пост недели Bill Potts — Те, кого мы нашли в безопасности, — сразу сказала Билл, предвосхищая его вопрос, — зачем далеки это делают? — спросила она наблюдая, как далеки начали захватывать шаллакатопцев. Это был риторический вопрос, Билл прекрасно понимала, что они не ничего не могут кроме как уничтожать. Вся их суть заключена в ненависти, с ними невозможно договориться, умолять их бесполезно. На кого-то другого мольбы, в теории, могут подействовать, но далеков это точно не касалось. И сейчас Билл девушка вынуждена была наблюдать, как эти чудовища берут в плен жителей планеты. Она хотела вмешаться, очень хотела, но что она могла? Стать потоком воды? Против далеков это бесполезно, они, конечно, не могут её убить своим обычным оружием, но могут её запереть или ранить, если додумаются как это сделать. Билл уже как-то в открытую пошла против сикораксов, так они её так электричеством поджарили, что девушка после этого долго восстанавливалась.
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #155vk-time Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Forget me not


Forget me not

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

FORGET ME NOT
just hold me now & promise me you'll try
t o   s u r v i v e

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://i.gifer.com/YE21.gif

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Тони Старк | Кларис Фергюсон

недалекое будущее, Нью-Йорк

АННОТАЦИЯ

Старк погиб в битве с Таносом, так и не успев поговорить о самом главном со своей единственной. Кларис похоронила больше-чем-друга, пообещав ему жить дальше за них обоих.
В это же время совершенно другой Старк простился с возлюбленной спутницей жизни, что пожертвовала собой во имя светлого будущего целой вселенной. Впрочем, он ничего не обещал и жить дальше не смог; точнее, существовал, но абы как.
Этим двоим не суждено было встретиться, но - однажды

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Anthony Stark (27-06-2019 18:10:18)

+2

2

— Когда дело доходит до спасения мира, то не особо задумываешься о том, что можешь в любой момент умереть. Вступая на тропу геройства, ты начинаешь жить этой мыслью. Ведь, что бы мы не делали, так или иначе придет день, когда придется покинуть этот мир.

Раз, раз, проверка связи. Эта штука вообще работает?
Ох, всё славно. Что же.. Начнем.

Эй, привет.
Это.. я.

Конечно, это я! Не знаю, зачем это говорю, кто же ещё, кроме меня, может надиктовать сообщение на шлем Железного человека... Наверное, чтобы напомнить самому себе, что я — это всё ещё я. Иногда я начинаю в этом сомневаться. Забавно. Столько раз использовал слово "я". Фрейд обязательно сказал бы что-нибудь по этому поводу. Но я не Фрейд. Я старый и уставший, у меня в запасе всего несколько часов, и я просто хочу провести их с тобой. Как раньше. Помнишь? Знаю, помнишь. Меня не так просто забыть. Я же всё-таки Тони чёртов Старк. Меня можно пережить и пойти дальше, но забыть — вряд ли. Прости меня за это. За то, что всегда буду небольшим шрамом (надеюсь, что небольшим, потому что не хочу причинять тебе боль, даже душевную) на сердце, напоминающим о прошлом.

Прости.

За то, что больше не буду рядом. От меня, наверное, было мало толку, но я, как мог, пытался помочь и поддержать. Прости, что не особо получалось это сделать.

Прости, что хотел оставить тебя для себя. Надеть ошейник и приковать на золотую цепочку. Она тонкая и почти невидимая, но в цепях, как и в жизни, размер — не главное. Ты не можешь жить в клетке, даже если эта клетка размером с целый город, который я хотел тебе подарить.

Прости, что так и не решился поговорить с тобой о самом главном. Теперь это не важно, ведь перед тобой открыты все двери, смело выбирай любую, даже если привычного ворчания не будет рядом. Пожалуй, это даже.. хорошо. Правда?
Обещаю тебе, мы обязательно поговорим в следующей жизни.

Спасибо тебе.

Спасибо за то, что ты у меня была. Спасибо за эти бесконечные приключения, фантазии и идеи, за бешено колотящееся сердце, за бессонные ночи вдвоём, за дни, пролетающие, как одно мгновение.

Спасибо за то, что была со мной. Сидела со мной на пляже и смотрела на ночное море и небо. Пила со мной южный коньяк на балконе Башни. Была рядом, за тысячи километров от меня, но ближе, чем кто бы то ни был в этом мире.

Спасибо за бесконечные разговоры, за твоё чувство юмора, за то, что у меня получалось тебя рассмешить, и это было самое удивительное чудо.

Спасибо за то, что твоё имя было во всех моих паролях, даже когда я и не подозревал о твоём существовании.

Индикатор заряда уже жёлтый. Чёрт. Я даже не смогу провести эти несколько часов с тобой. Мне безумно жаль, что все заканчивается вот так. Надеюсь, что ты никогда не услышишь этого сообщения, но если ты все же слышишь...
Живи. Пожалуйста, живи дальше. За нас обоих, Кларис. И когда однажды ты станешь совсем старенькой и морщинистой (я уже это представляю, кстати), расскажи своим детям и внукам, какие бургеры самые вкусные!

Я прощаюсь сейчас. И не прощаюсь. Я буду продолжать с тобой разговаривать, даже когда ты больше не будешь меня слышать.
И да, когда я усну, я увижу тебя. Как жаль, что я слишком поздно понял, что всегда видел тебя во сне.

Это всегда была ты.

+1

3

Эй, привет.
Это.. я.

Тот день она запомнит навсегда.

В тот день ее собственный мир сузился до размеров одного щелчка. Щелчка сделанного Тони. И все вокруг остановилось, моментально прекратив свой бег. Стало совершенно не важным и потеряло весь смысл. Мир поблек, превратившись в пепел, которым разлеталась громадная казавшаяся бесконечной армия Таноса. А для нее бесконечность просто перестала существовать, когда Перчатка отобрала у нее его. И ни один телепорт не мог отменить этого. Она успела лишь в последний момент, когда Тони едва дышал. С обугленным лицом и изувеченным плечом он был похож на тень самого себя. Уставший и слабый, с блуждающим взглядом, словно ищущим что-то или кого-то?
Портал разорвал пространство, мигнув алым сполохом на сером небытии восстановленной Вселенной, которой больше для нее не существовало.
Она опоздала, успев лишь поймать его последнюю слабую улыбку, такую же теплую и ласковую как всегда. Ей не нужна была Пятница, чтобы понять, что все кончено. Реактор едва мерцал рядом с пока еще живым, но почти не бьющимся сердцем. Она накрыла его своей рукой, и тяжелая железная перчатка успела едва сжаться на тонких фиалковых пальцах, перед тем, как соскользнула, упав на пыльную землю.
Кларис плакала беззвучно и горько, не в силах подняться и уйти, позволив себе оставить Тони одного. Ее увел Роудс, когда рядом уже почти никого не осталось, а тело Старка унесли.

Прости.

Похороны похожи на насмешку смерти над жизнью. Вот они все вместе и все хорошо. Пеппер что-то говорит Кларис, опираясь на  руку Бартона, и он в этот день, о, чудо, практически без разбитого лица, извечно заклеенного пластырями всевозможных размеров. Кларис ее не слышит. Ей вообще хотелось бы никого не видеть и не знать, что у них все хорошо. Она эгоистична в своем горе, хоть больше и не показывает слабости. Губы плотно сомкнуты, превратились в тонкую бледную полоску, под глазами темной тенью залегли круги, и глубокая морщинка расчертила переносицу меж бровями, но она больше не плачет. Нет. Она думает о том, что окажись она быстрее, не оставляй Тони одного и можно было бы вырвать руку порталом. Хотя, конечно, вряд ли бы это спасло его, но маниакальная уверенность утопающего, что еще можно выплыть, не покидает ее в тот день. Она ненавидит Стрэнджа, с его дурацким одним шансом на четырнадцать миллионов, ненавидит себя и мир, который остался жить. Кларис согласна бы оставить все как есть, с половиной человечества во Вселенной, она согласна даже остаться в ней вдвоем, только бы…
Провожая уплывающий по реке венок, ей хочется закричать, выпустив всю злость, обиду и разочарование, но она лишь плотнее сжимает губы и отворачивается, когда Роджерс пытается поймать ее взгляд. Только душеспасительных бесед ей не хватало для полной картины этого дня.
Кларис уходит через портал, как только все присутствующие расходятся. Не прощаясь и не оборачиваясь назад. Так и шагает прямо с моста, разорвав пространство воды, которая унесла последнее напоминание о сердце Тони Старка.

Спасибо тебе.

Кларис ловит отголоски прошлого, пытаясь отыскать в них себя. В настоящем она давно потерялась и перестала существовать. Порой она часами может бродить по старой мастерской в башне, которую Мстители восстанавливают заново и на ее крыше вновь красуется огромная неоновая буква "А", при виде которой внутри все сжимается и начинает нестерпимо щипать глаза, но она все еще не плачет. Лишь  мягко улыбается, когда Балда приносит ей кружку с наполовину расплескавшимся кофе по дороге, или когда встречает Беннера, колдующего что-то над панелями управления и чертежами.
В один из таких вечеров вежливый и тактичный Брюс протягивает Кларис шлем от одного из Марков и так же тихо уходит, будто растворившись в вечерних сумерках. Оставшись одна, фиалковая опускается на пол, чувствуя, как к горлу подкатывает ком и становится тяжело дышать, пальцы скользят по приборной панели и в комнате обрисовывается голограмма Тони, сидящего так же на полу, только космического корабля.
Кларис до крови закусывает губу и зажмуривается, когда слышит такой родной и до боли знакомый голос. Безмерно уставший, но продолжающий острить. Все тот же Тони, которого ничто не способно изменить.
Это письмо практически с того света становится последней каплей, переполняющей как вода до краев заполненную чашу, и Кларис не в силах больше сдержаться, рыдает, скрючившись на полу в обнимку со шлемом. Встревоженный Балда шуршит к старой знакомой с большой кружкой кофе, полагая видимо, что это исправит положение, но от вида лапы-хваталки становится еще больнее и горше.

Живи. Пожалуйста, живи дальше. За нас обоих, Кларис.

Ранней весной в Центральном парке еще прохладно и редкие прохожие спешат по своим делам, не обращая внимания на маленькую фигурку, сидящую под большим раскидистым деревом. На коленях покоится красный шлем, издалека и не разглядеть для чего он. Людям вокруг все равно. Они погружены в свои мысли и дела, торопятся куда-то, стремясь нагнать жизнь, которую у них почти отняли, а вот  теперь щедрым росчерком чьей-то руки вернули назад, а потому нужно спешить. Нужно успеть. Ведь столько еще всего, что осталось нерешенным.
Кларис смотрит на них из-под надвинутой на лоб бейсболки. Закутанная в толстовку, в своих привычных драных джинсах, она никуда не спешит. Она знает, кто подарил всю эту жизнь, и от того ей невыносимо больно осознавать, что тратится это время впустую.
Тони ведь тоже был эгоистом, если попросил ее о подобном. Как можно жить в мире, в котором не существует человека, ради которого стоит жить? Какой в этом смысл?
С того дня, как она получила шлем, Кларис больше не плачет. И больше не возвращается в башню. Для нее она умерла, вместе со всеми разработками, Марками, которые остались там. Благодаря Пеппер ей удалось забрать оттуда Балду, хотя кто мог возражать? Лапа-хваталка только мешалась всем под ногами, все опрокидывала и наводила больше грязи в и без того не очень чистых помещениях. Беннер все реже появлялся в мастерских и вскоре их законсервировали, оставив все как есть. Мисс Потс не позволила ни правительству, ни военным наложить свои загребущие лапы на собственность Старка. И Кларис была безмерно благодарна ей за это.

Это всегда была ты.

Ей нужно было научиться заново дышать, но она не понимала, как это сделать. В ее мире больше не было солнца и тепла, не существовало улыбок и объятий. Она осталась одна во Вселенной полной людей, которые ей были совершенно не нужны. Потому что не было того, кто был всем для нее в этой Вселенной. Она жалела лишь об одном. Что не сказала ему об этом.

Отредактировано Clarice Ferguson (02-07-2019 10:38:24)

+2

4

Вокруг все искрит, вспыхивает сотней огоньков, так что глаза слепит. Стенки качаются, мебель подпрыгивает и дрожит, хотя из окружающего убранства тут разве что и остался громоздкий покосившийся шкаф да пара тумб.
Видавший виды матрас валяется прямо на пыльном, заляпанном древними пятнами неизвестного происхождения полу, и начинает медленно сползать куда-то в угол. Злосчастный шкаф, не выдерживая тряски, все же с грохотом обваливается, исторгая из себя осколки немытой посуды вперемешку с грязными вещами и ошмётками старой личной жизни.

Вау! Вот это эффект. Знал бы, раньше бы попробовал... а что это, к слову?

Тони подносит бутылку к самому носу и щурится в попытке разобрать надпись на полустертой, оборванной на четверть этикетке, но его старания не увенчаются успехом. Впрочем, к черту. Нужно было раньше откупорить эту дурь, знатно вставляет!
То, что ему нужно сейчас.
Он делает ещё пару глотков. Мир вокруг рассыпается битыми пикселями, отчаянно скрипит и мигает. Его охватывает пьяный восторг, безрассудная эйфория.

Склоняясь к полу над останками шкафа, Старк подхватывает замызганную фотографию. Когда-то он бережно хранил все, что напоминало о прошлой жизни, но теперь был не способен позаботиться даже о себе.
Но - теперь это неважно.
Тони ощущает себя легко и весело. Лишь стоило все решить для себя, жизнь вновь приобрела смысл.

Насвистывая себе под нос незамысловатую мелодию и раскачиваясь, будто матрос на открытой палубе в шторм, мужчина бредёт к панорамной лоджии и неумело карабкается на раму открытого окна. Лишь чудом удерживает равновесие, когда выпрямляется в полный рост. Допивает остатки из бутылки и пьяно отрыгивает в полный голос, так что ветер подхватывает эхо и разносит над бурлящим жизнью кварталом, раскинувшимся далеко внизу. Домики отсюда кажутся крохотными, муравьиными. А спешащие по своим делам людишки такими мелкими и незначимыми, эх, прав был Тор.

Самоубийство в разгар рабочих будней. Вот это фурор, сколько зрителей и пересудов будет! Все новостные каналы его, блеснёт в последний раз.

Тони раскидывает руки в разные стороны. Он не боится высоты, ему совсем не страшно.

Медлит, поднимая к лицу старое фото и с доброй улыбкой рассматривает снимок, собирая мимические лучики морщинок в углах глаз. Он так устал. Но всему этому пришёл конец.
- Ну вот и все, милая, мы очень скоро увидимся.
Разжимая пальцы, Тони отпускает опустевшую бутылку. Раскачивающийся мир разбивает тару на пиксели и уносит с ветром. Хаха, забавный эффект!
Но ему уже все равно.
Поднося снимок к губам, он с болезненной нежностью целует улыбающееся лицо супруги. Когда-то очень давно им было так хорошо вместе. Они могли ссориться и улыбаться, спорить и веселиться вместе. Он так давно потерял все это. И так и не сумел найти нового смысла в опустевшей жизни.
Что же. Она учила его быть честным - с собой, с ней, с окружающими. И он честен, наконец.
Этот чертов мир ему больше не дорог. Без неё все это не имеет смысла.

Закрывая глаза, Тони расслабляется. Даёт себе долгую минуту, чтобы вспомнить все самое хорошее и светлое, что с ним случалось в этой жизни. А после расслабляется, будто засыпает. Обмякает - и кулём вываливается из окна. Стремительно падает вниз, несётся с бешеной скоростью навстречу мигающим огонькам.
Синий, красный, желтый, зелёный..
Пурпурный.
Он протягивает руку, ловя пульсирующую искру. Совсем как от ее порталов, этих глупых блинкающих кругляшей, что могли открыть окно в любую точку вселенной. Ох, сколько чудных мгновений они проводили, завтракая в Париже, гуляя по Москве и вместо ужина купаясь в океане Сицилии - и все это без длительных перелетов и дорогостоящих турне. Просто силой ее мысли, неудержимой и стремительной, как и вся она...

Сильный толчок возвращает его к реальности. Плечом больно бьет об козырёк нижних этажей, подкидывает на натянутом тенте летней веранды неизвестного кафе, а после откидывает в грязь. Тони кубарём катится по жесткому асфальту, царапая ладони, локти, колени и даже щеки. От боли и внезапности он даже малость трезвеет, мутная лужа завершает его путь и окончательно приводит в чувство.
Лёжа на земле и раскинув руки, он тяжело дышит и смотрит в высокое голубое небо.
И не понимает.
Почему жив и какого черта стряслось?

С неба, кружась, опускается обрывок памятной фотографии. Старк дергается и резко садится, дрожащими непослушными пальцами старается поймать карточку, но ветер подхватывает и тащит ее по воздуху. Ему невозможно больно, но он поднимается и ковыляет следом, чтобы забрать свою драгоценность. Словно издеваясь, та летит все дальше и дальше, замирая на кустах и мусоре, но каждый раз тащится дальше с ветром, заставляя его вымучивать каждый новый шаг.
Тони не сразу замечает, что местность ему не знакома. Точнее.. это точно не окрестности его пентхауса. Возможно, если напрячься, он даже узнает это место, но он не видит смысла обдумывать это после того, как выжил при падении из семидесятого этажа.

Наверное, мир свихнулся? Или он мертв и уже давно в раю? Кого обманывать, должно быть, это его ад.

Вечно преследовать ошмётки своей прошлой и лучшей жизни, не в силах настигнуть. Да, отличная пытка! Как раз для него.

Выныривая, наконец, из подворотен, мужчина пересекает проспект, пару раз едва не угодив под колёса спешащих машин, и достигает парка, где со страданием жмурится на яркое солнце, закрывает глаза козырьком ладони. Некоторое время просто стоит, покачиваясь, не решаясь выйти на освещенную территорию. Но ему нужно двигаться, покуда ветер не украл его драгоценность окончательно. Он не может потерять ее! Только не снова.
Тони делает нелепый, неуверенный шаг.
А после вдруг замечает ее. Девушку с невозможным цветов кожи и глаз. Девушку, что сотни, тысячи раз видел в своих снах, мечтах и кошмарах. Что каждый раз находил - и каждый раз терял. Она просто сидит там, на скамье в тени раскидистого дерева, кутаясь в объемную одежду и вытянув ноги в любимой позе.. и она вся такая живая и настоящая! Реальная.
На глаза тут же наворачивается мутная пелена, должно быть, он все ещё пьян или в самом деле умер. Но все это неважно, когда она перед ним!

Забывая о фотографии, Тони завороженно тянется к призраку своей погибшей возлюбленной. Раскидывает руки, чтобы обнять ее, кидается ей на грудь и безумно кривит лицо, что не в силах выразить весь спектр его эмоций - от ужаса до восторга.
— Наконец! Наконец, это ты. Я нашёл тебя. Мы снова вместе.
Он грязен, оборван и пьян, его сложно узнать. Заговаривается и бессвязно бормочет, почти булькает, так что слов и голоса не разобрать, слишком давно он не использовал свои связки ни для чего путного, кроме безумных криков и воя одиночества долгими болезненными ночами.
Но теперь она с ним, так что все будет чудесно! Если это его ад, так тому и быть, пускай они оба горят тут вечность.

