пост недели Tasslehoff Burrfoot Вот в эту секунду можно видеть невероятно редкое зрелище — растерянного кендера. С округлившимися почти до идеальной формы глазами. Потому что это от других можно ожидать, что они забывают свои вещи, теряют и совсем за ними не смотрят. Но кендеры-то не теряют ничего! И всегда помнят, куда положили то, что нашли и позже собирались отдать владельцу. Откуда ему знать про сложности в переносе артефактов!
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #150vk-timeрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » От заката до рассвета [da!vampire au]


От заката до рассвета [da!vampire au]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

ОТ ЗАКАТА ДО РАССВЕТА [DA!VAMPIRE AU]

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://s5.uploads.ru/EVh79.jpg

She wants revenge - tear you apart

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Salae Lavellan, Dorian Pavus

Наше время

АННОТАЦИЯ

Вечная жизнь может быть бесконечно долгой и бессмысленной, если её не с кем разделить.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Salae Lavellan (25-06-2019 16:30:40)

0

2

[indent]Клан Лавеллан был одним из самых древнейших из нынеживущих вампирских домов, но и самым закрытым. Казалось, они пережили все: и римское влияние, и зарождение новых церквей, и костры их инквизиций, и повальное увлечение оккультизмом, готикой, и популяризацию вампиризма в современной культуре, но на диалог с другими семьями стали готовы относительно недавно - лишь в начале 20 века.
[indent]А он был богат на события, которые закручивались все сильнее, сильнее и сильнее, чтобы привести... к этому.
[indent]Салае Лавеллан, как и многие другие в Клане Лавеллан, был рожден уже в семье: его родители довольно долго оставались людьми, добровольно согласившись на пребывание под защитой и опекой вампиров, взамен отдавая свою столь нужную кровь. Но семьям неживых-немертвых существ как-то нужно было расширяться, желательно на более крепких связях друг с другом, чем простое покровительство Старших вампиров над Младшими, и как только у супружеской четы наконец появился один поздний ребенок, они были обращены. А еще через несколько лет их нашли Охотники. В 1914 Клан не досчитался пяти вампиров, что было критическим, и был вынужден срочно покидать родную Ирландию, правда, уезжая не так далеко в Шотландию, в надежде, через какую-то сотню лет они смогут вернуться обратно.
[indent]Рыжий ирландец с рождения знал, кто он. Где он, кем были и стали его родители, среди кого он живет и кем станет когда-нибудь сам. Его кровь пили лишь раз, и Хранительница Клана, когда узнала об этом, была в настоящем, столь редком для очень древнего вампира, бешенстве - "пробовать" тех, кто был когда-то рожден в семье и рано или поздно станет ее полноправным клыкастым членом, было строго запрещено. Того вампира наказали, отослав на континент, оторвав от основной семьи, что для любого из Клана было... довольно болезненно во всех смыслах, поскольку брать с собой миньонов было нельзя. Изгою, давно перешагнувшему столетний порог и вроде бы не глупому, пришлось крутиться самому, если быть точнее - с помощью других европейских семей, с чего и началось сотрудничество Клана Лавеллан, полулегендарного-полумифического, но несомненно дикого на взгляд испанских, французских, болгарских и многих других вампиров.
