного канала и объявит что это всего лишь розыгрыш. И нет никакой мафии, и даже эта комната всего лишь картонная постройка в студии прямого эфира. Но… ничего не менялось. Мир не перевернулся, стены не рухнули, ведущий не выскочил.

Разочаровавшись, Себастьян падает головой обратно на подушку и приглушенно хмыкает. Школа? Мутанты? Какой-то там профессор? Это определенно начинает слегка выходить за рамки его понимания. Уж лучше это был розыгрыш…

Светловолосый опять болтает без передышки, и Моран вновь пропускает половину его слов. А вообще, очень полезно фильтровать и отсеивать от себя ненужный поток информации. Голова все еще неприятно гудит, будто кто-то надел ему на голову кастрюлю и хорошенько постучал по ней, и рана на животе все еще ноет. Но вместе с этим, даже неожиданно для самого себя, Себастьян начинает испытывать к этому месту странную симпатию, и что-то, отдаленно напоминающее чувство защищенности. Впервые за прошедшие года. И это было как когда-то, давно, еще в детстве, когда он прятался под кроватью от своего разозленного отца, откуда он не имел ни малейшей возможности его вытащить. А через некоторое время, Себастьян просто перестал пролазить в эту крошечную дырку между полом и кроватью, так что об этом детском убежище пришлось забыть.

– Знаешь, тогда я буду звать тебя «эй, ты, скорострел». Это имя подходит тебе больше чем Пьетро, – хмыкает он с явной издевкой в голосе, и добавляет: – А в постели ты тоже скорострел или как? И нет, проверять я это не намерен. Знаешь, просто не хочу себя разочаровывать. – он усмехается, бросая на него прищуренный взгляд, как бы говорящий о том, что во всем виноват только Пьетро.
– Ты хоть, вообще, совершеннолетний? Мне, если честно, не хочется объяснить твоей матери, что я делаю в постели ее малолетнего сына. Хотя, до объяснений просто не дойдет, потому, что я пристрелю ее сразу же. И тебе стоило подумать об этом раньше, чем притаскивать незнакомого чувака в свою комнату.

Себастьян говорит с легкой хрипотцой в голосе, откидывая голову обратно на подушку, и не имея ни малейшего желания встать. Да и зачем? Ему и здесь было вполне хорошо, и, место, казалось, относительно безопасным. И теперь он вновь лежит в чужой кровати с закрытыми глазами, чувствуя как ноют раны на теле.

+1

10

Он ясно слышит издевку в голосе снайпера. Но Пьетро на-пле-вать, ибо он уже тысячу таких же умсешек слышал от большинства мутантов. И от Мстителей тоже. Он привык.

- Про постель не оригинально, мог бы придумать что-то новое. Или на трезвую голову не думается?

Пьетро вытаскивает из кармана свой мобильник, цокая и читая смс от Ванды. Она отлучилась, но должна вернуться в ближайший месяц. Этот Локи... Максимофф не доверял ему, хоть и был обязан своей жизнью. Неприятно, что тобой манипулируют, в целях завладеть преданностью сестры. И это был еще один минус бога. Он хотел использовать Ванду. Пьетро конечно же рвался надавать ему по шеям, но Ванда неизменно останавливала. Риск все же был. И жизнь брата ей была дороже. Они оба попали в западню.

Максимофф молча вертел мобильник в руках, который жалобно поскрипывал от последней фразы мужчины. Хотелось немедленно свернуть ему шею. Оказаться подле него и душить пока тот не начнет хрипеть. Мать. Семья. Это была больная тема для мутанта. Для них с Вандой, потерявших родителей. Теперь, как он знал, дважды. Послышался хруст и мобильник развалился на части. Но взгляд мутанта все еще был спокойным. Хоть и душила его злоба. Он не хотел опускаться. Не хотел становиться таким как Магнето или Локи - тем, кто убивал только потому что на него косо взглянули. И поэтому приходилось держать себя в руках. Но в голове крутилась мысль: сколько же еще их будут попрекать родителями, сколько еще их память должна быть потревожена?

