пост недели Theseus Scamander — Рад видеть вас в добром здравии, мистер Лоу, — не меняя ровного тона голоса сказал Тесей, холодно глядя на человека, только притворяющегося грубым и неотесанным хозяином пивнушки для невзыскательных господ. — Я уже собирался отдавать приказ о штурме второго этажа. Тесей усмехнулся. В голове уже вовсю разыгрывался слегка ироничный диалог, потому что он, конечно, подозревал, что Гриндевальд так просто не позволит аврорам заполучить перебежчика, но не ожидал, что тот явится самолично.
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #151vk-timeрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Рецепты от Шакала [Дом, в котором...]


Рецепты от Шакала [Дом, в котором...]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

РЕЦЕПТЫ ОТ ШАКАЛА [ДОМ, В КОТОРОМ...]
What did you bring me to keep me from the gallows pole?
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://img-fotki.yandex.ru/get/27216/79250674.ab2/0_f0ee9_174586ef_XL.jpg
Led Zeppelin — Gallows Pole

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Слепой, Сфинкс, Табаки (Donna Noble)

Дом, незадолго до принятия нового Закона.

АННОТАЦИЯ

Краткое пособие по спасению вожака.
Блюм. Рецепты от Шакала.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+2

2

Дух бунтарства пахнет потом, спиртовыми примочками, грязными носками, а если включить фантазию, то луковыми колечками. Разномастных негодующих против инъекций бунтарей согнали в Могильник, а я каким-то чудом оказался в конце очереди в окружении Логов, блистающих заклепками и плохо замаскированными прыщами. Процессия ужасающе бледных Фазанов была встречена Логами заигрывающим улюлюканьем, которое переросло в нездоровое оживление. Это место само по себе не располагает к душевным разговорам, поэтому на внезапные и бестолковые вопросы я отвечаю либо многозначительным молчанием, либо невнятными гортанными хрипами, которые почему-то приходятся к месту. Напряжение от последних дней усиливается, когда сквозь туман я вижу стремительно приближающегося Януса, стремительно приближающегося ко мне с какой-то очень определенной целью.

-Идём, - и цепкая паучья лапа задаёт направление моему оседающему в пространстве туловищу.

Пока Янус усаживается и перекладывает какие-то бумажки в ящик стола, я пытаюсь сообразить, зачем я здесь. Смотрю на Януса-Паука в рамке, но он признаков жизни сегодня не подаёт и, вряд ли, соизволит подкинуть мне пару идей. Скрип собственных мыслей уже становится невыносимым, и я собираюсь спросить про Лорда, но Янус, опережая меня, пускается в спокойные объяснения:
-Не стоит так нервничать, - видимо, для таких утверждений у меня самый подходящий вид, - ничего серьёзного больше не произошло, просто информация.
Передо мной на стол ложится буклет, пахнущий как новый глянцевый журнал, «Туберкулиновые пробы».
-В прошлом году мы хорошо отделались, и по шапке получил только я, но в этом году нам не нужна толпа жертв японского шершня. Просто пусть через три дня реакция Манту будет адекватной. При индурации более 15 миллиметров любой обитатель Дома будет отправлен на углублённое обследование за его пределы. Так и передай своим друзьям.

Теперь в очереди я стал последним. Уставшая Паучиха сказала класть руку на стол, поэтому, когда я уронил на толстое стекло Граблю, она сначала сильно напугалась, а потом стала ругаться, что я чуть не разбил «ей здесь всё». Странные извинения у членистоногих. Пузырек жидкости остался под моей кожей где-то в районе лопатки, а чесаться я начал почти сразу же: скорей всего, нервное.

В Четвертую я плыву с мыслями о шерстяном свитере Слепого с засохшими острыми комочками не пойми чего, о хищных растительных ссадинах и царапинах на коже Слепого, о привычке Слепого чесать всё, что чешется до полного уничтожения причины - проще говоря, изображаю из себя мнительную дерганую мамашу. Однако, все мои опасения ничего не стоили, а внезапно были уверенно переплюнуты.

