пост недели Bill Potts — Те, кого мы нашли в безопасности, — сразу сказала Билл, предвосхищая его вопрос, — зачем далеки это делают? — спросила она наблюдая, как далеки начали захватывать шаллакатопцев. Это был риторический вопрос, Билл прекрасно понимала, что они не ничего не могут кроме как уничтожать. Вся их суть заключена в ненависти, с ними невозможно договориться, умолять их бесполезно. На кого-то другого мольбы, в теории, могут подействовать, но далеков это точно не касалось. И сейчас Билл девушка вынуждена была наблюдать, как эти чудовища берут в плен жителей планеты. Она хотела вмешаться, очень хотела, но что она могла? Стать потоком воды? Против далеков это бесполезно, они, конечно, не могут её убить своим обычным оружием, но могут её запереть или ранить, если додумаются как это сделать. Билл уже как-то в открытую пошла против сикораксов, так они её так электричеством поджарили, что девушка после этого долго восстанавливалась.
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #155vk-time Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » bruises on your thighs like my fingerprints


bruises on your thighs like my fingerprints

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://funkyimg.com/i/2jdWG.png

1. Сказка называется: bruises on your thighs like my fingerprints
2. Произошло это в: 21 веке.
3. Были там: Доктор Стрэндж и Леви.
4. Мы расскажем вам о: том, как стрэндж в очередной раз попал в передрягу и чуть не помер, и к чему все это привело.

+1

2

Вдох. Просто дышать. Чтобы выжить. Каждый чертовый вдох отдавался во всем теле безумной, раздирающей болью. Маг хрипел, чувствуя, как во рту скапливается кровь, как лопаются ее пузырьки на губах. Ему просто не повезло. Кецилий был сильнее и опытнее. И это второй раз выходило Стивену боком.

***

Они встретились вновь. И снова мужчина не испытывал к нему ненависти, лишь жалость. Они оба потеряли что-то ценное. Так почему этот маг пошел на сделку с тем, кому нужна была сама жизнь, кто никогда не вернул бы к жизни покойную супругу безутешного мужчины? Пусть Стрэндж и не был женат, теперь он еще лучше понимал своего врага. Потому что если бы что случилось с Леви, он вероятно бы, тоже продал бы душу кому угодно, лишь бы тот жил.

Щиты трещат, людской удивленный гомон стоит фоном в ушах, а на лице старшего мага все такое же спокойствие. Словно бы он пытается научить бестолкового Стрэнджа как правильно сражаться. Только вот этот бой не был учебным. Он был реальным. Кецлий стремился его убить. Мужчины сражались с остервенением, что читалось в ярких вспышках магических искр. Стивен чувствовал, как порывается вмешаться Леви, привычно пребывая в своей магической форме, но не позволял ему. Пару раз обоих соперников отбрасывало друг от друга, но почти сразу же они сходились вновь. То был бой не на жизнь, а на смерть. Конечно, Стрэнджу не хотелось кого-то убивать, но тут выбора особо и не было.

Маг почувствовал, что сзади на него хотят напасть и был безмолвно благодарен плащу за то, что тот, слетев с его плеч, бросился на неприятеля с привычным рвением. Лишь на секунду казалось, что победа за ними. Но несмотря на то, что мужчина был более опытным магом, чем в первую свою встречу с Кецилием, тот все равно оказался сильнее. Зеркальное лезвие, что удерживалось щитом Стрэнджа, сместилось на несколько сантиметров правее и... Вошло прямо в тело мага, который сумел издать лишь какой-то невнятный булькающий звук и осел на колени. Почудилось ли ему или в глазах соперника на миг промелькнула искра сожаления? Впрочем все заполнил гул в ушах и быстро наваливающаяся темнота.

Он почти не чувствовал боли, лишь невесомость, лишь потом понял, что Леви в панике нес его в обитель. Стивен же как старался пытался отсрочить приближение смерти. Только бы успеть... Только бы добраться до дома. Заклинания, которые он наложил на это место смогут вылечить рану. Он предусмотрел такую возможность, но вот такой силы удара не учел...

***

Словно во сне он ощущает касания рук. Леви. Он почти чувствует дрожь артефакта - понимает, что того колотит в истерике, хочет успокоить, но нет сил. Заклинания обители медленно начинают действовать. Едва находятся силы, чтобы вытолкнуть астральное тело и сказать парню, что ему нужно делать. Заклинания сработают, но они лишь затянут ужасную рану, прежде всего необходимо резко выдернуть зеркальное лезвие, которое пробило грудь и зажать место влажным бинтом. Прокипяченным, обязательно. Чтобы не было заражения. После чего сделать повязку и ждать. Остается надеяться, что рана не слишком тяжела, иначе ему на тот свет прямая дорога. Но он не мог уйти, еще рано. Он не мог оставить Леви одного. Поэтому мужчина впадает в забытье и ему снова кажется, что он путешествует по мирам, как когда-то, в первый день, в Камар-Тадж.

Он пребывает в таком состоянии несколько дней, после чего все-таки приходит в себя. Рана уже затягивается и боли меньше, он может хотя бы нормально дышать. Краем глаза маг видит сидящего рядом парня. Немая благодарность затапливает душу Стивена. Леви не ранен. И этого ему достаточно. Он столько раз рисковал собой и спасал его, что Стивен просто дивился тому, что иногда плащ мог выйти без единой царапинки. Воистину, это самая удивительная вещь, что случалась с ним за всю жизнь - магическая связь с артефактом, которая трансформировалась в гораздо большее и сильное чувство. Стрэндж знал, что не даст никому тронуть Леви, что готов защищать свой артефакт также яростно, как и он его. И теперь он был более чем уверен, что понимает то, о чем говорил Леви еще когда-то давно. Я понимаю, почему ты выбрал меня. И я ни за что не откажусь от этого. Клянусь.

Отредактировано Stephen Strange (05-11-2016 20:48:43)

+2

3

Кецилий вернулся каким-то чудом. Упорства ему всегда было не занимать, как и ума. Глупо было даже надеяться, что он умрет так просто, что с ним покончено. Кецилий вернулся и ярости его не было предела. У Леви от этого мужика ворот вставал дыбом, от одного только взгляда. Кецилий был силен, да и опыта у него было куда больше, чем у Стрэнджа, хотя потенциально Стивен был сильнее своего противника. Но то потенциально, а это вот как есть прямо сейчас. Плащ не хотел спокойно висеть в мага на плечах, но тот от чего-то не пускал его в бой. Беспокоился опять, наверное. Дурак, дурак, дурак, да дай же мне помочь тебе иначе на что я годен, если не могу тебя защитить?! Ну чего ты? Нужно что-то посерьезнее зеркального лезвия, чтобы действительно навредить магическому артефакту. Это всего лишь ткань, оболочка. Магия затянет любые порезы. Но Стрэндж его не слышал, а превращаться в человека было сейчас не с руки, и некогда. Да и у его беспокойства все же была под собой почва. Кецилий, если захочет, любую информацию добудет, чего бы ему это ни стоило, скольких бы не пришлось для этого убить. А магический артефакты, хоть и прочнее людей, но тоже, так сказать, смертны. И их можно уничтожить, если отрубить от потока магии, из которого они черпают силу. Если Кецилий увидит в Плаще полноценного противника, а не просто бесплатное приложение к доктору Стрэнджу, то в него и метить будет в следующий раз, уже основательно подготовившись. Но все равно было тяжело просто висеть и ничего не делать, только прикрывать, изображать то самое бесплатное приложение, хотя Леви знал, что способен на большее.

