пост недели Bill Potts — Те, кого мы нашли в безопасности, — сразу сказала Билл, предвосхищая его вопрос, — зачем далеки это делают? — спросила она наблюдая, как далеки начали захватывать шаллакатопцев. Это был риторический вопрос, Билл прекрасно понимала, что они не ничего не могут кроме как уничтожать. Вся их суть заключена в ненависти, с ними невозможно договориться, умолять их бесполезно. На кого-то другого мольбы, в теории, могут подействовать, но далеков это точно не касалось. И сейчас Билл девушка вынуждена была наблюдать, как эти чудовища берут в плен жителей планеты. Она хотела вмешаться, очень хотела, но что она могла? Стать потоком воды? Против далеков это бесполезно, они, конечно, не могут её убить своим обычным оружием, но могут её запереть или ранить, если додумаются как это сделать. Билл уже как-то в открытую пошла против сикораксов, так они её так электричеством поджарили, что девушка после этого долго восстанавливалась.
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #155vk-time Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Мне нравится, что Вы больны не мной [World of Warcraft]


Мне нравится, что Вы больны не мной [World of Warcraft]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Мне нравится, что Вы больны не мной
Да, сердце рвется все сильней к тебе,
     и оттого оно - все дальше.
     И в голосе моем все больше фальши.
     Но ты ее сочти за долг судьбе,
     за долг судьбе, не требующей крови
     и ранящей иглой тупой.
     А если ты улыбку ждешь - постой!
     Я улыбнусь. Улыбка над собой
     могильной долговечней кровли
     и легче дыма над печной трубой.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://d.radikal.ru/d29/1908/0b/b25f579310fd.gif
https://b.radikal.ru/b32/1908/33/160482646377.gif

Zella Day - Compass

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Lady Blaumeux, Varian Wrynn

За год до окончания Второй войны/ Лордерон, Альтерак

АННОТАЦИЯ

"Лучше поздно, чем никогда". Или лучше все же "никогда"?

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Varian Wrynn (26-08-2019 09:48:29)

+3

2

Первые снежинки начинали свой неспешный танец в светлом утреннем небе. Красивое зрелище, захватывающее. Особенно после мрачного хвойного бора, с его исполинскими соснами и елями. Холодное завораживающее спокойствие этого места так и просилось на полотно художника. Но любителей мерзнуть в горах ради красивых видов было немного, поэтому любоваться красотой Альтерака. Вариан был здесь всего лишь во второй раз и сейчас старательно впитывал все, что видел. После темного бора, Альтерак ему казался поистине сказочным местом. Хотя неизменно суровым и непредсказуемым. Неудивительно, что и населяли эти земли такие же суровые люди и… чудовища. Само королевство, оказалось в очень сложном положении во время второй войны. Политика короля, что принесла множество проблем как Альянсу Лордерона, так и жителям самого Альтерака. Но даже сейчас, когда предательство было раскрыто, а орки оттеснены, проблемы в этих местах заканчиваться не хотели. Люди в предгорье все чаще жаловались на неких прямоходящих мохнатых монстров, что спускались с гор в поисках пищи и наводили страх на всю округу. Командование не сильно обращала на это внимание, занятое вещами посерьезнее. Но после нескольких убийств, было принято решение снаряжать отряды и отправлять время от времени на разведку и уничтожение так называемых йети. Отчаянно скучающий в столице Вариан, узнав об этом из донесений ухватился за возможность отбыть из дворца, где ему было одиноко. Артас практически все время отсутствовал, разрываясь между обучением и Далараном, куда он спешил при первой возможности, чтобы встретиться с Джайной. Лотар с Туралионом разъезжали по фронтам, так же, не показываясь в столице. А если и показываясь, то лишь для очередного совета Альянса. Вариан же опять оставался за бортом. И хотя политика его мало интересовала, он не понимал, почему его не берут с собой на фронт. Он ведь готов и обучался все эти годы у лучших мастеров боя.  Но ответ был неизменен: ты слишком важен. Вот и все. Ты просто обязан быть заложником своего статуса. Жить и знать, чтобы для того, чтобы ты одел на голову корону и занять трон, принадлежащий тебе по праву рождения, тысячи солдат отдадут жизни, сотни останутся искалеченными. А ты должен жить и знать, что твоя жизнь ценится гораздо выше остальных лишь потому, что ты наследный принц. Тошно…
Иногда к нему приезжала Льиира или же он сам выбирался к ней. Правда потом семейство Льииры, в частности лорд отец и леди мать, как-то слишком радостно начали относиться к приезду принца и тот решил, чтобы не провоцировать ненужных слухов и помыслов, воздержаться от этих поездок. Сама девушка все больше времени уделяла своему обучению и проводила время с мастером. Вариан оставался один и кажется, хуже этого не было ничего. Ощущение ненужности и бесполезности грызло парня и от готов был на стенку лезть. Он был чужим, в этом королевстве, в огромном замке, одиноким среди своих друзей, которые уже жили своей жизнью и занимались любимым делом. Его угнетало положение, в котором он находился. И день ото дня ему становилось лишь хуже. Король без короны, которого берегли на будущее, единственный наследник Ллейна, которому уже пора было вступить в войну за свое королевство, но нельзя. Нельзя… А недавно Андуин и вовсе объявил, что Вариан будет обязан жениться на Тиффин Эллериан, чей род владел землями в Западном крае. Для парня это не было такой уж непредсказуемостью, но все же он надеялся избежать этой участи. Браки королей крайне редко заключались по любви или хотя бы симпатии. У него же с Тиффин даже симпатии не возникло. Девушка была младше него и ее нельзя было назвать красавицей. Светлые волосы, бедная кожа и слишком худые плечи и руки. Она почти все время молчала и в целом не произвела на парня никакого впечатления. Когда тебя окружают более чем яркие и активные представительницы прекрасного пола, такие как Джайна или Льиира, то невольно ждешь от своей будущей супруги чего-то похожего. Внутреннего огня, способного и в нем зажечь хоть что-то, хотя бы интерес. Но нет, Тиффин была скучна до зубного скрежета и пресна как утренняя каша на воде. И кажется она исповедовала Свет, но Вариан особо не вникал. Свет был для него чем-то очень непонятным, и сколько бы Артас не пытался ему объяснить, что это такое, тот не мог понять, как Словом можно излечить или покалечить. Вот мечом – да, можно хорошенько приложить. И бинтами можно излечиться, эликсирами, мазями, а Словом? Нет, не понимаю. Так же как не мог понять всего того, что творят Джайна и Льиира.
Вернувшись со смотрит, Вариан окончательно пал духом и невольно начал завидовать Артасу. Все эти годы парень старался не допускать в себе подобных чувств, хотя разница между мальчиками была налицо, но как справиться, если друг его действительно обошел во всем? Менитила ждет трон в процветающем королевстве, он обучается любимому делу и уже поступил на службу паладином, когда придет время его королевой станет красавица и умница Джайна Праудмур, дочь лорд-адмирала. И это, не говоря уже о природном обаянии и внешности Артаса, что делало его любимым принцем для всех. Ринн был лишь мрачной тенью на его фоне. Его королевство разорено и лежит в руинах, а, чтобы вернуть власть законному наследнику, тысячи воинов отдают жизни в долгой войне с орками и конца той войны пока не видно… Воинское мастерство, пожалуй, единственное, чему Вариан отдавался полностью, да толку? Андуин берег его как девицу на выданнее. А теперь получалось, что он таковым и являлся. Вот только вместо дочери лорд-адмирала, ему достается девушка пусть и из знатного рода, но такая нескладная, что хочется сбежать от нее на край света. Впрочем, Вариан не сомневался в том, что и он ей приглянулся. Особо привлекательным он себя не считал, а харизмой как у Артаса и подавно не обладал. Чувство юмора у парня было крайне специфичное, так что он предпочитал по большей части помалкивать. Окончательно погрязнув в унынии и отдаваясь хандре, он раздраженно смахнул упавшие ему на нос снежинки и чихнул. Только заболеть ему для полного «счастья» не хватало.
Ветер понемногу усиливался, а им еще предстояло пройти большую часть пути, хотя Вариана уже посещали мысли повернуть обратно к Южнобережью, но остальные вроде чувствовали себя вполне комфортно, и парень положился на опытных проводников. Местные и воины Лордерона ходили в такие походы не в первый раз и воспринимали их как приятную прогулку. Это можно было понять по общему настроению и шуточкам, которые по большей части были крайне сомнительные и могли смущать женщин, едущих с ними. Но те держались не хуже мужчин. Чуть в стороне в седле покачивалась Блойме. Пожалуй, единственная, кого он мог застать в замке чаще остальных и то, девушка приезжала по делам Ордена. Даже сейчас, это была не охота вместе с Артасом или патрулирование Серебряного бора, а вынужденная поездка в горы