Сначала пустой коридор показался мне зловещим, но потом умоляюще урчащий живот напомнил мне, что сейчас время обеда, а заодно и то, что не столько мрачен коридор, сколько мрачен я сам, который еще не выбросил из этого коридора силуэты людей в сером. Хорошо, что есть вещи, которые не меняются, они уверенно распрямляют вектор мысли, таким распрямителем стал Курильщик, который курит, еще не шевелится и смотрит враждебно, но это уже вторично.
-У тебя, наверное, нет линейки? - обращаюсь я в пустоту, которая, естественно, молчит.
Начинаю прикидывать, что может послужить измерительным прибором, кроме семидюймовых пластинок, а потом понимаю, что у нас есть Табаки, которому мы доверим все измерительные функции в случае острой необходимости через пару дней.
-А Слепого ты не встречал? - на что пустота голосом Курильщика вещает, что Слепой уже пару часов в душе. Шутка мне понравилась, и я хотел уже поинтересоваться, не просил ли он потереть ему спинку, как вдруг вспоминаю манеру Слепого принимать душ, после которого он выглядит как недотертый в крупную тёрку гранат, и Грабли мои бессильно опускаются. Надежда только на то, что визит в Могильник он пропустил.

На пути в душ меня переезжает Шакал, пахнущий и, наверное, наполненный котлетами. Лёжа ногами в сторону выхода, я спрашиваю удивлённого гонщика:
-Табаки, у меня к тебе пара вопросов. Первый: есть ли у тебя линейка? - моя невозмутимость заставляет Шакала взгоготнуть, - и второй: Слепой в душе после Могильника? Или у него сегодня какой-то праздник?

+3

3

[nick]Шакал Табаки[/nick][status]Я не люблю истории. Я люблю мгновения.[/status][icon]https://b.radikal.ru/b18/1906/ee/5769e34baddd.jpg[/icon][lz]Колясочник Четвертой.
Любитель отвечать на любые вопросы и задавать их, знаток Дома и меняльных вторников, хранитель истории и хозяин времени, песнеписец и автор Блюма[/lz]

Есть что-то жизнеутверждающее в зове столовой. Неважно, какое у тебя настроение, насколько неудачный день у тебя был (и сколько иголок в тебя воткнули в Могильнике), есть одно верное средство от любых переживаний: обед. И сдайте меня Фазанам, если я однажды по доброй воле откажусь от столовских котлет.

Могильник - всегда стресс. Но если заедать его котлетами - жирненькими свежими котлетами, любовно обложенными двумя ломтями хлеба, то можно восстановиться почти без последствий. Стол Фазанов пустует. Подкосила Манту и без того подкошенных, зато Крысы и Псы прыгают вокруг своих столов практически в полном составе, брызгая слюной и виляя хвостами (кому что, тут уж особенно не вникаю).

Наш стол подозрительно куц. Потому стараюсь придать своему появлению побольше значения, обруливаю зазевавшегося Слона, здороваюсь со Стервятником. Бесцеремонным галопом мимо меня пробегают Конь и Лэри. Собираюсь возмутиться и практически делаю это, но взгляд папы Стервятника справляется с задачей лучше меня. Конь бормочет извинение, Лэри же хватается за Мустанга и подкатывает меня к самому любимому месту за столом - почти в самой его середине. Отсюда прекрасно видно Птиц, большую часть столов Крыс, Псов. И не видно Фазанов.

Ни с кем локтями не сталкиваюсь, так что вдвойне сознаю, что наших предательски мало.

Жую вкуснючую котлету и наблюдаю, как детишки берегут левые руки. Смотрится причудливо, будто все внезапно и не сговариваясь по примеру Сфинкса обзавелись Граблями. И если Сфинкс в управлении своими очень-очень-и-еще-раз-очень не плох, то разномастная прожорливая толпа бережет свои от каждого лишнего действия. Птицы со скорбными лицами держат крылышки навесу, будто сломанные или больные. Крысы чешутся даже через длинные рукава рубашек. Стоп-стоп-стоп, рукава. Наличие этих самых рукавов  - чудо отдельное. Откатываюсь назад и разглядываю шелудивую братию.

