пост недели Theseus Scamander — Рад видеть вас в добром здравии, мистер Лоу, — не меняя ровного тона голоса сказал Тесей, холодно глядя на человека, только притворяющегося грубым и неотесанным хозяином пивнушки для невзыскательных господ. — Я уже собирался отдавать приказ о штурме второго этажа. Тесей усмехнулся. В голове уже вовсю разыгрывался слегка ироничный диалог, потому что он, конечно, подозревал, что Гриндевальд так просто не позволит аврорам заполучить перебежчика, но не ожидал, что тот явится самолично.
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #151vk-timeрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » cloud atlas [межфандомное] » Увидимся, когда увидимся.


Увидимся, когда увидимся.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

УВИДИМСЯ, КОГДА УВИДИМСЯ.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://bloximages.chicago2.vip.townnews.com/postregister.com/content/tncms/assets/v3/editorial/a/ae/aaed43a7-0aa8-52ba-8ecc-69644612aa93/5c48f80f4a9f0.image.jpg?resize=1200%2C900

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Persephone, Сантьяга

2012 Пекарня в Талсе, Оклахома.

АННОТАЦИЯ

Запах свежевыпеченного хлеба пропитал эти стены и причудливые занавески на окнах заведения, а хрустящая корочка хлеба так и манит чтобы ее разломали, вкушая прекрасный и неповторимый вкус хлеба. второго такого не найти. Да и  не с проста ведь прекрасную владелицу этой маленькой пекарни называют богиней.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+1

2

- Оно тебе надо вообще? Дитя мое,мир смертных это такая скука... - Деметра чуть скривила изящный нос. Горделивая, статная, истинная богиня восседала на троне на своем любимом лугу, наблюдая как резвятся дриады. Персефона устроилась на мягкой траве подле ног матери. Разговор почему-то не клеился. Богиня знала что ее мать старой закалки и практически не спускается в мир смертных, предпочитая царствовать "сверху", но обычно она прислушивалась к решениям дочери. Кроме того момента, когда та сказала что они с мужем вполне счастливы и она не против "задерживаться" в Аиде. Ой и скандал же тогда был...
- Мама, я же не предлагаю тебе собственноручно печь булки. - поморщилась Персефона. - Вот только не надо этих фальшивых слез, мам...
- Я и так редко вижу свою родную дочь, так она хочет еще и сбежать в какую-то Талсу... Весна только явилась на землю, и норовит покинуть мать... - Деметра покосилась на свое чадо и, увидев что ее слезы не возымели должного эффекта, вернула лицу обычное величественное выражение. - Ладно, делай что хочешь. Все равно это тебе скоро наскучит. Только я не понимаю, как Гадес то тебя одну на землю отпустил..?

Талса, Оклахома

Утро началось очень рано. За окном только занималась заря, а Персефона уже возилась в пекарне. Нужно было выложить хлеба в печь и поставить выпекаться до того момента, когда в пекарню придут наемные работники. Припылив стол мукой, богиня выложила расстаивавшееся с вечера тесто и вознесла над ним руки. Пусть тот, кто съест этот благословленный богиней хлеб будет счастлив... мысленно произнесла она благословение и из ее ладоней на мгновение полился золотистый свет. Сияние исчезло, а блондинка принялась формовать небольшие круги. Ей не терпелось открыть поскорее пекарню, чтобы посетители, ставшие уже постоянными и любимыми, поскорее опробовали ее новый рецепт. Не так давно она моталась с Хароном на Сицилию, где урвала огромную банку завяленных под палящим солнцем томатов, а оливки были нагло утащены из личных запасов Деметры. Рецепт родился спонтанно, а добавленная по обыкновению капля амброзии должна была сделать этот хлеб достойным богов. Загрузив хлеба в печь, Персефона закрыла заслонку и вышла в торговый зал, вытирая руки о фартук. Звякнул колокольчик двери.
- Мисс Примавера, вы уже здесь? Вы всегда так рано приходите, будто вообще не спите... - Нина, работница пекарни, уперла руки в пышные бока и укоризненно посмотрела на хозяйку. Персефона рассмеялась, сдув с носа щекотавшую его муку.
- Нина, дорогая, я сплю, просто я не могу оставить своих "детей" без своего присутствия, ты же знаешь! К тому же, сегодня старт продаж нового хлеба, я назвала его "Bacio del sole". Он просто невероятен, ты должна его попробовать!..