Второй противник выскочил как черт из табакерки, и тут-то Плащ Левитации уже не утерпел, ринулся в бой сам, без всяких разрешений, отбил магическую атаку, обвил шею несчастного как настоящий змей и затянул ткань так, что перекрыл доступ воздуху в легкие. Просто методично пытался удушить второго. Второй был на порядок слабее, менее опытен, да еще не ожидал того, что на него накинется предмет одежды. Это было почти что просто. Почти.

Леви не столько увидел, сколько почувствовал — Стивена ранили. Это было как его персональный конец света, личный апокалипсис. Плащ отпустил второго, и тот рухнул, пытаясь отдышаться. Он все еще был не дееспособен, но Леви уже о нем и думать вообще забыл. Он не заметил как обернулся в человека и закричал, словно раненный зверь, угодивший в капкан, тут же привлекая к себе внимание Кецилия. Тот был в еще большем шоке, чем тогда, когда Плащ ринулся спасать Стрэнджа от падения с какого-то там этажа Обители. Рыжего и это не волновало. У него было такое ощущение, что он весь пошел трещинами — а так на самом деле и было. Он весь потрескался, словно был фарфоровой куклой. Кожа расходилась на месте трещин, а в них, словно расплавленное золото, бурлила чистая магия. Леви было так больно, как никогда в жизни не было, он не понимал, что делает. Неосознанно хватал из потока магии все больше и больше, пока она просто не полилась через край в буквальном смысле. Кецилия и того второго снесло течением — вот и все. Они оказались, быть может, в параллельной вселенной, или даже в другом временном промежутке. Поток магии проходит через все миры и все времена, их могло занести куда угодно. Это было похоже на взрыв, так со стороны и смотрелось, только вот ни Стрэнджа, ни здания вокруг не зацепило к всеобщему удивлению. Только двоих смело со сцены.

Мальчишка успел подхватить мага еще до того, как его тело рухнуло, прижать спиной к своей груди. Он снова обратился в плащ, так было удобнее, и потащил Стрэнджа домой, обратно. Обитель казалась ему сейчас наиболее безопасным местом во всем мире. Только не умирай. Пожалуйста, только не умирай, не оставляй меня. Дома он занес мужчину в комнату и осторожно уложил на кровать, попытался осмотреть рану на спех, снова не заметив, как перетек из одной формы в другую. Перед глазами темнело и картинка двоилась, каждый вдох почему-то отдавался болью, будто грудь стискивало что-то тяжелое и металлическое, не позволяя дышать.
— Стивен, очнись. Пожалуйста. Очнись же. Оставайся со мной. — обхватив его лицо ладонями просил Леви, и просьбы его, похоже, были услышаны. Стрэндж появился в астральной форме, выдал указания и тут же исчез. Юноша бросился все исполнять. Все валилось у него из дрожащих рук, а глаза застилали слезы, не давай толком рассмотреть предметы окружающего интерьера. Он всю кухню перелопатил, но в итоге все сделал и даже за рекордно короткое время. Он вытащил лезвие, промыл рану и наложил бинт, надеясь, что все это остановит кровотечение. Что жизненно важные органы не задеты. Он был даже готов позвонить Кристине и вызвать ее сюда, но ей было далековато ехать, да и номера ее телефона у Леви нигде не завалялось. Все, что ему оставалось — это просто ждать и надеяться. Он бы молился, если бы верил в богов.

Следующие несколько дней прошли как в тумане. Парень почти не спал, вырубаясь только минут на двадцать в сутки, не ел, и вообще не отходил от постели Стрэнджа. Несколько раз менял повязки, придирчиво разглядывая рану, которая, вроде бы, затягивалась. Все время сидел на полу, держал Стрэнджа за руку и болтал о всяком.
— Помнишь, ты обещал показать мне настоящее море? Как-нибудь...когда миру не будет угрожать опасность и все такое. И ты еще не рассказал мне, что такое этот загадочный день рождения, который ты как-то упомянул в разговоре. Стивен, вернись. Ты нужен мне. Вернись...— он болтал и болтал о всяком разном, иногда скрываясь на хриплый шепот и еле сдерживался, чтобы не разрыдаться на месте и не предаться отчаянной истерике. Леви рассказывал о погоде в Лондоне, о последнем футбольном матче, о новостях науки, про которые вычитал в интернете. Не замолкал почти. Все надеялся, что Стрэнджа это немного растрясет. Стивен его, конечно, едва ли слышал.

А потом он наконец очнулся. Открыл глаза и посмотрел на Леви. Мальчишка сразу встрепенулся, вздохнул с нескрываемым облегчением, обхватил его лицо руками и прижался лбом ко лбу. Хотелось обнять, но это могло и навредить, так что с объятиями, наверное, стоило повременить еще.
— Ты пришел в себя. Как же ты меня напугал, черт побери! Стивен... — рыжий утер непрошеные слезы. Кажется, с тех пор, как он стал человеком, он стал излишне эмоциональным.

+2

4

Знаете это чувство - когда выныриваешь с глубины на поверхность? Быть может, многим оно знакомо. Хотя бы потому, что многие любят окунуться с головой, словно бы это смоет грехи прежних жизней с них. Нечто похожее сейчас испытывал и Стивен. Он глубоко дышал, радуясь, что каждый вдох не отдается теперь болью. Он смотрел на слегка осунувшегося Леви, чувствуя как сильно бьется в груди сердце, от этого вида. Маг понимал теперь всех героев тех романтических комедий, которые когда-то просмотрел вместе с Кристиной. Тех самых, что мнутся, не могут сказать о том, что чувствуют. На ум само  собой пришло воспоминание об одном спокойном вечере совместно с Леви. Парень как всегда смотрел телевизор, когда Стивен опустился рядом. По телевизору опять показывали мультики, но артефакт любил их. И маг понимал почему. С такой же доброй душой он был почти что вечным ребенком. В мультфильмах разделение на добро и зло было четким, тогда как в реальной жизни все увы не так просто. Стивен помнил, как Леви удобно устроился рядом, прижимаясь спиной к груди мага и неотрывно глядя в телевизор, задал вопрос:

- Почему они не признаются друг другу в любви? Все же итак ясно!

