пост недели Bill Potts — Те, кого мы нашли в безопасности, — сразу сказала Билл, предвосхищая его вопрос, — зачем далеки это делают? — спросила она наблюдая, как далеки начали захватывать шаллакатопцев. Это был риторический вопрос, Билл прекрасно понимала, что они не ничего не могут кроме как уничтожать. Вся их суть заключена в ненависти, с ними невозможно договориться, умолять их бесполезно. На кого-то другого мольбы, в теории, могут подействовать, но далеков это точно не касалось. И сейчас Билл девушка вынуждена была наблюдать, как эти чудовища берут в плен жителей планеты. Она хотела вмешаться, очень хотела, но что она могла? Стать потоком воды? Против далеков это бесполезно, они, конечно, не могут её убить своим обычным оружием, но могут её запереть или ранить, если додумаются как это сделать. Билл уже как-то в открытую пошла против сикораксов, так они её так электричеством поджарили, что девушка после этого долго восстанавливалась.
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #155vk-time Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » убегая от лесного пожара [World of Warcraft]


убегая от лесного пожара [World of Warcraft]

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/86014194.jpg[/icon][nick]Lyenar[/nick][status]последний рыцарь мертвой земли[/status][sign]у мертвых нет ни имени ни прошлого
...но кто же будет говорить если даже камни молчат[/sign][lz]WORLD OF WARCRAFT
Льенар Сильверлейн, 17
Мертвый рыцарь. Отрекшийся. Когда-то - один из сыновей лорда Серебряного бора, сейчас просто один из не-мертвых армии Королевы. Нежный брат, крайне плохой подданный, воюет только за то, что сам считает правильным.[/lz]

УБЕГАЯ ОТ ЛЕСНОГО ПОЖАРА [WORLD OF WARCRAFT]
Good night, Westley. Good work. Sleep well. I'll most likely kill you in the morning.
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://ichef.bbci.co.uk/news/ws/660/amz/worldservice/live/assets/images/2015/03/24/150324183715_cura_milagrosa_cancer_624x351_getty.jpg

https://static.life.ru/posts/2018/04/1109475/a9b057508f0aa51941386a4a042879a4__1920x.jpg

https://www.navolne.life/images/201801/314561-1515587107.jpg

http://network.bellona.org/content/uploads/sites/4/2016/10/7355231410_2257225b15_k.jpg



УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Lyenar Sylverlane (Anduin Llane Wrynn), Cleindori (Nathanos Blightcaller)

Год: приблизительно 32 от Первой войны
Место: Валь'шара, Расколотые острова

АННОТАЦИЯ

Охотнице на демонов Клейндори, состоящей на службе его величества Андуина Ринна, короля Штормграда, выдано поручение, важное для судьбы всего мира: сопроводить до места посланца, везущего артефакт чрезвычайной ценности - Слезы Элуны. Артефакт должен быть доставлен в Даларан как можно скорее, в целости и сохранности, посланец должен быть доставлен туда же все в той же целости и сохранности.
И вроде бы задача-то несложная, несмотря даже на орды демонов и присных, желающих артефакт забрать себе (утопить в болоте, уничтожить, нужное подставить, ненужное зачеркнуть - что угодно, лишь бы до места не добрался...), но, как всегда, на месте выясняются некоторые... нюансы. Например, то, что воздушного сообщения между островами и Далараном сейчас нет. И в ближайшее время - нет, не будет. Или то, что посланцем - по какой-то невероятной, невообразимой причине - был выбран один из Отрекшихся. Не-мертвый. Ходячая падаль.
Но у нее есть приказ, и приказ нерушим. Что остается?
Только ждать. А уж ждать-то она умеет.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Anduin Llane Wrynn (26-07-2019 17:08:45)

+3

2

[nick]Cleindori[/nick][status]Illidan fan-girl[/status][icon]http://i97.fastpic.ru/big/2018/1109/d6/cc29266c7bff09ec6d996d5854cd05d6.jpg[/icon][sign]What? Just because you are a blind, unstoppable, shirtless killing machine trained to kill the worst evil dudes in the universe, you can't enjoy a story about a single mother living on the New England coast who finds a Spanish sailor washed up on the beach with amnesia who teachers her how to love again? Shame on you.[/sign][lz][lz]World of Warcraft
Cleindori, over 10k
ночной эльф и пароход, человек-дерево сотого уровня, фея встроенной шизофрении и почти что свадебный генерал, только палач. Везде приходит с кузнецом
[/lz]

Now open your eyes while our plight is repeated
Still deaf to our cries, lost in hope we lie defeated
Our souls have been torn, and our bodies forsaken
Bearing sins of the past, for our future is taken

Мастер Матиас Шоу, бессменный вот уже как двадцать… тридцать… лет глава Штормградского Разведывательного Управления, сидел, тупо уставившись в присланные с курьером из королевского дворца документы, и маялся. Последние пару месяцев выдались крайне нелегкими. Смерть Верховного Короля Вариана Ринна, коронация его сына Андуина. Заварушка в тронном зале - обе заварушки, с Джайной и без, выявившееся, но ни капли не удивительное предательство Орды (не предательство - вынужденная мера, если верить… надежным источникам, но как же все удобно повернулось кое для кого, как же удобно) - все это, густо присыпанное сверху валящимися изо всех щелей демонами и звучащими из каждого рта криками о помощи, к радости никак не располагало. Зато располагало к маете, унынию и сверхурочной работе. Впрочем, к последнему мастеру Шоу было не привыкать: он уже и не помнил, когда у него выдавался не то, что свободный день - свободный час. Вот и сейчас, в глухой ночи, в час Собаки, когда все нормальные жители Штормграда видели десятый сон, он сидел, ожидая назначенной встречи и пытаясь сфокусироваться на полученной информации.

Владыка Иллидан… Мутная, темная фигура, доставившая в свое время уйму неприятностей всему, без исключения, миру. Властелин Черного Храма, убийца сородичей, изгой, Предатель… существо, которое, как оказалось, имело четкий план и следовало ему, отринув все несущественное, не считаясь с общественным мнением, затратами и потерями. Тот, кто, будучи слепым, похоже, видел намного дальше, чем все они, зрячие.

“Думается мне, что пророк Велен будет ОЧЕНЬ недоволен нашим новым… пополнением. Впрочем, хрен с ним, со старыми козлом, он всегда чем-то да недоволен. То методы не те, то Свет не ночевал в наших мыслях, то еще какая шлея ему под хвост заходит, а виноваты мы. Нет уж. Раз Владыка Иллидан был столь любезен и согласился на сотрудничество своих ребяток с нами - мы будем это всячески приветствовать. Хотя бы ради того, чтобы не сидеть ночами всем выжившим составом ШРУ заполняя бумаги на вдовьи пособия. Хочется этим чокнутым эльфам умирать под демоническими ударами - на здоровье. Мои агенты целее будут. А демоны они, не демоны - это волнует меня в последнюю очередь. Охотники Иллидана покорны хотя бы ему и крайне... эффективны. Не обременены ненужными принципами, как те же паладины. И принесли присягу малышу, честь по чести, все как положено. А Велен... В конце концов у него у самого рыльце изрядно в пушку, как оказалось.”

- Мы прибыли по приказу Владыки, чтобы служить твоему королю, - Свет всеведущий знает, какого усилия стоило мастеру Шоу просто оставаться на месте. Голос вошедшего… вошедшей… словно состоял из двух половин: грудного, низкого, но прохладного какого-то женского альта и трещащего с взрыкиваниями глубокого мужского баса. Кое-как удержав лицо на лице и задницу на стуле, мастер Шоу поднял глаза на своего ночного посетителя… нет, все-таки посетительницу.

Босая. Высоченная безоружная босая и почти не одетая ночная эльфийка. Темно-лиловая, щедро открытая взору кожа исчерчена демоническими рунами, густо напоенными светом Скверны. На глазах - плотная простая повязка. Из темных волос вверх торчат острые даже на вид рога. “Хорошо, что крылья свои они как-то скрывают. Пошевелится вот неудачно, если с крыльями - и буду я до первого колокола сидеть и собирать разлетевшиеся бумажки. Отрыжка Маэльсторма… ох, да о чем я вообще думаю?!”

- Мы ждем твоих приказаний, - рогатая фигура застыла в дверном проеме: черное на свету, болотный болезненный свет во тьме. Мастер Матиас невольно сглотнул.

- Проходите… уважаемы… уважаемая… Как я могу вас называть? - он не очень-то слушающейся рукой указал посетительнице куда конкретно та может сесть. Черная фигура стремительно перетекла на обозначенное место, села, чинно сложив руки (странное дело - никаких когтей, просто пальцы, наполовину закрытые кожаными перчатками с клепками, нет когтей… и на ногах нет… почему она босая? Почему почти голышом? О чем. Я. Думаю?!) и полностью проигнорировала его вопрос. Минута текла за минутой, но ни звука не раздавалось в большом, освещенном свечным светом кабинете.

- Эм… ладно, оставим эту тему, - бумаги, бумаги, в них его спасение. Матиас перелистнул донесения, подцепил пальцами край конверта из плотной бумаги, украшенной тисненым узором в виде львиных голов. Толкнул его по гладкой, почти до зеркального блеска отполированной поверхности стола к посетительнице. - Мой король… передал вас под мое начало. Как я понимаю, вы… ознакомлены с тем, чем занимается ШРУ?

Легкий кивок обозначил то, что его новая сотрудница хотя бы примерно в курсе того, с чем и с кем ей предстоит работать. Хорошо. Это было хорошо - мастер Шоу отчего-то не хотел долго общаться с “девчонкой Иллидана”.

- Замечательно. Тогда вашим первым поручением будет сопровождение курьера с очень ценным грузом. С курьером обращаться максимально бережно, для него вы в первую очередь представляете Альянс. Курьер должен остаться в живых, груз должен остаться при нем и достигнуть места назначения. Любой ценой. Все детали и подробности - в этом конверте. Изучите все - бумаги уничтожьте, - прописные истины. Он объясняет этому ожившему кошмару прописные истины. Похоже, что он устал намного больше, чем думал. Сейчас, сейчас, отправит охотницу восвояси, и завалится спать. На два… нет, на три часа. Точно. Так он и сделает. - Связь через…

- Когда я доставлю курьера и груз на место, то свяжусь со своими братьями во дворце вашего короля. Так будет быстрее. И намного надежнее, - эти слова говорила женщина. Только она одна. Один голос. “Я”. Не “мы”. - Они тотчас же передадут тебе все мои слова. Без опасности быть услышанными не теми ушами. Доброй ночи, мастер Шоу.

Конверт исчез со стола так, словно никогда там и не лежал. Посетительница исчезла из его кабинета так, словно никогда не появлялась на его пороге. Ни единого следа, ни запаха, ни звука. Вот она была - вот ее не стало.

“Она тоже объясняет прописные истины. Мне. Спать… спать-спать-спать. Всем нужно спать…”

Бумага, минутой спустя оказавшаяся под щекой мастера-шпиона Матиаса Шоу, была мягче самой мягкой перины во дворце короля Штормграда…

... Малышку Абигор усыпил тотчас же, как только не раскрылись отчего-то непослушные крылья. Непонятная густая, тягучая волна, несколько часов поднимавшаяся все выше и выше в воздухе вокруг их грифона, за один миг убила несчастного зверя.  Душа крылатого транспорта - яростная, трепещущая, лакомая, - целиком и без остатка пошла на восстановление их общего с малышкой тела. Сломанные ребра, разбитая голова, каша на месте внутренних органов… Плоть такая хрупкая. Так легко превратить ее в ничто - подумаешь, каких-то жалких три тысячи футов и какие-то, даже не самые острые верхушки деревьев - и вот уже ему нужно тратить вкусную и обильную пищу на то, чтобы не встречаться раньше срока с “дорогими соратниками” в Круговерти Пустоты. Не терпеть их с Клейндори общую боль, не чувствовать, как малышка пытается от него отгородиться. Плоть так слаба. Несовершенна. Необходима.

Одежде повезло намного больше, чем хрупкому телу. Падая, отцепляясь от мертвого грифона, Абигор успел уцепиться за завязки их походного мешка и свернуться вокруг, оберегая имущество. Падение на него было жестким - позолоченная личина, кованые накладки на сапоги, шипы и заклепки формы официального посланника - все это впивалось и втыкалось куда ни попадя, добавляя к ранам и переломам. Но явиться нагишом, без верительных грамот? Нет, Абигор полагал, что это неприемлемо. На слово в эти беспокойные времена верят вряд ли, а уж когда дело идет о транспортировке одного из Столпов Созидания… Да, человек, которого называли мастером над шпионами, полагал себя самым умным. И никакой информации о том, что именно за груз будет у курьера, которого они обязаны были сопровождать, не дал. Общие фразы, общие слова, никакой конкретики, работа втемную.

Но имеющий уши да услышит, а имеющий мозги - да  использует их и поймет. Уши у малышки были ого-го, а Создатель не обделил Абигора умением думать. Так что сложить одно со вторым, а второе с третьим было несложно. А уж то, как Столп Созидания светился для их зрения…

“Похоже, что я увижу тьму знакомых рож на обратной дороге. Как только Слезы Элуны покинут территорию храма… да, мимо такого подарка судьбы никто из “дорогих соратников”, у кого есть хоть капля амбиций, не пройдет. Будет очень, очень интер-ресно, шкурой чую. Хотелось бы только, чтобы этот курьер, кем бы он там ни был, не путался под ногами. Убивать его нам нельзя. И допустить, чтобы умер, тоже нельзя. Жаль, жаль… но нельзя. Придется тащить на себе и не давать “верным друзьям” подойти к нему близко.  Увлека-ательно!”

Парадное одеяние Абигор натянул в каких-то кустах у самой храмовой ограды. Альдрахайские клинки смотрелись на синеве и золоте инородно, жутко. Но малышка была от этого убожества просто в восторге. Так что бунтующее чувство прекрасного Абигору пришлось усмирить. В конце концов - это ненадолго. Выйдут за ворота - и от дурацкой одежды он избавится, так или иначе. Малышке она только помешает. Ему - тем более.

Будить свою драгоценную собственность демон не стал. Кругом очень соблазнительно пахло жареным драконом, а в наполненном влагой воздухе витали обрывки какой-то крайне сильной духовной сущности. Встреченные по дороге к умываемому сильным дождем, светящемуся огнями душ храму смертные - настоящие и бывшие бессмертные - пребывали в состоянии странного оцепенения, на его голос не реагировали, отвечая заторможенно и как-то деревянно. Нет, точно никакой побудки - малышка и так очень нервно реагировала на ту странную волну. Не сейчас. Вот дойдут до курьера - тогда и разбудит.

Жрец, к которому за дальнейшими инструкциями должна была обратиться королевская посланница, от остальных здешних отличался мало чем, даром, что был дварфом. Сгорбленные плечи, потухший взгляд. Ни проблеска Света. Он три раза выслушал то, о чем спрашивал его Абигор, не реагируя, не пугаясь, не осеняя себя благословением  и защитой. Потом развернулся и махнул рукой куда-то вглубь храма.

- Там тот парниша. Не пропустишь.

Абигор пожал плечами: пропустить носителя Слез он точно не сможет, но формальности надо соблюдать. Двинулся к обозначенному дверному проему, попутно мягко выводя малышку из сна.

“Мы уже на месте, Колокольчик.”
“Ну ты и урод, Би. Опять за свое? Мало тебе печатей? Я могу добавить, место еще есть.”
“Не сер-дись. Так было надо. Потом объясню. Пока - вон наш курьер, его груз мы даже пальцем тронуть не можем, сгорим. Не стой столбом, улыбаться нет смысла, мы в маске. А вот поздороваться - стоит. Не будь букой. Ну, открывай ротик, сладкая моя…”

- Заткнись, - Клейндори по прозвищу Черное Золото, охотница Владыки Иллидана, посол Альянса и телохранитель неизвестного курьера с опасным грузом, выплюнула это слово сквозь зубы, нимало не заботясь о том, что подумают о ней окружающие. Развернулась на каблуках в ту сторону, в которую поворачивал ее голову наглый демон, и ровными спокойными голосами сообщила:

- Мы прибыли по приказу Владыки Иллидана и короля Штормграда Андуина Ринна. Мы будем сопровождать тебя и твой груз. Мы будем обеспечивать твою безопасность на всем пути следования. Если ты готов, то можем выдвигаться. Верительные грамоты можешь читать по дороге.

“О-ла-ла! Кажется, наше путешествие будет еще более интересным, чем я думал!”
“Заткнись, Би. Просто заткнись.”

https://66.media.tumblr.com/8da8bd4c163573fdf17898c47bcd9b37/tumblr_ov5jr99sRU1udnezho3_540.gif

+3

3

[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/86014194.jpg[/icon][nick]Lyenar[/nick][status]последний рыцарь мертвой земли[/status][sign]у мертвых нет ни имени ни прошлого
...но кто же будет говорить если даже камни молчат[/sign][lz]WORLD OF WARCRAFT
Льенар Сильверлейн, 17
Мертвый рыцарь. Отрекшийся. Когда-то - один из сыновей лорда Серебряного бора, сейчас просто один из не-мертвых армии Королевы. Нежный брат, крайне плохой подданный, воюет только за то, что сам считает правильным.[/lz]
Говорят, не-мертвые не устают. Не болеют, не нуждаются в сне и отдыхе, им не нужна еда. Говорят, не-мертвые - идеальные солдаты, те, кого не жалко кинуть на передовую, в самую гущу боя - потом все равно получится их собрать, как раньше, а если и нет - то невелика потеря. Говорят… да много что говорят, и большая часть из этого - правда. Уж кому, как не ему, было знать об этом.

