пост недели Arthas Menethil Артас двигался в выбранном им направлении – медленно, но верно. Все те, кто ранее служил ему, все те, кто пали вместе с ним – они были его первостепенной целью. Без союзников даже он ничего не значит теперь, когда уже не обладает той силой. Любой встречный герой посчитает за великое достижение ещё разок отправить в тёмные земли того, кто когда-то причинил этому миру столько боли.
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #147vk-timeрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » Боевое крещение


Боевое крещение

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

БОЕВОЕ КРЕЩЕНИЕ

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••



https://i.pinimg.com/236x/96/2a/9f/962a9f055e9cc5f3105dfd7755a92053--spike-buffy-james-.jpg

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

John Hart, John Hart

где-то на задворках понимания, возможно даже в пределах одной головы

АННОТАЦИЯ

Вы когда-нибудь слышали историю про Королевство кривых зеркал? Хотели бы увидеть свое отражение, поговорить с ним, провести время? Джон Харт реализовал эту мечту.

К 49 годам после многочисленных манипуляций с ретконом и мучений Майрвин, он забыл часть своего прошлого. Но прошлое пришло к нему и решило устроить самое настоящее боевое.. или болевое? крещение.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

[nick]John Hart[/nick][status]drink, sex, drugs ...[/status][sign]and murder[/sign][icon]http://s9.uploads.ru/g2wu1.png[/icon][lz]TORCHWOOD
Джон Харт, 45
Моя карта звёздное небо, моя удача, всегда при мне[/lz]

+1

2

Если кто-то столь наивен, чтобы считает жизнь пирата романтичной, то для этих людей у меня плохие новости. Она нихрена не романтична, скорее опасна, но иногда даже весела. Сколько прекрасных миров можно повидать и отведать не менее прекрасных партнёров. Жизнь полная непредсказуемых событий, которые дают невероятный заряд адреналина в кровь. Правда, если кто-то не умеет нарушать законы, лучше и не стараться это делать, потому что опасно. Впрочем, дело ваше, желторотики, у меня мой путь.
Покончив с Нейвом и опасностью, которую он нес в себе, подведя его смертью финишную черту противостояния тех, кто хотел свободу, вместо острого пряника, с теми, кто этот самый пряник предлагал, я отправился в путь. Тем более, олух Джек забыл в том доме дневник Янто. Отдельный, разумеется, вопрос, на кой черт он его вообще потащил с собой, если почти не читал. С другой стороны, я двое суток провел пытая Мари, так что может именно в строках Джонса, он находил покой и не мешал мне. Не важно. Оставлять улики подобным глупым способом высшая степень безалаберности. Хотя, Лицо с обложки просто знал, я как и раньше, прикрою его очаровательную задницу. Вот, я и решил навестить землю, чтобы забросить ему потерянный сувенир и сказать своё последнее «прощай». Но, сначала, хотелось напиться.
Шагнув в любимый пятьдесят первый, я забросил инструменты в свой тайник, и с чистой совестью отправился в один из любимых баров, где всегда была отличная выпивка и слишком шумная компания. То что надо, чтобы смыть с себя остатки одного из самых опасных маньяков современности, и надеть привычную, за двадцать лет маску «хорошего» парня Джона Харта. Обнимая бутылку с виски, я все еще ощущал на подушечках бархат кожи Марианны, подвешенной за запястья к потолку. Прикрывая глаза, я все ещё видел ее тело, покрытое тончайшей сетью шрамов, которые кое где уже успели затянуться лёгкой корочкой, словно искали под ней спасения. А в громких звуках бара, для меня все ещё звучали ее крики от освежающие ванны состоящей из спирта и соли. В пытках тоже нет ничего романтичного, как и в самом инквизиторе, но, тем оно и лучше. Кровь мало кто способен понять и принять как часть себя. Кровь большинство людей отталкивает, заставляет пошатнуться осознавая, зачастую, сколь хрупка человеческая жизнь и как мало она на самом деле стоит.  Один, правильно нанесенный удар, и человека нет, он истечет кровью раньше, чем осознает неминуемую смерть и почувствует жажду жить.

- Я не хочу, - рычу загнанный ядовитыми речами Нейва в угол не только помещения, но и в своем же сознании. Блэк умеет убеждать. Он умеет говорить так, чтобы ему хотелось верить и хотелось принять его правила игры.
- Хочешь. Я это знаю, я это вижу по твоим глазам это, Шико,.
- Ты не Бог, что бы видеть и знать за других, Блэк. Ты такой же человек как и все остальные. А любому человеку можно пустить кровь, если знать как это сделать, - улыбаюсь доброй улыбкой маньяка и наблюдаю как до Нейва доходит суть сказанного. Как он понимает, что уже пару минут как в него вонзена спица и отшатывается неверующе смотря на того, кто нашел способ пустить ему кровь.
- Ты не мог это сделать, - из голоса Блэка уходит все то очарование, которым он ловко держал всегда внимание своей жертвы. – Псиблокаторы не должны были тебе позволить это сделать, - он держится за край спицы, словно собирается ее вытащить.
- Возможно ты прав. Но я это сделал, и это факт, - скользящий шаг вперёд, чтобы поймать пошатнувшегося Нейва, садясь вместе с ним на пол, - Это яд и он несет неспешную смерть. Мы можем поболтать еще где-то пол часа. Верю, не самое приятное ощущение, когда умираешь, но тут уж сам виноват. Никогда не доверяй убийце и не дави на него.
Нейв вцепился в футболку так, словно она могла его спасти.
- Зачем? - вполне логичный вопрос, но из уст Нейва звучит немного странно.
- Потому что  у нас контракт, а мне еще хочется жить, Нейв. Закон жизни. Выживает не сильнейший, а хитрейший. Ты силен, но я не люблю проигрывать.
- Но мы могли объединиться, создать идеальную боевую единицу, ты стал бы во главе мира, тренируя солдат и обучая их убивать, мы могли создать новое агентство времени, лучше, сильнее, выносливее.
- Помочь тебе создать новую клетку для себя? Нейв, я вырос из того возраста, когда верят в такую чушь,- улыбаюсь ему, открыто, без тени иронии, а потом глажу его по щеке. - Ты желаешь диктатуры для мира, я желаю покоя для себя. Покоя, который заслужил за столько лет службы на тебя, агентство, себя. Поэтому не надо было нарушать мои планы на жизнь.
- Они будут искать тебя, - говорит Нейв почти засыпая. Яд сначала усыпит, а потом остановит сердце. Прощальный подарок Нейву Блэку от его ручного убийцы.
- Кто?
- Тени. Они будут искать тебя потому что они узнают, что казнили тогда другого. Тебе не будет покоя, Шико, пока тебя не поймают, - самодовольная улыбка на устах Блэка была раздражающей.

