пост недели Tasslehoff Burrfoot Вот в эту секунду можно видеть невероятно редкое зрелище — растерянного кендера. С округлившимися почти до идеальной формы глазами. Потому что это от других можно ожидать, что они забывают свои вещи, теряют и совсем за ними не смотрят. Но кендеры-то не теряют ничего! И всегда помнят, куда положили то, что нашли и позже собирались отдать владельцу. Откуда ему знать про сложности в переносе артефактов!
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #150vk-timeрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » the Road goes ever on and on [The Lord of the Rings]


the Road goes ever on and on [The Lord of the Rings]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

[nick]Aeglin[/nick][status]daddy issues[/status][icon]https://images2.imgbox.com/d1/07/cb4MarOo_o.jpg[/icon][sign]Что за странные дни настали,
Что за злые ветра подули?
Леденеет вино в бокале,
Облетает листва в июле.
©
[/sign][lz]JRRT
Аэглин, ~5000
Просто Аэглин. Эрегион - Линдон - Имладрис - Лориэн - далее везде. Помнит падение Нуменора, битву Последнего Союза, гондорскую смуту, отличает Артэдайн от Рудаура, а Рудаур - от Кардолана, и так далее. Песенные чары, стрелы с серебряными наконечниками, а также тема семьи в романе "Война и мир" - в комплекте.[/lz]

the Road goes ever on and on
"Опасное это дело, Фродо - выходить за порог. Стоит ступить на дорогу - и неизвестно, куда тебя занесет." ©
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://images2.imgbox.com/cb/b7/5AGuitoT_o.gif

https://images2.imgbox.com/82/1a/w45bwrHp_o.jpg

https://images2.imgbox.com/51/9b/eHZrMePX_o.gif

The Road goes ever on and on,
Down from the door where it began.

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Chirrrut Imwe as Samwise Gamgee, Sylvanas Windrunner as Aeglin

декабрь 3021 года; Бэг-Энд, а дальше - как получится

АННОТАЦИЯ

Now far ahead the Road has gone,
And I must follow, if I can,
Pursuing it with eager feet,
Until it joins some larger way
Where many paths and errands meet.
And whither then? I cannot say ©.

Все истории о приключениях начинаются с чего? Правильно! С того, что в дверь постучали.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+3

2

[nick]Samwise Gamgee[/nick][icon]http://sd.uploads.ru/t/qQ34A.png[/icon][status]За Фродо! За Шир! За моего папашу![/status][sign]Потому что в мире есть добро[/sign]

Дождь мерил время каплями, которые соприкасаясь с окном превращались в прыткие струйки воды, наполняли небольшое пространство под окном, сливаясь в один поток. Этот поток с новой силой бежал по ложбинке водостока и изливал себя в небольшом водопаде на кусты шиповника на заднем дворе дома. Дома, в котором жила добрая и веселая семья хоббитов. Пока это была небольшая семья по меркам низкорослого народа. Муж, жена и двое детишек возраста трех лет и год с половинкой.  Их нынешний дом в Бэг Энде был для них очень просторным, в отличие от того в Бегшот Роу, который они оставили еще в мае. Там было уже тесновато, но не менее уютно. Он чувствовался в каждом уголочке, в каждой арочке из комнаты в комнату, в каждой кружке пряного чая и, конечно же, куске грибного пирога. И все же Сэмуайз Гэмджи не мог отказать своему лучшему другу - Фродо Бэггинсу - в приглашении переехать в его дом. Сэм волновался о том, что дети могут побеспокоить Фродо и нарушить безмятежную творческую атмосферу в доме. Но Бэггинс был не приклонен и настаивал, что ему слишком одиноко жить в таком просторе одному.  Фродо был только рад разделить детское внимание и играл с ребятишками столько сколько это было возможно. Потому что время не забывает подбрасывать перемены, как дрова в камин, чтобы огонь продолжал жить в каминной нише. Он уплыл за море вместе с Бильбо. Вместе Гендэльфом, Элрондом, леди Галадриэль и еще несколькими чудесными эльфами, чьи имена Сэму были неизвестны, и все же это никак не влияло на его мнение, что они чудесные. 
   Прошло два месяца с тех пор, а Сэм все еще не мог осознать себя полноценным хозяином, в отличие от шустрых детей. Они вот с радостью заполнили пространство собой и всем, что принадлежит им. Да, хоббиты трепетно относятся к простору и порядку, но когда в доме снуют дети, то о порядке можно позабыть. Некогда широкий чистый плиточный пол гостиной с одним ковром теперь был насыщен разбросанными игрушками, кусочками вырезанной блестящей бумаги, потерявшейся бутылочкой с водой, карандашами, забытой корзиной для белья, из которой, кажется, пытались сделать лодку, и прочей мелочью, которая так и норовила попасться под ноги. К слову сказать, к старому ковру присоседился новый, чтобы детям было удобнее или безопаснее ползать, прыгать и падать. Однако очень многое оставалось прежним и Сэм по привычке поддерживал порядок в расстановке книг на стеллажах, чтобы сундучки и свитки все еще находились на привычных местах. Таким каким было при Бильбо и при Фродо. Кабинет, например. Сэм ни за что не захочет менять в нем что-то. Там сидели хоббиты, чья жизнь немыслимым образом изменилась из-за путешествий дальше границ Шира, чьи руки провели много времени для того, чтобы записать все произошедшие события. Бэггинсы были прекрасными писателями.
Вернувшись домой после прощания с Фродо, Сэм положил Алую книгу на стол в кабинете, но до сих пор не смог заставить себя открыть ее страницы, взглянуть на узорчатый почерк. Последние страницы для него. Но что ему написать туда, когда он наконец получил самый драгоценный дар - семью? Нет, ему нечего туда написать, поэтому хоббит сохранит книгу для своих детей в надежде, что их ждет светлое будущее, где будет место приключениям из энтузиазма и любопытства, и никак не связано с опасностью.