Но вот чего он - Льенар, у тебя есть имя, есть память, держись крепко, помни твердо, не забывай… - чего он не понимал, так это - почему вот сейчас и здесь у него подкашиваются ноги, отчего - фантомной болью - так ноют мышцы, почему колени пытаются дрожать, будто под непомерной тяжестью. Да, он не присаживался последние… двое, кажется, суток: живым нужен отдых, ему - нет; да, большую часть этого времени он сражался - что уж тут, сражались - все. Да, совсем недавно ему пришлось… пришлось помочь убить ту, о ком ему до сих пор только рассказывали… и рассказывали как о самом добром, благородном и прекрасном существе в Азероте… ну хорошо, одном из самых. Ее извратили, исказили, превратили в жестокую насмешку над прежней собой и над жизнью в целом - и вот, теперь ее больше нет. Совсем нет, вообще нет, нигде нет, она рассыпалась пеплом, рассеялась звездной пылью, она ушла в ту тьму, которая всех ждет за порогом, и больше не вернется, никогда не вернется, осиротела земля и ее служители…

Но земля - пока, пока еще - была жива, а значит, нужно было бороться за нее, за ее жизнь. Кому-то - оставаться здесь, лечить ее раны. Кому-то - уходить, спешить, пробиваться, доносить до безопасного места то, что может помочь в этой войне. Делать свое дело и верить, что остальные делают свое. Что остальные - в безо…

Странный голос, раздавшийся за его спиной, прервал спутанную пряжу его мыслей. Странный, двойной, будто двое говорили хором, одновременно. Он резко - может быть, даже слишком резко - обернулся вокруг своей оси - как волк, всем корпусом, поворачивать шею он так и не привык после той травмы - чтобы столкнуться лицом к маске с девушкой, принадлежащей к... - судя по рогам, маске и глефам - пожалуй, самому странному образованию в Азероте. Ну, или одному из самых странных.

Охотники на демонов. Эльфы, или… бывшие эльфы, как посмотреть. Мнения на этот счет были самые разные. Он полагал, что - в той же степени, что и он - человек. Их боялись, их считали врагами. Он слышал, что, вроде бы, их как-то… изолировали, что ли, на несколько лет, не позволяя им вернуться в Азерот. Но сейчас, когда… крайние времена потребовали крайних мер, им позволили вернуться. “Не очень-то хорошая картинка выходит, как ни крути”. Но, кажется, они с радостью ухватились за возможность войны с ненавистным им Легионом и забыли об обиде. Он встречал уже их здесь, на Расколотых. Решительные, молчаливые. Намного более сильные, ловкие и быстрые, чем любые другие живые - да и неживые тоже - они вызывали у него опаску пополам с уважением. И вот сейчас Альянс выделил ему такого сопровождающего… сопровождающих?.. ведь, кажется, обычно охотники не говорят о себе “мы”? нет?..

- Доброго дня, леди, - он, наконец, перестал стоять столбом и поклонился - вежливо и низко. - Или я должен… обращаться к вам как-то иначе? - он подцепил, как-то неловко, и перекинул за спину заплечный мешок, вместе со всеми его с пожитками, укутывающими бесценный груз. - Я… готов выдвигаться.

“Жалко, попрощаться не вышло. Но не заставлять же сопровождающего ждать. Впрочем… может, оно и к лучшему. Может, оно - к скорой встрече”.

Эсхи бежала. Неловко припадала на раненую лапу - нет, руку - спотыкалась, но бежала - так быстро и так ровно, насколько могла. Тело большой кошки было сильным и гибким, оно легче переносило боль - любую боль. Потом… потом, когда закончатся все дела, или хотя бы половина, или хотя бы четверть, она займется своей рукой - не так уж сильно она повреждена, не так уж и болит… Эсхи запнулась за ступеньку и зашипела - лапу будто проткнули горячей острой иглой. “Потом, потом, все потом!” Она увернулась от выскочившего откуда-то такого же большого кота, только коричневого и рогатого, со шрамом на всю мохнатую морду, перескочила сразу через две ступеньки, и, уже влетая в дверь, сбросила с себя кошачий облик, перекидываясь в человека - маленькую смуглую девушку с встрепанной золотой косой и перевязанной рукой.

Льенар - бледный, такой бледный, как же так вообще! - говорил с какой-то высокой женщиной, которая, казалось, подпирала рогами и ушами потолок храма. В любой другой раз Эсхи бы вспомнила про приличия, остановилась бы в паре шагов, дала им договорить, но сейчас… он же сейчас должен был уйти и неизвестно когда вернуться. И потому на приличия можно было положить хвост, как говорил ее наставник давным-давно. Что она и сделала, буквально вныривая между Льенаром и странной женщиной, от которой пахло огнем, железом и чем-то еще, что Эсхи навскидку не могла определить. Чем-то, чем пахло многое здесь, в Вальшаре.

- Извинитеянаминутку, - она бросила на женщину короткий взгляд, извиняюще улыбаясь, хотя эту улыбку с такого роста все равно было б не разобрать. Эсхи хорошо если доставала макушкой ей до локтя. Ну, и ладно. Неживая она, что ли, чтоб не понять? Подождут минуту, Слезы Элуны - не молоко, не свернутся.

- Хорошо, что ты еще не ушел, я так бежала, так бежала кошкой, изо всех сил просто, - она, не стесняясь, протянула здоровую руку, погладила его по бледной холодной щеке, - вот, успела. Я ничего, я просто проводить. На минутку совсем. Буду скучать ужасно. Возвращайся побыстрее, ладно?

- Эсхи, - он бы просиял улыбкой во все лицо, будь он… мда, будь он человеком. Мертвое лицо только исказилось, наверняка уродливо и… не важно. Все не важно, она успела, они увиделись еще хотя бы раз. Хорошо. Так что имя просто вырвалось у него из груди - одним слитным звуком, выдохом-шепотом, простым и естественным, как удар живого сердца. - Вернусь, как можно скорее, да. Туда и обратно. Вот, видишь, ваш король… сопровождающего прислал, - он осмотрел ее еще раз, с тревогой и нежностью - и только сейчас заметил раненую руку. Он нахмурился, тяжело и болезненно, и осторожно положил свои костлявые пальцы поверх повязки. Можно было бы спросить “что случилось” или там “насколько серьезно” - вот только это бы ничего не меняло. Ни-че-го. Он в любой момент может потерять самое дорогое свое существо во всем мире - и ничто, и никак этого не изменит. - Будь… осторожна, хорошо?

Он снова поднял глаза на свою… провожатую, так ведь? и изобразил то, что должно было быть виноватой улыбкой.

- Простите… нас. Я готов выдвигаться, - повторил он еще раз.

https://pa1.narvii.com/6064/52805a257f5fd291bbc78df595e8ee9fab725c81_hq.gif

+3

4

[nick]Cleindori[/nick][status]Illidan fan-girl[/status][icon]http://i97.fastpic.ru/big/2018/1109/d6/cc29266c7bff09ec6d996d5854cd05d6.jpg[/icon][sign]What? Just because you are a blind, unstoppable, shirtless killing machine trained to kill the worst evil dudes in the universe, you can't enjoy a story about a single mother living on the New England coast who finds a Spanish sailor washed up on the beach with amnesia who teachers her how to love again? Shame on you.[/sign][lz]World of Warcraft
Cleindori, over 10k
ночной эльф и пароход, человек-дерево сотого уровня, фея встроенной шизофрении и почти что свадебный генерал, только палач. Везде приходит с кузнецом[/lz]

War born of strife, these trials persuade us not
(Feel what? Learn what?)
Words without sound, these lies betray our thoughts
Mired by a plague of doubt, the Land, she mourns
(See what? Hear what?)
Judgement binds all we hold to a memory of scorn
Tell us why, given Life, we are meant to die, helpless in our cries?


...движение вперед, толчок рукой - этого хватит, должно хватить…

- Хальдре!
Она оборачивается резко, пушистые светлые волосы разлетаются словно древесный пух. Улыбается широко и приветливо - редкость для таких, как она, эта улыбка, люди живут мало, быстро и ярко, потому-то так богаты на эмоции. Да только в последнее время эти эмоции все сплошь злость, отчаяние и усталость. А Хальдре словно не умеет грустить, маленькое скоротечное дитя. Улыбается так, что даже у них, стражников крохотной торговой фактории на берегу океана, уголки губ ползут вверх. Невозможно не поддаться…

… доворот на носке, рывок и выпущенные вперед пальцы…

- Хальдре!
- Йан! Он… ну, не очень жив, но он сбежал! Ты представляешь, мой Йан, он такой сильный, он смог от самого мертвяцкого короля уйти! И… я так рада, так рада! Завтра, Дори-Дори, я познакомлю вас завтра!
Хальдре сияет так, словно выпила жидкого солнца. Кружится в бессвязном танце, раскидывает тонкие бледные руки и смеется счастливо. Йан был ее женихом или мужем, кем-то близким, тем, кого она искала по всем волнам и ветрам. И вот, наконец-то нашла. Всю ту часть, где было про мертвяцкого короля, Клейндори поняла не очень, но она вообще мало что понимает в мертвяках, кроме того, что те как-то сами двигались и подчинялись чему-то жуткому и далекому от всех них. Но Хальдре же виднее, а завтра она познакомит их с Алаан с тем-самым Йаном…

… захват, и хрустящие в мертвой хватке позвонки - мертвые, мертвые кости, почти прах, к праху же и уходящий…

- Хальдре!!!
Алаан быстрая, всегда была быстрой. Она обгоняет Клейндори на два, три, пядь шагов… Бросается вперед, только для того, чтобы замереть, обмякнуть, а потом медленно съехать вниз по алому, сияющему клинку. Нежить - “Йан, мой Йан, смотрите-смотрите, он такой красивый!” - оскаливается и отшвыривает в сторону то, что еще недавно было Алаан. Оскал его тоже сияет красным, а за ним, в просветы меж его некогда целых ребер сияет золото… “как древесный пух, у нее были волосы как древесный пух, она ждала и искала его, а он ее... сожрал…” - последняя мысль бьется в голове перед тем, как Клейндори теряет себя в горячке боя…

… и вскипают злым зеленым огнем печати на коже, чужая воля сковывает движения, чужая сила против ее силы. Беспомощность…

- Хальдре?
Они не убили его, они полагали, что все деяния в мире должно подвергать суду, справедливому и беспристрастному. И вот эта тварь, то, что когда-то жило, а теперь только прикидывается - и то плохо - живым, сидит в клетке и щерит свои окрашенные засохшей кровью зубы. Клейндори стоит напротив, немая и недвижимая - час Совы едва вступил в свои права, и ей стеречь тварь, которую она, увы, не смогла убить, аж до самого рассвета. Она молчит, а неживой не-человек все говорит, и говорит, и никак не может умолкнуть.
- Дурочка-Хальдре, глупышка, связанная глупыми же человеческими чувствами и првязанностями. И ты, эльфийка - тупая дура. Я всего лишь хотел, чтобы она стала свободной! Я принес ей величайший из даров - свободу. От жизни, от боли, от усталости. От бесконечных пересудов и указов как жить и что делать. Мы были бы свободны, наконец. Но ты, дура ушастая, все испортила. Потому что ты - рабыня. Тебе не понять величия того, кто смог, наконец, сбросить оковы и стать свободным! Никчемное, безмозглое орудие своих никчемных господ. Величия свободы воли тебе понять не дано!
“Лучше уж быть орудием, которое может кого-то спасти, чем свободной никчемной жрущей сородичей тварью вроде тебя”, - слова не могут покинуть ее горла, забиваются внутрь и умирают там, отравляя собой все, что не успел отравить своим смрадом не-мертвый…

… скованная сила, остановленный шаг, замершее движение… губы разомкнулись, чтобы вытолкнуть в мир одно лишь имя, зло и яростно шепча ее голосом:

- Абигор!

- Эоны как Абигор,  maar kagga arrkait! Эй ты, посол! Собирай сопли в кулачок, свой мосол и посол… тьху, шпинделяй за мной! - голос демона, который выталкивали в мир губы Клейндори, был раскатист, низок и зол. А еще в нем отчетливо слышалась боль и усталость: их краткое противостояние дорого стоило контрактору. Но внутри головы эльфийки от усталости в нем не было и следа. Демон орал в мыслях так, что из носа густым теплым ручейком потекла кровь.

“Хорошо, что я в личине, твари кровь обожают…”

“Дура!!! Никчемное ушастое убоище!!! Ты что творишь?! Ты совсем рехнулась со своей этой жаждой защиты?! Куда ты сво… наши руки тянешь?! Забыла совсем, что с нами будет, если мы этих Слез не то, что коснемся - близко подойдем?! Забыла, тупорыль?! Так я напомню!!! А еще напомню, что попытка убийства гонца - это изгнание, вне зависимости от того, защищала ты там кого-то или нет!!! Ушастый забывчивый кусок дерьма, вот ты кто!!!”

Клейндори пошатнулась, прижала руку к виску на мгновение, пытаясь проверить свой контроль над сво… их общим телом. Рука послушно поднялась, можно было закончить начатое было дело. Вот только не-мертвый не был агрессивен. Не нападал - пока. И девочка, маленький человеческий… вроде бы человеческий ребенок… была почти как Хальдре, только живой. И раненой. И пока живой. А Абигор их спас. Себя, конечно, в первую очередь. Но и ее, Клейндори, немного - тоже. Так что она, не имея сил говорить вслух, не имея сил - и, честно говоря, желания тоже не имея - извиняться за резкость своего контрактора и как-то сглаживать возможный конфликт, развернулась  и деревянной походкой отправилась на выход. Ее новое зрение давало возможность не оборачиваться, чтобы проверить, идет ли ее не-мертвый подопечный за ней.

“Какая у него яркая душа. Извини меня, Би. За все. Не посмотрела…”

https://media.giphy.com/media/q0ud5aGkYk6Ag/giphy.gif

Отредактировано Nathanos Blightcaller (26-07-2019 17:20:40)

+3

5

Шепот-выкрик - высокий женский голос, один, - смысла понять не удалось - и, на миг перешибая все мысли, чувства и звуки, в лицо ударил запах свежей крови. Новый, незнакомый, опасный - скорее враг, чем еда. Впрочем, привычному чувству голода было все равно. Оно знало только бросок к цели - рваться, пока не доберешься, и плевать на целостность частей. Исступление не боя - убийства, безумие бешеного зверя, бегущего по прямой к бесконечно далекой линии горизонта. Бегущего, пока рука чистильщика не раздробит ему череп.

Это все было привычно - разве что сейчас чуть более ярко: усталость тела и души давали о себе знать. Это была та суть, которой можно стыдиться, которой можно потакать или обуздывать ее, но никуда, никогда от нее не денешься. Старшие товарищи говорили ему, что с годами голод, если ему не давать воли, становится все более глухим - тупым, как застарелая боль. Он и сам это видел, и это давало ему надежду.

Гораздо больше опасений вызвало у него состояние его сопровождающей. В отличие от прежних его знакомых, у этой охотницы, похоже, ее собственная личность существовала наравне с личностью ее…подселенца. И вот сейчас, кажется, тот одержал над ней верх.

Первым, инстинктивным движением, когда он услышал этот глухой рычащий голос - похожий на сотни и тысячи других голосов, которые он слышал на поле боя, голосов, будто подсвеченных и окрашенных ядовитой зеленью Скверны, - было оттолкнуть Эсхи за спину, закрыть собой - не-у-спе-ва-я даже выхватить меч - а с голыми руками он слабее, на порядки и порядки порядков слабее любого демона, даже запертого в смертном теле, но Эсхи успеет перекинуться, и может быть... - чтобы на половине движения понять, что демон - пока - не нападает. Кажется… кажется, сейчас его что-то останавливает. Он вынужден сотрудничать. Да.

А потом охотница качнулась - и совершенно женским жестом потерла виски. Кажется, ей удалось перехватить руль обратно, и это дорого ей далось. “Кому это может быть нужно - отправить в качестве сопровождающего охотника с проблемами контроля?” - старая паранойя подняла голову. - “Если она… не справится, если он меня...уничтожит, если Слезы будут потеряны… картина нехороша, совсем нехороша - но отказаться сейчас я не могу, меня предупреждали заранее, Альянс и так не доверяет своим временным союзникам, и еще бы, а я представляю именно их, как ни крути…”

“Если кого и подставили, то нас обоих”, - мрачно подумал он, крепко и порывисто обнимая Эсхи. - “Значит, либо справимся вместе, либо нет. Отправлять такого внедренца - ну не дураки же… да кто угодно не дураки, тут уж слишком крупными буквами написано “подстава”, чтобы и вправду быть ей”.

- Все. Пора, - едва слышно выговорил он, заставляя себя расцепить объятья. Правда пора. Оставлять ее здесь, на передовой - страшно, больно, дико, опасно, хочется наплевать на все, бросить свою задачу, забрать ее с собой на край мира и оградить от всех бед - но выбора у них нет. Уже - нет. Этот мир либо выстоит, либо сгорит в огне. И если он будет гореть, то безопасных мест в нем не будет.