Отредактировано Anthony Stark (02-07-2019 11:40:32)

+1

5

Кларис прикрывает глаза и делает глубокий вдох, погружаясь в воспоминания прошлого. Пальцы осторожно гладят шлем, рисуя узоры вдоль прорезей глазниц и швов. Это ее успокоительная мантра, позволяющая держать себя в руках, делающая ее хоть на капельку ближе к тому, что уже безвозвратно кануло в прошлое. Но ей все равно. Ее прошлое живет в памяти, и она готова вновь и вновь возвращаться к образам, которые греют душу и успокаивают хоть на миг израненное сердце.
Тони был прав, он оставил шрам, ошибся он лишь с его размерами. Кларис кажется, что в груди у нее зияет огромная незаживающая рана, которая не сможет затянуться никогда. Старк со всеми своими железками, колючими шуточками и едкими замечаниями настолько прочно врос в ее жизнь и сознание, что вырвать его оттуда не представлялось возможным.
Порой в очередном приступе невыразимой тоски, когда не находит себе места и не видит возможности отвлечься, Кларис малодушно желает утратить память, чтобы забыть все на свете, даже собственное имя. Но потом приходит в ужас от собственных мыслей, покрываясь липким потом от осознания того, что она когда-нибудь может забыть Тони Старка.

Ей часто снятся тяжелые, как горькая хмарь сны, и кажется, что из этой пучины нет возврата. Они болезненной язвой прорастают на сердце, не оставляя возможности выбраться из туманных образов даже днем.
Каждую ночь она просыпается в беззвучном крике, содрогаясь от ужаса, задыхаясь от собственных чувств, с трудом возвращаясь в реальность и осознавая, что все это не по-настоящему.
Иногда Кларис видит Тони стоящего очень далеко, так что он не слышит ее криков, а она не в состоянии добраться до него, как бы ни стремилась к нему, сколько бы порталов ни открывала. Он все так же недосягаем и ничто не способно помочь ей преодолеть это расстояние. Порой он идет где-то впереди нее, его широкая спина, маячит совсем рядом, достаточно только протянуть руку и коснуться теплого родного плеча, но как только она хочет это сделать, вдруг появляется толпа. Она теснит, отодвигает Кларис все дальше, не позволяя подобраться к Тони ближе. А он теряется в ней, исчезая, словно рыба в воде.
Ни в одном из них она не видит его лица. Никогда. Он то спиной, то вполоборота, то так далеко, что лишь по очертаниям она угадывает его силуэт, безошибочно определяя, кто перед ней. Но лица ни в одном из снов нет. И это пугает ее до дрожи.

А потому она раз за разом вызывает из памяти образы смеющегося Тони или Тони хмурящегося, закусившего губу и что-то увлеченно мастерящего. Эти лица мелькают под ее закрытыми веками как калейдоскоп бесконечной памяти, которую она боится когда-нибудь потерять, утратить четкость воспоминаний и перестать, как во снах, видеть его лицо. Помнить каждую его черточку. Лучики морщинок, собирающиеся в уголках глаз, когда он щурится или улыбается. Маленькую ямочку на правой щеке, едва заметную; залегшую меж бровей морщинку появляющуюся, когда он сердится или над чем-то серьезно размышляет. Все эти мелочи прекрасные и удивительно родные она боится потерять. Это ее самое драгоценное сокровище, которое времени у нее не отобрать. Она просто не позволит ему это сделать.

Кларис сидит, улыбаясь одними уголками губ, прикрыв глаза, оставаясь наедине с дорогим ей человеком хотя бы так. Прохожие совершенно игнорируют ее одинокую фигурку, а потому она чувствует себя спокойно и расслабленно, до тех пор, пока кто-то с полувсхлипом, полустоном не бросается к ней, пытаясь обнять, бормоча что-то совершенно невразумительное.
Она подскакивает прямо на скамейку, на которой только что сидела, спрятав подмышку шлем от Марка и отодвигая его как можно дальше, как самое сокровенное и дорогое, от странного и жуткого мужчины, непонятно чего от нее ждущего.
- Какого черта ты творишь? Совсем упился? – она раздосадована и разозлена, что ее прервали, так бесцеремонно вмешавшись в ее мирок теплых воспоминаний, - Бесплатную еду и ночлег предоставляют на Брум стрит. У меня ничего нет.
От этого бездомного нестерпимо воняет и к тому же он мертвецки пьян, а одежда превратилась в сплошной комок грязи, хотя раньше, похоже, была очень добротной и качественной. Ее взгляд случайно падает на ноги несчастного и Кларис, не удержавшись, присвистывает. На ногах у него мокасины от Prada, точнее они когда-то ими были, а сейчас они больше похожи на старые стоптанные галоши.

Такие раньше любил Тони.

Мелькает ядовитая мысль, болью отзываясь где-то в груди.
- Ты что, убил какого-то богатея, а потом раздел? – она опасно кренится, стоя на скамейке, пытаясь отодвинуться подальше и гадая, почему же еще не свалила от этого бомжеватого маньяка в телепорт, - Да отлипни уже от меня, ты воняешь хуже сточной канавы, - Кларис пытается спасти свою ногу, в которую мертвой хваткой вцепился мужчина.

Отредактировано Clarice Ferguson (02-07-2019 10:50:55)

+2

6

Кларис точно такая, какой он ее помнит. Невероятно уставшая, а ещё словно чуточку моложе. Но это лишь мелочи, потому что все остальное, уверяет его нетвердая память, совпадает со стопроцентной точностью!
Ему чудится знакомой прическа, одежда и даже шлем под ее локтем. А ещё то, как она возмущенно взвивается на скамью с ногами, занимая оборонительную позу. Или то, как сканирует проницательным взглядом изумрудных глаз. Или даже то, как язвительно советует отправиться на Брум стрит в ночлежку для бомжей (со скрипом память подкидывает ему нужные образы, ведь он финансировал эту дыру в своё время - и Кларис знала об этом, так что использовала не случайно, верно?).
Все это вызывает в нем неконтролируемый бурный восторг. Да, да, без сомнений! Это точно она, его драгоценная Блинк.

Тони никак не может отвести взгляда, острые фразы его не трогают. Он и не мечтал об этом моменте! Видеть, слышать и ощущать ее. Самое большое счастье, что случалось с ним за последние годы беспросветного одиночества. Стоит признать, он почти начал забывать.. он старался забыть, но теперь горько об этом сожалел. Звонкий голос, острый взгляд, тепло ладоней. Ее лицо, неуемный оптимизм и заразительная улыбка. Как ему жить без всего этого?
Постойте. Он ведь решил свести счёты с коварной жизнью, что лишила его всего и не оставила ничего взамен. Вот почему все было неважным, но теперь..
Его мир завертелся и стремительно изменился. Ему нельзя умирать! Нет. Никак. Ни за что! Где-то в глубине души Тони даже счастлив, что не погиб в этом своём малодушном порыве закончить душевные страдания. Если бы у него все получилось, они бы никогда не встретились, к тому же...

Стоп, стоп, стоп!

У него даже кружится голова от всех этих мыслей. Несчастный организм, который планомерно отравлялся алкоголем (и не только) все эти годы, просто отказывается шустро соображать. Вымученно застонав, мужчина сползает прямо на асфальт возле лавки и хлопает себя по лбу раскрытой ладонью.
- Столько всего произошло! Ты не поверишь..
Им нужно столько всего обсудить! Он хочет рассказать ей так много! Мысли мешаются в голове, язык заплетается, а руки неприятно и мелко дрожат. Тони привычным жестом, отработанным до автоматизма, шарит по своей видавшей виды спортивной кофте на предмет фляги во внутренних карманах, но ничего не находит. Конечно, он ведь выпрыгнул из окна этим утром, чтобы закончить все это, так зачем ему было думать об экстренном алкогольном запасе?

Цокая под нос собственной неосмотрительности, Тони вдруг вспоминает о своей находке. Она же Блинк.
БЛИНК.
Сейчас блинкнет в свой портал и поминай, как звали. Ей незачем убегать от собственного мужа, конечно, но вероятность всегда есть. Характер у пассия не сахар, она может «наказать» его за что угодно и самым неожиданным способом. А наказывать его сейчас есть за что, он это осознает. Внешний вид, образ жизни, а ещё эта тупая затея с прыжком.. Тони даже не сомневается в том, что Кларис уже все знает. Она всегда знала, лишь стоило ему подумать, а она уже глядела смешливо, не то поддерживая, не то все же неодобряя. Ах, славное было время!

Постойте. Сосредоточиться.

Выныривая из разрозненных мыслей и обрывков воспоминаний, мужчина изворачивается подле скамьи и вскидывает оцарапанные ладони в жесте примирения.
- Постой! Не уходи. Я знаю, что облажался, но я все исправлю! Кларис..
Кларис, пожалуйста! Он все ещё булькает невнятно, но ее имя звучит нежно, четко и тепло. Оно ему привычно, он так и не разучился говорить его, хотя не произносил уже длительное время. Такое сладкое, такое настоящее. Эндорфин в крови моментально подпрыгивает, у него буквально расширяются зрачки, хотя он и без того выглядит безумно. Старк расслабленно улыбается. Отравленный мозг не способен к длительным логическим цепочкам и мудрым заключениям. Все, что он может сейчас, это действовать импульсами. Так что снова протягивает руки и цепляется за ногу настороженной девушки.
- Неужели ты не узнала меня? Это же я, твой Тони!
И смотрит с надеждой. Она злится? Она разыгрывает его? Они должны скрываться? За ними следят? Это чудо временное? Им следует что-то предпринять? Тони не отводит взгляда, надеясь прочитать в ее лице подсказку. Один только жест, и он сделает все, что от него требуется!
Если вообще требуется.
Следом за упоительной эйфорией неудержимо накатывает волной сомнений и паники: что, если она не желает его видеть? Что, если он ей противен.. таким? Что если.... Так много «если»!

У него начинают дрожать руки, так что едва получается держаться за ткань ее джинс, но он отчаянно старается. Радость быстро обращается ужасом, взгляд становится испуганным. Нет, нет, только не уходи! Не оставляй меня снова! Я сделаю все, что угодно, только... останься.
Старк сипло хрипит, ему не хватает воздуха. Со свистом делает вздох, но тут же давится. Дыхание сбивается, взгляд делается мутным. Он давно научился справляться с этим, но сейчас всего слишком много, все так быстро! Мысли заняты совершенно другим, сомнения и страхи лишь ухудшают ситуацию. Паническая накатывает стремительно и неудержимо, накрывает с головой и опрокидывает его хлипкий плотик стабильности. Ему никак не вспомнить, что нужно делать в такой момент. Раньше Кларис подсказывала ему, но сейчас..
Постойте.
Кларис! Его любимая. Его единственная. Она снова с ним. Она вернулась с того света, чтобы воссоединиться. Тони разбито, дёргано улыбается, почти задыхаясь, но тратя последний воздух на то, чтобы все же убедиться:
- Ты меня помнишь?
Словно это что-то может решить. Но, возможно, это действительно все исправит.

+1

7

Кларис отказывается понимать эту глупейшую, доведенную до абсурда ситуацию. Еще немного и она готова треснуть шлемом по голове этого прилипчивого идиота. Ну не отсекать же ему руки порталом, в самом деле. Может он и сумасшедший и бездомный, но явно не заслужил такого к себе обращения.

Ей хотелось, чтобы ее оставили в покое. Чтобы больше не вторгались в ее личное пространство. Ей стали отвратительны любые тактильные контакты, потому что когда ее касались, создавалось ощущение, что по коже ударяет будто электрическим разрядом.
Пеппер первое время старалась хоть как-то растормошить и вернуть фиалковую к жизни, но Кларис оставалась безучастна. Потс даже пыталась воздействовать на нее через профессора Ксавье, но мутант, встретившись с Блинк, взглянув ей в глаза, лишь обнял и сказал, что он ни чем не может тут помочь.
Нужно было время, чтобы изгладить эту боль из собственной души, но время шло, а легче не становилось.

И вот сейчас от нее чего-то хотят, что-то требуют, вторгаясь в личное пространство, а ей хочется просто сбежать отсюда, чтобы не видеть и не слышать ничего. Забиться в угол и стараться не вспоминать, что есть еще кто-то за пределами ее собственного сознания.
При упоминании собственного имени, она дергается, будто ее ударили. Кларис приходится уделить более пристальное внимание мужчине, ползающему по земле у ее ног. Забавное зрелище, должно быть, но отчего-то в этой ситуации выглядит жалким.
Голос кажется очень знакомым. Осипший, хриплый, почти невнятный, но в нем угадываются знакомые нотки, которые поднимают внутри волну неконтролируемой нежности. Кларис вглядывается в оплывшее с ввалившимися глазами небритое и грязное лицо и шарахается в сторону, все-таки выдернув штанину джинс из цепких дрожащих пальцев, угадывая в этом чудище знакомые и милые сердцу черты.
Всколыхнувшаяся внутри теплота, сменяется яростью и гневом. Как вообще кто-то посмел так шутить над ней?! Это не может быть Тони. Это не он! Кто-то из метаморфов дурачится, желая сыграть на ее чувствах? Но зачем? Что им от нее нужно? Господи, как же она смертельно устала.

- Проваливай, - почти рычит она, понимая, что еще немного и уже не сможет контролировать себя, - Катись к черту, пока я не прекратила весь этот фарс, отчекрыжив тебе голову порталом.
Но незнакомый знакомец не унимается, продолжая звать, цепляться за нее, будто желая проверить насколько прочна грань ее терпения и морали.
- Тони мертв! – Кларис срывается на крик. От упоминания этого имени ее встряхивает, внутри все сжимается, превращаясь в сплошной сгусток боли, - Он мертв и этого уже не изменить!!! Этот чертов мир жив благодаря его смерти! Оставьте уже, наконец, меня и его в покое и живите, как вам заблагорассудится, продолжая убивать свои жизни в пустом мышином беге по кругу!
Кларис трясет как в лихорадке, она с трудом справляется с собственным телом, пытаясь унять дрожь и искры, сыплющиеся с кончиков пальцев.

Чужие руки все же отпускают, и она может выдохнуть. Зажмурившись фиалковая пытается унять бешено колотящееся сердце, готовое разорвать грудную клетку и выпрыгнуть на свободу, чтобы больше никогда не испытывать подобной боли и смятения. Кулаки с силой сжимаются до побелевших костяшек пальцев, шлем выпадает и валяется на траве, поблескивая золотистым латунным боком. Ей хочется, чтобы всего этого не было, чтобы все произошедшее было дурным сном, от которого она вновь проснется в холодном поту, задыхаясь от сдерживаемых рыданий. Но мир будто издевается над ней. И нынешний мучитель, странно и болезненно скорчив гримасу, начинает задыхаться в приступе панической атаки, теряя ориентацию в пространстве и превращаясь в еще более жалкое существо, хотя куда уж дальше не понятно.
Кларис кусает себя за губу, ей слишком хорошо знакома подобная ситуация, хотя в последние годы жизни она была редким явлением, но все же порой Тони не мог справиться с собой, и ей приходилось помогать ему, оставаясь рядом. Глядя сейчас на этого мужчину, который так похож на Старка, она не может заставить себя уйти. Сделав глубокий вдох, Кларис опускается рядом на колени и берет грязную исцарапанную с обломанными ногтями руку в свои ладони и заглядывает в мутные карие, тут сердце вновь предательски екает, глаза.
- Успокойся, - она говорит тихо, но твердо, так, чтобы тон голоса был ровным, - слушай меня. На счет делай глубокий вдох, а затем выдыхай. Один...

Это какое-то сумасшествие! Какого черта я вообще ему помогаю, почему я не оставила его здесь, он ведь только что вывернул мне всю душу наизнанку!

- Два...

Господи, только не грохнись мне тут в обморок. Что я буду делать с твоей тушей? Не телепортировать же, правда, на Брум стрит?

- Три...

И зачем ты свалился на мою голову? Почему вы все не оставите меня в покое?

- Четыре...

Как же невыносимо похожи твои глаза на его...

- Пять... Дыши, вот так... спокойнее.

Все, я так больше не выдержу!

С каждой секундой этот странный незнакомец становился все больше похож на Тони. За общим, опущенным и разнузданным, видом проступали знакомые до боли черты. В какой-то момент Кларис не выдержала и закрыла глаза, чтобы больше не видеть его, но все же не выпустила руку. От мужчины ужасно пахло и казалось, что еще чуть-чуть, и она сама пропитается насквозь этими миазмами и ничто не способно будет их вытравить с ее тела.
Кажется, она совсем рехнулась, решив помогать этому человеку. Сумасшествие не передается воздушно-капельным, но голова совсем уже не соображает в этой мешанине нелепых и странных событий, затянувших ее в сумбурный водоворот.

- Пятница, - Кларис зовет осторожно, все еще боясь открыть глаза и вновь взглянуть в лицо этой страшной и ужасно поломанной версии Тони Старка. Она ждет ответа ИИ, хоть и не надеется его услышать. Последний раз она слышала ее голос еще в мастерских, когда забирала лапу-хваталку. Электронный секретарь Старка вполне могла отключиться от шлема Марка этой версии, но..
- Рада снова слышать тебя, Кларис, - ровный механический голос льется из динамиков, а линзы в глазницах начинают мерцать едва видимым днем голубоватым светом.
- Ты можешь удаленно через шлем просканировать этого человека? - бездомного больше не трясет и дыхание постепенно выравнивается, но он все так же судорожно сжимает руку Блинк, словно не желает ее отпускать. Фиалковая предпочитает больше не смотреть на него, стараясь не встречаться взглядом, а еще дышать через раз. Пожалуй, даже недельная ванна не смоет с нее эту вонь.
Проходит какое-то время практически в полной тишине, если не считать сиплого дыхания над ухом. Кларис уже думает, что ИИ не смогла обработать запрос, но шлем вновь оживает и выдает совершенно удивительное и сумасбродное:
- Добрый день, мистер Старк. Вы отвратительно выглядите.
- ЧТО?! - вопль Кларис разносится на всю округу и она, вырвав руку из цепкого захвата мужчины, поднимает шлем, на уровень своих глаз, заглядывая в голубоватое свечение и вновь, чувствуя, что начинает закипать, шипит:
- Что за чертовы шутки сегодня весь день?! Тони мертв!!! И ты это знаешь не хуже меня, Пятница, так что прекрати...
- Тони Старк мертв. Совершенно верно. Как и то, что этот Тони Старк жив. В свете событий, повлекших за собой победу над Таносом, есть вероятность...
- Замолчи.
- … что этот Старк...
- ЗАМОЛЧИ!!!!
Кларис падает на колени, выпуская шлем из рук и затыкая уши. Она сгибается, утыкаясь лбом в траву, стараясь сдержать рыдания, давясь воздухом и надеясь сохранить хоть какие-то остатки рассудка и не потерять нить собственного зыбкого существования.
Нет, она определенно сошла с ума. По-другому просто не может быть.
Этого не может быть.

Отредактировано Clarice Ferguson (03-07-2019 10:10:59)

+2

8

Ему так страшно.. Так страшно! Ещё никогда в жизни Тони не испытывал подобного ужаса. Даже когда сражался в самых лютых битвах. Даже когда его возлюбленная Кларис умирала буквально у него на руках, он не успел испугаться, все произошло слишком быстро. Разбитое сердце и последующее одиночество не пугали его, а лишь истощали. Он был разбит, но не напуган. Да и чего ему было бояться? Он уже потерял все, что мог. Чем ещё его можно было сломать?
Но сейчас каждая его клеточка дрожит и пульсирует. Все тело вибрирует, от кончиков ногтей до корней волос. Что, если Кларис исчезнет? Пропадёт, растворится в воздухе. Уйдёт, оставит его здесь. Что, если он больше ей не нужен. Что, если эта история закончилась много лет назад, а он до сих пор так и не понял.
Все же - думалка у него до сих пор функционирует. Иначе как объяснить все эти яркие, обильные фантазии? Ему чудится вероломство, обман, подвох. Он уже успел придумать тысячи вариантов, за что и как именно его предали.