- Ветер усиливается.
Он лишь кивнул, поглубже натягивая капюшон, стараясь защититься от усиливающегося снегопада.
Паршиво…
- Может переждем? – одна из рыцарей, рыжеволосая дама так же натянула капюшон практически на нос, - Буря может усилится, слишком низко висят облака.
- До заставы успеем дойти! Там и пересидим!
- Ты заставу-то эту помнишь? Где там пересидеть-то?
- А здесь где?
- Вот и я говорю, надо обратно поворачивать.
Все эти люди могли обойтись и без Вариана. Они переговаривались между собой, не обращая внимания на него и Блойме, которые были младше всех в отряде.  Парень был здесь к месту, как собаке пятая нога.
Паршиво. Как все паршиво…
Он еще раз оглушительно чихнул.
https://a.radikal.ru/a38/1908/22/eacd5e12165d.gif

+4

3

Нам все кажется - что мы вечные
И что время всегда остается
Помириться при завтрашней встрече
Рассказать, что давно уже рвется

Дни в Альтераке не имеют значения, в этом суровом крае время отмеряют снежными бурями и их продолжительностью. Солнце редко показывается из-за высоких гор, и небо всегда затянуто тяжелыми тучами. Даже летом погода не балует своим расположением. Стычки с Ордой в этих местах затягиваются на долгие недели. Свирепая природа заставляет враждующие стороны играть по ее правилам и пророй, армиям приходится спасать свои жизни в сражении со стихией, а не со своим противником. Бураны не щадят никого, им все равно какого цвета твоя кожа, насколько длинны твои уши и говоришь ли ты на староараторском. Не успел, чуть замешкался и увяз в снегах по уши, а наутро даже не найдут и следа, чтобы откопать окоченевший труп.

Блойме передергивает плечами и кутается в зимнюю накидку, пряча озябший нос в капюшоне. Шерстяной тяжелый плащ подбит пушистым лисьим мехом, под латами зимний поддоспешник и охотничьи штаны. Тяжело. В такие дни Блойме завидует клирикам и магам, кутающимся в теплые легкие шубы и зимнее платье, да, защиты никакой, но и таскать на себе всю эту тяжесть не приходится. Встанешь на минуту – холодно, поедешь, тут же становится невыносимо жарко, хоть скидывай с себя все, да примерзай кожей к стали.
То ли дело летом, когда доспех подогнан так, что под ним только легкая нательная рубашка, да кожаная куртка со штанами, выделанные как вторая кожа, мягкие и прочные, а тут...
Медведь после спячки и то проворнее будет.
Невеселые мысли не желают исчезать, да и местность не способствует этому ничуть. Горы, лесистые сосновые склоны, овраги да ущелья, узкие перевалы и долгая дорога практически в полном молчании не считая сальных шуточек от старших по званию рыцарей, вечно думающих лишь единственным местом. Аж зубы сводит. Блойме их игнорирует, пытаясь думать о чем угодно, лишь бы только не о молодом короле. Старательно избегая его взгляда, паладин держится чуть поодаль не пытаясь тронуть поводья лошади и позволить ей поравняться круп к крупу с конем Ринна.
Блойме не хочется говорить, лишь изредка поглядывает она на черную макушку с подпрыгивающим хвостиком и снова отворачивается, уделяя все свое внимание скучнейшему пейзажу.