[indent]Того изгоя звали Табрис.
[indent]Чем больше была цифра на календаре, тем тяжелее приходилось немертвым. Бред, описанный в бульварных книжонках и черно-белых фильмах их никак не касался, конечно: вампиры спокойно находились под солнцем, разве что не способны были загорать, не поражали остальных ледяной кожей, если не были жутко голодны, не переливались перламутровым блеском, словно извалялись в мелком глиттере, нет. И кровь их циркулировала вполне себе нормально, хотя на создание потомства никто не был способен. Лишь изредка то тут, то там возникали слухи, что якобы, если очень поднапрячься, потрудиться как следует, переставив брачное ложе на север, а прикроватный столик на запад, но тоже маловероятно, может появиться ребенок, рожденный вампиром. Но слухи были лишь слухами, крайне сомнительными, к тому же. Вампиры застревали в том возрасте, в котором были обращены, так что дитя, уже рожденное вампиром, просто не вырастет. Никогда, ни физически, ни психологически, оставаясь лишь кровососущей убийцей, которой всегда будет мало, мало, мало крови.
[indent]Нет, дело было вовсе не в этом, а в людях, которых было все сложнее осторожно, но настойчиво притянуть к себе или выбить хотя бы сотрудничество на пяток лет. Стареющее общество вампиров воспринимало мир совсем иначе, было гораздо спокойнее, в чем-то даже ленивее, и не все были готовы променять жизнь, полную ярких красок, на спокойную размеренность. Другой же проблемой были Охотники. Технологии тоже не играли на руку немертвым, а популяции их росли, становясь угрозой. Кто-то строго отбирал потенциальных кандидатов на роли миньонов, кто-то не заморачивался такими вопросами, выпивая досуха преступников, кто-то переходил на исключительно животную диету, пока не появилась она.
[indent]Синтетическая кровь, как было принято считать, была синтезирована в лаборатории, что самое удивительное - какими-то учеными, которые сотрудничали с вампирами. Хотя были слухи, что на самом деле все было совершенно иначе, и эти самые ученые, при помощи властей, которые уже давно прекрасно знали, что человек - не венец творения, изловили нескольких, поставили ряд опытов и создали форму жидкости, подходящей для питания вампирам.
[indent]Где здесь правда, а где ложь, Лавеллан никогда не выяснял. И дураку понятно, что одеяло будет тянуться за все углы и во все стороны, в разборках не участвовал, даже на Совете оставаясь беспристрастным. К тому же, его очень смущало, что для получения этой самой синтетической крови, необходимо было официально регистрироваться.
Перспектива вешать на себя ярлык ему не нравилась вовсе. У него прекрасная жизнь, и она стала еще лучше, когда Хранительница позволила жить ему вдали от семьи, в городе, где регулярно собирался их Совет.
[indent]А в двухтысячном, после очередного собрания, которое длилось часов 8, не меньше, хотя что такое 8 часов для бессмертной жизни, Салае повстречал в ближайшем баре, негласно вполне терпимо относящемуся к кровососам, Дориана.
[indent]И ради этой встречи стоило прожить сто лет.
[status]Столетний не девственник[/status][lz]Ирландец, рождённый в далёком 1900м году в Клане Лавеллан, управляющий галереей классического искусства, пьющий кровь своих клиентов. Буквально. [/lz][icon]http://s8.uploads.ru/2dJc1.jpg[/icon][sign] http://sg.uploads.ru/jNkn4.jpg http://s5.uploads.ru/JCQUa.jpg http://s7.uploads.ru/A0lai.jpg
[/sign]