Рыжий во главе, в рубашке, манжеты которой застегнуты наглухо, похож на клоуна-викария. Если такие существуют. Любой бы счел, что у вожака Крыс поехала крыша, но я-то точно знаю, в чем дело. Самодовольство прямо-таки распирает изнутри, улыбаюсь, глядя в зеленые очки-мухи. Рыжий улыбается ответ. Даже его роза сегодня выглядит очень приветливо. Вот он - благодарный читатель, пользующийся моими советами.

Вообще-то два года назад я написал для Блюма крайне занимательную статью под впечатляющим названием: "Манту: рецепты от Шакала". И вот в ней было много, МНОГО полезного и соответствующего поводу.

"Проба Манту - не прививка, а диагностический тест для выявления туберкулеза", - значилось там. И, кстати, над самой первой фразой я корпел дольше всего: следовало придать серьезности моим "Рецептам", прежде чем начать запугивать читателя. Читатель ведь что? Не дурак. И может быть, двое из пяти, а если повезет - трое из пяти, после серьезного первого предложения задумаются и сделают всё правильно. В итоге красивую вводную фразу я просто списал с брошюры, любезно одолженной Сфинксом у Януса.

Обычно я так не делаю. Выступаю против плагиата, готов и петицию подписать. Но в этот раз мне нужна была яркая и значимая цитата, а это стоит доверить профессионалам своего дела.

Да и неважно всё это. Куда важнее, что в конце первого абзаца я вставил ремарку: "При соблюдении всех рекомендаций можно не читать "Предостережения и последствия".

Финальная часть сначала звалась "Последствия и предостережения", но правки Лорда расставили по местам ужасы того, что ожидает ленивцев, не осиливших "Рецепты". От мыслей о Лорде настроение упало на пару отметок вниз, так что я хватаюсь за бутерброд, жадно откусываю и запиваю чаем. Чай быстро кончается, а пить всё еще хочется. 

Но это подождет.

Вспоминаю "Рецепты" и на душе теплеет. Моя статья, к слову, делилась на три части. В первой описывалась процедура постановки пробы и давались рекомендации, что именно не стоит делать с Манту, в третьей - уже понятно, предостережения и последствия, самым жутким из последних была поездка в наружность. А вторая часть - моя любимая, содержала уникальные рецепты: что стоит делать, если на руке вместо обещанной пуговки растекся чудовищный чумной бубон. Вот этой частью я особенно горжусь, потому что нигде, уверяю, нигде ни в одном издании еще не писали подобных советов. Моя личная разработка - последствие многолетнего наблюдения за пуговками и их детьми. Вернее, наоборот.

Мак двигает в мою сторону стакан с чаем, грубо вырывая из счастливых мыслей. Кошусь на чрезмерно длинные рукава его чрезмерно шерстяного свитера и осуждающе цокаю. Ко мне подъезжает Курильщик - этот в рубашке, один рукав закатан, обнажает бледное предплечье. Пытаюсь разглядеть на нем следы паучьего укуса, но ничего не замечаю. Хорошо, здесь можно выдыхать. Курильщику каким-то загадочным способом удается, даже не прочитав мою статью, делать всё верно. Фазанье чутье? Или незамутенный ничем разум? Курильщик сцапывает бутерброд и удаляется назад в комнату или куда там ему приходит в голову удалиться?