Прямо перед самым отъездом в Альтерак, Артас преподнес ей радостную новость, «между нами», «по секрету», как полагается в лучших традициях и повадках кронпринца.
- Вариан обручен! Скоро будем гулять на свадьбе! - радостно вещал Менетил, не обращая внимания, что подруга с каждым словом становится все мрачнее. А Блойме и сама не понимала, с чего это вдруг настроение так внезапно устремилось к полу и, квакая, ускакало в темный угол. Ведь и правда стоит порадоваться и поздравить, но скребется внутри противное чувство, поселяясь где-то в глубине сердца, колется и не позволяет вздохнуть свободней.
Разом становится как-то тоскливо от осознания того, что скоро Ринн покинет Лордерон и безумная их троица, впутывающаяся, не без помощи Менетила, в смертельно опасные приключения и пускающаяся за кронпринцем во все тяжкие, распадется.
Она и сейчас уже трещит по швам. Артас все чаще, мурлыча себе под нос какие-то дурацкие песенки, сбегает в Даларан к Джайне, Вариан... Блойме не знает, куда тот девается, но молодой король тоже иногда исчезает, и остается лишь остервенело лупить тренировочный манекен, начищать доспехи и оружие в сотый раз, что порой аж слепит от сияния стали, или устраивать поединки с членами Ордена.
Одному Свету было известно, как тоскливо чувствовала себя Блойме в такие вот дни, понимая, что с каждым новым месяцем их будет становиться все больше.
Не будет теперь веселых посиделок в трактирах; купания в реке, пока они с Ринном пытаются выловить из воды совсем не умеющего плавать Артаса, охотничьего азарта и скачек наперегонки, и дружеских боев. Все это канет в небытие.

Ринн ведь и, правда, не планировал оставаться здесь вечно. Война подходит к концу, Орду теснят по всем фронтам, скоро он должен будет вернуться в Штормград, в свое королевство, которое ждет верного правителя. А ему, конечно, нужна жена. Этот закон прост и вечен, как сама жизнь. Куда уж тут против попрешь?

Блойме хмурится, отфыркивается от опускающихся на нос снежинок, глядя на горные вершины, с которых ползут низкие сизые тучи. Еще чуть-чуть и начнется метель. Старшие товарищи тоже замечают предвестников снежной бури и торопятся, пришпоривая коней, чтобы успеть добраться до перевала, а там будет рукой подать до заставы. Хотя той заставы там.
Паладин снова с тоской посмотрела на небо и вздохнула. Она хотела сейчас оказаться где угодно только не здесь, не в этом Светом забытом месте, среди снегов и елей, когда на весь отряд хорошо, если будет одна сколоченная бревенчатая хижина, кое-как огороженная частоколом и спрятанная с подветренной стороны от гор.

Где-то недалеко завыли волки. Лошади прянули, но тут же остановились, успокаиваемые наездниками, ловко подхватившими своих животных под уздцы. Ветер усиливался, и оставаться на открытой местности становилось опасно. Нужно было решать, куда двигаться дальше, облака стелились по небу все ниже, и становилось понятно, что ни до какой заставы они уже не доберутся, а поворачивать назад полное самоубийство. Слишком много уже прошел отряд, чтобы возвращаться.
Командиры приняли решение свернуть с открытого пространства и углубиться в лес, так сохранялась хоть какая-то вероятность, что им удастся переждать непогоду.
Но, похоже, в этот день удача была не на стороне Альянса. Как только отряд углубился в частый колючий ельник, и первые порывы ледяного ветра бросили в лицо колючую снежную пыль, откуда-то со стороны, рассекая со свистом воздух, прилетел орочий топорик и вонзился прямо в ствол перед лицом одного из солдат.
- Орки! – громкий крик захлебнулся и скомкался, теряясь в вое нарастающего ветра, а кричавший упал как подкошенный на снег, раскрашивая его яркими алыми пятнами крови.
- Охраняйте короля! – донеслось откуда-то слева, и Блойме позабыв все на свете, и матерясь не хуже разнорабочих в порту, рванула к Ринну. Вот же додумались, идиоты, еще бы пальцем показали, чтобы уж точно зеленокожие ублюдки не промахнулись.
Подлетев к Вариану, она сдернула его с седла, повалившись вместе с ним в снег как раз в тот момент, когда в полуметре от них пролетел еще один топорик.
Атака орков была какой-то вялой и совершенно не походила на засаду. Похоже, ордынцы и сами не ожидали здесь натолкнуться на отряд Альянса и так же, как и люди, стремились укрыться от непогоды. А атаковали, скорее всего, с перепугу.
- Уходим к лесу, - Блойме стараясь перекричать ветер, прижимается губами почти к самому уху Ринна, - бросай коня. Животное само о себе позаботится.

Ну, или его съедят волки. Или орки.

