пост недели Bill Potts — Те, кого мы нашли в безопасности, — сразу сказала Билл, предвосхищая его вопрос, — зачем далеки это делают? — спросила она наблюдая, как далеки начали захватывать шаллакатопцев. Это был риторический вопрос, Билл прекрасно понимала, что они не ничего не могут кроме как уничтожать. Вся их суть заключена в ненависти, с ними невозможно договориться, умолять их бесполезно. На кого-то другого мольбы, в теории, могут подействовать, но далеков это точно не касалось. И сейчас Билл девушка вынуждена была наблюдать, как эти чудовища берут в плен жителей планеты. Она хотела вмешаться, очень хотела, но что она могла? Стать потоком воды? Против далеков это бесполезно, они, конечно, не могут её убить своим обычным оружием, но могут её запереть или ранить, если додумаются как это сделать. Билл уже как-то в открытую пошла против сикораксов, так они её так электричеством поджарили, что девушка после этого долго восстанавливалась.
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #155vk-time Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Последний рассвет [World of Warcraft]


Последний рассвет [World of Warcraft]

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

[nick]Esfel Quick Blade[/nick][status]Anar'alah[/status][icon]https://a.radikal.ru/a27/1905/5f/6d84876c94cf.jpg[/icon][sign]https://c.radikal.ru/c10/1905/3f/3bc961ccb66b.gif[/sign][lz]WORLD OF WARCRAFT
Эсфель, 45
Я у мамы паладин. Ошиваюсь с другими такими же одаренными в землях Лордерона. Легально исповедаю Свет и верю, что затащу одна в любой битве.[/lz]

Последний рассвет
В багровых тонах расцвела паранойя
В соседней Вселенной случилась война
Магнитное поле неравного боя
Смертельной волной приближается к нам.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://a.radikal.ru/a03/1905/34/b32ff483c8e2.gif https://a.radikal.ru/a04/1905/8b/4738980398b3.gif


Он принес на плечах печали и горицвет.

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

The Deathlord & Esfel Quick Blade (Varian Wrynn)

За две недели до битвы у Часовни Последней Надежды; Восточные земли

АННОТАЦИЯ

Есть ли жизнь после смерти? И если есть, какая она? А может лучше задержаться подольше здесь, слушая песни друзей, чувствуя сладость вина и любуясь сиянием звезд. Они бы с радостью, но Судьбу не выбирают.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Varian Wrynn (25-05-2019 13:21:20)

+5

2

Кое-что в карьере успешного и востребованного наёмника нравилось Гериону Тираннису особенно сильно. Само собой это звон стали и золота, разливающийся по венам огонь битвы вперемежку с собственной яростью, победы и трофеи. Но помимо этих житейских радостей было кое-что ещё.
Путешествия. Молодой наёмник всегда отдавал предпочтения миссиям в самых дальних уголках Азерота и всегда с восторгом встречал новые земли. Его довелось видеть густые и влажные джунгли Тернистой Долины, покрытые черным пеплом горные ущелья, засушливые пустыни, заснеженные горы и совсем уж невероятные места родного мира.

Но север Восточных Королевств оставался особенным местом. Только место вселяло страх и уныние даже в самые закаленные сердца. Не то чтобы оказавшись здесь Тираннис сразу погружался в какую-то особенно нетипичную для жизнерадостного наёмника депрессию, и всё же вид умирающей какой-то особенной, противоестественной, неокончательной смертью растительности, гигантские грибы и не живые, но и не мертвые животные искренне портили воину настроение. Не говоря уже о том, во что эти земли превращали людей.

Растянувшийся по дороге отряд из трех десятков наёмников споро продвигался по гибнущим землям. Сначала заметная лишь местами, на кончиках листьев и пожухлой травы, порча всё больше и больше захватывала окружающую природу, превращая зеленые холмы и леса в филиал ночного кошмара. То и дело на отряд нападала бродячая нежить – медлительные зомби и выбеленные бродячие костяки были напрочь лишены всякого чувства самосохранения и раз за разом находили свою окончательную гибель от мечей, топоров и стрел отлично подготовленного отряда. Они не были проблемой, но настроение портили. Каждый в отряде отчетливо понимал, что каждое из этих уродливых существ когда-то было человеком. Таким же как и любой из них.

Взмах одного из тяжелых полуторных мечей облаченного в черные с позолотой доспехи светловолосого воина начисто снес головы очередному скелету. Оставшееся тело, утратив державшую его воедино магическую энергию, развалилось кучкой белых костей.
Герион взглянул на эти кости и хмуро свел брови. И этот тоже был человеком. Интересно, кем? Одним из тех крестьян, что спокойно жили на этой земле ещё до прихода чумы, возделывая некогда плодородную землю? Или солдатом, посланным сражаться с нежитью, но нашедшим здесь свою смерть? Чуме было плевать на прошлое живых существ. Все они становились едины в своём жутком посмертии.
Тираннис обернулся, оглядывая свой отряд. Скелет был не единственным врагом. Высокий ночной эльф с синими волосами счищал со своего серебристого меча остатки гуля. Лицо у него было куда мрачнее, чем у самого Гериона. Треклятая нежить угнетала всех.

А самое жуткое, что всё это не было природной катастрофой. Всё это дело рук вполне живых и разумных существ.
Плеть.
Враг, которому им предстоит дать бой, став подкреплением для местных, уже не первый год ведущий войну с этой напастью.

Среди погибшей растительности вдалеке виднелось белокаменное здание. Тираннис знал, что это их цель. Там, рядом с Часовней Последней Надежды их ждали те самые местные. Паладины. Воины света. Странные ребята, способные месяцами торчать под этим протухшим рыжим небом и не поехать крышей. Хотя кто их знает. Может и поехали. Нормальные люди вот этим всем заниматься не будут. А ещё этот их Свет. Герион знал, что тот самый Свет не был мифом или вымыслом, а вполне реальной силой, которой владели жрецы и да, те самые паладины. Но сути Света он категорически не понимал.

На подступах к не слишком внушительному забору, Тираннис поднял вверх один из своих мечей.
Встречайте подкрепление.

+5

3

[nick]Esfel Quick Blade[/nick][status]Anar'alah[/status][icon]https://a.radikal.ru/a27/1905/5f/6d84876c94cf.jpg[/icon][sign]https://c.radikal.ru/c10/1905/3f/3bc961ccb66b.gif[/sign][lz]WORLD OF WARCRAFT
Эсфель, 45
Я у мамы паладин. Ошиваюсь с другими такими же одаренными в землях Лордерона. Легально исповедаю Свет и верю, что затащу одна в любой битве.[/lz]

- Ну вот, ребята вернулись – и можно ехать. Ты куда направляешься? На восток? Поехали с нами! Прошу! Нет, настаиваю! Вчера мы были на Участке Целителей Земли, и я как раз говорила Таренару: «У нас есть два паладина, один торговец, но вот кто нам действительно нужен!»

Свет милосерден. Неиссякаемый источник открыт каждому, кто готов принять его в свое сердце и служить во благо. Что есть Свет, как благодать, способная исцелять раны, утешать страждущих и защищать угнетенных? Это наивысшее чудо, дарованное миру. нести которое великая честь и огромный долг. Не каждый справляется с ним, но те, кто впускают в себя этот дар, отныне и на века становятся щитом для живых от любой опасности. А времен темнее чем сейчас, Азерот еще не видел... Возможно это слишком громко сказано, если вы Древний Бог или Титан, но смертные расы, ведущие кровопролитные войны с дикими троллями и орками, вторгнувшимися в родной Азерот, не видели еще войны ужаснее и разрушительнее, чем та, что устроил Король-Лич. Война отныне шла между живыми и мертвыми. Не за земли и королевства, а за само существование в мире. С армией тьмы невозможно договориться. Они хотят лишь смерти всему живому, неся за собой страдания и разрушения, сея хаос и умерщвляя, не видя преград на своем пути. Где бы они не проходили, везде оставалась разоренная земля, больше непригодная для проживания и вспахивания. Первыми удар приняли на себя люди из королевства Лордерон. Кронпринц, так любимый и почитаемый в народе убил своего отца и отправил на смерть народ, что был верен ему. Пали все, кто были в тот день во дворце, а за ними и остальные: стражники и лавочники, фермеры и крестьяне, аристократы и простые жители, что были так далеки от политики и надеялись на мир, после окончившейся войны с орками. Мужчины, женщины, старики и дети - все, стали новыми слугами Плети. Все они обернулись против живых.
Ее родину Плеть тоже не обошла стороной. В землях Вечной Весны навсегда останется уродливый шрам, ведущий к прекрасному Луносвету - Тропа мертвых. Многие защитники тогда погибли, а те, кто уцелели, продолжили вести борьбу против слуг Короля-Лича. Но Эсфель тогда находилась далеко от родных земель и своей семьи. Несмотря на то, что по меркам эльфов она была очень молода (а возможно именно поэтому) девушка выбрала для себя странный, учитывая ее происхождение, и сложный путь служения Свету. Благодаря товарищам, что были людьми ей посчастливилось побывать и остаться в Часовне Последней надежды. Это был последний оплот мира живых в этих землях. Не считая нескольких дозорных башен, Восточные земли были полностью под властью Плети и чумы, искажающей все живые и нанося непоправимый вред природе.
Этому когда-нибудь наступит конец. Король-Лич и его слуги заплатят за все злодеяния, что свершили, но этого не произойдет, если защитники будут сидеть сложа руки. Нет, только кровью и отданными за благое дело жизнями, они смогут обеспечить мир живущим. Добро сильно не только Словом, но и мечами.

