пост недели Tasslehoff Burrfoot Вот в эту секунду можно видеть невероятно редкое зрелище — растерянного кендера. С округлившимися почти до идеальной формы глазами. Потому что это от других можно ожидать, что они забывают свои вещи, теряют и совсем за ними не смотрят. Но кендеры-то не теряют ничего! И всегда помнят, куда положили то, что нашли и позже собирались отдать владельцу. Откуда ему знать про сложности в переносе артефактов!
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #150vk-timeрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Укрощение строптивого [da]


Укрощение строптивого [da]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

УКРОЩЕНИЕ СТРОПТИВОГО [DA]

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://s7.uploads.ru/afL3D.jpg

Take that - Shine

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Salae Lavellan, Josephine (Yennefer)

Скайхолд, 9.41

АННОТАЦИЯ

Статус главы Инквизиции и Вестника Андрасте заключается не только в закрытии Разрывов в Завесе, но, к ужасу Лавеллана, еще и в балах, и приемах, и посиделках на огромном резном троне, вынося судебные вердикты. К счастью, у Лорда Инквизитора есть посол Монтилье, готовая научить его всему.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Salae Lavellan (25-07-2019 00:48:43)

+2

2

Это едва не закончилось провалом. Молодую, только начавшую набирать силу, Инквизицию едва не сгубило простое невежество самого инквизитора. Пусть слава о Вестнике Андрасте, природное очарование и несомненная сила самого Лавеллана помогали организации заполучить сторонников во всех прослойках общества, но одновременно с этим отсутствие какого-либо представления об этике, манер и простых правил поведения в высшем свете [не говоря уже об Игре] быстро могли свести всё приятное первое впечатление и её собственную проделанную работу на "нет". Нет, пока Салае не будет в совершенстве владеть всеми тонкостями правил поведениях ему нельзя появляться публично. В конце-концов они теперь не в лесу, чтобы есть руками, сидеть на земле и прочее, прочее.

При ближайшем, так сказать, изучении проблемы все оказалось не так плохо, как высший свет привык думать о долийцах. Инкивизитор не грубил, не хамил, не перебивал, читать и писать умел и даже неплохо орудовал вилкой, но вот с остальным придется поработать.
— Спину держите ровно, голову прямо, - посол Монтилье не в первый раз обходила импровизированный "трон" в закрытых от лишних глаз покоев кругом, пытаясь заставить Инквизитора сидеть если и не как подобавает правителю, то хотя бы как главе влиятельной организации. Лорду. — Чтобы ни у кого не возникало и доли сомнения в вашем праве быть тем кем вы являетесь, - она остановилась прямо напротив инквизитора, оценивая принятую позу. — Нет, - Жозефина отрицательно качает головой и, кажется, раздраженно вздыхает. [Впрочем, это могло лишь показаться.] Но быстро берет себя в руки, начиная заново. Как держать спину, голову, как ставить ноги, куда деть руки, когда в них так отчаянно хочется что-либо взять...
— Милорд, - антиванка не сдерживает улыбки, глядя как скривилось лицо и подернулись выглядывающие из-под длинных волос уши Лавеллана от подобного обращения. Это тоже ее работа - сделать так, чтобы от обращений по титулу Салае не кривил лицо, как будто за раз съел спелый лимон. — Милорд, это важно. В замке на вас постоянно будут смотреть оценивающе, а в Орлее тем более. Там привыкли смотреть на эльфов как на прислугу, и именно вам предстоит изменить это отношение при дворе, - леди посол не скрывала, что рано или поздно намерена пробить дорогу Инкцизиции в королевский дворец. Возможно даже сделать самого инкзитора добрым другом Селины.
Она билась над осанкой не первый час, но все еще находила слова увещевания для молодого эльфа. Но казалось и они скоро закончатся, и госпожа Монтилье вынуждена будет перейти к проверенным - дедовским - методам.
— Милорд, вас никогда не заставляли ходить с парой тяжелых томов на голове? - в неизменно вежливом тоне интересуется леди посол — Или, быть может, били по рукам деревянной указкой, если неправильно их держали? - будь Лавеллан чуть более "диким", то Жозефина и не поинтересовалась бы, заранее зная ответ из личных наблюдений или из доклада леди Соловей. Но, как она уже отмечала, эльф не был лишен кое-какие манер, и вполне вероятно хоть какие-то правила поведения ему прививали подобными проверенными способами.
[icon]http://i.picasion.com/resize89/99fe1d78ed1257d0f214fc8f85597ed7.jpg[/icon][nick]Josephine Montilyet[/nick][status]сила слова[/status][sign]http://i.picasion.com/resize89/069ea29ae68f713eb25d92694505e077.jpg http://i.picasion.com/resize89/2b55570c494bd126615c6b34018b291b.jpg http://i.picasion.com/resize89/3c41385a0f8df8a61fd2f216156321af.jpg[/sign][lz]Dragon Age: Inquisition
Жозефина Монтилье, 28
посол Инквизиции[/lz]