Отредактировано Lady Blaumeux (23-08-2019 23:36:12)

+4

4

Откуда они взялись, Ринн не понял, все произошло слишком быстро. Никто не обратил внимания на заволновавшихся животных, почуявших волков. Все странности списывались на непогоду. А зря. Война еще не окончена и орки еще не побеждены, но почему-то Альтерак, еще недавно приютивший их кланы, уже забыл об этом. Люди расслабились и это стоило им жизни. Вариан удерживал волновавшегося под ним жеребца, когда раздался крик одного из мужчин, тут же потонувший в завывании ветра и… волков. Так близко! Парень бестолково вертел головой, пытаясь понять, что происходит и какое сейчас у них положение.
Скверное.
Часть людей спешивалась, честь еще медлила, оставаясь верхом. Его конь уже давно пытался скинуть тяжелого всадника в снег. Но удалось это вовсе не ему, а Блойме. Правда и это он понял не сразу. Окунувшись в снег, Вариан попытался встать, но девушка увлекла его обратно и вовремя. Вошедший в кору дерева топор очень явно намекал, что дело дрянь и нужно делать ноги. Но как это? Бросить своих? Парень поднялся на ноги, избавляясь от плаща, который в бою станет верной помехой.
- Мы не можем их бросить, - упрямо заявил он, не смотря на усилие Блойме утащить его подальше от развернувшегося сражения в котором уже смешались в кучу кони, люди, волки и орки. Сложно было сказать, кто одерживал верх - кровь была повсюду, хотя прошло не больше пары минут от начала сражения, крики атакующих и лязг стали о сталь слился в единую мелодию смерти, звенящую над снегами Альтерака.
Медленно! Черт возьми как медленно! Они слишком неповоротливы, правда и орки не слишком расторопны. Рядом лежал один из лейтенантов, тот самый, что словил топор и первым заметил клыкастых уродов, чуть в стороне виднелось неподвижное тело орка с расплывающимся алым пятном. Тёплая кровь толчками покидала рану на грудине, выплескиваясь на холодный снег. Кажется, орков было меньше, но метель не давала увидеть ровным счетом ничего. Горы решили похоронить здесь и людей, и орков. Что ей, вечной природе, до конфликтов молодых рас? И те, и другие нарушают ее безмолвное спокойствие, так пусть сгинут все.

Смотря на это, Вариан с досадой понимал, что девушка права и свалить, это единственное что они могут. Голову-то ему снимут и хрен бы с ней, жениться не придётся, но вот Блойме рисковать не хотелось. Девушка не должна собой рисковать из-за него. Вот нахрена нужно было орать, что я король? – со злостью и досадой думал парень, все же поддаваясь Блойме и позволяя увести себя, как барана на убой. Правда это сравнение ему уж совсем не понравилось, как и то, что позади оставались пусть и намного более опытные воины, но все же члены их отряда, а они покидают поле боя как трусы, бросая товарищей.
Паршиво.

Они шли так быстро, как только могли. Вариан постоянно оборачивался, виновато смотря в пелену снега за спиной. Глупый мальчишка с глупыми амбициями. Он грыз себя, хотя и понимал, что орки наткнулись на них случайно, а не его, такого драгоценного поджидали. Да плевать они хотели на Штормградского короля семнадцати лет от роду. Но вот после неосмотрительного крика, они могли бы взять его в плен, а вот это уже проблемы. Он боялся, что из-за деревьев вот-вот появится орк или его ездовой волк. Их могли найти по следам, которые метель хоть и заметала, но все же не так быстро, как хотелось бы. Или по запаху, хотя парень наверняка не знал, как в таком холоде животные распознают их. Но вскоре ветер изменил свое направление и теперь дул им в спину, что очень помогало при продвижении.
- Блойме, - крикнул он, но идущая в двух шагах от него девушка не услышала его, тогда он дернул ее за руку, пожалуй, чуть сильнее чем следовало. - Стой! Мы не можем идти в никуда, нужно спрятаться, переждать.
О том, что он избавился от плаща и отчаянно мёрз, Вариан молчал. Это не важно, а вот то, что он вязнет в снеге - уже проблема. Тут без доспехов-то тяжело было бы пройти, а они были в полном облачении. То, что его спутнице идти было не многим проще он понял давно, но Блойме рыцарь и будет до последнего терпеть. Бывало, что они с Артасом ломались раньше неё, так что Вариан не сомневался, девушка даже не пикнет о том, что ей тяжело или холодно. Эта скорее замерзнет насмерть, чем признается в собственной слабости или бессилии. Это и восхищало Вариана и знатно бесило. Не должна быть девушка такой… воинственной. Ладно бы просто умной и красивой… Парень шумно выдохнул. Не о том думаешь, вот вообще не о том. Спрятаться, нужно спрятаться да вот где? Они даже не знаю где находятся, а буря не позволяет ничего рассмотреть. Найти бы хоть какой-то тракт и выйти на него, авось приведет куда-нибудь. Ага, прямо в лапы к оркам.
Вариан оглядывался, но ничего похожего на укрытия видно не было.
- Давай вниз по склону, - в верх идти опасно, а в предгорье может и будет какой-то грот или пещера, да хоть что-то, где они смогут переждать непогоду. Возможно к утру все закончится и она выберутся обратно, найдут своих. Или то, что от них осталось.

+4

5

Пусть стелет лёд вечер,
Пусть дышат тьмой двери -
Но в смерть мы не верим
И будем жить вечно...