Пара ярко горящих зелёных глаз внимательно смотрела за тем, как отряд людей входил во двор Часовни. О том, что им пришлют подмогу говорили давно, как и о том, кто это будет. Эсфель не любила наёмников, в ее глазах они были лишь людьми, польстившимся на золото, а значит чести и отваги в них куда меньше чем в рыцарях бьющихся под знамёнами орденов и королевств. Но ситуация была такова, что выбирать не приходилось. Нежитям становилось все больше, а павшие защитники вливались в их ряды. Это было больно. Эсфель удалось видеть нескольких знакомых, обращенных в безмозглых марионеток и сердце ее тогда было готово разорваться от боли. Ненависть не путь воина Света, но где найти силы, чтобы справиться? Они убивали бывших друзей и предавали их тела земле, а после на службе читали молитвы, надеясь на упокоение их душ и исцеление своих.
Девушка видела, как к ним подошёл капитан Бэймингтон и завел разговор с одним из наемников, молодым, крепкосложенным парнем. С такого расстояния не было слышно, о чем они говорят, хотя, судя по сдержанной, но доброжелательной улыбке паладина все шло гладко.
Но стоять посреди двора и глазеть на них у девушки времени не было. Она перехватила поудобнее ведро с ледяной водой и бросив ещё один взгляд на новоприбывших повернулась к часовне. Война войной, а бытовые обязанности никто не отменят. Так ведь и грязью можно зарости. Все обеспечение в Часовне ложилось на плечи ее обитателей. Они сами поддерживали строения и двор в порядке, сами готовили, сами чинили свои доспехи и оружие (не все конечно такие мастера, а преимущественно кузнецы). Было конечно и воздушное сообщение, но оно становилось все опаснее и опаснее, и Часовня фактически оказалась в изоляции. Добраться до неё было можно как на лошадях, так и на своих двоих. По земле еще была возможность дойти, не встретив большую группу нежити, а вот с воздуха всегда был риск быть атакованными нетопырями.
- Эсфель!
Девушка обернулась. Бэймингтон подзывал ее к себе, все еще находясь с отрядом. Аккуратно поставив ведро на ступени, она отряхнула ладони и приблизилась к ним.
Судя по взглядам некоторых людей (да почти всех), эльфов крови они видели впервые. Что ж, все бывает в первый раз. Эльфийка невольно усмехнулась. Сама она мало чем отличалась от каких вот чужаков. Среди паладинов было очень мало представителей ее народа и тем страннее было нахождение эльфа крови в этих землях. Ее родичи, хоть и называли себя паладинами, но исповедовали не Свет, а иную магию именуя себя Рыцарями крови. Возможно и она бы вступила в их ряды, но судьба распорядилась иначе и ей посчастливилось встретить друзей, что привели ее к истинному пути, сюда, в маленький орден, на островок сопротивления посреди бушующего хаоса.
- Да, капитан?
- Кажется ты утром говорила об отчете из Восточной башни?
Эльфийка кивнула головой.
- Верно. Сержант Трафденвер писал об их положении и запрашивал подкрепление. За последние два дня нежити в окрестностях стало больше.
Бэймингтон вздохнул и согласно кивнув головой произнес:
- Возьми Броденренса и десять человек из отряда и отравляйтесь в башню как будете готовы.
Девушка повернулась к стоящему рядом с капитаном человеку.
- Своих людей выберете сами. Я займусь сборами провизии. Лучше нам не затягивать, скоро вечер и, если Свет будет милосерден, мы доберемся до башни к ночи.

Отредактировано Varian Wrynn (25-05-2019 17:27:58)

+4

4

Наверное, им это всё же не нравилось. Паладинам, конечно же. И всё же общий враг объединяет. Чума не выбирала своих жертв ни по расе, ни по полу, ни по верованию, ни по мировоззрению. Перед Плетью все едины. Все поднимутся из могил и более не будут разделены своими убеждениями. И желание будет всего одно – убивать живых.
Вот что объединяло и благочестивых паладинов, и корыстных наёмников. Они были живы. И искренне желали таковыми оставаться.

Наёмники тонкой цепочкой втягивались во двор Часовни, ведя под узды разнообразных ездовых животных, нагруженных экипировкой, следом шло несколько повозок с припасами – путь был неблизкий. Шедший вначале колонны Тираннис, бессовестно вертел головой, осматривая двор Часовни. Говоря начистоту, он не проникся. Скромное сооружение из крупного белого камня, в меру ухоженный дворик. Но ничего этакого возвышенного, чего он мог бы ожидать, представляя обитель паладинов.
А что он собственно ждал? Укрепленный бастион? Сияющие доспехи? Прущий изо всех щелей свет? Это проклятые чумные земли, спасибо, что люди хоть как-то умудряются цепляться за эту умирающие леса. А ещё ходили слухи, что эта земля какая-то святая или освященная, поэтому нежить не рисковала нападать Часовню. Но лично Тираннис считал это каким-то суеверным бредом.

Высокий худощавый парень по имени Аякс ткнул Тиранниса локтём, брякнув заклепками на кожаной броне о латный бок воина. Герион с легкой ленцой повернул голову, осуждая товарища за беспокойство. Аякс наградил товарища по оружию каким-то хитрым взглядом и мотнул головой в сторону. Воин проследил взглядом за кивком. Аякс беззастенчиво таращился на светловолосую изящную эльфийку крови и желал разделить увиденное с напарником. Герион с насмешливым осуждением взглянул на товарище, шутливо схватил его закованной в латы перчаткой за голову и слегка толкнул, заставляя отвести взгляд и отбиваться от хватки воина.
- Повежливее.
На губах Тиранниса играла шутливая ухмылка. Аякс наконец-то вырвался из хватки друга и наградил того толчком в плечо.
Что поделать, парень до этого не видел эльфов крови. Да и эльфов в принципе. Как и  добрая половина наёмников. Эльфы крови были малочисленной расой, живущей в лесах на самом севере Восточных Королевств, севернее даже чумных земель. Ходили слухи, что их земли тоже серьёзно пострадали от атак Плети. Но подтвердить в их окружении этого никто не мог.
А ещё эльфы крови с недавних пор находились в состоянии войны со Штормградом. Правда, это ничуть не способствовало агрессии со стороны наёмников. Те направляли свои мечи в основном на оплаченных врагов. Да и, что куда важнее, как уже говорилось, у них был общий враг, враг за пределами конфликтов живых.
Тираннис приблизился к капитану паладинов. Тот выглядел куда более воином, нежели святошей. Это располагало к себе. Поздоровавшись с некоторым взаимным любопытством и обменявшись оценивающими взглядами, командиры стали разделять силы. Паладины и наёмники собирали отряды пополам. К десяти паладинам присоединилось десять человек из числа селлсвордов.
Тираннис поправил ножны, перекинулся парой слов с каждым из своих людей, дернул за ремень Аякса и послал того распоряжаться насчет припасов.
- Мы готовы выдвигаться в любое время.
Судя по имеющейся карте Восточная башня была не так уж далеко, но скорость их продвижения целиком и полностью будет зависеть от встреченного сопротивления. То, что сопротивление будет, Тираннис даже не сомневался. Вопрос был только в его интенсивности.
- У нас есть все шансы добраться до темноты.
В глазах Гериона вспыхнул огонь.
- Милосердием нашей стали. 

+5

5

[nick]Esfel Quick Blade[/nick][status]Anar'alah[/status][icon]https://a.radikal.ru/a27/1905/5f/6d84876c94cf.jpg[/icon][sign]https://c.radikal.ru/c10/1905/3f/3bc961ccb66b.gif[/sign][lz]WORLD OF WARCRAFT
Эсфель, 45
Я у мамы паладин. Ошиваюсь с другими такими же одаренными в землях Лордерона. Легально исповедаю Свет и верю, что затащу одна в любой битве.[/lz]
https://c.radikal.ru/c30/1905/bf/3a61bbccc788.jpg

Где каждый день.
От тени тень.
Без новостей.
Все прах и тлен.

Печальный сон.
Хрустальный плен.
Мы разбиваемся.
Но все без перемен.