Но потом..

Кларис возвращается к нему, хотя уже успела отскочить в сторону в очевидной попытке убежать. Что-то не отпустило ее, и Тони безумно рад. И благодарен. В отчаянии цепляется за тонкие тёплые пальцы и с доверчивостью пса смотрит в зеленые омуты глаз.
Она считает для него, как делала тысячи раз до. И, он надеется, будет делать тысячи раз после.
Он плохо ее слышит, но паника медленно утихает. Удушливая волна отступает, в голове все ещё тяжело, в ушах бьют барабаны, а в глазах черно, но теперь он может дышать и все медленно налаживается. Для начала - нужно просто вдыхать, а дальше оно само.

Ему требуется время, чтобы окончательно вернуться в норму. Все происходящее вокруг кажется фильмом с зажёванной пленки, кадры в котором бессвязно мелькают, а звук искажён до неузнаваемости. Старк силится уловить смысл происходящего, но никак не может. Вздрагивает, когда из опрокинутого шлема вырывается яркий голубой луч сканера, но уклониться не успевает, да и куда ему в нынешнем состоянии. Лишь испуганно припадает к боку утешающей его Кларис, но она больше не смотрит. Шевелит губами, словно обращаясь к тому самому шлему, однако смысл ее монолога все ещё остаётся загадкой, отдельными звуками, никак не складывающимися во что-то адекватное.
Боже, когда же его попустит?
Тони старательно дышит носом, и постепенно в голове проясняется. Однако совершенно невовремя. Блинк вдруг начинает рыдать, и мужчина замирает в растерянности. Что случилось? Что он пропустил? Неужели она в самом деле настолько не рада этой встрече?
Холодея до кончиков пальцев, Старк неловко придвигается к Кларис и касается ее плеча. Это прикосновение спонтанное, неосознанное, но - господи боже! - как же давно он об этом мечтал. Ее плечи мягкие, тёплые, крупно вздрагивают от рыданий, но она вся такая живая и настоящая, что Тони не может сдержать улыбки. Да, она плачет. Да, должно быть, что-то случилось. Но она жива! И он может вновь ее утешать, веселить и отвлекать, так что какая бы напасть не стряслась, они преодолеют это.
- Эй. Кларис, не плачь, - как и любой мужчина в моменты женских слез Тони ощущает себя не остроумным гением, а трехлеткой с примитивным и крохотным словарным запасом. Нужные слова просто не идут на ум и все, что он может, это повторять клятое «не плачь» и снова и снова гладить по ее плечу, испытывая не страх и ужас от ее рыданий, а почти физическое удовольствие просто от того, что может все это делать. Говорить с ней, касаться, пытаться успокаивать. Ему искренне все равно, что происходит, лишь бы они могли быть рядом. Пускай она плачет, он подставит плечо. Пускай радуется, он разделит ее веселье. Пускай.. да что угодно пускай!

Из спутанных мыслей его вырывает голос из шлема, что вкрадчивым шелестом предлагает: «Желаете ознакомиться с полной ситуацией, мистер Старк?» - очевидно, желая помочь с прояснением происходящего. И Старк, наконец, осознает,  ч т о  это за вещь на самом деле. До этого момента оно казалось ему обьектом интерьера, невзрачной безделушкой, предметом обихода, как скамья в парке под деревом или блестящие урны для мусора, что щедро натыканы вдоль дорожек аллей. Но теперь он может сфокусироваться на чём-то ещё, кроме пугающих навязчивых фантазий в своей голове, и заметно мрачнеет, не в силах отвести взгляда от яркой ало-желтой безделицы.
Надо же, а Кларис и впрямь говорила со шлемом! Откуда только взялся.. Тони был уверен, что избавился ото всех этих железяк, но поди ж ты - одна, похоже, уцелела. Какая ирония, что эта штука осталась именно у неё.
Что ж, ничего. Он быстро исправит это досадное упущение.
Отвлекаясь от рыдающей девушки, Старк тяжело поднимается на неверные ноги и заносит ботинок, стараясь смять железку одним точным ударом. К сожалению, он явно переоценивает своё нынешнее состояние, так что шлем легко выскальзывает из-под подошвы и откатывается в сторону, тревожно мигая глазницами.
«Сэр! Убедительно прошу вас не делать этого!» - голос из динамика звучит чертовски знакомо, но ему нет дела. Вытирая под носом грязным рукавом, Тони ищет вокруг взглядом в поисках чего потяжелее и заходит на второй круг.
- Я велел тебе удалиться! - в порыве гнева невпопад бьет ногой, в очередной раз промахиваясь. - Почему ты не слушаешься? Подчиняйся, бездушное ты железо! Хоть раз сделай, что нужно!

+1

9

Рыдания прорываются наружу сдавленным всхлипом и внутри, будто рушится огромная плотина, которая держала все это время на засове все накопившиеся за долгие месяцы болезненные воспоминания, впивающиеся иглами под кожу, прорастая в сердце шипами, заставляя раза разом строить барьер, возводя стену между собой и миром все выше и выше. Именно сейчас, когда она все же не сдерживается, потому что больше не осталось сил противиться чувствам, захлестнувшим и потащившим за собой, кубарем, наваливаясь как снежный ком, рядом оказывается этот ужасный и непонятный человек, выбивший у нее почву из-под ног.
Быть может, он послужил катализатором, превратившись в своеобразную лакмусовую бумажку, при соприкосновении с которой все вышло наружу, Кларис не знает, не хочет понимать. Ей просто обидно и страшно, что в таком состоянии ее кто-то видит,  кто-то чужой, далекий от нее и в то же время ужасно близкий, пугающе похожий на безвозвратно канувшее в небытие прошлое теплое и ласковое.
Тело сотрясают рыдания, и оно вздрагивает, будто в конвульсиях, скорчившись на мягкой сочной траве, и ее сок от примятых стеблей, терпкий и свежий, смешивается с солеными слезами, застилающими взгляд.  Кларис не слышит и не видит ни псевдо Старка, ни шлем с Пятницей. Все вокруг размазалось в зеленое марево, подернутое влажной дымкой.
Ей больно. Нестерпимо. Грудь сдавливает тисками, а воздух входит в легкие натужно, толчками. Еще чуть-чуть и, кажется, что она окончательно лишится рассудка. Мозг просто отказывается переварить и осознать все произошедшее, а главное принять.
Да и как это возможно? Осознать, что где-то там был другой Тони Старк, который превратил себя в натуральное оружие массового поражения. Опустился, располнел, стал похож на жалкое подобие самого себя. Нет, не может этого быть. Это не ее Тони. Не...

Теплые руки ложатся на ее плечи, и она замирает испуганной птицей, даже забывает дышать. Слезы катятся непрерывно, она и не думала никогда, что в ней может быть столько воды. Глаза, опухли и покраснели, горло нестерпимо саднит от неконтролируемых рыданий, и забит нос. Она не видит склонившегося над ней мужчину, но зато прекрасно слышит его голос.
Его!
Он утешает ее как всегда неумело, будто боясь разрушить и без того хрупкую грань равновесия, сделав еще больнее.
Тони никогда не любил ее слезы, сразу тушевался, не находя нужных слов и повторял раз за разом что-то одно, как мантру, обнимая и прижимая к себе. Кларис всегда успокаивалась, чувствуя его искреннюю поддержку, слыша ровный стук сердца в груди, понимая, что она не одна.
Но сейчас его нет, а этот голос сплошная ложь и фарс, не более того.
Кларис зажмуривается, вжимается сильнее в траву, пытаясь отодвинутся дальше от мужчины, совершенно не замечая, как тот нетвердо шагает в сторону лежащего неподалеку шлема что-то бормоча себе под нос.
Удара она не слышит. Только воздух холодной волной проносится мимо, касаясь разгоряченной влажной щеки и фиалковая забывает как дышать. Распахнув глаза, она видит замах нетвердо стоящего на ногах мужчины, и тело реагирует быстрее, чем она успевает все понять.

- Не смей прикасаться к нему! - во вспыхнувших яростью глазах отражается неприкрытая угроза. При следующем замахе на шлем, мужчину цепко хватают за щиколотку и дергают вниз, так что он падает на лопатки, а шлем исчезает во всполохе портала и оказывается в руке Кларис, - Не смей прикасаться к тому, что тебе не принадлежит! – она снова кричит, срываясь на хрип, голос отказывается ей подчиняться, - Это мой Марк! И не тебе запрещать Пятнице что-то делать или нет! Ты не принадлежишь этому миру, я не знаю, откуда ты взялся, но в этой реальности больше нет Тони Старка, он мертв! А ты! Ты... - она задыхается словами, путается в мыслях, ей тяжело смотреть на распластанного на траве человека, но она все же заканчивает, - ты не мой Тони Старк, а я не твоя Кларис.
И еще тише добавляет, понимая, что, быть может, и ему так же больно, как и ей. Ведь зачем то он искал ее, тянулся, говорил что-то о том, что наконец-то ее нашел. В его реальности, в другом мире тоже случилось непоправимое?
- Извини.
Фиалковая садится ровнее, прижав  к себе шлем и поджав колени. Она смотрит внимательно на распластанного на траве мужчину и поджимает губы.

Может быть, Пятница ошиблась? И это не Тони? Может быть это скрулл?

Мысль шальная и нелепая посещает уставшую голову Кларис. Она с сомнением смотрит на гору в невнятных лохмотьях и гадает, какова может быть вероятность в том, что она права. Но вряд ли скруллы решили бы принять облик этого нелепого Тони. В этом не было никакого смысла.

- Пятница, - тихонько зовет Кларис, - ты уверена, что это Тони?
- Несомненно. Это Тони Старк. Не наш Тони, но все же Тони Старк.
- Не метаморф?
- Нет.
- И не скрулл?
- Нет.
- Они умеют подделывать генетический код...
- Кларис, это не скрулл. Они копируют то, что видят. Если бы кто-то из этих инопланетных  вторженцев принял облик мистера Старка, он бы не стал добавлять ему ожирение, первичный цирроз, почечную недостаточность, одышку и… отвратительный запах… В нашем мире Тони Старк был бы…
- Нашим Тони… да, - Кларис легонько проводит рукой по шлему и прижимается к нему щекой.

Если бы это был скрулл, то он бы принял облик ее Тони: вальяжного и ленивого словно кот, со снисходительно-очаровательной улыбкой, лукавым взглядом и лучистыми морщинками в уголках глаз. Тони, который придумал какое-нибудь совершенно безумное, но логичное выстроенное и точное оправдание, самое сумасбродное на которое был бы способен, и Кларис поверила бы ему, потому что это был бы ее Тони. Даже если бы впоследствии выяснилось, что это обман, она готова была упасть в него и отдаться вся без остатка, чтобы хоть немного продлить эту чарующую иллюзию.
Нет, это был не скрулл. Просто павший на самое дно Старк из другого мира. Кларис горько усмехается.

Отредактировано Clarice Ferguson (04-07-2019 13:09:58)

+2

10

Старк уверен, что вот сейчас - вот уже -  вот почти-почти! - наконец, закончит дело, которое начал очень давно, когда в ситуацию вмешивается сторонняя сила со своими порталами. Во всполохе фиолетовых искр рождается окно перехода и спасает злосчастный шлем. Тони прекрасно осведомлён, как опасны эти миловидные (с первого взгляда) штуки, а потому торопливо отдёргивает ногу, чтобы случайно не остаться с культёй. Но Кларис прекрасно контролирует процесс, даром что безутешно рыдала секунду назад. К тому же дёргает его сзади, и ему никак не скооперироваться, не отреагировать вовремя. Так что мужчина грузно заваливается назад, откидываясь на спину и бесполезно барахтаясь, будто навозный жук.
- Ты что творишь?! - взмахивая руками, невнятно булькает. - Ты же знаешь, что эти штуки опасны! Это нужно уничтожить, сейчас же.
Он с гримасой неприязни и ужаса на лице смотрит на то, как Кларис нежно обнимает шлем, который возмущенно светит голубыми глазницами, но ему чудится враждебный оскал. Внутри все замирает и обрывается, бурей поднимается порыв срочно выхватить опасную дрянь из фиолетовых рук и отшвырнуть как можно дальше, лишь бы ее не зацепило..

Но - ничего не происходит.

Солнце продолжает светить, а трава зеленеть. Где-то неподалёку даже щебечут птицы, не ощущая опасности, а щёк касается легкий тёплый ветерок. Полуденный зной и безмятежность. Небо не падает, облака не рвут молнии, да и конец света не торопится.

Что не так? Какая-то уловка?

Не спеша подниматься, Тони смотрит в спокойное небо. Слушает, как остаточно всхлипывает Блинк, приткнувшись щекой в шлем и постепенно успокаиваясь. Осознание приходит к нему медленно и неотвратимо, так что шевелиться совершенно не хочется. Да что там шевелиться, ему и жить снова не хочется.
- Как же так.., - беззвучно шевелит губами. Он только что снова ее нашёл после горькой потери и безумно долгой разлуки. А она - не она? Не его? Не та? Боже, да как это вообще можно осмыслить?
Ему бы выпить.
Скрипя, пыхтя и сопя, стеная на физическую нагрузку, мужчина все же приподнимается в траве. Садится ровнее и тяжело опирается локтями о колени, будто враз снова постарев лет на десять. Он невыразимо жалкий, грязный и пыльный, такой несчастный и обреченный, что хоть сейчас в землю закапывай. Он понимает теперь, и это новое осознание вновь его ломает.

Как же так?

Ему не у кого спросить. Не к кому предъявлять претензии. Не на кого даже сердиться, и это - самое ужасное.  Ведь всегда есть виноватый и всегда есть вариант, как все исправить, но - это...

- Извини.
Эхом повторяет за ней.
- Должно быть, я напугал тебя. Мне не стоило..
Ему невероятно тоскливо сейчас. Он даже не знает, зачем продолжает говорить с ней. Она его не знает, он ей неприятен. Тони смотрит в знакомое лицо незнакомки, подмечая каждую черточку - поджатые искусанные губы, припухшие от слез глаза, сведенные у переносицы брови - и не может поверить, что это не его Кларис. Ведь сходство стопроцентно! Ведь все в ней знакомо ему до мелочей. Ведь все внутри кричит ему, что она - та самая...
Так хочется ее обнять. Коснуться, привлечь к себе, прижать. Гладить по плечам и волосам, обещать, что все непременно будет хорошо. Что они со всем разберутся. Что он все решит для неё. Что все наладится, непременно, ведь он узнавал, Кларис просто обожала эту глупую шутку.
Но девчонка смотрит настороженно и загнанно, так что Тони не решается. Он.. даже понимает. Просто представляет себе, как кто-то чужой и незнакомый касается его, и внутри моментально вырастает волна тошноты. Никто и никогда больше не станет ему так близок и дорог, как утерянная супруга, так что..

- Какого..?

Старк крупно вздрагивает всем телом, отвлекаясь от разрушительных мыслей. Замечает впереди ту самую рябь из искр и битых пикселей, которая так веселила его получасом ранее, когда он безудержно напивался в последний раз, надеясь завершить утомляющий бег по кругу выходом в окно. Тогда ему казалось, что все это галлюцинации от градуса, но сейчас он однозначно ощущал себя трезвее. Но реальность все ещё искажалась, так что он даже растер грязными руками лицо - и болезненно зашипел, задевая оцарапанные части.
- Постой, послушай, - встревоженно зовёт, пока Блинк не решила завершить их знакомство очередным порталом. - То есть, посмотри! Черт.. да гляди же!
Тони встревоженно машет руками, пытаясь указать ей на проблемное место, но пока он путается в словах и движениях, рябь неумолимо накатывает все ближе и охватывает траву, деревья и будто сам воздух вокруг них. Ломает все и корежит, будто помехи на телеэкране, но это длится всего секунду и тут же проходит. Если моргнул в этот момент, поди - и не заметил. Да нет, бред, конечно бы заметил!
Старк встревоженно взвивается на ноги, но тут же пошатывается. Ох, ох, его давление! Шумно выдыхая, будто пробежал кросс, он пугливо осматривается вокруг: вдруг где-то повторится? Но все снова спокойно, только..

Он приподнимает ладони, внутри которых кожа все ещё рябит и роится разноцветными битыми пикселями. И молча показывает это мракобесие своей спутнице. Ну, что она скажет ему теперь! Кто здесь сумасшедший?
Вот и объяснение, к слову. Кажется, это как-то связано с тем, почему он здесь, в другом мире, не на своём месте. Работай его голова хотя бы на 12% лучше, как в старые добрые времена, ему удалось бы выстроить теорию не сходя с этого места, логично обосновать и научно доказать, но сейчас он способен разве что хлопать глазами и издавать звук первобытных людей при виде молнии.

+1

11

Фиалковая не отрывает взгляда от мужчины, поджимает губы, греет в объятьях шлем, но молчит. Что она может сказать ему в ответ? Что он напугал ее до чертиков? Что она чуть не сошла с ума, пытаясь понять, что произошло, и почему вдруг перед ней возник призрак из прошлого?
А он сам? Каково разбиться о суровую реальность, которая существовала только в его воспаленном мозгу? Как тяжело должно быть смотреть на действительность, когда пелена заблуждения спала, обнажая все до кровоточащего сердца, не способного больше биться в унисон с другим близким и любимым.
Ему должно быть очень больно сейчас, в тот момент, когда он осознал что то, что нашел на самом деле иллюзия. Обман. Желанная обертка, такая красивая, похожая на правду, но все-таки не она. Кларис его прекрасно понимает. Они по воле случая сейчас сидят в одной лодке. Такие близко-далекие, родные, но все равно безгранично чужие и одинокие.

Две куклы на ниточках невидимого кукловода, сломанные и забытые всеми в  старом пыльном чулане. До них нет никому дела, потому что починить их уже нельзя. Главные механизмы, поддерживающие движение, создающие магию жизни в этих деревянных, раскрашенных яркими красками телах, сломались, а центральная деталь бесследно исчезла, потерявшись на задворках жизни. И вот со временем, краски потускнели, глаза поблекли, красивая одежда превратилась в лохмотья, остался лишь деревянный остов, зарастающий пылью и подтачиваемый короедами. Никому ненужные. Пустые. Уставшие от всего мира. Забытые. Очень похожие.

Кларис невольно гадает, что послужило толчком к такому опустошенному состоянию у этого странного Старка из другого мира. Он тоже потерял милого сердцу человека? Что произошло с ней? Ведь если он так обрадовался, что она нашлась, то может ли быть, что всему виной какой-то непоправимый случай, произошедший по его вине.
Фиалковая прикрывает глаза. Даже мысленно ей сложно называть этого всклокоченного, похожего на брандашмыга, мужчину Старком. Это и его имя, конечно, она не отрицает, но сознание упорно отвергает этот факт, пытаясь придумать, как обойти острый угол и не упоминать имени ни вслух, ни про себя по отношению к этому человеку.

Уж лучше бы он был скруллом, честное слово.

Кларис чувствует себя скованно рядом с ним, ей не хочется реагировать на его попытки обратить на себя внимание. Ведь она же ясно дала понять, что не нуждается в нем, чего же он еще от нее хочет?
На периферии зрения, когда Кларис все-таки обращает внимание на позывные сигналы своего странного компаньона, вдруг вспыхивают яркие огоньки, разбиваясь на пиксели, как в какой-нибудь игрушке с приставок из восьмидесятых. Они рассыпаются в воздухе радужной волной и исчезают.

Неужели совсем дошла до ручки?