Отредактировано Salae Lavellan (26-06-2019 22:23:27)

+1

3

Жизнь для вампира - понятие весьма растяжимое. Кажется, что она прерывается каждый раз, стоит только закрыть глаза, пережить утрату, пресытиться дарами. Но нет - он неизменно открывал глаза на рассвете, расслабленный и вновь полный сил. Особенно хорошо он себя чувствовал в моменты, когда выпивал положенный ему бокал крови. Больше и не требовалось, а кому хотелось - блажь и чревоугодие.
Он же такого допустить не мог по отношению к своему телу - а ведь это то, чем он зарабатывал себе на жизнь. Хотя, справедливости ради стоит сказать, это было тем, из-за чего его родные предпочитали не иметь с ним никаких контактов. Дориан же и не настаивал - ему хватало толп поклонников, желавших посмотреть еще раз и еще на необычного смуглого танцора в клубе, где он выгодно выделялся среди хрупких девушек, которых мы привыкли видеть на подиумах в барах.
Да, его родители были вампирами, обращенными вскоре после того, как он появился на свет. Это не было какой-то тайной, поэтому еще лет в пять он стал интересоваться, почему он, собственно, сам не вампир. На тот момент объяснение в духе "подрастешь-узнаешь" его, разумеется, не устроило. Но он рос в среде, в большой семье, называемой кланом, где все дети его возраста еще не были обращены, поэтому могли вести "нормальную" жизнь, под которой понимались все синяки и шишки, что набивают обычные люди при взрослении - как физические, так и моральные.
Но Павус был с самого начала несогласным. Единственное, что он хотел обрести - зрелость. Потому что это означало освобождение от правил, которые изо дня в день сдерживали его, заставляя оставаться в касте. Поэтому он ждал своего обращения, едва ли не отсчитывая часы.
И тем не менее все это было...до определенного возраста. А точнее - до двадцати лет. Сложный возраст, в который может произойти все, что угодно. Например, совершенно нежелательная для их семьи влюбленность. В человека. В обычного человека. Шекспировская трагедия, которая развернулась в наше время.
Но все то в прошлом, все пустое...
Дориана Павуса обратили почти в тридцать. И то после длительных уговоров, терапий (психологов хватает и среди вампиров) и убеждений. И не сказать, что первый десятой лет он был рад произошедшему...
***
Однако у любого горя есть срок годности. И у этого он исчерпан. Все в жизни заменяется, на смену горю всегда приходит счастье.
- И как это такое чудо оказалось в этом захудалом баре? - легкий укус в плечо, Павус улыбается, склоняясь и целуя полноценно. В его жизни появился - и они остаются удивительно долго вместе - новый важный человек.
Только не совсем человек - такой же вампир, как он. Салае Лавеллан, его любовь и новый смысл.
- Подождешь, пока я переоденусь или...? - на самом деле это - приглашение в гримерку известного танцора, что уже десяток лет развлекает всех экзотическими танцами, поставленными им самим. О владельце клуба ходят весьма противоречивые слухи: говорят, что он вампир, говорят, что он миллиардер и далее по списку.
Но лишь единицы знают настоящую историю - и Дориан с Салае самые главные её  хранители.