- Броуд? Ты здесь?
Звонкий голос нарушил тишину, царившую в этот час в часовне. Благословенные минуты затишья и единения. Оранжевые лучи клонившегося к закату солнца, проникали сквозь цветные витражи. Силуэт эльфийки застывше в дверях бросал длинную тень, ложившуюся на каменную кладку пола темным пятном.
- Мы выступаем?
Тихий голос, спокойный и глубокий. В нем хотелось раствориться.
- Да.
Она вошла в двери, оставляя створку открытой впуская за собой солнце игравшее в золоте ее волос. Неспешно, словно боясь спугнуть его, Эсфель приблизилась к мужчине. Он сидел на первой скамье, спиной к ней. Темные прямые волосы до плеч обрамляли лицо с аккуратной бородой, делающей его старше своих лет, но живые молодые глаза цвета стали опровергали это ошибочное суждение. Броденренсу было чуть больше тридцати. Крепко сложенный высокий мужчина с таких же, как и эльфийка латах читал тяжелый фолиант, лежащий у него на коленях.
- Мы не останемся на службу, я хотел помолиться, прежде чем отправимся в путь.
Она поймала его взгляд и улыбнулась.
- Оставить тебя?
- Нет, побудь рядом.
Эсфель опустилась на скамью, кладя ножны с двуручным мечом рядом. Время поджимало, но торопить его она не стала. Броденренс испытывает потребность в Свете и его присутствии, применяя его для исцеления и поднятия павших. В этом он был куда сильнее нее. Путь целителя — это не только умение лечить раны от мечей, но и исцелять души, что в такие темные времена было не менее важно. С Броди Эсфель была знакома давно. Он был одним из тех, кто помогал ей, когда раненную эльфийку нашел в этих землях патруль. Паладин не только помогал ей залечивать раны, но и много времени посвятил, рассказывая о том, кто они и чем занимаются. Несмотря на то, что Эльфы Крови присягнули на верность Орде, она не стала здесь врагом, ее приняли как человека или дворфа, а она открыла свою душу Свету. С годами их с Броденренсом связь стала крепче, и она привязалась к нему. Пожалуй, даже сильнее чем стоило.
Он отвернулся, возвращая взгляд на строки в фолианте. Эсфель закрыла глаза. В этой тишине было так спокойно. Сердце наполнялось радостью и покоем. Сложно представить, что за стенами Часовни творится такой ужас. Двуручный меч в ножнах лежал рядом, как и молот Брода, прислоненный к скамье. Сталь еще отведает крови и гнили, но позже, сейчас они не нужны.
- Ночь хорошее время для чудовищ, но плохое для нас, - зеленые глаза вновь скользнули по его лицу, тут же потупив взгляд. Как долго он смотрел на нее улыбаясь. Так тепло, что сердце начинало биться чаще. Она усиленно гнала от себя совершенно ненужные мысли, убеждая себя в одном лишь правильном толковании: она для него сестра, как и он брат для нее. Они все здесь в первую очередь рыцари Света, последний оплот, против нежити в этих землях. Все остальное лишнее.
- Не хочу подвергать людей опасности, - зачем-то добавила эльфийка.
- Тогда пойдем.
Он встал первым, подав ей руку и помог закрепить ножны на спине. После чего взяв свой молот и обитый золотом с серебром фолиант первым прошел между рядов, покидая часовню. Впереди их ждет тьма, не стоит задерживаться.

Эсфель чувствовала тревогу. Это было не лучшее ощущение, когда направляешься в опасные земли и девушка убедила себя в том, что это все относится к ее непонятным отношениям. Собственно говоря, никаких отношений-то и не было и ничего ужасного в том, что ей нравится высокий темноволосый целитель не было. Разве только то, что чувства ее безответны и поэтому не стоит тешить себя ложными надеждами. Тем более их уже ждали и мысли сами вернулись в нужное русло.
Наемники разбились на группы. Они так шумели, что казалось сюда из окрестностей вскоре сбегутся все гули и банши. Двое паладинов, в простой броне с затейливыми символами приблизились к людям. Те же наемники выглядели куда презентабельнее. Единственное, что отличало паладинов, это оружие. У Эсфель был отделанный золотом двуручный меч, эфес которого венчало украшение в виде крыльев. Возможно это не самое подходящее оружие для хрупкой девушки. Кажется, что она сложится уже при попытке поднять его, но это лишь на первый взгляд. Управлялась она им играючи, ведь под броней скрывалось хорошо тренированное тело.
Эльфийка и человек поравнялись с уже готовым отправляться отрядом.
- Приветствую, вас, - учтиво склонил голову мужчина, - я капитан Броденренс, с Эсфель вы уже знакомы, - девушка лишь кивнула в знак согласия. Пока паладин говорил, она скользила взглядом по наемникам, прикидывая силы на случай внезапного боя. Да, их они слушать будут вряд ли, но своего командира обязаны. Некоторые продолжали смотреть на капитана, слушая его речь, а несколько человек беззастенчиво рассматривали ее. Один даже недвусмысленно начал поигрывать бровями, от чего глаза девушки сделались круглыми как монеты, и она возмущенно выдохнув отвернулась. Раньше ей не доводилось работать с теми, кто пришел в подмогу. Лучше бы и сейчас кого-нибудь другого отправили. Но так она сможет побыть с ним.
- Будем идти по двое, я в начале отряда, Эсфель замыкает. В случае встречи нежити, не бросаемся в бой, не бежим, не привлекаем внимание – ждем указание командира и меня. Наша основная задача добраться целыми и невредимыми. Дальнейшие действия будут продиктованы условиями и сведениями, что мы получим от братьев в башне. Если есть вопросы, задавайте.
Эсфель скрестив руки на груди молилась, чтобы они уже вышли в путь, но у наемников может быть иное мнение. Вопросы, вопросы, ох, да что они могут спросить.

Отредактировано Varian Wrynn (31-05-2019 22:18:38)

+5

6

- Эй, смотри, что я нашёл среди припасов!
Вернулся полный оптимизма Аякс. Предприимчивый разбойник беззастенчиво булькал флягой и теперь с какой-то детской искренностью решил поделиться находкой со своим командиром. Тираннис наградил напарника строгим взглядом, но тут же не удержал широкую улыбку и принял добычу.
- Ограбил обоз Шермана?
- Да ну что ты, чтоб я… - остальные слова потерялись в смехе. На самом деле парень по имени Шерман будучи весьма средним мечником был великолепным логистом и никогда не оставлял своих подопечных обиженными. Он не игнорировал пристрастия других наёмников и прекрасно знал о небольшой слабости Аякса к хорошему вину. Иначе бы просто не брал его с собой. Аякс же всячески делал вид, что это самое вино таскает без спроса, хотя и отлично понимал для кого оно оставлено на таком соблазнительно видном месте.
Теперь пришёл делиться добычей с начальством.

Герион сделал глоток из фляги. Напиток действительно был неплох, хоть и не изыскан, но кто тут стремился к изысканности. В обычных войсках их бы, конечно, нешуточно раскритиковали за распитие увеселительных напитков перед сложным походом, но чтобы довести до некондиции любого из этих парней требовалось куда больше чем пара глотков некрепкого напитка.

Тираннис вернул флягу. Аякс хотел приложиться следом, но замялся и опустил руку. На лице разбойника отразилось непривычно задумчивое выражение.
- Думаешь, их можно победить?
- А?
- Ну, их. Плеть. Нежить. То, что делает это место таким. Как думаешь, оно когда-нибудь станет прежним?
Герион на секунду будто подавился мыслями, не зная как правильно реагировать на неожиданные вопросы товарища. Интересовала ли разбойника судьба Лордерона или он просто боялся предстоящей битвы? Скорее, первое. Аякс, как и остальные парни из отряда, не страдал неожиданными страхами и опасениями пока в его руки сжимали холодную сталь. Но Чумные Земли угнетали. Заставляли думать о том, что в обычной ситуации не вызвало бы вопросов. О будущем. О жизни.
- Не знаю. – Пожал плечами Тираннис. Он не видел смысла врать. – Мы пришли сюда выиграть битву, а не войну.
Воин забрал у напарника флягу и сделал ещё один глоток. А затем кивнул головой за спину.
- А у них может и получиться. Видел, что они делают.
- Молятся?
- Нет. Ты видел Свет?
Аякс кивнул, но в глазах у разбойника сверкнула неуверенность.
- Понимаешь что это такое? И я не понимаю. А он им помогает. Вдруг его помощи будет достаточно…

Десяток избранных Тираннисом бойцов утрясался в отряде и активно обсужал предстоящий поход. Возможно, они выглядели излишне легкомысленно, но воин отлично знал, что в бою каждый из них меняется до неузнаваемости. Выкованные войной, в бою они были словно рыбы в воде.
- Мои приветствия. – Это уже паладинам. – Это ваша земля. Мы будет выполнять ваши приказы.
Если те не будут бездумны, само собой, но этого вслух уже не прозвучало. Тираннис встретился глазами с уже знакомой ему эльфийкой и слегка улыбнулся, вспоминая вытаращенные глаза Аякса. Девушка произвела в отряде в своём роде фурор. Впрочем, досаждать ей наёмники не будут, в этом Герион был уверен. Они умели концентрироваться на своей цели и правильно строить отношения даже с самыми необычными нанимателями.
- Принято.
Воин взмахнул в воздухе рукой, отдавая свои ребятам команду выдвигаться. Вопросы были, но не сейчас. В пути, может быть. Тогда, когда они будут актуальны. Сейчас они должны были поспешить, но не в ущерб своей безопасности.
Будет обидно даже не добраться до цели.