Сидя в углу бара и балансируя на задних ножках стула, удерживая равновесие за счет вытянутых на стол ног, я думал о том, что жизнь пирата, загнанного в угол хренова. Особенно, когда на тебя снова объявляют охоту. При чем, не очень то и понятно, что лучше, чтобы арестовали как Харта, или как Тюдора. И там и там список преступлений потянет на три пожизненных и пять смертных казней. И это не говоря уже о том, если вскроется правда о том, что Харт и Тюдор на самом деле один и тот же человек, а не братья близнецы. Твою же мать.
Затихшие громкие голоса бара были лучшим индикатором того, что что-то изменилось в помещении. Не выдавая себя, лениво приоткрыв глаза, снова про себя ругаюсь. Представители власти. И отнюдь, не полиция нравов. После развала агентства времени, эти псы закона решили, сделать всех работников агентства врагами мира, и объявили свою охоту. Веселая у нас, бывших агентов времени, жизнь. Внимательно следя за ребятами в форме, аккуратно поставил бутылку на стол, и очень медленно встал, прихватив с собой дневник. Надо убираться, пока не повязали.
- Стой!
Тихо, видимо, мне не светит убраться. Усмехнувшись, свернул в сторону подсобного помещения. Плюс ходить в знакомые места, знаешь как из них выбираться. А их форменные сапоги, знатно так шумят. Мне даже не нужно оборачиваться, слыша как они спешат за мной. Кухня, где почти остыли печи. Здесь редко заказывают еду поздние посетители. Ныряю под ряд сковородок, переходя на бег. Мягкие подошвы сапог идеально маскируют меня. Толкнуть дверь и вот, спасательная прохлада переулка. Подальше от двери, активировать браслет.
- Харт, стой!
Узнали, черти, но, простите, идти на суд мне все ещё рано.
- Стой, стрелять буду.
За спиной тупик, впереди двое в форме и с оружием в руках. Развернувшись к ним лицом, улыбаюсь самой приятный  своих улыбок.
- Мальчики, я бы предложил вам развлечься, но, у меня дела.
Поднимая руки вверх, нажимаю кнопку на браслете и испаряясь прямо у них под носом. Такими темпами, и переходы станут вне закона.
Я надеялся оказаться на твердой поверхности, а вместо этого испытал радость незапланированного полета, и жёсткое приземление на кого-то. Этот кто-то явно был не рад гостью, и однозначно вооружен. Ну чуйка у меня на ряд опасных парней. Вскочив, я вытянул пистолет из кобуры направляя его на … себя?
[nick]John Hart[/nick][status]drink, sex, drugs ...[/status][sign]... and murder[/sign][icon]http://s9.uploads.ru/g2wu1.png[/icon][lz]TORCHWOOD
Джон Харт, 45
Моя карта звёздное небо, моя удача, всегда при мне[/lz]