- Миссис де Лука, обязательно обмакните его в девичье оливковое масло и чуть присыпьте морской солью. Обещаю, вы получите экстаз! - Персефона упаковала два багета в бумагу и протянула пожилой, но еще не утратившей былой красоты женщине. Та в ответ легко коснулась щеки богини и заправила за ухо выбившийся из небрежно стянутых резинкой волос локон за ухо.
- Я непременно так и поступлю, дорогая. Как мы раньше жили без твоей пекарни, дочка! Твой муж наверное счастливец! И как он только позволяет такой красотке постоянно пропадать на работе, ума не приложу!
Да я вот тоже. Каждый раз как в первый раз... мелькнула мысль, а взгляд упал на устроившегося за угловым столиком с кувшином черного кофе мрачноватого типа. Каждый день он являлся в пекарню под разными личинами, но Персефона прекрасно знала Эвклея и понимала, что таким образом Гадес охраняет ее. Даже собственной персоной пару раз заявлялся.
- Завтра с утра я обязательно загляну к тебе, деточка, отложи для меня того изумительного хлеба с медом, хорошо? - пожилая леди направилась на выход.
- Непременно, будет только из печи ждать вас, Мария! Счастливого вам дня!
Дверной колокольчик звякнул, но на этот раз дважды, извещая о прибытии нового посетителя.
- Одну минуту!

+1

3

Москва. Россия.
Тархан Хамзи. Одинокий и очень умный волк, характер которого называли дурным даже навы: расстояние от одного эмоционального полюса до другого контрабандист преодолевал играючи, совсем незаметно для окружающих, в считанные мгновения преображаясь из радушного продавца в разъярённого монстра. Но, чего он был не лишен, так это вкуса, как на ювелирные изделия, так и на жизнь в целом иначе он не был бы шасом. Сантьяга не то чтобы очень любил вести дела с подданными своего Великого Дома, имея на то ряд причин: редко когда такого рода дело обходилось без хитро ввернутых в той или иной форме жалобы на излишне высокие налоги или через чур придирчивую проверку в прошлый раз. Но, и комиссар, и любой шас в такие моменты понимали где та самая грань допустимого. Точнее, ее потрясающе чувствовали вассалы в диалоге с навами, и уж тем более с навом который стоял вторым после Князя. Но, даже здесь не обходилось без забавных случаев. В конечном счете, все допускали те или иные ошибки и великая дипломатия заключалась в навыках пропускать ряд этих промохов, не замечая их.
Сегодня, темно-синий ягуар притормозив на Никольской у ювелирного магазина Тархана Хамзи. Накануне днем, шас сообщил о уникальных бриллиантах, которые ему доставили и на правах владельца заведения предлагал их сначала истинному ценителю черных камней, Сантьяге. Вот комиссар и выделил время в своем графике, чтобы лично приехать и увидеть, а главное коснуться того, что шас называл уникальным явлением в современном мире и редкостью, что ювелирный мир не видел уже давно. Приехал комиссар рано, еще до открытия самого заведения, так что вечноторговая Никольская еще только просыпалась и собиралась принять клиентов, тем самым минимизировав контакт с челами. После последнего общения с ними, темному требовалось ничто иное как покой Тайного Города. Наблюдая за челами, понимая, что однажды им придется делить территорию, нав все равно видел в них все еще глупых детей, которым еще предстояло научится решать вопрос исключительно мирно, а не войной.
- Уважаемый, Хамзи, - не важно кто перед ним, представитель Торговой Гильдии или контрабандист магической энергии, нав всегда оставался собой, а о его воспитании не зря слагали легенды. Приятная прохлада магазина располагала к долгому изучению витрин и обязательной покупки чего-нибудь необычного в личную коллекцию. Увы, даже Хамзи порой не справлялся с запросами комиссара Темного Двора, который находил некоторые части свой коллекции в самых неподходящих для этого местах в мире.
- Доброе утро, комиссар, - вежливо улыбаясь, Тархан отправил в рот кусочек свежей выпечки и поспешил выйти из-за прилавка, поправить табличку «закрыто» на двери. Мужчина чуть нахмурился, потому что аромат выпечки показался ему смутно знаком.
Нав прожил достаточно долго, чтобы доверять собственным ощущениям, а тот тонкий аромат который исходил даже от рук Хамзи он вряд ли спутал бы с чем-то еще. Но, все равно, ему было странно найти среди множества привычных запахов тот которому в современном мире не было место. Именно запахом отличалась для темного магия древних челов, тех, кого не дано было понять с первого раз, кто был почти как глупые дети, тоже играя в богов и сильных мира сего. Смертные в своем бессмертии и вечные свидетели изменения в этом мире и том, что они считали посмертием. Сантьяга не верил в это, потому что знал — после смерти нет ничего кроме родной и вечной Тьмы, ее надежных объятий в которых каждый нав нашел или однажды найдет собственный покой. Из Тьмы пришедшие уходили к ней же, как и полагается хорошим сыновьям.