В ноздри Эсхи ударил запах тлеющей ткани, раскаляющегося железа, живой крови, и ворген-Эсхи - настоящая Эсхи - вскинулась, незримой тенью поднимаясь за спиной человека, готовая сбросить обманчивый облик и зарычать в лицо неведомой опасности. И она бы развернулась, перекидываясь прямо в повороте, и вместо человеческого лица возникла бы оскаленная звериная морда - если бы это существо-на-два-голоса, от которого так резко и ярко повеяло грядущей бедой, сделало первый шаг. Но оно не сделало, оно даже не попыталось, и ворген-Эсхи отступила назад, недовольно и низко ворча в человеческой груди. Она не любила запах огня, она боялась его - так боятся пламени лесные звери…

Но Эсхи - ни одна из Эсхи - не была зверем полностью. А человеческий разум говорил - эту женщину прислал сам король (“наш, наш король,” фыркнула она про себя), и более того, единственным ее прегрешением было то, что она говорила то чужим, то своим голосом, и пахла огнем, но она, Эсхи, все-таки была не диким воргеном, чтоб вот так кидаться на любого, кто показался ей подозрительным.

Льенар обнял ее, и она прижалась к нему крепко-крепко, не желая - на самом-то деле - его никуда отпускать. А надо было отпустить - и не идти следом, потому что вот так, шаг за шагом, можно было и увязаться за ними, а лишний человек, к тому же раненый, будет только мешать.

- Да, пора, - Эсхи разомкнула руки, отступила на шаг, улыбнулась и позвала кошку-Эсхи, и села, обворачивая хвостом лапы. Потянулась, подставляя голову под руку, низко мурлыкнула. Кошка была простая, кошка хотела, чтоб лапа не болела, чтоб человек чесал ей подбородок и за ушами, возможно, еще поесть, и чтоб ушла эта тягучая, глубокая, как омут, тоска. Но вот это последнее уже было не в силах одной кошки с завитушками на морде...

Он сделал шаг назад, усилием воли, а рука - костлявая, уродливая, с длинными ногтями-когтями, как ни стриги, все растут - все продолжала тянуться к мягкой и теплой, такой родной мохнатой морде. Все, хватит. Долгие проводы - лишние слезы. Пора. Не так уж это и надолго. Туда и обратно. Тут не успеет, просто не может успеть ничего случиться. Да.

Он резко развернулся на пятках - скрипнули когти по полу и быстро-быстро, вприпрыжку, помчался догонять свою провожатую. Сопровождающую. Напарницу. Как бы это обозвать-то, а?.. Кстати, она ведь так ему и не представилась. Впрочем, он ей не представился тоже, как неловко-то вышло… Как бы так это исправить, чтоб не выглядеть совсем деревенщиной? или у них просто это не принято, представляться? хотя нет, остальные же вроде бы называли свои имена. Может быть, из-за ее подселенца ей сложно говорить о себе и своем имени?..

Он торопился следом, думая об этом, о том, как лучше приладить свой груз на спине, чтоб тот не бился слишком сильно о поясницу, о том, что левый сапог совсем плох, и надо б найти время и поставить заплатку - о чем угодно, только не о большой теплой кошке, оставшейся за спиной. Уже на выходе из Храма он нагнал охотницу, пошел следом, пытаясь подладить свою неровную походку под ее быстрый и широкий шаг.

Здесь царило… уныние. Пожалуй, так можно было б описать состояние защитников Храма. Уныние. Тоска. Отчаяние. Безнадежность. Неверие в завтрашний день. Глухая, непереносимая боль. Он изо всех сил, пытаясь хоть как подбодрить своих соратников, пытался улыбаться тем, кто попадался по дороге - но мало кто находил в себе силы хотя бы слабо ответить на его кривую, но искреннюю улыбку. И он не мог не понимать, почему. Изера погибла, Изера была искажена, изуродована - и погибла. Что будет с Изумрудным сном? что будет с друидами? что будет с этой землей и с землей в целом?.. ответов на эти вопросы не было ни у кого.

А еще - здесь было тихо. Несмотря на уже привычный - пусть и отдалившийся - шум боя, несмотря на по-прежнему четкие и чеканные выкрики командиров, несмотря на рев демонов там, за линией фронта - здесь было тихо. Отчаянно-тихо, опустело-тихо, тихо звонкой до боли тишиной - совсем не так тихо-и-спокойно, как было тут вплоть до последних дней. Даже грифонятня за Храмом… он почувствовал, как тревога охватывает и его. Обычно шумные, звери вели себя… тихо. Странно-тихо. Нездорово. И… ему показалось, или изнутри доносятся тихие женские всхлипывания?..

...нет, когда было очень надо, он умел развивать изрядную скорость, особенно на короткую дистанцию. В грифонятне не пахло смертью. Но пахло - болью, усталостью, мукой больших и сильных зверей, сейчас жалкими мокрыми тряпками распластавшихся на полу. И девушка, отвечавшая за воздушное сообщение, - он никак не мог выучить ее звучное имя, да что ж такое, а ведь их же представляли, стыдоба какая… она вроде молоденькая совсем, но кто их знает, этих эльфов-то - поспешно выпрямилась, так же поспешно вытирая лицо.

- Я не знаю, что с ними, - тихо сказала она. - Я… не понимаю.
[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/86014194.jpg[/icon][nick]Lyenar[/nick][status]последний рыцарь мертвой земли[/status][sign]у мертвых нет ни имени ни прошлого
...но кто же будет говорить если даже камни молчат[/sign][lz]WORLD OF WARCRAFT
Льенар Сильверлейн, 17
Мертвый рыцарь. Отрекшийся. Когда-то - один из сыновей лорда Серебряного бора, сейчас просто один из не-мертвых армии Королевы. Нежный брат, крайне плохой подданный, воюет только за то, что сам считает правильным.[/lz]

+3

6

[nick]Cleindori[/nick][status]Illidan fan-girl[/status][icon]http://i97.fastpic.ru/big/2018/1109/d6/cc29266c7bff09ec6d996d5854cd05d6.jpg[/icon][sign]What? Just because you are a blind, unstoppable, shirtless killing machine trained to kill the worst evil dudes in the universe, you can't enjoy a story about a single mother living on the New England coast who finds a Spanish sailor washed up on the beach with amnesia who teachers her how to love again? Shame on you.[/sign][lz]
World of Warcraft
Cleindori, over 10k
ночной эльф и пароход, человек-дерево сотого уровня, фея встроенной шизофрении и почти что свадебный генерал, только палач. Везде приходит с кузнецом[/lz]

I close my eyes, tell us why must we suffer
Release your hands, for your will drags us under
My legs grow tired, tell us where must we wander
How can we carry on if redemption's beyond us?
“Взлетят - сдохнут.”


Голос демона был еле-еле слышен: кровь гудела в ушах, голод, древний, жестокий, необоримый - накатывал волнами, грозя утопить их обоих, растворить в себе, подчинить и заставить тянуть такие лакомые, такие сочные души отовсюду, откуда только смогут. Тянуть, впитывать, растворять в себе, наполняя силой…

“Грифоны… Огнецвет! Я не вижу его в стойле! Ты его…?”
“Сожрал.”

Горько-горько. Столько уже вроде бы вместе, а она все никак не может привыкнуть, что для ее контрактора понятие “привязанность” - пустой звук. Жрать или использовать. Или использовать, а потом сожрать. Как Огнецвета - грифона, который не был ее, просто она к нему… привыкла. Быстрый, игривый зверь, послушный, но яростный. Если была возможность воспользоваться его услугами, то она делала это. Просто потому… что привыкла к нему, помнила его еще неуклюжим грифоньим подростком. А теперь его нет. Потому что…

Голод накатил, скрутил, отвлек на себя. Убрал из головы все лишние мысли и сожаления. Даже интерес: чего этот не-мертвый так припустил - съесть девчонку-грифонюха у него нет шансов, слезы он что ли ее пить собрался? - даже этот интерес был едва-едва ощутим. На демона надежды не было никакой, Абигор умудрился так выложиться в их коротком противостоянии, что все его скудные силы сейчас уходили на то, чтобы не нарушить их с Владыкой договор. Клейндори шагнула следом за резвым говорящим трупом (почему в их с человечкой голосах было столько тоски при прощании? Почему? Она такая же, как Мэй, эта человечка? ЖРАТЬ!!! СОЖРИ, СОЖРИ ИХ ВСЕХ!) и вздохнув негромко (не дыши, замри, не обоняй, не шевелись) отметила, что растерянность и испуг девчонки-грифонюха сменили свою тональность. Похоже, что демонов девочка боялась больше, чем неизвестности и возможной смерти ее подопечных. Хотя… если бы они с демоном могли сейчас связно думать и общаться между собой, то он не преминул бы заметить, что для этой молодой ночной эльфийки “смерть равно демон и наоборот”. И Клейндори согласилась бы с ним. Не-мертвого грифонюх боялась явно меньше, чем ее.

- Успокой ее, я через полсвечи вернусь. Займусь транспортом, - слова гаттерспика - “языка мертвых”, утробные, рваные, почти не выговариваемые смертными устами, повисли в воздухе, сплетаясь с тяжелым дыханием грифонов и тихими всхлипами грифонюха. Живой женский голос, пытающийся говорить слова для не-живых, звучал жутко и странно. Клейндори медленно, очень медленно - чтобы не дорвать и без того подпаленную одежду, - сняла ее и сложила аккуратной стопкой рядом с не-мертвым. - Посторожи.

Тускло свернул клюв сокола-личины, потянуло сыростью и Скверной - и, если бы кто-то дал себе труд повернуться, то стал бы свидетелем того, как совсем не одетая эльфийка, сплошь сияющая линиями насыщенных Скверной рисунков на коже, диким, невозможным для не-мага прыжком перемахивает через ограду Храма Элуны…

… мышей и бандинотов Абигор есть отказался. Не из любви к малым сим, а по причине запредельной заносчивости. Так что пришлось поднапрячься и найти неподалеку группку сатиров. Аппетит пришел во время еды, и через четверть свечи они нашли себя вполне сытыми где-то в середине мясорубки у некогда центрального входа в Храм. Судя по восхищенно-испуганному дыханию окружающих, завтрак удался. Назад Клейндори возвращалась кратчайшим путем, с удивлением отмечая, что крылья раскрываться отказываются напрочь.

“Я же говорил… взлетаешь - дохнешь. Рум-тум знает, что тут произошло, но пахло жареной дракониной.”

“Огнецвет… он?”

“Сожрал я его, сожрал. Закрыли вопрос, нам еще надо Шакса позвать. Точнее, тебе, ученица. А я понаблюдаю. Или сначала курьера заберем?”

“Курьера. Я обещала ему, что через полсвечи буду.”

“Ой-ой, какие мы нежные! И с каких это пор ты соблюдаешь данные нежити обещания?”

“Всегда. Я всегда соблюдаю свои обещания. Кому бы они не были даны.”

“Ну и дура!”

Дальнейшая мысленная беседа сама собой прервалась: они вошли обратно в грифонюшню.

- Мы вернулись. Если у тебя есть… ездовой зверь, то стоит воспользоваться им. Ничто в Вальшаре нынче не летает, и сколько не будет летать - мы не знаем. Так что поедем по земле. У нас есть транспорт, мы готовы разделить его с тобой в случае, если своего у тебя нет, - одежду Клейндори надевать не стала. Незачем пачкать, да и драться, судя по всему, придется довольно скоро. Так что просто сложила ее в мешок, закинула его на плечо и замерла, прислушиваясь к девушке и курьеру в ожидании ответа. Демон глубоко внутри их сознания сыто икнул и сообщил, что собирается немного вздремнуть.

“Поговори с курьером, пока будет тихо. О чем-нибудь отвлеченном. Например о том, зачем он. Не конкретно тут, а вообще. Что его держит в этой пародии на жизнь…”

“Зачем мне это все? Нежить нужно отпустить. Всю. Зачем разбираться?”

“Потому что убить ты его не можешь. Пока не можешь. Но можешь узнать об их слабостях, их силе. Да просто разговаривать начни, чтоб не разучиться! А то с королем за тебя я говорю, с человеком-Шоу - я, со всеми я!!! А сама?!”

“Поняла.”

https://media.giphy.com/media/Xd4uSEDuGk9sk/giphy.gif

Отредактировано Nathanos Blightcaller (26-07-2019 17:20:59)

+3

7

[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/86014194.jpg[/icon][nick]Lyenar[/nick][status]последний рыцарь мертвой земли[/status][sign]у мертвых нет ни имени ни прошлого
...но кто же будет говорить если даже камни молчат[/sign][lz]WORLD OF WARCRAFT
Льенар Сильверлейн, 17
Мертвый рыцарь. Отрекшийся. Когда-то - один из сыновей лорда Серебряного бора, сейчас просто один из не-мертвых армии Королевы. Нежный брат, крайне плохой подданный, воюет только за то, что сам считает правильным.[/lz]
Он старательно и быстро отвел взгляд от внезапно начавшей разоблачаться девушки. С чего бы она вдруг решила переодеться прямо тут, у всех на глазах?.. какая в этом может быть срочность, ведь не лечить же грифонов она решила так! Одно хорошо: по крайней мере, грифонюх перестала всхлипывать и затихла. От неожиданности, наверное. “У меня невеста есть, вы б хоть предупредили, что раздеваться будете”, - хотел было он ляпнуть, но это было б как-то совсем уж глупо. Наверное, это ей зачем-нибудь нужно, а он просто не понимает, никак не может осознать эту необходимость, а спросить - ну как у нее спросишь-то?.. Как-то… неловко вот выходит. Ведь им добираться еще вместе, неизвестно сколько и неизвестно как, а он уже успел увидеть свою напарницу одетой в одни татуировки.

Нехорошо.

От неожиданности он даже не сразу сообразил, что с ним говорят на “родном” - хотя какой он, к демонам, ему родной! да на этом языке даже нищие в Серебряном бору не говорили! - языке Отрекшихся.

- Я знаю всеобщий, можете не... - ответил он на стандартном языке Альянса, старательно выговаривая фразы и глядя в сторону. Но, уже начав говорить, осознал, что говорит с пустотой - его напарница исчезла неведомо куда, - поэтому конец фразы повис в воздухе. Ну что же, попробуем перейти к делам более насущным...

“Успокой”. Легко сказать, “успокой”!.. Грифонюх, отойдя от так и не понятного ему шока, снова принялась плакать - кажется, еще громче. Среди всхлипываний он едва сумел выцепить что-то про Изеру, что-то про тяжелый воздух и сломанные крылья, а также про отказ от еды и прочие… подробности грифоньего нездоровья. “Понимал бы я в этом хоть что-то”, - с тихой раздраженной тоской думал он, в то время как грифонюх раз за разом, по кругу, повторяла и повторяла, путаясь в показаниях, то, как развивалось грифонье недомогание. “И вот сегодня, когда я пришла, они… нет, еще вчера что-то такое… показалось, я думаю, точно же показалось, один вчера еще улетел, я его отправила в Даларан, нет, это было утром…” - и так раз пятнадцать.

“Но если в чем я не разбираюсь точно - так это в магии и в болезнях, что у живых, что у мертвых. Даже не знаю, в чем хуже… хотя нет, знаю. Хуже всего я разбираюсь в том, что делать, когда девушки плачут. А впрочем… есть идея”.

- Вот что, - решительно сообщил он девушке. - Это все очень серьезно. Я схожу за целителем, пусть осмотрит их, - “и даст тебе успокаивающий отвар, а то не дело это, вот совсем не дело”.

- Но меня же… я же… - жалобно протянула девушка - и как-то сникла, соглашаясь. И он, даже не глядя на нее, вдруг понял: по своим эльфийским меркам она точно ведь совсем, совсем юная - почти ребенок. Ребенку дали такое ответственное задание, поддерживать сообщение, а она… мда.

- Ты не виновата, - как мог, мягко выговорил он своим каркающим голосом и осторожно положил ей руку на плечо. - Это… не в твоих силах, с таким справиться. Что-то тут неладно, а ты не маг и не друид, и даже не целитель.

- Я должна была… сама… сообразить… - всхлипывания грозили уже перейти в полноценные рыдания, так что за целителем ретироваться пришлось очень быстро.

И того быстрее пришлось возвращаться - таки взяв с одного, сизого от усталости, эльфа обещание дойти до грифонятни, а с его помощника - обещание проследить за этим. Это, конечно, не было гарантией - целители зашивались и уже почти падали от невыносимых, невообразимых, немыслимых нагрузок, которым конца-края не было, - но времени организовывать все от и до уже не оставалось.

Он торопливо ковылял обратно, придерживая сползающий с плеча мешок с бесценным грузом, и только надеялся, что его загадочная напарница не успела вернуться раньше него.

...не успела. В тишине грифонюх тихо-тихо напевала что-то на дарнасском - колыбельную? его знаний явно не хватало даже для примерного перевода - ближайшему из своих питомцев, и большая белая зверюга тихо слушала, положив клювастую голову ей на колени. Он уже было открыл рот, чтоб сообщить ей новости, как дверь открылась.

...огонь, кровь и ярость. Будто поле боя вошло в тесный низкий проем, плеснуло ненавистью и усталой, застарелой болью. Ему не нужно было даже смотреть, даже слушать - еще до того, как зазвучал этот голос, было понятно, кто стоит на пороге.