- Мне 27 лет. И моя мать... Мертва. - в голосе звенит металл. Его душит ненависть. К Старку, кто и стал погибелью близнецов. Ко всему миру. Пьетро расслаблено откидывается в кресло. - Внешность обманчива, Моран. И пистолет твой я припрятал. Тебе его искать и искать. Так что, спящая красавица, увы и ах, - с издевкой в ответ и ядовитой насмешкой в глазах - за мать - добавляет Максимофф и хмыкает. После чего решает оставить раненого в покое. Серебристой вспышкой мелькнув перед ним, он выбегает из комнаты и бежит куда-то в лесок подле Школы, круша все вокруг, давая выход эмоциям.

***

Шли дни. Он видел, что Моран постепенно поправляется, и против воли начинал испытывать к нему что то вроде симпатии и спортивного интереса. Закадрит - не закадрит. Изредка они перебрасывались язвительными пикировками, но похоже уже привыкли друг к другу. Благодарности никто не ждал, да и не нужна она была. Как-никак, взрослые мужчины, вес понимают и так. Хоть и он все еще видел недоумение во взгляде, когда привычно на сверхскорости летал по комнате, Моран не так его опасался, как другие люди. И это было приятно. Потому что нередко Максимофф замечал любопытство. А это уже что-то да значило.

Отредактировано Pietro Maximoff (13-01-2017 19:59:07)

+2

11

Было ли это оригинальным или нет – Морану уж точно все равно. Говорить что-то иное он определенно не собирается. Да и зачем? Себастьян открывает глаза, в задумчивости глядя в белоснежный потолок. Через неделю, а может даже и меньше его здесь уже не будет. Главное за это время не забыть отыскать свою беретту. Вряд ли фантазии Пьетро хватило на то, чтобы спрятать пистолет где-то вне этой комнаты, а раз так, то она должна найтись без особого труда.

Себастьян поворачивает голову, молча наблюдая за тем, как Максимофф яростно вертит в руках жалобно поскрипывающий мобильник. Кажется, и сам того не ожидая, Моран находит больную и не самую приятную для него тему. Но ничего, зато теперь известно в какую сторону повернуть разговор если хочешь разозлить Пьетро до чертиков или же просто заткнуть на время.

– Жаль что умерла, – задумчиво тянет Себастьян наигранно-безразличным голосом. На самом деле ему все равно жива она или нет. Рано или поздно умрут все. Поэтому до мертвой матери Пьетро, Морану абсолютно точно нет никакого дела, впрочем, как и до всего остального, что говорит ему этот светловолосый.

Кажется, точка его кипения, все таки, была достигнута, и через мгновение бывший полковник остается в комнате в одиночестве.

http://funkyimg.com/i/2nJdE.gif

Постепенно эта школа, это место, начинало нравиться Себастьяну и вызывало какую-то странную, своеобразную симпатию, хотя он и старался практически не выходить за пределы этой комнаты.

Моран и вправду смотрел на светловолосого с неким своим любопытством и интересом во взгляде. Именно таким взглядом он обычно окидывал новую винтовку или любое другое оружие, которое уже не терпелось повертеть в руках и проверить каково же оно в деле.

А еще, ему было интересно каким образом вообще возможно так быстро двигаться, как это делает Максимофф. Вот поэтому в его взгляде и можно заметить удивление, смешенное с интересом. Но ничего больше.   

Моран сидит на кровати, скрестив ноги по-турецки, и время от времени бросает взгляд в окно, где солнце начинает медленно тянуть свои лучи к горизонту, собираясь в скором времени отдать свое господство в небе – луне. К рассвету, Себастьяна здесь уже не будет. И уйти, конечно же, он собирался не попрощавшись.

Короткой записки, написанной на криво выдранном листе из блокнота, будет вполне достаточно.

Себастьян сидит на кровати, скрестив ноги по-турецки, и время от времени бросая взгляд в окно, задумчиво грызет колпачок от шариковой ручки.