Маг тогда не нашел, что ответить. Вопросы чувств для него всегда были далекими. Первое место - работа, а потом его заняла магия. Он вел себя высокомерно с людьми, никогда не задумываясь о чужих чувствах. Теперь же он задумался. И сейчас в полной мере мог говорить об этом уверенно. Потому что никогда не знаешь, когда твоя жизнь оборвется и ты упустишь момент. Стивен прикрыл глаза, ощущая на лице теплые ладони парня и накрыл их своими. Он обязан ему жизнью. Уже в который раз. Что бы он без него делал? Тысячу раз был бы мертв и не спасло бы никакое Око Агамотто.

- Леви... Ну тише. Тише. Развел панику. - привычно мягко пожурил маг свой артефакт, открывая глаза и чуть улыбаясь. Он смотрел прямо в глаза парня, надеясь, что в этот раз самообладание его не подведет. И он, собравшись с духом, наконец, выговорил: - Я обязан тебе жизнью. Уже в какой... Тысячный? Раз. И знаешь, это уже повод сказать тебе. Не только спасибо, боже, кто придумал это бестолковое слово? Но и то, что важно. Для меня.

Маг мягко отнял руки Леви от своего лица и сжал их в ладонях. Взгляда он по-прежнему не отрывал. Чувствовал, будто балансирует на краю пропасти. Но ведь артефакт сам давным давно уже сказал ему об этом. Теперь очередь Стивена.

- Знаешь, я долго размышлял над тем, что сказал мне ты, когда только только стал человеком. Я понимал это, но, чувства были мне очень далеки. Это было как заново учиться магии. Леви... Я люблю тебя. Я долго шел к понимаю, но советы Старейшины - покорись и поймешь - помогли и тут. Ты иногда злишься, что я не пускаю тебя в бой, но я просто хочу защитить тебя, также, как это делаешь ты. Кецилий опасный противник. Опытом он превосходит меня. И дважды я уже ощутил это на своей шкуре. Я просто не хотел, чтобы ты пострадал.

Наконец выговорившись, Стивен глубоко вдохнул. Уже скоро рана должна затянуться совсем. А дальше - выяснение, где сейчас Кецилий и что затеял, сбор мастеров и куча суеты. Впрочем, от глаз мастеров он тоже хотел уберечь Леви. Просто на всякий случай.

+2

5

Все это было так не похоже на Стрэнджа. Мужчина обычно закрывался за книгами или еще чем-нибудь, только бы не говорить о чувствах, а тут сам, первый, начал. Леви смотрел на него, приоткрыв рот, и молчал, потому что просто не находился что сказать. Надо было, наверное, сказать, чтобы Стрэндж поберег силы и как следует отдохнул, впереди была долгая и тяжелая работа, но юноша не смог. Голос его почему-то подводил. Он слушал внимательно, не перебивая, и не мог поверить своим ушам. Это же он вечно вешался на мага и трындел о всяких там чувствах, и набрасывался, вис на шее, прижимался, даже с поцелуями лез при первом удачном случае. И про любовь тоже болтал, эти слова слетали с его губ с легкостью, потому что он знал, что Стивен отшутится или просто пропустит мимо ушей.
— Защищать тебя — это типа смысл моего существования. К тому же, я крепче, чем кажусь. Магический артефакт уничтожить не просто, куда сложнее, чем мага или человека. Кецилий, конечно, силен и умен, но тебе не стоит так переживать по этому поводу. Вместе нам все по плечу, ага? — как-то неловко произнес парень, поминутно облизывая губы, которые почему-то все время пересыхали. Ему надо было что-то сказать, не вот это вот все, хотя и это было тоже важно. А он не знал что сказать. Вот такая невидаль, не затыкающийся Плащ лез за словом в карман.

То есть нет, не подумайте, когда он говорил Стрэнджу, что любит его, то это и имел в виду. Но любовь, как оказалось в процессе изучения, бывает разная. Целая куча разновидностей. Поди разбери какая из них досталась тебе. Леви жил среди людей уже достаточно, но так толком и не научился разбираться в тонкостях взаимоотношений. Это была самая сложная наука. Люди и сами-то порой не понимали, что чувствуют. Леви почему-то вдруг вспомнилось, как он, пока Стивен был занят в библиотеке, зашел на "поболтать" в зал артефактов и услышал там о себе много нового, в основном — нелестного. Другие его осуждали. За то, что слишком часто пребывает в человеческой форме. За то, что слишком отвлекает хозяина от дел поважнее, что мешает ему якобы. Говорили мол ему лучше пребывать в своей настоящей форме. Издевались по-всякому. Рыжий тогда чуть все стекла им не побил в отместку. Он и сейчас четко помнил все те колкие слова. Ему тогда и историю рассказали появления того заклинания, которое применил на нем Стрэндж. Оказывается, та девчонка с синими волосами свалила от своего мага, когда последний женился. Не выдержала. И провалилась в поток магии, слившись с ним. Фактически уничтожила свое "я", став частью чего-то большего. А все потому, что начала испытывать неуставные чувства к своему хозяину. Мол, когда ты человек такое случается, поэтому-то и лучше быть предметом одежды, оружием или украшением. Так безопаснее. Леви тогда утверждал, что это не про них со Стрэнджем. Сейчас он не верил ни единому своему слову.
— Я тебя тоже люблю. Не так, как артефакту положено любить своего владельца. — тихо ответил Леви, и забрался на кровать, устроившись на самом краешке, чтобы не потревожить рану.
— Ты ведь не женишься потом ни на какой Кристине? — на всякий случай уточнил рыжий, пытливо всматриваясь в глаза мужчины. Ему и правда важно было знать.

Он переплел свои пальцы с чужими и сжал ладонь мага, потянулся и прижался губами к его уголку губ. Раньше они целовались, ну точнее Леви его целовал, обычно после какого-нибудь глобального пиздеца, когда эмоции били ключом, преимущественно по голове, и лились через край. Это были быстрый вороватые поцелуи, да и ощущение после них было именно такое, что рыжих их украл, поэтому поднимать эту тему не следует и вообще лучше делать вид, что ничего такого не было. В этот раз было по-другому. И никаких неприятных ощущений. Теперь он имел право. Жаль только, что чтобы ко всему этому дойти пришлось чуть не отправится на тот свет для начала.
— Тебе нужно отдохнуть. Не беспокойся пока на счет Кецилия. Чтобы выбраться от туда, куда его занесло, где бы это ни было, ему понадобится время.
Свободной рукой юноша убрал прядь волос со лба мага, попутно проверив нет ли температуры. Жара не было, это хорошо. И все равно остаточный страх все никак не хотел отпускать, ему казалось, будто если Стивен еще разок закроет глаза, то уже не откроет их. Рука Леви, сжимающая руку Стрэнджа, мелко подрагивала.

+2

6

Маг прекрасно понимал все те чувства, что сейчас отражались на лице парня. Сомнение - ведь он сам бежал от чувств, компенсируя их знаниями. И потому никогда не задумывался как следует над тем, что было вполне естественно для всех людей. Теперь был повод разобраться.