Семья уже закончила ужинать, и отец семейства собрал своих детей у камина, чтобы рассказать перед сном историю.
- Папа, расскажи бу! - болтает ногами дочка, сидя на краю широкого стула. - Расскажи про дракона!
- Я рассказывал о нем вчера. Разве тебе не хочет услышать новую историю? Например, о орлах или о эльфах, или о храбрых пони?
- Дракона, дракона! - дочка смотрела на отца смеющимися, искрящимися от озорства глазами и еще интенсивнее болтала ногами в ожидании рассказа или спора.
- Ладно, ладно. -сказал, вздыхая с улыбкой, Сэм, понимая, что лишь раззадорит ребенка возможностью отстаивать свое желание, а рассказывать все равно придется про дракона. Удобно расположившись в кресле, он опустил на свое колено сынишку, который посасывал размокшую сушку, и начал рассказ. Он ловко складывал слова в предложения, дополняя их мимикой и жестами, и не терял мысль повествования, когда дочка ахала и перебивала его вопросами: " а что же будет дальше?", "а почему он изрыгает огонь, а не воду", и еще сотня и тысяча других мелочей, которые норовили увести повествование от окончания истории, тем самым оттягивая момент отойти ко сну. И вот история закончилась. Рози, еще до момента появления дракона, унесла малыша в кроватку, а вот дочка держалась до последнего. Сэм отнес девочку в постель и укрыл пуховым одеялом, не забыв перед уходом погладить по волнистым волосам. Тихонько притворив дверь, отец семейства потянулся и понял, что не отказался бы выкурить трубку перед сном, который возможно не скоро его сморит. Рассказ посулил новый прилив сил, поэтому заглянув в спальню, Сэм обрадовался, обнаружив мирно сопящих в обнимку жену и сына. Ничто не сможет потревожить его уединение.
Аккуратно выудил из футляра трубку, заботливо набил табаком и приоткрыл створку окна. Свет вылился на ближайшие мокрые листья кустовых роз, которые бережно были подстрижены Гэмджи еще вчера, а влажный, прохладный воздух вдохнул в нагретое пространство аромат земли, стволов деревьев и различных трав. Сэм присел на табурет, удерживая чашу трубки на ладони, вслушиваясь в шум воды. Раньше, много раньше, когда он был обычным хоббитом- садовником, он непременно торопился покинуть улицу, чтобы остаться сухим, но не сейчас. Прохлада еще больше бодрила разум, который вроде бы задумался о чем-то, готовясь вспомнить события из прошлого. Сэм задумался, даже прикрыл глаза ненадолго, но потом взвесив в левой руке трубку, как будто вспомнил о ней и потянулся за коробком спичек. Вместе с шипением серы на древесине кто-то постучал в дверь. Спичка загорелась маленьким огоньком и тихонько истлевала, в то время, как Сэм замер от неожиданности. Стук был легок на звук: не требовательный, не робкий, а уверенный и учтивый. За дверью явно стоял тот, кто знал кого хочет увидеть.
Кого могло привести в столь поздний час? – Сэм все еще сидел на табурете, когда раздался повторный стук. Осознав свою медлительность, хоббит поторопился в коридор. Взявшись за ручку, он почувствовал тепло и свет, как будто на улице день, а не глубокий вечер на границе с ночью, и этот день ждал, когда его впустят за порог.
Знакомое ощущение… успел подумать, приоткрывая дверь.
На пороге был эльф.
Сэм был удивлен и не смог скрыть этого лицом, однако произнес:
- Добрый вечер. - и тут же спохватился. - Кхм. Quel undome! Creoso a’baramin, mellon! (Добрый вечер! Добро пожаловать в моё жильё, друг!)
Сэм не разговаривал на эльфийском языке,. Иногда с Фродо вспоминал те или иные фразы, поэтому его речь была не столь плавной и тягучей, как следовало бы звучать. От этого он, конечно, смутился. Приложив руку к сердцу и отведя в сторону, хоббит открыл шире дверь.

+3

3

[nick]Aeglin[/nick][status]daddy issues[/status][icon]https://images2.imgbox.com/d1/07/cb4MarOo_o.jpg[/icon][sign]Что за странные дни настали,
Что за злые ветра подули?
Леденеет вино в бокале,
Облетает листва в июле.
©
[/sign][lz]JRRT
Аэглин, ~5000
Просто Аэглин. Эрегион - Линдон - Имладрис - Лориэн - далее везде. Помнит падение Нуменора, битву Последнего Союза, гондорскую смуту, отличает Артэдайн от Рудаура, а Рудаур - от Кардолана, и так далее. Песенные чары, стрелы с серебряными наконечниками, а также тема семьи в романе "Война и мир" - в комплекте.[/lz]

Кто вышел далече незрячий и налегке,
кто вырастил тёплый камень в пустой руке,
и воздух ему у висков – говорящий дух,
и в рёбрах не стук – слух.
Кто вырос большой, что выше травы ходил,
кто слышал в ночи: гляди...
Там, где земля захочет обнять земное,
человек есть голос и почерк. Всё остальное –
выдох на улице.
Шёпот в сырой глуши.
Дыши.
©

глава, в которой доблестный герой знатно облажался, хоть и не спешит это признавать

...когда Аэглин понял, что тварь сбила его со следа? Тогда ли, когда ему перестал слышаться легкий шелестящий шепот в чернеющих высоко над головой кронах деревьев? Тогда ли, когда ему перестал чудиться ее взгляд, будто бы у нее были тысячи и тысячи глаз - и стоило ей обернуться и посмотреть через плечо, поднимались и все эти тысячи и тысячи невидимых складчатых век? Когда чутье перестало подсказывать ему - вот здесь, здесь она прошла? Он был уверен, что тварь скрылась в Древлепуще - пытается уйти под корни древних деревьев, под мох, под волглый лишайник, укрывается от взгляда хозяина этих мест, хочет переждать и снова выползти, отправиться по своему неведомому пути - куда? Куда она спешит, петляя, путая следы? Что она все еще не отыскала - и что будет искать в этих местах?

https://images2.imgbox.com/6d/7e/Hza064Ie_o.gif

Поздно.

