пост недели Tasslehoff Burrfoot Вот в эту секунду можно видеть невероятно редкое зрелище — растерянного кендера. С округлившимися почти до идеальной формы глазами. Потому что это от других можно ожидать, что они забывают свои вещи, теряют и совсем за ними не смотрят. Но кендеры-то не теряют ничего! И всегда помнят, куда положили то, что нашли и позже собирались отдать владельцу. Откуда ему знать про сложности в переносе артефактов!
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #150vk-timeрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Some feelings, they can travel too // asoiaf


Some feelings, they can travel too // asoiaf

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

SOME FEELINGS, THEY CAN TRAVEL TOO // ASOIAF
I'm leaving both in good hands. - Whose? - Yours.
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://funkyimg.com/i/2U55f.gif

https://funkyimg.com/i/2U55e.gif


УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Sansa Stark, Jon Snow

Черный Замок, шел пятый месяц правления короля Брана

АННОТАЦИЯ

Джон Сноу вновь сослан на Стену за военные преступления, совершенные под командованием драконьей королевы. С исчезновением Короля Ночи Ночной Дозор превратился в пограничный пункт между племенами вольного народа и землями Севера, которыми правит Санса Старк. Кузен королевы Севера и короля Вестероса ушел на раннюю пенсию и приготовился прожить её без детей, плетей и в обнимку с любимым лютоволком, но не тут-то было.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Jon Snow (26-05-2019 01:28:35)

+2

2

[indent]Сансу возмутило решение отправить Джона на Стену и отпустить Серого Червя. Именно он - предводитель безупречных - отдавал приказы убивать золотых плащей и мирных жителей. Именно он виноват в геноциде целого города ровно также, как и его королева Дейенерис. Старк наблюдала за развитием событий с толикой здравого скептицизма и не могла поверить своим ушам и глазам. Ровно также Санса не верила, когда обнимала Джона перед его отплытием на Север. Сердце колотилось в груди, а к горлу поступал ком.
[indent]В каком-то смысле Старк нащупала параллель между Джейме и Джоном. Оба мужчины пролили кровь правителей, чтобы защитить горстку людей и вернуть мирное небо жителям семи королевств. В обоих случаях мужчины рисковали собой, своей репутацией и семьями. Своими семьями. Одному из них повезло, другому - не очень.
[indent]Сансе было горько за Джона. Он меньше всего заслужил такой исход, но вместе с тем она искренне не понимала поведение и ход мыслей Брана. Он знал наперед, что Дейенерис умрет от руки Джона. Он знал, что станет новым правителем шести королевств. Королева севера терялась в догадках чем руководствовался её брат, когда принимал такое решение, а не_понимание злило. Обостренное чувство справедливости не давало спокойно спать и есть. Старк понимала, что кроме неё больше никто не сможет заговорить об этом с новым королем. Она не собиралась отступать.
[indent]После ужина Санса, оказавшись у покоев нового короля, тихо постучала в дверь костяшками пальцев, приоткрыла её и, мягко улыбаясь, попросила об аудиенции. Бран коротко кивнул и, развернув коляску перпендикулярно камину, указал Сансе на противоположное кресло. Тихо шурша подолом платья, королева помялась в дверном проеме и, собравшись с силами, присела напротив брата, выпрямившись. Потрескивание поленьев в камине и звенящая тишина напоминали о Севере. Складывалось чувство, что они вновь брат и сестра, а не монархи. Шум разбивающихся об скалы волн выдёргивал из мыслей.
[indent] - Я знаю зачем ты пришла, - мягко произнес Бран, смерив Сансу изучающим взглядом. От такого взгляда становится не по себе. - Какой смысл в разговоре, если ты всё знаешь? - горько отметила про себя королева. - Тем лучше. Почему Джон отправлен именно на Стену? Он меньше всего виноват в сожжении города. Он убил Дейенерис, потому что всё могло бы зайти слишком далеко, - приподняв голову, Санса прищурилась, - и ты, братец, это знаешь. Почему именно Стена? Неужели нельзя было отправить его вместе со мной обратно в Винтерфелл?
[indent]Пока Бран молчал, Санса перебирала подушечками пальцев складки на юбке платья и лишь изредка переводила взгляд на танцующее в камине пламя. - Без него в Вестеросе не было бы мира. Возможно, без него мы были бы мертвы - либо погибнув в войне с Королем ночи, либо от пламени дракона. Я тебя прошу, помилуй его. Отмени приказ. - голос звучал хрипло, сердце обливалось кровью. Взглядом Старк вперилась в брата, надеясь уловить хоть какие-то изменения во взгляде, мимике, действиях, но он был слишком сдержан и это доставляло определенный дискомфорт. Даже когда король шести королевств говорил об откровенно ужасных вещах, он был наружно спокоен - подобная постановка себя вызывала восхищение и отторжение одновременно. Королева Севера помнила своего брата открытым и жизнерадостным сорванцом, который любил свою семью - и именно такого человека она хотела увидеть в нём сейчас.
[indent] - Джон совершил преступление и наказан по справедливости, - его голос звучал так глухо и равнодушно, словно они говорили не об их кузене, а очередном беглеце со Стены. Сжав пальцы на собственном колене, Санса отвела взгляд в сторону и вздохнула. Разговор предстоит тяжелый. - Преступления совершала и Арья, - на выдохе произнесла Санса, поджав губы, - она виновата не меньше Джона. Ты вешаешь на нашего кузена клише убийцы, способного только на преступления? Тогда стоило бы отправить вместе с ним на стену и Арью. - В какой-то момент Бран снова замолк, видимо, осмысливая слова сестры. Он не может отрицать, что в них есть доля логики - в конце концов, Санса не враг ему и их семье, - и Джон, и Арья защищали нашу семью от различных угроз. Они в равной степени спасали наши жизни.
[indent]- Я подпишу приказ о помиловании Джона, - в этот момент показалось, что с груди свалился огромный валун и стало легче дышать. К горлу подступал ком, а на глаза наворачивались слезы. Опустившись перед Браном на колени, Санса положила свою руку на его предплечье и натянуто улыбнулась, не веря своим ушам, - спасибо тебе.