- Естественно по плечу. Вот только встану на ноги и наведем везде порядок. - прикрыв глаза пошутил Стивен, мысленно усмехнувшись. Да уж. Наведут они порядок. Прежде всего стоит разобраться в том, куда делся Кецилий. Потом созвать совет. Он почти не сомневался, что эти напыщенные павлины будут смотреть на молодого мага свысока, но какая, к черту, разница? Уже сколько раз они с Леви спасали их задницы. Должны были немного уважения выказывать.

От мага не укрылся какой-то потерянный вид артефакта при его ответном признании. Связь, что существовала между ними позволяла чутко улавливать настроение парня, и Стивен, чуть нахмурившись, принялся разбираться. Отчаянное недоверие, обида. Артефакты. Та история с первым очеловеченным артефактом грызла Плащ Левитации. Стрэндж сердито фыркнул: тоже, блин, знатоки нашлись. К чему нужны эти уставы?

- Я чувствую что ты беспокоишься из-за разговоров этих вещичек, но, послушай, стал бы я так делать, если бы планировал умчать в закат на шикарном бугатти с не менее шикарной красоткой рядом? Ты же меня знаешь, Леви. И ты способен понять меня лучше, чем они. Ведь ты выбрал меня, а я тебя. Так что пошли их к черту и пусть бесятся себе под стеклами.

Стрэндж был доволен своим решением. Пусть артефакты осуждают Плащ, но по сути, они ведь все и толком не знали настоящей жизни. Лучших всегда осуждают. Он ведь помнил, как в бытность нейрохирургом получал осуждающие взгляды и колкие фразы от Ника. Банальная зависть двигала ими, и в данном случае. Ведь для артефакта это честь быть связанным со своим магом.

- Успокаивайся. Можешь даже лечь рядом, места хватит для нас обоих. Рану ты не потревожишь, да и так успокоишься. Все уже позади.

Маг настойчиво потянул парня на себя, заставляя лечь рядом и крепко обнял его. Он понимал, что шок все еще не проходит, а даже для таких необычных как Леви это может быть опасно. Ему стоило успокоиться. Стивен прикрыл глаза, погружаясь в дрему.

+2

7

Леви приходил в ужас от перспективы рассказать Стрэнджу, что там произошло на поле боя. Потому что он и сам-то толком не понимал как это вообще могло произойти. Артефакт сам себя тогда изрядно перепугал, но за Стивена боялся больше и это как-то сгладило. Теперь, оглядываясь назад, он четко видел картину того, чего быть не должно было. Он помнил, что его оболочка в буквально смысле трещала по швам. И это настоящее чудо, что теперь на нем и следа не осталось от всех тех событий, кожа сошлась, не покрывшись сетью шрамов и выглядела так же, как прежде. Никаких изменений. Никаких напоминаний о том, что он сделал. Но ведь мальчишку могло и на кусочки разорвать таким мощным потоком чистой магии, не трансформированной, необузданной, первозданной. Мага это, определенно, будет очень заботить, а ему сейчас нельзя было волноваться лишний раз, и так проблем было выше крыши. Но не сказать вроде как тоже было нельзя, юноша не мог позволить себе утаить столь важную информацию. Это было важно для понимания того, куда делся Кецилий.

И, вероятно, им придется рассказать другим. Потому что нужно действовать сообща, разработать какой-то план, выработать стратегию. Второй раз нельзя надеяться на "авось прокатит", они и в первый-то раз с такой стратегией чуть крупно не облажались. Нельзя и в этот раз работать по тому же принципу. Значит, надо выкладывать перед другими карты на стол. Ведь у Стрэнджа еще не достаточно авторитета, чтобы другие мастера и хранители Обителей слепо следовали за ним, не требуя никаких объяснений, не задавая вопрос. Он еще пока не заслужил их беспрекословного повиновения. Это тоже напрягало. Леви думал, что другие едва ли могут что-то поделать со всем этим. Разлучить его со Стрэнджем никто не имеет права, это будет нарушением извечных законов куда круче, чем использование Ока Аггамото. Превратить его снова в Плащ без человеческой формы тоже не выйдет, заклинание, которое использовал Стрэндж необратимо. Но все равно что-то не давало ему покоя. Не то, чтобы он не доверял остальным, в конце концов, все они были в одной лодке. И все же...Мордо тоже казался ему отличным парнем, пока он не взял и не бросил их всех. Первое впечатление бывает обманчивым.

Рыжий лег поближе, прижался к мужчине и осторожно обнял его, стараясь унять дрожь. Пока что рано было думать о столь глобальных вещах. Пока что можно было наслаждаться кратковременной передышкой. Леви кивнул, улыбнулся уголками губ и поцеловал Стрэнджа в переносицу. Ему не спалось, но он мог просто лежать рядом, прислушиваясь к чужому дыханию и размеренному стуку сердца. Охранять сон своего мага. А вот к нему самому, не смотря на жуткую усталость, сон приходить не желал ни в какую. Слишком много мыслей в голове, слишком много новых ощущений. Слишком — хорошее слово, полностью подходит для описание всей его новой жизни.

Леви осторожно, едва касаясь, гладил мужчину по волосам, чтобы не потревожить его сон. В конце концов рыжего тоже сморило. Веки налились свинцом, и он провалился в пустоту. Ему снился золотистый поток магии, развернувшийся словно море прямо у его ног.

Проснулся он буквально на пару минут раньше Стивена. Протер глаза и провел ладонью по лицу, пытаясь избавится от вялости и сонливости. Все вчерашнее на секунду показалось ему приятным сном. Признания в любви? От Стивена Стрэнджа? Дурацкая шутка, ха-ха. Наверное, ему пригрезилось все это. Он читал или видел где-то, что после нескольких суток почти без сна, люди начинали видеть и слышать то, чего нет. Стивен рядом тоже открыл глаза, и Леви непроизвольно опять выдохнул с облегчением. По крайней мере, то, что магу стало лучше ему не приснилось, и это уже хорошо.
— Утро...день...я не знаю, — рассеянно произнес парень, он давно потерялся во времени, — Чего-нибудь хочешь? Чай, есть? Что-то болит? — тут же привычно запричитал артефакт, уже готовый вскочить с кровати и унестись выполнять абсолютно любое поручение.

+2

8

Сны - штука удивительная. Многие бы отдали все силы, чтобы научиться их программировать, контролировать. Чтобы обуздать их. И этого же порой хотелось Стрэнджу. Сны были размытыми, нечеткими, но среди них выделялось ярко лицо парня, лицо Леви, Плаща Левитации, бывшего ныне человеком. Снилась обитель, снилась прежняя работа, недавняя битва, искра сочувствия в глазах Кецилия. Стрэндж понимал. Магу он просто мешался, личной вражды тут не было, просто мужчина одержим рвением воскресить свою потерянную любовь. И черт возьми, кто бы мог сказать с уверенностью, что кто-либо другой, в том числе и Стивен, не последовали бы его примеру? Никто не мог гарантировать. Потому что судьба штука крайне непредсказуемая.