Талса, Оклахома. США.
Путешествовать налегке Сантьяга любил так же, как и дальние поездки на автомобиле. Он мог бы построить межконтинентальный грузовой портал, но расходы на него превысили бы все личные и общественные лимиты, привлекли бы внимание Великих Домов, а этого он не хотел. Проще объяснить что комиссар Темного Двора делал в Америке лично, чем зачем он отправился туда на своем ягуаре.
Он вышел из портала там, где никто не мог его заметить. Мужчина в бежевом костюме тройке, светлой рубашке и запонках из самых натуральных и редких черных бриллиантов. Он привык быть собой, привык привлекать внимание, поэтому когда несколько челок смерили его с ног до головы оценивающим взглядом, Сантьяга лишь усмехнулся и своим мыслям и их оценивающим взглядам. В родной Москве было на этот счет немного проще, возможно, потому что челы еще не отошли от гнета и давления Империи, еще не привыкли быть собой в полной мере. Здесь же все было по-другому, но это привлекало его как исследователя. Нав задержался снаружи, изучая ряды со свежей выпечкой, наблюдал за тем, как происходил обмен денег на еду и то как белокурая красавица с теплой улыбкой раздает секреты пищи богов. Захоти, темный даже услышал бы что она говорит, но применять магию он не спешил. Хотелось сохранить инкогнито как можно дольше. Но, вот последний покупатель покинул уютную пекарю, что казалось невозможной в этом месте и поспешил домой, а Сантьяга поправив манжет рубашки взялся за теплую, нагретую от солнца ручку дверцы. Толкнул.
— Одну минуту!
Ее голос не изменился. Отразившись от всех светлых поверхностей едва ли не звоном серебряных колокольчиков, голос был сильным, нежным и ласковым. Впрочем, как и та, что спустился под землю править тем царством. Мифы и легенды, жизнь и сметь, челы смешила все, родив свою религию поклонения, не обращая внимание на то как все было на самом деле. А они приняли. Назвались Богами, остались среди челов, не захотели стать частью Тайного. Когда-то у них была такая возможность, теперь же они просто знакомые, те, кого принято приветствовать легко коснувшись поля шляпы и пройти мимо, словно не было долгих разговоров о вечности и звездах. Не челы, не нелюди, некто средний, более совершенный чем современная правящая раса, но все еще нуждающиеся в этой вере тех, кто когда-то знал имена каждого из живших на Олимпе и под ним.
- Приветствую тебя, богиню плодородия и царства мертвых, владычица преисподней, дочь Деметры и Зевца, супругу Аида.
Сантьяга не стал дожидаться пока белокурая красавица обернется, чтобы посмотреть на него. Когда-то, когда они знали друг друга, оба выглядели иначе, согласно тогдашней моде, сегодня они явно научились мимикрировать под тех, кто поклонялся ей и едва не уничтожил его. Не плохой навык для живущих вечно в своей бессмертии. Вежливо склонив голову в приветствии, он тепло улыбнулся. В маленьком помещении не было никого, кто смог бы услышать его обращение, поэтому он выбрал именно такое, официальное, длинное, сложное и больше подходящее для челов приносящих ей подаяние, восхваляющие ее дары и просящие о милости. Но, темный не восхвалял, не приносил дар и не просил о нем. Он пришел в гости, как пришел бы к Ларисе или к фате взлетевшей по карьерной лестнице.
- Рад новой нашей встрече, прекрасная Персифона. Или, в современном мире, ты изменила имя? - он лукаво улыбается ей заложив руки в карманы светлых брюк, предварительно расстегнув бежевый пиджак. они не изменились. Почти. Ни она ни он не потеряли прошлого очарования, разве что переоделись в современные одежды да манера говорить стала иной, тоже современной, чтобы не выделяться среди челов, затеряться среди них.