Дожевываю второй бутерброд и собираю посылку из сочащихся бульоном котлет для растерявшейся по коридорам, Могильнику и еще черт знает по каким злачным местам стаи. Мак помогает растолкать бутерброды по карманам, а я, пользуясь вынужденным бездействием, всё еще глазею по сторонам. Пока молодцы только Крысы. Ну как - молодцы? Рыжий молодец. Зная, что Крысы готовы и без причины разодрать кожу до жутких корост, заставил каждого напялить рубашку с длинными рукавами и манжетами. Так есть хоть какой-то шанс, что паучихи среди расчесов и царапин в конце недели отыщут свои "туберкулиновые пробы".

Остальные - не-молодцы. Впрочем, Птицы со скорбно повисшими крыльями - тоже не так далеки от истины, а вот Псы... С ужасом прикрываю глаза ладонью. Свитера, дружный хруст какой-то сладкой дряни, душераздирающие звуки когтей, бороздящих по коже. Бр!

Мчу из столовой прочь. Натыкаюсь на Черного, объезжаю его, не задавая вопросов, едва не влетаю в Горбача. Опаздывают, но поедят сами. Куда интереснее отыскать Сфинкса, выяснить, куда на этот раз ему воткнули пресловутую иглу. И главная головная боль...

Вожак. Вожак, которого уже дважды угрожали выслать в наружность. Вожак, чья Манту раздулась бы до неимоверных размеров даже, если бы он не подходил к воде все четыре дня, не ел ничего кроме хлеба, лежал на кровати связанный по рукам и ногам. Короче говоря, Слепой - один из тех людей (неглупых, к слову, людей), которому я трижды в слух читал "Предостережения и последствия". Не уверен, что он воспринял. Но долг просветителя я исполнил, хотя руки чесались дойти наконец до главы с "Рецептами". Так уж вышло, что испробовать за эти три года все из них так и не удалось. Во-первых, за Слепого перед Янусом вступался Сфинкс, во-вторых, это прокатывало. Но что-то мне подсказывало, что не зря Янус потащил Сфинкса в свой кабинет на "разговор" перед уколом. Рано или поздно каждый кувшин переполняется. Даже если этот кувшин очень, ну очень глубокий и уважает мудрых кошек.

К слову, я никогда не ошибаюсь. Увы, не ошибаюсь и на этот раз. Торможу со звуком из крутого индийского блокбастера, потому что Сфинкс в комнате. Сфинкс напряжен. И лежит на полу. Сфинкс погружен в мысли. Невеселые, надо сказать, мысли - у него на лице написаны все переживания. Для других, может, и на санскрите написаны. Но я-то язык знаю.

-Табаки, у меня к тебе пара вопросов. Первый: есть ли у тебя линейка?

Сфинкс щурится как кот, объевшийся сметаны. Даже глаза практически прикрыты, сейчас уснет.

Кошмар... Я и не думал, что всё настолько плохо. Легким взмахом руки посылаю Мустанга в угол, сам же лечу в противоположный, минуя Сфинкса, поближе к коробкам. Коробки - вещь. Я притащил их пару недель назад и разложил по ним целую гору печатной продукции. Пережил положенные три стадии принятия Четвертой (от негодования Лэри и беспокойства Сфинкса, до "только замолчи наконец" от Черного) и теперь не без удовольствия использовал коробки для хранения кое-каких своих вещей. Книги, книги, два мешка скорлупок - до меняльного вторника три дня, нужно будет немного поработать. Из самой мелкой коробки, ерзая под ложно-заторможенным взглядом Сфинкса, извлекаю Блюм. Мне не нужно много времени, чтобы отыскать интересующий номер: Блюм - настольная литература, которую я знаю на зубок, как все сказки Лэри.

Сфинкс не замолкает. Он продолжает, вяло наблюдая за происходящим:

— И второй: Слепой в душе после Могильника? Или у него сегодня какой-то праздник?

Блюм не доставляет мне былого удовольствия. Вернее один вопрос назад я был счастлив, готовился просвещать неразумных, возможно даже петь песни по случаю. А теперь слова застревают в горле. Терпеть не могу несказанные слова. Мне сразу дурно становится, когда что-то внутри остается. Хватаю ртом воздух.