+1

4

Почти двадцать лет прошли бок о бок... Нет, совсем не как один миг. Но Салае в полной мере наслаждался каждым днём в компании вампира, не спеша торопить события, растягивая удовольствие, как бокал самой вкусной свежей крови.
Может, у них не было дикой влюбленности, опрометчивых решений и страсти с самых первых дней, как это бывает у смертных, живущих - Лавеллан уже давно это осознал - до обидного коротко людей, но они были крайне довольны тем, что так случайно повстречались в том баре. И пламя между ними разгоралось постепенно, грозясь сжечь все вокруг, но не обжигая их самих.
-Хороший бар, между прочим, - Рыжеволосый отфыркивается, быстро отвечает на поцелуй и чуть подталкивает мужчину в спину к его гримерной, даже не думая ждать его снаружи, плотно прикрывая дверь и прижимаясь к ней спиной, глядя, на то, как Дориан сразу же начинает смывать грим с лица.
-Или. Кстати, ты был прекрасен. Как всегда.
В напряжённом красном свете клуба все кажется манящим и интересным. Даже простые коктейли, намешанные из сладких соков и крепкого алкоголя кажутся чем-то совершенно иным, тягучим, опасным. Салае никогда не пил в обычных барах - спирт крайне плохо сочетался с ядом в крови каждого вампира, но неизменно и с огромным удовольствием потягивал кровь из полупрозрачного узкого устакана, лаская взглядом выступающего у пилона мужчину. Своего вампира.
-Держи, там ещё осталось, а потом... Зайдём куда-нибудь.
Рыжий, а в обычном свете ламп мужчина, обманчиво выглядящий ещё совсем юношей,  оказывается именно таким, протягивает Павусу свой вычурный, столь модный среди всех этих блогеров из соцсетей, стакан. Красный свет в зале выгодно скрывал содержимое, но сейчас видно горячую густоту крови внутри. -Не представляю, как ты держишься весь день. Наверное... Это всё-таки возраст.
Лавеллан ласково касается пальцами темных,  усыпанных мерцающими блёстками волос, глядя на отражение в большом подсвеченном зеркале.
Конечно же они там отражались. Законы физики были незыблемы, упрямо показывая в зеркале смуглого, раздетого мужчину с растертой подводкой вокруг глаз и бледного юношу у него за спиной.
А вот биология все же давала сбои, отказываясь жить по собственным законам, когда речь заходила о вампирах и их вкусовых предпочтениях и поведении.
Толпы народа и заведения, подобные этому, они избегали не только из-за любви к тяжёлой темной готике и латентной интроверсии, а из-за духоты, царящей вокруг. Жара в помещениях, тепло возбужденных тел, взбудораженных алкоголем, танцами, разговорами, прикосновения, липкие взгляды, снова алкоголь... Новообращенные держались как можно дальше от большого скопления людей, не в силах обуздать себя, и лишь только их более старшие и опытные товарищи могли контролировать свои инстинкты, чтобы не вцепиться в горло, под которым так маняще бились жилы с горячей кровью.
Салае выпивал свою двухдневную норму перед подобными вечерами, чтобы чувствовать себя как можно более комфортно среди простых людей, которые беспечно, хотя и довольно предсказуемо, совершенно не заботились о том, что прямо рядом с ними может восхищаться экзотичными танцами вампир. А отказать себе в удовольствии Лавеллан не мог. И не хотел, представляя, что Павус танцует только для него одного, хотя и это частенько происходило в их спальне... К тому же, это всегда радовало Дориана, который всегда приглашал к себе в гримёрку после выступления.
-Мы сегодня празднуем мое вампирское столетие, поэтому я хочу пригласить тебя в особенно место на особенный ужин по особому поводу. Не смей отказываться, иначе я обижусь и покусаю тебя сильнее, чем обычно, - у рыжего сегодня было на удивление отличное настроение, и не только из-за круглой, наверное, самой важной даты в его жизни. Но не только это волновало вампира, было ещё кое-что, и стоило обсудить этот вопрос с Дорианом в подобающей обстановке.
Похватав с вешалок на открытой штанге вещи возлюбленного, половина из которых была кожаная, но при этом все - черные, Салае уверенно передал их Дориану, скрестил руки на груди и вновь прижался плечом к косяку, наслаждаясь ещё одним представлением - как Павус одевается.

С улицы ещё не успели убрать строительные леса, но обновленный фасад уже было видно, как и часть неоновой вывески, хотя название всё ещё не читалось. Салае мягко сжал пальцы Дориана, повернул голову, глядя на вампира с лёгкой улыбкой и хитрым прищуром.
-Да, я его выкупил. Дела у них всё-таки прогорели, а мне стало жалко это место... Зайдём, посмотрим, что уже успели сделать?

[status]Столетний не девственник[/status][lz]Ирландец, рождённый в далёком 1900м году в Клане Лавеллан, управляющий галереей классического искусства, пьющий кровь своих клиентов. Буквально. [/lz][icon]http://s8.uploads.ru/2dJc1.jpg[/icon][sign] http://sg.uploads.ru/jNkn4.jpg http://s5.uploads.ru/JCQUa.jpg http://s7.uploads.ru/A0lai.jpg
[/sign]

Отредактировано Salae Lavellan (06-07-2019 02:31:28)