+5

7

[nick]Esfel Quick Blade[/nick][status]Anar'alah[/status][icon]https://a.radikal.ru/a27/1905/5f/6d84876c94cf.jpg[/icon][sign]https://c.radikal.ru/c10/1905/3f/3bc961ccb66b.gif[/sign][lz]WORLD OF WARCRAFT
Эсфель, 45
Я у мамы паладин. Ошиваюсь с другими такими же одаренными в землях Лордерона. Легально исповедаю Свет и верю, что затащу одна в любой битве.[/lz]

Удивили, - первое что пришло в голову после согласия наемников следовать и принимать приказы капитана. Эсфель тут же устыдилась своих мыслей. В который раз. И в который раз возвращаясь к ним думала, что ничего постыдного в них нет. От ее недоверия к людям данной профессии ее вера в Свет никак не пострадает.
Терпение. Терпение и дисциплина - вот, чего ей иногда так не хватает. Но ей еще предстоит научиться всему этому. Научиться терпению и мудрости, научиться принимать помощь тех, кого не хочется. И что важнее, оказывать ее тем, кто на первый взгляд не достоин. Научиться быть открытой каждому. Почему бы не начать делать это сейчас?
Она украдкой взглянула на своего спутника - Броденренс был само спокойствие. Казалось нет в мире ничего, что заставило бы его лицо исказиться в гримасе ненависти и презрения. Даже нежить он уничтожал с таким же непроницаемым лицом и даже легкой улыбкой. Сама Эсфель выдавала целый набор эмоций, отражающихся на ее прекрасном лице. Надо сказать, не самых положительных. Поняв, что слишком долго смотрит на капитана, она излишне резко отвернулась, замечая, что остальные восемь паладинов поравнялись с ними. Отряд готов. Они выступают.

Еще пару минут заняло построение, и небольшая колонна потянулась прочь от Часовни. Двое дежуривших паладинов приветственно отдали честь и закрыли за процессией ворота. Все. Они оказались на территории врага, с которым вели непримиримую борьбу. Не только земля, но и небо изменило свой оттенок. Голубое с розовым отсветом заката, оно превратилось в угнетающе рыжее. Воздух стал более спертым, не смотря на открытое пространство, появился сладковатый запах гнили и разложения. Эльфийка старалась дышать реже, морща хорошенький носик. Нужно привыкнуть, потом станет легче. Так всегда, когда долго не выходишь в эти земли.
Люди шли пешком, ведя за вожжи нагруженных лошадей. Животным не нравилось это место и в отличие от наемников, решивших разжиться золотом и паладинов, стремящихся очистить это место совершенно бесплатно – они не выбирали. Гнедая кобылка, идущая рядом с Эсфель зафыркала. Эльфийка стянула латную и кожаную перчатки, освобождая руку и легонько погладила животное по крупу.
- Тише, все хорошо. Тебе здесь не нравится, никому не нравится. Скоро мы придем, и ты получишь отдых и овес.
Прибывшие практически сразу двинулись в путь и животные, и без того проделавшие долгую дорогу, не успели как следует отдохнуть. Не сказать, что в этом действе было что-то магическое, но лошадь успокоилась и зашагала ровнее. Девушка принялась натягивать перчатки обратно. Из Часовни они все вышли в полном обмундировании. Никогда не знаешь, где встретишь нежить. А встретить ее можно практически везде, и она вряд ли даст время на подготовку.
Они миновали белые ворота, что вели к обители паладинов и проследовали по мощеному тракту. Идти в полной тишине было совсем уж грустно и то и дело слышались разговоры. Паладины предпочитали молчать, зная, что можно привлечь нежеланных гостей, но наемников не затыкали. Все же эти люди умеют за себя постоять и проделали такой долгий путь, чтобы добраться до них. Кстати, а как прошел, их путь?
Поборов некоторое смущение она повернулась к шагавшему рядом наемнику, что был главным у их группы. Парень иногда переговаривался со своим другом, идущем впереди, но к ней не обращался. А ей, тем временем, было интересно, услышать о том, что пришлось преодолеть этим людям. Сама Эсфель не была там, откуда они прибыли, хоть и надеялась однажды побывать не только в Восточных землях, а гораздо дальше.
Но завести разговор просто так было неловко и тут она сообразила, что они приближаются к перекрестку Корина «славившегося» своими группа нежити, что никак не удавалось извести паладинам из Башни защиты Света. А значит можно узнать, как прошел их путь и что они за это время видели. Вроде и разговор ведешь и твой интерес вполне обоснован.
- Как вы добирались сюда? – она старалась держать непринужденный, даже равнодушный тон, - Много нежити встретили?

Отредактировано Varian Wrynn (08-06-2019 23:17:13)

+5

8

Несмотря на затасканные стереотипы о воинах Света, на проверку ребята оказались не так уж и плохи.
Тираннис ожидал постоянных претензий, лекции о неэтичности их сомнительной профессии, попытки наставить на благочестивый путь и сложить свои головы бесплатно, презрения, косых взглядом. Да много чего. Нет, конечно, паладины счастьем не сияли, они были… спокойны.
Капитан, назвавшийся непростым именем Броденренс, и вовсе завоевал симпатию Гериона своей удивительной уравновешенностью на грани флегматичности.
Наёмники на эмоции не скупились. Они смеялись, переговаривались, удивлялись, высказывали своё отвращение к окружающей их пораженной чумой действительности. В бою же не скрывали своей ярости, что, впрочем для воинов было совершенно нормальным делом. В своём неистовстве они черпали немалые силы. Особенно запомнился Тираннису один парень, который ещё вначале их пути по мертвым землям решил пнуть свежесрубленный им же череп скелета. По черепу не попал, зато попал латным ботинком по торчавшему из мостовой камню. Дивный лязг пополам с не при паладинах сказанными словами сложно забыть. Спокойствием в бою отличались лишь мастера скрытности.

Воин обернулся на закрывшиеся ворота, провожая взглядом остальные отряды. Во главе сил наёмников в каждом из них он поставил опытного бойца, но всё же отчетливо ощущал свою личную ответственность.
Справятся.
- Я их понимаю.
Тираннис кивнул на массивного вороного жеребца, шедшего рядом со своим хозяином. Конь недовольно косился и фыркал, но слушался, хотя и сам наёмник при виде разлагавшейся природы и оживших мертвецов испытывал прямо таки непреодолимое желание упираться и фыркать.
Не одно живое существо не может чувствовать себя здесь в безопасности.

Герион повернулся на голос эльфийки-паладина, шедшей неподалеку. Всё-таки недаром их раса славится своей красотой. И смертоносностью, если судить по двуручному мечу за спиной девушку. Вряд ли она был взяла такую тяжелую игрушку для красоты.
- До Южнобережья по морю. А сюда уже по земле, с юга.
Воин на мгновение отвернулся, вспоминая путь своего отряда. Не близкий, но благодаря верным ездовым животным и повозкам, двигались они споро и без особых проблем. Пока не пересекли ту самую незримую границу, которая отделяла зараженные земли от живых.
- Достаточно.
Тираннис пожал плечами.
- Но без какой-то системы и организации. Гули, скелеты, даже зараженные животные. По одиночке или небольшими группами. Ничего такого, что могло бы стать проблемой.
После нескольких секунд молчания, воин продолжил.
- А вас они сильно беспокоят? Среди них есть противники, берущие качеством, а не количеством?     

+5

9

[nick]Esfel Quick Blade[/nick][status]Anar'alah[/status][icon]https://a.radikal.ru/a27/1905/5f/6d84876c94cf.jpg[/icon][sign]https://c.radikal.ru/c10/1905/3f/3bc961ccb66b.gif[/sign][lz]WORLD OF WARCRAFT
Эсфель, 45
Я у мамы паладин. Ошиваюсь с другими такими же одаренными в землях Лордерона. Легально исповедаю Свет и верю, что затащу одна в любой битве.[/lz]

О Южнобережье она не слышала. Эсфель очень плохо знала земли, лежавшие к востоку и югу отсюда. Она была ещё слишком юным следопытом, по неопытности попавшем в засаду и чудом сумевшем сбежать, когда попала в эти земли. Ещё не проклятые. Ещё помнившие о союзе народов Лордерона и Кель’Таласа. Как недавно это было. Но дальше она не путешествовала, не было возможности и необходимости. В такие моменты невольно испытываешь зависть к говорившему. Даже смешно. Его век так не долог, ей самой природой дозволено прожить тысячи лет, и все же он успеть повидать больше неё. Другие королевства, тот же далекий Штормград с которым ее народ теперь в состоянии вражды. И это, несмотря на то, что Высшие эльфы не выжили бы без помощи людей. Без неоднократной помощи. Хотя сами люди бы не научились магии, так что все честно. Но выбор между Ордой, что поддержала троллей Амани и людьми, что приходили на помощь был странным. Почему-то о нападении орков и троллей все предпочли забыть и помалкивать. Она не правитель и ей не понять мотивов их лидера. Да и в семье старались не поднимать таких тем, они никому не нравились. Жаль, что и ее выбор остаться здесь был воспринят, мягко говоря, не радостно. Но ничего, однажды она наберется смелости и вернется к семье. Королевства возникают и исчезают, герои рождаются и умирают, всему свое время, значит е пока не пришло.