То есть в душе, да? Самую важную информацию Сфинкс мне передал. Но переварить этого я не могу никак. Удар под дых, по почкам, в сердце ножом - вжух!

Лэри галопом влетает в комнату, прыгает через Сфинкса с котлетой в зубах, при этом пинает мою коробку.

А! - КРИЧУ Я. Мысленно. Потому что слова забетонировали всё горло скользкими слюнями. С привкусом котлет, но скребучими и неповоротливыми. Всё, это конец.

Мак входит следом. И конечно замечает, что мне плохо, потому что хлопает по спине участливо, встряхивает за плечи. Курильщик с сигаретой в зубах таращится на меня - а быстро он из столовой примчался! Можно было бы спеть хвалебную песнь. Но не могу. Спасите!

- Дыши, Табаки! - просит Мак, ему вторит встревоженный Курильщик.

Я дышу. И дышу громко и, как на деле выясняется, визгливо:

- В каком еще душе?! В мокром душе? Лэри, дорогуша, хватай меня под руки и держи крепко, я сейчас его убью.

Как не убить, если Слепого загнали на Манту сразу после меня? Сразу. После. И теперь наш вожак вот так, не задумавшись ни на минуту о нуждах рядового народа, мылит толстенную веревку туалетным мылом с легким ароматом жасмина.

- Вот! "Рецепты от Шакала"! Часть первая. "Правила поведения домовца после пробы Манту".  Правило номер один...

Я открываю журнал на нужной странице и тыкаю пальцем.

- Не мочить! - говорю и делаю театральную паузу. - Никогда не мочить. 

Мак, Лэри и Курильщик смотрят на меня. Сфинкс проснулся. Все молчат, а вдалеке шумит вода, словно подводя итог этому дню. И вроде рано ему кончатся, но он кончается - стремительно так, как надежда на благоприятный исход событий.

Отредактировано Donna Noble (22-06-2019 12:40:21)

+2

4

Даже ленивый обыватель в силах не пропустить мимо себя удивительные физические явления в Четвертой. Вот, например, Мустанг сбивает меня с ног, а потом чудесным образом уже через мгновение его колеса скрипят в сантиметре от моего уха, а ушастый гонщик даже не соизволил заметить своё непосредственное участие в автокатастрофе. Сначала томно вздыхаю, представляя себя Анной Карениной, затем расстраиваюсь, потому что шакалиный гогот был отправлен мимо моего комичного падения. Радует только, что голый факт, вставленный вовремя и к месту, всё ещё как ком в горле Шакала - улыбаюсь краем глаза.

Видимо, для создания более полного образа дурдома надо мной пролетает Лэри, капая мне в глаз чем-то жирным. Курильщик по-фазаньи хихикает, а Мак еле слышно улыбается, помогая мне встать, а потом срывается с места на помощь задыхающемуся Шакалу. Уже привычно не обращаю внимания на реактивно пролетающие рядом предметы и состайников, только передергиваю плечами от нестерпимого зуда под лопаткой.
-Ну да, - отвечаю я чуть более бодро, - в настоящем мокром душе. Я уже шёл его проведать, но меня остановило непреодолимое желание прилечь.- Опираюсь спиной об косяк и уже собираюсь почесаться, как вдруг взгляд цепляется за перекошенную от ярости физиономию Табаки, на которой огнем в глазах написано: «Правило номер два: НЕ ЧЕСАТЬ!»
-Не кипятись, Табаки! Тебе показалось, - говорю я серьёзно, осознавая, что второго и уже намеренного столкновения с Мустангом я могу не пережить, - составишь мне компанию?

Нежно наступаю на нижнюю часть двери носком ботинка, отчего та нежно скрипит мне в ответ, давлю сильней, и дверь распахивается в заполненное паром пространство, что на карте нашей комнаты обозначается как душевая. Ожидая увидеть бледный силуэт, я сильно ошибаюсь. По всей видимости, обзор с нижнего яруса чуть лучше, потому что остановившийся мне в спину Табаки с выпученными глазами давится чем-то нечленораздельным, потом с ужасом смотрит на меня, показывая раскрытыми ладонями перед собой, после чего прячет тонкие пальцы в кудрявых патлах.
-Держи себя в руках, Табаки, - советую ему я как знаток и наклоняюсь под облако пара.

