пост недели Bill Potts — Те, кого мы нашли в безопасности, — сразу сказала Билл, предвосхищая его вопрос, — зачем далеки это делают? — спросила она наблюдая, как далеки начали захватывать шаллакатопцев. Это был риторический вопрос, Билл прекрасно понимала, что они не ничего не могут кроме как уничтожать. Вся их суть заключена в ненависти, с ними невозможно договориться, умолять их бесполезно. На кого-то другого мольбы, в теории, могут подействовать, но далеков это точно не касалось. И сейчас Билл девушка вынуждена была наблюдать, как эти чудовища берут в плен жителей планеты. Она хотела вмешаться, очень хотела, но что она могла? Стать потоком воды? Против далеков это бесполезно, они, конечно, не могут её убить своим обычным оружием, но могут её запереть или ранить, если додумаются как это сделать. Билл уже как-то в открытую пошла против сикораксов, так они её так электричеством поджарили, что девушка после этого долго восстанавливалась.
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #155vk-time Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Cold-blooded ghosts [World of Warcraft]


Cold-blooded ghosts [World of Warcraft]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

COLD-BLOODED GHOSTS
Призраки прошлого терзают каждого. Кем бы ты ни был, над твоей головой всегда будут нависать мерзкие воспоминания, хитросплетениями шепотков рождая вязкое ощущение отчаяния.
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://69.media.tumblr.com/b305c45d34bd39a8e9eae4030507b4d0/tumblr_nywbrcfNLv1ue65o3o2_500.gif


УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

The Deathlord, Arthas Menethil

Где-то в Ледяной Короне после победы над Легионом

АННОТАЦИЯ

В поисках филактерии Кел'Тузада Артас натыкается на старого знакомого. Беседа обещает быть занимательной.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+6

2

Это не могло быть правдой.
Но обрывочные и неточные, практически лишенные деталей и подробностей, слухи добрались до Акеруса. В первую очередь до Акеруса.

Герион Тираннис был там. На вершине Цитадели Ледяной Короны. В тот день, когда война закончилась. Война, которой он посвятил свою не-жизнь. Ради которой цеплялся за своё существование, за свою чудовищную сущность. Момент, который он так старался приблизить.
День, когда под ударами союзников пал Король Лич. Артас.
Он помнил блеск Испепелителя, помнил, как брызнули в стороны осколки Ледяной Скорби. Как всё закончилось. И свои вполне мог испытывать совсем человеческие чувства. Свершившейся мести и свирепого триумфа.

«Мы победили».

А теперь из далеких замерзших земель Нордскола приходит даже не новость, тонкий намёк, что Плеть поднимает голову.
Невозможно!
И сразу всплывают мысли…
«Ты знаешь, что было после победы?»
Опрометчивость даёт свои плоды. Но корить себя за прошлое бесполезно. Нужно разбираться с настоящим.

Порывы ледяных ветров Нордскола не обжигают кожу, не выхолаживают темные доспехи. Он был един с ними. С их чудовищной силой.
Герион нехотя признал, что скучал по суровой сути Ледяной Короны. Было в этом месте что-то… близкое. Что-то, за что можно было цепляться словно за источник силы.
Рыцарь смерти чувствовал себя как никогда хорошо.

Вместе со слухами о заклятом враге пришла и информация, в которую поверить куда проще. Кто-то интересовался Кел-Тузадом. Точнее, его филактерией. Сам могущественный лич пал ещё при битве за Наксрамас, развернувшейся незадолго до штурма Цитадели. Да вот только была у личей одна мерзкая особенность – пока цела филактерия, сам лич может вернуться к своей не-жизни.

Плеть. Кел-Тузед. Что дальше? Неужели давно не воевали?

Несмотря на недавнюю тяжелую битву с Легионом, Владыка Смерти отлично знал, что любой из Рыцарей Черного Клинка отзовется.
Будет занятно снова увидеть летающую крепость в небе над Нордсколом.
Но не-жизнь научила Тиранниса одной вещи, которой он совершенно не славился будучи живым – терпению. Ну как научила, скорее он наконец-то узнал, что это такое.
Он не собирался сразу ставить всех на дыбы и гнать Акерус в Нордскол из-за одних слухов. Пришёл сам, с двумя задачами – подтвердить слухи и найти филактерию лича. Не особенно рассчитывая на успех, он получил положительные ответы по обоим пунктам.