'cause I'll be by your side wherever you fall
in the dead of night whenever you call

https://i.gifer.com/QrPo.gif https://media0.giphy.com/media/cE8ZtGcuGt7AQ/giphy.gif
and please don't fight these hands that are holding you
my hands are holding you

[indent]Чем ближе Санса к северу, тем выше становятся сугробы. Порывы ветра сдувают снежную шапку с деревьев, врываются внутрь кареты, приятно покалывают щеки. Королева рада вернуться домой. Путь был слишком изнурительным и долгим. Время от времени Старк просила остановить карету, чтобы выйти и немного пройтись по королевскому тракту пешком - размять затекшие ноги, подышать свежим воздухом и послушать как где-то в лесу воет волк.
[indent]Непривычно было и то, что она возвращается домой полноправной королевой - в соответствии с соглашением, подписанным с Браном. Санса ждала, когда её земли станут независимыми от остальных семи королевств, а оказавшись на пороге новой вехи развития севера, она растерялась. Казалось, что впереди непроглядный и скользкий политический путь, который она не выстоит в одиночку. Душу подогревало помилование Джона королём Браном. Он сдержал свое обещание и подписал указ, позволяющий Джону покинуть Чёрный замок. Ей очень хотелось увидеть кузена на своей коронации, вручить ему значок десницы, но обстоятельства вынуждали действовать иначе. Как бы сильно королева Санса не желала поехать прямо на Стену, ей нужно было приехать домой и узнать хотя бы об общем состоянии своих людей.
[indent]Её встретили в Винтерфелле под общие крики и ликование - северяне словно предчувствовали, что Санса добилась необходимой как воздух независимости. Такой тёплый прием грел душу - её усилия не прошли зря. Выходя из кареты, леди Старк повернулась на 360 градусов и, не скрывая навернувшихся слез и улыбки, во дворе Винтерфелла объявила об изданном указе, соглашении между ней и Браном, и большом пире в Великом чертоге для всех. Вечером её ожидает коронация, а на следующее утро - долгий путь в Черный замок. Джону пора домой.