Фиалковая отмахивается от наваждения, списав его на переутомление и повышенный стресс, ей хочется отдохнуть и проспать как минимум двое суток, но ее не оставляют в покое. Псевдо Старк тычет ей в лицо своими грязными руками  и Кларис по инерции отстраняется, пытаясь отклониться от неприятного и назойливого внимания, не понимая, чего от нее хотят.
Но присмотревшись, она видит пляшущие пиксели и на чумазых ладонях, точно такие же, которые она сочла обманом зрения или разыгравшимся воображением.
- Пятница, - удивительно как часто сегодня она зовет помощницу, хватаясь за холодный и расчетливый ум искусственного  интеллекта как за спасительную соломинку, - можешь проанализировать это?
- Да, - ИИ замолкает, пройдясь сканером по распадающейся на мелкие цветастые пиксели коже. Компьютер молчит долго, дольше положенного ей времени, которое требуется на простой анализ. А Кларис продолжает буравить взглядом чужие руки, не в силах поднять голову и встретиться взглядом с их хозяином. Как ни уговаривает она себя, его глаза безумно похожи на глаза Тони, и Кларис знает, что если посмотрит в них, то уже не сможет оторвать взгляда. Не смотря на то, что это другой, чужой, фальшивый Тони.
- Это странно, - от тяжких дум ее отрывает Пятница, но ее слова не приносят спокойствия,  - я не могу определить сигнатуру колебаний, параметры слишком прерывистые и быстро меняющиеся. Мне необходимо больше времени и мощности… Кларис?
- Да, я поняла тебя.

Она молча хватает мужчину за руку и шагает в искрящийся фиолетовыми брызгами портал, утаскивая за собой гостя из другой реальности. После солнечного дня и залитого светом парка, после сочной зелени, высокого синего неба, помещение в котором они появляются, кажется непроглядно черным. Неосязаемая слепая зона, в которой ощущается лишь запах пыли, железа и, едва уловимый, машинного масла и смазки.
Кларис не нужно привыкать к темноте, чтобы начать различать окружающее пространство. Она и так без труда может сказать, что и где находится. В каком месте расположился эшелон Марков, где центральный стол и пульт управления, сколько нужно сделать шагов и какое количество ступеней отсчитать на лестнице, чтобы спуститься в мастерскую. Она помнит каждую мелочь в этом месте, и сердце болезненно начинает ныть от жестокой правды и осознания того, что настоящего хозяина здесь больше не будет никогда.
- Пятница, - голос фиалковой дрожит, - свет.
Она сама отдает команду, но все равно вздрагивает и невольно крепче сжимает руку мужчины, которого привела с собой. Стараясь дышать глубоко и размеренно, Кларис пытается справиться с новой подкатывающей к горлу волной истерики. Губы мелко дрожат, а глаза предательски застилает соленая пелена, но она встряхивает головой, шмыгает носом и, выпустив чужую ладонь, командует уже более  уверенно.
- Заблокируй весь периметр, все видео и радиосигналы заглуши и сделай так, чтобы о нашем присутствии здесь не узнала ни одна живая душа. Нам не нужна преждевременная паника, - И восторги по поводу нового Тони Старка, - Проанализируй электромагнитные колебания и частотные изменения материи нашего гостя, а так же постарайся найти данные об этом странном голографическом пиксельном всплеске в парке. На всякий случай охвати весь город, вдруг аномальные изменения коснулись большой области и отразились на других объектах. Быть может, тогда нам удастся понять, как появился второй… - тяжело, как же безумно тяжело это произносить, - Старк.
- Принято, - умница ИИ тут же принимается выполнять поставленные задачи, а Кларис открывает портал в свою небольшую квартирку-студию и к ней навстречу тут же шуршит колесиками Балда, зажав в единственной своей лапе кружку с горячим кофе.
Блинк подхватывает ее до того как она успевает расплескаться наполовину.
- Привет, милый, - голос ее звучит тепло и ласково, - поработаешь немного по старой памяти в мастерской? – клешня разжимается и сжимается в знак согласия с характерным шипением механических поршней, - Проводи этого джентльмена в душевую, а я пока придумаю, как быть с одеждой.

Отредактировано Clarice Ferguson (04-07-2019 23:55:05)

+2

12

Рябь в его ладонях прыгает достаточно долго, чтобы очередной сканирующий луч из злосчастного шлема успел что-то там проанализировать, но после все исчезает. Тони ломает голову над тем, почему это зацепило лишь его, а вот с Кларис все в порядке, похоже? Без сомнений, он этому рад, его сердце бы просто не выдержало, случись с ней что-то опять, но это как-то.. странно. Налёт помех зацепил волной все, чего коснулся. Кроме неё. В чем же дело?
Пока он натужно раздумывает, Блинк уже открывает один из своих порталов и решительно тянет за собой. В груди сжимается от острого укола ностальгии. Ему все кажется, что вот-вот произойдёт что-то важное, вроде как она его вспомнит, возьмёт свои колкие слова назад и все, наконец, наладится. Но.. ничего не происходит. Опять. Окружающие железки не нападают, Кларис не желает иметь с ним ничего общего, что за мир-то здесь такой?

Тяжело вздыхая себе под нос, мужчина осматривается. Это место ему смутно знакомо, но ему требуется время, чтобы осознать, куда его привели.
Внутри снова все обрывается, у него вновь начинают дрожать руки, но он силится сдержаться. Стискивает кулаки и с видом стойкого оловянного солдатика замирает на одном месте, смотря прямо перед собой и стараясь не спровоцировать ничего ужасного одним из неловких движений.
Похоже, в этом измерении изобретенные им железяки не враждебны. Более того, они мило общаются и взаимодействуют с Кларис. Ее голос теплеет, а взгляд добреет. Тони на секунду даже забывает о своей панике, наблюдая за ней украдкой. Если уж она так спокойна, значит - он может тоже.

Решительно вдыхая полной грудью, Старк осматривается. Это в самом деле любопытно! Его лаборатория никогда не была.. такой. Но была очень похожей. Когда-то. До того, как он решил все уничтожить и больше никогда...
Встряхивая головой, чтобы остановить неуместный поток воспоминаний, он неуверенно протягивает руку, желая коснуться одной из панелей. У него буквально свербит от желания потрогать и вспомнить, ощутить это ещё хотя бы раз. Но между ним и панелью управления уже впихивается железная лапа-хваталка, выглядя весьма воодушевлённо, если только такая примитивная вещь, как железка из лапы-хваталки, вообще может как-то так и выглядеть, разве что хвостом не виляет, кстати, интересная идея, если приделать ему антенну вместо хвоста и разрешить программе двигать им в моменты воссоединения с хозяином или заложенным алгоритмом на удачно выполненную задачу...

Стоп.

Он несколько раз повторяет себе, как мантру, команду остановиться. Ни к чему хорошему это не приведёт. Его не должно быть здесь. И ему не стоит ничего тут трогать и уж тем более изменять. Это может привести к необратимым последствиям, к тому же им все ещё доподлинно неизвестно, что на самом деле происходит. Лучше ему действительно отвлечься и отправиться в душевую.
К слову, это оскорбительно! Он несколько долгих мгновений обвиняюще смотрит в спину Кларис, но она слишком занята со своей электронной подружкой и совсем на него не смотрит. Ох, женщины, им бы лишь получить над тобой власть и что-то изменить в твоём тщательно продуманном образе.
За что ему это...
Настоящая Риса никогда бы с ним так не поступила! А эта - точно не настоящая. Иначе не сослала бы его в душевую (на что она вообще намекает??) в компании тупого примитивного механизма, игнорируя все его дружественные попытки установить контакт. Просто ужасно злая версия его любимой малышки, колючая, неприветливая, возможно даже без сердце. Вот бы познакомить их, ангел и демон, наверняка мир схлопнулся бы.

Недовольно бурча все это себе под нос, Тони долго избавляется от налипшей одежды, кряхтя и сопя от старания и непривычной физической нагрузки, но все же забирается в душевую кабину - и проворачивает кран.
По пустым тихим коридорам проносится отчаянный крик.
«Простите, мистер Старк. Водопроводом давно не пользовались, воду необходимо предварительно слить», - мягко (и словно виновато?) шуршит под потолком.
- Да уж и сам понял, бестолочь!
Эта - как ее? - Пятница! Могла бы предупредить заранее, ведь ничем особенно важным не занята. Откуда ж ему было знать, что это место заброшено и обветшало в самых неожиданных местах? Хотя.. стоило догадаться, здесь все выглядит достаточно уныло, но ему просто не хочется признавать свою ошибку.
Вода вскоре становится приятной, и Тони повторяет попытку. Теперь ему хорошо, здесь даже есть жидкое мыло и шампунь с лосьоном. Он тщательно вымывается, но испытывает вместо наслаждения усталость напополам с разочарованием. Ему давно нет дела до того, как он выглядит и чем занимается, но Кларис всегда воодушевляла его быть лучше. Ради неё он был готов стараться и прыгнуть выше головы. И сейчас испытывает что-то схожее с этим чувством, но одновременно с этим помнит, что это все никому ненужно и даже неуместно.
Какое.. неприятное впечатление.
Он долго моется, и вся усталость, уныние и печаль словно сходят с него вместе с грязью. Так что возвращается почти бодрым, на ходу растираясь найденным банным полотенцем, немного пыльным, но зато сохранившим мягкость.
- Тони Старк к вашим услугам! - уже бодрее зовёт, целомудренно прикрывая плечи полотенцем, а то ещё продует, возраст он такой. - Какие дела? Успели что-то выяснить, пока я отсутствовал?
Звучит и выглядит он теперь не в пример свежее, хотя не сказать, что сильно лучше. Все ещё волосат, бородат и брюхат, а под глазами залегли несмываемые чёрные тени. Но зато его речь стала чуть более разборчивой, и на том спасибо.
Балда уже настойчиво тычет в него чашкой с горячим кофе (где только достал?), и Тони не отказывается, хотя и смотрит недоверчиво. Все ещё думает, что после кружечки горячего эта дьявольская безделушка проломит ему череп на десерт.

+1

13

Она старательно избегает смотреть в сторону пришедшего вместе с ней мужчины. Говорит с Пятницей, вводит коды в базы, обращает внимание на шуршащего рядом Балду. Делает все, только чтобы не встречаться взглядом со Старком из иного  мира. Когда он уходит в сопровождении лапы-хваталки, Кларис облегченно выдыхает и опускается на диван.
Как ни старается убедить себя в том, что этот человек для нее чужой, все равно подсознательно дорогие сердцу и памяти черты она видит и находит в нем.

Чтобы хоть как-то отвлечься, фиалковая поднимается и идет в гардероб, оборудованный прямо здесь в мастерской самим Тони, чтобы лишний раз не подниматься в жилые помещения из мастерских и не терять много времени, когда занят очередными разработками.
Но легче не становится. Среди всех его вещей: футболок со всевозможными логотипами рок групп, мягких рубашек, брюк и толстовок, ей становится невыносимо тоскливо.
Она вот-вот готова расплакаться, но ее выдергивает из пелены накатившего тлена душераздирающий вопль.
Кларис мгновенно телепортируется, но замирает перед душевой, когда слышит извиняющийся голос Пятницы. Вода. Это просто вода. Она не может понять, почему до чертиков перепугалась за него, ощутив, как внутри все обрывается и холодеет, поймав себя на мысли только не снова. Не потерять.
Она собирается уже уйти, но продолжает медлить. Не в состоянии ответить себе на вопрос, почему она все еще здесь, когда за дверью другой чужой ей человек. И почему так болезненно сжалось сердце секунду назад.
Там внутри тихо шелестит вода, голоса мужчины совсем не слышно, но Кларис улавливает знакомый запах лосьона и шампуня, предательская слеза катится по щеке. Фиалковая шмыгает носом и исчезает в портале, возвращаясь наверх к компьютеру и электронным светящимся панелям с данными и диаграммами.
Балда приносит новую порцию кофе, первую Кларис незаметно для себя успевает проглотить. Удивительно, что здесь еще работает кофемашина. Фиалковая принимает с благодарностью чашку, а пустую отдает лапе-хваталке и тот шуршит прочь, опасно размахивая ей во все стороны.
Нужно заставить себя вернуться в гардероб, но как же это чертовски сложно сделать. Кларис отставляет чашку в сторону и идет обратно. Не открывает телепорт, привычным жестом разрывая пространство и  уничтожая все расстояния и препятствия, нет, идет ножками.  Топ-топ. Черт бы побрал этого гребаный мир со всеми его проблемами и сложностями.

Она находит объемную толстовку и спортивные штаны и спешно возвращается назад, шагая стремительно через блинкнувшее алое зарево, будто бежит от огня. Вещи роняет на диван, словно и правда обожглась. Отходит к рабочему столу и мельком проглядывает все виртуальные экраны, пестрящие обилием цифр и каких-то формул. Ей сложно понять, что все это значит. Она не Тони, чтобы налету щелкать сложные задачки. И пусть Кларис не хочется признавать, помощь нового Старка ей нужна.
- Пятница, как дела? – фиалковая делает глоток кофе, решая, что нужно отвлечься и позволить все же кому-то более умному пролить свет на все это безобразие, чем мучить и без того уставший мозг.
- Мне нужно больше данных. По текущим показателям и параметрам…  - ИИ прерывается на секунду, а потом продолжает, - Недостаточно критериев для анализа, мистер Старк, нужно расширить радиус и изменить вводные точки.
Кларис оборачивается, как раз в тот момент, когда мужчина бодро возвещает о своем прибытии. Фиалковая давится кофеи закашливается и кружка выпадает из ее рук, а кончики остроухих ушей предательски алеют. Зажмурив глаза, она делает глубокий вдох, а потом пальцем указывает в сторону дивана.
- Я была бы признательна, если бы ты оделся, - она стоит так до тех пор, пока мужчина воюет с одеждой, а затем разворачивается к рабочему столу.
Как вообще можно было додуматься заявиться сюда, в чем мать родила? Неужели нельзя было обмотаться полотенцем?
Прямо сейчас ей хочется его придушить собственноручно за то, что он застал ее врасплох и поставил в такое неловкое положение. Для какого черта вообще была эта провокация?
Кларис поджимает губы, сдерживая готовые сорваться ругательства.
- Мне нужна твоя помощь, - едва слышно произносит вместо бранной тирады, мысленно кляня себя, и самого Старка за реакцию на его эффектное  появление. Нашел время, когда издеваться и шутить, - я не могу понять, чего не хватает Пятнице, а чтобы разобрать все эти данные в одиночку потребуется слишком много времени, поэтому...
Блинк заставляет себя поднять взгляд на Тони и посмотреть ему в глаза и понимает, что не зря боялась этого прямого зрительного контакта. Сердце ухает куда-то в пятки, а затем подскакивает к горлу и начинает бешено колотиться. Эти глаза сложно спутать с другими, чужими. Теплый взгляд, немного насмешливый,  и все такой же ласковый, каким он всегда смотрел на Кларис, когда она пребывала в замешательстве или не могла справиться с какой-то задачей и злилась сама на себя.

Так нельзя, нельзя. Это невозможно. О, боги, дайте мне сил не сойти с ума.

Кларис так и не может продолжить начатое предложение, лишь облизывает враз пересохшие губы и чуть отступает в сторону, освобождая пространство у центрального компьютера, и лишь теперь обнаруживает осколки у своих ног и лужу пролитого кофе.

- Я пока приберусь… здесь.

+2

14

Тони осознаёт, что сделал, лишь после того, как видит пламенеющие кончики острых ушей Кларис. Для него это было так естественно. Она же сама его и приучила, что одежда лишь мешает, когда они остаются наедине. В этом даже не было никакого сексуального подтекста, они просто делали это, оставаясь одни, бегали друг за другом, в чем мать родила, и совершенно этого не стеснялись. Это было естественно. И забавно. Боже, как весело и просто им было!
Виски отзываются тупой болью. Чертова мигрень. Старк моментально мрачнеет и торопится прикрыться сырым полотенцем, стыдливо отворачиваясь. Ему приходится снова и снова напоминать себе, что все давно изменилось и не может быть, как и прежде. Ему приходится повторять эту мысль в своей голове: не она, другая, чужая, не его Риса. Точно такая же, да не такая. И все то, к чему они с возлюбленной привыкли, чуждо ей.
Стоило избрать какую-то иную тактику. Тони лениво думает об этом, пока влезает в чужую одежду. В голову не идёт ничего путного, кроме как целиком закрыться и дистанцироваться. Может быть, тогда станет проще? Но.. как он сможет смотреть на неё и говорить с ней, как с незнакомкой и чужой, если на самом деле знает ее лучше кого бы то ни было в целой вселенной? В двух их вселенных, похоже.

Тяжело вздыхая себе под нос, он трёт пальцами гудящие виски. Не может быть, чтобы в этой реальности между здешними Кларис и Тони не было абсолютно ничего. Ему почти интересно, что за история с ними случилась. Но спрашивать он, конечно, не торопится. Судя по ее собачьему взгляду и недавним рыданиям, ничем хорошим здесь не пахло.
Просто удивительно, что где-то во вселенной существует другая вселенная, где точно такие же вы - но другие - проживают свою жизнь, но совершенно не так, как вы. И с ними случаются те же ситуации, но приводят к совершенно иным событиям. Как такое вообще возможно?
Параллельные измерения, бормочет себе под нос Тони. Он знал специалистов, что изучали подобные явления, но лично на его вкус все это было достаточно мутной наукой, чтобы воспринимать всерьёз. И вот теперь ему выпадает шанс ощутить все на собственной шкуре, и что же он делает?

Оборачиваясь, Старк готовится поделиться своими соображениями на счет их встречи через вселенные и измерения, но сталкивается с ее взглядом - и отчего-то не может выдавить ни слова. Просто стоит и тоже смотрит, подмечая мелкие детали и в то же время неспособный ни на какие внятные мысли.
Время словно замирает и все вокруг стирается. Нет ничего больше, только они среди выбеленной сияющей пустоты. Разве это не судьба? Разве не предназначение? Встретить, потерять и снова обрести. Неужели она не ощущает того же, что и он.
Звук разбившейся чашки приводит его в себя. Торопливо присаживаясь на корточки, он собирает осколки, останавливая Блинк жестом руки:
- Замри. Я сам.
Подоспевший механический помощник помогает ему устранить беспорядок. Если задуматься, его Риса никогда не была хороша в домохозяйстве, она была птицей высокого полёта и затухала в рутине с бытовухой. А ещё она была крайне плоха в самых обыденных делах, не умела мыть посуду и обязательно бы порезалась, нарезая овощи ломтиками или собирая осколки чашки, так что со времени Тони привык страховать ее в этих самых мелочах, поэтому не позволяет и этой Кларис совершить ту же ошибку. Зачем им здесь кровь, вой и драма? Это просто осколки, к тому же чашка раскололась на крупные куски, не оставив большого беспорядка.
- Вытри тут, - забываясь, деловито командует лапе. Тот шуршит колесиками и послушно уносится за тряпкой. Ха, такой смешной и вовсе не опасный.