И теперь, стоя у ворот давно вроде бы заброшенной крепости, одной из многих, что были построены Плетью в ледяных землях, его терзали воспоминания. Воспоминания о войне.
Ледяной ветер усиливался, поднимая в воздух облака колючих снежинок, закручивая кристаллики льда в вихри, мгновенно заметая глубокие следы латных сапог.
Эти порывы вторили настроению Владыки Смерти. И говорили кое о чем ещё.

Он был здесь не один.

Отредактировано The Deathlord (22-07-2019 12:09:26)

+7

3

Артас двигался в выбранном им направлении – медленно, но верно. Все те, кто ранее служил ему, все те, кто пали вместе с ним – они были его первостепенной целью. Без союзников даже он ничего не значит теперь, когда уже не обладает той силой. Любой встречный герой посчитает за великое достижение ещё разок отправить в тёмные земли того, кто когда-то причинил этому миру столько боли.

Когда у него будет достаточно союзников, с ним будут считаться. Когда-нибудь… но не сейчас. Сейчас – лишь затаиться, маня к себе потерянную без должного лидера нежить. Кел’Тузад и Синдрагоса были одними из первых, кого он хотел бы видеть подле себя. Верховный Лич мог бы стать ценным и сильным союзником – наверняка у него найдутся мотивы для того, чтобы встать на сторону Артаса. По крайней мере, Болвар уж точно не являет собой тот образ лидера, к которому захотят прислушаться сильные существа… Судя по тому, что он совершенно ничего не предпринимает, можно предположить лишь одну вещь: он что-то задумал. Он к чему-то готовится.

Эта магия слишком тёмная, её не сдержать, каким бы светлым ты ни был при жизни. – думал Артас, пока мёртвый конь нёс его сквозь белые сугробы, ритмично постукивая копытами. Лохмотья шкуры, свисающие с боков зверя, вздымали за собой пушистые снежинки. Судя по тому, что удалось узнать - филактерия должна быть где-то здесь, среди обломков этой полуразрушенной крепости, чьи стены с острыми когтями-выступами сейчас виднелись впереди.

Артас нуждался в Кел’Тузаде: тот был сведущ в тёмной магии, умел смотреть на вещи с другой стороны и находить скрытые лазейки. Какая ирония – ему снова придётся помочь Верховному Личу вернуться в этот мир! Наверняка он будет благодарен и очень рад.

Чем ближе Менетил подбирался к крепости, тем сильнее становилось ощущение, что он здесь не один. Ему казалось, будто это чувство давно знакомо, однако он никак не мог уловить его полностью, хватаясь лишь за туманные ниточки. Какое-то дежавю… Он остановил лошадь, не выходя из-за деревьев, снял с креплений Ледяную Скорбь и покрепче обхватил рукоять ладонью. Руны на клинке блёкло поблёскивали.

Странное ощущение не покидало его, но Артас не собирался отступать от своей цели: нахмурившись, он направился в сторону крепости, пристально вглядываясь вперёд. С каждым шагом картина становилась всё яснее: теперь среди танцующих в воздухе снежинок он увидел чей-то силуэт. Не похоже, чтобы это был случайный путник… Тяжёлые латы выдавали в незнакомце опытного воина, кроме того, нужна была сильная выдержка, чтобы забрести так далеко в суровом климате Нордскола.

Если это не… - мысль вдруг оборвалась, как только Артас уловил взглядом часть лица незнакомца. Как и прежде, воспоминания являлись к нему тогда, когда он видел то, что могло послужить для них источником. И сейчас он увидел новобранца, которого отправил когда-то в качестве пушечного мяса вместе с Дарионом Могрейном штурмовать Часовню Последней Надежды. А в итоге этот же новобранец стал одним из тех, чьи действия привели к свержению Короля Лича. 

Вот как. – он сжал рукоять меча покрепче и подобрался всем телом. Возможно, этот рыцарь не станет ничего слушать, а тут же перейдёт к активным действиям. Если же он сбежит, то раструбит об этой встрече всему миру. Выходит, придётся с ним договориться. Или убить.

- Какая встреча, – Артас замер в нескольких метрах от незнакомца. – После свободы, которую ты получил, ты решил стать верным пёсиком Болвара? Это ведь он тебя сюда послал? – почему-то Артас был уверен, что Болвар захочет отправить его обратно в Тёмные Земли. А ещё он знал, что Рыцари Чёрного Клинка подчиняются новому, «правильному» Королю Личу и даже избрали себе Владыку Смерти. Правда, кем он был, этот Владыка, Артасу было неизвестно.