/// едва ли спасут летящего на смерть
кипарисы, пальмы, лазурь, загар – не доспех
тут муссон прозвали монсун, пейзажи как во сне
но чем замазать тоску по месту, где нас нет?
///

[indent]Она выехала из замка, когда остальные ещё спали - кто-то отдыхал после бурной ночи, кто-то только дополз до постели, а кто-то, наверное, и вовсе заночевал в Великом чертоге. Впереди ехала Бриенна, вызвавшаяся сопроводить Сансу в Чёрный замок, а позади лениво плелся конь Подрика с самим оруженосцем. Изредка рыцарь Бриенна нарушала привычную тишину, подгоняла оруженосца и предостерегала, чтобы тот не свалился с лошади. Санса же тихо посмеивалась, изредка бросая взгляды через плечо на юношу. Видно, что Пейн перебрал на пирушке и чувствовал себя неважно - зачем же вызвался?
[indent]К завтраку королева планировала уже быть в Чёрном замке, а к обеду - выехать оттуда вместе с Джоном. Ей хотелось увидеть и ещё раз поблагодарить Тормунда за защиту Винтерфелла, погладить между ушами Призрака, поговорить с кузеном. Глядя на усиливающуюся метель и неважно чувствующего себя Подрика, её планам не суждено было сбыться, хоть и до Стены, по-хорошему, рукой подать. Немного притормозив лошадь, королева поравнялась с оруженосцем. - Если ты так плохо себя чувствуешь, возвращайся в Винтерфелл, пока мы недалеко уехали. Проспись, - строго произнесла Санса, удерживая поводья. - Не хватало, чтобы ты ещё свалился с коня и замерз в сугробе. - Услышав слова Сансы, рыцарь, державшаяся впереди, что-то злобно гаркнула в сторону Подрика и отвернулась, качнув головой. Оруженосец, в свою очередь, лишь буркнул, что нормально себя чувствует и готов продолжить путь. Пожав плечами, королева покосилась на него и вздохнула. - Неисправимый.
[indent] - Открыть ворота! - светало, когда они подошли к воротам Черного замка. На удивление, им удалось добраться до Стены вовремя. Метель стихла. По двору шатались заспанные рекруты, где-то мелькнула знакомая рыжая шевелюра, но достаточно быстро скрылась из виду. Слезая с коня, Санса осматривалась в поисках Джона, но так и не могла его углядеть. Поджав губы и сжимая в руках приказ короля Брана, Санса подошла к одному из рекрутов. - Я Санса Старк, королева Севера. Приведите ко мне Лорда-командующего, - коротко и отчетливо произнесла она, стряхивая снег с плаща и платья.
[indent]Новый командующий дозора не заставил себя долго ждать. Он вышел на балкон, облокотившись рукой об перила и внимательно посмотрел на Сансу. Девушка уловила едва заметную улыбку на лице мужчины. Медленно спускаясь по лестнице во двор, он придерживал рукой рукоятку меча и осматривался по сторонам, словно кого-то выискивал. Внешне мужчина чем-то походил на Джораха Мормонта: поджарый и крепкий, в годах со светлыми волосами и проседью. На щеке виднелись следы от подушки, а сам он кутался в меха и едва ли дрожал. Отдав команды завести лошадей в конюшню, он пригласил Сансу в кабинет, по пути распорядившись подать чаю. - Лорд-командующий, рада знакомству. У меня указ короля Брандона о немедленном помиловании Джона Сноу, - практически с порога заявила Старк, протягивая мужчине помятый пергамент с гербовой печатью Старков, - я бы хотела уже сегодня уехать с моим кузеном обратно в Винтерфелл, - присаживаясь напротив лорда-командующего, Санса обхватила пальцами чашку с чаем. Тот лишь коротко кивнул и приказал своему стюарду привести Джона.
[indent]Пока что королеве нравилось такое положение дел.