Поднимаясь с корточек, мужчина показательно отряхивает ладони, но не комментирует свой «подвиг». Припоминает, зачем вообще здесь, и вскидывает руки в воздухе, будто дирижёр.
- Пятница, показывай.
Под пальцы удобно ложатся виртуальные мониторы и клавиатуры. Приятное, захватывающее чувство, почти забытое им со временем. Он вертит графики, разворачивает в воздухе и увеличивает мелкие детали, раздраженно смахивает мешающий ненужный мусор, что лишь занимает пространство. Это важно, закрепить, оставить. Это отвлекает, бесполезная информация, удалить. Он здесь будто рыба в воде, трёт обросший бороденкой подбородок, щурит глаза, пальцем дописывает прямо в воздухе формулы и затирает подушечкой несущественное.
Внутри груди разливается приятное тепло. Но Тони сосредоточен на работе, не время для глупостей.
- Хм, странно, - бормочет себе под нос. - Очень странно. Раньше я такого не видел.
О, ему невдомек, как сильно он уступает местной версии себя. Догадывается, конечно, судя по оборудованию. Но ведь и он не лыком шит! Напрягаясь изо всех сил, мужчина сводит все воедино, наконец.
- Это не чьё-либо физическое вмешательство, судя по всему. Больше похоже на естественный природный процесс. Но чем это может быть? Пятница права, нам нужно больше информации. И ты
Тони безошибочно тычет пальцем в сторону Кларис, не отрывая взгляда от мониторов.
- поможешь нам с этим. Бери шлем со сканером и ищи эти преломления, сканируй каждое. Чем больше, тем лучше.
Забываясь, он сбивается на командный тон. Они с Рисой были семьёй, но когда разговор заходил о деле, личные границы стирались, оставался лишь командир и его подчиненные, и это было правильно. Поспорить они могли и в постеле, а на поле боя требовалось четко следовать указаниям.
- Все понятно? Используй порталы, я стану тебя направлять.
Тони раздвигает один из мониторов руками, выдвигая на первый план и укрупняя картинку.
- Я думаю, оно сейчас где-то на Бауэри. Сумеешь добраться оперативно? У нас всего пара минут, пока «помехи» не исчезнут опять.

Отредактировано Anthony Stark (09-07-2019 21:12:13)

+1

15

Кларис замирает в нерешительности, когда этот Тони ее останавливает, не позволяя собрать осколки разбитой чашки. Они почти касаются руками друг друга и фиалковая чувствует тепло его ладоней. Пальцы вздрагивают и замирают в каком-то миллиметре от его рук. Не решаясь их убрать, не в силах отодвинуться, она так и сидит на корточках, вдыхая привычный запах шампуня и лосьона, пока Старк осторожно собирает в ладонь осколки и командует Балде прибрать лужу. Так привычно и обыденно, как будто он делал это всегда, и лапа-хваталка послушно выполняет просьбу, старательно трет тряпкой по полу, а потом уносится прочь. А Кларис все так же сидит не шелохнувшись, боясь спугнуть этот момент и гадая почему она вдруг позволяет этому странному человеку вот так вливаться в ее жизнь.
Она только начала приходить в себя, нет, она, конечно, себе врет, после такого нельзя прийти в себя, невозможно смириться, как и нет сил принять утрату, но она учится жить с этой болью, почти привыкая к извечному состоянию потерянности и обреченности, когда появляется он. Так зачем эта насмешка судьбы? Чтобы показать, что жизнь движется дальше? Или чтобы потом еще больнее ударить, отняв еще и это?
Тот Старк, что находится сейчас рядом с ней не принадлежит этому миру и никогда не будет с ней тем Тони, которого она привыкла видеть рядом.
Пусть между ними всегда было много недоговоренностей, молчаливых взглядов и объятий лишь на грани поддержки, но она никогда и не требовала большего, боясь вторгаться в его пространство, боясь нарушить его свободу, а выходит, что и его пугало то же самое. Они тыкались в прозрачную стену, как слепые котята, пытаясь дотянуться друг до друга, но пугаясь каждого прикосновения. До тех пор, пока не стало слишком поздно. Невыносимо поздно для тех слов, которые они так и не произнесли.
Кларис отмирает, когда мужчина поднимается и переведя дыхание, выпрямляется тоже.

- Извини, я... - она мягко улыбается, едва приподняв кончики губ, но это почти улыбка, знак перемирия или передышки между ними. Хотя бы пока, до того момента когда они выяснят что происходит с их мирами, - спасибо.
Они не должны привязываться, так решает для себя Кларис. Она не вынесет еще одной потери, это слишком. Этот Старк может думать о ней все что угодно. Похоже в его мире ни та Блинк, ни он сам не пугались своих чувств, не боялись ими разрушить уже устоявшиеся теплые нежные дружеские отношения, и у них все было хорошо. Но здесь все было иначе и тысячи незаконченных фраз и диалогов на уровне взглядов остались так и не раскрыты. Они ходили по тонкой грани, балансируя как акробаты, не решаясь упасть в бездну и так же боясь отступить и отпустить.
Похоже они все же посадили друг друга на невидимые цепи, которых сами того не желая не заметили. И от осознания этого становится еще больнее.

Чтобы отвлечься, фиалковая следует за Тони к электронным панелям, привычно вспыхивающим под его пальцами, как под родными. Кларис и сама зачарованно следит за мужчиной, будто возвращаясь в прошлое к тому времени, когда они вот так вместе работали, решали сложные задачи или попросту ввязывались в очередные головокружительные приключения. 
Привычные жесты, задумчиво сведенные над переносицей брови, внимательный цепкий взгляд и тихие требовательные команды. Кларис почти не замечает чужого, не привычно худого, а оплывшего лица и располневшего тела. Она ловит каждый звук родного чуть подернутого хрипотцой голоса, наслаждаясь этим моментом. Фиалковая почти захвачена и очарована, когда получает острый укол совести о том, что это не то. Она попросту сейчас предает память своего друга, любимого человека, которого не вернуть. Его не заменить.
И все меркнет и тускнеет, будто выкручивают яркость, а Кларис снова остается наедине с похожим и непохожим незнакомцем.

- Что ты имеешь ввиду? - она старается отвлечься, включаясь в диалог, - Что значит естественный природный процесс? Распикселизация мира не аномалия?
Она не понимает, хмурится и буравит взглядом спину мужчины, но тот не обращает на это никакого внимания. Командует, требует и к своему удивлению, Кларис подчиняется. Подхватив шлем, она телепортируется в заданную точку, уже в процессе перемещения, надевая часть Марка на себя и пытаясь поймать и охватить взглядом вспыхнувшие разом приборные панели. Как всегда сложно. Сколько бы раз она не надевала шлемы, все равно теряется как в первый раз.
- Я помогу тебе, Кларис, - Пятница отзывается быстро и координирует девушку, привычно выдвигая на первый план необходимое, а все остальное приглушая, делая менее ярким, почти размытым на периферии зрения.
- Спасибо, - Блинк немного успокаивается и делает несколько пробных прыжков через порталы, в попытке поймать необходимые отклонения от нормы.
Ей кажется, что она опоздала. С досады она прикусывает губу и уже собирается попросить новые вводные данные.

- Я нашла! - ее голос внутри шлема звучит непривычно, приглушенно, но весьма возбужденно.
Кларис включает сканер и запись, и поворачивается в нужную сторону, подбросив себя в воздух несколькими быстро открывающимися порталами, один за другим, так чтобы оставшемуся у мониторов мужчине было видно происходящее.
А прямо у нее под ногами по улице катится волна, яркая бьющаяся на голографический кубики, захватывающая целый квартал. Она превращает в нелепые конструкции дома, машины и даже людей, захватывая все больше площади, мигая и переливаясь всеми цветами радуги и рябящая, словно глядишь на нее сквозь сломанные 3d очки. Люди идут мимо, проходят через нее, сливаясь, теряясь в этом непонятном кубическом вихре, и совершенно не обращают внимания.

Большое Яблоко всегда славилось равнодушием, ему, принявшему на себя удар читтаури, погружение в темное измерение, битву с Безумным Титаном, было все равно что происходит на улицах. Жители, если их не касалось событие непосредственно, с равнодушным цинизмом истинных стоиков, переносили любые изменения и трагедии, но сейчас это больше походило на фарс или какую-то безумную иллюзию.

- Ты видишь?! - Кларис взволнованно обращается к Старку, - они игнорируют происходящее! Как такое возможно? Человек прошел через эту пиксельную баламуть и пошел дальше как ни в чем не бывало! Почему?

Она телепортируется на ближайшее здание, которое только что перестало биться на квадраты, и притопывает по нему ногой. Для проверки. И нет, оно не рушится, даже не отдает остаточной волной подернувшейся ряби, как это было с ладонями попавшего в этот мир Тони. Просто остается стоять как было.

- Я подойду поближе?.. - вопрос или утверждение, она сама не знает почему советуется, но все же ждет, ответа.

+2

16

- Распикселизация? Ха, мне нравится.
Тони усмехается в бороду, добродушно пожимая плечами на ее вопрос. Откуда же ему знать, нормально для их измерения подобное или нет? Может, у них тут это вместо северного сияния.
Нет, нет, конечно, бред. Судя по реакции Кларис, все происходящее далеко не норма. И они непременно разберутся со всем, но только если станут действовать сообща.
- Я не могу обнаружить поблизости никаких приборов, что справились бы с созданием подобного явления. Остаётся предполагать, что это нечто природное, созданное без вмешательства человека. Но что именно? Твой ход.
Он приглашает Блинк жестом в ее же портал. Как только она добудет ему больше информации, они смогут поговорить более детально. А пока - не стоит тратить драгоценное время на пустые разговоры, им важно уцепить эту безумную пиксельную волну за хвост и как можно более детально изучить, но лишь стоит ее упустить - и им никогда не докопаться до истины.

Тони следит через мониторы. Кларис надевает шлем, и в ту же секунду включаются сенсоры с камерами. Он видит то же самое, что и она. А ещё слышит ее дыхание, видит кривую полоску пульса и ритмику сердца, что появились на экранах, даже может поменять обзор и видеть ее лицо так близко: бегающий напряженный взгляд, высматривающий пиксельно-рябую змею помех, упавшую на глаза и мешающую обзору прядку волос, забавно закушенную губу и чуть сморщенную переносицу. Он так давно не видел ее, даже память стала подводить.
Протягивая руку, мужчина касается призрачного изображения, но ладонь проходит насквозь. Это лишь картинка, причём даже не в мониторе, а лишь его проекции. Ему делается неловко, и все же невозможно удержаться: делая шаг вперёд, касается воздуха губами, целуя будто старое фото, которое держал в руках перед прыжком.
- Мистер Старк? - деликатно вмешивается Пятница.
- А? Что? Я ничего не делал, тут пятно! Я просто вытирал, - словно мальчишка, уличённый на чём-то неприличном, Тони отпрыгивает от изображения Блинк. И только сейчас замечает, как она беззвучно шевелит губами, очевидно что-то пытаясь ему рассказать.
Черт. Пока он тут размахивал руками и слюнявил губами, случайно задел кнопку звука? Как неловко.
Голос электронной помощницы звучит с ехидством:
- Включить звук?
- Уж будь добра.
Тони почти скрипит, как и все старые аппараты в этом затихшем месте. Вот же.. Женщины! Обе над ним издеваются. Как пить дать, одна второй наябедничает, а ему даже крыть нечем...

Прочищая горло, Старк возвращается в эфир.
- Я вижу, Ри... Кларис, - так хочется назвать ее привычным сокращением от имени, но что-то подсказывает ему, что не сейчас. Сверяясь с показаниями на экранах, он качает головой, будто она может его видеть. - Возможно, оно безопасно для человека. Как вспышка на Солнце или тень от Луны? Не знаю. Все ещё слишком мало данных. Ты должна достать мне больше и.. НЕ ТРОГАЙ.
Крик выходит отчаянным, так ревут раненые звери. Они не знают, что это за хрень и как повлияет на человека или мутанта? То, что эта дрянь проходила через него и других людей безболезненно, совершенно не означало, что и Блинк не пострадает!
От острых переживаний у него даже мутится перед глазами. Задыхаясь, мужчина хватает губами воздух, сжимая ткань побелевшими пальцами у груди, но быстро приходит в себя. Нет, нет, не потерять ее снова. Все хорошо. Никакой опасности.
- Не трогай, - уже спокойнее повторяет, - мы ничего не знаем об этом. Ты моя единственная возможность собрать информацию, не хотелось бы, чтобы ты осталась без руки или ноги, знаешь, это осложнит процесс.
Он не покажет ей свой страх и не испугает сомнениями. Нужно держать себя в руках, ей и без того несладко. Им обоим тяжело от происходящего, и ему стоит быть осмотрительнее.
- Оно уходит вглубь города. Снимай и сканируй столько, сколько сможешь, пока... Постой.
Тони отвлекает мелькающая картинка новостей на боковом экране. Видео скачет и пляшет, у оператора трясутся руки, очевидно. Но все же происходящее легко угадать: случилась неприятность. Там что-то падает, рушится и взрывается. Выглядит опасно. Слишком опасно.
Во рту появляется металлический неприятный привкус, а в ушах лёгкий звон. Он должен отправить туда Кларис, чтобы она помогла несчастным, но он... не хочет. Не может. Сейчас важнее другое, пускай там сами справляются. Здесь есть и другие герои, так ведь?
Насилу отводя взгляд от репортажа с места несчастий, мужчина возвращает своё внимание фиолетовой помощнице.
- Оно.. ползёт к парку Вашингтон сквер, тебе лучше поторопиться, и..
Тони снова отвлекается. Щурится в изображение, что передают камеры в шлеме Кларис. 
- Постой. Эта машина была тут раньше? Ох, нет, не обращай внимания. Просто поторопись
Быстрый взгляд на картинку с новостным репортажем с места событий. Это совершенно противоположная сторона той, куда движется Риса. Что ж, отлично, тем она дальше от неприятностей.
-  к скверу.

+1

17

Голос Старка, сорвавшийся на крик, заставляет замереть на самом краю высотки и проводить взглядом удаляющуюся распадающуюся на пиксели волну. Сердце пропускает один удар, а в ее ушах все еще звучат тревожные нотки окрика. Почему он так испугался? Она же не собиралась лезть туда, просто посмотреть. Хотя, о чем это она? Конечно, она бы влезла руками и ногами, проверила что происходит. Ведь нет причин бояться, раз со всеми остальными ничего не случилось.
Этот Тони настолько хорошо знает Кларис, что пытается предотвратить то, о чем она только успела подумать? Но почему? Неужели он боится ее потерять? Какой в этом смысл, если она все равно другой человек. Что все-таки было между ними в том мире? Почему Старк остался один?
Она вновь задает себе эти вопросы, на которые не в силах получить ответы без его участия, но спрашивать страшно. Ей и хочется и одновременно нет узнать что же там произошло, но Кларис не уверена в том, что ее новый знакомый захочет делиться этой информацией. К тому же сейчас совершенно не время для душеспасительных бесед.
Старк на что-то отвлекается и фиалковая перестает его слышать.
- Пятница, что там?
- Городские новости, Кларис, - ровный голос помощницы не прибавляет уверенности в том, что все в порядке.
- Выведи на экран, пожалуйста.

Когда Старк вновь возвращается в эфир, Кларис его не слушает, она не может оторвать взгляд от происходящего на маленьком экране внутри шлема. Изображение дергается и рябит, но она отчетливо видит как посреди улицы вырастает буквально из ниоткуда огромный небоскреб размером превышающей Эмпайр-стейт-билдинг, рассыпавшись на пиксели, а потом вклинившись между двумя уже стоящими зданиями. Они опасно кренятся, металлоконструкции трещат, лопаются стекла, а внизу на улицах творится полная неразбериха. Еще немного и каркасы просто не выдержат, обрушившись на проезжую часть и пешеходов внизу.
Если здесь на Бауэри волна прошла для всех незаметно, то в Бруклине все гораздо хуже.
И почему Тони просит ее идти в противоположную сторону? Кларис хмурится и в замешательстве кусает губу. Он что-то знает или просто пытается увести ее как можно дальше от бедствия?

Да что за чертовщина?! Он что, меня опекает?

- Нет, - фиалковая отвечает Старку, взглянув прямо в центральную виртуальную панель, прекрасно понимая, что сейчас для мужчины, оставшегося в мастерской, она смотрит прямо на него, - мне нужно помочь людям. Они не смогут убраться из эпицентра катастрофы самостоятельно, а никого из героев ближе меня сейчас нет.

Открывшийся портал выбрасывает ее прямо на проезжую часть, и тут же сверху обрушивается часть здания. С жутким скрежетом и грохотом она падает вниз и Кларис чудом успевает раскрыть достаточно большой портал так, чтобы упавшая конструкция рухнула в воды залива Аппер, а не погребла под собой десятки машин и ни в чем неповинных граждан.
Блинк срывает с себя шлем, чтобы попавшие в периметр бедствия люди увидели ее лицо.
- Уходите! Бросайте машины и уходите отсюда. Я открою столько порталов сколько потребуется, не стойте столбами! - она ловит взглядом испуганного до смерти репортера, рядом с которым только что рухнуло стекло, чудом не задев. Метнувшись к нему, она кричит прямо в объектив камеры:
- Капитан, ты нужен мне! - а затем снова переводит взгляд на репортера, - убирайтесь отсюда!
Портал вспыхивает алым заревом и выбрасывает с улицы и оператора и журналиста куда-то далеко от происходящего, а затем Кларис возвращается к пострадавшим и тем, кто еще может стоять на ногах.
- Уводите раненых, бросайте все вещи, - яркие сполохи порталов рвут пространство вокруг мутантки на части, людей вокруг становится все меньше, но где-то на верхних этажах рушащихся зданий слышатся крики и плач. Кларис срывается туда не задумываясь, вновь надев на себя шлем.
- Пятница, координаты, - не просит, командует, потому что совсем нет времени на любезности.
- Северо-запад, в зале конференций через два пролета, два этажа ниже, северный холл, пятый этаж женские туалеты, западное крыло... - голос ИИ все такой же ровный и спокойный, а Кларис мечется по зданиям, находит под обломками испуганных и покалеченных людей, отправляет кого в больницы, кого-то просто подальше от происходящего, а в голове лишь одна мысль.

Только бы успеть всех.

Она не задумываясь бросается на помощь вчерашним людям, которых так ненавидела и которых винила в смерти ее Тони. Сейчас это стало не важно. Видя перед собой искаженные страхом лица, Кларис стремится лишь побыстрее  вытащить всех отсюда. То там, то здесь то и дело вспыхивают алые искры. Голос Пятницы координирует движение и направление Блинк. Спустя какое-то время на улице она замечает мелькнувшую фигуру Клинта, а неподалеку Уилсона и Ленга и, наконец, позволяет себе выдохнуть свободнее. Теперь она не одна. Все хорошо. Люди будут спасены.
Блинк улыбается и машет увеличившемуся в размерах Скоту. Тот в ответ показывает большой палец, поднятый вверх.

Все и правда хорошо.

Конструкция под ногами мелко вздрагивает и обваливается, утягивая Кларис за собой в толщу поломанного и перекореженного бетона и железа, она даже успевает испугаться, перед тем как открыть портал и упасть на пол лаборатории в башне Старка. Вместе с ней прилетает часть железной опоры.
Стащив с головы шлем, Блинк подрывается с места и подлетает к стоящему у виртуальных панелей мужчине.
- Ты, - схватив его за воротник толстовки, хорошенько встряхивает, - Ты отправил меня не туда! Ты видел новости, какого черта, ты...

Мысль острая и болезненная как укол пронзает сознание и Кларис разжимает стиснутые до побелевших костяшек пальцы на мягкой ткани. Она как-то разом съеживается и отступает, обхватив себя ладонями за плечи.
- Прости, - шепчет тихо, стараясь сдержать навернувшиеся на глаза слезы, - ты ведь хотел спасти меня? Защитить от...
Фиалковая запинается и прикрывает глаза. Она бы и сама поступила так же, будь она на месте этого Тони. Сколько раз она прокручивала в голове последние мгновения жизни Старка. Сколько вариантов и исходов планировала в своей голове, раз за разом изобретая новый вариант, в котором Тони был жив.