+1

3

[nick]John Hart[/nick][icon]https://funkyimg.com/i/2UhPe.png[/icon][status]...мы нашли немного крови в вашем алкоголе... ©[/status][sign]https://funkyimg.com/i/2UhPr.gif[/sign][lz]TORCHWOOD
Джон Харт, 49
just... a space idiot pirate[/lz]Главное — это красиво появиться. Я вышел из золотого свечения в вечерний Лондон. На миг два времени и два мира соприкоснулись, вытолкнув меня из недр Старой галактики в мир пугливых уличных кошек и грязных задних дворов.
Настроение было преотличное, накануне я умудрился разобраться с несколькими сделками, давно уже висящими на шее. Убегать от разгневанного бургомистра, у которого я стащил на один мешок золота больше, было весело. Но он сам был виноват: пообещал в плату столько, сколько я смогу унести. Подумаешь, он не знал, что я могу использовать технологии инопланетян, которые, скажу я вам, те еще жлобы. В итоге вся банковская ячейка была выгребена и я даже не удержался и взял себе на память чернильницу, не потому, что она была нужна или ценна, а потому, что она была красивой и ее можно было толкнуть какому-нибудь простаку или восторженной дамочке. А что было после? Кажется, я отключился в каком-то баре тридцатого века. Что за пойло там подавали! Один глоток и ты получил все удовольствие и прелести от выпивки. Ну, а после третьей бутылки… А потом я очнулся и понял, что, судя по всему, провалялся на столешнице до самого утра. Постояльцы и хозяин боялись меня трогать, ведь не раз уже я устраивал пьяные дебоши с применением холодного оружия и даже повторял подвиг Телля, используя одну из официанток и метательные ножи вместо арбалетных болтов. Кажется, в конце-концов я промахнулся, но переживать не было смысла. В сорок пятом я нашел заказчика, но тот не поверил, что монеты подлинные: уж слишком хорошо сохранились за несколько тысячелетий. Пришлось возвращаться обратно, пострелять в цепных псов бургомистра, закопать добытое в укромном месте в капсуле времени, а затем уже в сорок пятом вырыть их из-под тридцатиметрового слоя почвы. Интересный квест с попыткой нанять профессиональных бурильщиков, будучи в розыске как мошенник и махинатор. Это они еще не знали и третьей части того, в чем меня можно обвинить. Признаться, я и сам не знал всех своих проступков. Но тридцать метров! Подумать только, эта земля была просто пылью, навитым столетиями песком и ветром. А ведь тогда еще я едва ли прикопал капсулу… А после я снова пропивал вырученное, и вторая попойка за пару дней удалась еще лучше: почти не помню, что происходило. Все, что указывало на веселые выходные — несколько пятен чей-то крови на  футболке. Я уже привык к провалам в памяти: давно замечаю за собой, что не помню части событий, которые происходили в моем прошлом. Я уверен, что это из-за той заварушки с ретконом. Черт, какого только дерьма мое тело не испробовало на себе. И как организм еще борется?
А потом все пошло насмарку. Меня в очередной раз прижали. Не то, чтобы совсем, но пришлось тащить задницу по очередному, не совсем интересному мне делу. Оказалось что по пьяне я кому-то наобещал обворовать какого-то представителя законной власти. Поворотная статуэтка, которую мне предстояло забрать с тайной штаб-квартиры чиновника, обойдется заказчику в крупную сумму. И за это я был благодарен сам себе: в каком бы состоянии я ни был, всегда выторгую самые выгодные условия для себя.
Проникнуть в квартиру не составило труда, охранные системы двадцать первого глушились браслетом как старые радио-приемники легким поворотом рычажка.  Пара препятствий, незначительных, вроде обхода камер и следящих сенсорных устройств, и вот добыча прячется в внутреннем кармане доломана, а я, насвистывая легкую мелодию, вальяжно направляюсь к выходу…
А затем произошло то, чего я ну никак не мог ожидать. Одновременно произошло несколько событий: громко и пронзительно запищал браслет, заглушая барабанные перепонки, завыла сигнализация и ее визгливый голос примешивается к звуку уже двух браслетов в то время, как я лечу на пол, придавленный незнакомцем, возникшим из свечения разлома…
Резко выхватываю девятимиллиметровый и наставляю на подскочившего… меня?
Проходит долгих десять секунд, прежде, чем я соображаю, что смотрю не в зеркальное отражение и не на голограмму, а на настоящего себя.
— Что? — выдыхаю я, злясь оттого, что не в силах придумать что-то более осмысленное. Медленно поднимаюсь с пола, не обращая внимания на то, что доломан безнадежно испачкан в пыли, а поворотная статуя, кажется, разбилась. Пушка все еще смотрит в грудь другого меня. Я медленно делаю шаг в сторону и пытаюсь обойти его по широкой дуге, однако будто в страшном сне, он повторил движение в обратную сторону.
— Ты не можешь быть мной… Я пересек собственную линию? Когда ты? — требовательно задаю вопрос. Немного громче из-за звука сигнализации и пищания обоих браслетов. Кажется, в Агентстве позаботились о том, чтобы предупреждать нас о возможной опасности такого рода. Но какой толк от этого, если встреча все равно произошла? Да уж, не стоило, наверное, снимать все блокираторы с устройства. Звук только раздражает.
Краем сознания все же подмечаю, что эта версия меня выглядит немного моложе. Не так, чтобы заметно, но я точно помню одну из пушек и то, как оснащал ее дополнительным магазином… Но если он — это я из прошлого, то… неужели я забыл и эту встречу?

Отредактировано Spock (29-05-2019 20:16:37)