- Они многое чувствуют лучше нас и от этого им тяжелее здесь находиться. Мы стараемся не брать их на близкие расстояния. Впрочем, на дальние тоже берем редко. В бою лошадь может испугаться нашествия нежити и пуститься прочь. Ищи ее потом или останки. Нежити-то все равно кого жрать, - покачала головой девушка. Животных и правда было мало. А те, кого привозили для пополнения долго привыкали к этой земле. Винить их в этом нельзя. Кого только не встретишь на дорогах. О прочей местности говорить даже не приходилась. Стоит свернуть с тракта, и ты рискуешь обратно не вернуться. Это и визжащие банши и бездумные гули и яростные нетопыри, готовые вцепиться своей жертве в грудь, раздирая ее кривыми когтями. Были там и криво сшитые поганища и гигантские, надо отметить, что довольно безобидные, черви. Но страшнее всех были те, кто еще вчера стоял на страже жизни и мира, а сегодня склонился воле Лича - рыцари смерти.
Они не знают. И правда, откуда бы?
- Есть, - на мгновение девушка прикрылась глаза. - Это слуги Лича, чью волю он сломил. Некогда они были людьми. Эльфами. Дворфами. Они были живы, как мы. Но некроманты Лича подняли их из могил и с поля боя и заставили служить им, - голос паладина едва заметно дрогнул. Ей не сложно было дать описание тем, с кем им предстоит сразиться. Ей сложно было перестать видеть в их лицах своих друзей, соратников, знакомых... Застывшая маска, не выражающая никаких эмоций, мертвые глаза и отточенные движения, стремящиеся убить любого, кто встанет у них на пути. Да, они все смирялись, зная, что даже Свет бессилен. Они не могли ничем им помочь, лишь упокоить окончательно. Милосердие. - Любой, кто покажется им пригодным для новой службы будет возвращён, чтобы служить их жестоким целям. Они не помнят кем были и с ними невозможно договорится.
Да, они пытались. С помощью Света воззвать к павшим защитникам. Достучаться до разума и сердца, но тщетно.
- Они ведут за собой Плеть. Там, где рыцари смерти, нежити больше, и она лучше скоординирована. Их стоит больше других опасаться в бою. Даже мерзкие поганища не так страшны. Если встретим их, - а в этом она не сомневалась, - убивай не раздумывая, - девушка быстро взглянула на наемника и едва заметно улыбнулась, - Милостью Света или стали - не важно.
Море… ее семья жила практически на берегу Вечного моря, в деревеньке недалеко от Причала Солнечного паруса. Еще маленькой она с братьями частенько сбегала на пляж собирать ракушки, гонять косяки рыб, слишком близко подплывавших к берегу и смотреть, как отплывают и причаливают резные ладьи с товарами из далеких земель. Уже тогда она воображала себе, что однажды покинет родные земли и отправится путешествовать, а противные мальчишки лишь смеялись над ней.
От собственных мыслей Эсфель усмехнулась. Нельзя сказать, что мечта исполнилась полностью, но вместо моря и лесов вечной весны у нее отравленные озера и чумные земли. Так себе рокировка, если честно.

+5

10

Что касается путешествий, то тут Тираннису действительно было чем похвастаться. В отличие от регулярной армии, наёмники по этой части могли позволить себе определенные вольности. Например, всё же иметь возможность выбирать контракт. Когда позволял карман, и не приходилось хвататься за первое попавшееся дело. Но у Гериона эти самые дела шли относительно неплохо. Поэтому помимо золота, работа давала ему ещё кое-что, что он любил не меньше золота.

Дорогу.

Нет, это действительно было прекрасно. Новые земли, новые города, новые враги. То, чего не доводилось видеть раньше. Союзники, с которыми ещё не приходилось биться плечом к плечу. Враги, с которыми он ещё не скрещивал мечи. Невиданная ранее природа и чудеса архитектуры.
Это прекрасно.

И пусть чумные земли были отвратительны в своей сути, а нежить – враг, с которым просто морально неприятно иметь дело, вместе с паладинами Тираннис ещё не сражался. Стоило попробовать. Тем более, что те владели вопросом гораздо лучше наёмников. В конце концов, именно паладины, по сути, посвятили свои жизни противостоянию этим тварям.
- Да, это мы знали. Что эти твари не берутся из неоткуда. Что раньше они были, ну… - Тираннис как-то неоднозначно взмахнул руками, очевидно пытаясь справиться с чувствами, - …нормальными. Живыми, - поспешил исправиться наёмник.

Какая невероятная и безумная магия могла создать нечто подобное? Способ превращать живое не в мертвое, а в не-мертвое. Звучит бредово, но так оно и было. Поднятых нельзя было назвать ни живыми, ни мертвыми.
- Наверное, это счастье, что они не помнят. Помнить и осознать что ты вот это… - Герион покачал головой. Они хотя бы не страдают, эти не-живые. Просто бегающие тела.
- Другой вопрос что в головах тех, кто их поднимает. Этих, как ты их назвала, рыцарей смерти? Они в состоянии мыслить? – Какой интересный, пафосный термин. – Они координируют мертвецов попроще, насколько я понял?

Вполне логично. Просто бегающие костяки не могли нанести таких разрушений. Что они могли? Шататься по окрестностям и бросаться на всех, в ком ещё теплилась жизнь? Это страшно, но с тактической точки зрения весьма бесполезно. Одиночного скелета или гуля одолеть просто. Но если их два десятка? А если больше? В этих землях их можно исчислять тысячами, и любая потеря живых – пополнение для мертвых. Если кто-то, как сказала девушка, рыцари смерти, в состоянии управлять этими самыми гулями, то это может стать уже серьёзной проблемой.
- Милостью света или стали, - чуть улыбнулся в ответ мужчина. Опускать свои клинки он точно не собирался, какими бы страшными и противоестественными не были его враги.
Его вообще сложно было напугать. Герион никогда не был безрассудным. Ну, почти никогда.

+4

11

[nick]Esfel Quick Blade[/nick][status]Anar'alah[/status][icon]https://a.radikal.ru/a27/1905/5f/6d84876c94cf.jpg[/icon][sign]https://c.radikal.ru/c10/1905/3f/3bc961ccb66b.gif[/sign][lz]WORLD OF WARCRAFT
Эсфель, 45
Я у мамы паладин. Ошиваюсь с другими такими же одаренными в землях Лордерона. Легально исповедаю Свет и верю, что затащу одна в любой битве.[/lz]
Живыми. Какое хорошее слово, применённое так скверно. Жизнь больше не теплилась в хладных телах, но в этом не было вины нынешних слуг Плети.
- Это сложнее всего. Признать, что они были живыми. В них нужно перестать видеть людей, но нельзя забывать об этом. Каждый из этих несчастных заслуживает упокоения. После смерти, окончательной, мы стараемся захоранивать тех, кого возможно. Читаем молитвы, чтобы души умерших обрели покой. Темная магия удерживает их здесь, они страдают.
Тонкая грань, когда ты видишь перед собою монстра, и уничтожаешь его со всей яростью, но после воздаешь должное. Нельзя позволять гневу взять над собою верх. И тем более наслаждению. Нет, они убивают, не чувствуя никакого удовольствия. Даже по отношению к Плети. Ярость, да. Ненависть, да. Скорбь и печаль, но никак не удовольствие.
В каждом воине Плети было прошлое. Это солдаты, ушедшие в ополчение. Это фермеры, защищавшие свою землю. Это мирные жители городов и деревень. Это те, кого больше нет как личности, только пустая оболочка и истерзанная, страдающая душа. Последователи Света как последняя возможность, для очищения и обретения покоя. Вот только сами монстры не спешат на исповедь и воинам нужно самим находить их.