+2

18

Тони верит, что все под контролем.
Ай да он! Оберег свою девочку и отправил в менее опасное место. Конечно, ещё неизвестно, чем является эта рябая муть, но рядом с аномалией хотя бы не взрываются автомобили и не падают здания.
Но уже буквально спустя мгновение его идеальный мир рушится. Кларис смотрит строго с монитора - и прямо ему в душу. Старк сбивается с дыхания на секунду и совсем не может ничего сказать, хотя должен спорить и защищаться. Она права, где-то там умирают люди, дети и старики, женщины и мужчины. Возможно, даже чья-то маленькая собачка? Ему делается отчаянно совестно. Разве так должен вести себя герой и Мститель? Да куда там.. разве так должен вести себя человек.
Он виноват, без сомнений. Поступил неправильно, сделал это сознательно. Нет ему прощения, но если бы кто-то провёл вечность в одиночестве и полной тьме, а после снова обрёл искорку света - то сумел бы его понять.

Когда на одной чаше весов целый мир, а на другой всего один, но безумно любимый человек, как можно выбрать?

С замиранием сердца Тони следит за тем, как Кларис ловко справляется. Внутри все обрывается и замирает всякий раз, когда на неё что-то падает. Когда слишком близко что-то взрывается. Или когда она прыгает, падает, проваливается в свой портал. Он может вздохнуть только тогда, когда она в очередной раз выныривает.
Все это безумно опасно. И знакомо ему. В одну из таких историй он и потерял ее. Как знать, что судьба в этом измерении уготовала для Блинк? Возможно, не столь героическую и громкую смерть, как для его супруги, но все же смерть. Итог всегда одинаков.
К горлу подступает комок. Ему нельзя оставаться на одном месте. Ему нужно что-то сделать! Мужчина бесполезно мечется по мастерской, спотыкаясь и поскальзываясь, бессмысленно хватая вещи и трогая аппаратуру, будто это может ему в чём-то помочь. Проблема в том, что он здесь чужак и понятия не имеет, что может сделать и чем помочь.
К несчастью, в подобном состоянии думать не получается. Ему страшно. Ему безумно страшно! Настолько страшно, что все светлые мысли напрочь отключает. Его будто вновь кидает туда, на десяток лет назад, когда он смотрел, как Риса осознанно идёт навстречу своей кончине, но ничего не мог сделать. И сейчас - не может. Его будто зациклило, снова и снова протаскивая по адскому кругу смеси из воспоминаний и настоящего.

Его агония заканчивается вместе с разрывающим пространство порталом. Из него плюхается Кларис, а вместе с ней строительные обломки и прочий сор. Балда испуганно шуршит колесиками, силясь влажной тряпочкой, пропитанной пресловутым кофе с прошлой уборки, прибрать следы разрушений.
Тони не сопротивляется. Трясётся от рывков за одежду, но не оправдывается. Смотрит безумно - и все ещё не может поверить, что она здесь. Орет на него, отчитывает словно котёнка. Но это все не важно, важнее - что она жива.
Ох, дорогая. Нет ужаса больше...
Тони не успевает покаяться, Кларис отступает сама. И смотрит с сожалением. И пониманием. У него что-то ломается внутри, хотя казалось бы уже нечему.
Она знает.
Знает, почему он так поступил. И поступила бы точно так же, будь на его место тот, другой.
Ему на мгновение даже делается ревностно. Но после приходит облегчение. Что ж, они в одной лодке.

Протягивая руку, касается ее плеча. Он не станет ей врать и придумывать оправдания. Зачем? И так все понятно.
Вместо этого Старк готовится рассказать ей. Она должна знать. Он хочет узнать и ее историю тоже, но вместо этого отвлекается, поражённый увиденным, и кивает за ее плечо на один из мониторов:
- Ты не поверишь.. Гляди!
Камера у оператора (того же? другого?) все ещё гуляет, словно пьяная. Но это не мешает рассмотреть очередную аномалию в небе. Сперва кажется, что это лишь Луна, но иллюзия обманчива, напуганный мозг ищет логичное объяснение происходящему.

Заслоняя добрую половину неба, над городом - над целой планетой - висит другая планета.

Такая же яркая и сине-зелёная, что и родная Земля. У Тони перехватывает в горле, как такое возможно? Но он почти тут же притягивает к себе виртуальную панель и торопливо вводит данные, а потом как-то разом сдувается. Ну.. теперь хотя бы все понятно и больше не нужно угадывать.
- Другое измерение. Мой мир, твой мир. Пытаются наложиться друг на друга, отсюда рябь и возникающие изниоткуда предметы. Сомневаюсь, что фокус получится, так что результат может быть плачевным для обоих миров.
В голове не укладывается. Это ещё более иронично, чем их встреча после горькой потери. Они встретились за мгновение до гибели обоих своих миров. Воссоединились, чтобы вновь потерять.
Какого.. кто это вообще придумал? Бог там или Дьявол. Дайте ему взглянуть в лицо этому недоумку, он популярно объяснит, что так не должно случаться! Это уже слишком.
Поднимая ладони к лицу, Старк с силой растирает кожу. Что здесь можно предпринять? Самое время проститься, похоже.

+1

19

Теплая ладонь накрывает ее плечо и Кларис понимает, что готова сдаться, готова отступить и послать к черту свою агонию одиночества и затворничества. И пусть этот человек чужой, но она почему-то уверена, что он знает ее как облупленную. Он поймет, примет и не станет осуждать, и ее горе, и одиночество, и балансирование на грани сумасшествия, когда каждую ночь она не в силах бороться с собственным сознанием так подло подсовывающим ей образ любимого человека.
Этот Старк другой, но его потеря так же сильна. Сколько он провел месяцев, лет? в тоске по утраченному, что в итоге сломало и опустило на самое дно? Почему рядом с ним не было никого, кто смог бы подставить плечо и помочь подняться?

После произошедшего в Бруклине Кларис чувствует себя эгоисткой и последней сволочью. Да, она кляла всех на свете за свою утрату, но разве другие люди заслуживают пережить то, что пережила она? Почему же ей так невыносимо хотелось, чтобы каждый почувствовал утрату? Как она могла забыть о том, что человечество, да нет же, вся вселенная до этого лишилась своей может быть лучшей половины. Никто не заслуживает подобного. Этот мир не совершенен, как и люди живущие в нем, но они так же любят, смеются, переживают потери и разочарования, плачут от горя и пытаются жить дальше, храня в памяти светлый образ тех, кто никогда уже не покинет сердца, прочно обосновавшись там и оставив неизгладимый след. 

- Тони, я... - она не успевает ничего сказать, Старк так увлечен и шокирован, что не слышит, он кивает куда-то за ее спину и Кларис вынуждена отреагировать, слишком уж необычно видеть подобное выражение на его лице. На чужом лице, но все же.
Фиалковая оборачивается и удивленно вскрикивает, напрочь забыв о том что хотела сказать секунду назад. Она в нерешительности отступает, инстинктивно стараясь отстраниться от того, что мозг не способен принять и осмыслить. Спиной упирается в грудь стоящего сзади мужчины и только от этого прикосновения к Старку приходит в себя. Оборачивается к нему и совершенно по-идиотски повторяет очевидное:
- Это вторая Земля. Земля в небе! - произнесенное вслух кажется еще большей нелепицей и глупостью, но факт остается фактом.

Огромная, куда больше чем луна в ночи, в небе висит мерцая серебристо-голубым боком вторая планета и даже отсюда Блинк в состоянии различить очертания знакомых материков.
- Пятница, данные с ближайших спутников, - фиалковая не замечает, что вцепилась в рукав толстовки Тони и рука ее мелко дрожит.
Она не хочет признаваться самой себе, но ей страшно. А еще безумно обидно. Обидно от того, что этот мир готов вновь рухнуть в тартарары, в очередной раз, и что будет еще сотни и тысячи таких раз, а Тони напрасно пожертвовал собой. И каждый раз кто-то будет так же вставать на его место, отдавать собственную жизнь, чтобы другие могли жить дальше.
Эгоистично, по-собственнически, но Кларис ничего не может поделать с собой и с горькими как полынь мыслями и чувствами по поводу несправедливости жизни. Может стоит остановиться уже и позволить этому миру расколоться на части, чтобы больше никому не пришлось страдать вот так, как сейчас мучаются они двое, стоя у виртуального экрана и пытаясь осознать это жуткое и поистине великолепное явление второй Земли и краха двух измерений.
- Данные со спутников получены, - Пятница предельно точна и спокойна, - Подтверждаю сказанное мистером Старком. В результате аномальных искажений двух измерений обе планеты оказались в одном временном потоке на одной точке орбиты. Каждая из них в данный момент пытается заместить собой другую, поскольку обе в равной степени находятся на своем месте. Грани измерений стерты, что делает возможным соприкосновение двух миров... в результате которого все погибнут.

Кларис отступает на шаг от Тони. Она не хочет верить в услышанное. Ей совершенно не нравится то, что исход предрешен. Такого раньше никогда не было. Даже в войне с Таносом. Даже в этой чертовой войне был гребаный один на четырнадцать миллионов шанс, но не здесь. Не в этот раз. И это кажется подлым. Нечестным.
Хотя еще минуту назад она думала о том, что лучше все закончить, а сейчас?
Блинк опускается на пол и начинает смеяться. Она хохочет запрокинув голову, понимая, что ее мысли о кончине мира материализовались. Вот оно желание волшебной фиалковой эльфы, которое перечеркнет все возможные варианты, расставит все точки над «i», замкнет все рычаги.
Больше не будет возврата. Больше не будет потерь, потому что больше вообще ни черта не будет.

- Не честно, - задыхаясь, сквозь смех выплевывает она, - не честно, - и слезы текут по щекам.
Этот мир решил ее окончательно добить, что ж, она вовсе не против. Столько раз она желала ему провалиться в пропасть и вот, пожалуйста, получите и распишитесь. Ваше желание приведено в действие. Хорошего вам дня смерти.

Отредактировано Clarice Ferguson (13-07-2019 01:38:17)

+2

20

Старк не испытывает ничего, кроме горечи разочарования. Он словно ребёнок, которого подразнили желанной игрушкой, а после отдали другому. Хотя, в его случае, эту самую игрушку уничтожили особо жестокими методами на его глазах.
В голове лениво крутятся мысли. Всем погибать не обязательно, конечно. Блинк может перенестись с помощью своих порталов далеко отсюда, прихватив с собой огромное количество людей. Можно даже удерживать эти порталы до последнего, покуда Земли окончательно не уничтожат друг друга. Но это не спасёт абсолютно всех. Да и куда девать столько беженцев? Космос огромный, конечно, рассказывал ему однажды Куилл, но лучше от этого знания не становится.

Кларис одновременно смеется и плачет, у неё форменная истерика. Что ж, нельзя ее винить, в подобных условиях это почти единственное, что реально хочется сделать.
Упоенно рыдая, она оседает на пол. Опускаясь рядом на колени, Тони несмело привлекает ее к себе. Лишь поддерживает, даже почти не обнимает, потому что у него нет ни разрешения, ни права. Готовится отпустить в любое мгновение, если ей станет неприятно, лишь стоит ей недовольно повести плечом, но она слишком увлечена оплакиванием своего прошлого и будущего, что связаны исключительно с этой планетой.
- Не плачь. Ну что ты. Все обязательно наладится.
Слов, подходящих к ситуации, у него стандартно нет. Кларис плачет, Старк неразборчиво бормочет сомнительные слова утешения. Впрочем, неважно, что именно он говорит; важно, что они сейчас рядом и могут поддержать друг друга.

Плана у него нет.
Тони тупо повторяет одни и те же фразы, дожидаясь, покуда истерика Блинк пройдёт. Безыдейно смотрит на скрины экранов - так и плавающие у воздухе без требования, словно забытые - что Пятница услужливо сделала с последнего репортажа в новостях, на которых лоснится упитанными боками другая - чужая - его родная планета. Точно такая же, полная жизни и смерти, радостей и печалей, восторгов и бед, чьих-то побед и поражений.
Как же иронично..
Они сидят долго. Кларис вскоре устало притихает, только иногда глухо всхлипывает, но они молчат, думая каждый о своём или вообще не думая. Что тут сказать? Мужчина поднимается первым, заботливо поднимая копию своей супруги в руках:
- Пойдём. Нужно отдохнуть, в таком состоянии мы ничего не придумаем.
Не встречая сопротивления, он выносит ее из мастерской. Над ними загораются и гаснут лампы, сопровождая узкой полоской света, вероятно это место на энергосбережении. Свет полосами отражается в стёклах, глянцевых боках мебели, плитке на полу, упрямо пробиваясь через слой пыли. Пятница молчаливо включает подсветку до некогда жилых комнат - и спасибо ей, иначе бы Тони бродил здесь годами.

Неизвестно, сколько времени у них осталось. Но сейчас это не имеет значения, все равно особенных идей у них нет. Так что Старк укладывает опустошенную слезами Кларис в постель и встряхивает от пыли подушки с одеялом, стараясь сделать ее последнее пребывание здесь хотя бы чуточку комфортнее.
- Вот так, ложись. Хочешь, попросим Лапу принести воды? Или ещё одно одеяло? Здесь промозгло.
Он озябло ведет плечами, хотя температура в помещении более, чем комфортная. Скорее всего, это просто нервы. Сейчас бы забраться в постель, накрыться с головой и чтобы все проблемы разрешились сами собой. Вот такой план его устраивает!
Тони с поддерживающей улыбкой смотрит в заплаканные изумрудные глаза.
- Ты должна поспать. Нужны силы. А после мы обязательно что-нибудь придумаем.
Он не уверен, что здесь что-то вообще можно придумать, однако на краю сознания щекочет и царапает какая-то далекая мысль. Остатки старых образцов железных костюмов, что он видел в мастерской по пути сюда. Можно держать порталы открытыми... прихватившие огромное количество людей.. Две Земли, несущиеся в пустом космосе навстречу друг другу, чтобы неминуемо самоуничтожиться. Миллиарды космических беженцев с погибших планет...
Ну же. Ну же!
Мужчина устало выдыхает и за всеми своими размышлениями не замечает, что уже держит ее ладонь в своих, гладит ее пальцы, как всегда делал перед сном или пытаясь утешить супругу.

Нам не обязательно что-то решать. Есть и другие.

Мысль выходит почти злой. А действительно! На двух Землях есть до кучи прочих героев. Почему именно они должны что-то придумывать, рисковать собой и жертвовать друг другом? Сколько ещё эта чертова планетка хочет у него отобрать. Сколько раз нужно спасти этот мир, чтобы все, наконец, наладилось. И ценой скольких жизней все оно должно наладиться. Почему жертв всегда недостаточно?
Нет. Хватит. Это они уже проходили. Так не пойдёт. Должен быть другой способ.
Злость помогает. Внутри все успокаивается и покрывается толстой коркой льда, выключая мешающие трезво думать эмоции. Вот так. Теперь он может мыслить спокойнее и яснее. Смотрит в родное и любимое, но напряженное даже во сне лицо, прислушивается к ровному дыханию. Он не позволит ей больше плакать, он обязательно найдёт выход!

Осторожно отпуская ее ладонь, Тони поднимается с края постели и решительно шагает обратно в лаборатории.
Эй, Пятница! Крути винил. Какие тут из твоих железяк до сих пор рабочие? Пора Железному Человеку триумфально вернуться, чтобы вновь спасти этот чертов день. Не ради двух планет, многомиллиардного населения и мира во всем мире. А ради лишь одной - самой важной! - улыбки.
Старк с жаром принимается за работу. Запускает новое сканирование, чтобы узнать точную численность населения и расположение каждого человечка до единого, ему нужны координаты каждого живого существа на этих чертовых планетах. Отправляет сообщения в обе Ваканды, их техническое оснащение должно помочь. Сигнализирует Щиту, куда без этих ребят. Успевает выстроить в своей голове более или менее внятный план, когда вдруг спотыкается о простую проблему: здесь ничего не работает. И оставшиеся в лаборатории костюмы скорее фикция, чем действительно та самая броня Железного Человека. Какого.. Только не это! Дьявол. Пропади оно все.. Пережив волну раздражения, Тони закатывает рукава и берётся за дело: разобрать, перекроить, вычленить каждую работающую детальку и собрать с другими заново воедино. Все, как тогда, когда он впервые собрал свой костюм, сам и без посторонней помощи; его даже одержит легкая ностальгия.
Оснащение в этой лаборатории гораздо лучше, так что все получается быстро. У него не так много времени судя по тому, с какой скоростью сближаются планеты: часов восемь от силы. Половину из которых он собирается потратить на то, чтобы восстановить броню, а ещё сбрить чертову бороду, что торчит клоками и нещадно мешает. Становится лучше. Растирая непривычно щетинистый подбородок, Старк опускает на глаза защитные очки. Итак! Балда, записывай: пробный запуск, хватит и 10% мощности.

Отредактировано Anthony Stark (15-07-2019 12:25:40)

+1

21

Этого совершенно точно не может быть. Какой-то бред, возможно, очередной кошмар? Вот сейчас она снова проснется в холодном поту в одиночестве в своей маленькой квартире и Балда пришуршит к ней со стаканом воды, расплескав половину на одеяло. Заботливый механический помощник, единственное, что у нее осталось в память о Старке. Она посидит в ночной тиши, обнимая себя за колени, сдерживая рыдания, а потом встанет и пойдет в ванну, умоется холодной водой и сразу станет ясно, что нет никаких других измерений и другого Старка, и этот пиксельный врыв просто плод ее разгоряченного и усталого мозга. Ведь на самом деле измерения не притягивают друг к другу, даже если они существуют, такое попросту невозможно.
И что это скажите за глупости, она снова ревет как какая-нибудь истеричка и слабачка. Как можно вообще вести себя подобным образом во сне?
Едва заметное движение рядом и Кларис чувствует как ее привлекают к себе и очень осторожно, почти невесомо, обнимают, будто боятся, что она сейчас оттолкнет или шарахнется в сторону. Фиалковая не в силах совладать с собой, позволяет маленькую слабость, раз уж это сон, то почему бы не дать выход нерастраченному желанию близости. Притыкается в широкое плечо носом, вдыхая такой приятный и теплый запах, и пряча руки на груди у Старка. Где-то на периферии сознания звенит колокольчик о том, что это не он на самом деле, но какая теперь разница? Пусть хоть так, совсем немного, она станет к нему ближе и позволит ноющему сердцу обмануться. Слишком сладко и чересчур хорошо, а потому огромная бочка дегтя в виде второй планеты на небосводе не дает уж совсем почувствовать себя счастливой. Это стало бы невероятно простым решением. Но нет, так не бывает, ни в жизни, ни в снах. 

Сильные руки подхватывают, поднимают легко и Кларис прижимается крепче, прикрывает глаза и вслушивается в мерный стук сердца. Он отсчитывает секунды жизни, глухо возвещая за клеткой ребер об утекающем времени, превращающемся в небытие. Она слишком устала, чтобы думать о том, что же будет дальше, хотя какой смысл загадывать, и так понятно, что ничего радужного в перспективе не светит, что бы там сейчас не говорил этот Старк. Забавно, а ведь они и правда так похожи с Тони в попытке утешить и защитить, найти любой вариант решения, чтобы только была возможность завтрашнему дню быть. Но в этот раз оптимисткой быть почему-то совсем не получается. Яркая девочка готовая отстоять даже самую безвыходную ситуацию, найдя нужную дверь для верного решения, в которую всегда шагала без оглядки, разбилась на тысячу алых искр и погасла не в силах удержать их в себе. Какими неведомыми тропами в последние годы шла она, что потеряла собственное «я», Кларис невдомек. Она просто перестала быть сияющим маяком, озаряющим путь всем кто ее окружал. Огонь начал угасать именно в тот роковой день, когда у нее самой ничего уже не осталось.
Блинк совсем не замечает, как закутанная в одеяла, она продолжает сжимать мертвой хваткой ладонь Старка. Держится за нее как утопающий, в надежде, что именно это поможет остаться на плаву еще немного.
Ее смаривает почти сразу, Кларис еще видит мягкую улыбку на небритом лице и ласковый взгляд, старается улыбнуться в ответ, но получается как-то натянуто и вымученно, а потом она проваливается в липкую серую хмарь без сновидений, успев лишь одними губами произнести: «Спасибо».