Слепой стоит в незакрытой душевой кабинке в джинсах и кедах под солидным напором (который, как потом отметит Лэри, бывает у нас раз в сто лет) обжигающе горячей воды (как потом будет понятно по красному цвету кожи Бледного) и трёт себя мочалкой (которая, как выяснится позже, по совместительству является майкой) с абсолютно невозмутимым видом. Когда длинные пальцы закрывают кран, я, заглушая потоки убегающей по трубам воды, шумно выдыхаю в пространство. У Табаки, возможно, рана на сердце разрослась до таких размеров, когда сказать уже нечего, либо ему просто очень интересно, из-за плотного пара мне не разобрать. Стекая худыми водопадами, Бледный (который красный) устремляется к выходу. Ощущая наше с Табаки негодование, он равнодушно шелестит:
-Полотенце забыл, - и, намочив мне кеды, выходит.
Краем глаза замечаю, что Шакала буквально распирает от негодования, он делает глубокий вдох, а я прищуриваюсь, готовясь к чему-то громкому.

+1

5

[nick]Шакал Табаки[/nick][status]Я не люблю истории. Я люблю мгновения.[/status][icon]https://b.radikal.ru/b18/1906/ee/5769e34baddd.jpg[/icon][lz]Колясочник Четвертой.
Любитель отвечать на любые вопросы и задавать их, знаток Дома и меняльных вторников, хранитель истории и хозяин времени, песнеписец и автор Блюма[/lz]

- Составишь мне компанию? - говорит Сфинкс. Уже составил, дорогуша. Я эту компанию основал, потому что единственное место, где я хочу сейчас быть (и где быть не хочу, но надо) - это душевая.

О, великие боги! 

Пар, жар, сырость, запах мыла (отродясь не было), бледная спина Бледного, которая теперь не бледная, а красная - вот, что я вижу прямо с порога. Ползу, ползу вперед, а надо мной белые облака. И голова Сфинкса теряется где-то в этой непролазной сырой гущи.

В финальной части "Рецептов", к финалу финальной части, синими буквами на почти белой бумаге я написал важное: "В любой ситуации ищите положительные моменты, но старайтесь, чтобы Манту было отрицательной". Хотелось поиграть со словами - я в этом мастер. Способен научить противоречиями и противопоставлениям, утрированию и упрощению послушных детей в любой день недели, кроме вторника и по воскресеньям тоже немного лень. Но кто я такой, если не стану следовать собственным советам?

Ищу положительные моменты, стараюсь не думать о положительном Манту. А положительный момент есть: возможно сегодня ночью мы не будем чесаться от блох. Завтра ночью скорее всего тоже. Слепой помылся. Праздник для любого ребенка.

Задумываюсь. Для успокоения этого мне конечно маловато. Надо искать что-то еще. Слишком уж тяжеленный минус перевешивает этот самый плюс. Всё это я перемалываю за считанные секунды. И может быть, внутренне достиг дзена, может, я уже в нирване, но тело мое знает Шакала лучше. Знает Шакала и делает, как Шакал. Тычет в Слепого, машет руками, дергает волосы. Ух, тело! Ничего! Я тебя еще заставлю всю ночь строчить в Блюм, раз ты так! Только что понял: нам нужна статья об особенностях вожаков, предостережения для рядового народа, чтобы уберечь хрупкую нервную систему.

- Держи себя в руках, Табаки, - советует Сфинкс и зачем-то наклоняется. Что он там разглядеть пытается мне непонятно. И так очевидно, что пятки Слепой не помыл, он на них стоял. Так что надежда на чистые простыни давно уже похоронена и отпета мною в стенах Четвертой.