...и в каком виде, мда. Он автоматически чуть было не обернулся к собеседнику - но тут лучше уж было нарушить одни приличия ради других и дать девушке одеться. И главное - не интересоваться, зачем бы эта отлучка ни была ею устроена. В конце концов, это не его дело.

- Коготь… мой волк был недавно ранен, - он медленно покачал головой, все так же не оборачиваясь, хотя шорох за спиной уже затих. - Такой дороги он может не выдержать. Поэтому я с благодарностью приму ваше предложение. Если это вас не затруднит.

Всеобщий ложился на его язык привычно и гладко. Главным было не забывать вовремя втягивать воздух  в легкие, тщательно рассчитывать объем и напряжение. Гаттерспик был проще, рваней, грубее, куда более удобным для гнилых грудных клеток - поэтому, как он подозревал, его и взяли на роль “официального” языка Отрекшихся. Но в Серебряном авангарде чаще говорили на языке Альянса, понятном по большей части даже тем, кто поначалу пытался изобразить, что не знает его. Реже - на орочьем. В общих же разговорах как правило получалась такая чудная-диковинная смесь, когда толком и не скажешь, на каком языке говорят, главное что понимают друг друга.

- Я… могу обернуться? - после короткой паузы - больше от смущения, чем для перевода дыхания - уточнил он. - Вы уже оделись?

+3

8

[nick]Cleindori[/nick][status]Illidan fan-girl[/status][icon]http://i97.fastpic.ru/big/2018/1109/d6/cc29266c7bff09ec6d996d5854cd05d6.jpg[/icon][sign]What? Just because you are a blind, unstoppable, shirtless killing machine trained to kill the worst evil dudes in the universe, you can't enjoy a story about a single mother living on the New England coast who finds a Spanish sailor washed up on the beach with amnesia who teachers her how to love again? Shame on you.[/sign][lz]
World of Warcraft
Cleindori, over 10k
ночной эльф и пароход, человек-дерево сотого уровня, фея встроенной шизофрении и почти что свадебный генерал, только палач. Везде приходит с кузнецом[/lz]

В Запределье выпал град? - Иллидан в том виноват! (с)


Они отравляют собой все. Воздух, землю, по которой ходят, воду, которая не нужна им, но послушно обнимает их мертвые тела. Коней, которые подняты из своего тихого лошадиного посмертия безжалостной Темной Госпожой и носят на себе таких же мертвых, как они сами, всадников - безропотно, без права просто умереть. И вот теперь - волк. Невинное дитя леса.

Татуировки полыхнули - резкая, острая короткая вспышка, на мгновение осветившая и лежащих безвольными тряпочками грифонов, и перепуганное личико эльфийки, отвечающей за их благосостояние - ее испуг тянулся в воздухе тонким плотным тяжем запахов и звуков. И наверняка обтянутую какой-то тканью спину… этого… этого… волкоубийцы!

“Охолони, горячая ты наша голова. Ну волк, ну мертвый. Подобрал мертвый мальчишка в мертвом лесу чумного волка. Слово за слово - волк тоже стал мертвым. А чего добру пропадать? Вот и не пропало добро, ага. А если всунуть в эту трогательную историю слово “ранен” и прокрутить как следует, подумать над тем, что мертвый волк в целом не ранится и не устает, то она вообще рассыплется трухой. Ну как? Головушка включилась? Все нормально?”

“Заткнись, Би. Просто заткнись.”

Клейндори как-то тихо и недостойно порадовалась, что не-мертвый стоит спиной к ней. И ничего не видит. Ни полыхнувших рисунков на коже, ни густого лилового румянца, залившего все ее лицо и уши. До самых кончиков. Демон, сыто и сонно ворочавшийся в глубине их общего сознания, мерзко-премерзко хихикнув, уловив это ее смущение. Клейндори насупилась, подавляя в себе желание сказать что-то гадкое и резкое - неважно кому. Наглому демону, от которого так просто не избавишься, более того, никак не избавишься больше; не-мертвому, который раздражал ее уже одним своим видом, а у него еще и волк был! Живой волк, носивший на себе разлагающийся труп!

“Он его точно заставляет. Мучает.”
“У-спо-кой-ся. Если тебя так тревожит судьба незнакомого волка, то просто открой рот и спроси волковода. Тоже повод для беседы. Не додумывай, как ты любишь, спроси прямо.”

Клейндори скептически фыркнула и нашла-таки в себе силы что-то сказать в ответ на слова своего вынужденного попутчика.

- Нас это не затруднит. Но мы должны покинуть территорию Храма. Вызывать демонов на священной земле сложно. И оскорбительно.

Она произнесла все это ровно и спокойно, так ровно и спокойно, как только могла, своим собственным голосом - Абигор окончательно устранился от общения с внешним миром, оставив ее один на один с не-мертвым и его странными, странными вопросами. На которые она просто не знала, что ответить! С какого перепуга его вдруг резко стало волновать оделась она или нет? Лживая забота о ее самочувствии? Иные объяснения в голову Клейндори не приходили, а демон, постоянный поставщик альтернативных взглядов на подобные проблемы, бессовестно и глубоко спал.

- Не беспокойся, мне не холодно, - что ж, она подыграет этому не-мертвому, ей приказано быть вежливой. Слово того, кому приказал служить Владыка - закон. Вежливость… только вежливость! - И я не возражаю против того, чтобы ты повернулся.

Клейндори помолчала мгновение, пробуя все-таки понять, что изменится от того, одета она или нет. Потом, вспомнив про “поговорить” и про “вежливость”, добавила чуть тише и мягче:

- Спиной в двери выходить намного сложнее, чем передом. Если ты смотришь глазами. Можно сломать дверь. К тому же нам стоит поторопиться. Следуй за мной, посланник.

Подождав долгий и очень вежливый миг, она вышла под продолжающийся дождь. Капли с шипением исчезали, не долетая до ее кожи.

“Надеюсь, он не грохнется в обморок, когда я позову Шакса. Одеты, одеты… Вот зачем?! Зачем?!”

Отредактировано Nathanos Blightcaller (26-07-2019 17:44:13)

+3

9

[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/86014194.jpg[/icon][nick]Lyenar[/nick][status]последний рыцарь мертвой земли[/status][sign]у мертвых нет ни имени ни прошлого
...но кто же будет говорить если даже камни молчат[/sign][lz]WORLD OF WARCRAFT
Льенар Сильверлейн, 17
Мертвый рыцарь. Отрекшийся. Когда-то - один из сыновей лорда Серебряного бора, сейчас просто один из не-мертвых армии Королевы. Нежный брат, крайне плохой подданный, воюет только за то, что сам считает правильным.[/lz]

Нет, похоже, она так-таки его не поняла. Как такое вообще возможно?.. Льенар очень отчетливо осознал, что, будь он живым, сейчас его лицо стало цветом как вареная свекла. Как объяснить взрослой девушке - взрослой совершенно неодетой девушке!!! - что она ведет себя, по человеческим меркам, совершенно непристойно?.. Как это… вообще в таких случаях объясняют?.. “Кажется, у ночных эльфов… у них какие-то свои представления о… но ведь не может же быть так, чтобы… ох, как же мне ей сказать, что…” - он ковылял за ней следом, старательно глядя в землю - так, чтоб не увидеть ненароком ничего, кроме босых пяток, твердо чеканящих шаг по лужам и плитам, мокрым от дождя. “Дождь - это хорошо”, - рассеянно подумал он, думая совсем о другом. Но дождь - это и вправду было… хорошо. Земля, измученная жаром, истерзанная кошмарами - сейчас она будто забылась в больной холодной испарине, в нервном забытьи… в начале выздоровления, наутро после кризиса - может быть. Очень хотелось надеяться, что это так и есть.

“Так. Сейчас-сейчас. Сейчас я соберусь и скажу ей… скажу ей, что… а то она, похоже, одеваться и не собирается, а мы сейчас поедем.. должны поехать на одном… ох”. При этой мысли он едва не споткнулся, едва не полетел носом в пол - и виной тому было вот совсем не то, что ноги как-то начали заплетаться от смущения, а, конечно, предательский скользкий корень, внезапно появившийся прямо под пальцами. - “Будь мужественным”, - воззвал он к себе, по-прежнему глядя на мелькающие впереди пятки. - “Скажи ей”.

- Эээ-кхм, простите, уважаемая… напарница, простите, мы не представились друг другу, - он отчетливо слышал, что голос у него звучит как ржавое железо, скрежещущее само по себе, но контролировать связки, которые буквально сводит от смущения, было в сотню раз труднее обычного. - Думаю, мы с вами… имеем… несколько, эээ… несколько разные, эээ, представления… - он старательно вдохнул, выдохнул и попытался все-таки перестать мямлить. - Не мне вас... поучать. Но… у людей обнаженность считается неприличной. И… если бы вы… хотя бы частично оделись, я был бы вам очень признателен. Если, конечно, вас не оскорбит моя просьба. Пожалуйста.

В этот момент, пока он еще договаривал свои слова, его взгляд, растерянно мечущийся из стороны в сторону, вдруг выцепил под навесом, мимо которого они шли, что-то… что-то… подозрительно знакомое. Как-то слишком, подозрительно знакомая черная мохнатая пятка, блаженно задранная вверх…

https://99px.ru/sstorage/56/2013/03/mid_90515_2899.jpg

- Коготь! - от неожиданности он даже забыл о смущении, а голос у него обрел внезапную звучность. - Какого… что ты здесь делаешь?! ты же был в лазарете!!!

Вопрос был риторическим, но волк, услышав знакомые интонации, немедленно вскочил на ноги и бодро потрусил к хозяину по лужам - пусть и поджимая переднюю лапу, по плечу перевязанную белой полоской бинта. Огромная лобастая голова ткнулась юноше в плечо, подставляя мохнатые щеки: чеши! пока не почешешь, дальше хода нет! а еда у тебя есть? а погладить? а играть будем? Волк не умел по-собачьи вилять хвостом - хвост-полено просто бестолково мотылялся во все стороны - зато морда у него немедленно обрела выражение блаженное и хитрое. Льенар готов был бы покляться, что его верный скакун (от слова “скакать”, возможно - “скакать глупо”, а также “прыгать”, “кувыркаться” и “подкидывать задом”) просто улыбается во всю пасть.

картинка юмора

https://pp.userapi.com/c639623/v639623554/36383/W_3EBbriZPo.jpg

- Ты. Наглая. Мохнатая. Балованная. Морда, - не то сердито, не то ласково проворчал юноша, привычно запуская когти костлявых пальцев в густую черно-серебряную шерсть. - Извините, - он покаянно покосился в сторону своей спутницы, впрочем, по-прежнему не поднимая глаз высоко. - Придется уделить ему… немного времени. Совсем чуть-чуть. Раз уж он меня выследил... А то увяжется следом.

Обращение к кому-то третьему стало его большой стратегической ошибкой. Волк, было блаженно растекшийся под его лаской, встрепенулся и обратил внимание на новое лицо рядом. Длинный нос развернулся, как флюгер, в сторону интересного запаха. Принюхался, втягивая воздух и морща блестящую кожу. Хммм... Конкретно этот запах знаком ему не был. Похожие, привычные - были раньше. Этого - не было. Новый знакомый? Возможно, тут есть еда?.. Коготь, немедленно презрев привычного и скучного хозяина, сделал любопытный и аккуратный шаг, потом другой, а его нос между тем тянулся к цели. Прогонят? одернут? погладят?..

http://livt.net/info/wp-content/uploads/2017/05/Волк5437789.jpg

- Коготь!.. - укоризненно покачал головой юноша, но наглое мягкое ухо только дернулось в ответ на его оклик, будто сгоняя назойливую муху. Коготь был занят. Ему было интересно. - Извините, я… он очень любопытный. Доверчивый. Он не причинит вреда. Вы не будете против... если он с вами познакомится? Немного. Только не давайте ему еды, - быстро и не очень разборчиво договорил он на остатках воздуха, готовый, если что, оттаскивать любвеобильного волка от своей нечаянной напарницы. Только этого ей еще и не хватало.

тоскующее волчье средневековье

https://s1.funon.cc/img/orig/201702/09/589c3ecf74dbf.jpg

+2

10

[nick]Cleindori[/nick][status]Illidan fan-girl[/status][icon]http://i97.fastpic.ru/big/2018/1109/d6/cc29266c7bff09ec6d996d5854cd05d6.jpg[/icon][sign]What? Just because you are a blind, unstoppable, shirtless killing machine trained to kill the worst evil dudes in the universe, you can't enjoy a story about a single mother living on the New England coast who finds a Spanish sailor washed up on the beach with amnesia who teachers her how to love again? Shame on you.[/sign][lz]World of Warcraft
Cleindori, over 10k
ночной эльф и пароход, человек-дерево сотого уровня, фея встроенной шизофрении и почти что свадебный генерал, только палач. Везде приходит с кузнецом[/lz]

“АБИГОР!!! АБИГОР!!! ПРОСНИСЬ!!!”

Мысленный голос Клейндори, слушавшей все то, что говорил ей ее немертвый спутник, вернее всего было бы охарактеризовать словом “панический”. Логическая цепь, которую она выстраивала в эти мгновения, была проста и основывалась на всех тех скудных знаниях о прочих расах Азерота, кроме демонов и ночных эльфов, которые у нее были. И тянулась эта цепь к вещам, которые в ее сознании иначе как “извращение”, “ересь” и “святотатство” не назывались.

“АБИГОР!!!”

“Ну чего ты орешь-то так? Я сплю  - не видишь? Я. Сплю. Ты. Орешь. Что, древесную твою прародительницу, уже случилось-то? Полсвечи пройти не успело.”

“Он… оно… оно! Оно хочет размножаться!! Оно испытывает… о, Элуна милосердная, я не могууу!!!”

Демон озадаченно притих, пытаясь понять о каком “оно” идет речь. Затем, видимо что-то поняв, он с ехидцей поинтересовался:

“Что такое? Ты полагаешь, что наш подконвойный испытывает к тебе влечение? То самое?”

Клейндори аж задохнулась - мысленно, само собой мысленно, все волнения никак внешне не отражались на ней: походка была все такой же размеренной и ровной, все так же выпрямлена была спина и бесстрастно лицо - от озвученного чужим голосом ее собственного предположения. Высказанного, названного словами языка демонов. В котором то самое слово “влечение” имело уж-жасно непристойный оттенок. Абигор внутри ее разума расхохотался бархатно, раскатисто.

“Нет, ну если он тебе нра-авится, то… я… что ж, я не против расширить свои горизонты. Это может быть даже… пикантно!”

“ФУ! НИ-КОГ-ДА!”

“Ну вот, стоило меня тогда будить? А так… ты посмотри внимательнее на него. Моими глазами, если хочешь. Он - бывший человек. Челове-ек. Для них нагота - порок. Потому что уроды и слабаки все как один - вот и скрывают все свое бессилие под одеждой. И другим это представление о ценностях навязывают. О чем он тебе сейчас и говорит. Что для него здоровое сильное тело - оскорбление. А может быть - напоминание, кто знает. Может быть этот маленький мертвяк нам завидует? Сложно сказать, люди… слишком их часто в разные стороны заносит. Даже вот, как ты видишь, мертвых. Так что просто сожги что-то из своего костюма показательно и дай, наконец-то, МНЕ ПОСПАТЬ!”

Клейндори сглотнула и беспомощно дернула ухом. О такой причине интереса немертвого к своей одетости она как-то даже не задумывалась: все Отрекшиеся для нее всегда были на одно лицо - без разделения по полу, расе или возрасту. Существа, к которым она испытывала странную смесь опаски и жалости. Безликие, бесполые потенциальные убийцы, мучающиеся в своих заживо гниющих оболочках. И желающие  приобщить к этим мучениям остальных. Чтобы, видимо, было не так одиноко.

Она остановилась, резко, словно вкопанная, сунула руку в мешок, который болтался на ее плече, и вытащила оттуда первую попавшуюся деталь формы. На счастье или на беду - это был кушак. Мгновенная вспышка печатей, яркий, острый огонь, пахнущий Скверной и силой - и кушак развеялся тонким пеплом, на который даже дождь не оказал никакого влияния.

- Не оскорбит. Нет смысла. Печать сработает - все сгорит. Раздеваться всякий раз - долго.

Конец ее ответа потонул в довольно звучном крике ее спутника. “Коготь” - что-то знакомое было в этом прозвище, что-то, что совсем недавно волновало ее… Волк! Тот самый, не-мертвый волк, который тем не менее был ранен, и вот сейчас он был где-то здесь?!

“Не-мертвый” волк тем временем явил себя во всей своей вполне живой красе. Мотыляющийся хвост, повадки балованого домашнего пса, размер, больше подходивший ездовому манапарду, чем волку… да, обделенным и несчастным этого зверя не назвал бы никто.

Клейндори, к своему сожалению, ничего этого толком не видела - для нее и волк, и немертвый юноша сливались в одно необычайной яркости золотое пятно с проблесками изумрудной, чистой нежной зелени. Но она слышала радостное дыхание, движения хвоста, нетерпеливые звуки переступающих лап и  даже глухой звук прикосновения головы к плечу.

Зависть. Это можно было бы назвать и так. Острое сожаление о том, чего у нее никогда больше не будет - возможности беспрепятственно, не пугая, трогать живых зверей. Те чуяли ее контрактора и обычно убегали прочь, едва она протягивала к ним руку.