Это только в героических эпосах и балладах все битвы прекрасны, а удары воинов точны и изящны. В реальности же все с точностью до наоборот. Попробуй-ка грациозно помахать мечом, да еще прикрываться щитом, стоя по колено в снегу под продувающим насквозь ветром и вот-вот готовым поглотить тебя бураном. Да любая корова будет ловчее рыцаря, пытающегося не хряснуться мордой в снег. Тяжелые латы, ограниченная видимость играли против рыцарей Альянса, и Блойме это прекрасно понимала, к тому же ордынский отряд был гораздо мобильнее и проворнее. Орки не были стеснены латами и их метательные топоры, свистели в воздухе, возникая из белого савана смертоносными точными снарядами. Если бы не эта снежная западня, у них было бы преимущество, но сейчас минуты ускользали сквозь пальцы, а переломить исход битвы в свою пользу не получалось.
Самый верный вариант - уйти. Она не может позволить Ринну кануть в этих снегах, при мысли о том, что он останется здесь навсегда по коже бегут мурашки, отнюдь не от холода. Воображение тут же подсовывает яркую картинку: Вариан раскинув руки лежит на снегу, а под ним растекается яркое алое пятно крови, и чем больше оно становится, тем бледнее лицо молодого короля.
Блойме встряхивается и упрямо шагает вперед, прогоняя дурные мысли из головы. Щит пришлось бросить еще в самом начале, когда он сдернула Ринна на снег, он мешался и не давал маневренности, но при ней еще оставался меч, так что при встрече с орками любой из этой зеленой погани может с удовольствием насадиться на ее клинок.
- Можем и бросим, - возражает сопротивляющемуся королю и продолжает переть танком сквозь сугробы, уводя его вглубь леса, где вьюга не так рвет и мечет, бросая в лицо холодные колючие льдинки, обжигая легкие морозным воздухом, от которого все промерзает до кишок.
Она уверена, что старшие справятся, а когда метель стихнет, они смогут найти друг друга и продолжить патрулирование. Они не могут рисковать и позволить попасться всем. Это попросту глупо. Если удастся добраться до заставы, тогда можно будет позвать подмогу, и то, только после того как стихия перестанет буйствовать. Сложно противопоставить что-то непогоде, способной враз превратить тебя в ледяной сугроб, стоит только остановиться на несколько минут, и потому Блойме продолжает двигаться несмотря ни на что. Нельзя останавливаться, нельзя ждать, иначе тебя ждет смерть.

Снег залепляет глаза и рот, забирается под меховой отворот плаща, превращаясь в мерзкие противные капли, ледяными струйками скатывающиеся за шиворот, вызывая невольную дрожь. Идти становится все труднее, пальцы мерзнут сильнее всего и меч приходится убрать в ножны, остановившись всего на какую-то долю минуты и тут же продрогнув до костей. В движении легче, не так ощущается, что кожа постепенно леденеет и меховой тяжелый плащ совершенно не греет, но бросать его опрометчиво, кто знает, быть может, им придется вырыть себе в сугробе пещеру, чтобы переждать пока перестанет беситься погода. Самое главное сейчас не смалодушничать и не поддаться искушению остановиться, потому что стоит только телу замереть, как накатит усталость, сковывая мышцы и разум, и будет шептать на все лады о том, что можно передохнуть, немного переждать, опустившись в пушистый снег. Коварные и опасные мысли, за которыми неминуемо последует смерть от переохлаждения.

Идти, идти. Только вперед. Не замирая ни на секунду, не позволяя расслабиться. И не потерять из виду Вариана.

Сильный рывок назад все же вынуждает остановиться и развернуться. В клубящейся снежной пелене Блойме с трудом может различить лицо Ринна, хотя он находится на расстоянии вытянутой руки. Поначалу паладин не может понять, что он от нее хочет. Ей приходится приблизиться вплотную, чтобы разобрать то, что он говорит. Найти укрытие необходимо, с этим она согласна, да вот только поблизости нет ничего подходящего, куда ни глянь кругом, насколько хватает глаз лесистые уступы и склоны, погребенные под толстым слоем снега. Спускаться же чревато сходом лавины или опасностью попасть в занесенное ущелье и попросту там утонуть, но другого варианта Блойме просто не видит и молча кивает Вариану, в знак того что приняла и поняла его предложение. Если они найдут что-то подходящее для того, чтобы переждать бурю им очень повезет.

Спуск похож на попытку не полететь кубарем в открывшееся за поворотом ущелье, довольно пологий склон позволяет надеяться, что там, в низине, они, оказавшись с подветренной стороны, смогут найти укрытие от непогоды. Блойме даже кажется, что ей удалось разглядеть некое подобие охотничьей сторожки, но за пылящим в глаза снежным крошевом сложно сказать обман это зрения или нет. Паладин щурится, пытаясь хоть что-то увидеть вновь, но вьюга принимается выть еще злее и крепче, ослепляя и сбивая дыхание, и совершенно скрывая от взора противоположный склон.
В какой-то момент паладин совсем сбивается с пути, нога под сугробом проваливается, попав на скользкий смерзшийся наст, и Блойме понимает, что уже не в силах удержать равновесие.
- Вариан, осторожно! Здесь лед под снегом, - успевает выкрикнуть в надежде, что король ее услышит и не бросится сдуру следом, чтобы помочь стремительно скатывающейся по склону подруге. Если они оба сейчас кубарем покатятся вниз, спасать потом будет некого. Леди старается контролировать свое скольжение в неизвестность, пытаясь затормозить, но все напрасно. Снег забивает глаза, уши и в какой-то момент она перестает видеть хоть что-нибудь, кроме сплошной белой стены.

Встречусь на такой скорости с деревом или камнем и никакой Свет мне не поможет.

Мысль леденящая и страшная, пробирается змеей в разум и мешает думать, так что приходится закусить губу до крови, чтобы хоть как-то справиться с паникой и взять себя в руки. Правда от падения это все равно не спасает. Все прекращается так же внезапно, как и началось, и какое-то время Блойме продолжает лежать в снегу, нелепо раскинув руки и ноги. Осознание, что она все еще жива, приходит как-то запоздало и совсем равнодушно. Зато тревожно замершим сердцем отдается: как там Ринн?