+5

4

Так бывает. Случается. Когда реальность многократно превосходит твои даже самые смелые ожидания.

Ледяной ветер трепал белые, словно снег, волосы рыцаря смерти, мечущиеся кристаллики льда застревали в доспехах, черный плащ тяжело трепетал за украшенными черными наплечниками. Воин стоял словно изваяние, не двигаясь, не шевелясь, больше напоминая забытую кем-то в этих промерзших землях статую, нежели человека. И взгляд этого человека холоднее льда. Но в душе он не был столь спокоен.

Какое сопротивление мог ожидать Тираннис, отправляясь в Нордскол? Недобитые остатки сил Плети, консолидированные вокруг наиболее сильных выживших воинов армии мертвых. Оставшиеся в живых после штурма Наксрамаса, а затем и Ледяной Короны сторонники Короля Лича.
К любой подобной встрече Владыка Смерти был готов как морально, так и физически.
Но не к этой.

«Это невозможно».

Герион смотрел и не мог поверить своим глазам. Память услужливо подбрасывала яркие картины уже далекого прошлого. Те первые дни после того, что обычные жители Азерота звали смертью, того, что было концом для многих и началом для единиц. По воле Короля Мертвых.
По воле того, кто сейчас стоял буквально в нескольких метрах от рыцаря смерти.
И того, кто уже давно должен быть мертв. Мертв, потому что едва не обрек весь мир на медленное разложение. И что ещё важнее, когда-то давно отправил его, Тиранниса, прямиком в объятия второй смерти, едва не лишив того не только не-жизни, но и самого смысла существования.
Но даже не это толкнуло машину для убийств на путь праведной войны. Нет, причиной было чувство отчаяния и унижения, которое испытал Герион, будучи брошенным вместе со своими товарищами по оружию в качестве приманки к белокаменными стенам Часовни Последней Надежды.
Но та боль отомщена сполна. Цитадель Ледяной Короны пала. И Тираннис был непосредственным участником тех событий.

Поэтому доминирующим чувством в его сознании были вовсе не ярость или ненависть. Нет, простое человеческое удивление. Ну, может не совсем простое. Скорее, сродни глубокому шоку.
«Этого не может быть».
Секунда тишины.
«Может».
В этом мире смерть не всегда была концом, и даже он сам тому доказательство. Сколькие возвращались из-за того туманного предела.
«Почему ты?! Почему сейчас?!»
Тираннис заскрипел зубами, услышав столь знакомый голос давнего врага. Глаза ярко вспыхнули мертвенным льдистым светом. Рыцарь смерти повернулся всем корпусом призраку из своего прошлого, крепче сжал рукояти покрытых рунами мечей.
- Твоя дерзость меня не задевает. – Ощетинился воин. Почему он вообще ведет этот разговор? Разве не должен он безо всяких разговоров атаковать того, кому когда-то клялся отомстить?
Ненависть, где ты, побери тебя тьма! А не было её. Месть давно свершилась. Та история закончилась так, как должна была. Герион Тираннис получил всё, чего только мог желать.
То, чего он достиг, затмевало приземленные чувства далекого прошлого. В тот бой он шёл простым рыцарем смерти, рядовой машиной для убийств. Сейчас же перед Артасом стоял Владыка Смерти, чьи опыт и накопленная сила вытеснили былую простоту. В одну реку не войти дважды.
- Посмею разочаровать тебя, но сюда я пришёл сам, по собственной идее. Ты противостоишь мне и только мне, а не планам Болвара в моём лице.
Владыка на мгновение обернулся, бросил взгляд на крепости за его спиной. В темных стенах завывал ветер.
- Не знаю как ты вернулся и не хочу знать, но… И это то, чего ты хочешь? Начать всё сначала?

Отредактировано The Deathlord (31-07-2019 02:18:07)

+4

5

Улыбка тронула губы Артаса, но глаза его не улыбались - в них по-прежнему горел мертвенно-бледный огонёк. Он всматривался в лицо своего врага – врага ли? – и ловил в своём разуме бледные видения событий прошлого. Когда-то, будучи Королём Личом, он мог заглянуть в сознания их всех, по очереди или одновременно, он мог слышать их мысли, мог отдавать им приказы или заставлять их выполнять. Теперь же остались только воспоминания, но даже они были полезны... Удивительно, как ему удаётся вспомнить всё, только лишь увидев лицо этого рыцаря смерти. Он вспомнил даже его имя.