Отредактировано Sebastian Moran (17-02-2017 19:52:44)

+2

12

Максимофф бездумно пинает камень у озера, почти пропуская мимо ушей все, что говорит ему Джин. Для телепатки он словно слепое пятно. Он не знает, какого это, но думает, что наверное не очень и хорошо. Но подруга смотрит на него с таким пониманием, что у Ртути в голове проскальзывает мысль, что несмотря на его закрытую для нее черепушку, Грей знает. Знает, что чертов Моран засел у него и в мыслях и где-то там, в грудине. Мужчина выздоровел, и Максимофф считает дни, когда тот просто уйдет. А что потом?... Снова Мстители? Нет. Он принял решение. Они должны узнать больше о своих силах. К тому же здесь, среди мутантов-детишек, они с Вандой были бы наверняка как дома.

Максимофф устало разлохмачивает пятерней волосы. Он не знает, что делать. Еще живы в голове те язвительные слова. Не проще ли послать его к черту и вернуть жизнь в привычное русло? Однако, как прежде уже не выйдет. Слишком многое изменилось со дня его "воскрешения". И почему Ванда верит этому чертовому божку? Почему он сам готов горы свернуть ради человека, которому по большей части наверняка будет плевать? Пьетро не знает. Он растерян. Он хочет и сбежать и заставить человека остаться. Хорошо, что команда Кэпа уже отбыла в супер секретный какой-то там штаб. Хоть они мозги не пилят о справедливости и морали. Хотя вот Клинт всегда будет за близнецов. Он им словно нянька, словно отец. Как ему хотелось бы, чтобы Бартон и вправду был их отцом, но стереть свое наследие нельзя. По школе ползли слухи о том, что у Магнето своя новая семья. Правда это или ложь?

- Пьетро. - мягкий голос Джин выводит его из задумчивости. Максимофф мотает головой и пристально-вопросительно смотрит на подругу. Грей поведала ему о планах Морана. И сейчас она лишь слегка кивает на комнату, освещенную лучами солнца. Ртуть вздыхает и все же решается ворваться вихрем в комнату. Он застает Морана с листком в руках и ручкой наготове. Напустив беспечный вид, он плюхается в кресло:

- Золушка отбывает на бал, оставив злой мачехе послание? - в его голосе звучит насмешка, но взгляд так и впивается в Себастьяна. Ему не хочется, чтобы Моран уходил.

+1

13

Моран чуть вздрагивает. Пьетро всегда появлялся так быстро и неожиданно. А еще… не вовремя. В глубине души Себастьян желал, чтобы этой встречи, перед его уходом, не было вовсе, потому что так было бы проще. Проще уходить. Он за ненадобностью откладывает ручку в сторону, рядом с открытой пачкой сигарет, и раздраженно комкает в руках пустой лист бумаги.

– Отнюдь не на бал,  – бумажный комок летит в полуоткрытое окно. Подумаешь, загрязнение окружающей среды.

– И никакого послания, – он кривит губы в полуусмешке, – уже не будет.

Хотел, чтобы оно было?

Себастьян запоздало понимает, что ему не хочется уходить отсюда. Ему не хочется уходить от него. Он не может объяснить себе, почему именно испытывает такие чувства. Это что-то очень странное и пугающее одновременно.

В словах Пьетро, сказанных с насмешкой и напускной беспечностью, скрыт совсем иной смысл. Максимофф искренне не желает, чтобы Себастьян уходил, потому что  их чувства примерно схожи. Возможно.

Кто-то, наверное, сказал бы, что это влюбленность, но Себастьян не верит в такое понятие, как любовь и схожие ему чувства в виде симпатии, благодарности. Моран давно перестал в них верить, да, возможно есть такое чувство, может быть, некоторым и удается достичь его, быть счастливым с кем-то, но только не ему. Он искалечен войной, она сделала его таким, бесчувственной машиной для убийств. На самом деле, он способен чувствовать очень яркие, незабываемые чувства, когда нажимает на курок своей винтовки, этот азарт, увлеченность и удовлетворенность от попадания в цель. В человека, убивая не только его, но и чувства, воспоминания, что он испытывал когда-то и сейчас.