Он упустил след, что вел его от самых развалин Дол-Гулдура до Карн Дума, и дальше, и привел сюда - и сейчас растаял, развеялся обманным мороком. Когда она свернула? Куда? Она уже пыталась оторваться, ускользнуть, она избегала открытого боя, она была осторожной, очень осторожной. У твари была цель. Неведомо какая - но была. А он ее упустил - вместе с тайной. Вместе с тем, что она может натворить по дороге. Теперь…

- Uquetima ukarima... - бессильно прошипел он сквозь зубы, глядя, как по серому небу в сторону Шира ползут низкие-низкие тучи. Туда? Неужели она отправилась туда? За Брендивайн? И куда - дальше? Что ей искать - здесь? Начал накрапывать мелкий дождь, с веток деревьев срывались звонкие капли. Аэглин натянул пониже капюшон плаща, все еще напряженно вглядываясь в зеленеющие вдали поля. Там спокойно, там тихо - там, в общем-то, было тихо всегда, и любое - почти любое, напомнил он себе - зло обходило этот крохотный мирок стороной.

https://images2.imgbox.com/88/5f/BL2eTs3K_o.gif

“Обойдет и сейчас,” - сказал Аэглин себе и вышел из-под не слишком-то гостеприимного крова Древлепущи. Впереди лежал Шир - границы которого указом государя Элессара запрещалось нарушать людям, но подданных владычицы Галадриэль (о, нет, теперь уже нет, теперь, отныне и до срока - владыки Келеборна) этот запрет не касался. Как не касался он и недобитой твари из Дол-Гулдура.

Она прячется. Она не так сильна, какой хотела бы быть, с падением их хозяина все они потеряли силу. Куда она пойдет? Куда бы я пошел сам, если б был ею? Если б по моим следам шел кто-то надоедливый, мешающий, а я бы очень хотел оторваться? Я бы сбил этого дурака со следа, если б мог, вот что бы я сделал, а потом пошел бы петлять, запутывать, и потом… Что бы я - она - сделал потом?

Он тоже петлял, плутал, вслушивался и всматривался - и несколько раз ему казалось, что сейчас он снова наткнется на след, но нет - каждый раз чутье его подводило. Он слушал разговоры хоббитов - немудреные, незатейливые, про цены на картошку и репу, про детей и свадьбы - и сам, позволяя себя увидеть, охотно отвечал на вопросы, откуда он да что он видел в дороге, и куда он направляется, “в Аннуминас, не иначе”, но никто ни словом не поминал про странное и жуткое существо, откуда-то взявшееся в этих краях. “Если б они ее видели, об этом бы уже болтали все, - думал он, - но она хорошо прячется, и даже ее теперешней силы хватит на то, чтоб отвести глаза простым полуросликам. Не великие же маги, не великие короли…”

И вот он снова шел по дороге, заботливо выложенной камнями, и дождь лил, не переставая, и капли скатывались по серому плащу, и падали, и разбивались. Он шагал и думал о том, что неплохо было б провести эту ночь в тепле у очага - и послушать, что будут говорить здесь. Не видел ли кто здесь - хотя бы мельком, хотя бы на грани зрения - существо, похожее на… на ожившее трухлявое дерево. “И не вызывать панику. Не вызывать. Пока они ее не замечают - они для нее не опасны. А там ее отыщу я.”

Домик был крохотным - как и все здесь, и крохотной была ярко-зеленая дверь. Аэглин помедлил, перед тем, как постучать - по ровно выкрашенной поверхности стекали тяжелые капли, и отец бы наверняка подобрал для этого красивое сравнение, от которого бы душа затрепетала, замерла и снова затрепетала, но он не мог, он просто смотрел и ни о чем толком не думал. На второй стук дверь все-таки открылась.

И - донельзя изумленный, надо сказать - хозяин дома-за-зеленой-дверью церемонно поприветствовал его на синдарине. Аэглин поклонился, прижимая узкую ладонь к груди. С капюшона упали совершенно не торжественные капли, к щеке прилипла мокрая черная прядка. “Герой, герой баллад и сказаний, светлый эльф, который того гляди отряхнется, как мокрый пес…”

- Mae govannen, mellon nin, - отозвался он, переступая порог и наклоняя голову, чтоб не врезаться лбом в низкую притолоку, не рассчитанную на таких… кажется, их здесь зовут Верзилами. Или это только людей? - Я говорю на вестроне, но мне приятно слышать речь эльфов здесь, благодарю вас. Позволите ли мне до утра побыть под крышей вашего дома? Погода совсем не располагает к долгим прогулкам.

Он снял с плеча колчан и лук, осторожно прислонил их к стене. Лориэнский плащ в тепле уютного дома высыхал быстро, почти мгновенно. Капюшон мягко упал на спину, открывая черные волосы, заплетенные в косу, и простой плетеный шнурок, перехватывающий лоб. Он не спешил - нет, знал, что не откажут, но правила вежливости есть правила вежливости.

...отец бы уже смеялся, и устроился поближе к огню, и вытащил бы лютню, и говорил бы о чем-то, и...

- Мое имя - Аэглин, - сказал он, еще раз наклоняя голову, - Аэглин из Лориэна, Золотого Леса. А как называть вас, добрый хозяин?