“Я пожертвовала всем. А какова была твоя плата?” - отчего-то любимая присказка Аллари сама собой всплыла в памяти. Жертва. Наверное, это было то, о чем Клейндори действительно жалела. Осознав, насколько ей не хватает простой возможности погладить волка, коня, саблезуба, грифона… да хоть кота маленького! - уже после своего перерождения. Единственное из того, по чему она действительно отчаянно скучала.
“Жертва. Так правильно. Волк жив, он не боится своего немертвого хозяина, но точно боится меня…”

- Все в порядке. Время у нас есть. Пока мы на территории Храма - нам ничто не угрожает,
- голос ее был спокоен и ровен, ничем не выдавая того сожаления о невозможном, что плескалось внутри.

Увлеченная своими собственными, такими не частыми переживаниями, Клейндори пропустила мимо ушей почти все, что говорил ей после счастливый волковладелец. И очнулась только тогда, когда мокрый кожаный нос почти ткнулся ей в бок.

- Осторожнее, Коготь! Можешь обжечься! - не особо отдавая себе отчет в своих действиях, она протянула руку вперед, давая волку возможность обнюхать себя и отойти, если тот захочет. Волк намеков, видимо, не понимал, потому  что нос придвинулся еще ближе: почти касание, почти контакт. Клейндори словно в трансе опустилась на корточки, продолжая протягивать руку вперед.

- Хороший Коготь, красивый, большой, сильный. А еды у меня нет, прости… Я не думала, что встречу такого замечательного волка. Сама я не ем еду, но если бы знала - то взяла бы что-то для тебя, веришь? - она по старой, так до конца и не ушедшей привычке повернула голову к волковладельцу, хоть теперь ей в этом не было никакой нужды.

- А… а что он любит? И… можно его погладить - если он не сбежит? Я… постараюсь осторожно, он и правда может обжечься.

http://i300.photobucket.com/albums/nn10/ripplecloud/blog/animals/tongue-to-hand.gif

+3

11

Нет, Коготь, конечно, знал, что такое “нет еды”, но его энтузиазма это ничуть не убавило. Странная девушка, пахнущая и опасностью, и чем-то хорошим, а еще - немного похоже на добрых девушек тут, в Храме (поили какой-то невкусной штукой, и лапу замотали, но потом дали вкусного и много чесали!), а еще - похоже на ту девушку, которая пахнет похоже на хозяина, но не так - так вот, эта самая девушка не прогоняла Когтя. Не пыталась шарахаться, не пыталась убирать из-под лап глупую длинную одежду, не взвизгивала противно. Она протягивала Когтю переднюю лапу, предлагала познакомиться и явно была не против почесать. И хозяин тоже не возражал. Хозяина Коготь считал слабым, но умным и хитрым, поэтому хозяин по праву занимал место вожака Когтя. Но хозяин возражал просто для вида, для другого двуногого - наверное, для этой самой девушки. Эти интонации Коготь знал хорошо. А значит, можно было продолжать свое дело. Хозяин не запретил. Значит, безопасно. Значит, можно.

Сделать аккуратно шаг. Другой. С шумом втянуть воздух, почти уткнувшись носом в горячую-горячую ладонь. Обнюхать так и эдак, приоткрывая пасть и раздувая брыли. Решиться и толкнуть ее носом, плюхнуться на пузо, подползти по-пластунски, поднырнуть головой, зажмуриваясь и прижимая уши, - выклянчивая ласку, поглажку, почес. Хвост у него по-прежнему мотался туда-обратно бестолковой метелкой, разметая прибитую пыль.

Льенар наблюдал за этой мизансценой (очень стараясь не сосредотачиваться на девушке и ее неодетости - причины этого, хоть и с запозданием, но стали ему понятны, а вот что делать с необходимостью мириться с этой неодетостью - он не очень понимал), не в силах подавить кривоватую, но полную самой искренней радости улыбку. Когтя любили все, ну или почти все - от самых неотесанных орков, которым он являл образец самой что ни на есть чистой волчьей отваги и силы, до самых изнеженных эльфиек крови, которым, кажется, льстила покорность этого огромного зверя. Люди обычно в первый момент пугались его размеров и ждали агрессии, но он умел подкупить и их. Доверчивый, общительный и дружелюбный, он, тем не менее, по-настоящему слушался только своего хозяина. С другой стороны, благодаря общей флегматичности характера, обычно он был не против немного повыполнять желания и других двуногих тоже - если они, конечно, не шли вразрез с желаниями самого Когтя, и об этом Льенар знал как никто.

Ну, и девушка, говорящая сейчас одним голосом - своим, пусть и странно интонированным - и говорящая фразы, самые что ни на есть обычные при встрече с Когтем, воспринималась как-то… проще и ровнее. У нее получилось окоротить своего демона? Хорошо. Оставалось только надеяться, что и дальше будет так. Пока он не причинил вреда, но пока и серьезных проблем-то не было - а будут, точно будут, и там это будет уже критично….

- Не беспокойтесь, - он улыбнулся еще шире - но все-таки стараясь не демонстрировать всему миру свои неровные желтые зубы. - Он… не боится. И не нападет. Его можно гладить. Или чесать. Он спокойный. И… кажется, он уже все решил. У него… густая шерсть, хорошая защита. Только с глазами осторожно. По возможности.

Он, сообразив, охлопал карманы и подсумки - где-то было… было же... а, да вот же!

- Вот, возьмите. Можете это ему дать, - он развернул добычу, сделал шаг ближе, пытаясь соблюсти сложный баланс между “не смотреть на неодетую девушку”, “смотреть под ноги”, “не наступить на Когтя”, “смотреть на того, с кем говоришь”, склонился через Когтя и протянул девушке изрядный кусок сыра. - Не соленый, для него и ношу.

Коготь замел хвостом в три раза быстрее. Нет, пока еду не протягивали непосредственно ему, клянчить было нельзя, и это он знал отлично. Уж лучше было вести себя прилично, особенно при хозяине! А то вообще ничего не получишь! Поэтому, кроме с энтузиазмом метущего хвоста да густых слюней, собирающихся в углах пасти, ничто не выдавало, что Коготь заметил еду.

https://i.ytimg.com/vi/TzZPwglSihU/maxresdefault.jpg
[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/86014194.jpg[/icon][nick]Lyenar[/nick][status]последний рыцарь мертвой земли[/status][sign]у мертвых нет ни имени ни прошлого
...но кто же будет говорить если даже камни молчат[/sign][lz]WORLD OF WARCRAFT
Льенар Сильверлейн, 17
Мертвый рыцарь. Отрекшийся. Когда-то - один из сыновей лорда Серебряного бора, сейчас просто один из не-мертвых армии Королевы. Нежный брат, крайне плохой подданный, воюет только за то, что сам считает правильным.[/lz]

+3

12

[nick]Cleindori[/nick][status]Illidan fan-girl[/status][icon]http://i97.fastpic.ru/big/2018/1109/d6/cc29266c7bff09ec6d996d5854cd05d6.jpg[/icon][sign]What? Just because you are a blind, unstoppable, shirtless killing machine trained to kill the worst evil dudes in the universe, you can't enjoy a story about a single mother living on the New England coast who finds a Spanish sailor washed up on the beach with amnesia who teachers her how to love again? Shame on you.[/sign][lz]World of Warcraft
Cleindori, over 10k
ночной эльф и пароход, человек-дерево сотого уровня, фея встроенной шизофрении и почти что свадебный генерал, только палач. Везде приходит с кузнецом[/lz]

Клейндори хотела было уточнить, что толком не видит, где тут глаза, а где хвост, но тут же прикусила язык.

“Болтун - находка для всех! Нечего выдавать свои сильные стороны. Глаза… глаза… они рядом с носом, но нос тоже чувствительное место. И не слышно толком ничего… что же делать? Где же глаза?”

Она замерла на один крохотный миг, сосредоточив все свои чувства, кроме негодного нынче зрения, на том, чтобы определить, что же сейчас, какая часть волка Когтя находится под самой ее ладонью. Чего-чего, а травмировать и без того раненого зверя в ее планы не входило. Вроде бы голова, вроде бы лоб - то есть надо сместиться дальше и чуть ниже. Клейндори опустила-таки ладонь на холку волка, нащупывая тыльные стороны ушей, убеждаясь, что глаза зверя  - в безопасности. Провела раз, другой по жесткой, пахнущей диким зверем и мокрым лесом, шкуре, слушая то, как ее спутник характеризует своего друга.

“Он любит этого волка.”

Мысль, колючая и острая, как игла, вошла куда-то под сердце. Что делать с этим знанием дальше, Клейндори понимала не очень. Она повернулась, не отнимая руки, на звук - парень-немертвый предлагал ей какую-то еду, годившуюся Когтю. Что-то, что тот, кому простая еда была без надобности, носил с собой “для него”. Протянула вторую руку, слепо провела ей в воздухе - тут ничто не могло ей помочь, ни тепло, ни звук, ни запах толком. Прикусила губу, на мгновение ощущая себя непривычно беспомощной, неполноценной.

“Горе ты мое. Рогатое. Дай штурвал.”

Голос Абигора внутри был непривычно мягок, не той его мягкостью, которая не предвещала ничего хорошего, а какой-то иной, новой. Примерно с такими же интонациями ее немертвый спутник только что говорил про Когтя.  Клейндори вдохнула, внутренне отстранилась от себя, давая демону возможность взять под контроль их общие глаза. Тот фыркнул тихонько и начал трансляцию…

… едой оказался сыр. Обычный сыр, Клейндори  любила такой, когда была еще живой. Демон, непривычно тихий, не отпускающий ехидных ремарок, взял угощение и стремительно отдал ей их тело обратно. Мир снова стал серой облачной мглой, наполненной яркими световыми пятнами. Но теперь Клейндори знала, как выглядит волк Коготь, кусок сыра и тот, с кем она поедет в прекрасный город магов Даларан. И ей отчего-то нравилось обладать этим знанием.

“Спасибо.”

- Спасибо. Хорошая привычка. И волк хороший.

Она протянула угощение Когтю, не отнимая, впрочем, второй руки от его шерсти, продлевая касание, возможность ощущать кого-то живого, кто не боялся ее. Погладила, потрепала несильно за ушами и вдоль спины.

“М-м, как трогательно. Слабеешь? Теперь не сможешь убить этого вот… милого мальчика, если понадобится, потому что у него есть волк, который будет тосковать? Слабе-ешь. Или все-таки сможешь?”

Клейндори сжала губы - ну да, расслабилась. Забыла обо всем и обо всех. О том, что демон не терпит слабости, о том, что ударит ее насмерть в любую брешь, которую только найдет в ее решимости, о том, что владельцу волка по-хорошему не место в мире живых, как и ей самой. О том, что волку Когтю… ох…
Весы встали перед ней так, словно были материальны: гладкая черная бронза, завитушки по всей длине плеч, маленький скол у самого основания. И на одной чаше их был живой волк, живая девочка, которая тоже отчего-то пахла зверем. Маленькие и несчастные, прижавшиеся друг к другу в своем странном, непонятном ей горе, но живые. А со второй чаши вниз стекала алая и густая, как пчелиный мед, кровь. И сквозь кровавую завесу смотрели на мир сияющие безумным светом глаза ее немертвого спутника. Выбор. Очевидный для нее.

“Смогу. Пусть ненавидят. Не привыкать.”

“Во-от, моя девочка!”

Клейндори ничего не ответила своему личному демону, продолжая гладить густую волчью шерсть.

https://media.giphy.com/media/W9pBv6TT18652/giphy.gif

+2

13

[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/86014194.jpg[/icon][nick]Lyenar[/nick][status]последний рыцарь мертвой земли[/status][sign]у мертвых нет ни имени ни прошлого
...но кто же будет говорить если даже камни молчат[/sign][lz]WORLD OF WARCRAFT
Льенар Сильверлейн, 17
Мертвый рыцарь. Отрекшийся. Когда-то - один из сыновей лорда Серебряного бора, сейчас просто один из не-мертвых армии Королевы. Нежный брат, крайне плохой подданный, воюет только за то, что сам считает правильным.[/lz]
“Сыр! Сыр! Сыр!!! Дайте-дайте-дайте мне сыр! Это же мне сыр, мне, хорошему волчику, лучшему на свете Когтю сыр?” - если б Коготь мог говорить на любом из языков двуногих, он, несомненно, сказал бы именно это или что-то в этом духе. Но, не умея разговаривать, и равно толком не умея скулить по-собачьи или вилять хвостом, он смог только тоненько запищать на пределе слышимости - так, что Льенар не фыркнул в голос только по причине отсутствия воздуха в легких.

- Коготь, - укоризненно сказал он. - Сейчас эта милая леди подумает, что я морю тебя голодом. А ты ел. Сегодня - как минимум дважды. И это только из того, что видел я.

"Ну и что, что ел, не твое дело, и вообще, сыра было мало, считай нисколько не было", - было прямо-таки написано на наглой волчьей морде, тянущейся за угощением. Льенар только и смог, что головой покачать.
К коготьевому счастью, девушка не стала томить его и просить дать лапу, сесть, лечь и прочие такие глупости, которых обычно хотят странные двуногие от хороших волчиков. Она просто протянула ему еду. Поэтому Коготь, аккуратно (двуногие такие хрупкие!) забрав из ее ладони кусок сыра и заглотив его в одно мгновение, снова потянулся к так привлекательно пахнущей ладони, глубоко и влажно дохнул, принюхиваясь... и не удержался от того чтоб благодарно лизнуть ее длинным, мокрым и горячим языком. Запах был тревожным, а ладонь - какой-то слишком горячей, но ведь она дала ему сыр, и хозяин разрешил! Вот это - самое главное. Значит, можно. Значит, друг.

Льенар наблюдал за ними, не в силах перестать улыбаться. На миг его улыбка стала напряженной - язык дурного доверчивого волка был не сильно менее нежным, чем его глаза. Но вроде бы обошлось. Обошлось же?..

Он отлично знал, что его улыбки пугаются и дети, и незнакомые с ним взрослые, и звери… но нежданные несколько минут почти-мира, мгновения почти-мирных, почти-спокойных забот, несколько лишних минут рядом с одним из тех существ, которых он действительно любил больше всех прочих… это дорогого стоило. Еще несколько минут не думать о грядущей дороге, не думать о том, что эта… беда с грифонами уж очень похожа на рассчитанную и спланированную… не думать о том, что, может быть, он не увидит больше ни Эсхи, ни эту глупую мохнатую скотину… не узнает, получила ли сестра его письмо... он мотнул головой, отгоняя мрачные мысли.

- Он вас принял и запомнил, - в его голосе звучала ласковая усмешка - насколько на такие интонации вообще был способен его скрежещущий голос. - Если вы… выйдет так, что вы вернетесь одна... он вас унюхает и прибежит клянчить еду. Так что… если что, не пугайтесь орочьего волка, мчащего к вам во весь опор. Не… бейте на упреждение сразу. Возможно, это просто… этот мохнатый дурень.

+1

14

[nick]Cleindori[/nick][status]Illidan fan-girl[/status][icon]http://i97.fastpic.ru/big/2018/1109/d6/cc29266c7bff09ec6d996d5854cd05d6.jpg[/icon][sign]What? Just because you are a blind, unstoppable, shirtless killing machine trained to kill the worst evil dudes in the universe, you can't enjoy a story about a single mother living on the New England coast who finds a Spanish sailor washed up on the beach with amnesia who teachers her how to love again? Shame on you.[/sign][lz]World of Warcraft
Cleindori, over 10k
ночной эльф и пароход, человек-дерево сотого уровня, фея встроенной шизофрении и почти что свадебный генерал, только палач. Везде приходит с кузнецом[/lz]

"Крусник - тот, кто ест того, кто ест вампира" (с)


Клейндори молчала, не имея слов, чтобы как-то что-то да сказать в ответ на высказанную ласково как-то просьбу. А что ты ответишь? Первая возмущенная обида - ее, воина с многими тысячами лет боев за плечами подозревают в том, что она не справится с простейшим заданием: привести ходящее существо из одного места в другое?! - прошла, заглушенная голосом разума, в кои-то веки собственного. Спутник ее ничего не знал о ее прошлом, ничего не знал об умениях и навыках. И ввиду его привязанностей - настоящих ли, мнимых ли - к волку и живой девушке, логично было бы предположить, что он станет опасаться за свою жи… не-жизнь.

“Он просто хочет вернуться назад.”

Это было странно для того, кто по мнению Клейндори существовал в бесконечном страдании, но… другого объяснения она не находила. И слов, чтобы как-то убедить не-мертвого в том, что он доедет до Даларана целым и невредимым, у нее тоже не было: за нее всегда говорил или ее клинок, или ее демон.

А вот то, что ее спутник заподозрил Клейндори в том, что она может просто так, из страха или прихоти причинить вред живому существу, созданию леса… это было больно. Казалось бы, какое ей дело до мнения какого-то не-мертвого? Какая ей разница, кем считает ее этот случайный попутчик? Но внутри что-то обреченно и болезненно сжималось, когда она, поглаживая второй рукой, не той, в которой только что был сыр и которую только что почтил своей осторожной лаской холодный волчий язык, жесткую шерсть, думала над словами не-мертвого не-волкоубийцы.

“А чего я хочу? Мы, такие, как я - чудовища. Те, кого боятся даже те, кого боятся все остальные. Страх страха. Чего я хочу?”

“Так. Надоело,” - голос демона был сух и колок. - “Давай штурвал. Живо.”