Фиалковая просыпается в полутьме, с тяжелой головой и резко садится в постели, от чего ноющая тупая боль ввинчивается в виски словно в них закручивают винты. Пытаясь понять что произошло, Кларис вспоминает собственную истерику и со стоном утыкается носом в колени. Как же чертовски глупо она себя повела, заставив Старка так за нее переживать. Как будто ему в этом мире не хватает других забот.

И почему так тихо?

Блинк спускает ноги с кровати, медленно, стараясь не делать резких движений, так будто у нее сильнейшее похмелье, но вздрагивает от грохота, раздавшегося со стороны мастерских. Резко подскочив и застонав от разом захватившей всю голову мигрени, она все же спешит через портал в рабочие помещения и застает поистине грандиозную картину. Старк в половине брони и шлеме, валяется у стены, а сердобольный Балда поливает его из углекислотного огнетушителя.
- Тони, - Кларис подбегает к мужчине и опускается рядом с ним на колени. Всклокоченная, сонная, оно больше сейчас похожа на растрепанного воробья, чем на мутанта способного по одному своему желанию рвать пространство порталами на куски, - все в порядке? Что тут вообще происходит?!
- Мистер Старк отправил сигнал бедствия во все организации, до которых смог достучаться, а теперь пытается собрать жизнеспособный вариант Марка.
- О, - Кларис прикусывает губу и чувствует себя предателем, который отсиживался, точнее отсыпался, в стороне, пока другой пытался найти выход из безвыходной ситуации, - я... могу чем-то помочь... тебе?

Отредактировано Clarice Ferguson (16-07-2019 01:45:06)

+2

22

Время медленно утекает. Физически невозможно переработать схемы и собрать жизнеспособный костюм за такое короткое время, но Старк пытается сохранять спокойствие и трезвую голову. Паникой здесь сейчас не помочь, ему нужны внимательность и выдержка.
Впрочем, нет. Он не прав. Самое время паниковать! Реакторы приподнимают его над полом - и с размаху бьют о стену, хотя он использует всего десятую часть мощности. Ничего не работает, здесь все гниль и труха. Ничего не выходит, ему абсолютно не под силу что-то исправить! Навык потерян, сноровка пропита, гасите свет.
- Балда, вези себя в пункт приема металлолома, - отплевываясь от пены, скрипит мужчина, медленно повышая голос, - иначе я не знаю! что! с тобой! сделаю!!
Чертова железяка. Вот не зря он в своём измерении свернул всякое производство, потому что молока как от кролика.
Впрочем, он лишь срывает злость на неповинной тупой штуковине, в которой из мозгов два шурупа и одна гайка. Это, к слову, полностью его вина. Ностальгия, жалость, ещё семь смертных грехов. Старку из этого измерения нужно было сразу умертвить свой университетский проект, чтобы не агонизировал столь продолжительное время, блаженный в своей примитивности. Хорошие хозяева усыпляются больных питомцев, вот и этого стоило..

Раздраженно выбираясь из горы противопожарной пены, Тони разводит руками при виде Блинк. Чудесно, что она застала его именно в этот момент, более жалким быть уже попросту невозможно.
- У меня есть план, - сразу переходит к делу и смотрится весьма несерьезно с белой пузырящейся шапочкой на голове и снежными сосулями под носом. - Пятница права, запросы отправлены, мы получим помощь. Но очень многое зависит от нас.
Вытирается рукавом, лапа-хваталка все ещё ездит за ним с огнетушителем наголо, Тони кидает на него предупреждающий взгляд. Не постесняется Кларис, разберёт в два счета! Возвращаясь к мониторам, разворачивает сетку сканера.
- Смотри. Красные точки - это живые человеческие объекты. Мы должны эвакуировать всех в.., секунду, - быстро перебирает пальцами по виртуальной клавиатуре, переключаясь на карту внешнего космоса, - вот, Куилл с командой выслали координаты ближайшей свободной планеты, подходящей по параметрам. Надеюсь, они не облажались, как обычно, но выбора нет.
Он смотрит серьезно в изумрудные глаза. Может ли он просить ее об этом? Справится ли она? В груди болезненно сжимается, так страшно потерять ее вновь.

- Ты должна.., нет, просто обязана всех перенести. Если ты не справишься, они погибнут.

Нет необходимости уточнять, что и с кем случится, расписывать ужасы и катастрофы, что неминуемо начнутся уже спустя пару часов, лишь стоит планетам сблизиться ещё немного. Катаклизмы, природные явления, апокалипсис уже сегодня! Им стоит поторопиться.
Тони смотрит долго, внимательно, с затаенной тревогой. Конечно, они не будут на этой миссии одиноки. Герои, Щит и Ваканда станут грузить население в космические грузовые суда, которые на самом деле давненько уже курсируют в большой космос. Это немного уменьшит задачу Кларис, но лишь немного. Основная нагрузка все ещё остаётся на ней, да ещё на парочке мутантов со схожими способностями. Найткроулер - из обоих измерений, к слову - сможет помогать, но радиус его действия сильно ограничен, к тому же ему не под силу разом уносить по сотне людей.
И все снова упирается в Блинк. Только с ее способностями становится возможна эта рискованная операция.

Тони протягивает руку, касаясь тёплого фиолетового плеча. Попутно надевает на ее запястье электронные часы со всеми данными, чтобы она смогла ориентироваться в ходе миссии самостоятельно.
-  Ты в норме? Справишься?
Конечно, она справится, но он обязан это спросить. От ее боеготовности и правильной мотивации зависит исход операции.
- Ну а я тебе помогу. Вместе мы точно вывезем, а?
Старк задорно подмигивает, с показательной легкостью цепляет оставленный на захламленном столе шлем и натягивает на голову, чтобы выглядеть круть. Просто этот - единственный рабочий из оставшихся, так что ему и в мысли не приходит, что безделушках чём-то особенная.
Единственная запись начинает воспроизводиться автоматически. Видимо, для этого шлем до сих пор и функционирует, чтобы выполнять последнюю программу: снова и снова повторять предсмертное сообщения создателя.
Тони шокировано замирает. Этого он не ожидал, так что не сразу осознаёт, что должен сделать. Напротив сидит, откинувшись на стуле, прозрачный голубоватый призрак мужчины чуть моложе него самого, и смотрит с улыбчивым прищуром, с которым сам Старк смотрел на единственного во всем мире человека. Не нужно быть гением, чтобы догадаться, кому адресовано послание, даже если никаких имён не называется.
Он не может досмотреть до конца, испуганно и судорожно, будто обожженный, сдирает шлем и хватает воздух губами. Внутри все предательски скручивает, ему знакома эта боль и эта потеря. Сама мысль о том, чтобы оставить любимую с подобной раной кажется ему невыносимой. Он и сам не справлялся, что уж говорить о хрупкой женской натуре.

С силой растирая лицо, Тони качает головой, медленно возвращаясь в норму.
- Ты должна начать сейчас же, - о деле ему думается с трудом, но это необходимость. Не время зацикливаться, погрустят после. Нельзя дать Кларис расстроиться, им необходима мобилизация и правильный настрой, так что вернуться к насущной проблеме лучший из вариантов.
- Иначе не успеем.
Они и без того не успеют, большая часть населения обеих планет обречена. Но он не говорит этого вслух.
- Я вернусь в лабораторию на другой Земле, чтобы раздобыть нужные материалы. Будем держать связь, договорились? Если устанешь или испугаешься, сделай перерыв и позови меня, я буду здесь для тебя.
Аккуратно касаясь ее волос, Тони отводит несколько всклоченных прядок и устанавливает на ухо Блинк небольшой коммуникатор, чтобы они могли говорить друг другом во время миссии. Чтобы могли быть «рядом» до конца.
До конца? Улыбка получается какой-то грустной.
- Я должен взять твой шлем. Понимаю всю его значимость и обещаю вернуть в целости. Договорились?

+1

23

Кларис смотрит на гору пены и мужчину, барахтающуюся в ней как в облаке. Балда предупредительно маячит где-то за спиной у фиалковой, словно опасаясь наказания за преждевременное и неуместное спасение, при этом не выпуская из лапы огнетушитель.
Отфыркиваясь, Старк пытается объяснить что-то, но выглядит так умильно, что впервые за долгое время улыбка появляется на лице Кларис и она не прячет ее. Это все еще не полноценная легкая улыбка, которая показывает задор и наслаждение моментом, скорее она тихая и стеснительная, будто боится быть спугнутой, но все же искренняя.
Блинк помогает Тони подняться и подходит вместе с ним к виртуальным мониторам, испещренных сотнями тысяч маленьких мигающих точек по всей планете. По двум планетам.
Это похоже на огромное Церебро в институте Ксавье, когда Чарльзу нужно было отыскать определенного мутанта или человека. Яркие искры живых существ вспыхивали на огромном куполе над головой и сияли красными и белыми искорками.
Она не спрашивает как Тони удалось захватить обе Земли, но размах поистине поражает.
- Квилл что? Ты и до Стражей Галактики достучаться смог? До которых... постой, нет, не отвечай. Хорошо, - Кларис замирает на секунду и прикрывает глаза, чтобы сосредоточиться на том, что хочет от нее Старк. Конечно, ей удавалось перемещать довольно крупные объекты, манипулировать с организмами и переносить за раз несколько тысяч, ну быть может сотен тысяч, спасибо Селене и ее манипуляциям над разумом, человек и мутантов. Но...
- Это больше семи миллиардов... четырнадцать миллиардов, - поправляется и в голову так не кстати прыгает мысль о Стрендже и его дурацком единственном шансе, - это просто... - она делает глубокий вдох и... - конечно, я сделаю это. У нас есть маги, Щ.И.Т., да даже чертов доктор Дум хочет жить, все будет хорошо. Конечно.
Кларис улыбается Старку фальшиво-бодро и смотрит прямо в глаза, а в голове ядом сочится одна единственная мысль о том, что в е полетит в бездну и ни черта не будет хорошо. Ни теперь, ни потом. Просто потому что...

Эй, привет.
Это.. я.

У нее как будто разом выкачивают весь воздух из легких. Она смотрит во все глаза на Старка нацепившего шлем ее Марка, на котором ее Тони записал эту прощальную, перевернувшую все с ног на голову, речь, которую Кларис не слышала уже долгое время, боясь вновь прикоснуться к хранимому в сердце образу и разбиться о несокрушимую правду: они оба проиграли эту войну, трусливо отступив за баррикады и так и не решившись ударить в лоб. Их война была проиграна и теперь уже ничего нельзя обратить вспять.
Фиалковая поджимает губы и они превращаются в тонкую едва заметную белесую полоску. Она отступает назад. Шаг. Еще один. И еще. Она очень сильно ошибалась, думая, что может поделиться этим секретом с другим Старком и вот, когда он выплывает наружу, ей хочется содрать этот шлем с его головы и убежать через портал. Но Кларис боится даже протянуть руку и сдернуть Марка. Просто отступает и лишь мотает головой, желая только одного, чтобы запись перестала воспроизводиться. Она совершенно забыла о том как больно слышать этот тихий, полный любви извиняющийся голос.

Все смолкает внезапно, так же как началось, а Кларис все еще стоит зажмурившись и не слыша слов находящегося рядом Старка. Она приходит в себя только когда мягким касанием он убирает выбившиеся из прически пряди волос, очень аккуратно вдевает в ухо гарнитуру и защелкивает на руке коммуникатор, совершенно не подозревая, что его делал Тони специально под нее.
- Ты не понимаешь, - едва шепчет не решаясь взглянуть другому, не ее, Старку в глаза, - я не смогу. Я просто не успею спасти всех и... тебя. Я...
- До критического сближения осталось четыре часа пятьдесят восемь минут и тридцать секунд, - голос Пятницы все так же спокоен и непоколебим.
Кларис вытирает выступившие слезы и легонько сжав пальцы Тони кивает, будто бы соглашаясь с самой собой и сделанным, наконец, выбором.
- Не забудь. Ты должен вернуть мне шлем, - она исчезает в алом всполохе портала.

И вернуться сам.

Кларис не говорит этого вслух, но понимает, что не сможет простить себе, если потеряет еще и его. Это будет слишком жестоко и дело тут не в гибели двух миров и том, что планеты не могут лишится обоих Старков. Ее желание совершенно эгоистичное и собственническое. Она решает для себя, хоть это и глупо и всегда заканчивается очень плохо, когда ты даешь обещания перед сложными заданиями, но все же, обещает себе, что никогда не оставит этого Старка в одиночестве. Пусть и не сможет заменить ему его погибшую жену, но все же постарается поддержать и не позволить довести себя до точки невозврата. Хотя, казалось бы, куда уж может быть хуже.
Кларис задерживает эту мысль в себе. Она стремится не отпускать ее, пока порталы рвут пространство, то тут, то там распахивая алый зев и выплевывая тысячи людей на планету, вбитую в коммуникатор по указанным Старлордом координатам.
Команды работают слаженно, стремясь обеспечить большому числу населения мгновенный доступ к кораблям и спасательным капсулам. Искрясь и распадаясь огненными искрами открываются порталы магов Санкторума, оказывающих неоценимую помощь в глобальной эвакуации. Но с каждой утекающей секундой, приближающей к краху всего сущего, становится понятно, что как бы все ни стремились к спасению жителей двух планет, помочь всем не удастся.
Кларис сознательно не выходит на связь со Старком. Она боится отвлечь его от чего-то более важного, чем ее собственные переживания. А еще ей кажется, что она просто не совладает с собой и, услышав его голос в передатчике, просто перенесет на планету куда эвакуируют всех остальных.

- Критическое изменение параметров слияния измерений. Сбой в расчетах. Траектория изменилась. До столкновения осталось десять, девять, восемь, семь...
- Пятница, что происходит?! Почему?.. Тони!!!!
Кларис закрывает портал с только что перемешенными людьми и бросается в новый, туда где сейчас должен находится Старк. Взрыв невероятной мощи потрясает обе планеты, когда одна наталкивается боком на другую и Блинк швыряет ударной волной в портал с такой силой, что она теряет ориентацию в пространстве. На несколько секунд небо меняется с землей местами, в голове стоит несмолкаемый гул, а дыхание перехватывает. Но мысль о спасении Старка заставляет подняться и сопротивляться миру, рвущемуся в предсмертной агонии.
Портал. Еще один. Снова и снова, пока она не найдет его или совсем не останется сил. Она просто не может позволить себе потерять еще и его.
- Тони? - зовет срывающимся голосом, задыхаясь от горячего воздуха, жгущего легкие.

+2

24

Старк тонко подмечает все, что отражается на лице Кларис при виде случайно воспроизведенной записи. И хотя оно не доигрывает даже не середины, это сильно влияет на них обоих. Теперь ему страшно спросить, страшно даже коснуться и попытаться утешить. Без надежды на что-то большее, а хотя бы из дружеских побуждений.
Они ведь могут остаться друзьями?
Тони кидает быстрый взгляд на мониторы. Недолго им остаётся быть друзьями, а после катастрофы, возможно, и дружить будет не с кем.
Встряхивая головой, чтобы прогнать мрачные мысли, он позволяет Блинк справиться со своими эмоциями самостоятельно. Как бы ему не хотелось думать, что она не справится без его помощи, она все же справляется, как справлялась и множество раз до. Она сильная. И большая молодец. Ему все ещё есть, чем гордиться.

Глотая тёплую влюблённую улыбку, мужчина кивает в напутствие - и отпускает. Провожает Кларис взглядом, молчаливо прощаясь. Пускай им обоим повезёт! А после запускает двигатели в свежесобранном костюме.

С этого момента все приходит в движение. Самые разные люди, мутанты, злодеи и герои - все они работают вместе просто для того, чтобы спасти как можно больше жизней. Бесспорно, есть часть тех, что малодушно спасает только себя. Но также есть и те, что не остаются безразличны и работают во общее благо. Приятно посмотреть.
Тони благодушно улыбается себе под нос. Пятница исправно транслирует ему происходящее из сотен разных мест. Дум заботится о жителях своей страны. Щит эвакуирует целые города. Ваканда спешно покидает насиженные территории вместе с половиной континента. Разномастные пришельцы, прибывающие на зов помощи, цепляют гравитационными лучами десятки людей и переносят в своих кораблях подальше.
Раньше ему казалось, что космос населён враждебными монстрами. Да что далеко ходить - сама Земля полнилась убийцами, маньяками и прочими выродками. Но сейчас он почти верит в лучшее, даже несмотря на свой параноидальный психоз. Блинк - его Блинк - была бы в восторге, она так давно и безрезультатно силилась открыть для него положительные грани вселенной, только он все отрицал. Но теперь видит. Ты была права, милая.

Его собственная лаборатория давно опечатана и вычищена. Ему не хотелось хранить воспоминания о самом большом из своих провалов. Но, также как и Старк с другой Земли, он ностальгичен, хотя и утверждает обратное.
В огромном холле Старк Индастриз покоится самый первый образец реактора. В те годы он был безобразно велик и нефункционален, но имел более разрушительную силу, чем что-либо прочее в этом мире. Никто и никогда не рассматривал этот реактор как боевую единицу, просто потому что его неудобно хранить, транспортировать, невозможно замаскировать или тайно внедрить. Все, что с ним можно сделать, это накрыть стеклом и выставить как яркую и бесполезную «визитную карточку» в холле крупнейшего и богатейшего холдинга.
Что ж.. Настало твоё время!
Старк с разгону врезается в прозрачное стекло витринного окна, ему некогда думать о дверях; оказывается прямиком в пустынном фойе и врезается в новое стекло повторно, пробивая защиту вокруг реактора. Напрягаясь, толкает огромный неповоротливый бублик - и все же после нескольких попыток сдвигает с места, срывая крепления. Катит его перед собой, но вскоре упирается в стену..
Какого дьявола.
Он почти забыл, как пользоваться репульсорами, так что бесполезно решетит стену, ставшую преградой, яркими опаляющими выстрелами. Но все же справляется с задачей. Он спешит, а оттого паникует, сохранять трезвую голову едва ли получается. Хорошо, что есть Пятница! Сигнал, впрочем, очень слабый, мониторы барахлят - слишком далеко. Но ему не нужны подсказки, он и без того знает, что предстоит сделать.

Костюм скрипит, но выдерживает. Взвалив на плечи кругляш реактора, Старк волочит его через весь город, не в состоянии подняться выше пятого этажа. Но ему и не нужно! Вниз, вниз и только вниз.
Чтобы уничтожить планету, ему потребуется заминировать само ядро. Или хотя бы оказаться как можно ближе к центру планеты, чтобы взрыв имел бОльшую силу.
Возможно, это не самый умный план? Но Тони надеется, что уничтожение одной из проблем спасёт вторую. Выбрать почти нереально, так почему он выбирает именно свою? Сложно сказать, может быть потому, что для этого мира без Кларис все потеряно? А у того, другого, все ещё есть шансы. Агонизирующий от потери мозг уверен.