- Наверное, иначе можно сойти с ума, если осознать, скольких невинных людей ты убил. Пусть и под властью Лича. Все они, - девушка повела плечом, - Нежить, поганища, банши. Могут ли они думать? Сомневаюсь. Скорее всего выполняют приказы своего короля. Их сила огромна, а воля сломлена. Они как солдаты, которым приказывают, и они идут. Рыцари же, я точно не знаю, но по все видимости они сохраняют возможность мыслить, говорить и их навыки остаются при них даже после смерти. Магия некромантов поддерживает их в хорошем состоянии. Но разума как такового там нет. Это те же зомби, только тренированные и имеющие возможность вести толпы нежити за собой. Мертвяки их слушаются. Рыцари указывают направление и те несутся вперед, как мясо пущенное в расход, - эльфийка покачала головой, - Они принимают на себя основной удар, изматывают, а рыцари могут вступить в бой и позже. Но даже если ты сталкиваешься с ним лицом к лицу, то понимаешь, насколько они сильны. Нет чувства усталости. Они бьются до победы или смерти. Третьего не дано.
Эсфель улыбнулась.
- К счастью, наше оружие для них так же страшно, как и для живых.
Да, убить их возможно. Сложно, но это вполне выполнимая задача. Главное не затягивать бой, иначе они обречены. Силы живых защитников никогда не сравнятся с силами тех, кто не ведает жалости и не чувствует усталости. А это ведь одна из любимых тактик применяемых против живых. Измотать, подождать и напасть, фактически добивая. Она и сама бывала в такой мясорубке и только чудом им удалось вырваться из лап смерти.
- Еще страшны поганища. Да, они не поворотливы, но огромны и сильны. Те, что с крюками опаснее. Прилетит таким по голове и поминай как звали. Банши визжат, но да вы с ними уже, наверное, встречались. Нет? Их в поселениях полно... да... души. Неупокоенные души, страдающие на проклятой земле. Они опасны тем, что могут оглушить и до тебя доберется очередной мертвяк. Эти-то не очень опасны, особенно в одиночку или не большими группами. Но если рядом есть банши или нетопырь, то все становится сложнее.
- Ты их так не пугай сразу.
Идущий впереди паладин по имели Уилл неоднозначно хмыкнул. Видимо разговорчивость эльфийки начинала раздражать его. Или же он просто не хотел, чтобы прибывшие люди знали все это. Эсфель все же склонялась к первому варианту. Несмотря на то, что она на законных правах уже несколько лет обитала в Часовне и держалась в стороне от политики, далеко не все люди были к ней расположены. И надо признаться, это ранило. Она не поддерживала решение ее народа примкнуть к Орде, более симпатизируя Альянсу, но ее мнение, как полагается, никто не спрашивал. А ведь они были все теми же эльфами, что некогда обучали этих самых людей магии, что боролись против орков и троллей плечом к плечу. Да... как все меняется за такое короткое время.
Глубоко вздохнув она прикрыла глаза и спокойно произнесла:
- Я думаю, им стоит знать, с чем предстоит столкнуться, Уилл. Эти люди не имели дела с Плетью, так как мы, но обязательно с ней столкнуться.
Паладин лишь пожал плечами и отвернулся. Эсфель повернулась к воину, идущему рядом:
- О, простите, если я напугала!
Хотя ей самой так не казалось. Ребята они были своеобразные, ради золота готовые на все, но не робкого десятка. Девушка поняла, что не знает, как зовут ее спутника. А учитывая, что им еще идти и идти, не плохо бы было представиться и ему.
- Меня вы уже знаете как зовут, а как к вам обращаться?

+5

12

- В них сложно видеть людей.
Герион замолчал, подбирая правильные слова. Да какие, побери демоны, слова здесь могли оказаться правильными?! Здесь, в этих землях, не могло быть ничего правильного! Воин посмотрел в сторону, поджав губы. Его лицо на несколько мгновений словно окаменело, а взгляд что-то искал среди мёртвых деревьев. Затем он отвернулся и как-то расслабился, во взгляд вернулась привычное спокойствие.
- В них сложно видеть людей, когда сталкиваешься с ними первый раз.
Когда видишь бегущий на тебя костяк с пылающими провалами вместо глаз, противоестественное существо издающее противоестественные звуки. И вроде две ноги, две руки, и кости практически человеческие. Но какие-то внутренние инстинкты заставляют выхватить оружие и оборвать существование этой твари. Возможно, какое-то подсознательное отторжение самого факта существования в мире столь извращенной магии.
- Если не знал их при жизни, в них сложно видеть людей. Для нас это к лучшему.
Тираннис обернулся на своих парней. Любого из них могла постигнуть такая судьба. Судьба стать бродячим бездумным комком живой плоти, управляемой чужим разумом и могучей магией. И наёмник понимал, что сделает всё, чтобы в подобном случае оборвать мучения тех, кто пришёл с ним сюда.
Даже если для этого надо будет молиться Свету.

Воин внимательно слушал рассказ спутницы. Поганища. Баньши. Гули. Скелеты. Магия смерти не только поднимала мертвых, но и придавала им самые различные обличия, в соответствии со своим нечеловеческим замыслом. Любая информация может оказаться критической на поле боя. Не то чтобы они не были готовы к подобным столкновениям, но опыт настоящего боя не заменить ни чем.

Рыцари смерти. Воображение пыталось подбросить что-то вроде какого-то особенно зловещего скелета на такой же зловещей и мертвой лошади, но полученная информация говорила о том, что они больше похожи на людей, что любая другая нежить. Если у них остаётся способность командовать нежитью попроще, что ещё у них не отняла смерть?

- Наше оружие эффективно. Это самое главное, что я хотел услышать.
Наёмник тоже обернулся на встревожившегося паладина и даже вполне искренне усмехнулся.
- Мы пришли сюда не для того, чтобы бояться.
Конечно, паладины тут были в выигрышном положении. И всё же он и его воины видели достаточно самых невероятных и порой совершенно отвратительных по своей сути вещей, что страх уже не желал приходить до личной встречи с очередным врагом.
Азерот был чертовски суровым местом.
- Герион Тираннис. – Наёмник приложил латную перчатку к воронёному нагруднику.
Действительно, они успели уже обсудить и путь, и виды нежити, а он так и не назвал своего имени.