Проснулся маг чуть позже чем лежавший рядом парень. Магия Обители действовала как надо: ощущения становились все лучше, он чувствовал, что выздоравливает, что почти готов снова выйти в свет. Конечно о случившемся нужно было оповестить Вонга и Гонконгскую Обитель, но Стивен медлил. Во-первых, он еще не мог знать, что случилось потом, после того, как он отрубился, а во-вторых, не было настроения выслушивать бурчание матсеров, о том, что молодой маг творит глупости в угоду собственным желаниям и дорожка эта может привести его к тому пути, коим Кецилий следовал. Что за бред, кто бы слышал! Стрэндж знал, что парировать аргументы мастеров может спокойно. В конце-концов, он так и не получил толковых указаний об артефактах на момент произнесения заклинания. Во-вторых, разрушить связь или обратить заклинание вспять - запрещено. Так что тот самый максимум, что мог достаться ему - ворчание.

- Стой-стой, не части, просил же. - по-доброму усмехается маг и садится в кровати. Рассеянно взъерошив волосы,он осматривает парня. Повезло же, что он был врачом в свое время, хоть и нейрхирургом. Наметанный глаз сразу оценивает внешний вид артефакта - запуганный, усталый и помятый. Так еще доведет себя до истощения. Это не годится, ведь им предстоит много тяжелой работы.

- Благодаря магии обители я чувствую себя гораздо лучше. А вот тебе надо поесть. Сейчас же. Возражения не принимаются, мне не хватало тут еще твоих обмороков, - мужчина привычно ворчит, уже уверенно поднимаясь на ноги и настойчиво тащит Леви за собой в кухню...

***

Им все-таки влетело. Обоим. Стрэнджу за то, что использовал заклинание как следует не подумав (впрочем это было встречено контраргументом, а потому обоих просто мягко пожурили), и за то, что не вызвал подмогу. Плащу же попало за то, что тот использовал магию, которая могла его просто расщепить. Стивен помнит, как парень запинаясь и не поднимая глаз рассказал ему о случившемся на поле боя. Но это ничего не меняло. Маг не отказался от слов благодарности и слов произнесенных тогда, по приходу в сознание. Потому что если бы не Леви, они бы не ушли с поля боя живыми. И все же артефакт заметно нервничал из-за случившегося. Мужчина знал - это посттравматический синдром. И старался как можно больше проводить с артефактом, чтобы тот оправился от пережитого ужаса.

А сегодня они просто вернулись с очередного заседания Совета. Стивен ухмылялся: то, как все смотрели на них с Леви, наводило на мысль о том, что у кого-то из них внезапно выросли рога, а у кого-то хвост.

- Интересно, они вежливости не были обучены? Так пялится... Поучить бы их манерам! - довольно смеялся маг, на ходу снимая с себя рубашку и направляясь в комнату, за новой, чтобы принять душ. Резкая смена погодных условий все-таки соответственно переносилась телом. Прикрыв глаза, мужчина покачал головой, разминая затекшую от долгого стояния в одной чопорной позе, шею, и слегка вздрогнул, когда почувствовал, как его обнимают руки Леви.

- Все в порядке? - маг полуобернулся к своему артефакту, чуть нахмурив брови и вопросительно взглянув на него. Вдруг эти напыщенные мастера чем-то задели Леви? У него же такая тонкая душевная организация!

+2

9

Стрэнджу явно стало намного лучше. По крайней мере, по Обители он передвигался куда более резво, чем его артефакт. Леви едва волочит за собой ноги и очень хотел рухнуть обратно в постель, отчаянно хватался за Стрэнджа, как утопающий за соломинку, чтобы удержать равновесие. Перед глазами все плыло. После завтрака, ну или обеда, стало немного полегче, но стресс помноженный на усталость все равно давал о себе знать, так что сразу после еды, юноша снова завалился спать и проспал почти сутки прежде, чем начал чувствовать себя хоть немного живым. Все начинало налаживаться.

Стивен созвал Совет. Леви же пришлось дважды рассказывать ту жуткую историю про трещины на коже и поток чистой магии. Он боялся поднять глаза, и разъяснения у него выходили путанные. Очень сложно все это было описать человеческим языком, чтобы еще всем понятно было, да и маги вокруг были слишком пришибленными после новости, что вот этот вот рыжий парнишка — Плащ Левитации на самом деле. Еще ему категорически не нравилось, как окружающие на них со Стрэнджем откровенно пялились. Как на каких-то двух законченных извращенцев. Только Вонг воспринял новость достаточно флегматично. Он-то был уже давно лично знаком со Стивеном и не по наслышке знал, что этому мужчине никакие правила не писаны, а нарушает он их с завидным рвением, чуть ли не по нескольку раз на дню. Но в итоге-то, все хорошо? Так что им спустили на тормозах всю эту ситуацию, хотя и устроили знатную головомойку. В конце концов, что они могли? Ничего. Нет, один какой-то все же высказал предложение весьма неприятное, но тут же был заткнут всеми остальными. Нечего рот открывать. Сразу перепугался и до конца встречи сидел тише воды, ниже травы. То ли единодушие остальных его так напугало, то ли прожигающий взгляд Леви. Парень мог поклясться, что когда поднял взгляд на этого выскочку у него весь мир вокруг затянуло золотом, а радужка приобрела желтоватый цвет магии, будто он вот прямо сейчас был готов взорваться снова. Никто, черт бы их побрал, не отправит его подальше от Стрэнджа. Он никому такого не позволит, так что пусть лучше сидят и помалкивают.

Все были слегка обеспокоены, началось оживленное обсуждение. В основном, пытались разобраться как очеловеченный артефакт может взаимодействовать с магией. Леви слушал и запоминал. Кто-то высказал гипотезу, которая показалась ему наиболее правдоподобной, о том, что артефакты могут осознанно трансформировать магию только на то, на что они заколдованы. То есть, Леви может пользоваться магией по собственной воле лишь для того, чтобы летать — все остальное опасно и непредсказуемо, а еще разрушительно как для окружающего мира, так и для него самого, так что лучше не. Рыжий был согласен целиком и полностью, но где-то в глубине души знал, что если возникнет такая необходимость, он сделает это снова. Снова нахватается из магического потока по самое небалуйся. Даже если это уничтожит его. Он не может позволить Стрэнджу умереть, чего бы это не стоило. Леви был эгоистичным маленьким засранцем.

Только под конец встречи вспомнили про Кецилия, но были уже слишком усталые и вымотанные, так что его было решено отложить до следующего раза. Все равно его еще нигде было не видно, так что, мол, давайте решать проблемы по мере их поступления. Леви выдохнул с облегчением, когда они вышли через дверь и вернулись обратно домой, в Лондонскую Обитель. Стивену было почему-то очень весело, Леви его хорошего настроения, правда, не разделял.
— Они смотрели на нас как на извращенцев. — буркнул он себе под нос. Впрочем, они ведь были правы, черт бы их всех побрал! Они со Стивеном именно, что извращенцами и были. Все это неправильно. Нельзя превращать артефакты в людей, артефактам нельзя чувствовать к хозяевам нечто большее, чем положено. Все эти правила не с потолка ведь взялись, это плохо заканчивалось, вот их и придумали во избежание.