Отредактировано Sansa Stark (25-05-2019 13:56:06)

+3

3

They buried the gold, your ancestry's sold and left just the mist of you
Now that spring is finally here
Your hollow heart, your hollow heart
Drive through the forest and into the night
A w a y   f r o m   t h e   c i t y
A  w  a  y     f  r  o  m    t  h  e    l  i  g  h  t

Полгода тому назад Джон только и мечтал об этом. Прощальные объятия Тормунда отзывались в памяти красивым хрипловатым голосом Игритт: «Просыпаешься, когда хочешь, и делаешь, что хочешь. Я покажу, где ловить рыбу, ты построишь себе хату и найдешь женщину, которая согреет тебе постель.» Как поразительно просто. Сон, охота, ужин за общим костром, простецкие хаты, отстроенные сразу под снос через пару лун, никаких клятв, законов, без обманов, интриг и скрытых мотивов. Здесь, с этими людьми можно быть собой, можно не глотать просящиеся на язык слова, а свободно смеяться, грозить, дать в нос за оскорбление и вместе над этим посмеяться да забыть. Там, к югу от Стены, все в стократ сложнее. К югу от Стены ничьи слова не имеют смысла, никто не говорит прямо, и каждый первый хочет от тебя чего-то, в чем никогда не признается. У Джона болит голова от воспоминаний, и он прогоняет мигрень сном – он спит и спит, вытянувшись вдоль Призрака и обняв его двумя руками. Лютоволк тяжело дышит, и это каждый раз убаюкивает Джона, словно шум волн за бортом покачивающегося на воде корабля.

В хорошие ночи ему снятся лютоволки – огромные стаи, кочующие за Стеной, свободные и безмятежные. Это не волчьи сны: он смотрит со стороны, едва улавливает вой, наблюдает за возящимися в снегу щенками или за тем, как делят убитого лося. Такие сны приносили долгожданный покой, будто бы на мгновение Джон оказывался в месте, по которому тосковал всю свою жизнь, не зная, существует ли оно на свете; но лютоволки напоминают ему о чардревах, о древних стенах Винтерфелла, о криптах и каменных королях, которые смотрят на него со злобой и холодом, потому что в криптах ему не место.

Но иногда снятся и драконы. Тогда Джон просыпается в слезах, вцепившись в Призрака с тройной силой. Иногда это замечает Тормунд, но ничего не говорит – а ничего и не скажешь. Тормунд знает, что у него на душе, и не судит его за это. И, наверное, в этом вся проблема. Когда Джону снятся драконы, он снова оказывается в Королевской Гавани – он идет по улицам во главе войска северян, рубит солдат в багряно-золотой броне, а над ним проносится гигантская тень Дрогона. Легкие Джона наполняет пепел, в сапогах хлюпает чужая кровь, и вокруг танцует пламя, в котором умирают люди. Пламя и кровь.

- Я помогал, - шепчет Джон одними губами, сидя у общего костра плечом к плечу с Тормундом, пока остальные спят. – Я там был, я позволил этому случиться.
- Ничего уже не изменишь, -  Джон никогда еще не слышал, чтобы Тормунд разговаривал так ласково. Словно щенка убаюкивал, но его слова находили в нем болезненный отклик.
- Нет, - бурчал Джон, кинув в огонь веточку, которую вертел в руках. – Уже поздно.
- Эй, - Тормунд повысил голос и взглянул на него пристально, приподняв левую бровь. – Ты мне это брось, понял? Ты все сделал правильно.