+2

4

[nick]Samwise Gamgee[/nick][icon]http://sd.uploads.ru/t/qQ34A.png[/icon][status]За Фродо! За Шир! За моего папашу![/status][sign]Потому что в мире есть добро[/sign]
  Сэм был признателен эльфу, что тот перешел на общепринятый язык. Было бы неловко, если между ними возникли недопонимания.  Уклад у их рас разный, да и знакомы всего ничего, но пока оба представители сохраняют этикет первой встречи все будет хорошо.
- Я - Сэмуайз Гэмджи, и в этом доме всегда найдется комната для гостей в любое время суток. Ваш плащ можно расположить здесь. - хоббит показал на стену, где укромно в уголку, у самого потолка, расположился крюк. Обычно на нем привязывали толстую веревку для сушение трав или же веревку с флажками на праздники. Сейчас был не сезон, да и праздника пока не намечалось, поэтому как нельзя кстати крюк пустовал. А еще он располагался неподалеку от основной гардеробной хобитта, поэтому это тоже было довольно удачно.
- Вы наверняка проделали долгий путь. Прошу, отужинайте перед сном. - и Сэм провел гостя на кухню, через гостинную, чтобы прихватить с собой стул с высокой спинкой. Трубку он прикусил зубами, чтобы больше не ляпнуть что-то невпопад. Он совсем забыл, что эльфы не нуждаются в том сне, который так необходим хоббитам или людям, или гномам.
Тихо тлели дрова в каминной нише, где маленький огонек все еще поддерживал теплоту воды в чайнике и в помещении. На столе было: чаша с порезанным хлебом, прикрытая ажурной салфеткой, чаша с яблоками, канделябр с одной свечой, открыта банка с ягодным джемом, а поперек горлышка сосуда лежал тонкий плоский нож, три больших кружки и одна маленькая, роспись на их была самая простая. На кухне стояли крепкие приземистые стулья со спинкой доходившей на четыре пальца выше поясницы. Чтобы Аэглину не пришлось протискиваться вглубь кухни Сэм установил стул около камина: уютно и больше пространства для ног.  Но почему-то дуло прохладой. Кинув взгляд на окно, Сэм вспомнил, что собирался закурить. Да, трубка все еще была во рту и манила собой, чтобы пустить дымок. Сэм чуть вздохнув положил ее на край стола, и закрыл окно.
- Жена не очень любит, чтобы я курил дома. - к чему он это сказал, они сам не знал, поэтому постарался поскорей исправить свою оплошность. Под окном у них имелся шкафчик для хранения овощей на нижней поле, а на верхней для солонины и вяленого мяса, а так же сыра. Достав оттуда несколько тарелок, хозяин произнес:
- Пожалуй, надо сходить в погреб. Располагайтесь поудобнее.
И поспешил скрыться из виду.
Конечно, Сэмуайз волновался. Уж не думал он, что после всех приключений ему доведется встречать на пороге еще чужестранцев. Порог Бэг Энда переступал маг в синей островерхой шляпе и сером плаще, чтобы принести с собой радость жителям Шира в виде фейерверков, а на долю Бэггинсов выпадали приключения. Также здесь гостили длиннобородые и среднебородые гномы, а в гостиной пелись незнакомые, далекие песни гор. Всегда после этого хоббит пропадал из своего дома на неопределенный срок. Даже он, Сэмуайз,не будучи ни гостем, ни хозяином, а только садовником, переступил порог этого дома, чтобы покинуть Шир на время, которое исчислялось ни меньше годом отсутствия. Вот и эльфа приманил к себе дом, несмотря на то что находится в тупиковой ветви домов Шира.
Интересно, какие вести он принес с собой?
Искреннее любопытство было смешанно не только с тревогой, но и с радостью. Сэму нравились эльфы и все, что с ними связано. Увидев застежку в виде зеленого листа с серебряными прожилками на плаще сердце Сэма отозвалось трепетом, так как будто встретил старого друга. Его собственный плащ висел в шкафу и надевал он его теперь изредка. Только если хотел подольше прогуляться по окраине Шира, чтобы проверить, как растут деревья на благодатной почве, подаренной леди Галадриэль. Можно сказать, что частично магия Лориэна обрела дом среди хоббитов. Хоббиты любят свою землю и облагораживают ее из года в год, делая жирной и насыщенной, чтобы всегда иметь богатый урожай и прекрасный вид из окна. Поэтому, следя за тем, как разрастаются саженцы и молодое дерево маллорн на Праздничной лужайке, Сэм убеждался в который раз, что любовь к земле - это и есть самая естественная магия, которая дарит только добро и защиту от злых чар. Хоббиты народ простой и искренне верующий в то, что мир и благодать это основной закон Средиземья. Они не хотят вспоминать или помнить о том, что когда-то им приходилось сталкиваться с трудностями, а кому-то защищать их светлую, спокойную жизнь. Где-то там на западе за болотами, что расположились вдоль реки Водьи сохранились три эльфийские башни, но народ Шира больше любит свои поля, чем горы и море, поэтому туда никто не наведывался уж много-много лет, чтобы вспомнить о тех эльфах, что оберегали их в прошлом. Теперь у них есть волшебная ограда, поэтому все должно быть спокойно и мирно.
Стараясь скрыть свои раздумья и вести себя легко в общении, не торопиться с расспросами какое добро или лихо привело гостя, Сэм поставил на стол пирог с грибами,тарелку с салатом приправленный маслом, бутылку вина, бокалы, а еще на всякий случай тряхнул в заварник ложку сушеных листьев - вдруг захочется чая.
- Вы любите тыкву? Жена собиралась на завтрак печенье состряпать из нее - дети любят. Вы же останетесь на завтрак?