Но вот желания… Пьетро случайно, как всегда, пробудил в нем что-то иное, не свойственное убийце. Желание должно быть связано только с тем, чтобы нажать  на курок, получить свою долю адреналина и перейти к следующему заказу. И так жить. Но тут, в этой комнате, все меняется, и Себастьян чувствует, что если не сбежать отсюда, то этот паренек изменит его. Уже сейчас, в глубине души Морана зарождалось что-то странное, непонятное ему, словно какой-то зверек, пока еще слабый, но с каждым днем, проведенным с этим несносным пареньком, он рос и крепчал. Себастьян знал, что если проведет здесь больше времени, этот зверь вырвется, потому что захочет свободы.

Пьетро сидит с насмешкой на губах, наглый и самодовольный, что застал Морана пишущего прощальное послание, вот только Себастьян не глуп, он может видеть то, что твориться  у человека на душе, пусть и не всегда удается точно. Максимофф не хочет, чтобы он уходил.

С одной стороны, это осознание греет самолюбие Себастьяна, но с другой… Черт возьми, он слишком много думает об этом мальчишке, он настолько к нему привязался за такое короткое время.

– Да что с тобой творится, Моран!? – он не знает, что с ним, почему он так отчаянно хочет остаться в тепле, с этим несносным мальчишкой, но выгоняет себя отсюда, потому что так надо. Он слишком привык к своей жизни одинокого волка на побегушках у богатых злодеев с двинутой психикой, ему непривычна спокойность в этом доме и такой шустрый, бесцеремонный Пьетро. Какой идиот подберет раненного мужика с улицы и притащит его выхаживать домой? Но именно эта… доброта Пьтеро. Да, Моран не привык к доброте, все, с кем он работал, никогда не демонстрировали такое качество, хотя, у большинства его и не было. Максимофф добрый, пусть и, возможно, не хочет показывать это. Он строит из себя наглого подростка, который все может и ему никто не нужен, но на самом деле он почти такой же одиночка, как и сам Себастьян.

Это злит.

Ему не нужна чья-то доброта, он сам может справиться со всем. Максимофф выглядит слишком наглым, самодовольным, это подкидывает дров в костер, что разжигается в Себастьяне. Непонимание своих чувств, доброта Пьетро, то, как он себя ведет, словно он знает чувства Морана лучше него – все это разжигает огонь внутри него.

Себастьян поднимается на ноги, сам не понимая что делает, подходит к Пьетро, приближается к нему, словно зверь, что только что увидел свою добычу впервые за несколько дней полнейшего голода, дергает его за ворот куртки и заставляет его встать. Моран смотрит в глаза, крепко держа, но взгляд у Максимоффа не меняется, он как будто бы видит его насквозь, и это последняя капля. Он прижимает Пьетро к себе за ворот одной рукой, а второй за талию, чтобы точно не сбежал. Будь Себастьян тигром, он бы уже впился в шею жертвы. И Моран грубо целует его, не желая отпускать свою добычу. Он слишком долго не ощущал чужого тепла, а тут появился такой лакомый кусочек в виде неугомонного, шустрого паренька. Себастьян не может остановиться, подсознательно понимая, что хотел этого уже давно: грубо сминать одежду Пьетро в руках, вжимаясь, ставя между его ногами, а потом, неожиданно для Максимоффа, отталкивает его на кровать, заставляя упасть на спину.

Он еще не закончил и добычу он свою уже не оставит, раз вцепился так крепко.

Они оба.

Моран не дает ему одуматься, потому что уже нависает над Пьетро, и вновь грубо целует, уже не церемонясь, словно в первый раз лишь попробовал его на вкус. Он кусает его губы и сам не замечает, как начинает водить ладонями по его телу, забираясь под его одежду.

– Все еще хочешь, чтобы я не уходил!?   – да, именно так, нужно испугать Пьетро, чтобы он сам выгнал его, и было бы намного легче уходить. Без сомнений. Он привык быть один, отвергнутым людьми, ведь так проще, не надо беспокоиться о ком-то. Он будет жестоким с ним, если потребуется. Если им так будет легче.

Но хотят ли они сделать так, как легче?