Если бы сейчас перед ним стояли все, кому он когда-то даровал силу и возможность выслужиться перед истинным королём, он назвал бы по имени каждого из них. Всех до единого.

Но сейчас здесь был только Герион.

- Ты знаешь, за чем я пришёл, верно? Даже в этой ледяной пустыне не скрыться от чьих-то любопытных глаз... – с недовольством протянул он, чуть наклонив голову и выжидая. Тираннис не нападал – и это было странно. Артас задумался: верить ему или нет? Может, Болвар просто велел помалкивать? Должно быть, все они его слушаются, как слушались когда-то и Артаса. Пока не предали...

Ненависть к новому Королю Личу начинала походить на паранойю. Отгоняя назойливые мысли, Менетил тряхнул головой. Снежинки посыпались с пепельных прядей.

- И всё же, ты знаешь не всё, – он прищурился, всматриваясь в лицо Гериона. – Моим разумом более ничто не владеет, – Даже тёмная магия Ледяного трона. – ...мои помыслы принадлежат только мне. Начать всё сначала...? Зачем, если Болвар справится гораздо лучше? – он вскинул голову и издал лающий смешок, что в сочетании с жутковатой улыбкой не предвещало ничего хорошего. – Неужели прошлое ничему вас не научило? Эта магия, пронизывающая силы Плети насквозь... Даже свет не способен её одолеть. – безумная улыбка испарилась, уступив место вдумчивому выражению лица. – Власть Ледяного трона подчинит себе любую душу. – Как когда-то подчинила мою... – Сможешь ли ты снова предать своего короля, когда он прикажет тебе уничтожать всё живое на своём пути? Или ты наивно думаешь, что на троне сейчас всё тот же старый-добрый Болвар? Вы всего лишь заменили марионетку, но кукловод остался на месте.

Фордрагон... Он долго сопротивлялся пыткам. Артас желал, чтобы его сломали, заставили отречься от всего, чему он когда-либо служил. Ни боль, ни чума, ни жуткие опыты Мерзоцида не могли изувечить его душу. Страдало только тело – но что значит тело для истинного воина света? Теперь же Тьма коснулась его по-настоящему. Коснулась самых дальних уголков души... Артас знал, каково это. Он прекрасно понимал, как тесно становится в собственной голове, когда ощущаешь борьбу тьмы и света внутри себя. И в конце концов, Тьма всегда побеждает, потому что Ледяной трон – её источник. Там, где есть только тьма и смерть, гаснут любые огни.

- Я не собираюсь губить этот мир, Герион. Даже если бы я захотел – мне не хватит сил. Но мне нужны мои старые друзья... Такие, как Кел'Тузад. Его знания будут мне полезны. Если Ледяной трон был создан – значит, найдётся способ его уничтожить.

Если заглянуть в глубину души Артаса, можно с уверенностью сказать, что ему абсолютно плевать на благополучие этого мира. Он зачерствел и охладел, но не считал это минусами. В первую очередь, его интересуют личные мотивы и месть самой магии, которая некогда слилась с ним и заставила поверить в то, что именно ОН желает обратить всё живое в мёртвое. Он хотел уничтожить её – как когда-то хотел уничтожить Мал’Ганиса. Даже тогда он, кажется, делал это лишь для того, чтобы удовлетворить личный эгоизм... Сейчас ничего не изменилось.

И было бы неплохо, если бы его слова стали пищей для размышлений хотя бы этому рыцарю смерти. Пора увидеть суровую реальность.

+4

6

Они впервые разговаривали вот так. Лицом к лицу. Как два человека, а как не как хозяин и марионетка. Сложно было осознавать, что Король Лич больше не сидел в его голове, не перебирал его мысли, не дергал за ниточки, поворачивая в нужном направлении, не говорил «фас», когда на то была его воля.
А ещё…
«Он больше не Король Лич».
Сейчас это грандиозное, но совершенно не завидное звание принадлежало Болвару Фордрагону.