+1

5

Дориан смеется, подчиняясь и проходя узким коридором, заставленный реквизитом для сцены, декорациями, ширмами, а местами - и артистами, что жмутся к стенам в ожидании своего выступления - проходит к своей гримерке, крепко сжимая ладонь любовника в своей, свободной рукой умудряясь по дороге пожимать руки и целовать запястья. Он танцор, и душа его, как и тело, гибко воспринимает любые формы любви - и каким же отвратительным это считали его родные. Но это было неважно - уже лет двадцать - потому что существовал только один критерий. Нравится это ему или нет.
В конце концов дверь захлопывается за ними, Павус оставляет еще один сладкий поцелуй на губах вампира, едва не заурчав - ведь на них кисловатый привкус крови. Вместе с поцелуем на Салае осыпается немного блесток, а он тянется за влажными салфетками, стирая с лица грим, что до этого подчеркивал особенно остро его и без того горячие национальные черты.
- О, я польщен, вы, юноша, кажется, знаток искусства танца, не так ли? - он играет, как довольный кот, поймавший мышь в свои сети, склоняясь к ласковым рукам, чуть поспешно отпивая из бокала, блаженно вздохнув, ощущая себя словно заново перерожденным, чувствуя, как кровь начинает быстрее бежать по венам, целуя запястье с четко проступающими венами, едва удерживаясь, чтобы не укусить прямо здесь и сейчас, и, возможно, зайти чуть дальше, но...
- Я представляю, что куш, который ждет меня в конце пути, куда слаще того, что я могу найти в клубе. Подумай только: кровь, испорченная дешевым алкоголем и такими же копеечными сигаретами, что продаются за углом. Разве могу я выпить такой крови, зная, что мой Салае потом укусит меня в порыве страсти, мм? - Павус заканчивает смывать грим, выскальзывая из-под рук гибко и легко, оставляя его ненадолго, забираясь в душевую кабину - нет ничего хуже, чем пропахнуть потом или не смыть до конца все блестки. Ему совсем не нравится потом испытывать неудобства, пытаясь вытрясти их из разных интересных мест.
Он что-то напевает в душе, слыша, как нетерпеливо Лавеллан сдергивает его вещи - застежки и пряжки мелодично позвякивают - но выходит только убедившись, что все смыто, неспешно поймав все вещи и медленно начиная одеваться, с паузами, дожидаясь, пока его собственная кожа не высохнет, прежде чем натягивать одежду. Волосы он высушивает феном, загадочно улыбаясь своему возлюбленному вампиру, после схватив их немного воском.
Дориан знал о дне рождения - это было одной из первых вещей, которые они узнали друг о друге. И поздравлял сегодня с утра, зацеловывая сонного Лавеллана чуть ли не до полусмерти, пока тот не начал отбиваться подушками. 
- Что же, раз у тебя сегодня день рождения, то у меня припасен один подарок - не я, нет, я тоже припасен, но я не подарок - у нас дома. Но это все потом, естественно, я согласен на ужин - он склоняется к уху, чуть прикусывая его - особенно если главным блюдом после будешь ты.
Они почти бегут широкими улицами - видно, что Салае торопится показать свое особенное место, и Павус подчиняется, позволяя себя вести, давно запутавшись в хитросплетении улиц, пока они наконец не достигают старого театра здания, чьи вычурные шпили, что всегда так нравились ему, скрываются сейчас под лесами.
- Что? Правда? - Дориан прикусывает нижнюю губу, не зная, что сказать. Это действительно было особенное место - для них обоих. И удивительно, как быстро они привязались к нему - еще в первые недели знакомства, через раз понимая свои желания и стремления.
- Это просто... восхитительно! - он не замечает, как подхватывает вечно юного вампира на руки, удерживая на себе, касаясь долгим поцелуем губ, не обращая внимания на шепот прохожих, решивших, что они, очевидно, свихнулись.
- Идем же, я весь сгораю от нетерпения. - сгорал он в прямом и переносном смысле. Вампиры приспособились к солнечному свету давно - это было не более чем его личное предпочтение, из-за которого он предпочитал скрывать глаза под очками, а тело - под одеждой с длинными рукавами и штанинами.