+1

4

В любой непонятной ситуации, самое главное, это держать эту самую ситуацию под контролем. Но, как ее держать под контролем и на мушке, если перед тобой твоя собственная копия, и это не зеркало. Разумеется, я мог бы подумать про обман зрения и про фокусы Нейва или Теней, но нет, я прекрасно помнил, как это тело смягчило падение из портала, и теперь выглядело столь же сдержанно удивлённым, как и я. Еще бы. Не каждый день на агента времени в бегах выпадает из перехода он сам, и наводит пистолет, с явным намерением пристрелить. Легкое почти скользящее движение вбок, и я повторяю этот шест, с точности до миллиметра. Это уже слишком. Как и голос, с теми же властными нотами, что скользят в моем, когда дело требует четких и правильных ответов, без растекания мыслями по времени.
- Ты снял все предохранители с браслета?
Вместо ответа сплошное удивление, потому что, чертовы правила агенства времени запрещали путешествовать в будущее, дабы не была нарушена стройная линия этого самого будущего. То есть большая часть правил агенства были лишь прикрытием, для тех, кто спрашивал о том, что можно и нельзя. Для меня они были лишь мишурой, этаким небольшим дискомфортом, с которым приходилось мериться и считаться. Но, не больше. Просто, то, через что можно перешагнуть, и что всегда было разрешено. Но, сейчас не про правила агенства речь. Если я взломал последний предохранитель в браслете, что собирал и пересобирал не один раз, то на это должна быть очень веская причина. Делаю еще один аккуратный шаг в сторону, продолжая двигаться синхронно с объектом, с которого не спускаю ни глаз ни оружия, и изучаю, пристально и внимательно. Холодные глаза скользят по лицу, по знакомым чертам, находя в них новые изменения. Мое "отражение" выглядит старше, не сильно, но старше, а значит между этими двумя точками во времени не больше пяти лет. Пять лет достаточный срок, чтобы изменилось многое в жизни, но не поменялось сильно лицо, не стало чего-то радикально не хватать, да и чего греха таить, я слишком хорошо знаю себя, чтобы просто так позволить обстоятельствам изменить мои точки зрения. Однозначно, что-то изменилось в его [моей] жизни, раз так упали кости жизни, что я свалился на него, то есть себя. Это сложно. Сложнее, чем убить того, с кем долгие годы делил не только ответственность за операции в агентстве времени, но и постель, играя в кошки-мышки и ставя свои условия жизни и самой Судьбе. Это немного сложнее.
— Надеюсь, ты не слишком против...
Достаточно быстро, чтобы дать понять, я стрелять не буду, но достаточно медленно, чтобы он понимал, я не шучу такими вещами, убираю пистолет в кобуру, что висит на поясе и поднимаю руку, ту запястье которой обхватывает кожаный ремешок агента времени. Откинуть крышку, ввести три команды и наконец-то убедиться, что это не иллюзия. Перед мной я сам, наши браслеты синхронизировались, и теперь я уверен в своей правоте, этот Джон чуть старше меня и он правда избавился от предохранителя. Вопрос, почему так вышло в переходе, все еще актуален и открыт, значит будем импровизировать. Оба, как всегда и бывало в сложной ситуации. Настоятельная рекомендация убраться из своей временной линии удачно игнорируется, а на уши становится легче, сигнализация затихла. Больше она нас не потревожит.
— Самое важное убийство.
Таких, именно важных, убийств было не так уж и много. Сеф, Мира де Корро, первая официальная жертва Шико Тюдора, Итон Дефо, знатная тогда была драка на восходе на забытом всеми куске астероида, что был погружен в скорбь об убитых и проданных. В целом, список был и правда не длинным и завершал его Нейв Блэк, человек благодаря которому я двадцать лет занимался убийствами, воровством и подтасовкой исторических фактов во имя лучшего и светлого будущего. Он и правда мог претендовать на почетное звание “самое важное убийство”, потому что с его смертью не осталось более никого, способного рассказать правду о Джоне Харте, ту самую, губительную правду, и главную ошибку правоохранительных органов, что однажды допустили странного мужчину в камеру к смертника, позволив тому увлечь юношу перспективами красивой жизни. Жалел ли о том решении? Нет. Ведь, иначе, нас бы тут не было. Нас, то есть меня и меня из будущего. И все же, почему случился такой сбой? Кто шагнул к кому на линию жизни? А, самое главное, зачем?
— А теперь надо уходить.
Когда мелкие подробности жизни не выяснены, а крупные лучше сейчас не трогать, приходит время спасать свою жизнь. И не важно, в единственном числе или во множественном. Резко пересекаю образовавшееся между нами пространство, хватая мужчину за рукав доломана и толкаю в темноту коридора, подальше от торопливых шагов, подальше от опасных ребят, что сначала будут стрелять, а уж после задавать вопросы.
[nick]John Hart[/nick][status]drink, sex, drugs ...[/status][sign]... and murder[/sign][icon]http://s9.uploads.ru/g2wu1.png[/icon][lz]TORCHWOOD
Джон Харт, 45
Моя карта звёздное небо, моя удача, всегда при мне[/lz]

+1

5

У меня было слишком много вопросов и ни одного ответа на них. Молодая версия меня интересовалась предохранителями, но я даже заикнуться не мог о том, что послужило причиной. В глазах поплыл туман, возможно на мгновение, но я вспомнил то, о чем не мог предостеречь самого себя, чтобы не создать парадокс во времени. Чтобы не подвергнуть себя опасности…

В критических ситуациях человек может действовать машинально, включая в работу не только низменные инстинкты, но и используя подсознание. И именно на этом самом подсознании четко определять и анализировать ситуацию, используя воспоминания, о которых забыл, или знания, которые получил случайно и не смог обработать. В голове как будто ломаются барьеры, но из-за пыли от их взрыва ты не можешь рассмотреть что было за ними. И просто идешь вперед, наощупь так, будто ходил здесь всю жизнь. Джон не знал и не хотел знать, откуда пришел четкий план действий, который строился по мере его же выполнения. На что шел счет? Часы, минуты, секунды? Майрвин распотрошила его, оголила, словно провод. И теперь он ощущал, что по другому просто не может. Разломать браслет окончательно, снять все блокираторы, которые еще сохранились на нем. Даже самые безумные, что угодно, лишь бы убраться отсюда. Девушка не поступалась принципами и правилами времени, она создавала парадоксы, плодила параллельные миры. Была ли она опаснее Джона? Вряд ли. И, если уж она смогла зайти так далеко, то почему не должен он? Вернуться во времени, пересекая линию, и, возможно, ничем плохим это никогда бы не закончилось, если бы он не посещал те места, которые помнил… А, самое главное, у него уже была жертва. И он знал, куда идти…