Нет, думал Джон, не все. Он точно мог бы сделать что-то, чтобы предотвратить трагедию в Королевской Гавани, но не понимал, что именно. Или он мог бы помочь разобраться с последствиями, загладить свою вину в случившемся, если бы остался на юге. Иногда Джону снился шелковый голос Вариса, пропитанный изменой. Паук хотел сделать Джона королем, но Джон всем твердил, что не хочет этого, когда и сам не знал, чего он хочет. Я всегда этого хотел. Всю жизнь, - но, наверное, оно и к лучшему, что не получилось из него короля Эйгона. Дейенерис когда-то была невинным дитем, Безумный Король когда-то был справедлив и добр. Железный Трон и время из любого Таргариена сделают чудовище, и Джон не исключение. Забери он своё по праву, через три десятка лет стал бы таким же, как все Таргариены до него.

Призрак тихо подошел к костру и ткнулся в заросшую щеку Джона длинной горячей мордой. Джон почесал зверю шею перед тем, как лютоволк упал большой белой грудой рядом с ним и сложил голову ему на колени. Стащив перчатку, Джон утоп пальцами в горячей белой шерстке. «Теперь остались только ты и я, друг,» - подумал он умиротворенно, и Призрак поднял на него красные глаза.

Занимался рассвет, и Стена, стоящая в нескольких часах езды отсюда, медленно окрашивалась в розовато-золотистый цвет. Такой Джон увидел её впервые еще мальчишкой, но вид не захватывал дух, как когда-то. Теперь Стену населяли не мужи Ночного Дозора, а преступники, сосланные сюда за свои грехи. Ночному Дозору незачем отстраивать замки, строить укрепления и вообще делать что-либо - Иных больше нет, вольному народу рады на Севере, и Стене больше незачем существовать. Проберись на Север какие-нибудь тенны-отступники - и их настигнет правосудие Королевы, пока Лорд-Командующий стоит в стороне, считая своих заключенных.

При мысли о Сансе у Джона скрутило живот - он боялся оказаться в Черном Замке и обнаружить, что за все это время от неё не пришло ни весточки. Ему следовало вернуться в Черный Замок согласно приговору Брана: за заслуги перед Семью Королевствами Джону было позволено провести остаток жизни не на Стене, а за Стеной, вместе с вольным народом, но за каждые пять лун, проведенных с одичалыми, он должен был провести одну луну на Стене. Приговор казался ему более чем странным, но Бран оставался непреклонен и велел делать именно так. Деваться некуда - в случае чего, всевидящий король все равно его найдет.

Тормунд доехал с ним до самого замка и покинул его, чтобы обсудить что-то с Лордом-Командующим, а Джон, оставив Призрака во дворе, сразу же сбежал в подземелья, в бани, чтобы соскрести с себя четырехмесячную грязь. Все-таки, по цивилизованному миру он иногда скучал. Подумать только, когда-то у него были слуги, которые готовили ему ванны, наполняли кубки и счищали дерьмо с его почтовых воронов - когда-то перед ним склоняли головы, когда-то его имя имело вес. Человек с длинной черной бородой, что смотрел на Джона из мутного зеркала, совсем не был похож на того бастарда, за которым северные лорды готовы были идти на край света. Все могло быть иначе, думал Джон, орудуя затупившимся лезвием, не откажи я Варису тогда. Оставит ли его когда-нибудь король Эйгон? Или так и будет приходить к нему призраком?

- Сноу, - окликнул его голос Лорда-Командующего, когда Джон натягивал свежие черные сапоги. - Идем со мной.
- Что случилось?
- Лучший день в твоей жизни, - отозвался Лорд-Командующий, но верилось почему-то с трудом. Он повел Джона в Королевскую Башню, туда, где когда-то жили Джиор Мормонт и Станнис Баратеон, и Джон было подумал, что он собирается вручить ему свой плащ и покои по старой памяти, но вовремя вспомнил, что титул уже совсем не тот, что раньше, и Дозор уже не работает по-прежнему. Он и не знал, чего ждать, пока не отворилась дверь,

и он замер, подняв взгляд.