+1

6

[status]Столетний не девственник[/status][lz]Ирландец, рождённый в далёком 1900м году в Клане Лавеллан, управляющий галереей классического искусства, пьющий кровь своих клиентов. Буквально. [/lz][icon]http://s8.uploads.ru/2dJc1.jpg[/icon][sign] http://sg.uploads.ru/jNkn4.jpg http://s5.uploads.ru/JCQUa.jpg http://s7.uploads.ru/A0lai.jpg
[/sign]

Салае счастливо улыбается Дориану и быстро тянет его ко входу в бар, открывая скрипучую, старую дверь с огромным витражным окном - он многое хотел сменить здесь, но эта рухлядь ему даже нравилась. Возможно, они были даже ровесниками.
Внутри пыльно, пахнет шпатлёвкой, ремонтом и острым нетерпением рыжеволосого вампира, который ловко огибает замотанные в полупрозрачную пленку некоторые стены, часть лестницы, ведущей и вниз, и на промежуточный этаж, тонущий сейчас в темноте. Здесь... Ещё много чего нужно сделать, но Салае не терялся и не расстраивался. И совсем не хотел заниматься этим в одиночестве.
Только с Дорианом. Выбирать, как поменять зоны в зале, где будет располагаться стойка бара, а где - огромное зеркало во всю стену. Лавеллан готов был выбирать вместе с возлюбленным даже гвозди, поэтому не вытерпел и привел Павуса уже сейчас, а не перед открытием, как хотел изначально.
-Наш бар, - рыжий поворачивается, устраивается на столе, оставшимся от старых хозяев и используемый теперь лишь строителями и декораторами как рабочая поверхность. - Бар. Для вампиров, возможных миньонов и сочувствующих нам.
Они редко обсуждали эту тему, хотя она становилась все более острой. Кровь животных... Пресная. Безвкусная. Как есть без соли и сахара, вообще без каких-либо специй чашку разваренных брокколи. Донорская кровь из пакетов была где-то на уровне готовых обедов для микроволновки, купленных в ближайшем продуктовом на углу. Лучше, чем брокколи, но чувствуешь себя одиноким, ни на что негодным неудачником. Но свежая кровь... Свежая человеческая кровь была обедом из трёх блюд с кусочком черничного пирога и ванильного мороженого на ужин. И найти ее источник было все сложнее и сложнее, как бы парадоксально это не звучало.
В день по улицам мимо их жилищ проходили сотни, если не тысячи людей с горячей кровью в жилах. Она тоже не была одинаковой на вкус, но никого из них нельзя было вот так просто взять и укусить, хотя факт существования вампиров уже не был тайной, лишь их личности, но и в этом власти уже преуспевали со своей программой искусственной крови.
Тем из них, кто не хотел прогибаться, подставлять свою жизнь опасности и вечного удара серебра в спину, необходимо место, чтобы общаться с остальными и находить себе постоянных доноров. У них с Дорианом был шанс создать такое место.
-Убежище для каждого из нас. Совет... Ничего не делает. Ты ведь сам знаешь, я рассказывал... - радость стирается с лица Салае, словно карандаш ластиком, он чуть качает головой, крепко сжимая тонкими, но сильными пальцами край стола, царапая дерево острыми ногтями. - Если мы хотим помочь себе - лучше делать это самим.
Салае не может понять по лицу Дориана его мысли - оно скрыто полутенью - и спрыгивает со стола, быстро возвращаясь к вампиру и устраивая ладони на его широких плечах.
-Здесь мы первый раз встретились и нашли покой друг в друге. Может это... Хороший знак? И поможет остальным? Без тебя я все равно ничего не буду делать. Ты мне нужен рядом.