“Только отойди от волка, ты его испугаешь. И не смей причинять ему вред. Им… обоим… Я запрещаю!”

“Не маленький, сам разберусь.”

Клейндори, упрямо противостоя давлению сущности своего компаньона, требовавшего контроля над их общим телом, медленно поднялась, погладив волка еще раз, напоследок, и отошла на некоторое расстояние. Потом, не выходя из своего замороженного мыслительного ступора, отдала бразды правления Абигору.

- Доброго дня, ну, насколько его можно считать добрым, - голос демона был низок и обволакивающ, он лучился доброжелательностью, странное дело, даже  вроде бы не мнимой. - Нас друг другу не представили, так что я решил исправить это упущение. Я - Абигор, твой демон-хранитель в течении этой поездки. Спешу заверить тебя, что мы с моей напарницей приложим все усилия для того, чтобы вы с грузом достигли конечной точки целыми и невредимыми. Потому что, видишь ли, мой пока что безымянный спутник, ты - единственный из нас, кто может доставить этот самый груз. Без тебя - ничего не получится. А возможности наши по части обеспечения твоей безопасности, я тебя уверяю, весьма велики. И приказ нами был получен однозначный. Ты должен… кхм…  выжить. Любой ценой. Так что прекрати себя хоронить второй раз и обижать мою нежную напарницу сомнениями в ее воинском мастерстве.

Демон повел их общими плечами и улыбнулся очаровательной клыкастой улыбкой. Клейндори снова молчала - но на этот раз буквально задохнувшись от возмущения. Это она-то нежная?! Это она-то обижается?!

- Что же до волка… мы видим иначе, чем все остальные существа, ходящие, плавающие или летающие над поверхностью Азерот. Так что этого волка моя напарница тоже запомнила и приняла. Со своей стороны. И узнает его из тысячи тысяч иных волков. Для нее все вы - уникальны. Так что и тут твои опасения, уверяю тебя, беспочвенны. Если мне удалось развеять твои сомнения, то я предпочел бы откланяться и вздремнуть. Хотя бы до того момента, когда начнутся какие-то серьезные неприятности. Вам же - доброго пути!

Демон поклонился их общим телом и отдал его обратно. Клейндори стояла, хватая влажный воздух ртом, словно выпрыгнувшая из ручья на берег форель.

- А… а… а… и-извини… я не думала, что он… он… так вот… я… не… думала… - Клейндори растерянно вертела головой, второй раз за этот очень длинный день ощущая полную свою беспомощность: она даже реакции собеседника не видела. Она даже не слышала, испугался ли волк. Ни-че-го.

“Следующего, кто заставит тебя ощущать себя так вот - я убью”, - в мысленном голосе демона не было и следа доброжелательности, ничего вежливого или предупреждающего. Злости и ярости, впрочем, тоже не было. Констатация факта, не более.

“Даже если это будешь ты сам?”

https://cdn-images-1.medium.com/max/1600/1*G0kSVJgdbhMdO1maXAjVAw.gif

+2

15

[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/86014194.jpg[/icon][nick]Lyenar[/nick][status]последний рыцарь мертвой земли[/status][sign]у мертвых нет ни имени ни прошлого
...но кто же будет говорить если даже камни молчат[/sign][lz]WORLD OF WARCRAFT
Льенар Сильверлейн, 17
Мертвый рыцарь. Отрекшийся. Когда-то - один из сыновей лорда Серебряного бора, сейчас просто один из не-мертвых армии Королевы. Нежный брат, крайне плохой подданный, воюет только за то, что сам считает правильным.[/lz]
Льенар не успел заметить, не успел отреагировать - только что девушка сидит себе, гладит Когтя, и вот она встает, отходит… и что-то изменилось. Первым - прежде чем существо напротив заговорило, и заговорило незнакомым, мужским - нет, демонским - голосом; прежде, чем изменился запах;  прежде, чем там юноша рискнул поднять взгляд на по-прежнему обнаженную фигуру - мгновенно подобрался Коготь. И сейчас никто не признал бы в нем домашнего ленивого баловня. Вот только что он валялся на мокрой земле расслабленной счастливой тряпочкой, получившей долгожданную вкусняшку - и вот, миг спустя, он уже стоит на ногах возле хозяина, пол-корпуса вперед, вроде бы спокойно, даже не морща нос, даже не раздувая брыли - только чуть приподнялась шерсть на холке.

“Ц-ца”, - едва слышно, без голоса и воздуха, щелкнул по зубам гнилой язык - но волк услышал - и мгновенно, пусть и с явной неохотой, внял одной из первых выученных им команд. “Стоять. Рядом”. Опала вздыбленная холка, Коготь сделал шаг назад.

Враг. Там - враг. Враг - там - враг. Яростно хлещущий по бокам хвост кошки или рычание собаки не сказали бы Льенару этих слов более отчетливо, чем черная, чуть заметно приподнявшаяся шерсть. Коготь никогда не рычал, очень редко скулил - но вот язык тела у него был более чем выразительным. И юноша… пожалуй, был согласен с оценкой своего верного волка. Но враг пока… нет, назвать его “союзником” язык не поворачивался. Но, пожалуй, пока он не… был опасен. По крайней мере, прямо в эту секунду. Кажется, да, так. Кажется...

“Спокойно, мальчик. Спокойно”, - Льенар положил костлявую руку на загривок волка, внимательно слушая длинную, обстоятельную и якобы-доброжелательную речь демона. В том, что доброжелательность последнего продлится не дольше, чем до секунды, когда поводок у его шеи ослабнет хоть на палец, он был уверен. Но сейчас этого демона здесь держали… кстати, что? Что его могло держать здесь, когда его… напарница - забавный эвфемизм, о да, но пусть так - когда его напарница отключилась? что могло его заставить… да даже находиться рядом с предметом, который его сородичи всеми силами пытались заполучить или уничтожить - и вести разговоры, будто они… если не лучшие друзья, то непременно будут хорошими приятелями, товарищами… напарниками.

Он молча слушал - кажется, его ответа и не ждали - гладил напряженного, как перетянутая струна, Когтя и пытался понять одно. Насколько он может верить этим словам? Каждому из них или им всем? В чем этот демон врет, где говорит правду? И зачем он делает - что бы то ни было из этого? “Впрочем, возможно”, - думал он, - “возможно, он и впрямь говорит правду. Вот конкретно прямо сейчас. По крайней мере, я в упор не вижу здесь второго-третьего смысла… кроме разве что желания вызвать доверие. Ну что же… пусть так. Возьмем это как рабочую версию. “Напарница” этого… создания по крайней мере совершенно точно не виновата в получившейся ситуации. А вот я… если верить… словам этого… демона, тьфу, проваль, вот ведь… но если верить его словам, выходит… что я перед ней здорово виноват”.

Пока он думал все это, его собеседник снова изменился - и снова это первым заметил Коготь. Волк, невидимо для глаза, расслабился, опал под рукой, как рано раскрытое тесто - но не сдвинулся с места, шумно втягивая воздух, принюхиваясь и пытаясь разобраться. Раздался снова тихий писк на пределе слышимости - на этот раз непонимающий, растерянный и взволнованный. Коготь не мог понять, для его простых волчьих мозгов было слишком сложно, как можно быть одновременно другом и опасностью? и как воспринимать, как относиться?.. доверять, нет?.. но хозяин разрешил брать еду у этого двуногого...

- Спокойно, Коготь, - Льенар говорил куда увереннее, чем ощущал сам - сам он чувствовал, что мозги у него, пожалуй, не сильно умнее волчьих. - Свои. Друг. Все хорошо.

Он мимолетно - редкий случай - порадовался невыразительности своего нынешнего лица. Возможно, охотнице сейчас было б и не до того, чтоб разбираться в оттенках цвета его кожи, но самому говорить с истерически вспыхнувшими щеками было б… сложно. Даже сейчас, когда стыд просто-таки сдавил горло невидимой удавкой, выговорить что бы то ни было стало задачей непростой.

Коготь утих, доверяя и доверяясь, и короткую паузу спустя - гораздо более осторожно, чем те четверть свечи назад - снова пошел к девушке, принюхиваясь и осторожничая.

- Извините меня, - покаянно проговорил Льенар, от стыда не в силах поднять взгляд выше собственных ботинок. Голос его оттого звучал еще глуше, чем обычно - только, как меха, со свистом работали легкие. Вдох, выдох, вдох. - Пожалуйста. Я… не хотел вас обидеть. Честное слово. Просто… один раз было… такое… орочьих волков боятся с вашей стороны, - он чувствовал, что оправдывается, и это уж наверное лишнее сейчас, и лишнее - акцентироваться на этой разнице, и... но остановиться никак не мог, слишком недавно, слишком больно... - Тот… человек... всего только не ожидал, что на него прыгнут... потом сам же места себе не находил, и не обвинишь же его. Когтя… едва выходили тогда. Вы… можете вот шрам нащупать у него, под лопаткой, еще пол-пальца, и было б сердце… Я… я не сомневаюсь в вашем мастерстве, просто… просто… да, глупо вышло.

Он сжал крепко зубы, собираясь с духом (смешно же, и дышать-то уже не надо, а вот с духом все равно приходится собираться… и какой только бред в голову не лезет, а…) - решительно поднял голову и взгляд от земли и сделал шаг навстречу девушке.

- Может быть… попробуем познакомиться как-то вот… заново, а? А то вышло… как-то не очень, а дальше на это… и вовсе времени не будет. Я… знаю теперь, как зовут вашего демона, но… так и не знаю, как зовут вас. Глупо как-то вышло. Я… меня зовут Льенар… просто Льенар из Серебряного авангарда.

https://media.giphy.com/media/E2Qh3cLjCY2S4/200.gif

+2

16

[nick]Cleindori[/nick][status]Illidan fan-girl[/status][icon]http://i97.fastpic.ru/big/2018/1109/d6/cc29266c7bff09ec6d996d5854cd05d6.jpg[/icon][sign]What? Just because you are a blind, unstoppable, shirtless killing machine trained to kill the worst evil dudes in the universe, you can't enjoy a story about a single mother living on the New England coast who finds a Spanish sailor washed up on the beach with amnesia who teachers her how to love again? Shame on you.[/sign][lz]World of Warcraft
Cleindori, over 10k
ночной эльф и пароход, человек-дерево сотого уровня, фея встроенной шизофрении и почти что свадебный генерал, только палач. Везде приходит с кузнецом[/lz]

Светящийся столп, непривычно яркий, непривычно живой для немертвого, придвинулся ближе. Клейндори замерла, пытаясь одновременно делать несколько дел сразу: подобрать слова для своего спутника, которые и за извинения сойдут, и за пояснения и как-то дадут тому понять, что ничего она не нежная и ни на что не обижалась; подобрать слова, чтобы доходчиво объяснить Абигору, что он решительно неправ, выставляя на всеобщее обозрение то, чего… чего просто не было! И вообще, это не его демонское дело!

“Баран стальгорнский! Рогатый! Бессовестный!”

Но демон затаился, лег на самое дно их общего сознания так качественно, что на один миг Клейндори почувствовала, что она осталась… одна. Совсем одна внутри себя, так, как не оставалась уже довольно давно. И это ощущение внутреннего одиночества вызвало не облегчение, как она думала все время, не радость от того, что наконец-то все в ней - только ее собственное. Нет, Клейндори… боялась. Странно и нелогично боялась того, что демон ушел. Навсегда. Насовсем.

И словно в ответ на ее эти метания откуда-то изнутри пришло ощущение - будто большой кот погладил ее своей лапой. Лапа была обжигающе-горячей и привычно пахла Скверной. Лапа значила, что она не одна.

- Би… Абигор… мой… контрактор… он у нас в паре по разговорам. Я… не очень хорошо… говорю. Он - лучше. Успокаивает. Объясняет. Обычно он… менее болтлив. Ты чем-то ему… приглянулся. С другими он не настолько… говорит. Извини. Мы тебя испугали… и Клыка тоже. Извини... те, - Клейндори смотрела в свет чужой души, хмурясь, изо всех сил вслушиваясь в слова, в интонации, в оттенки звука, пытаясь понять, насколько сильно… тот, напротив, смущен, и насколько сильно испуган. Волка она практически не слышала, только какой-то тоненький, непонимающий писк. И это заставляло Клейндори чувствовать себя еще более растерянной и в чем-то виноватой. - Я… никогда… не трону живого. Если только…

И тут она внезапно поняла, что совершенно упустила из виду то, что должно было обеспечить безопасность их спутника в случае определенного рода форс-мажоров. А Абигор, гад бессовестный, похоже, не упомянул об этом в своей речи намеренно, желая посмотреть, вспомнит ли она, и если вспомнит - то как будет выкручиваться. Клейндори тряхнула волосами и нахмурилась еще сильнее. Сказать спутнику обо всем заранее - было ее долгом. Да, с живым она вспомнила бы об этом раньше, здесь же ей изрядно помешало ее предубеждение. Но лучше поздно, чем никогда.

- Если только мы не будем сильно ранены. Очень сильно. Если ты увидишь такое - не пытайся нам помогать, не подходи близко. Старайся стоять так, чтобы между нами и тобой было какое-то живое… обладающее душой существо. Ни в коем случае не подходи. Это важно. Это позволит тебе уцелеть и вернуться к Когтю. Жи… вым. Иначе мы тебя… сожрем.

Имя. Он назвал свое имя. Человеческое, наверное, оно звучало не очень привычно для слуха Клейндори, но было благозвучным и красивым. Она, увлеченная объяснениями, даже не подумала о том, что при иных обстоятельствах проигнорировала бы предложение о знакомстве и, не сбавляя темпа, протянула руку для рукопожатия и спокойно сообщила тому, кого полагала не врагом, но существом, нуждающимся в упокоении и оттого для знакомства непригодным:

- Меня звали Клейндори из дома Зимнего Моря. Теперь у меня нет дома, Льенар из Серебряного Авангарда. Братья-охотники зовут меня Черным Золотом. Ты зови так, как тебе удобнее произносить.

https://media.giphy.com/media/l0MYxpBgBn0ISC7YI/giphy.gif

+2

17

[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/86014194.jpg[/icon][nick]Lyenar[/nick][status]последний рыцарь мертвой земли[/status][sign]у мертвых нет ни имени ни прошлого
...но кто же будет говорить если даже камни молчат[/sign][lz]WORLD OF WARCRAFT
Льенар Сильверлейн, 17
Мертвый рыцарь. Отрекшийся. Когда-то - один из сыновей лорда Серебряного бора, сейчас просто один из не-мертвых армии Королевы. Нежный брат, крайне плохой подданный, воюет только за то, что сам считает правильным.[/lz]
Льенар сосредоточенно нахмурился, укладывая в памяти - даже дальше памяти, в том-что-должно-работать-вместо-рефлекса - то, что было ему сказано. Уж наверное, предупреждать его о таком охотнице... Клейн-дори... было не сильно проще, чем ему самому было бы сознаваться в порой просыпающейся жажде свежей плоти. Неприятно, постыдно. Необходимо. Впрочем, свои инстинкты у него получалось контролировать... до сих пор - получалось, да. Важное уточнение. Не стоит ли...

Он слегка поклонился, отвечая на рукопожатие (человеческой женщине он бы поцеловал руку, но эльфы... у эльфов - у многих, по крайней мере - поданная таким образом рука была однозначным предложением мужского приветствия; после нескольких обид он сумел это выучить, и сейчас тихо радовался про себя, что по крайней мере этой ошибки получается избежать). У его новой знакомой была узкая, сильная и обжигающе-горячая ладонь - и он на миг задумался, а какой сейчас ощущается его собственная - жесткая, холодная и костлявая? вряд ли ощущения из приятных...

- Благодарю за предупреждение, Клейндори из дома Зимнего Моря, - серьезно ответил он. - Я запомню и учту. А... насколько большим должно быть... живое существо?

"И должно ли оно обладать разумом?" - этот вопрос он проглотил усилием воли. Ему было изрядно не по себе от мыслей о том, что, возможно, придется скормить демону (ведь не девушке же, а этому... Абигору, конечно, который сидит в ней и дает ей силы) кого бы то ни было живого - обладающего душой - иначе тот, будучи раненым, взбесится и сожрет того, кто окажется первым у него на дороге. Но вот показать это было бы верхом скотства. Клейндори явно и сама была не в восторге от своих... особенностей, и акцентироваться на этом... ох, нет. Льенар  почувствовал что-то вроде смутного и не особо им самим сознаваемого чувства сродства с этой едва знакомой ему девушкой. По всей видимости, добрая и не склонная к пустым убийствам, она сейчас была заложником тела, которое вынужденно - наверняка, во имя их великой цели, как они все - делила с чудовищем.

Но, возможно... возможно, в этом пути получится обойтись полумерами? или получится вовсе обойтись без этого? Ему случалось видеть, каковы в бою охотники на демонов - может быть, им повезет и получится пройти без...? Впрочем, нет, после беды с грифонами он бы на это не закладывался.

- Я, со своей стороны... - хмурясь, продолжил он. - Должен предупредить. Меня сложно убить... окончательно. По крайней мере, физически. Возможно, меня отправили гонцом... именно поэтому. Но... если мое тело будет... сильно повреждено, мне будет сложнее... контролировать его. И его... - его лицо исказилось, но он продолжил. - Его инстинкты. Свет помогает мне держаться, но... если вы... ты увидишь, что разум оставляет меня - не жалея, ломай мне кости, чтоб я не мог двигаться... не мог никому навредить. Пожалуйста.