+1

14

Пьетро почти не осознавал того, что с силой стиснул кулаки, пытаясь выглядеть таким же беззаботным как и всегда. Он видел, что Моран раздражен. Максимофф хмурится. Его впервые посещает мысль о том, чтобы последовать за отцом. Он сын Магнето, этого не изменить. И остается только принять свое наследие. Кто-то скажет, что Эрик - террорист, но Пьетро понимает, что это не так. Чувствует, нутром. Впервые мысль последовать за отцом не вызывала даже капли сомнений. Оказывается, в некотором роде это даже приятно. Потому что люди не заслживают доброты. Ничьей, даже мутантов, у которых, черт подери, кроме памяти и сестры ничего не осталось. У Морана есть дом. Есть родина, на которую тот стремится вернуться. У близнецов Максимофф не осталось ничего. Альтрон уничтожил Зоковию. Уничтожил и самого Пьетро, который остался жив благодаря какому-то ряженому психу из Асгарда. Он стискивает челюсти и смотрит на ставшего дорогим ему человека, именно человека, с кривой усмешкой и вызовом. Давай, уйди. Попробуй. Дай волю моей тьме. Внутри все словно сгорает в пламени Ада, совсем как в тот день, когда он понял, что Зоковия потеряна навсегда и приемные родители мертвы.

На какое-то мгновение Пьетро погрузился в раздумья настолько глубоко, что из оцепенения его вывел только звук шагов. Моран резко дергает его за отвороты куртки. Максимоффу становится интересно. К чему приведет эта игра? Хочет ударить? Не получится. Он сбежит раньше и скорей сам прольет его кровь, чем позволит себя унизить, приняв чужой кулак в лицо. Но Себастьян не оправдывает его ожиданий. Он целует Пьетро. Грубо, жадно, ненасытно. Руки мутанта сами собой с силой вцепляются в плечи человека, он прижимает мужчину к себе, едва слышно рыкнув в поцелуй. Чувствует на пояснице сильную руку, удерживающую от побега. Но разве от такого бегут? А потом его просто толкают на кровать, тут же нависая сверху и еще при этом что-то спрашивая! Ну, вот, кто так делает?

- Ты бы еще спросил, есть ли жизнь на Марсе! - возмущенно фыркает, впиваясь голодным поцелуем в губы, почти мерцая всем телом, срывает с Себастьяна верхнюю одежду и собственнечески кусает за губу. - Хрен ты куда уйдешь. И точка. - хрипло бормочет, почти безумным взглядом окидывая своего партнера.

+1

15

Как не хотелось этого признавать, но кажется, слова Себастьяна обрели совершенно другой эффект. Он хотел всего лишь испугать Пьетро своими действиями и словами, он хотел, чтобы тот прогнал его раз и навсегда, потому что, как оказалось, сам Моран не в состоянии уйти отсюда. Ведь это все было бы действительно проще и лучше. Зачем делать то, о чем рано или поздно все-таки можно пожалеть.

Максимофф что-то отвечает ему, и на секунду Себастьян чуть отстраняется, вглядываясь в его лицо. Все должно было быть совершенно иначе. Испугавшись, мальчишка прогоняет его прочь,  бесповоротно и навсегда, не давая ни единой надежды на что-либо и ни единой попытки что-то изменить.

Но Пьетро снова все портит окончательно, даже сам того не подозревая. В ответ наглый мальчишка так же яростно целует Морана, стягивая с его плеч куртку,  и с легкостью разрушая все те каменные стены, которые так долго Себастьян выстраивал вокруг себя. И осознание этого вновь злит. Воздуха отчаянно не хватает, словно что-то невидимое схватило его за горло, заставляя хрипло и часто дышать. Они оба зашли слишком далеко, туда, откуда возвращения уже быть не может. Конечно, в любом случае, после они пожалеют о случившимся. Но все это будет после. Не сейчас. Не в этот самый миг.

Моран вновь жадно, грубо и собственнически целует парня, он оглаживает пальцами его бока, ведя ладони выше, стягивает с него футболку. Он вжимает тело Максимоффа в матрац, тесно прижимаясь к нему, и увлекая в еще один более агрессивный поцелуй, без какого-либо намека на нежность, кусая губы светловолосого практически до крови, и вплетая пальцы в его волосы на голове, чуть сжимая их. И после, не встречая никакого сопротивления, впивается в шею Пьетро, мешая обжигающие поцелуи с жесткими укусами, после которых обязательно останутся кровоподтеки. И это все опьяняет лишь сильнее и сильнее, кружа голову.