Отредактировано Lady Blaumeux (28-08-2019 22:06:58)

+3

6

Черт! Нет!
- Блойме!
Парень старается ухватить падающую спутницу за руку, но тщетно - слишком быстро девушка исчезает из виду. Вариан на секунду замирает. Пелена снега тут же скрывает ее и все, что ему остается делать, скользить за ней. Вниз, в неизвестность, в гребанную метель. Но оставить еще и ее он не может. Пусть уж лучше оба головы свернут и станут лакомством для медведей. Или волков. Или тех, кто сумеет выковырять из доспехов их замороженные тела.
Вариан злится. Ноги ужасно непослушные, словно не из костей и мяса, а два деревянных обрубка. Замерзшие, скованные доспехами, в которые попадает снег, тут же примерзая, не гнущиеся. Если на них нападут орки, вполне можно просто кинуться на них - убить весом снега и доспехов. Хотя какие там орки, волки, йети и медведи - эти двое и сами прекрасно убьются, только возможность дай.
Вариан рычит от бессильной ярости. Блядь! Хоть на живот ложись и скользи! Но нет, он высматривает след, оставленный Блойме и старается держаться его. Тормозит себя ногами, но все равно не удерживается и падает. Раз, другой, поднимается. Блядь! Все же нырнув носом в снег и пропахав некоторое количество метров, Вариан умудряется остановиться, чудом не сломав себе руки, используемую для торможения. Ну, зато быстрее получилось.
Наконец-то он замечает внизу склона силуэт со смешно раскинутыми конечностями и темными волосами. Выглядит это словно лежащая в снегу девушка решила просто отдохнуть после зимних игр. Парень нервно сглотнул, смотря за ней и ожидая или шевеления, или красного пятна, что могло бы начать расплываться на белом снеге. Сердце кольнуло, в предчувствии тревоги. Да что б вас всех! Блойме! Он скользит к ней, уже не особо стараясь удержать равновесие.
Но нет, она жива. На лице появляется ужасно глупая улыбка.
- Все хорошо? - да, отличный вопрос, Вариан. Молодец! Мысленно пнув себя за недальновидность, он протянул ей руку, помогая выбраться, - Ты как? Болит что-нибудь? Если да, то давай я понесу, мне не сложно!
Конечно нет! Просто девушка в латы закованная. Да и куда нести-то?
Дергает ее на себя, резче, чем следовало бы, от чего оба опять окунаются в снег. Неловко.
- Прости, я не хотел.
Он зачем-то потянулся и отряхнул снег с темных волос, хотя по-хорошему, ее всю следовало как следует вытряхнуть и согреть. И самому согреться. Да... Чувствуя, что делает что-то не то, Вариан завозился, аккуратно снимая с себя Блойме и садясь в снегу. Если так пойдет и дальше, их здесь занесет и никаких следов не останется. Нужно гнать от себя такие мысли, но как, если ситуация и правда плачевная?
- В право? В лево? Куда хочешь? Не считая замка, я хрен знает в какой он стороне, - вздыхает Вариан. – Останемся здесь – замерзнем, нужно двигаться. Черт, мне кажется я одна большая ледышка. Ты как? То есть, замерзла?
Мо-ло-дец.
Парень смутился. Таким идиотом он давно себя не чувствовал. Примерно никогда.

+4

7

Как же хочется спать... немного полежать здесь. Совсем чуть-чуть.

Снег сплетает над головой снежные узоры, кружит вьюжным танцем, то закручиваясь в спирали, то рассыпаясь и сыпля в глаза мелкими колючими льдинками. Блойме лежит вперив взор в мертвенно бледную вышину, укрывающую ее тело светлым саваном. Холод щекочет пальцы и нос, изо рта вырывается густой пар, тут же превращающийся в холодную взвесь, оседающую на лице противной заиндевелой коркой. Снежная вьюга воет, стонет, плачет на все лады не прекращая своего безумного хоровода и в звуке этом паладину слышится тоскливая щемящая сердце песня. Ледяными пальцами пробирается она внутрь под латы и поддоспешник, касаясь кожи осторожно и ласково, гладит и убаюкивает тихо-тихо. И стужа уже не кажется леденящей, и в свисте ветра слышатся отдельные слова старой детской колыбельной, которую когда-то пела кормилица, и желание закрыть глаза уже не вызывает оторопь и страх, лишь ленивое шевеление мыслей о том, что не так уж и плохо вот так остаться здесь, навечно скованной во льдах и снегах сурового края.
Но что-то настойчиво царапается внутри, мешая отключиться, толкая вверх, заставляя разлепить глаза и сдвинуть брови, силясь сообразить.

Вариан!

Вариан остался там, наверху и хорошо если этот упертый баран послушал ее, а если нет, то нырнул следом в пургу и ревущий, усиливающийся ветер, и сейчас где-то бродит, если конечно не свернул шею, пытаясь найти ее. Становится страшно и лицо опаляет жар прилившей крови. Этот коронованный дурак ведь именно так и сделал. Он никогда не слушает, все время переиначивая ее слова, игнорируя и не принимая во внимание, будто она для него не существует вовсе. Самодовольный, упрямый, самоуверенный идиот, которому наверное и стоило бы свернуть шею, может быть тогда он хоть иногда прислушивался к кому-нибудь кроме себя.
Злость подстегивает и прогоняет дремоту, Блойме приподнимается на локтях и встряхивается, силясь прогнать оцепенение. Если они сейчас разминутся, их поодиночке точно ждет неминуемая гибель, нужно оставаться на месте, попытаться определить направление откуда свалилась и ждать. О, Свет, да проще остаться в сугробе и сдохнуть, чем различить вершину склона, с которого она слетела кубарем вниз. Задери этого глупого короля медведь!