Словно сквозь сонму я услышал про самое важное убийство, моргнул, не сразу осознавая, что это ответ на заданный ранее вопрос. Самое важное. Тот я, из прошлого, наверняка и не подумал, что после убийства Нейва у него в будущем могут быть другие, намного более сладкие победы. И все же, прошло около четырех лет, но даже за это время я не изменил своих взглядов. Я убивал, конечно. И убивал много, но все меркли по сравнению с теми ощущениями, которые я испытал четыре года назад. Звук больше не беспокоил, прошлое я отключило и сигнализацию и реакцию обоих браслетов. А то, что мой браслет отреагировал на команды, введенные на его даже не казалось чем-то стоящим удивления. Так и должно быть, это естественно. Когда еще представится возможность встретить свою копию из другого времени? Скучные правила Агентства, они cами не нарушали их, следуя инструкции, словно цепные псы. Даже ради эксперимента. Но я и сам был таким псом, против своей воли, практически неуправляемым и без намордника, но все же выполняющим команды. Я старался причинить как можно больше неудобств тому, кто сдерживал меня на поводке. Наносил максимально возможный сопутствующий урон, грыз этот гребанный поводок, грыз руку, держащую его и даже однажды убил… Но однажды ли? И стоит ли предупредить самого себя не пить того, что предлагал мне Блэк? Не верить его сладким речам, придумать способ убить наверняка, да или просто не прийти в ту ночь в бар. Лучше ли было знание незнания?.. Странная, мимолетная мысль выкрикнуть: «Эта скотина жива, понимаешь? Жива. Вернись и добей его пока он не оклемался!»
Но я не мог.
Они явились без сирен, а значит это не полиция, а частные охранники. Я выругался, все еще сжимая рукоять пистолета, но держа пальцы вдоль ствола, чтобы ненароком не спустить курок в свое прошлое. Я знал этих ребят. Именно этих, то, как они действуют. Законы этого времени не были писаны для них. Они прикрывались под охранное бюро, но в узких кругах все знали, что они просто наемники. Призванные уничтожить цель без расшаркиваний и предупреждений, без жалости. Пойти по трупам, уничтожить случайных свидетелей, подорвать женщину с коляской, если ей случится ненароком оказаться рядом с целью. В какой-то степени они мне даже нравились, но не тогда, когда их целью был я. Надо же, как они обрадуются, узнав что цель стала вдвое уязвимее.
Мы схватили друг друга практически одновременно. Браслеты, какими хорошими они ни были, не успели бы перенести нас после такого перегрева. Им нужно было время и это бесило. Я уже слышал их шаги, когда мы скользнули в тень коридора.
Бежать вдвоем вдоль узкого прохода было странно. Когда ты сопровождаешь кого-то автоматически включаются заложенные в мозг правила этикета: скорость бега, кого выпустить вперед, кто кого прикроет. И эти правила автоматически применялись на того, кто сопровождал тебя в зависимости от типа отношений, от звания и старшинства… от многих факторов. Этот этикет включался автоматически и не осознавался. Сейчас же, встретившись с собой лицом к лицу, я вдруг осознал его наличие. Мы сталкивались, перегоняли друг-друга. И уже позднее я понял, что это-то нас и замедлило. Я практически за шкирку стащил самого себя с лестницы, зная тот коридор, в который Джон младший чуть было не свернул. Он заканчивался тупиком и мы бы ни за что не выбрались из дома… Впереди маячила дверь пожарного выхода, та самая, через которую я вошел сюда, а значит замок на ней должен быть срезан. А затем мы оказались на улице и холодный ночной воздух заполнил легкие. Тусклый желтый свет фонаря осветил проход между стенами домов и мусорных баков. Проход, сулящий нам свободу и шанс оторваться, чтобы найти время на то, чтобы активировать браслеты и закончить эту безумную встречу. За ним была небольшая спортивная площадка, уложенная бетоном. Мы уже добрались до ее середины, когда я заметил то, что заставило меня встать столбом, удерживая самого себя. Красная точка прямо в центре лба моей более молодой версии. И я замечал тоннель лазера, ведущий к моим глазам, видя сквозь ресницы, как красный свет разбивается на тысячи осколков. И было понятно, что мне казалось, будто эта точка выжигает кожу. Я поднял обе руки так, чтобы двигающиеся по периферии тени видели, что я сдаюсь. Вряд ли это остановило бы наемников или заставило бы их сменить гнев на милость, но это все, что я мог сделать.
— Оружие на землю, - приказ, поступивший откуда-то сзади. Я понял, что все еще держу в руке так и не снятый с предохранителя пистолет. Он с громким непривычным звуком, падает на бетон. Жаль, я так не хотел оставлять на нем лишних царапин. Я смотрел только вперед, на свою копию, но понимал, что нас окружили. Наемники медленно выходили из укрытий.
— Только два снайпера, — произнес я одними губами, надеясь, что мое я поймет, о чем я говорю.
Все произошло почти мгновенно. По направлению лазерных лучей полетели два одновременных выстрела. И, судя по тому, что лучи отразились в лужах, а затем направились в сторону неба, нам несказанно повезло и мы попали. Надо будет сказать спасибо Нейву за выучку.
— Ложись, — заорал я, кидая самого себя на бетон именно в ту секунду, когда наемники поняли, что произошло и их пули со свистом пролетели над нашими головами. Я нащупал на земле брошенное оружие и наставил его туда, где стоял один из них. Именно с этой стороны поступали приказы.
— Стоять! — снова заорал я, —  не то пристрелю главного.
На миг это, к моему собственному удивлению сработало. Но лишь на миг. После наемники разразились хохотом.
— Стреляй, — развязно произнес второй из них. Черт. У них не было совести даже на то, чтобы уберечь своего командира, а значит хреново дело. Один вопрос все же не давал мне покоя: почему мы еще живы? У них уже было столько возможностей убить нас, ранить, пристрелить… Если только они не тянули время. Лазерные лучи уперлись в грудь, скача и играясь о начищенные до блеска пуговицы доломана. И страшная мысль пронзила мою голову. Мы не сняли их, они просто нам подыграли.
[nick]John Hart[/nick][status]...мы нашли немного крови в вашем алкоголе... ©[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2UhPe.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/2UhPr.gif[/sign][lz]TORCHWOOD
Джон Харт, 49
just... a space idiot pirate[/lz]