Рыжий посмотрел на обнаженную спину Стрэнджа и ему почему-то стало жарко. И сразу подумалось, как же ему откровенно наплевать на все эти правила, гори оно все синим пламенем. Серьезно. Парень подошел и обхватил Стивена руками за пояс, прижался грудью к его спине, уткнулся носом в изгиб шеи, чуть прикрыв глаза, и глубоко вдохнул. Маг пах домом. Обычно его это всегда успокаивало. Сегодня ощущение жара только усилилось, казалось, он весь покрылся красными пятнами.
— Да...нет...не знаю? — полувопросительно, полуутвердительно произнес Леви, смотря в глаза мужчине. Он уже много чего успел изучить о человеческих отношениях, но все эти изменения в нем самом все равно все время застигали его врасплох.
— Я чувствую себя...странно. После того, что ты сказал...мне же это не приснилось, да? — парень устроил подбородок у него на плече, говорить об этом было тоже до ужаса неловко, так что даже в горле пересыхало. Или это тоже от жара, который его плавил изнутри? Леви провел раскрытой ладонью по груди Стрэнджа, очертил пальцами линию пресса. Он и раньше часто трогал мага, но никогда это еще не было так...интимно что ли. Как сложно быть человеком.

+2

10

Мысли о физиологических потребностях Леви в образе человека, некогда задвинутые Стрэнджем на самые задворки сознания, сейчас получили свободу. А все потому, что парень как-то учащенно дышал и ближе жался к магу. А вот осознание того, что Леви думает, будто те слова могли ему присниться... Что ж, тут Стивен виноват сам. Поначалу он был закрытым, и лишь спустя несколько месяцев совместного проживания мужчина начал немного оттаивать. Потому что нельзя все время быть таким козлом. Именно такова была позиция мага, потому что осознавал таки, что вел себя по отношению к артефакту мягко говоря по-свински.

- Это была правда, Леви. Я же не настолько сошел с ума, чтобы отнекиваться от всего, что сказал? Просто верь мне.

Стивен осторожно повернулся к парню, взяв его лицо в ладони и внимательно, словно в первый раз, изучил взглядом. Недавнее прикосновение парня словно бы огнем жгло кожу. Приятным огнем. Стивен пытался себя убедить в том, что вся проблема в отсутствии партнера, но черт, он начинал сомневаться, что х о ч е т чтобы кто-то другой его так касался. Проблема в том, что он впустил в душу Леви. И понимал, что сейчас творится  с парнем, но разве мог он эти воспользоваться? Это было бы нечестно.

- Леви... - хрипло выдыхает молодой маг. Мысли разбегаются, их сложно собрать в одну кучу, заставить себя вести правильно, когда так и хочется пойти на поводу своих желаний. Когда хочется хоть раз пойти наперекор своим же принципам. И вопрос в глазах артефакта просто выметает все здравые мысли начисто. Слишком крепка связь между ними, да, такое случается нечасто, поэтому маги и не очеловечивали свои артефакты. Но это же Стрэндж. Он всегда прет против правил, для него они не писаны. Мужчина просто не может и дальше сопротивляться.

Этот их поцелуй явно отличается от всех тех, что были до этого. Маг целует парня жарко, страстно, вкладывая все, что чувствует. Потому что такую гамму эмоций словами невозможно передать. Где-то в глубине сознания еще бьется мысль,  что нужно остановиться, иначе он не удержится на краю и упадет прямо в бездну, откуда нет возврата, но... Как он может остановиться, когда кажется весь мир ужался до них двоих, когда не поймешь, кто прижался, а кто так сильно прижимает к себе. Когда не знаешь, где начинаешься ты, а где он. И когда безумное желание грозит захлестнуть с головой - разве можно тут устоять?

+2

11

Его собственное имя, произнесенное Стрэнджем, звучит совершенно по-другому, не так, как раньше. Мужчина тысячи раз уже называл его так, но в этот конкретный звук жаркой волной прокатился у парня по позвоночнику вниз. Рыжий неосознанно облизнул губы и приоткрыл рот. Дыхание было прерывистым и тяжелым, а чужие ладони на щеках буквально жгли. Он знал примерно, что и как у людей происходит, он гуглил, но, господи боже мой, это было абсолютно не то же самое. Знать и ощущать на собственной шкуре. Ему тысячи лет, а он никогда ничего подобного не чувствовал и это выбивало из колеи. Сложно было отделаться от глупого ощущения, что с ним что-то не так, словно он какой-то сломанный механизм, который надо починить. Леви провел ладонями по бокам мага и удобно устроил их почти что на чужих бедрах, не отводя взгляда, почти не моргая. То, как Стрэндж смотрел на него в этот момент, словно пожирал взглядом, было чертовски охуительно, простите за выражение. И под этим взглядом юноша буквально плавился, покрываясь красными пятнами от щек и ниже, по шее, ключицам. Он мог поклясться, что румянец дополз аж до груди. Что со мной происходит? Скажи уже что-нибудь, Стивен, пожалуйста. Скажи, что все нормально, что я не сломан и меня не надо чинить, что я ничего не перепутал и у вас, людей, такое постоянно, потому что я чувствую себя просто ужасно. Успел подумать Леви, и, наверное, что-то такое мелькнуло в его взгляде. У Стрэнджа все предохранители снесло начисто.

Парень инстинктивно закрыл глаза, прижался теснее, ответил на поцелуй. Этот был не похож на все предыдущие вместе взятые, совсем не похож. От этого у Леви кружилась голова и колени подкашивались. Он отвечал с не меньшим рвением, жадно сминая чужие губы. На все стало моментально плевать, значение имел только этот момент.

Многие люди живут так, будто собираются жить вечность. В полной уверенности, что время еще есть, но это лишь иллюзия. На самом деле никакого времени нет, и если откладывать что-то на "потом", можно конкретно сесть в лужу, если окажется, что никакого "потом" не существует. Леви не собирался ничего никуда откладывать. Он жил мгновением, он плавился и растворялся во всем этом. Его прикосновения были хаотичными, парень трогал мага везде, куда мог дотянуться, оглаживал спину, грудь, бока и живот, тянулся пальцами за пояс брюк. Леви хотелось везде его потрогать по-новому, изучить заново.