Она казалась видением из прошлой жизни, еще одним призраком - и каким красивым! Его взгляд скакал по длинным медным волосам, рассыпавшимся по серебристо-серому плащу, по аккуратной короне, венчающей её голову, и наконец встретился со взглядом её хитрых голубых глаз - и Джон рванул вперед, чтобы сгрести её в объятиях и зарыться носом в её шею. Зачем она здесь - проведать ли, послать на плаху или проститься навсегда, неважно. Джон просто не думал, что еще когда-нибудь её увидит, потому хватался за неё так отчаянно там, в Королевской Гавани, уверенный, что прощается с ней навсегда.

Отредактировано Jon Snow (26-05-2019 04:01:25)

+3

4

[indent]Ожидание и неведение убивают. Стюард лорда-командующего долго не возвращался. Мужчина нервно цикнул и, извинившись, вышел из кабинета. Девушка коротко кивнула и, закинув ногу на ногу, откинулась на спинку деревянного стула, нервно постукивая пальцами по подлокотнику. Когда-то этот кабинет принадлежал брату. Когда-то они вдвоем сидели здесь и обдумывали стратегию возвращения домой. Сломленные, подавленные, обездоленные. У них не было никого, кроме друг друга и складывалось чувство, что весь мир выступает против Старков - истинных королей Севера, способных удержать самый большой регион Вестероса.
[indent]Тогда ей казалось, что они тут надолго - запертые на Стене, не имеющие поддержки и помощи, а потом события сменялись с такой скоростью, что ей было сложно поверить в происходящее - лояльность и любовь вассалов вселяли в надежду, ровно также, как и вчера - в Великом чертоге. Лорды севера, узнав, что Джон может вернуться, посвятили предыдущему королю не один стакан эля и не один тост. Джон просто не мог отказаться от этого - было бы неправильно.
[indent]Вопреки его последним действиям, Санса была уверена, что её брат не настолько глуп и бесхребетен, чтобы отказаться от высокого титула и дальнейшей политической карьеры, хоть и всего лишь в рамках одного королевства.
[indent]Снегопад за окном усилился, а небо заволокло серебристыми тучами. Пламя свечи, зажжённой на заваленном свитками столе, дрожало. Взгляд Сансы остановился на ней. Навязчивые мысли не покидали. Страшнее всего было услышать, что он ушел за стену или ещё не прибыл, либо он не хочет возвращаться в Винтерфелл и тут ему лучше. С некоторым напряжением Старк ожидала, пока распахнется дверь кабинета и в дверном проеме окажется Он. Королева севера взглядом изучала комнату, в которой осталась наедине с собой и пыталась просчитать варианты, в которых она возвращается одна. Мысли путались. Он не может так поступить с ней - она уверена. Санса помнила взгляд Джона, когда они прощались - как казалось, в последний раз - в Королевской Гавани. Он не хотел уезжать. Тогда ей не хватило храбрости узнать чего именно он хочет и уже с этим идти к Брандону. В разговоре с королем шести королевств Старк полагалась исключительно на себя и свои внутренние ощущения. Прогадала ли?
[indent]Нет, она не прогадала, когда все-таки он возник на пороге и обнял так крепко, как только мог сам. Судорожно выдохнув, девушка обвила руками его шею и зарылась носом в меховой воротник плаща, улыбаясь. В последний раз он так крепко обнимал её, когда она приехала в Чёрный замок, убегая от Рамси и его собак. Одной рукой Санса скользнула по длинным тёмным волосам, а вторую оставила на его шее.
[indent]Джон - её слабость. Она поняла, когда они вместе вернули себе Винтерфелл и когда вассалы провозгласили его своим королем. Ком подступал к горлу. Она смотрела на него с гордостью и плохо скрываемой любовью. Она была готова идти за своим королём куда угодно и наступать себе на горло, когда он приволок Бурерожденную в дом их родителей, но сейчас ситуация в корне изменилась. Будет ли он готов также безоговорочно следовать за своей королевой, быть её поддержкой и опорой?
[indent]Слабо улыбаясь, Санса отстранилась от Джона и смахнула с щек набежавшие слезы. - Король Брандон подписал указ о твоём помиловании, - тихо произнесла королева Севера, сияя от счастья, - ты возвращаешься домой. - В воздухе повисло едва ощутимое напряжение - командующий дозором сначала отвел взгляд, а затем и вовсе вышел из помещения, давая родственникам возможность пообщаться наедине. Она была благодарна ему за такую услугу. - Я бы хотела вернуться уже сегодня, у нас много дел, Лорд-десница, - Старк взяла со стола значок с вписанной в окружность рукой и, не долго думая, закрепила на груди кузена.