Между тем, Коготь, быстро забывший о своих страхах и заскучавший без внимания, решил вклиниться в какой-то слишком скучный, с его точки зрения, разговор в самом что ни на есть прямом смысле - втиснувшись между собеседниками и хорошенько лизнув руки обоих мокрым языком.

+2

18

[nick]Cleindori[/nick][status]Illidan fan-girl[/status][icon]http://i97.fastpic.ru/big/2018/1109/d6/cc29266c7bff09ec6d996d5854cd05d6.jpg[/icon][sign]What? Just because you are a blind, unstoppable, shirtless killing machine trained to kill the worst evil dudes in the universe, you can't enjoy a story about a single mother living on the New England coast who finds a Spanish sailor washed up on the beach with amnesia who teachers her how to love again? Shame on you.[/sign][lz]World of Warcraft
Cleindori, over 10k
ночной эльф и пароход, человек-дерево сотого уровня, фея встроенной шизофрении и почти что свадебный генерал, только палач. Везде приходит с кузнецом[/lz]

Вопрос о величине жертвы поставил Клейндори в тупик. Нет, ну правда ведь - питательность души никак не зависела от того, какого размера было… была еда. Свет, его интенсивность и расовая принадлежность - вот что было важно для Абигора. И он бы ответил как-то на этот вопрос, он всегда отвечал достойно даже на самые каверзные вопросы. Но вот незадача, демон спал, демонстративно оставив ее самой себе. И Клейндори откровенно потерялась.

- Я… не… не знаю. Мы… - она вдохнула поглубже, не имея хитрости придумать какую-то правдоподобную ложь, подобную той, на которую был такой мастак ее контрактор, не умея изящно увиливать от прямых вопросов: коль задали - отвечай. И сейчас придется делиться одной из тайн братства, которая в целом и тайной не была, но и общедоступным знанием не являлась, однако Клейндори все равно ощущала себя неловко по этому поводу. - У нас иное зрение. Мы… мы не видим, насколько большой кто-то. Что-то я помню с тех пор, когда была жи… сама, но мне… сложно понять, что там должно быть достаточное для Би, большое, маленькое. А ты не видишь так, как мы, так что объяснять это все будет… сложно. Я… я думаю, что идеально, если между мной и тобой будет какой-то демон. Они это… как там… легко-ус-во-я-е-мы-е. И их намного хватает.

Она опустила голову, разглядывая сияние того, что раньше было для нее лично - зеленой травой. В целом, если расстояние будет достаточным, и никого больше не будет, Абигор сможет восстановиться и за счет растительных душ. Другой вопрос, захочет ли он это делать?

И, словно вторя ее этим мыслям, не-мертвый заговорил о своей истинной сути. Темной, кровожадной стороне, которую он, оказывается, зачем-то пробовал обуздать. Даже к Свету по его словам обратился - и, как это не было горько признавать, похоже, что не врал. Он мог взять Слезы, а они с Би - нет. Что доказывало чем-то правдивость слов нежи… Льенара. Клейндори, хмурясь, выслушала предложения по поводу переломанных конечностей, и отчего-то ей вспомнилась тупая шуточка, которую к месту и не к месту любил повторять Абигор. “Давай, я возьму мешок, а ты возьмешь меня.” Примерно это и предлагал в итоге сделать их подопечный, но по какой-то причине идея отклика в Клейндори не находила. Да и была у нее возможность этого избежать, однако, раскрывать до срока еще одну тайну братства охотница не спешила, слушая и кивая утвердительно в ответ почти на каждое слово.

- Хорошо. Я поняла. Мы позаботимся о том, чтобы ты не навредил никому.

“Даже самому себе. Клетку ставить я умею хорошо, надолго. И нести ее проще, если вдруг, и ломать никому ничего не придется.”

Прохладный волчий язык, вклинившийся в деловое обсуждение того, кто кого съест, и кто кому что переломает, заставил Клейндори улыбнуться. С некоторым оттенком грусти: сейчас они уйдут, а встретится ли она снова с обаятельным и бесстрашным волком - хороший вопрос. Воля Владыки неисповедима, но какие-то догадки насчет их будущих назначений у Абигора были. И по ним путь лежал изрядно вдали что от Орды, что от Авангарда.

- Жаль, конечно, что нельзя задержаться, Лье-нар, но… боюсь, что нам пора. Лучше выехать пораньше, до темноты. Ночью… демонам проще нас увидеть. Мир спит. А нам еще надо отойти подальше, чтобы вызвать саблезуба Скверны, - охотница огорченно прицокнула языком - слишком мало было времени - и осторожно погладила волка по голове.

“Глаза… глаза, главное - помнить про глаза!”

+2

19

Он видел - да, поняла, да, осознала всю серьезность, да, сделает. Это было… хорошо. Правильно. Все-таки так здорово понимать, что твой…напарник по задаче остановит тебя, если что. И даже самыми жесткими методами, если потребуется. Не оставит тебе шансов прийти в себя жрущим его лицо. Или… еще чье-то лицо. Не важно. Очень здорово, когда так.

- Спасибо. Это очень... важно для меня, - негромко проговорил он.

Но…им и правда было пора. Уже совсем-совсем пора. Льенар почувствовал, будто грудь ему что-то сдавило. Наверное, сейчас бы прерывисто вздохнуть, но…

- Коготь, - он нахмурился, давая понять, что сейчас он говорит совершенно серьезно. - Коготь - дома. Эсхи. Эсхи - охранять. Понял? О-хра-нять.

Он прищелкнул языком, повторяя команду еще раз, на их почти беззвучном, точнее, почти-безголосом, языке - для лучшего понимания и запоминания. "Ис-фью. Ч-хаа". Коготь вздохнул, почти по-человечески, зажмурился и еще раз боднул лобастой головой ласковую руку девушки.

- Ч-хаа, - уже начиная сердиться, повторил Льенар. "Охраняй. Остаешься и охраняешь."

Огромный волк понурился, отходя в сторону, садясь, а потом ложась под навесом, где лежал и до сих пор. Льенар не видел, но почти чувствовал, как грустные - сейчас по-настоящему, непритворно-грустные - горящие глаза смотрят ему в спину. Всем своим видом, как всегда бывало в таких случаях, Коготь показывал: передумай, хозяин! пожалуйста, передумай! возьми меня с собой! я буду хорошим волком!

- Не любит оставаться без меня, - неловко, будто извиняясь, проговорил юноша. - Привык. Я его щенком взял, вырастил..., - он прервался, неловко двинув плечом, будто и так сказал лишнее.

Правду сказать... он и сам не любил расставаться со своим волком. Но сейчас это было необходимо. Больше того - похоже, это было бы необходимо, даже если бы Коготь был здоров. Для его же блага. Для общего блага. Его плотная шкура могла выдержать многое, его лапы были сильными, а клыки - острыми, но в таком путешествии... нет, он бы предпочел не рисковать своим верным другом даже ради успеха миссии. По крайней мере, не рисковать его потерять... таким образом. Тем более, что...похоже, Клейндори тоже успела к Когтю привязаться. И ей тоже от этого было бы больно. Хорошо, что варианты есть.

"Интересно, как-то это, взаимодействовать с теми саблезубами Скверны", - любопытно подумал Льенар. - "Видеть их - видел столько раз, а близко никогда не оказывался".

- Пойдем, вызовем твоего... скакуна, - почти весело продолжил он, уже топая дальше по дороге - и стараясь выкинуть из головы мысли об остающихся, а из сердца - тупую ноющую иголку разлуки. - Интересно. Расскажи мне о них, а? Я никогда с ними не общался. Ничего не знаю.

"Забавно", - мелькнуло у него в голове. - "Она ведь так и не оделась. Но почему-то... это перестало это быть так важно. То есть... понятно, что по-прежнему сложно смотреть напрямую. Но... может, штука в том, что она держится так... естественно. Будто все так, как должно бы быть. Как ящерица в своей яркой шкурке".
[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/86014194.jpg[/icon][nick]Lyenar[/nick][status]последний рыцарь мертвой земли[/status][sign]у мертвых нет ни имени ни прошлого
...но кто же будет говорить если даже камни молчат[/sign][lz]WORLD OF WARCRAFT
Льенар Сильверлейн, 17
Мертвый рыцарь. Отрекшийся. Когда-то - один из сыновей лорда Серебряного бора, сейчас просто один из не-мертвых армии Королевы. Нежный брат, крайне плохой подданный, воюет только за то, что сам считает правильным.[/lz]

+2

20

[nick]Cleindori[/nick][status]Illidan fan-girl[/status][icon]http://i97.fastpic.ru/big/2018/1109/d6/cc29266c7bff09ec6d996d5854cd05d6.jpg[/icon][sign]What? Just because you are a blind, unstoppable, shirtless killing machine trained to kill the worst evil dudes in the universe, you can't enjoy a story about a single mother living on the New England coast who finds a Spanish sailor washed up on the beach with amnesia who teachers her how to love again? Shame on you.[/sign][lz]World of Warcraft
Cleindori, over 10k
ночной эльф и пароход, человек-дерево сотого уровня, фея встроенной шизофрении и почти что свадебный генерал, только палач. Везде приходит с кузнецом[/lz]

Я тебя - предупреждал! Минздрав тебя - предупреждал! (с)

Клейндори все то время, пока они прощались - зверь и… человек? бывший человек? нынешняя угроза, которая когда-то была человеком? - стояла чуть поодаль, признавая право этих двоих на уединение. В голове было непривычно тихо и пусто: ни собственных мыслей, ни ехидных ремарок или желчного бурчания Абигора - ни-че-го. Она смотрела на то, как переливается вокруг магия этого места, сплетаясь, смешиваясь с бесчисленными душами трав и деревьев, мелких и не очень мелких зверьков, напуганных творившимся в их лесу безобразием и оттого искавших убежища в Храме. Бездумно следила за током жизни и не думала ни о чем.

И вопрос Льенара о саблезубах Скверны она едва не пропустила мимо ушей, слишком уж уйдя в себя. Но что-то - то ли слово “щенок” (пахнет молоком и сухой травой, тоненький писк на грани слышимости - а мгновение спустя твой щенок уже важно выгуливает выводок своих щенков, а ты и знать не знаешь, куда ушло это время), то ли иные звуки - вывело Клейндори из созерцательного транса. Так что услышать оконцовку вопроса она-таки успела.

- Они не говорят. Точнее, не так говорят, как ты привык слышать. Саблезуб Скверны - демон, из низших. Хорошо чувствует боль, любит кровь и свежие, вырванные из тела души. Но его можно подчинить. Для этого всего лишь надо быть более сильным и жестоким, чем он. Все просто. Мы с Би… Абигором - оба хорошо контролируем Шакса. Так зовут нашего саблезуба Скверны. Тебе нечего бояться. Если нас не станет, Шакс уйдет на свой план бытия. Туда, откуда был призван.

Все эти важные сведения из жизни саблезубов Скверны в дикой природе Клейндори сообщала уже на ходу. Она не оглядывалась назад в попытке уловить теперь уже знакомое сияние волчьей души - не было нужды, смотрела-то она не глазами. Так что удалявшийся от них огонь был ей виден и просто так.

“Я не в восторге от этой мысли… я думаю, что я не в восторге, но… нужно вернуть тебе твоего неме… Льенара, волк Коготь. Потому что лучше ты проживешь свою жизнь рядом с ним, чем без него. А съест он тебя или нет - это уже вам решать.”

Ограду Храма они миновали без иных препон и встреч: все те, кто проходил рядом с ними, общаться с Клейндори не желали. Льенара же они провожали кивками, взмахами рук и какими-то пожеланиями, в суть и смысл которых охотница не вдавалась - слова не несли угрозы, не были заклинаниями или проклятьями и не были обращены к ней. Так что их можно было игнорировать.

Безопасная со всех сторон полянка нашлась почти сразу. На приличном удалении от Храма, покрытая опаленной и измятой травой, вывороченными и полусожженными ветвями и кустарниками. Всего этого Клейндори не видела, но видела иное. Вокруг было идеальное место для вызова низшего демона в лесу, который и так кишел этими самыми демонами. Ядовито-зеленые тяжи чужеродной магии пластались невысоко над пропитанной Скверной землей. Врата будет открывать легко, и жертва нужна будет малая.

Для подобного рода вещей ее боевые клинки были перебором, так что Клейндори, кивком показав спутнику, где ему стоит остановиться, вынула из прически маленький кинжал-атам. Как раз для такого рода ритуалов. Два длинных росчерка - и из ее распоротых вдоль предплечий на землю закапала тягучая, почти черная кровь.

- Силой своей приказываю тебе, демон, именованый Шаксом - явись! - трижды повторенный призыв, вспыхнувшие ядовитой зеленью знаки, которые ее кровь начертала на изуродованной земле - и из разверстого зева портала на поляну выступил… зверь. Больше всего это существо походило на измененного чьей-то волей обычного саблезуба, которые в великом множестве водились в эльфийских лесах. Но безглазая, состоящая единственно из оголенного черепа морда, да сияние Скверны, пробивавшееся из-под зверской шкуры, не оставляли ни единого шанса на то, чтобы перепутать это чудовище с обычным лунным котом.

- Шакс, этот - Клейндори махнула рукой в сторону Льенара, - под охрану. Твоим именем заклинаю тебя. Твоим именем тебя связываю.

И тут она вспомнила одну немаловажную деталь, о которой, привычная к тому, что все вокруг нее знали о таких немаловажных, но с виду мелочах, она просто забыла. Огорченно прицокнув языком, Клейндори повернулась к Льенару и покаянно сообщила:

- С Шаксом есть еще одна проблема. Кроме того, что он горячий, как преисподняя. Это-то как раз решаемо, на нем седло, оно защитит. Тебе нельзя дать ему узнать твое имя. Услышать как-то. Нельзя. Если тебя кто-то окликнет - не страшно, но сам себя не называй. Запомнил? Если готов, то забирайся - и поедем. Мешок только… осторожно, держи его подальше от… всех нас, пожалуйста.

Она пристально посмотрела на спутника, жалея, что не может увидеть выражения его лица. По дыханию понять, проникся ли Льенар важностью предупреждений, было несколько сложновато.

+1

21

[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/86014194.jpg[/icon][nick]Lyenar[/nick][status]последний рыцарь мертвой земли[/status][sign]у мертвых нет ни имени ни прошлого
...но кто же будет говорить если даже камни молчат[/sign][lz]WORLD OF WARCRAFT
Льенар Сильверлейн, 17
Мертвый рыцарь. Отрекшийся. Когда-то - один из сыновей лорда Серебряного бора, сейчас просто один из не-мертвых армии Королевы. Нежный брат, крайне плохой подданный, воюет только за то, что сам считает правильным.[/lz]
Лес был болен. Испорчен, испоганен, заражен - но пока еще жив. Льенар шел следом за своей спутницей, след-в-след, не торопясь, но и не отставая, внимательно слушал ее рассказ - но никак не мог перестать смотреть по сторонам. Не надо бы, не стоило не стоило отвлекаться, стоило бы смотреть - только вперед, а если по сторонам - то для дела, для безопасности, но... никак, никак не получалось не видеть, как ни отводи взгляд: тут - горелое пятно, там - дерево, сломанное пополам, как спичка, а здесь, здесь и еще тут, тут и тут - черно-красные тяжи, отвратительные, как опухоли на теле умирающего. Может быть, странное его зрение было причиной - но лучше всего он замечал именно это. Жизнь и смерть. Живое и мертвое. Так, будто это подсвечивалось и нарочно кидалось ему в отсутствующие глаза. Кажется, при жизни он видел окружающий мир как-то по-другому. Кажется. Но вот это он помнил уже не очень твердо. Прежде его бы это печалило, расстраивало, как очередное напоминание о своей не-человеческой сути, но сейчас - сейчас ему просто было слишком больно смотреть на умирающий лес. И главное было не думать о том, каково смотреть на это ей - той, что, раненая, остается позади. "Проклятые, проклятые твари", - думал он, хмурясь и крепче стискивая лямку мешка, перетягивающую его костлявое тело наискосок. - "Проклятые твари, все бы вам только сломать, испоганить и уничтожить, все бы вам только..."

Лес, стараниями сотен друидов выросший похожим на живой гимн самой жизни - Льенару еще случилось увидеть его в целом, не испоганенном, виде в окрестностях Лорлатила - был изуродован так страшно, что не хотелось и думать о том, сколько сил придется вложить в то, чтоб его исцелить и восстановить. "Ничего", - думал он, - "ничего, нам бы только победить, нам бы только..." И главное - не думать, что будет с друидами и с источником их силы после всего. После того, что... случилось с Изерой. Не думать. Они умные, они сильные, они справятся, это точно. Всем демонам, всем сатирам и их проискам вопреки.

- Так вот откуда они у вас берутся... ну надо же, - прицокнул он языком, неотрывно, как ребенок на костер, глядя на полыхающего Скверной... зверя? тварь? демона? в общем, этого самого... "именованного Шаксом". Демоны, особенно демоны подконтрольные, пленные, вызывали у него странные эмоции, которым он особо не мог дать обозначение... не то отвращение, не то жалость, не то желание развоплотить эту тварь прямо здесь и сейчас - не то странное и парадоксальное чувство защищенности... почти забытое чувство дома. Потом повернул лицо к Клейндори и медленно повторил вслух еще раз - основное и самое главное. - Демон, из низших, в случае вашей смерти развоплотится, своего имени не называть, чужих имен лучше тоже не, Светом не прикасаться. Понял. Общие правила обращения с подчиненными демонами я знаю, но проговорить конкретику - не лишнее. Спасибо. Горячее я чувствую плохо, так что отдельно спасибо за предупреждение - было бы неприятно лишиться конечности по глупости.