0

7

Он осматривает помещение, как ребенок, которому подарили дорогую игрушку, которую он долгое время желал - но не осмеливался просить, потому что это было не по карману. Но все это реально, и ты наконец можешь коснуться - дотронуться ладонью до запыленной, засыпанной строительной крошкой, но тем не менее все еще прекрасной, провести кончиками чутких пальцев по стене, стирая с неё пыль, внимательно осмотреть лестничные пролеты и потолки, которые еще только делают...И вздохнуть, улыбаясь тому, кто смог подарить чудо.
- Наш бар... - Дориан негромко вторит словам любимого, широко раскидывая руки, пытаясь обнять это место, поднимая лицо к свету под потолком, вслушиваясь в речь вампира, прикусывая нижнюю губу. Это не было тайной - последние десятилетия они уже не скрывались ото всех в родовых поместьях, изредка выбираясь, чтобы украсть человека и выпить всю его кровь. Вся их система была четко проработанной, расписанной по дням и часам. Существовали вампиры, которым нужна была свежая кровь - и существовали люди, готовые этой кровью делиться. Не бесплатно, конечно. Иногда - за деньги, а иногда - за защиту, которую могло предоставить сильное, почти бессмертное, существо. Но вампиры были избирательны - ведь каждому нравился свой тип и группа крови. Какое-то время даже существовали сообщества по интересам - но их быстро запретили, потому что какие-то типы нельзя было употреблять в соответствии с внутренним кодексом. Кровь младенцев и детей, кормящих матерей или стариков - все это было под запретом. Те, кто нарушал правило - долго не проживали. Ведущие вампирские кланы, составляющие Совет, быстро расправлялись и отщепенцами - и в какой-то мере было удивительно, почему самому Павусу милостиво оставили жизнь, изгнав из его. Что ж, хоть в чем-то статус отца ему пригодился.
Подаренная родными жизнь поначалу казалась ему пресной, унылой и ненужной. Но с появлением Салае...краски стали возвращаться. Вампир перестал истязать себя голодовками, в которых он находит некоторое утешение, в то время как его плоть серела, едва не разрываясь от недостатка живительной влаги, а желудок требовал, не переставая.
Едва Лавеллан подходит, он заключает его в крепкие объятия, прикрывая глаза и зарываясь носом в пушистую макушку, выдыхая тепло и тихо произнося.
- Это хороший знак. Нужно лишь...не дать Совету возможности узнать об этом месте. И к тому же, - рука его пленяет его ладонь, целуя запястье, шепча и легко прикусывая нежную кожу: 
- Ты придумал, как назовешь его? - Павус тянет любовника за собой, танцующим движением обходя кругом, вовлекая в простой, но чувственный танец, обнимая другой рукой за талию.
- Что-то изящное, но говорящее само за себя. Убежище для тех, кто не согласен с текущим положением вещей...

0

8

[indent]От радости Дориана в душе, которая вопреки всем стереотипам и россказням у вампиров конечно же была, разливается приятное тепло.
[indent]Цель. Она должна быть у каждого живого существа, неважно, человек ты, зверь какой или немертвый. Салае вот уже сто лет жил в свое удовольствие, но только сейчас наконец понял, чего не хватало ему все это время. Сначала появился в его жизни Павус, а теперь у них свое дело, одно на двоих. Поразительно… благородное для таких существ, как они - помощь себе подобным. Скрытие их тайн, защита, и в то же время - банальный вопрос выживания.
[indent]-Жаждущий, - чуть помолчав, хмыкнул рыжеволосый, с удовольствием устраиваясь в крепких, теплых объятиях своего вампира, пристально глядя в его темные глаза.
[indent]Быть может, в жизни действительно все предначертано? У каждого свой путь, свой замысел, но иногда они переплетаются, соединяются, идут параллельно друг другу, создавая сложный кружевной узор. Они не знали друг друга почти сто лет, но все же встретились тогда, двадцать лет назад, в этом самом баре, и с тех пор почти не расставались. Зачем, когда все, что ты делаешь, так или иначе связано с другим. Когда каждое желание одно на двоих, а сказанное слово - продолжение другого.
[indent]-Никто не узнает. Пока что. Это очередной модный бар в центре Сиэтла, который открывается с закатом солнца, поддерживая пикантную атмосферу всех этих… кровососущих. Или как там нас называют в темных подворотнях и консервативно настроенные политиканы? - Салае улыбается сладко, маняще, самую малость - ехидно. - Но мало кто из простых обывателей будет знать и понимать, что за кричащим названием и красным неоном на танцполе скрываются действительно клыкастые порождения самой ночи.
[indent]Юноша, который остается таким уже больше века, смеется тихо и звонко, наконец отлипая от партнера,но продолжает держать его за руку, утягивая к выходу из темного, пропитанного пылью и нетерпением помещения.
[indent]-Пойдем. У нас большие планы друг на друга, верно?