+1

6

Это странно. Ощущения не те, преследователь не тот, словно кто-то ловко поймал в ловушку, словно кто-то играет в кошки-мышки, от чего подушечки пальцев холодеют, от чего становится немного не по себе, хочется обратно, в тот песчаный мир, туда, где все еще не застыла кровь, к родным лезвиям и спицам, чтобы сжав в руках нужный инструмент быть готовым. Все, кажется совершенно не правильным и внутренний голос вопит «остановись, оглядись и найдешь не состыковку во времени, пространстве и шаблоне этого мира». Но время поджимает, гонит в спину, жмет между лопатками холодной ладонью, так похожей на прикосновение Смерти, что стиснув сильнее зубы, приходится довериться чутью, приглушить голос разума и слушать лишь интуицию, параллельно соображая о причинах такого сбоя, пытаясь разобраться, зачем это все, кому выгоден подобный сбой в системе навигации. Ведь, здесь явно все было схвачена, я слишком хорошо себя знаю, чтобы верить в то, что мог попасть в простую ловушку. А там… Они не могли загнать в удобный для себя карман. Значит, чьи-то махинации со временем, значит, кто-то строил эту ловушку задолго до того, как она захлопнулась. Просто, в совпадения такого масштаба я никогда не поверю. Но, единственный умник проткнут спицей и мертв. А больше таких гением не найти. «Потом», кидаю самому себе, когда душный и узкий коридор остается позади, а в легких ночной воздух. Вот она, свобода. Сделай шаг и уходи, пока не поздно, но, что-то как будто держит, не я-старший, а что-то иное, неприятно сжимающее грудь, пока не становится понятно, что это просто лазерный прицел гуляет в районе сердца.
«Ситуация, дерьмо» единственное, что приходит на ум, когда вижу в глазах на против это же понимание. Не люблю такое. Не люблю быть слабым, не знать, не понимать, быть наживкой, быть слабостью и сам быть слабым. Не люблю все то, что делает меня близким к потерю контроля над ситуацией. Шико остался там, на планете, вместе с прошлым, вместе с умершим агентством времени. Здесь и сейчас только Харт, опасный, быстрый, живой. В двух экземплярах. Справимся вместе. И вместе поднимает руки вверх. Поэтому кривлю губы в усмешке, поэтому выжидаю не прозвучавшее «на счет три» и оба подаемся вперед на счет два, чтобы два выстрела звучали как один, но в разных направлениях, по разным целям, и можно было выдохнуть, решить эту задачу дальше, убрав два неизвестных.
— Твою же…
Все, что удалось, на выдохе, когда спина касается бетона а где-то над головой летят пули. Рычу, когда он встает и хватает главного, а мое оружие убирает его помощника одним выстрелом загоняя пулю между глаз, чтобы он рухнул и больше не вставал. Сегодня, никто из пары в доломанах не настроен быть мирным, спокойным, болтливым. Сегодня все еще не пролита кровь того, кто сможет рассказать и объяснить на кой хрен ему эта ловушка, зачем ему двое нас, если обычно с лихвой хватает одного.
— Ей-ей, поняли, мы сдаемся.
Кидаю, кладя пистолет на землю, и смотрю на себя старшего все так же сидя на этой самой земле. Раз нас не убили, значит нужны живыми. Раз нас не разобрали на атомы, значит, самое интересное еще впереди. Просто, доверься, хорошо? И подумай со мной на пару, кому мы сдались живыми. А пока что, лишь смеюсь, нагло, громко, заставляя нервничать повидавших многое бойцов.
— Дорогой, если любишь по жестче, мог попросить, — усмехаюсь, когда чужие руки заламывают мои за спину, сцепляя их металлом наручников. Не из Прокламации, они используют иные методы задержания, значит еще повоюем, хотя все еще хочу знать, зачем ты, старик, снял предохранитель с браслета, что тебя натолкнуло на мысль это сделать. Знания ведь сила, это всегда и везде помогало нам выжить, помогало держаться выше, на плаву и успешно выкручиваться из любого дела. А, сейчас, мы с тобой в одной лодке, и мы с тобой должны справиться.
Нам не отвечают. Больше не отвечают. Наручники неприятно защелкиваются на запястьях, и приходится шипеть, когда тянут за них встать, лишают пистолетов, катаны, и прочего оружия, как будто знают заранее в каком кармане доломана прячется универсальный отмычка, и тихо рыкнуть, когда снимают браслет. Кто же нас сдал, старик? Кто перешел так просто дорогу, что мы не обнаружили его? Мари? Джек? А может это Нейв легко и просто заманил в ловушку, думая, что там я сбегу оставив его в живых? Слишком много вопросов, слишком много неизвестных в этом уравнении, как и стрелков, дул пистолета, направленных в затылок, и одно из них я чутко чувствую кожей, словно пытаются так усмирить гордый нрав и не самый простой из характеров. Они, явно знают свое дело, они явно бояться своих пленных, иначе как объяснить такую предосторожность, закрытые масками лица, и в итоге черные мешки на голову. Серьезно? Это уже давно не модно. Остается слушать, считать и думать.