+1

5

[nick]Aeglin[/nick][status]daddy issues[/status][icon]https://images2.imgbox.com/d1/07/cb4MarOo_o.jpg[/icon][sign]Что за странные дни настали,
Что за злые ветра подули?
Леденеет вино в бокале,
Облетает листва в июле.
©
[/sign][lz]JRRT
Аэглин, ~5000
Просто Аэглин. Эрегион - Линдон - Имладрис - Лориэн - далее везде. Помнит падение Нуменора, битву Последнего Союза, гондорскую смуту, отличает Артэдайн от Рудаура, а Рудаур - от Кардолана, и так далее. Песенные чары, стрелы с серебряными наконечниками, а также тема семьи в романе "Война и мир" - в комплекте.[/lz]

...мне тыща лет. Я глуп, как тот мальчишка,
что пробует рогатку во дворе,
напрасно нетерпенье унимая,
хотя за мною - только ночь немая
да пара звезд в потертом серебре.
© Hannah

глава, в которой героя одолевают сомнения, а также и муки совести - короче, он слишком много думает. лучше б ел, пока дают.


- О, - только и сказал Аэглин, когда услышал имя хозяина дома. - Добрая встреча, мастер Гэмджи. Благодарю вас.

Застежка плаща щелкнула, размыкаясь, и серая переливчатая ткань, уже высохшая, стекла с плеч, соскользнула на руки. Когда мать ткала этот плащ, она пела без слов, и ее голос становился сильнее и глубже, и разливался полноводной рекой, и глаза ее смотрели вдаль, за горы и равнины, и за бесконечные бело-голубые волны. Она отдала плащ ему - и ушла за Море, не оглядываясь на земли, принесшие ей столько горя. А сотворенное ее руками - осталось. Материнский плащ не подводил его никогда, укрывал от непогоды, и прятал от недобрых глаз, и согревал в стужу. Аэглин осторожно повесил его на крюк, легко провел ладонью по теплой ткани, будто зверька погладил.

Он глянул на деловитого - и явно смущенного - хоббита, благодарно улыбаясь, и подумал: Сэмуайз. Сэмуайз Гэмджи. Тот самый. Но полагать ли это невероятной удачей или, наоборот, злой насмешкой судьбы - он не знал. К добру или к худу дорога привела его именно в дом героя Войны Кольца? В дом, полный мира и покоя, в дом, где - наверняка, да что там, точно - смеются дети? В тихий и уютный дом, которого и заслуживает тот - один из тех -  кто избавил мир от зла невозможного, непредставимого? Или - жестко напомнил он сам себе - это совпадение. Кажется, у хоббитов нередки совпадающие имена, и почти никто из них не представляется прозвищами, позволяющими отличить одного от другого. Впрочем, как бы то ни было - а все же от прославленного героя, видевшего что-то за пределами этого крохотного мира-в-мире, толку было б больше, он должен  бы быть приметливее, настороженнее… - нужно просто послушать, узнать, а утром уходить по следу - или по его отсутствию, как повезет. Это его дело, в конце концов - это его промах. А угроза - общая. Да брось, она не угрожает - им. Она слишком слаба. До срока ли?

А между тем о нем так заботились, что ему стало совестно - мало того, что явился в глухой ночи, так еще и заставляет беспокоиться, и он было хотел сказать, что не нужно, не стоит, он обойдется малым... - но не успел. Растерянно посмотрел вслед хозяину, скрывшемуся за круглой кухонной дверью, почувствовал себя каким-то медленным энтом, в ветвях которого уже птицы гнезда свили и птенцов вывели, а он только решил, повернуться ему или так постоять.

Дом у мастера Гэмджи - того самого или нет -  был таким уютным, будто нарисованным на страницах книги. Аэглин невольно улыбнулся, разглядывая и камин, и начищенный чайник, и посуду, любуясь этой немудреной настоящей красотой. “Как хорошо, что это есть, - думал он, - теперь я… понимаю, о чем говорили северные следопыты. Вот о чем. Стоять насмерть, умирать, убивать, пропадать без вести, чтоб где-то мог существовать такой мир. И он существует. А Саурон - пал и не поднимется больше. И рано или поздно ни одного из его прихвостей в мире не останется, и…”

Аэглин раскрыл свой заплечный мешок, вытащил связку трав, аккуратно обернутых льняной тряпицей, перебрал задумчиво - и бросил в камин пару соцветий маллоса и лиссуина. Вспыхнут, рассыплются, а через какое-то время в доме запахнет так, как пахнет по весне в лесах Лотлориэна - свежим ветром, и молодой травой, и медом.

https://images2.imgbox.com/9f/d1/uqJdVfYZ_o.gif

Он снова осмотрелся по сторонам - и снова улыбнулся. Кажется, он понял, чем может отдариться за гостеприимство. Не самому мастеру Гэмджи - а его детям. Он вытянул ноги, осторожно устраиваясь на стуле у камина, не спеша доставать будущий подарок - а тут и вернулся беспокойный хозяин, и степенно, если можно так выразиться, засуетился у стола. И не принять такой искренней заботы было… было… чистым свинством, как сказали бы человек, а эльф бы просто головой покачал укоризненно. А пахло невероятно вкусно, и только сейчас он запоздало понял, как устал, как проголодался, и как правильно сделал, что не ушел дальше в ночь по потерянному следу.

- Спасибо, мастер Гэмджи, - он улыбнулся. - Не знаю, что ответить вам насчет того, останусь ли я на завтрак, и потому не отвечу. Боюсь, это зависит не только от моего желания… Но о том после. Пока же…

Он хитро прищурился и вытащил из глубин заплечного мешка аккуратно завернутый в неувядающие зеленые листья, перевязанные витой золотой нитью, лембас, положил на стол. Если перед ним и впрямь был тот самый Сэмуайз Гэмджи, то этому он должен был обрадоваться. Лембас, что пекли девы госпожи Галадриэль, казался смертным чем-то особенным, волшебным. И Аэглину было любопытно - узнает, нет?