[indent]Спустя месяц и пару покушенных подрядчика, которые наивно полагали обвести вокруг пальца поразительно юного и кажущегося крайне наивным нанимателя, над старинной витражной дверью наконец загорается алый неон. В Сиэтле много баров, и клубов, но открытие нового - это всегда новость,всегда бурный восторг, томительное ожидание и жгучий интерес. Казалось бы, что в основном все везде одно и то же - яркие огни в темных залах, толпы разогретого танцами и алкоголем люда, общая атмосфера праздности, сладкого бреда и неги. Кто-то отнесся к довольно скептично к тому, что к середине недели строительные леса, закрывающие широкие темные окна, наконец исчезли, кто-то лишь фыркнул, когда кричащие прописные буквы наконец заняли свое место на козырьке между первым и вторым этажом дома, а кто-то, прямо как сейчас, стоял в очереди на вход, шумно обсуждая со своими друзьями, а что же их ждет там, за этой массивной дверью с мозаикой из цветного стекла.
[indent]Тайна? Лишь игра? Густая атмосфера старой готики, британских бульварных ужасов, пропитанных мистикой? Или же очередное заведение, которое станет пристанищем на выходные для тех, кто любит как следует оттянуться перед новой рабочей неделей, когда необходимо держать фасон и утягиваться в строгий деловой костюм, перед тем как зайти в лифт очередной высотки, сплошь набитой офисами и такими же играющими в добропорядоность и нормальность людьми?
[indent]Салае точно знал, что в Сиэтле - много вампиров. И не только потому, что тут и базировался их Совет, нет. Просто клыкастые иногда все же оправдывали стереотипы о себе и предпочитали жить в дождливых, всегда хмурых городах, небо над которыми вот-вот грозится упасть от тяжести туч.
[indent]А еще здесь редко царила жара, и гораздо меньше был риск сорваться от близости разогретого  солнцем тела.
Рыжеволосый посмотрел с балкона на людей внизу, склоняя голову, всматриваясь в их лица. Да, тут определенно есть те, кто пришел ради интереса, но в большей степени…
[indent]Вампиры. Даже пара ведьм затесалась, на удивление вполне спокойно ведя себя не в совсем приличном обществе и воркуя с очень дальними родственниками по клану самого Салае. И люди, которые бросали заинтересованные взгляды на… чуть более ухоженных и красивых посетителей, отличающихся какой-то животной грацией и повадками. Эти люди пришли сюда совсем не случайно. Они знают. кого ищут, и уже нашли.
[indent]Значит, они с Дорианом все-таки справились.

[status]Столетний не девственник[/status][lz]Ирландец, рождённый в далёком 1900м году в Клане Лавеллан, управляющий галереей классического искусства, пьющий кровь своих клиентов. Буквально. [/lz][icon]http://s8.uploads.ru/2dJc1.jpg[/icon][sign] http://sg.uploads.ru/jNkn4.jpg http://s5.uploads.ru/JCQUa.jpg http://s7.uploads.ru/A0lai.jpg
[/sign]

Отредактировано Salae Lavellan (19-07-2019 23:44:43)

+1


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » От заката до рассвета [da!vampire au]