Он ведет ладонью по его шее вниз к ключицам и груди, задевая свои укусы на бледной коже, и оглаживает пальцами сосок.
– Почему? Ведь наоборот, если бы я ушел, было бы проще, – хрипло бормочет Себастьян, опаляя кожу парня своим горячим дыханием. – Бежать всегда куда легче и проще чем оставаться.

Все прошлое, как, впрочем, и будущее, становятся теперь абсолютно неважными. Потому что сейчас, перед глазами, только настоящее и больше ничего.

+1

16

Пьетро никогда еще не был таким... Зависимым. Да, это наиболее верное, точное слово, которое определяло ту ситуацию, в которую он угодил. Максимофф за всю свою жизнь чувствовал такое лишь единожды. Он зависел от Ванды. Она была его частью, его продолжением, его смыслом жизни, ведь ближе и дороже сестры у него больше никого не было. И сейчас, когда жар в груди вызывал очень даже конкретный человек, Пьетро просто терялся, с одной стороны желая никуда упрямого полковника не отпускать, а с другой сбежать на край света, чтобы разобраться в том, что чувствует. Возможно потом Моран пожалеет, но Пьетро точно знал что не будет этого делать. Ведь лучше один краткий миг счастья, чем терзание самого себя тем, что ты упустил когда-то шанс. Мутант он или нет, но привязанность и нужду в Себастьяне он отрицать не станет, не сейчас ни когда-либо потом.

Жар - он затмевает все его мысли, мешая сосредоточиться. Смешивается с вспышками боли от укусов и тягучим удовольствием. Вообще, он не привычен к роли пассива, но в этот раз ему хочется чтобы мужчина не останавливался и продолжал, чтобы, черт подери, прекратил его уже дразнить и болтать и взял его наконец. Потому что терпение - не его конек, и об этом уже знала вся Школа. К слову, ему было абсолютно плевать на все в данный момент кроме одного - Моран. Рука Пьетро чуть дрожит, как и изредка подрагивает все его тело, которое всегда бежит опережая время, и в данный момент его мутация только мешает. А может, и нет. Потому что он просто рвет рубашку мужчины, откидывая ненужное тряпье в сторону, удовлетворенно выдыхая и с силой сжимая его плечо - потом наверняка будут синяки, ведь вдобавок к быстрой скорости он наделен еще и физической силой и выносливостью. Озорная ухмылка на мг появляется на губах мутанта: интересно, сколько раундов им понадобится, чтобы насытится друг другом?

- А вот ни хрена не проще, сам же понимаешь, так смысл это все обсуждать, когда есть ты, есть я, и мы хотим друг друга? - недовольно бубнит Максимофф, невольно ерзая под Мораном - стояк уже ощутимый, а ведь они еще даже не приступили к самому главному.

Желая пресечь дальнейшие возражения на тему философского метания быть или не быть, Пьетро жадно целует Себастьяна, кусая в поцелуе губы и удобно устраивает ладонь на его ширинке, довольно жестко надавливая, трясь ею и желая только одного: чтобы у партнера остались только мысли по "делу", а не о том, чтобы сбежать в кусты когда заварилась вся эта каша. Да, все сложно, но Моран нужен Пьетро, потому что так сложилось и было бы глупо думать, что когда есть искра, все можно спустить на тормоза.

+1

17

Он лишь хмыкает и ничего не отвечает в ответ, потому что теперь слова окончательно становятся бессмысленны и бесполезны.

А это проигрыш. Его проигрыш с самого начала их игры.