А второй подарок, который явился на свет, мерцал и переливался в теплом свете каминного огня. Прозрачный шар лег в ладонь, согревая, успокаивая, даря надежду - а внутри кружились, танцевали, осыпались зеленые листья остролиста, которые никогда не завянут, никогда не исчезнут. В туманной глубине же проступали очертания стен и башен, таяли и снова появлялись. “Приноси им счастье, - сказал про себя Аэглин. - Отныне и до срока - приноси им счастье. Не дай потерять надежду, как не давал мне, отгоняй дурные сны, свети даже в самом непроглядном мраке.”

- А это подарок вашим детям, мастер Гэмджи, - он протянул шарик на открытой ладони. - Он не разбивается, если что. По крайней мере, со времени, которое зовут Второй Эпохой, не разбился. Не бойтесь, он светится, но не жжется. Примите его в знак моей благодарности.

+1

6

[nick]Samwise Gamgee[/nick][icon]http://sd.uploads.ru/t/qQ34A.png[/icon][status]За Фродо! За Шир! За моего папашу![/status][sign]Потому что в мире есть добро[/sign]
  Интерес до вестей из далеких мест, что за горами и лесами, затмился ощущениями. Когда Сэм вернулся на кухню ему начало казаться, что от присутствия эльфа стало все иначе. Словно стены дома стали чуть прозрачнее, а от того и шире стало помещение, было больше воздуха и теплоты. Здесь все дышало той знакомой жизнью Лориэна, с которой Сэму удалось познакомится всего лишь на краткий миг даже для хоббита, не то что для эльфа. Возникло ощущение, что это Сэм отправился в гости, переступил порог и вот его здесь заботливо встречают.
  Ответ эльфа был таким, каким хозяин дома предполагал услышать. Эльфы очень мудрый народ: никогда не берутся говорить о том, что точно не знают. Да и даже если знают, всегда делают поправку на то, какой собеседник перед ними. Всего не раскроют, но и не утаят да и не обидят, вроде.  Хоббит вежливо улыбнулся в ответ, но тут же его выражение лица поменялось. Теперь он восторженно, как пацаненок, смотрел на аккуратные конвертики листьев, в которых лежал эльфийский хлеб:
- Лембас. - в голосе звучала ностальгия и убегающее вперед наслаждение от вкуса, которое только грезится, но уже катается по языку, произнося название. Улыбка хоббита стала еще больше, и он даже немного покивал головой в знак того, что помнит. Хлеб, который печет его народ тоже неплох. Совсем неплох. Это вкус детства; вкус шалостей, когда откусываешь первым из семьи от хрустящей корочки еще целой булки. С лембасом все было сложнее. Была и радость и печаль в его вкусе, но неизменно он всегда приносил бодрость духа. Об одном Сэм иногда жалел, что не удалось подержать эльфийский хлеб горячим, только что приготовленным.
Благодарю вас! Дети будут в восторге. Только, господин эльф, теперь вам придет сбежать раньше, чем проснется Эланор. - с доброй хитринкой смотрел Сэм на подарок уже в своей руке. - Иначе ваши дела отодвинутся на день не меньше.
Кажется пришло время удивлять эльфа не только маломальским знанием его родного языка, но тем как назвал свою дочь. Через год после того, как было покончено с Единым Кольцом, Сэм пришел спрашивать совета у Фродо Бэггинса о выборе имени первому ребенку в семье. Друг предложил назвать её как золотой цветок эланор, растущий в Лотлориэне, соблюдая тем самым традицию хоббитов называть девочек «цветочными» именами. Вроде бы и по-хоббитовски, но и на свой манер. Девочка росла красавицей, и ее золотистые локоны тому виной. Солнце любило греться в ее волосах, и тогда казалось, что девочка источает свет яркой звезды, которая приземлилась и хохочет до упада от своей находчивости и озорства.
- Это слишком дорогой подарок, право. Могли просто сказать "спасибо". - Сэм не мог не сказать об этом, не смотря на то, что щедрость эльфов всегда удивительным образом оборачивается самой необходимой вещью под рукой. Он аккуратно поставил шар на полку рядом с тарелками, чье предназначение было отнюдь далеко от настоящего применения. Они были декоративной составляющей. Краска игриво бликовала и переливалась в зависимости от того, с какой  стороны на нее взглянуть. Дар Аэглина, как и полагается каждому эльфийскому творению, еще больше украсило ту полочку... до утра. Повернувшись к столу увидел, что тарелка около гостя все еще пуста.
- Вы не стесняйтесь. Кушайте, а я пока налью вам вина. Мастер Бильбо всегда хранил пару бутылочек для далеких гостей. Сам я по части эля, но... - взглянул на этикетку. - от вина 2056 года отказываться глупо, не так ли?
  Сэм разлил вино, расставил тарелки в удобной отдаленности от себя и удобной близости к гостю, наконец сел. Есть особо не хотелось, хотя вот тот кусочек грибного пирога навострил свой уголок вполне соблазнительно.
Иди сюда, приятель. Раз сам напрашиваешься.
Сэм был уверен, что был бы здесь Фродо, он бы уж не упустил момента расспросить гостя о делах, да и никакие грибочки его не сманили заполнить рот. А если приплести в эту фантазию Мерри или Пипина - то тут бы уже плясали не только они, но и дети с Рози. Следовательно и   гостю было б не до еды.
Со времен Второй эпохи...это ведь...Сколько тогда ему? - Сэм посмотрел на Аэглина и попытался (да-да, на глазок) прикинуть сколько ему лет. Дожевав кусок пирога он понял: не угадает. Все они - эльфы- не такие. Они Древние, даже если родились десять лет назад. Всегда юные, веселые, мудрые и печальные. Только вот много их ушло за Море. Даже леди Галадриэль покинула Средиземье, а ведь она жила еще раньше, чем остальные эльфы. Все они уходят...
- Вы тоже собираетесь уплыть из Средиземья? - неожиданно спросил Сэм. Неожиданно даже для себя.