Собственная одежда вдруг показалась слишком тесной, будто он увеличился в размерах минимум в два раза. Кожа стала слишком чувствительной, ткань будто начала натирать ее. Так что рыжий отстранился буквально на несколько сантиметров, только для того, чтобы резво стянут через голову футболку. Сразу стало как-то легче дышать. Одним слитным движением он снова прижался к Стрэнджу, обхватил ладонью его за шею и впился в губы новым поцелуем, не оставляя ни единого шанса отступить, передумать или еще что-то подобное. Пусть только попробует передумать прямо сейчас. Нет, нет и еще раз нет. Леви методично жег позади себя мосты, не позволяя повернуть назад ни Стивену, ни себе самому.

Не разрывая поцелуя, он отступил на два шага назад, потянув за собой Стрэнджа, и прижался горячей спиной к прохладной стене. Ему казалось, что если стена не будет его подпирать, то он просто рухнет на пол, не удержавшись на почему-то дрожащих ногах.

+2

12

Вот что порой делает с людьми присутствие в жизни того, кого безумно любишь. Раньше Стивен и думать о таком не мог, просто потому что не было такого человека ради которого и горы свернуть не жалко. А состояние сейчас очень даже предрасполагало к этому. Не только горы, он готов был облететь всю Вселенную, снова достать Дормамму, просто дав выход своим эмоциям.

Сейчас он просто едва ли себя контролировал, особенно когда Леви так отзывался на его поцелуи, когда пытался скользнуть рукой за пояс брюк, что заставляло мужчину вздрагивать от остро пробирающего тело удовольствия. И это только прелюдия! Маг не оставался в долгу, нехотя разорвав поцелуй и тут же принявшись исследовать губами шею парня, оглаживая его бока, сильно сжимая бедра. И почти в изнеможении вжимаясь в него своим телом, в безумной жажде большего. Это пламя, что полыхало внутри мужчины было сродни магическому огню. Подобное желание возникало у умирающих в пустыне - жажда, безумная жажда. Именно она сейчас вела Стрэнджа, направляла его руки, скользнувшие по груди артефакта, заставляла с тихим полурыком-полустоном впиться новым поцелуем в губы.

Мужчина сейчас был похож на дикого голодного зверя. Ему было абсолютно плевать что подумают другие - это их жизнь и они решают, как ею распорядиться. Они сейчас добровольно сгорали в этом беспощадном пламени страсти. Стивен все же сумел поймать в голове одну здравую мысль - и потянул парня за собой в спальню. Шаг за шагом - не отрываясь от губ. Мягко и осторожно уронить Леви на кровать, нависнув сверху и покрывая поцелуями шею, плечи и грудь, стянуть с него джинсы. Маг щедро одаривал парня ласками, поцелуями, поглаживаниями - давая понять, что тот желанен и любим им. Стивен не давал ни себе ни ему шанса отступить. Да и зачем, когда этого хотели оба, когда их связь доказательство того, что все так, как и должно быть. К черту весь мир - магу нужен был только Леви и больше никто. Плевать он хотел на всех остальных. Он свой выбор сделал - пусть отстанут все недовольные.

+1

13

Они жили бок о бок уже достаточно долгое время, успели друг друга изучить, узнать как следует. Но Леви никогда не видел Стрэнджа таким. Собранного, рассудительного, хладнокровного Стрэнджа, который все и всегда привык держать под контролем. Того самого Стрэнджа, который старательно избегал лишнего физического контакта, и только в крайне редких случаях проявлял какие-то теплые чувства. Тот, кто знал его немного хуже, чем рыжий, вообще мог бы подумать, что у этого мага нет никаких эмоций. Но Леви-то, конечно, знал, что они есть, просто Стивен тщательно их прячет где-то в глубине души, не выставляя на показ. Было странно видеть его вот таким. Чувства, эмоции и желания лились сплошным потоком, словно где-то там плотину прорвало. Парень просто терялся во всем этом ворохе ощущений, через минуту-другую ему уже сложно было понять, где его собственные чувства, а где — чужие. Все перемешалось. И от этого не просто крышу сносило — дыхание перехватывало. Рыжий вцепился в плечи Стрэнджа так, как будто от этого зависела его жизнь, и бестолково глотал губами воздух, пытаясь надышаться и вынырнуть из сшибающего с ног потока.

Раньше даже ему порой было тяжело понять, что у Стивена на уме, теперь маг вдруг стал для него раскрытой книгой, читай — не хочу. Ему с трудом удалось прикрутить это все, чтобы вернуться к действительности. Ощущение это хорошо, просто прекрасно, но Леви сейчас хотелось фиксировать, в основном, свои ощущения, не чужие. А то так и с ума сойти не долго, полностью растворится в другом.

Он и глазом не успел моргнуть, как они каким-то таинственным образом очутились в спальне. Леви подозревал, что все перемещение он умудрился пропустить, слишком глубоко погрузившись в чувства, передающиеся по связи. Под ним вдруг оказалась кровать, прохладная ткань простыни приятно холодила кожу. Брюки куда-то пропали, и бес с ними. Оставалась только одна проблема — парень не знал куда себя деть и что надо делать, все познания как-то разом улетучились из его головы. Но ничего не делать — это тоже совсем не вариант. Решение пришло как-то само собой. Юноша перевернулся, подминая под себя мага, и принялся вылизывать его шею. И вообще делать все то, что чуть раньше с ним делал Стивен. Опыта ему, может, и не доставало, но энтузиазм компенсировал. Да и учился артефакт очень быстро.

Леви освободил мужчину от брюк, сжал коленями его бедра и потянлся за новым — очередным — поцелуем. В голове было хоть шаром покати, абсолютная блаженная пустота. Никакого беспокойства. Никаких переживаний. Никаких мыслей о не радужном будущем.
— Стивен... — хрипло выдохнул Леви в чужие губа. Ему хотелось что-то сказать, может, попросить, только что именно — так и осталось загадкой. Голос не слушался.

+1

14

Жар. Страсть. Поцелуи. и так до бесконечности. Стивен просто терял самого себя во всем этом круговороте. В какой-то миг в голове проскочила вполне осознанная мысль, что, по сути, все его злоключения стоили того, чтобы все сложилось так, как сейчас. Даже чертова психосоматика, не оставлявшая мужчину никогда - да он с радостью бы заплатил эту цену еще раз, чтобы обрести то, что обрел сейчас. Жизнь. Полноценную. Не обрывки во славу гордости, а настоящую жизнь.

Магическая связь - это вам не шутки. Никто никогда не испытывал всех тех ощущений, что испытывали сейчас эти двое. Да и никто бы не стал принимать свой артефакт за человека. Стивен переплюнул всех в этом плане. Прощнай кто об этом из мастеров - икота нервная на неделю точно обеспечена. Зато маг бы огорошимл их отповедью сразу - а нечего в чужие дела нос совать.

Маг даже не ожидал такой... Прыти. От Леви. От его скромного артефакта-парня, который так отчаянно краснел сегодня. От безобидного и тихого на вид Леви. Его Леви. От плащика. Нет, пожалуй, даже когда артефакт был плащом он был больше чем просто вещь - был по своему личностью. Напарником, которого Стрэндж ценил. И вот до чего докатились. Впрочем, Ствиен не жалел. Он знал, что делает все это осознанно. И будь выбор - повторит все еще много раз.