Толчок в спину, три шага вперед, и лязг дверей. Что-то похожее на старый замок, и давно не смазанные петли, хотя, в наши дни можно и не такое найти, чтобы изрядно поиграть на нервах пленного, особенно если он любитель старых сказок с Земли. Тяжелые ботинки оставляют все более легкие следы, пока их шум не затихает, и можно на ощупь найти путь в этой неизвестной дыре. Скользящие движения вперед, шага на полтора, пока перед собой не чувствую стену. Отлично. Тридцать секунд, большая часть из которых потрачена на аккуратные движение и попытки услышать хотя бы что-то, чтобы поменять положение рук, теперь наручники обхватывают запястья спереди. Остается надеется, что не на долго. Стягиваю плотную ткань мешка с  головы, и жмурюсь. После непроглядной темноты, даже мягкий свет лампы режет глаза. Лампа, единственный источник света, но до нее не дотянуться, слишком высокий потолок, а больше ничего особенного нет. Стены похожи на камень, дверь на метал.
— Хей, — присаживаюсь возле себя старшего и стаскиваю с головы мешок. — Не говори, что еще не очнулся, — усмехаюсь, легко тормоша и жду, пока голубые глаза сфокусируются на мне. — Доброе утро, спящая красавица, — теперь уже улыбаюсь, открыто, широко, язвительно и так, как умею только я, ну и он, ведь браслет дал подтверждение что он и я одна и та же личность. — Расскажи мне про дело, на котором ты был. Может, это поможет сообразить, какого все пошло не по плану.
Устраиваюсь рядом, подперев собой стену, демонстрируя готовность слушать рассказ.

[nick]John Hart[/nick][status]drink, sex, drugs ...[/status][sign]... and murder[/sign][icon]http://s9.uploads.ru/g2wu1.png[/icon][lz]TORCHWOOD
Джон Харт, 45
Моя карта звёздное небо, моя удача, всегда при мне[/lz]

+1

7

Смотреть в свои собственные глаза, но видеть их не как отражение в зеркале, а иначе… Я привык видеть себя в гладко отполированной поверхности лезвия катаны, но сейчас все было немного по-другому.
Не сразу сообразив, что произошло, я неловко дергаюсь, чтобы убрать с лица прилипшую от пота прядь, но осознаю, что запястья туго стянуты железом наручников.
«Ой, да они серьезно что ли?» — с досадой думаю я. Если они не продумали это, значит еще не знают, с кем имеют дело. Несколько сосредоточенных движений гортанью и в зубах появляется проволока-отмычка, которую я губами передаю своему прошлому, прежде, чем начать отвечать на его вопросы.
Освободившись, медленно перехватываю отмычку и обе пары бесполезных наручников катятся к чертям к двери.
— А это пригодится, — я снова прячу спасительный предмет. На самом деле это — большая удача, что я взял ее на дело, но когда тебе нужно совершить ограбление со взломом, без отмычек не обойтись. Перестраховка никому еще не мешала.
— Дело — дрянь, — просто заявляю я, разминая шею и дотрагиваясь до затылка. Да, вырубили меня знатно, на макушке останется большая шишка. Сволочи. Ну что ж, зато теперь нас можно различить. Я иронично улыбаюсь своим мыслям. Вот он я, сижу, шучу сам себе о своей же встрече с собой. Это ли не удивительно? Еще вчера я даже догадаться бы не мог, что все повернется таким образом.
— Оно изначально было прикрытием, — выговариваю то, что осознал уже давно, но еще не вытащил из подсознания, чтобы облечь в слова, — статуя, которую нужно было выкрасть — подделка. Кто-то решил поиграться со временем и перехватить меня дважды. Что ж, у них вышло, но они еще не понимают, насколько сильно ошиблись.
Теперь, когда нас двое, мы в два раза сильнее, и из такой передряги выбраться не составит проблем. Нужно только придумать план.
Постепенно в голове складывалась четкая картинка. Так как у меня были сняты блокираторы, мой браслет позволил Джону переместиться в это самое место и время, вот только как они сделали так, чтобы он переместился именно в ту точку? Очень похоже на вмешательство в энергию разлома. Из всех, кого я знал, так грубо и грязно вмешивался в время только один человек. Именно она никогда не думала о последствиях, переписывая событие за событием по-своему. Именно она стала причиной, по которой мне пришлось взломать браслет окончательно. Но мог ли я сказать об этом молодому себе? Рассказать о том, что Нейв — не самая большая проблема в его заднице, что есть кое-что намного серьезнее, по сравнению с чем он кажется просто мелкой сошкой. Я читал в своих глазах вопрос о браслете, видел, как он кидает удивленные взгляды на него, когда тот был на мне. Потираю непривычно пустое запястье, размышляя. Решаю обратиться к воспоминаниям. Ничего подобного я даже не припоминаю. Значит, Майрвин стерла воспоминания о сегодняшних событиях? Нет, на нее не похоже. Она никогда бы не стала подтирать за собой следы вмешательства. Выходит, мы сами справились. И, если так, то почему бы не раскрыть ему все карты: он все равно забудет то, что происходит сейчас.
Смотрю внимательно на свое второе «Я», он ожидает ответа, а я не знаю как поступить. Ситуация скверная, совершенно неприятная. Что ж, где наша не пропадала. Решаю обойти осторожно:
— Вероятно, я знаю, чьи это ребята. И, если так, мы в дерьме, потому, что скоро сюда нагрянет одна… один человек, которому мы нужны только живыми.
И я уверен, что он понимает, что это значит. Столько раз я пытал людей, бережно охраняя их жизнь и откачивая раз за разом. Отпуская, позволяя ощутить себя в безопасности, и снова сжимая ловушку. Как наслаждался я безысходностью в их глазах, любил смотреть, как уверенность в себе и надежда покидает их, как, впрочем, и ломается их психика. И я всегда повторял себе, что они нужны мне живыми. Ведь смерть — это слишком просто, слишком легко и не так интересно. Возиться с трупами я тоже любил, но эту конфетку предпочитал оставлять напоследок.
Поднявшись на ноги, я размялся и оглядел помещение, впрочем, оглядывать было нечего. Выбраться отсюда мы вряд ли смогли бы до того, как за нами придут, а когда придут — еще неизвестно. Кто знает, может Майрвин любит морить пленников голодом? Она называет себя справедливостью, а на деле является таким же маньяком, как я сам. Она стала тем, что сама ненавидит и презирает. А значит, она уязвима.
[nick]John Hart[/nick][status]...мы нашли немного крови в вашем алкоголе... ©[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2UhPe.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/2UhPr.gif[/sign][lz]TORCHWOOD
Джон Харт, 49
just... a space idiot pirate[/lz]