+5

13

[nick]Esfel Quick Blade[/nick][status]Anar'alah[/status][icon]https://a.radikal.ru/a27/1905/5f/6d84876c94cf.jpg[/icon][sign]https://c.radikal.ru/c10/1905/3f/3bc961ccb66b.gif[/sign][lz]WORLD OF WARCRAFT
Эсфель, 45
Я у мамы паладин. Ошиваюсь с другими такими же одаренными в землях Лордерона. Легально исповедаю Свет и верю, что затащу одна в любой битве.[/lz]
- Очень приятно, Герион, - вежливо кивнула девушка. Действительно приятно. Он не напрягал ее, не лез с неудобными вопросами, хотя возможно, такие у него были, и в целом вел себя достойно. Их беседа хоть и имела неприятные темы, все же не доставляла обоим дискомфорта, скрашивая дорогу. Шагать в тягостном молчании было бы угнетающе. Эльфийка знала, что она прошли уже часть пути и скоро выйдут к перекрестку, а оттуда и рукой подать до башни. Изначально в плане значилось добраться до ближайшего поста и оказать поддержку им, зачистив местность. На все должно было уйти не больше пары дней. Но утренние донесения успокоили руководство - дорога и деревня были чисты, насколько это возможно. Наемники так же ничего требующего внимания не рассказали, поэтому сейчас отряд свернет и направится на север, ближе к Стратхольму.
- Страх не так уж и плохо, - спокойно возразила она ему, - Я бы даже сказала, он необходим. Он помогает выжить, заставляет нас делать вещи, на которые мы, возможно и не решились бы, пребывая в спокойствии. И нет ничего плохого в том, чтобы бояться смерти, - она искоса посмотрела на него и перевела взгляд на идущих впереди людей. - Мы все чего-то боимся, мистер Герион. Впрочем, это не так важно, не буду докучать вам такими философскими рассуждениями. Это лучше оставить для мирных бесед у костра. Надеюсь, нам такие еще останутся.
Умирающая земля никак не способствовала более радостной теме, но Эсфель не хотела загонять мужчину в тоску. Тем более в Часовне паладины могли часами говорить обо всем. Ей пришлось изрядно потрудится над усмирением своего нрава, чтобы научиться более мягкой аргументации и отстаивании своего мнения. Терпение и дисциплина. С первым по-прежнему не очень, со вторым все куда лучше.
Лошадь, идущая в первых рядах, громко заржала и попятилась назад. Тележка дала задний ход, грозясь наехать на остальных животных и людей, но один из паладинов быстро успокоил встревоженное животное. Парень гладил ее по холке, читая молитву. Люди сбились в кучу, строй мгновенно потерял свою четкость. Впереди что-то происходило. Отряд остановился.
Эсфель коротко взглянула на своего собеседника и молча скользнула вперед. Пришлось сойти с мощенной дороги, чтобы обойти лошадей и людей. Сапоги оставляли следы на покрытой рыжей пылью пожухшей траве, окрашиваясь в оранжевый цвет. Но едва она поравнялась с Броудом, как поняла, что впереди... ничего нет. Дорога была совершенно пуста. Тем не менее паладин, возглавляющий их отряд был обеспокоен. Внешне брюнет оставался непроницаем, вежливая улыбка, расслабленное лицо, но цепкие чуть прищуренные глаза, скользящие по окрестностям, были признаком тревоги.
- Что-то почувствовали, - тихо произнесла девушка.
- Да, - так же тихо ответил он, не смотря на нее. Рука мужчины лежала на рукояти молота, готовая выхватить его в любой момент. Несмотря на то, что капитан был целителем, молотом он владел не хуже, чем Словом.
Ропот грозился перерасти в гам, люди начинали нервничать.
- Почему мы стоим?
- Что с дорогой?
- Нежить?
- Все в порядке,
- медленно произнес капитан. Но она понимала, что напряжение все равно остается висеть в воздухе, смешиваясь с рыжим маревом.
- Возвращайся в конец, Эсфель, - мягко добавил он, - Будь начеку.
Мог бы и не добавлять. Словно она на прогулку вышла, в латы закованная и с мечом на перевес. Достойное занятие для молодой леди.
Потребовалось какое-то время, чтобы отряд вновь встал в строй, и они продолжили путь. Правда теперь разговоров поубавилось. Лошади шли тяжелее, еле переставляя ногами.
- Они чувствуют все раньше нас. Впереди что-то есть, - эльфийка подтянула ремни ножен, закрепляя их потуже. - Скорее всего нежить. В смысле простая нежить, не банши или...
Она осеклась, останавливаясь и чуть отставая от отряда. Так уж повелось, что эльфы слышали лучше остальных. В длинных ушах ли было дело или в особом даре, коим их народ щедро наградила природа, но хлопание кряжистых крыльев она услышала раньше остальных. Но не спереди, а с боку, из-за шпилей деревьев.
Она резко развернулась, вынимая меч из ножен, со свистом рассекая воздух. Так и есть, две темные точки уже устремились к ним.
- Нетопырь! - крикнул кто-то.
- Горгульи, - сквозь зубы процедила она, принимая стойку. Они были еще далеко, но острое зрение не подвело ее.
- Нужно сбить их.
Она повернулась к Гериону, который не отставал от нее, уже держащий мечи наготове.
Да только чем? Луков у них не было, хотя нет, у воинов были, и они резво натягивали тетиву. Но попасть в тварей было крайне сложно. С виду массивные и неповоротливые, они были удивительно юркими и не плохо кидались сгустками магии, больше похожими на молнии. Мешала им и подступающая темнота.
Девушка перехватила меч поудобнее, до боли сжимая рукоять латунной перчаткой. Есть, две стрелы попали в цель. Одна пробила крыло, другая прошла по касательной, задев туловище, пуская кровь. Горгулья взревела, кидаясь на отряд. Боль ослепила крылатую нечисть, лишая способности маневрировать. Рядом пролетела вспышка Света и золотой молот из чистой энергии угодил твари ровно в грудь, сбивая ее с воздуха. Эльфийка скользнула к ней, поднимая и опуская на нее сталь. Не смотря на тяжелые доспехи, она все равно двигалась легче и быстрее остальных, оставляя их позади. Двух ударов хватило, чтобы зеленая кровь засочилась на камень, окрашивая его в темно зеленый цвет, кажущийся в сумерках черным. Но оставалась вторая тварь и она была в опасной близости к девушке. Паладин подняла руку, складывая пальцы в заклинании. Губы шептали молитву и Свет услышал ее. Эльфийку окутал мягкий искрящийся щит, защищающий ее от магии. Но девушка ошиблась, предположив, что визжащая тварь кинется на нее. Горгулья продолжала парить в воздухе, ловко уходя от стрел и осыпая отряд молниями. Рядом, едва не задев острое ухо, пролетел вспышкой еще один молот Света. Но задел лишь лапу. Неприятно, не более того. Если бы крыло… Эсфель закусила губу. Действие щита скоро закончится, а сил на сотворение нового пока нет. Как нет его и на Молот, а как бы он сейчас пригодился! Зато на Правосудие, а если повезет, то и на удар воина Света, сил должно хватить. Сама по себе горгулья не представляла сильной угрозы. Они разберутся с ней, но визг может привлечь остальную нежить. Свет милосердны, да, о чем она вообще! Они и так были одной огромной приманкой для нежити!
Неизвестно, что было в мозгу у этих тварей, но издав еще один оглушительный визг, горгулья взмыло в оранжевое небо и превратилась с крохотную точку, быстро удаляющуюся на север.
- Не зря она туда устремилась.
- В докладах говорилось о сосредоточении нежити на севере и западе, - расстроенно протянула она.
Щит померк и растворился в воздухе, словно его и не было. Золотое сияние, окутывающее девушку, исчезло. Она с некоторым сожалением посмотрела на меч, испачканный в зеленой крови и взяв край плаща тщательно вытерла его.
- Ускоримся, - мягко, но настойчиво произнес капитан. Впрочем, люди не имели ничего против. Солнце уже скрылось за темными верхушками высохших елей, и земля вскоре погрузиться во мрак. Зажигать факелов здесь нельзя.
Эсфель с лязгом убрала меч в ножны и повернувшись встретилась взглядом с наемником. Она собиралась сказать что-то в духе: у меня плохое предчувствие, но предпочла промолчав, лишь покачав головой. Скверное предчувствие не покидало ее с самого выхода из Часовни и сейчас лишь усилилось.
Рыцари смерти.
Догадка, озарившая заставила девушку вздрогнуть. Она еще раз глянулась назад, словно надеялась увидеть их там. Но нет, белая дорога терялась в стремительно темнеющей местности.
Они могут призывать горгулий. Могут контролировать их и отозвать. Что если они совсем рядом. Следят за нами. Загоняют как добычу. Догадались ли остальные или посчитали случайностью.
- Нас заметили, - тихо произнесла она.

Отредактировано Varian Wrynn (27-07-2019 12:48:03)

+5

14

Молодой воин кивнул в ответ. Ему тоже было приятно, без шуток. Он ожидал от легендарных паладинов чего-то другого. Ну, знаете, проповедей о том самом Свете, который по каким-то невероятным причинам то ли им служил, то ли благословлял, то ли помогал. Наёмник честно не понимал, как это работает. Как этот Свет исцелял и как ранил. И он был уверен, что паладины попытаются вернуть его самого и его отряд на «путь истинный», «повернуть к Свету» или что-то в этом роде.
Короче говоря, он опасался, что воины Света окажутся редкостными занудами.

Юная эльфийка по имени Эсфель доказала обратное. Может её и вел Свет, но делал он это как-то диво ненавязчиво. Те вещи, о которых они говорили, были понятны и доступны как паладину, как и наёмнику.
Например, страх. Страх универсален. И Эсфель была права. Они все боялись. Но есть парализующий страх, мешающий принимать правильные решения, вытягивающий все силы тогда, когда они нужнее всего. А бывает тот страх, который разделяет смелость и безрассудство. И мужество, позволяющее сражаться вопреки страху.
- Мы все чего-то боимся. – Повторил наёмник. – Вероятно, поэтому и живы до сих пор.
Они говорили о страхе, и Герион смотрел на своих спутников другими глазами. Кажется, не только он нашёл общий язык с воинами Света. По крайней мере, никто из паладинов не затирал наёмникам насчет того, что воевать с порождениями зла за звонкое золото это чистой воды ересь. Что сражаться без поддержки высших сил за плечами бесполезно. Даже за пару лишних глотков спиртного претензий не было.
Кто знает, может эти самые паладины и правда поняли об этой жизни что-то, чего ещё не понял даже он сам.

- Что-то случилось?
Этот вопрос сам сорвался с уст Тиранниса, когда конвой внезапно остановился посереди дороги. Воин жестами отдал приказ своим сомкнуть строй и приготовиться, хоть и не видел непосредственной угрозы.
Но чувствовал. Не так, как паладины и даже не так, как обезумевшие лошади, но словно внутри угнездился как-то невнятный, но въедливый холод. Он привык называть это интуицией.
- Нетопырь! – Крикнул кто-то позади и воин на ходу выхватил оба полуторных меча. Сбить или летунов он, конечно, не мог, но был готов к любым сюрпризам. А его лучники уже знали что делать. Навстречу чудовищам свистнули стрелы. Некоторые даже попали в цель, но не слишком впечатлили нападавших.

И тогда Тираннис имел честь наконец-то увидеть Свет в деле. И хоть он ожил чего-то этакого, всё равно успел удивиться яркому естественному блеску и твердой конструкции. А за Светом следовала острая сталь.
Герион тоскливо осознавал свою бесполезность. Но он сделал свои выводы. Наёмник подбежал к девушке. Но та думала о том же, о чем и он.
- Нас обнаружили.
Что могла увидеть горгулья своими мертвыми глазами? К каким выводам придут те, кто будет оценивать полученную информацию.
И пусть среди них не было пострадавших, ничего хорошо сказать было нельзя.
- Нужно поспешить к башне. Удерживать бастион легче, чем открытую местность.
Холод превратился в озноб. Их могли накрыть в любой момент. В зависимости от пожелания самих «загонщиков», и они ничего не могли предпринять.
- Скорее.

+5

15

[nick]Esfel Quick Blade[/nick][status]Anar'alah[/status][icon]https://images2.imgbox.com/0a/93/yJtN6dh1_o.gif[/icon][sign]https://c.radikal.ru/c10/1905/3f/3bc961ccb66b.gif[/sign][lz]WORLD OF WARCRAFT
Эсфель, 45
Я у мамы паладин. Ошиваюсь с другими такими же одаренными в землях Лордерона. Легально исповедаю Свет и верю, что затащу одна в любой битве.[/lz]

Охотники рядом.