Он улыбается себе под нос. И круто тормозит, так что реактор срывает с плеч и катит вдоль по содрогающейся улице.
- Мистер Старк, времени очень мало! - бесстрастно подсказывает Пятница через хрипы и помехи. - Почему вы остановились?
- Закройся, тут важное дело.
Он знает, знает!, что нет ничего важнее сейчас, чем его миссия. Но впереди завалило первые этажи и люди внутри в ловушке. Сколько сейчас точно таких же людей заперты в ловушках, найдут ли их и помогут ли? Всех не спасти, но просто пройти мимо он точно не в состоянии.. Точнее, однажды и прошёл бы, чётко расставив приоритеты по важности и значимости, но Блинк бы не одобрила - и он старается делать так, как она его учила, поступает по совести.
Когда люди спасены, Старк снова взваливает лучащийся светом пончик на плечи. Броня выстраданно скрипит.
- У вас проблема. 19% зарядки.
Да чтоб тебя! Заряжаться им, конечно, негде и некогда. Что же, это в любом случае неважно, вряд ли он успеет выбраться от центра Земли. Это путешествие в один конец.
- Хватит бубнить. Просто выведи на экран.
В углу монитора появляется мерцающая цифра с оставшимся процентом. Это ничего. Это ничего, утешает сам себя. Знал же изначально, так чего теперь горевать.

Остаток времени уходит на путь в бездну. Ему очень хочется малодушно все оставить и спасать себя. Связаться с Кларис, открыть ей потаённое, умолять забрать его и унести так далеко, где их никто и никогда больше не найдёт и не потревожит.
Но Тони точно знает, как эта чужая незнакомая Блинк или его возлюбленная Блинк отнеслись бы к подобной идее. Лучше умереть героем, чем оказаться слабаком и плаксой или подвести весь мир. Так она всегда говорила?
Старк подбадривает себя в своей голове. Чем глубже забирается, тем хуже здесь со связью, а после та и вовсе пропадает. Теперь, даже если ему захочется, связаться ни с кем не получится. Становится даже немного жаль, что им не удалось поговорить на прощание.
Впрочем - оно и к лучшему.
Что бы он ей сказал? Что любил ее всю жизнь, да только другую ее версию. И ее бы любил в память о той, что потерял. Глупо все это как-то. Даже жалко. Не стоило оно того.
Здесь жарко. Внутри брони не продохнуть, костюм плавится. Ничего. Уже достаточно глубоко? Устанавливая реактор, Старк кидает быстрый взгляд на цифры стремительно уменьшающегося процента зарядки. Нормально, ещё на один выстрел как раз хватит. Всю мощность в центральный реактор, огонь изо всех орудий!

Кольцо огромного реактора разбивается вдребезги, а после взрывается ослепительной вспышкой сверхновой, стирая все вокруг в яростном белом свете.
Вот оно - очищение.
Тони даже не пытается прикрыться руками, это все равно бесполезно. Он лишь вдыхает полной грудью последний остающийся воздух и закрывает глаза. Губы трогает улыбка. Все хорошо. Наконец, все закончилось - и он был молодцом, таким, как хотела Риса, таким, как ему самому хотелось очень давно.

Теперь они будут вместе. Он так скучал. Бесконечность, отныне, принадлежит им.

Все вокруг скрипит и трясётся, костюм корежит и сминает под напором взрыва. Жарко, обжигает. Нечем дышать. Ему неудержимо больно. И страшно. Момент облегчения никак не настанет, нужно было просто снять чертов шлем, чтобы закончить эту клятую агонию. А ещё гений.. Тони усмехается и медленно, миллиметр за миллиметром, поднимает ладони к голове, чтобы поставить красивую точку.
Касается шлема. Он ведь обещал Кларис, что вернёт его. Что ж, на самом деле Тони Старк - самый большой врун на двух Землях, давно стоило это понять. Он клялся супруге всегда быть вместе, но оставил ее. Обещал Кларис из другого измерения вернуть шлем невредимым - и облажался. Он много чего хотел и не сделал. Но это ничего, даже когда весь мир его проклинал, она всегда могла его понять. Поймёт и в этот раз.
Ядро раскалывается. Жар невыносимый. Броня трескается множащимися змеями, впуская внутрь раскалённый зной.
Ну вот и все.
Впереди разворачивается ослепительный туннель с сияющим светом в конце. Тони готов поклясться, что видит ангела, что тянет к нему руки. Что ж, славно. Так оно и должно быть.
Дрожа, он тоже протягивает ладонь. Ангел, словно в пожёванной пленке, неторопливо приближается к нему. У него лицо супруги. Красивый. Тони рад, что успел увидеть ее в конце целого мира. Он с улыбкой закрывает глаза, сцепляя обугленные пальцы на тонком запястье, пускай это чудо заберёт его в иной мир, где все будет лучше, чем здесь, и мятежный дух Энтони Старка познаёт долгожданный покой, наконец.

+1

25

Страх душной горячей волной накатывает и тащит за собой, бьет больно, вышибая весь воздух из легких, не позволяя сорваться на крик, выходит только сиплый хрип не способный перекрыть стоящий вокруг гул и грохот.
Страх выедает изнутри, парализует и мешает нормально думать, не оставляя внутри ничего кроме выжженного ужаса и паники.
Кларис мечется загнанным зверем, открывая портал за порталом, понимая, что нестабильные измерения просто не позволяют ее силе работать в привычном режиме на уровне мысленного импульса. И как бы сейчас она не стремилась к Старку, у нее ничего не выходит.

Так. Стоп! Пятница!

- Пятница? - голос Кларис дрожит, она боится, что ИИ уже не в состоянии обрабатывать запросы. Ожидание тянется невыносимо долго, фиалковой приходится постоянно перемещаться и уклоняться от обломков, но наконец она слышит долгожданный отклик.
- Да, Кларис? - Блинк никогда не была так рада услышать холодный ровный звук голоса искусственной помощницы Старка.
- Мне нужны координаты Тони. Загрузи мне их в коммуникатор... и постарайся получить доступ к кораблю Квилла, пока еще не поздно.
- Готово. Для чего нужен доступ к Милано?
- Я хочу, чтобы ты сохранила свои исходные коды на нем, чтобы их возможно было потом извлечь.
- Принято. Запрашиваю доступ. И советую поторопиться, Кларис, мистер Старк сейчас критически близко к ядру земли и пытается взорвать...
- ЧТО?! - фиалковая уже не слушает, она активирует коммуникатор и разрывает пространство алым зевом портала так быстро и яростно, что даже не замечает остаточных всполохов на своих пальцах, которые совершенно не гаснут, оставаясь тлеющими едва видимыми угольками на коже.
- ТОНИ?! Где ты?!

Она не может сама себе объяснить когда воздух становится огнем, обжигает горло и душит, не позволяя сделать спасительного вдоха. Ей хочется зажмурится, чтобы не чувствовать этого всепоглощающего жара, но тогда ей не удастся разглядеть Тони.

Чертов Старк! Он обещал! Он всегда только обещает!

Осознание этого факта, злое и горькое, придает сил, когда еще один портал открывается почти рядом с местом, указанным по координатам Пятницы. Нестабильность магнитного поля, взрывы и крошащаяся как песок планета не позволяет подобраться сразу.
Кларис знает, что уже никому не сможет помочь. Да и не хочет. Все мысли сузились до одной яркой, пульсирующей в голове словно путеводный маяк в ночи: успеть! Только бы успеть! Не позволить ему остаться здесь в обломках двух миров, раздираемых на части.

Когда она наконец находит шахту, ее уже лихорадит. Коленки предательски дрожат, а пальцы до крови впиваются в камень. Не в силах отдышаться и не имея возможности прийти в себя, Кларис шагает к краю шахты и птицей падает вниз, навстречу зарождающейся волне взрыва.
Она успевает подхватить Старка и выдернуть в самый последний момент, упав в портал, открывшийся на резервационную планету, когда жар опаляет ей лицо и превращает в пепел волосы. Ей приходится отрезать их другим порталом, и черно-фиолетовая копна рассыпается по плечам, лезет в глаза, но Кларис не обращает на это внимания.
Она сдирает оплавившийся шлем и смотрит в обгоревшее лицо Старка.
- Нет. Нет, нет, нет, нет! Ты не можешь умереть! Не сейчас! - руки Кларис дрожат, она пытается сообразить как же можно помочь и кто способен поставить на ноги миллиардера, филантропа, уже не плейбоя и просто занозу в заднице. Кто, а главное где?
- КВИЛЛ!!!!!
- Что?
- ЧТО?
Два голоса как эхо друг друга звучат в ее голове, сквозь гарнитуру, прицепленную к уху.
- Квилл с планеты Земля, где Кларис осталась жива, - уточняет и не ожидая ответа, продолжает, - Мне нужны координаты Знамогде. Оповести их о нашем прибытии, я должна...
- Кларис, это опасно. Ты открыла слишком много порталов сегодня, ты можешь погибнуть. Это расстояние слишком...
- ТЫ НЕ МОЖЕШЬ ЭТОГО СДЕЛАТЬ, НАША КЛАРИС ПОГИБЛА ПРИ ПОДОБНЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ. ОНА ПРОСТО ДЕСТАБИЛИЗИРОВАЛАСЬ И...
Какофония голосов двух Квиллов в голове вызывает ощутимую мигрень. Они говорят одновременно, с жаром отстаивая свою позицию и сопротивляясь смертоносному скачку сквозь космос.
- ЗАТКНИТЕСЬ ОБА! - ей приходится сорваться на крик, а потом добавить чуть тише, - координаты, пожалуйста. Это не обсуждается.
Молчание в эфире, а потом...
- Они в твоем коммуникаторе, Кларис, - голос Пятницы звучит приглушенно, но кажется таким родным.
- Спасибо, - фиалковая улыбается сквозь слезы, обнимает крепче Старка, а затем открывает портал.

- Космо? - Знамогде встречает привычным гулом голосов, сотней разномастных лиц и форм и яркими огнями и неоновыми вывесками, пестрящими повсюду. Космическим пес несется навстречу со всех лап в компании бригады медиков, собранных со всех уголков Вселенной.
- Тони, он...
- Я знаю, Кларис, Питер мне все рассказал. Мы сделаем все возможное и даже больше. Идем с нами. Глупо предлагать тебе отдохнуть, ты же все равно откажешься. Как ты?
- Я... я в порядке, Космо. Все хорошо, - улыбается, пряча искрящуюся ладонь в карман, - Идем.

Часы ожидания кажутся бесконечными. Кларис уже успела навернуть с сотню кругов у панорамных окон станции с шикарным видом на распадающуюся на миллионы звезд, умирающую галактику. Прямо как она. Фиалковая хмурится и крепче сжимает кулаки, спрятанные в глубоких карманах куртки. Она должна дождаться результатов. Обязательно должна.
- Кларис, - Космо появляется бесшумно и призывно виляет хвостом, - Пойдем со мной.
Они шагают длинными коридорами, проходя мимо лабораторий и операционных, минуя отсеки с комнатами отдыха, прежде чем попадают в большую полусферическую секцию, где в большой капсуле посередине лежит Старк.
- Мы стабилизировали его состояние. Он в полном порядке... - один из докторов больше похожий на огромную гусеницу, подползает ближе, - за исключением того, что он сам довел себя до ожирения, заработал первичный цирроз, почечную недостаточность, но... Мы это тоже поправим, не переживайте.
- С-спасибо, - Кларис подходит к капсуле и заглядывает внутрь, там где спокойно и мирно спит Старк.
Боль резкая, помутившая рассудок, заставляет упасть на колени и схватиться за голову. Блинк кажется, что ее сейчас разорвет на части. Последнее, что она видит перед тем, как потерять сознание это встревоженный мокрый нос Космо у своего лица и свою рассинхронизировавшуюся ладонь.
- Что?..

Мир отказывается возвращаться в нормальное состояние полностью. Его лихорадит и двоит, а то и троит разноцветными малиново-фиолетовыми всполохами, разбивая на отдельные части и принимая привычный вид лишь на несколько секунд.
Кое как сфокусировав взгляд, Кларис обращает внимание на встревоженную морду Космо и только потом понимает, что сама находится в большой вертикально стоящей капсуле, а на руках и ногах защелкнуты широкие браслеты, по которым пробегают искры так похожие на ее собственные, когда открываются порталы.
- Почему ты ничего не сказала нам? - выражение морды космического пса кажется осуждающим, - ты же могла умереть. Просто распасться на субатомы и мы никогда бы не смогли тебя найти.
Кларис мягко улыбается, а потом ее вновь накрывает приступ нестерпимой боли и она теряет ориентацию в пространстве, переставая видеть хоть что-то перед собой. Ей кажется, что ее тело стало легким и невесомым и что она находится в каждой точке бесконечной Вселенной и одновременно с этим нигде. Когда приступ спадает, Космо сообщает о необходимости ввести инъекцию, чтобы хоть немного стабилизировать разрушающееся тело.
Кларис не возражает. Она просто не в состоянии реагировать ни на один из раздражителей, после адской боли, сковавшей все тело так сильно, что до сих пор каждая клеточка содрогается, вызывая волну холодных липких мурашек.

Главное, что Тони жив.

Эта мысль греет и хоть как-то отвлекает от нынешнего паршивого состояния.

Отредактировано Clarice Ferguson (17-07-2019 14:01:10)

+2

26

Все, наконец, заканчивается. История приходит к закономерному концу. Тони шел к этому моменту долгие годы, слабый и сломленный, одержимый горем и отчаянием, зацикленный на своей невосполнимой потере, все никак не решающийся на слабый шаг самоубийства, утомлённый ожиданием бесславной развязки. Но теперь все отлично, ему удалось провернуть все так, чтобы помереть героем - чудесно, Блинк будет им гордиться на том свете, а на этом детишки станут читать о них обоих в истории.
Мысли текут плавно и неторопливо. Ему кажется, что он познал вечный покой. Над головой плывут высокие облака и шумит зелёная крона раскидистого дерева, спину щекочет мягкая трава. Все такое яркое и сочное, что из-за света чудится, будто и нет ничего вокруг, кроме этого крохотного островка из небольшого кусочка зелени и голубизны.
Ему кажется, что он спит. Щеки касается ладонь и мягко гладит.
- Ты справился.
Ее голос. Привычный запах и то самое тепло. Даже дурацкие драные джинсы. Ловя тонкие пальцы, Старк с удовольствием прижимается к раскрытой ладони, целует мягкую кожу. Наверное, это настоящий рай? Бесконечность для них двоих.
- Я так скучал. Наконец, мы вместе.
Хочется так многое рассказать. Как невыносимо время без неё. Как уныла жизнь в одиночестве. Укорить за то, что оставила. Что заставила дожидаться так долго! Но все это пустое, ведь в итоге все и всегда встаёт на свои места.
В этом месте нет больше боли, одиночества, сомнений. Все обиды и упреки остались далеко позади. Страхи растворились. Расколотое пополам сердце, наконец, восстановлено. Впервые за долгие десятилетия Тони может дышать полной грудью.
- Не оставляй меня больше, слышишь?
Он не видит лица из-за ярких лучей, пробивающихся через крону точно над ее головой. Но точно знает, что она улыбается. Ещё бы, ведь он такой дурак, куда ей деться отсюда? Они будто рыбки в прозрачной банке, запертые навечно в стоячей воде и обречённые на компанию друг друга.
Что ж.. Если раньше подобная перспектива могла его напугать до панички, то сейчас он невозмутим и спокоен. Это именно то, чего он хотел! Никаких больше Мстителей, Альтронов, Халков и Хэнка Пимов со своим безумием, мутантов, пришельцев и глобального потепления. Двух Земель, что неминуемо уничтожат сами себя и попутно все население. Огромного непостижимого космоса с миллиардами историй. И угроз. Ничего этого просто больше нет и не будет. Это вполне устраивает уставшего гения. Есть вещи и люди, по которым он будет скучать, без сомнения, но ему просто пора поставить эту точку. Мир станет жить дальше и без него, кто-то заметит, кто-то не заметит, ему уже безразлично.
Все, что требуется, у него есть и здесь.
Сбоку открывается фиолетовый портал, разрезая ослепительную белизну, и словно впускается через себя разом все забытое: звуки, ощущения, эмоции. Тони морщится и испуганно хватается за ладони супруги.
- Что? Зачем? Для чего ты это делаешь?
Она все ещё улыбается, но теперь печальнее. Резко садясь, Старк начинает задыхаться в панике.
- Нет! Не прогоняй. Не оставляй меня снова. Нет! Я не уйду. Не проси. Нет, нет, нет.
Теперь он может видеть ее лицо, но оно ускользает из-за нахлынувшей истерии, расплывается перед глазами. Тони без стеснений начинает плакать, ну за что ему это? Разве он многого просит? Разве так многого хочет? Успокоения, наконец. И свою фиолетовую занозу рядом, лицо которой даже не помнит. Но у неё всегда есть собственный план, и она неумолима. Он чувствует это так остро, как никогда: ему нужно идти.
- Тебе нужно идти, - эхом повторяет его мысли. - Целая жизнь впереди. Перестань цепляться за прошлое и просто живи. Некуда спешить, я навсегда останусь здесь, чтобы встретить тебя по эту сторону.
А пока - развлекайся. Твори свои обычные глупости. Или ты больше не тот Тони Старк, которого я когда-то полюбила?
Она не говорит этого, но Тони ощущает это в воздухе. И улыбается сквозь слезы. Да! Конечно. Она права, как и всегда. Это именно то, что она не успела сказать ему перед смертью. И то, что он отчаянно желал услышать все эти годы.
Да, вот такая она, его сумасбродная жена. Кларис Старк. Только она может сказать весь этот безумный бред с серьезным лицом, а он и поверит.
- Хорошо, я пойду. Но помни, что обещала мне. Помни.
Все ещё держится за ее руки, гладит волосы, целует в рассыпающееся искрами лицо. Она растворяется, но будет всегда рядом, всегда с ним. Так жаль, что ему не удалось рассмотреть ее лица в последний раз, но это ничего. У него всегда будет шанс - и целая вечность, чтобы наверстать.

Возвращение не из приятных. Его слепят лампы, вокруг что-то шуршит и перемещается, все тело болит так, будто его вывернуло наизнанку, а потом ещё раз и собрало из того, что осталось. Осознание того, что он жив, приходит не сразу. Он даже болезненно стонет от колючей досады, но после понемногу начинает припоминать. Заняться в камере восстановления искренне нечем, так что он занимает мозг чем может. Ностальгирует по светлому прошлому, упорядочивает свою жизни, осознает ошибки и делает важные выводы. Когда ему разрешают ходить, наконец, в его душе спокойно.
Его отводят к Кларис. С ней все не очень хорошо, но она жива. Как и в его предсмертном сне, она рассыпается искрами и вот-вот грозит исчезнуть, ее лицо подернуто рябью и такое нечеткое, что ему больно смотреть.
Но Тони спокоен. Прикладывает руку к стеклу, дожидаясь, пока Блинк сможет сделать то же самое со своей стороны (это даётся ей с трудом). И с улыбкой даёт новое обещание:
- Я вытащу тебя, просто потерпи. Это ведь несложно, пара портативных стабилизаторов - и ты снова вольна ходить, где тебе вздумается.
Такой технологии пока ещё нет, но разве это его когда-то останавливало? Он просит уголок под лабораторию, загружает сохранённую матрицу Пятницы, перевозит к себе стабилизационную колбу с Кларис, устанавливает вокруг нее мониторы, горшки с цветами, постамент с книгами и даже кровать, чтобы ей было уютно - и он мог находиться рядом не только за работой, но и в периоды отдыха. Да, они застряли здесь - и застряли определённо надолго, но это ничего. Они вместе смотрят старые фильмы, сводки с далеких планет, следят за остатками землян, много разговаривают и пытаются привыкнуть к местной пище. Все это забавно, если подумать, жизнь может быть совершенно другой, даже если имеет горьковатый привкус давней потери. Но сейчас все хорошо, ведь теперь есть новый смысл, а когда они справятся с этим, то сумеют придумать что-то новое, чем можно заниматься вдвоём в этой огромной вселенной.

+1


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Forget me not