+2

3

Лавеллану все чаще и чаще казалось, что его место - там, за стенами Скайхолда. В густых, диких лесах, где когда-то жил его народ, в опасной, пустыне, солнце над которой убивало, в болотистых, вечно сырых и стылых топях на юго-востоке Ферелдена. Но никак не на троне в большом зале. Не во главе пировального стола. Не в строгом, но все равно вычурном парадном одеянии для дипломатических визитов, балов и приемов.
Жозефина, с присущим только ей одной бесконечном терпением, вдалбливала в голову эльфа все больше и больше принятых правил, нюансов, сложившихся традиций, а Салае, хоть и запоминал, но терялся в них, как ребенок на ярмарке, внезапно увидивший палатку с заморскими сладостями.
И все чаще и чаще мысленно благодарил Хранительницу, которая серьезно относилась к образованию своего Первого, научив его не только родной речи, но и всеобщей, и читать, и считать, и писать почти что каллиграфическим почерком. Почти потому, что писанина у Лавеллана хоть была красивой, но все равно больше похожей на эльфийскую вязь, чем на привычные буквы, и читалась трудно.
Сегодня у них очередное занятие, и именно подобные всегда давались Лавеллану с большим трудом. Он прекрасно знал, как относятся к эльфам, особенно к долийцам, которые многим казались не больше, чем обычными босоногими дикарями. Их убивали, притесняли, уводили в рабство, используя потом... по-разному, но Салае не обижался. Его глубоко трогало то, что люди и эльфы не хотят жить в комфортном друг для друга мире и согласии, но прыгать выше головы, кому-то что-то доказывая или унижая в ответ, казалось еще глупее.
А тут ему надо старательно делать вид, что он, эльф, меньше полугода назад впервые выбравшийся за пределы собственного клана и надевший обувь, ничуть не хуже них. А то и лучше, ведь только у него есть метка на руке, которой можно закрывать эти проклятые, терзающие мироздание на части, разрывы.
-Я знаю, что у меня есть это право. Я знаю, что эльфы, как и люди, имеют право на жизнь. Хорошую жизнь. Что предназначение быть рабами или хозяевами не зависит от формы ушей, да и вообще никто не должен быть рабом, безвольным существом, не имеющим права даже на свою свободу, - Салае запинается. Он ловил каждое слово смуглокожей антиванки и не мог не согласиться с ее речами. Сейчас же он порядком устал от занятия, хотя не прошла даже половина, а терпение все-таки кончилось. Эмоции и невысказанные  мысли требовали выхода. - Но все мои старания будут напрасны, если все они свято уверены в своей правде, и ни у кого из них ни разу не возникало сомнений на этот счет. 
Инквизитор сжимает тонкие пальцы на подлокотниках кресла. Оно удобное, мягкое, и вовсе не похоже на его настоящий трон - большой, с огромной спинкой и крупными скульптурами по обе стороны. На нем он выглядел даже еще более маленьким и тонким, чем был на самом деле.
Как оказалось, эльфийская природная, многими называемая "кошачьей", грация, имела мало общего с тем, как держать себя на людях, и даже как стоит сидеть хоть на троне, хоть на перевернутом ведре в хлеву, если ты занимаешь видное положение. Монтилье браковала все его привычные позы, и с каждым новым "нет" девушки, Салае... Нет, ни в коем случае не раздражался и не злился на Жозефину, разве что на себя от того, что никак не мог понять, что от него хотят. Но гораздо больше расстраивался от того, что у него не выходит, а раз не получается вести себя достойно людям в высшем свете, то можно забыть и о том, чтобы показать им, живущим в дворцах, что эльфы такие же, как и они сами, а не дикое невежественное зверье.
-Били. И заставляли, - рыжеволосый отвечает чуть неохотно, но все же не может сдержать легкой улыбки, вспоминая, по какой причине его так наказывали в Клане. - Я сбегал к людям в город, или уходил без старших, или слишком глубоко забирался в лес за травами... Это был воспитательный момент. Читать и писать я научился быстрее, чем понял, что задница у меня горит от моей непоседливости.
Салае легко смеется, не рассчитывая особо, что Жозефина к нему присоединится, и быстро вскакивает с места, принимаясь бодрым, пружинистым шагом наматывать круги по комнате, разминая затекшие ноги и руки. Все же была прелесть в свободных неделях в стенах замка, который все больше и больше становивился ему домом. Даже эти занятия с Леди Послом, тяжелые, долгие, порой нудные, потому что эльфу скучно было запоминать правила письма официальных документов и обращений, были отдыхом от тяжелых походов и толстого слоя дорожной грязи на одежде и коже.
-Моя Хранительница давно мечтала о сближении с людьми, поэтому наш Клан... Не такой закрытый, как остальные, и мы часто и торговали с городом, и приходили в него, помогая в эльфинаже, и все в этом духе,  - огонь тепло трещит в камине продуваемых всеми ветрами покоев Инквизитора. На улице тепло, радостно, даже с башни слышно голоса вояк во вдоре, звонкое пение Сэры и переливы лютни, но юному эльфу нет хода на улицу, пока не закончится занятие. - Я был первым Клана, повел бы его за собой после своей Хранительницы. Она обучала меня всему, что знает сама, да и мои ровесники из города тоже иногда делились чем-то.
О том, что такие же шалопаи-подростки, только не остроухие, учили Лавеллана уж точно не поэзии и вальсу, эльф все-таки решил помолчать. Говорить о том, что в те два лета он прекрасно научился сталкивать с поясов кошельки, за что ему до сих пор очень стыдно, было глупо. Жозефина хоть и любила посмеяться из рассказать забавные случаи на приемах, где бывала, вряд ли бы оценила воровство. А вот за умение подмечать в людях даже самые мелкие детали, Салае был даже благодарен тем детям.
-Может, прервемся на что-то другое? Раз уж сидеть на троне с важным видом мне не дано богами, так скажем.. Вопросы внешнего вида мы затрагивали только вскользь. Я совсем не могу надевать свои эльфийские обереги и туники, да? И ходить с распущенными волосами?

+1


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Укрощение строптивого [da]