Стрэндж задыхался от жара возбуждения, накатывающего волнами. Леви компенсировал недостаток опыта старательностью и энтузиазмом, отчего мужчина еле удерживал бедра на месте, чтобы не скинуть парня с себя. Потому ограничился лишь нетерпеливым хриплым выдохом, снова вернув себе главенствующую позицию. Мужчина ненадолго прервался, чтобы заглянуть в глаза парня. Увидеть там ответ, понять что он не против, чтобы решительно разрушить все преграды. Покорить и покориться, как сказала бы Старейшина. Снова прижимаясь губами к губам своего артефакта, Стрэндж решительно стянул с парня последнюю деталь одежды и принялся покрывать шею легкими поцелуями, пока руки оглаживали бедра. Слегка прикусывая кожу на шее Леви, Стивен недвусмыслено давал понять, что парень принадлежит ему, эдакое право собственности. А рука мага тем временем решительно обхватила член парня, лишь слегка скользнув вверх дразнящим касанием. Магу стоило титанических усилий сдерживать себя по отношению к еще неопытному партнеру.

+1

15

Взгляд у Леви был расфокусированный. Ему было очень сложно найти себя во всем этом водовороте новых непознанных ощущений, склеить опять в нечто целое и на чем-то сосредоточится. Но кое-как ему все же удалось склеится и посмотреть в глаза магу с полной уверенностью и даже легким раздражением, ибо чего это Стрэндж тормозит. Мир натурально в любой момент может вылететь в трубу, некогда терять время. Да и Леви вообще-то не нежная фиалка и не барышня какая-то там, он намного крепче и сильнее, чем кажется на первый взгляд, не надо с ним так возится. И вообще, если б он только знал насколько все это круто, то уже давно затащил бы мужчину в постель. Еще в те времена, когда они могли бы себе позволить неделями из постели не вылезать, когда еще не было регулярных Советов магом, не было Кецилия, и почти не было никаких проблем. Леви не хотел останавливаться. Он знал, что делает. Нет, не знаешь. И никто не знает. Такого еще не случалось, а у всего есть последствия. Услужливо подсказал внутренний голос, не иначе как глас здравого смысла, но стоило Стрэнджу втянуть парня в очередной поцелуй, и внутренний голос был благополучно задвинут куда подальше. Мол, сиди и не вякай там. Плевать рыжему хотелось на последствия. Он всегда был эгоистичным маленьким засранцем, да пусть хоть весь мир из-за этого рухнет. Чего стоит этот мир, если он не может быть со Стрэнджем так, как ему хочется?

Кажется, он приглушенно грязно выругался сквозь сжатые зубы, когда его тело будто добротным разрядом тока прошило от прикосновения. Под закрытыми веками заплясали разноцветные пятна, и он вцепился в чужую спину изо всех сил, так, что на спине Стрэнджа потом еще останутся красноватые полосы от коротких ногтей его артефакта. Юноша инстинктивно двинут бедрами, стремясь продлить ласку. Это было хорошо. Это было просто нереально хорошо, но мало. Он знал откуда-то (чертова проклятая связь, которая, казалось, с каждой секундой становилась все прочнее), что Стрэндж может дать ему намного, намного больше. Что мужчина еще сдерживается почему-то. Леви попытался что-то сказать, но из горла вырвался только какой-то странный звук — ничего больше. Связывать слова в предложения? Решительно невозможно. Для этого надо было подумать, а думать он был просто не в состоянии. Так что вместо гневного "да что ты возишься со мной как с девчонкой?!", рыжий просто взял Стивена за руку, накрыл его ладонь свой, чуть сжимая, чувствуя под кожей старые уже загрубевшие шрамы — привет из прошлого, который никогда не исчезнет — и ощутимо провел его рукой по внутренней стороне своего бедра, прозрачно намекнув, что хватит уже сдерживаться, ну черт, им же не по пятнадцать лет.

Хотя конечно, было страшновато. Все новое сначала немного пугает. Но, черт побери, это же был Стрэндж, а не кто-то там! Его хозяин. Стивен ему вреда не причинит. Леви доверял магу, может, даже больше, чем самому себе.

0

16

Стивен чувствовал, что это самое охренительное мгновение за всю его жизнь. Что доселе такого не было. Что умирать сотни раз с Леви от магии Дормамму того стоило. Мужчина тихо усмехнулся, когда очеловеченный артефакт с силой вцепился в его спину и подался навстречу ласке. Нравится? Получи и распишись. Он хотел выжечь это мгновение в памяти обоих, так, чтобы оба запомнили. Это и начало и конец. Конец прежнего, начало новой жизни. Чего-то до сих пор неизведанного. Он знал, что Леви хотел, чтобы маг перестал себя сдерживать. Что ж, хотел - пожалуйста.

А дальше все было как в тумане. Стрэндж словно приходил в себя после комы, воспоминания были обрывчатыми. Жаркие поцелуи, быстрые и сильные движения, руки, вцепившееся в его плечи до красных следов, метки на телах обоих, изредка проскакивающее несдержанное рычание. Да, это было круче того путешествия, что устроила ему тогда Старейшина. Никогда еще маг не чувствовал себя настолько живым. Сейчас он, пожалуй, больше всего походил на большого довольного кота. Конечно, нужно было пойти в душ и привести себя в порядок, но черт, ему было так неохотно вставать. Тем более для этого нужно было расцепить объятия парня, лежащего рядом. Мысли Стивена текли лениво и размеренно, пожалуй, даже, сонно. Он понимал, что дальше надо будет разобраться (в какой, сотый уже, раз?) с Кецилием. Нужно было понять, откуда маг черпает столько силы, и понять, можно ли как-то перетащить его на сторону "героев". Ха-ха. Героем он себя не считал. Скорее так. Вечной головной болью магического сообщества. Правда, теперь таких двое...

Маг повернул голову и взглянул на дремлющего на нем артефакта. Вот кто бы мог подумать, что все сложится так? Стрэнж всегда отрицал чувства и что-то сверхъестественное, пока не случилось то, что случилось. Просто он привык полагаться на холодную логику и серую реальность, в какой-то степени. И почему надо было почти трижды умереть, чтобы он, наконец-то, смог раскрыться? Если сравнивать мир Стивена до и после, то можно опять говорить о красках. В мире до преобладали холодные тона, обозначавшие его самого, помешанного на работе и плюющего на людей. В мире после к холодным добавилось рыжее, желтое и красное, обозначавшее друзей и любимых. Раньше он не пускал никого в душу. Первой была Старейшина, как близкий друг, как наставник, чьи советы всегда помогали ему, а вторым стал Плащ Левитации. Вместе они прожили долгую и длинную историю от простой дружбы до чего-то более глубокого. И это ознаменовало этап новой жизни. Жизни после.

+1


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » bruises on your thighs like my fingerprints