+1

7

[nick]Aeglin[/nick][status]daddy issues[/status][icon]https://images2.imgbox.com/d1/07/cb4MarOo_o.jpg[/icon][sign]Что за странные дни настали,
Что за злые ветра подули?
Леденеет вино в бокале,
Облетает листва в июле.
©
[/sign][lz]JRRT
Аэглин, ~5000
Просто Аэглин. Эрегион - Линдон - Имладрис - Лориэн - далее везде. Помнит падение Нуменора, битву Последнего Союза, гондорскую смуту, отличает Артэдайн от Рудаура, а Рудаур - от Кардолана, и так далее. Песенные чары, стрелы с серебряными наконечниками, а также тема семьи в романе "Война и мир" - в комплекте.[/lz]

Лицами или листьями,
Почти что птичьими свистами,
Плюнем на все  - останемся!
Как странно мы здесь состаримся:

https://images2.imgbox.com/ea/6c/XFVehGLv_o.gif

Полюбим нелюдью зваться,
Поселимся в лунном свете.
Но раз все равно сдаваться,
То лучше не тем, а этим.
© Hannah


Запах цветов и трав, и золотого меда, и вечного лета плыл по крохотной кухне уютного дома, и смешивался с запахами дерева, и огня, и выпечки, и горячей воды, и немного - табака. Аэглин улыбался, глядя, как восторженно и радостно мастер Гэмджи - тот самый, да, теперь-то ясно, что тот самый, вот только к добру то или к худу? - смотрит на лембас, и почему-то думал о том, что, казалось бы, это простой дорожный хлеб, без которого в дальний путь выходить глупо, а сколько радости. Это было хорошо. Вот так взял - и из ничего, из понятного и привычного сотворил чудо.

Усталость обнимала его за плечи мягкими лапами, и сейчас он очень хорошо осознавал, сколько лиг прошел, и как его на самом деле утомил этот путь из ниоткуда в никуда, от одних развалин - к другим, в поисках все время ускользающего следа. А здесь было тепло, и дрова потрескивали в очаге, и над головой был низкий потолок - защита от непогоды. Он слушал мастера Гэмджи, смотрел, как тот улыбается - смущенно и радостно, и ему казалось, что все беды остались далеко-далеко за стенами этого маленького дома. Наверное, раньше он сказал бы не “дома”, а “крепости”, но сейчас было то время, когда крепости становились просто домами. Тем, кто привык к крепостям, было… непросто.

В глубине сияющего шара таяли и возникали снова высокие башни Бар-эн-Мирдайн - как настоящие. Наверное, для дочери доброго хозяина - Эланор, надо же, Эланор… красиво - это будут просто башенки. Возможно, эльфийские башенки. И просто листья - кажется, люди плели венки из остролиста на какой-то праздник. Вот, так и будет - праздничные листья, какая-то далекая мерцающая сказка… выдумка. Или маленькая девочка и вовсе придумает свою сказку. А правда уйдет, как вода в песок, да и полно - разве так не должно быть? Разве не время - уходить старому, приходить новому? Что цепляться за развалины, в которых давным-давно гуляет ветер, где трава оплела ступени? А скоро они оставят Лориэн - все чаще лорд Келеборн заговаривает о том - и Карас-Галадон тоже станет пустым и гулким, и никто не отважится посмотреть в зеркало королевы…

Он сморгнул, борясь с непреодолимым желание потереть глаза. Эти мысли ему не нравились - они были похожи на холодный липкий туман, в который можно было шагнуть и никогда не выйти. Усилием воли он вернулся сюда - в теплый дом, к старому вину и хорошему разговору.

- Эланор - это же ваша дочь? - спросил он, тихо щурясь на отблески огня на гладком боку бутылки. - Красивое имя. Люди говорят, эти цветы приносят счастье. А что до подарка… Знаете, тот, кто его сотворил в свое время, говорил, что ценность подарка -  в глазах того, кто его дарит, и того, кто принимает, и более ни в чем. И в том равны самый редкий драгоценный камень и простой полевой цветок. Этот шар дарили ребенку - пусть теперь он будет в руках другого ребенка. Мне кажется, так и должно быть. Я с тех пор все-таки немножко подрос… А спасибо я скажу и так - и за ужин… Простите, я как-то совершенно задумался. И за вино, и за приют, и за добрый разговор. Я слишком долго был в дороге, и места, которые я проходил, были не самые гостеприимные.

Грибной пирог оказался таким вкусным, что оставалось только возблагодарить всех Бэлайн за то, что ему так повезло. И, как он подумал, дело было не в том, что он был голодным - будь он сытым, отказаться от такого не смог бы все равно. “Неудивительно, - вдруг подумал он про себя и чуть не фыркнул, - что Митрандир так любит этот народ…” Он чуть не назвал это - “любил”, слишком долго уходом на Заокраинный Запад была лишь смерть. Но нет, сейчас - уже давно - все было иначе. И мастер Гэмджи - вот удивление! - заговорил о том же. Впрочем… ответом на такой вопрос слишком часто становилось - “да, конечно, ибо так должно.”

- Нет, - он покачал головой, - не собираюсь. Я… никогда не видел, что там, за морем. Я родился здесь, и… у меня здесь еще довольно незавершенных дел.

По спине прошел неприятный холодок - будто бы кто-то посмотрел недобро, не ударил пока, просто посмотрел. Аэглин поднял голову, и, наверное, глаза его замерцали тем самым светом, за который народ нолдор в том числе именовали огнеглазыми.

- Скажите мне, мастер Гэмджи, - в голосе его зазвучал странный, нездешний отголосок, - не говорил ли вам кто-то в последние дни о деревьях, что ходят? Не говорят, нет, просто… передвигаются с места на место. Может быть, вы сами видели такое?