+1

4

Звон колокольчика еще не утих, выкованный из тончайшего серебра Гефестом в его божественных кузнях, он привлекал внимание всех посетителей пекарни своим сладким перезвоном. Конкуренты безуспешно пытались найти мастера, чтобы заказать у него такой же инструмент, шпионы других пекарен пытались выведать у молодой владелицы автора сея шедевра, на что Персефона лишь молча улыбалась. Пару раз его даже пытались украсть. Но на утро колокольчик все равно оказывался на своем месте, а у незадачливого вора неделю все валилось из рук. Вот такое простенькое чудо.
Персефона вытерла руки о белоснежное полотенце, висящее на поясе. Она не оглядывалась, но кожа на предплечьях покрылась мурашками, возвещая, что в помещении находится не смертный. Отмахнувшись от своих мыслей и списав все на паранойю, подумав что Эвклей выходит выкурить сигарету, богиня не торопилась. Открыв тяжелую заслонку печи, она заглянула внутрь. Лицо обдало жаром и сладким ароматом выпекающегося хлеба, с терпким дымком тимьяна и тмина. Благодать. И почему она раньше не занялась пекарским делом?..
Обращение, включающее в себя ее полный титул, произнесенное низким мужским голосом, заставило богиню замереть на месте. Она медленно выпрямилась, закрыла заслонку печи и положила руки на столешницу. Оборачиваться она пока не спешила. От тех сил, с которыми она вдавливала руки в столешницу, побелели кончики пальцев. Ее узнали. Одним из главных условий Гадеса, когда он отпускал ее на землю, была анонимность. Да, от богов не скрыть ее истинное происхождение, но остальные не должны были узнать в ней воплощение весны. И вот теперь, здрасьте, приехали.
Натянув на лицо извиняющуюся улыбку, Персефона завела за ухо упавший на лицо локон и обернулась к посетителю. По ту сторону прилавка стоял статный мужчина в светлом, хорошо сшитом, костюме и, склонив голову в приветствии, улыбался.
- Прошу прощения? Вы весьма преувеличиваете, но за комплимент спасибо. Я всего лишь скромный пекарь. - богиня пожала плечами. - Но вы правы, зовут меня Персефона, как и мою великую тезку.
Взгляд мужчины пронизывал. В голове Персефоны зашевелилось чувство смутного узнавания, что где-то она уже видела этого мужчину раньше, но само узнавание пока не приходило.
- Не желаете купить хлеба? У нас большой выбор, все только из печи. Советую вот этот, по старому тосканскому рецепту. - богиня рукой указала на ровным рядом лежащие буханки с причудливым узором сверху. Беглый взгляд на мужчину - все еще не сводит взгляда. Она сделала шаг в сторону. - Или пицца "Флорентине", прекрасный полдник, подается с сыром и вином. Попробуйте!
В этот момент Персефона поняла, что в пекарне больше никого нет. Даже вездесущий Эвклей, который находился здесь каждый день, куда-то испарился. Замечательное качество. Куда-то пропадать, когда ты нужен, а в остальное время просиживать штаны за дальним столиком, действуя богине на нервы.
Навредить олимпийцам не мог практически никто. На то они и боги. Но сосущее чувство неопознанного страха неизведанного все равно напрягало. Что-то коснулось не скрытой узкими джинсами лодыжки Персефоны. Едва глянув вниз, она заметила что с ее стороны прилавка пол устилал ковер из зеленой сочной травы, а кое где уже начали распускаться молочно-белые нарциссы. Выброс божественной энергии. Еще чуть чуть и маскировка слетит в Тартар, являя сероватому миру смертных божественное сияние богини Весны. Только бы Нина сейчас не вернулась... Мгновенно убрать это я не смогу, а у нее появится масса абсолютно не нужных вопросов...
- Как я могу к Вам обращаться, мистер..?