+3

5

Джон медленно проследил взглядом за её рукой, долго смотрел на брошь, которую она аккуратно приколола к его груди. Для него, для убийцы родной крови, клятвопреступника и мясника - для него это большая честь. Слишком большая. Никто другой на его месте и надеяться бы и не смел, но Джону мало.

Ему мало. И на Сансу он смотрит неверящими глазами, в которых сквозит непрошенная обида, которую он пытается скрыть, отведя взгляд.

Джон не заслуживает помилования, не заслуживает стен Винтерфелла, и не заслуживает места в мире к югу от Стены; он недостоин даже плаща, который когда-то сшила для него Санса. Он недостоин ни имени матери, ни имени отца - он предал свой народ, он был плохим королем, он ничего не способен добиться без чужой помощи, он завел своих людей в ловушку и сам же в ней сгинул. Он убил родича, убил женщину - чудовище, - которая всецело ему доверяла, которой он поклялся в верности. Из него будет никудышный десница, и в родном доме Сансы ему делать нечего - но ему мало этой броши. То же самое нечто, которое с ранних лет нашептывало ему, что он достоин места за высоким столом, достоин имени Старк, достоин Винтерфелла, прямо сейчас вопило от возмущения. "Десница? И все?"

Схватить бы её в объятия и уехать с ней домой прямо сейчас - или сорвать эту брошь, расхохотаться и напомнить, что он был королем еще до неё. Джон не знает, что правильнее, не знает, чего ему хочется больше, чего желает его сердце - он мечется между двумя крайностями и винит во всем свою проклятую таргариенскую кровь. Он ничем не лучше Дейенерис. В нем тоже есть эта червоточина, эти больные амбиции, которым он порой готов потакать так, словно они и есть его предназначение. Ну какой из него десница, если он и свою голову-то не в состоянии привести в порядок?..

Санса смотрит на него выжидательно, спокойно. Видит ли она, что происходит у него внутри? Возможно. Они ведь столько перенесли вдвоем, еще без Арьи и без Брана. Санса понимает его, как никто другой - и в то же время они так чужды друг другу, что из-под её взгляда хочется поскорее спастись, отгородиться.

- Я не заслуживаю помилования, - говорит он наконец севшим голосом, который звучит так, будто Джон годами хранил молчание. - И в десницы тебе лучше поискать кого-то другого.

Она ведь может встать, уйти и не вернуться. Она долго терпела его мимолетные оскорбления, его язвительность, стойко переносила его упертость и взбалмошность. Эта ниточка может и оборваться рано или поздно, и Джон с ужасом понимает, что не готов к этому. "Это всё было ради тебя," - думает он, встретившись наконец с её взглядом. - "Всё, что я сделал, было ради тебя. Я бы позволил ей утопить весь мир в огне, лишь бы она забыла о тебе. Я бы направлял её руку как можно дальше от Винтерфелла до старости лет, стоял бы рядом с ней и кивал, лишь бы она не смотрела в твою сторону." Его глаза медленно наполнялись слезами, и в груди тяжело потянуло. В  Королевской башне всегда было холодно, но сейчас стояла страшная духота, и Джон молился, чтобы сквозь ставни пробился хоть какой-то ветерок - иначе он задохнется. Сансе лучше уйти и забыть о нем, завести наконец семью и детей и наслаждаться покоем, который он для нее выторговал ценой... Ценой всего.