В свисте ветра и беспечно кружащемся снеге не видно ни зги. Всматриваясь в кажущийся бесконечным белый полог, с трудом различая хоть что-то в нескольких метрах от себя, Блойме вздрагивает и замирает, когда видит неясный силуэт, безликой тенью маячащий в метели. Медведь? Орк? Или все-таки Ринн? Ладонь невольно ложится на эфес, сжимая рукоять меча леденеющими пальцами. Если это враг, она отдаст свою жизнь только забрав его с собой на тот свет.
Не двигаться, позволить подобраться поближе, выждать удачный момент и ударить. Только один шанс и только одна возможность не потерять преимущество. Она еще не мертва и может за себя постоять.

- Вариан?! - Блойме удивленно охает, не веря в подобную удачу, а потом начинает злиться. Этот осел никогда не слушается! Почему? Ведь он мог погибнуть, мог пройти мимо, заплутать в снегах, сломать ногу или руку и никогда уже не выбраться из этого снежного плена. Слова колкие обидные уже готовы сорваться с губ, но паладин осекается, видя улыбку на лице молодого короля. Он так близко, встревоженный, взъерошенный смотрит с участием и так переживает, будто уже и не чаял найти ее живой.
Сколько Блойме знала Ринна, они всегда спорили, ругались до хрипоты, выясняя на чьей стороне правда, пытались что-то доказать друг другу и лишь в недолгие минуты затишья смеялись и подтрунивали над Артасом. А сейчас он стоит перед ней и предлагает понести. Тоже придумал герой. Тащить на себе закованного в латы паладина.
- Я в порядке, правда, - она подает руку Ринну, но вместо того, чтобы встать, они ныряют в снег оба и леди отфыркивается, пытаясь слезть с Вариана и подняться, выходит совсем уж неловко.
Блойме улыбается смущенно и замирает, когда широкая ладонь проходится по волосам, в совершенно бесполезной попытке стряхнуть снег, тут же снова запорошивший голову. Но от этого простого движения внутри становится почему-то очень тепло.
Лицо Ринна так близко, что она видит как черные ресницы индевеют на морозе мгновенно от горячего дыхания. Паладин спешит слезть и Вариан помогает ей, аккуратно ссаживая с себя. Сидеть в сугробе совсем уж не с руки, Блойме чувствует как холод сильнее сковывает, пробираясь внутрь и малодушно лишая желания двигаться, не позволяя шевелиться. Так и правда не долго превратиться в сосульку.
- Пойдем, - леди неуклюже и совсем неграциозно выпрямляется, это вам не дамы в шелках и кринолинах, попробуй-ка подняться с таким весом на себе изящно, трогг задери, вот уж точно корова. Вот только сейчас за внешний вид и беспокоиться, самое время.
- Я видела на той стороне сторожку. Мне так показалось. Возможно это только разыгравшееся воображение, но все равно лучше перейти на подветренную сторону. Там можно будет спрятаться от ветра и подумать что нам делать дальше. Идем?
Она подает руку королю все еще сидящему в сугробе.

Отредактировано Lady Blaumeux (31-08-2019 22:42:14)

+2

8

Он колеблется, но все же подает руку Блойме, хотя и старается не сильно на нее опираться. Вставать получается тяжело, но утащить ее еще раз в сугроб он не хотел. То есть утащить бы да, но не в сугроб и не о том думаешь вообще все не к месту. Отталкивать предложенную помощь было как минимум не вежливо. Что он, девица что ли, без чужой помощи не встанет? Станет-встанет, но девушку обижать не стоит, ведь она хочет ему помочь.
Слова Блойме на мгновение радуют его, заставляя сердце биться чаще. Сторожка! Ну надо же! Это так здорово! И еще с десяток слов, которых в приличном обществе не говорят. Зато их очень любят стражники, военные и не в меру любопытные дети. float:left
То, что возможно они нашли укрытие обнадеживало. И черт возьми! - это плохо! Вариан готов был допустить мысль о том, что это и впрямь воображение разыгралось, галлюцинации. Причем массовые, ведь он тоже видел в указанном направлении очертания чего-то похожего. Толи дом, толи сторожка, толи еще что-то, отсюда не разобрать. Проигнорировать это было бы глупостью, потому что иных вариантов у них нет. Не обратно же по склону ползти!
- Идем, - он кивает выходит чуть вперед, стараясь расчистить дорогу. Ноги вязнут в плотных сугробах, идти получается с трудом. В редких местах он нет-нет, да и провалится глубже, рискуя потерять сапоги. Это даже забавно. Было бы. Будь они сейчас в столице. Одна из зим выдалась такой же снежной. Метель мела, не переставая несколько дней и прислуга не успевала расчищать площадь, чему очень радовались Вариан и Артас, одному из которых недавно стукнуло двенадцать, а другому десять. Два года не такая уж и большая разница в возрасте, да и Артас рос не по годам смышленым парнем, интересовавшимся политикой, верховой ездой и еще много чем важны, что наводило ужасную зевоту на Вариана. Вот снежную крепость построить это да, это интересно, а советы эти, да ну, тоска. Тогда сугробы им были чуть ли не по грудь, а сейчас едва достают до колен. И вместо Артаса рядом Блойме... Вариан покосился на девушку и тут же отвел взгляд. Если так подумать, то сколько он ее знает? Кажется, что всю жизнь. Она как хвостик всегда была при Артасе, чем одно время ужасно раздражала Вариана. Скорее всего он даже ревновал ее к другу, хотя признаваться в этом не хотел. А как иначе, если кронпринц всегда находил для нее время и появилась она в его жизни раньше штормградского принца. Позже Ринн удивлялся, как Джайна вообще сумела переключить внимание на себя, ведь эта парочка того гляди и поженится. Так он думал лет в девять. Все, кто ходят рядом казались ему обреченными на это дело. Но став старше Вариан успокоился, понимая, что это всего лишь дружба. Он ведь дружит с Льиирой и ничего, не собирается на ней жениться. При воспоминании о предстоящей свадьбе, парень скис. Лучше бы уже навернулся с горы, чем все это. И расторгнуть бы ему это все, да нельзя... нельзя и все тут. Политика, мать ее, как все сложно. А жить-то, жить-то вообще, как? Почему в детстве оно все такое простое было, понятное. Знай разрушай крепость врага, да лупи его деревянным мечом, пока Уилл не оттащит от противника цокая языком. «Перестаньте, Ваше Величество! Вы так принцу не приведи Свет, глаз выбьете!» Только отвлечешься, как несостоявшийся одноглазый принц тебе снежком прямо в лицо. Вот зараза! Бей его! Уилл опять на «передовую», а ты хохочешь, смешно тебе. А сейчас совсем не смешно. Вот ни капельки.