+1

8

Говорят, «когда жизнь даёт тебе лимон, нужно сделать лимонад». Я предпочитаю у судьбы попросить ещё и текилу с солью, для вкуса и наслаждения. Просто, в любой ситуации нужно и необходимо думать исходя из личной выгоды. Подставить, убить, подвести под суд, плевое дело. В конце концов, эта самая жизнь научила простому правилу - не доверять никому. Вот только, как не доверять тому, кто есть ты но чуть старше, слегка более опытен, немного больше повидавший и больших убивший. Как не доверять тому, кто есть ты через пару лет, несколько сомнительных махинаций и пару тройку временных петель. Как можно не доверять самому себе? Это сложно, это невозможно и слишком неоднозначно. Ломать собственные правила жизни не так уж просто как кажется на первый взгляд, но довериться ему надо. Мы оба вляпались в это дело, нам из него вместе и выбираться.
Наверное, поэтому я терпелив пока он думает, разминаю запястья и все же тянусь к наручникам, чтобы изучить сталь и сплав. Когда ты пол жизни убиваешь и пытаешь людей ножами и спицами кое что да начинаешь понимать в стали, которую держишь. Поэтому, изучить их не помешает, как и придержать одну из пар, чтобы использовать в случае необходимости на враге. Да и руки занятые делом выглядят не столь беспомощно, как кому-то это хотелось бы. Мне необходимо действовать, сидеть на месте не мой профиль, ему ли это не знать? Впрочем, наручники не дают никаких зацепок и я кидаю взгляд на второго. Все ещё странно все это. Казалось бы, с таким богатым навыком выживания, объемом знаний и опыта вляпываться в разного рода ситуации пора бы уже привыкнуть к странным стечения обстоятельств, но все равно не по себе от всего происходящего. Даже смотреть на себя второго кажется странной шуткой судьбы. В каждом его движении я вижу себя, в каждом его брошенном взгляде нахожу отражение собственного взгляда. Это как смотреть в кривое зеркало, которое не уродует, а делает старше. От этого немного [слишком] не по себе, но внутри покой, штиль не смотря на штормовое предупреждение и хочется верить, что это не наномаска или что-то подобное, не успешно разыгранный кем-то факс, а я только через несколько лет. Вроде уже получил подтверждение пока нас арестовывали, а все равно, хочется убедиться вновь. Мотаю головой, отгоняя лишние мысли. К черту сомнения, не может быть второго Харта, точнее никто не сможет передать ту несравненную мимику, которая у нас с ним одна на двоих и манеру говорить или прятать отмычки. Это наработанное годами жизнь и опытом, и в это я верю, потому что это то, что мое. И его. Наше.
- Женщина?
Я не упускаю из вида его оговорку, а после и реакцию и повторяю сказанное им же раннее «дело дрянь». Мы продули какой-то женщине. Не то, чтобы в нашей с ним жизни было мало тех, кто желал бы нам смерти, были и те, кто жаждал нас использовать, но, проиграть женщине это слишком. Как-то не укладывается в нашей системе ценностей. Чем она зацепила его? Когда? Кто она? Слишком много вопросов и слишком мало времени для того, чтобы получить все ответы. Не здесь. Не сейчас. Возможно, Джон, после того как мы все это закончим, даст пару советов куда не стоит вляпываться и ходить, но если его правильно к этому подвести. С другой стороны, это буде равносильно нарушению плавил агентства времени, и вмешательство в свою линию жизни, что имеет все шансы оказаться провалом. Слишком много «но» и условностей.
- Женщина! - я все же не удерживаюсь. Потому что это куда интереснее всего. - Ты продул женщине, старик, - вскакиваю с привычной легкостью и беззаботностью, хоть сейчас бежать готов путешествиям и проблемам на встречу. - Поверь не могу, что нас обошла и обыграла какая-то женщина, Джон. А как же сердце на замок и ключ в бескрайний космос? Как же обещание самому себе больше ни каких отношений выходящих за рамки развлечений? Тебя что жизнь мало учила? Или мала наказывала за влюбленность? Серьезно, ну, Харт, ты меня удивил. Женщина!
Вздохнул делаю пару шагов по нашей камере, словно загнанный в угол зверь. Хотя, что могу сказать, мы всегда были падки на красивое тело и красивые речи. Небось нашла способ присесть ему на уши и разговорить когда было не время для откровений. Чертовы хитрюги.
- Что мы ей должны? Обещание жениться? За это не взламывают браслеты. Признать ее ребенка своим? Глупости, дамы в наши время и по сложнее задачу могут придумать. Что же мы ей пообещали, Джон, что она смогла взломать твой браслет и устроить ловушку нам двоим? И самое главное, на кой ей мы оба?
Я хочу знать. Имею право знать все, что произошло между им и этой незнакомкой, чтобы иметь возможность избежать этого в будущем и не вляпаться все же в передрягу. А еще, для того, чтобы спасти нас двоих из этой задницы. А, самое главное, что меня сейчас занимает, как она смогла взломать предохранитель в его браслете, если я никогда не расстаюсь с ним по доброй воли, да и по злой тоже.

[nick]John Hart[/nick][status]drink, sex, drugs ...[/status][sign]... and murder[/sign][icon]http://s9.uploads.ru/g2wu1.png[/icon][lz]TORCHWOOD
Джон Харт, 45
Моя карта звёздное небо, моя удача, всегда при мне[/lz]

0


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » Боевое крещение