- Я ни на что не годен, - честно проговорил он одними губами, уперевшись взглядом в потолок. Она не поймет, попытается убедить в обратном или рассмеется ему в лицо, съязвит что-нибудь. Но слова даются Джону тяжело, потому что это правда. Он чувствует их всей душой, потому что это правда, которую уже не изменишь, а он слишком долго верил в обратное. Что от него осталось? Оболочка.

+3

6

[indent]Санса рассматривала все возможные повороты событий. Да, он мог бы отказаться, рассмеяться ей в лицо, упереться рогом и остаться в Чёрном замке или согласиться. Последний вариант был бы возможен не в этом мире или с милости семерых. Впрочем, она давно не ждала милости от богов и поведение Джона было ожидаемым.
[indent]Основная проблема её кузена - принижение собственной важности. Он не осознавал или не хотел осознавать насколько сильно Санса, Винтерфелл и северяне нуждаются в нём. Она не могла отдать ему свою корону, но могла предложить место куда более привлекательное, чем Чёрный замок и бескрайние просторы за стеной. Дурак давно бы согласился и ждал отбытия домой, но только не Сноу.
[indent]Что в нём сейчас взыграло? Уязвленное самолюбие - ведь не так давно северяне сами вручили ему ключи от самого большого королевства? Горечь от убийства некогда «любимой» женщины? Нежелание возвращаться к череде постоянных проблем, бед и взвешенных политических шагов? Чего бы он не желал, потребности его королевства важнее. Санса зареклась, что не уедет из Чёрного замка без Джона и приложит максимум усилий, чтобы так оно и было.
[indent]Тонкие пальцы скользнули по колючей щетине. Она обняла Сноу, тяжело вздыхая. В какой-то миг бессилие, окутавшее покои Лорда-командующего, было настолько осязаемым, что его можно было бы разрезать ножом. Слабина, которую давал Джон, подкашивала королеву Севера. Пока что она не находила подходящих слов и единственное, что крутилось в голове - «ты нам нужен, мы уезжаем»; однако, он не воспримет это всерьез и ситуация накалится до предела.
[indent]Старк провела пальцами по его щекам, улыбнулась и мягко поцеловала Джона в лоб, - Я дам тебе свою фамилию, только возвращайся со мной, - слова звучат ласково и нежно. Если бы можно было материализовать её интонацию, то это был бы тягучий мёд, медленно окутывающий Джона. Королева понимала, что она ходит по тонкому льду; он либо выдержит её вес, либо Санса с треском провалится под воду. Шаг, на который она шла, мог бы оказаться выигрышным. Джон хотел стать частью стаи не только де факто, но и де юре. В действительности Санса была готова заключить брачный союз с Джоном и дать ему больше, чем титул десницы, но возникали определенные трудности - в том числе, с принятием сюзеренов её выбора. Возможное непринятие обуславливалось тем, что Север - отдельное государство, которому необходимы выгодные союзы с другими регионами Вестероса. С другой стороны, она могла бы убедить своих вассалов в необходимости заключения брачного союза с Джоном. Он - мужчина и опытный политик, что в настоящее время у более консервативных представителей высших сословий ценится больше.
[indent]- Я не приму другого ответа, Джон. Если ты откажешься, я увезу тебя силой. Подумай - хорошо подумай - где тебе будет лучше - со своей семьей или здесь? - даже несмотря на то, что семью разбросало по разным частям света, никто не отменяет возможности утонуть в теплых объятиях. Более того, она предполагала возможность создать свою семью с Джоном. Неужели он, стремившийся всегда к семейному быту, откажется от этого? - Перестань ребячиться. Нам лучше уехать до заката, - за мягкой интонацией стоял четкий приказ. В ином случае - Санса сама соберет вещи Джона.

0


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Some feelings, they can travel too // asoiaf