Держать в руках Шакала? О, я держу. Вот они мои руки, в волосах, надежно держат голову. Потому что та громко тикает, как бомба с часовым (нет-нет-нет, даже не думай, голова!) механизмом. И вот-вот разорвется на куски.

Со зловещей (я надеюсь) улыбкой представляю, как забрызгаю мозгами чистенького, ака младенчик, вожака. Из вредности уже готов голову отпустить - и будь что будет. Но нет. Есть волшебная третья часть в "Рецептах от Шакала". Третья, ни на ком не испробованная, никем не проверенная, гениальнейшая из всех. Домыслы, предположения, идеи. И во теперь у меня появился подопытный кролик. Слепой, тощий, блохастый и непослушный. Да, дерется он хорошо, но и эксперименты я один проводить не планирую. Нужна нянька.

Я смотрю на Сфинкса, когда розово-Бледный проходит мимо нас. Сфинкс же - смотрит на свои кеды. Нянька есть. Теперь пара санитаров - думаю, рекрутировать для этой цели Лэрри и Коня, - и Македонский конечно. Здесь без должности. Подумаешь о Македонском, и вот он тут, подкатывает ко мне Мустанга и справляется о здоровье. Потом справляется о самочувствии Сфинкса. Про вожака не спрашивает, понимающе качает головой. Его бы в Могильник. Чтобы состайникам дурные вести объявлять. И говорить ничего не надо. Так, подойдет, покачает головой, развернется и уйдет. А всем ясно: отмучился. Боль, слезы, похоронные песни.

Седлаю мустанга и молчу. Потому что идея зреет, назревает и получает достойное облачение. Зато состайники ждут от меня иного. Когда Мак ввозит меня обратно в комнату, наблюдаю величайшее явление: внутри собрались все. Все-все и Слепой. И расселись все-все по своим кроватям, как в древнем колизее. А мы втроем на арене. И, подозреваю, что Слепой не подозревает, что его назначили Самсоном. А меня львом. И вроде как, причем тут колизей? Но ощущение никуда исчезать не собирается.

Сфинкс уверен, что будет громко.

Стая думает, что будет громко.

Слепой просто не думает.

Что поделать? Понимаю, репутация. Я мог бы спеть песню о льве и Самсоне с альтернативной концовкой. Много крови, много зрелищ, немного хлеба. Но я не буду. Почему? Потому что экспериментатор во мне завозился в полную силу, засопел даже. И хочет еще одну котлету. Вот тут-то я вспоминаю, что в карманах бутерброды. И что, наверное, пока я полз, они потеряли презентабельный вид и, возможно, даже изменили свое видовое название с бутербродов на мясную кашу. Вытягиваю из карманов то, что могу достать, выкладываю добро в тарелки на тумбочке (тарелки почти чистые - да сегодня просто день чистоты). Достаю из самого пятого бутерброда самую помятую котлету, достаю по частям, но сую в рот целиком. Это тоже способ заставить тело вести себя сообразно с дзен-нирваной сознания.

- Ато мы пофефим фрефью фаф.

Смачно жую. Холодные конечно, но сочные.

Колизей затих, даже Нанетта, слетевшая на запах хлеба, тактично отщипывает крошки без лишней возни.

- Зато проверим третью часть, - повторяю, прожевав. И потираю руки. Курильщик смотрит на Черного, Черный в книгу. Лэрри на меня, Мак... затерялся в толпе. Осознаю, что поняли не все. И дзен пропадает.

- Да потому что литературу нужно читать! Изучать ее нужно! - ору я, размахивая изрядно подмоченным на полу душевой Блюмом. - Третья часть "Рецептов от Шакала". Страницы с седьмой по восемнадцатую!

- Если этого... - Я неопределенно тыкаю жирным пальцем в Слепого, потрясая журналом, -  уже не исправить, то мы можем исправить его Манту! И лично я в своих рецептах уверен!

+1


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Рецепты от Шакала [Дом, в котором...]