Они шли, а Вариан думал, если и правда сторожка, кто в ней может быть? Хорошо, если добрые люди, а если поселился кто? Из этих, клыкастых или мало ли какие твари еще здесь водятся? А если бандиты? Он вновь посмотрел на Блойме, не желающую идти сзади, и вздохнул. Ей бесполезно было когда-либо на что указывать. Она была другой. Вообще не похожей ни на кого. Ей бы парнем родиться и тогда бы ку них была отличная троица. А так... она оставалась девушкой. И если в детстве это как-то не особо мешало, то сейчас... нет, не мешает вовсе, но они выросли и все стало по-другому. Как именно Вариан понять не мог, но если лет в пятнадцать он мог наорать на нее, бездумно полезшую в бой, даже не думая о том, что она девчонка и с ней нельзя допускать подобного общения, то сейчас орать уже не получалось. Сейчас даже общаться на равных не особо получалось. Вот с Льиирой все было проще и понятнее, все по правилам, к которым они оба привыкли, она леди, он будущий король. Это была девочка, девушка, в расшитых платьях и с чашечками чая, который Ринн не особо любил, но пил из уважения. Оня вся была такая, какой и должна была быть леди – утонченной, не смотря на занятия колдовством и острый язык. Чем-то она напоминала ему покойную леди Тарью. Нет, орать на леди – такого он себе позволить не мог. Хотя Блойме тоже была леди, но вот не ощущалось этого ни капельки, может отсюда и его отношение к ней такое? Ведь Льиира не лупила его снежками, не зыркала злобно глазками, если Вариан говорил что-то обидное и не лезла куда не просят, особенно когда очень просят не лезть. Но именно она, а не любая другая из придворных дам, вызывала в нем бурю эмоций, в которой он сам до конца разобраться не мог. Он то вел себя с ней как с парнем, а она взяла и выросла в красивую и смелую девушку. Вот беда-то...

- Точно! Сторожка, - почти радостно вскрикнул он. Теперь они видели ее почти отчетливо, осталось преодолеть лишь небольшое расстояние, и они будут в тепле. Наверное. Сомнения определенно его бич, но сейчас, когда призрачная надежда обретает реальность, усталость (надо заметить, значительная) исчезла. Адреналин наполнил кровь, заставляя двоих замерзших людей двигаться быстрее. Снег теперь едва скрывал ступни, они явно вышли на поляну или лужайку, что раскинулась перед домом.
Идти стало тяжелее, видимо земля покрылась ледяной коркой, которую припорошило снегом. Местами она немного проседала под тяжестью идущих, но ни парень, ни девушка не придали этому особого значения. Блойме ушла чуть вперед, ей идти было проще хотя бы из-за собственного веса, а Вариан не сильно, но отстал.
Девушка уже дошла до дома, поворачиваясь и крича что-то ему. Ринн лишь развел руками, показывая, что не слышит ее. Хотя они находились метрах в пяти друг от друга, ветер уносил слова, не позволяя расслышать сказанное. Ничего, сейчас они поравняются и…

… Вариан почувствовал, что одна нога наступила на что-то крошащееся. Словно стекло. Не успел парень подумать откуда здесь вообще могло взяться стекло, как ледяная вода хлынула наверх, заливая доспехи. А, нет, не вода наверх, а он вниз. Все произошло настолько стремительно, что парень не успел даже испугаться. Это случилось позже, когда перед глазами оказались темные воды озера, не пропускавшие из-за толщи льда дневной свет. Казалось, что тысячи ледяных игл пронзают кожу. Его неумолимо тянуло на дно. Доспехи были слишком тяжелыми, чтобы позволить подняться наверх, к тому же они мешали грести. Это было страшно. Вариан начал чувствовать, как задыхается. Воздух в легких начал давить. Времени совсем мало, он и так слишком много его потратил на бесполезные барахтания. Недолго думая, парень стянул перчатки и принялся за ремни наплечников. Замерзшие пальцы онемели окончательно и не собирались слушаться. Вариан злился, задыхался, но продолжал. Нет, не получится. Черт! Продолжая работать ногами, он все же сумел добраться до кромки неровно обломившегося льда. Уцепившись на нее ладонью, он почувствовал, как острые края режут ладонь, позволяя горячей крови окрасить белый снег. Он вынырнул и судорожно вздохнул, от чего едва не отправился к праотцам. Воздух был ледяной, вода была ледяной, даже рука Блойме, схватившая его была ледяной. Еще бы, сталь перчатки замерзла так же, как и ее хозяйка.
- Уйди, - рвано выдохнул он. - Провалишься.
Возможно ему уже чудилось, но лед вновь начал трещать.

Отредактировано Varian Wrynn (01-09-2019 10:01:28)

+4


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Мне нравится, что Вы больны не мной [World of Warcraft]