* для Сэма

(Что Сэм мог слышать? То, что могло быть отнесено к вечной болтовне про ходячие деревья в Древлепуще, - к тому же его, знающего про энтов как минимум со слов Мерри и Пиппина, это могло и не обеспокоить. А могло и да, тут уже на твое усмотрение))

+2

8

- Да, долгие дороги приводят неизвестно зачем туда, куда совсем не хотелось заглядывать. - Сэм тяжело вздохнул, дожевывая остаток пирогового теста.
Все, что говорил эльф, было как будто всегда с Сэмом. Только он это чувствовал и не пытался оформить в слова. За одно это эльфами хотелось восхищаться - точное описание всех мыслимых и немыслимых чувств. Среди хоббитов тоже были прекрасные писатели и песниплеты, конечно. Что до Сэма, то он начинал вначале скромничать, если просили его что-то спеть, но не упускал случая отстоять чье-то творчество сородичей, если вдруг путнику не пришлось по вкусу оно.
В своем приключении всей жизни, (скажем пока так), хоббит повидал не мало глаз и ловил не мало взглядов. Все они что-то таили, дарили,  и забирали, опустошали и наполняли. И многое чего такого, что вспомнится, если говорить вслух, за рассказом о времени, что заселилось в темных щелях, густых кронах деревьях, которые помнят каждую минуту прошлого. О топях не хотелось бы вспоминать. В глазах мертвых время застыло и нагоняет неимоверный холод в душу. 
В глазах Аэглина были сплошные загадки, и только сейчас Сэм увидел усталость. Пожалуй, только она могла подсказать наблюдателю, что лежало на плечах путника до того, как он смог вытянуть ноги и дать отдохнуть ненадолго мыслям. Сбросить ткань, скрывающую его от незапланированных встреч, но, увы, не от всех. Иногда пути сходятся для тех, кто даже и не думал встретиться.
Сэм нахмурился и откинулся на спинку стула,  тихонько поглаживая поверхность большим пальцем левой руки.
- Я знаю немного о зачарованных деревьях. Мои друзья сталкивались с энтами. Не его вы ищете? -  и торопливо поправился, помня каким голосом произнес вопрос гость - Хотя нет. Навряд ли. Не стали бы вы, тогда так хмурится. Жаль, конечно, что не энт. Было бы здорово увидеть. - над переносицей появилась вертикальная складка. - Вот кого я точно встречал, так это старика вяза. В Старом лесу деревья не любят чужаков. Старый лес ведь Древний. Слышал, что он состоит из остатков давно забытых лесов прошлого. Бесчисленные года наполнили их гордостью, мудростью и злобой, и старик вяз уж больно там... негостеприимный. Силы все эти деревья черпают из земли. - почти упавшим голосом закончил Сэм, начиная подозревать, что дело-то худое. Не стал бы светлый эльф бродить тут просто от скуки, тем более, что ноги ведут его не по дороге к морю.
- Что до Шира... Я не слышал о подобных речах уж давно. Сейчас в рыночной части все только об урожае говорят и о шалунах. В остальных местах вроде бы спокойно. - задумчиво произнес мужчина. - Но раз вы спрашиваете, утром я мог бы...я обязательно пойду к нашим обходчикам, чтобы узнать, что они могли заметить. Пусть времена и мирные, но мы все равно стараемся поддерживать наблюдение по границам. Когда наши узнали, что их границы охранял отряд из дунэдайнов, удивлению не было придела. Теперь же своими силам патрулируем.
  Сэм говорил это уже покинув стол, направляясь в гостиную. Чтобы не упасть духом от собственных мыслей, и не давать повод для беспокойства эльфу, хоббит не стал озвучивать, что после войны с Саруманом обходчики были намного бдительнее весь год и даже два, но так как уже долгое время ничего не сулит беды -стали расслабляться.
- Минутку.
Встав на табурет, он достал карту Шира с верхней полки и вернувшись, аккуратно расчистив пространство от тарелок, продолжил:
- Вот здесь находится Старый лес. Я думаю мы, уважаемый Аэглин, оба понимаем, как важна земля для каждого народа. А уж существа...
Сэм стал хмурится еще больше. Сердце его подсказывало недоброе и одновременно не хотело верить в то, что спустя столько времени зло может ходить вокруг до около.
- Если оно туда хочет, то пусть идет. Туда и дорога. Том Бомбадил позаботится о нем, чтобы оно не тревожило никого и пустило корни в земле. Он умеет находить общий язык с ними и на каждый случай найдется песня.
Садовник был очень раздосадован и не мог скрыть этого ни голосом, ни взглядом. И сейчас указывал эльфу на самый лучший, по его мнению, вариант того, что могло случится. Но проведя пальцем на противоположную сторону, он остановился на болоте. Этот вариант не нравился Сэму тем, что там дерево могло начать охотиться. 
- Болото. Небольшое, полное ягод и полезных трав. И...что уж тут... еще сказать... - Гэмджи тяжело вздохнул. Суетливость в мыслях заставляла волноваться и тело, поэтому нужно было подкрепиться. Прихватив кусок пирога, Сэм уселся на ближайшую табуретку.

Картошка да капуста, лучше эльфов и драконов. Не путайся ты во всякие умные дела да в чужие заботы.
Так говаривал Гэмджи -старший своему сыну. И если раньше Сэм думал, что родитель прав и это должно применяться на каждую чужую заботу, то теперь считает иначе. Ох, как давно так считает иначе...[nick]Samwise Gamgee[/nick][icon]http://sd.uploads.ru/t/qQ34A.png[/icon][status]За Фродо! За Шир! За моего папашу![/status][sign]Потому что в мире есть добро[/sign]

+3


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » the Road goes ever on and on [The Lord of the Rings]