+1

5

Сантьяга смотрит пристально, не мигая и не отводя взгляда, и в глубоко посаженных черных глазах нава ничего кроме интереса. Его не раз пытались обмануть, наивно предполагая что выданная полуправда будет подходить для удовлетворения комиссарских запросов, поэтому тонко чувствующему ложь ответ богини кажется слегка наигранным. Мужчина смотрит долго, для нава долго а для человека лишь пару секунд, которые не являются нарушением правил хорошего тона современного мира, а после мягко улыбнувшись девушке за прилавком осмотривает её пекарню, гостей в зале которых нет. Лишь убедившись в том, что никто не увидит.э его шалости, нав использует аркан миража. Одно из простых заклинаний которое по силе даже самому слабому магу, но вот насколько точным и четким будет картина, как долго она будет держаться для того, кому создана зависит порой от самого мага и того, что именно он хотел показать. Сантьяга использует лишь каплю магической энергии складывая лёгким и игривым движением тонких длинных пальцев аркан, снова смотря на Персифону. Пожалуй, они слишком давно не виделись, чтобы она так просто угощала в высоком брюнетк средних лет своего старого знакомого. 
Под воздействием магии, светлых тонов деловой костюм преображается приняв форму удобную для восприятия той, кто ходила по Земле в эпоху простой но практичной одежды. Светлый костюм вытягивается, перехватывая пожарным тонким ремнем на талии Нава тогу, а удобные белые туфли превращаются для Персифоны в комфортные сандали. Коротко стриженные и аккуратно уложенные чёрные волосы тоже меняются, густой шевелюрой пав на плечи мужчины, который теперь чуть заметно усмехается. В ту пору он, как впрочем и всегда в своей жизни, следовал человской моде до последнего штриха. Одежду и обувь ему шили исключительно в Тайном Городе, но это никогда не мешало выделится ему среди других. Если и ткань то самая удобная и мягкая из возможных, чтобы было приятно телу и красиво драпировалась, не сковывая движения или не мешала вести бой в случае острой необходимости. Если обувь то из лучшей шкуры, мягкой, дабы ногам тоже было удобно. Сантьяга непозволительно много внимания уделял собственному комфорту в любой ситуации. Многим казалась, что такое он делает и в бою, в первую очередь следя за своим комфортом. И отчасти так и было, ведь если была острая необходимость отправить в битву шапок, Комиссар всегда стремился к тому, чтобы потери были минимальными, чтобы каждый гарка вернулся домой. Это и был его комфорт, чтобы каждый подчинённый был жив. 
- Теперь узнала?

Сантьяга убирает иллюзию, мираж, так же быстро как и навёл. Секунда, и перед девушкой, иначе как девушку нав не воспринимал Персифону в виду своего возраста, стоит мужчина в знакомом ей одеянии, ещё секунда и уже тот же коротко стриженный романтичного вида брюнет в светлом костюме. Разве что теперь в его глазах не спокойная тьма а озорные огоньки.

- Как в старые времена, без мистер, просто Сантьяга.

Нав улыбнулся теплой и искренней улыбкой. В скоротечности мира, в его побеге за прогрессом и мельтешению лиц было что-то невероятно приятное увидеть в Персефоне ту же девушку, которую он запомнил. Те же светлые локоны, пусть теперь и уложены они были в иную прическу, тот же блеск глаз. Время не тронуло ее красоты и ему, живущему почти вечно, было тепло и одновременно немного грустно встреть ту, которая тоже не изменилась ни на мгновение. Они оба застыли в той привычной для себя форме, которую избрали, которая была дана. В этом была свой ирония вечности и времени.

Тьма всегда воюет со светом, и не важно кем эта война ведется. Они слишком давно встали войнами по разные стороны баррикад, приятный сон Спящего и его же наихудший кошмар, но наву все равно на это, покуда богиня не мешает карты его интереса. Чувствуя ее магию, видя больше, чем дано простым людям, слышит больше, чем им дано, и поэтому когда понимает, что Персифона просто не успеет убрать свою магию, накрывает весь зал мороком и одновременно миражом, скрывая под магическим воздействием и ее мягкий зеленый и живой ворс и себя. Появившейся на пороге помощнице богини, простой челке, без магического потенциала, была показана самая обычная картина общения пекаря и покупателя, при этом, девушка решила не мешать, удалившись куда-то по своим делам.

- Персифона, я пришел с миром.

Сантьяга не опасался быть услышанным, ведь морок надежно скрывал его и ее, любое действие магическое или физическое, любой звук, от шепота до взрыва шаровой молнии. Сделав несколько шагов, оказавшись достаточно близко, он продолжал мягко смотреть на девушку, и легко улыбаться. Демонстрируя тот самый мир. Тьма может и сражается всегда со светом, но он не пришел к ней с объявлением войны. Он пришел как старый друг к старому другу, поприветствовать, и может быть предложить помощь. Если ей она будет нужна.

+1


Вы здесь » TimeCross » cloud atlas [межфандомное] » Увидимся, когда увидимся.