+1

22

[nick]Cleindori[/nick][status]Illidan fan-girl[/status][icon]http://i97.fastpic.ru/big/2018/1109/d6/cc29266c7bff09ec6d996d5854cd05d6.jpg[/icon][sign]What? Just because you are a blind, unstoppable, shirtless killing machine trained to kill the worst evil dudes in the universe, you can't enjoy a story about a single mother living on the New England coast who finds a Spanish sailor washed up on the beach with amnesia who teachers her how to love again? Shame on you.[/sign][lz]World of Warcraft
Cleindori, over 10k
ночной эльф и пароход, человек-дерево сотого уровня, фея встроенной шизофрении и почти что свадебный генерал, только палач. Везде приходит с кузнецом[/lz]

Shining is the Land's light of justice
Ever flows the Land's well of purpose
Walk free, walk free, walk free, believe...
The Land is alive, so believe…


Понимает. Хорошо. Лишних вопросов не задает, те, что задает - по делу. Тоже хорошо. Клейндори кивнула, подтверждая, что все, что говорил неме… Льенар, было верным и совпадало с тем, что она хотела ему передать. Лицо ее при этом оставалось бесстрастной маской - вот еще, показывать то, что она удовлетворена услышанным! Такого от нее и ее “птенцы” обычно не дожидались, не то, что случайный попутчик. Который к тому же был… а-а-а, Владыка понимай, чем или кем он был!

Охотница привычно проверила то, не надувает ли хитрый кот-демон пузо в бессмысленной попытке ослабить подпругу, убедилась, что да, надувает, устранила глупый протест одним сильным тычком и заняла привычное место в седле. Похлопала ладонью за собой, показывая, что да, уже можно устраиваться. И, дождавшись, когда спутник и его тревожащий, вызывающий боль (отныне и навсегда боль, а ведь когда-то свет Ее дарил умиротворение и радость… но отдано было действительно все, все изменилось и никогда не станет прежним…) груз займут свое место за ее спиной, ударила босыми пятками по обжигающе-горячим бокам Шакса. Закрепленные  в специальные петли на седле - привычно, внимания уже не обращала как и когда - боевые клинки тоненько зазвенели. Пришлось поправить. Было похоже, что Слезы влияли на нее сильнее, чем ей того хотелось бы.

Вокруг все было тихо, насколько вообще тихим может быть умирающий лес, пораженный демонической скверной. Шипела под лапами Шакса жижа, в которую превратилась некогда цветущая земля. Где-то очень далеко, на самой границе ее сверхчуткого слуха, лопоча, пересмеивались гнусно и визгливо импы. Но крупных демонов поблизости не было. Пока.

Тянущая, скручивающая нутро боль отвлекала, заставляла терять ориентиры. Нужно было отвлечься. Обычно в таких случаях помогали пикировки с Абигором. Но тот был вне доступа, едва-едва ощутимый на самой грани их общего сознания. Что-то истощило изрядные силы ее компаньона, возможно, то самое, что убило Огнецвета - Абигор порой был тем еще скотом, но просто так, из прихоти он бы грифона не сожрал. Точнее, Клейндори надеялась, что не сожрал бы. Возможно, что ее спутник знает больше, чем она. И… это поможет ей сейчас. Поможет оценить степень опасности. Понять причины того, почему небо, светлое и звездное сейчас небо Вальшары закрыто для полетов.

- Ты… ты ведь давно здесь, да? - поворачивать голову, чтобы посмотреть на собеседника Клейндори нужды не было, но вот чтобы он ее услышал… да, пришлось повернуться слегка. Орать в лесу - последнее дело, даже если в нем из живых никого больше и нет. Они вдвоем тоже не в счет. - Что сегодня произошло, знаешь? Перед тем, как мы пришли за тобой? Я… я знаю только то, что, наверное, упала на подлете к Храму. Би ничего толком не сказал. А это может быть важным. Расскажи? По… пожалуйста?

+2

23

Сидеть прямо за спиной полностью обнаженной девушки Льенару было... просто бешено неловко, до обжигающего горло смущения, и никакие ассоциации тут уже не помогали - на лицо, точнее на затылок, смотреть было неудобно, приходилось смотреть в сторону - с риском пропустить что-то важное впереди. К тому же он закономерно предполагал, что вряд ли его попутчице будет приятно прикасаться к его сухой и жесткой холодной коже, обтягивающей сухие же кости - равно как и к доспеху, холодному и местами уже начинающему ржаветь - так что держаться за талию девушки, сидящей впереди, и уж тем более прижиматься к ней было всесторонне плохим решением, как ни крути. Но седло было не очень рассчитано на двоих, так что приходилось цепляться за что получится. Хорошо, что ход этого... кота Скверны был куда ровнее, чем у Когтя, так что Льенару, привыкшему к скачущему аллюру волка, сохранять равновесие не составляло труда. "Ладно, лишь бы ноги до Даларана прослужили. Там уже можно будет придумать варианты, чем их заменить", - беспокойно думал он, крепко сжимая сухими коленями горячие, даже сквозь седло и доспех, бока инфернального скакуна. Выпасть из седла было бы не просто позорищем, каких мало - но еще и осложнило бы путь всем участникам, так что первая часть пути у него ушла просто на то, чтоб приноровиться к непривычному способу передвижения.

Поэтому смысл вопроса Клейндори дошел до него не сразу, а когда дошел... Льенар сглотнул - автоматически - из еще прижизненных, неистребимых привычек эта осталась с ним, несмотря на сухое горло и сухой язык, не нуждающийся в смачивании. Все неудобства, все сиюминутные мелочи и глупости исчезли перед лицом огромного несчастья, о котором он тщетно пытался - не то чтобы забыть, но отодвинуть на второй план.

- Да, давно, - тихо ответил он на первый вопрос  - так тихо, что его собеседница могла его и не расслышать, да и говорил он в общем-то не ей. - Давно, с того момента, как лорд Малфурион запросил помощь, - повторил он немного громче, собравшись с душевными силами. Если бы его сухой отрывистый голос мог звучать сочувственно - именно так бы он и звучал, но не-смерть отняла у него оттенки и эмоции. - А случилось... случилась большая беда... и для друидов, и для всех. Говорят, лорд Малфурион похищен и в плену. Говорят, он сопротивляется и надежда еще есть. Говорят... еще многое. Что-то я только слышал, рассказывали разное... Но одно я знаю точно, потому что видел сам. Госпожа Изера... была пленена и искажена проклятым Ксавием. Она прилетела... убивать. Уничтожить храм. И... была убита. Возможно... воздух стал так тяжел именно поэтому.

Ему казалось, что на плечи ему - заново - рухнула невыносимо тяжелая чугунная плита. Он помнил ту невыносимую, давящую тишину, которая упала на храм в миг, когда замерла дрожь огромных крыльев. Он в тот момент стоял далеко - точнее, валялся, откинутый к стене воздушной волной - человеку такой удар сломал бы спину, а не-мертвый только пытался выбраться из путаницы собственных конечностей, чтоб снова кинуться в бой - и видел только, как призрачный образ дракона - вновь чистого и неискаженного - взмывает в небо.
"Ночные эльфы были всегда к ней особенно близки", - подумал он и тихо договорил:

- Мне... жаль.
[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/86014194.jpg[/icon][nick]Lyenar[/nick][status]последний рыцарь мертвой земли[/status][sign]у мертвых нет ни имени ни прошлого
...но кто же будет говорить если даже камни молчат[/sign][lz]WORLD OF WARCRAFT
Льенар Сильверлейн, 17
Мертвый рыцарь. Отрекшийся. Когда-то - один из сыновей лорда Серебряного бора, сейчас просто один из не-мертвых армии Королевы. Нежный брат, крайне плохой подданный, воюет только за то, что сам считает правильным.[/lz]

+1

24

[nick]Cleindori[/nick][status]Illidan fan-girl[/status][icon]http://i97.fastpic.ru/big/2018/1109/d6/cc29266c7bff09ec6d996d5854cd05d6.jpg[/icon][sign]What? Just because you are a blind, unstoppable, shirtless killing machine trained to kill the worst evil dudes in the universe, you can't enjoy a story about a single mother living on the New England coast who finds a Spanish sailor washed up on the beach with amnesia who teachers her how to love again? Shame on you.[/sign][lz]World of Warcraft
Cleindori, over 10k
ночной эльф и пароход, человек-дерево сотого уровня, фея встроенной шизофрении и почти что свадебный генерал, только палач. Везде приходит с кузнецом[/lz]

“Похищен? Опять… как он задолбал, а?”
“Пусть он сдохнет. Пусть он сдохнет там, куда попал. Пусть никогда больше не вернется, прекратит наконец-то мучить всех своими выходками. Пусть мой народ будет свободен от этих двоих - предательницы и заносчивого идиота, которого почему-то почитают, как великого мудреца. Ничего, кроме горя, он не принес в своем запредельном зазнайстве и глупости…”

“Изера… свет снов… как же так? Как же так случилось, что Ксавий одолел ее? Почему она… пришла в эту реальность? Зачем? И что станет с Изумрудным Сном сейчас? Неужели весь он станет кошмаром… неужели все это, то, что вокруг сейчас  - отголоски того, что происходит там, за завесой?”

Мысли толпились и путались; старая, очень-очень старая ненависть подняла голову и шипела разъяренной змеей. Клейндори было за что ненавидеть того, кого этот смерт… тьху ты, проваль! - уже бессмертный юноша называл “лордом Малфурионом”. Для всего Азерота Верховный друид был или воплощением мудрости, или опасным врагом - смотря с какой стороны находился оценивающий. Для преданных Владыке Малфурион Ярость Бури был тем, кто превратил их в изгоев. Тем, кто своим давлением, авторитетом, влиянием заклеймил охотников на демонов порождениями Скверны. Лично же для Клейндори он был тем, кто занимал свое место не по праву - узурпатором, лжецом и клятвопреступником, достойным только одного - вечного изгнания. И никакие его потуги по спасению мира, никакие усилия по предотвращению (тщетные, тщетные усилия, жертвы, которых можно было бы избежать, если бы Малфурион не был таким узколобым зазнайкой!) прихода Легиона не могли оправдать его в глазах бывшей зорамской стражницы. Она жила долго, многие тысячи лет. И все эти годы Малфурион, по ее мнению, творил не просто фигню - фигню эпическую. И все эти годы он медленно, но уверенно тащил ее эльфов - ее бывший, но навсегда ее народ - в бездну. Да, идея отказаться от тайной магии была недурна. В идеале. В реальности же это обернулось расколом расы, тысячами тысяч загубленных жизней, тысячами тысяч разорванных связей. Бесконечным кошмаром, исцелить который не мог никакой Изумрудный Сон.

“Хорошо, хоть с Древними Богами не стакнулся, как Азшара. Но рум-тум репы не слаще… Изначальное древо защитить не смог. Не выхвалялся бы своей чистотой и правильностью так - может быть и удалось бы выпереть Архимонда до того, как пала Гора Хиджал… а, что толку горевать - ни одно его семя не дало ладного плода. Тельдрассил - всего лишь бледная тень былого величия. Жалкое подобие, которое сломит любая мало-мальски сильная буря. Тьху!”

Но вываливать все эти свои умозаключения и бурленья страстей на спутника Клейндори не спешила. Ее позицию по поводу Верховного друида разделяли очень и очень немногие, для остальных же озвученное мнение подобного толка было еще одним поводом начать причитать на тему того, как отрицательно совместная жизнь с демоном в одном теле влияет на мораль и ум. Проверять, к какой категории относится Льенар - нет, не сейчас. Только свары или натужного молчания и недоставало в эти недолгие мгновения покоя, честное охотничье!

- Изера… мне будет ее сильно не хватать. Когда-то давно, пару тысяч лет тому назад, я охраняла вход в кельи, в которых друиды уходили в сон. А из сна обычного - в Изумрудный Сон. Я… не одарена пониманием сил природы. Не была одарена. Но там, на границе - постоянно ощущала присутствие Изеры. Это как рука, теплая, ласковая. Время даже в мире яви там текло иначе. Мир без страха и боли, в котором навсегда один неделимый Калимдор, не тронутый руками смертных, - голос Клейндори был тих и спокоен, потому что не к лицу воину громко выражать свою печаль. Шакс нес седоков плавно, без рывков, и словно весь мир вокруг замедлил свой бег, подстраиваясь и под его текучие движения, и под неспешную тихую речь его владелицы. - И его владычица. Безмерно мудрая, справедливая. Вряд ли вы… вряд ли люди и им подобные назвали бы ее доброй. Она знала все о том, как правильно переходят друг в друга жизнь и смерть. Для смертных это… кажется несправедливым. Жестоким. Но… это правильно. Мы… мой народ… мой бывший народ - мы нарушили этот круг, порвали его. За что и были наказаны, отдав в уплату наше бессмертие…

Клейдори вздохнула, тряхнув головой. Слишком много памяти, слишком свежие раны - она больше не “мы”. Она бессмертна, но вечность эта - уродливое, искаженное отражение былого. Извращение сути.

“Эй, слышь, ты! Кто это у нас тут еще извращение?! Я в самом расцвете всего! Зубы - во! Мышцы - во! Извращение - это когда мех на хвосте облез, и клык в мясе застревает. А мы - это новое слово в вечной жизни!”

Клейндори фыркнула негромко: смотрите-ка, кто проснулся! Ничего-то его не волновало, а тут, когда речь зашла о небезупречности одного отдельно взятого демона, он тут как тут.

“И ничего я не тут. Я сплю. Просто ты очень громко думаешь всякую ерунду. Лучше продолжай ненавидеть старого рогатого пня - у твоей ненависти к нему такой тонкий букет!”

“Спи уже, а…”

- Жаль… жаль что ты не сможешь больше увидеть Изеру во всем ее блеске. Никто не сможет. Мир… не будет прежним без нее. А что станет с Изумрудным Сном - подумать страшно. Малигос, Нелтарион, Изера, Ноздорму… Аспекты уходят один за другим… как думаешь - к добру это или к худу?

+1

25

- Я ничего не понимаю в этом, - печально сознался Льенар. - У меня не было никаких... особенных способностей и до смерти, а уж сейчас... - он пожал плечами - инстинктивный жест, хоть и знаешь, что собеседник его не увидит. - Я просто... человек, и я... не могу считать чей-то уход, особенно уход преждевременный и насильственный - благом. Мои друзья рассказывали мне о... об Изумрудном сне, о том, какое оно там... все. Как идеальный мир. Почти как было... здесь, пока Легион не пришел в эти земли. Только в сто, тысячу раз лучше. Говорят, что эти земли пытались сделать подобием Изумрудного сна. Если это так, то... я могу только надеяться, что гибель госпожи Изеры не уничтожит его.

"Эсхи, Эсхи, как ты там? как ты переживаешь это все?.." - мертвое сердце сжалось фантомной болью. Поговорить времени у них не было, а сейчас... Кто знает, как надолго растянется разлука, не станет ли она разлукой вечной?.. Льенар усилием воли - снова - запретил себе думать об этом. С Эсхи все будет нормально. Должно быть нормально.

Ведь она не так привязана к Изумрудному сну, как ночные эльфы, она не уходила в него на годы и годы... может быть, на ней это не отразится так... сильно и страшно?.. Эгоистично думать об одной, когда под ударом оказался целый народ. Да. Но...

- Моя... моя невеста, вы ведь видели ее, Эсхи, - она друид, - кусая по старой дурной привычке губы, сознался он. - Я... очень боюсь за нее. У меня, кроме нее, много друзей и знакомых из друидов, но она... очень важна для меня.

...и в этот момент ему показалось - показалось?.. - какое-то движение сбоку и впереди. Будто кто-то... шевельнулся в мертвом черно-красном лесу. Дерево?.. шатается?..

- Засада, - тихо и быстро проговорил он. - Берегись.

И тут впереди, скрипнув, рухнул ствол - тяжелый, огромный, искаженный красными пятнами и истекающий странным ало-гнилостным туманом.

Одним коротким - привычным - движением Льенар скатился из седла, оставляя Клейндори свободу маневра. Мгновенно он оказался на ногах - уже с обнаженным мечом. Клинок, освященный в часовне, сиял теплым - таким болезненным для него сейчас, но ласковым - Светом, на лезвии проступали золотые руны. В красном мареве тумана, подступающего со всех сторон, этот свет казался ему маяком, которого единственно и стоит держаться.

Пусть идут.
[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/86014194.jpg[/icon][status]последний рыцарь мертвой земли[/status][nick]Lyenar[/nick][sign]у мертвых нет ни имени ни прошлого
...но кто же будет говорить если даже камни молчат[/sign][lz]WORLD OF WARCRAFT
Льенар Сильверлейн, 17
Мертвый рыцарь. Отрекшийся. Когда-то - один из сыновей лорда Серебряного бора, сейчас просто один из не-мертвых армии Королевы. Нежный брат, крайне плохой подданный, воюет только за то, что сам считает правильным.[/lz]

+2


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » убегая от лесного пожара [World of Warcraft]