Себастьян полуулыбается, чувствуя ладонь Пьетро в районе своего паха, и эта улыбка скорее похожа больше на оскал, чем на улыбку или усмешку. Он ведет ладонями по животу и бедру Максимоффа, расстегивая молнию на его джинсах и резко стягивая их вниз вместе с бельем. Проводит пальцами по внутренней стороне бедра, намеренно дразня его, и спускается чуть ниже, кусая кожу около ключиц. После отстраняется на некоторое время, чтобы покопаться в тумбочке около кровати, отыскивая там крем. И вновь утягивает шустрого парня в дикий, почти животный поцелуй, одновременно выдавливая из тюбика крем себе на пальцы. Хочется быстро, грубо, горячо и не думая ни о чем. Но Моран больше не хочет причинять ему боль, потому что вся та злость, затмевающая разум, постепенно уходит, и Себастьян больше не хочет причинять Пьетро боль. Просто не хочет снова терять над собой контроль, как это уже было только что.

Он сбивчиво дышит, чуть притягивая его за бедра ближе к себе, и вводит в него один палец до конца, начиная медленно двигаться, и почти сразу добавляет второй палец. Касается другой рукой члена мальчишки, обводя пальцами головку, после двигая вниз-вверх. Еще несколько движений руками, и терпеть становится просто невозможно. Поэтому Себастьян вытаскивает пальцы, стягивая джинсы с себя, и размазывая быстрым движением остатки крема по собственному члену. Моран срывается, входя в него резким толчком, на всю длину, чувствуя сумасводящий жар, так горячо и тесно. Он тычется носом в шею парня, едва улыбаясь, и начиная двигаться, придерживая его за бедро, опираясь одним локтем на кровать.

Пусть он и ждал совершенно иного. Пусть он и пожалеет потом о случившимся. Но это будет потом и какая разница, что там случиться дальше. Надо жить одним моментом, не думая о завтрашнем дне, что, впрочем, и делает Себастьян.

Здесь и сейчас. Просто один момент.

И больше ничего.

+1

18

Этот жар - Пьетро никогда не забыть его. Словно с каждым жадным, грубым поцелуем их связывает, сшивает вместе, отрезая все пути к отступлению, сжигая все мосты. Да, у него был опыт в подобных вещах, но никогда все не было - так. Жарко, страстно и безумно. Пьетро казалось, что он просто расплавится или обернется пламенем ярким, сгорев в том безумии, что творил с ним сейчас Моран.

Максимофф шумно дышит, запутываясь пальцами в чужих волосах и несильно сжимает их. Страсть пожирает его, сметая на своем пути вес разумные мысли. Хочется всего и сразу. Поэтому как только чужие губы накрывают собственные, Ртуть покусывает их, стремясь оставить хотя бы недолгие метки. Хочется показать, как сильно сейчас нужен ему Себастьян.

Дальнейшие события Пьетро помнил отрывочно. Помнил глухие стоны, помнил жар, сильные. умелые движения и, кажется, нежность. Последнее наверняка ему показалось. Но то, что этот секс был самым охренительным в его жизни, Ртуть нисколько не сомневался. Довольная усмешка блуждала на губах парня утром, когда он проснулся с Мораном в одной постели, собственнически прижатый к телу мужчины. Прикрыв глаза, Максимофф медленно облизнулся, чувствуя, как желание накатывает вновь и не только на него одного.

Повернувшись в захвате Себастьяна, мутант внимательно изучил лицо еще спящего бывшего киллера. Кто мог знать что их история начнется с простого спасения жизни? Хотя, может, Моран просто отдал долг? Но с другой стороны, Пьетро здраво рассудил, что только вчера мужчина порывался сбежать, но поддался искушению. А это ой как добавляло рейтинга к самолюбию мутанта. Еще бы! Хоть поначалу казалось, что на нем не оставят живого места, потом все было как-то иначе. Значит, есть шанс, и стоит бороться. За то, чтобы этот упрямый черт остался и не сбежал в кусты.

Заметив то, что мужчина наконец просыпается, Пьетро довольно ухмыляется и не давая Себастьяну опомнится, утягивает в жадный, жаркий поцелуй. Рано вставать им совершенно не обязательно, а поэтому, откинув одеяло в сторону, мутант собирается продемонстрировать любовнику, как он умеет ублажать. Время есть. И их история еще только начинается, и Пьетро уверен - Морана просто так он не отпустит, не привык он сдаваться. А то, что между ними что-то есть,отрицать ведь глупо, правда?

+1


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Flesh