- Эта ледяная пустыня всегда была наполнена чьим-то взглядом.
В те не такие уж и далекие времена, когда нежить безнаказанно бродила по землям Нордскола, убивая тех немногих смельчаков, которые ещё решались оспорить права мертвых на единоличную власть над ледяными пустошами.
И каждая пара мертвых глаз была глазами человека, стоявшего перед ним.
Тираннис бросил холодный, под стать льдам вокруг взгляд, на стены крепости.
- Знаю. – По крайней мере, он догадывался. Если промахнулся, то не на много.
Бывший Король Лич собирает силы.
Наверное, стоило здесь, и закончить этот разговор. Дать бой тени своего прошлого. Это был риск. Ощутимый риск. Но с тех пор баланс сил серьёзно покачнулся. У него были шансы. Шансы не допустить пришествия новой Плети. По крайней мере, он очень надеялся. За такую надежду не жаль и умереть.
Тираннис сделал шаг вперед, сжав рукояти мечей. Всего шаг. А затем словно врезавшись в невидимую стену, замер, не шевелясь. Замер, потому что Артас продолжал говорить. И, наверное, стая взбешенных магнотавров не остановила его быстрее произнесенных слов.

Потому что в словах своего злейшего врага Герион Тираннис узнал себя. Себя, в тот момент, когда осознал, что его разумом больше никто не владеет, а его помыслы принадлежат только ему самому.

Что тогда отразилось на его лице, он не знал. Но явно не гримаса яростного воина за секунду того, как воздух прорежет звон безжалостной стали. И он отступил. Немного. Небольшой шажок назад, гордо поднятая голова, расправленные плечи.
- Я тебя разочарую, но за те годы, которые Фордрагон сидит на твоём троне, он неплохо зарекомендовал себя.
Владыка смерти чуть дернул уголком рта в лёгкой усмешке, а затем отвел взгляд в сторону.
- На север Восточных Королевств возвращается жизнь.
Зачем он это добавил? Может быть, просто чтобы лишний раз кольнуть собеседника. 
А затем глаза Гериона опасно вспыхнули, лицо исказила болезненная ярость. Он всё же удержался от броска, но и неопытный воин бы заметил, как дрожит в напряжении всё его тело.
- Предать своего короля?!
Похожий на рык лунопарда голос прорезал вой ветра.
- Или это «мой король», - Тираннис отчеканил оба слова, - предал меня, бросив как наживку для Фордринга? Бросив на смерть. И ты действительно удивляешься, что мы смогли разорвать твои цепи?!
Болезненная тема. То единственное, что Герион простить не мог. Битву у Часовни Последней Надежды. Чувство абсолютной беспомощности и бессмысленности. Бесполезно трепещущий внутри гнев, похороненный под давящим присутствием всепоглощающего света.
Так сгорали последние из его оков.

Он действительно ничего не знал о том, кого Артас назвал «кукловодом». Не знал, какая мощь заключена в троне, в том шлеме, который Болвар Фордрагон добровольно надел на сожженную голову, избавив Тириона от необходимости жертвовать собой.
Одно было известно наверняка – этой силы хватило, чтобы едва не погубить весь мир.
- Болвар? Нет, он не тот. Но справляется.
Тираннис кивнул, давая понять, что эту тему считает закрытой. А Артасу всё ещё удавалось удивить его.
- Помнишь моё имя. Мило. – Тираннис продолжал огрызаться, но как-то хиленько, будто прилив ярости, разогретой воспоминаниями, выдыхался на глазах. 
Почему ничего не может быть просто? Почему нельзя разделить мир на черное и белое? Белое защищать, черное уничтожать.
«А ты был бы черным или белым?».
Ничего не отучало спешить так, как история Рыцарей Черного Клинка. История о том, как самое что ни на есть «черное» встало плечом к плечу с «белым», чтобы вместе дать бой смертельной угрозе. Выиграли все. Хорошие ребята получили могущественных союзников, плохие - возможность найти своё место в мире.
Ну и мир спасли, конечно же.

Мог ли он хотя бы на секунду допустить вероятность того, что Артас хочет уничтожить Ледяной Трон? Покончить с угрозой новой Плети?
Так же как он когда-то, вырвавшись из-под власти Короля Лича, когда-то мечтал уничтожить своего пленителя?
Наивно, конечно, но начать новую войну он всегда успеет.

- Амбициозные цели. А что если Кел’Тузад не захочет уничтожать Ледяной Трон? Мне кажется, ему очень нравился сложившийся порядок вещей.

Вот уж кого, а могущественного лича вновь в мире живых Владыке Смерти видеть не хотелось совершенного.

Отредактировано The Deathlord (14-09-2019 03:29:39)

+5


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Cold-blooded ghosts [World of Warcraft]