Она то и дело оглядывалась. Нервно, суетливо, не так как положено паладину, но девушка не могла себя пересилить. Внутри словно кошки скреблись, раздирая острыми когтями грудь под прочным латным нагрудником. Ей было не по себе, было холодно, страшно.
Эсфель не спешила доставать меч. Долго нести в руках оружие все же сложно, это выматывает, наливает мышцы тяжестью, а ей не хотелось устать до начала боя. О том, что он будет догадались все, но предпочли молчать. Напряжение звенело в воздухе. От прежнего веселея не осталось и следа. Отряд погрузился в молчание.
Вот так они и уничтожают нас. Выпивают всю радость, все хорошее. Лишают надежды еще до начала.
Мысли, мысли, как избавиться от них? Яду в этих суждениях больше, чем в колбах алхимиков.
Ты должна быть сосудом наполненным Светом. Доверься ему, и он поведет тебя.
Но сейчас ее заполнял лишь страх. Была ли это магия или общая настроенности, не важно. Страх тормозил одних и подгонял других. Страх владел ими.
- Ещё немного, - ни к кому не обращаясь произнесла она. Скоро они будут у цели. Человек прав, держать оборону и правда легче. Бой на открытой местности всегда риск.
- У тебя остался кто ни будь в Штормграде?
Говорить, чтобы не поддаться страху. Они живы, они сильны, и они смогут побороть нечисть. Иначе зачем они здесь?
- Семья? Родные?
Возможно он не вернётся к ним. В таком случае их нужно известить. Все они, погибающие здесь - герои и каждый заслуживает памяти. Не важно, паладин ты или наёмник, ты отдаешь жизнь за будущее не только своих королевств, но и всего Азерота.
Эсфель говорила быстро, немного проглатывая окончания, от чего акцент становился ярче. Она и шла быстрее, стараясь вспомнить все навыки следопыта, применяя их на практике. Самое главное, она старалась слушать. Далеко, чутко, не упуская ничего. Но было тихо. Не стучали копыта мертвых лошадей, везущих своих всадников, не ломались ветки под лапами чудовищ, не хлопали крылья горгулий. Нет, только топот и дыхание ее спутников.
- Нам бы до первой башни добраться, возможно тогда они притормозят.
Девушка считала, что рыцари не нападут на них, в хорошо укрепленном сооружении. Плюс там численность защитников возрастает, а само расположение башни находится выше остальной местности, что позволяет оценивать обстановку.
Возможно сейчас они видят что-то. И если нас преследуют, то подадут сигнал. Ведь мы уже близко…
Но не было ни сигнала о предупреждении, не было сигнала к атаке, не было ничего. Они словно провалились в вязкую тишину, наполненную страхом и неопределенностью.

Отряд начал тормозить. Идущую позади Эсфель уже порядком злило, что, оказавшись в хвосте, она пропускает важные события и находки, вроде той, что уже осматривали паладины. Девушка взглянула на своего спутника, кивком зовя за собой.
Едва они поравнялись с первыми рядами паладин рвано выдохнула: на белой кладке дороги лежали двое патрульных в черно-серебряных накидках со знаком солнца. Вокруг них растеклась лужа подсохшей крови.
Эсфель подняла взгляд на капитана, но тот не обратил на нее внимания, сидя рядом с убитыми.
Мы должны добраться. Должны.
Она посмотрела на Герион, стараясь поймать его взгляд. Что он думает об этом? Готовы ли наёмники были к такому, что их ждет не честный бой, а истребление.

+5

16

Как он представлял свою смерть? Воин, который практически всю жизни посвятил сражениям. Он с детства мечтал держать в руках меч. Ему снились битвы, а любая игра так или иначе сводилась к доблестным схваткам с грозным противником. Иногда ему казалось, что о войне он знает всё. Он знает её мощь, её запах, её боль и все оттенки её цветов. Нет преграды, которую не сможет преодолеть закаленная сталь и человеческая воля.
Думал ли он когда-нибудь как это всё закончится?
Само собой он не рассчитывал умереть от старости в окружении внуков. Он знал, что кто-то где-то носит тот самый клинок, который всё закончит. Ну думал ли Герион Тираннис как это будет?
Нет.
Это не те мысли, которые помогают сражаться. Но бессмертным себя не считал. И уж точно не хотел умереть в этих проклятых землях.

Герион то и дело оглядывался на свой отряд, смотрел в глаза своим бойцам, ища страх, панику и иные чувства, которые могли стать фатальными, когда дело дойдёт до сражения. Не находил. Собранность, тень, напряжение, Аякс даже умудрялся кратко улыбаться.

- А?
Вопрос Эсфель на мгновение заставил Тиранниса растеряться. Остался ли у него кто-нибудь в Штормграде? Как-то об этом он не думал в такой момент. А может быть стоило.
- Если ты о том ждёт ли меня кто-то… Нет.
Герион вздохнул, погрузившись не столько в болезненные сколько в обидные воспоминания. У некоторых его парней были семьи и даже дети. Кто-то вдохновленно писал письма домой, кто-то просто иногда умудрялся урвать возможность навестить любимых. У кого-то остались уже немолодые родители, которые всячески поддерживали своих взрослых и воинственных детей. Первое время он даже завидовал. Потом смирился. Когда его спрашивали насчет родных, он отвечал, что особенно отбитый аист подкинул его прямо под дверь вербовщика.
- Может быть, они даже сопьются от радости, когда узнают, что их позор наконец-то отбросил когти. – Буркнул больше в сторону, чем собеседнице наёмник.
Иногда так бывает, когда на тебя с пеленок возлагают массу надежд, а ты не оправдываешь ни одной. Грустной истории не получится. Не будет ни слез, ни похорон, ни потрепанного мироцвета на кучке земли. Разве что если кто-то его парней выживет, тогда может за него выпьют бутылку другую, скажут что-то вроде «этот мудак был ничего».
Да почему он всё опять сводит к выпивке?
Тираннис улыбнулся, в глазах сверкнули хитрые искорки.
- Только не забудь грохнуть меня окончательно, если смерть меня не угомонит. А то что-то нет желания бродить по этому унылому месту.
Несколько секунд тишины.
- А у тебя? Тебя кто-нибудь ждёт?
Должен ведь. Если бы все становились разочарованием для родителей, это был бы очень грустный мир.

На пути им встретились менее везучие бойцы. Герион молча отдал честь, дважды стукнув закованным в черненый металл кулаком по нагруднику и опустив голову.
- Им уже не помочь. Нельзя останавливаться.
В голосе наёмника звучала сталь. Жажда битвы пламенем разгоралась в сознании и растекалась по жилам. И он понимал – вскоре он будет удовлетворена.

+4

17

[nick]Esfel Quick Blade[/nick][status]Свет ведет нас[/status][icon]https://a.radikal.ru/a33/1908/98/965cf1cf8e1c.jpg[/icon][sign]float:right

Крылья вспыхнули золотом,
Да остались в крови рукава
[/sign][lz]WORLD OF WARCRAFT
Эсфель, 45
Воины Света, воины добра[/lz]
- Заберем их с собой. Нельзя оставлять здесь.
Эсфель молча отошла назад, чтобы не мешать собратьям грузить тела в повозку. Лошади фыркали, преступая с ноги на ногу, нервничая и желая убраться отсюда поскорее. Но поскорее не получалось. Паладины изучали место боя. Кто-то нашел мечи, лежащие неподалеку, кто-то заметил следы копыт, испачканные в крови убитых, ведущие с тракта в глубь лесов.
- Скорее всего двое. С одним они бы точно справились.
- И горгулий было двое, - теперь она не сомневалась в своей правоте.
- Где двое, там и толпа, - протянул капитан. Он по-прежнему был спокоен, хоть и опечален. Эсфель видела, как он пытался вернуть их к жизни, но было слишком поздно. Но их души свободны от проклятия и вознеслись, это было единственным утешением.
- Капитан, других следов нет. Лейтенант прав, их было двое. Ни вурдалаков, ни поганищ.
- Сэм, - неожиданно встрепенулась девушка, оборачиваясь к подошедшему паладину, молодому парню, которому едва исполнилось двадцать.
- Ты ведь нес дозор на этой башне, - она не спрашивала, утверждала. Память у эльфийки была отличная.
- Да, - кивнул он, - Приходилось.
Она посмотрела на Броуда. Тот понял к чему она ведет и продолжил.
- Там ведь хороший обзор на дорогу и перекресток?
- Да, сэр, там…
- Мы опоздали, - тихо произнесла она.
- Эсфель, не стоит так, - начал было капитан, но она его прервала.
- Я чувствовала, что что-то не так еще в Часовне, - наконец призналась она, - Как тогда, когда мы попали в окружение. Сначала горгульи, теперь братья. Вы знаете, что это не случайности, - она обвела собравшихся взглядом, - Мы должны повернуть назад, - уверенно произнесла эльфийка.
- Пройдена большая часть пути.
- Я знаю, капитан! Но перекресток может быть захвачен, и вы понимаете это не меньше моего. Если башня пала, нас там ничего не ждет. И что нам остается? Идти до следующей? А что ждёт нас там?
- Испугалась значит, - в голосе Уилла хоть и не звучало торжество, но Эсфель понимала, как он рад. - Кликушество тебе не к лицу.
Да что ты знаешь о том, что мне к лицу, - зло подумала она тут же одергивая себя. Нельзя давать гневу завладеть собой.
- Не в страхе дело. Я понимаю, чего опасается Эсфель, но мы не повернем назад. Если башня пала, то мы должны предать земле павших защитников и прийти на помощь следующим. Сэр Герион прав, мы должны двигаться дальше. Эсфель. Уилл, спасибо возвращайтесь в отряд.
Они кивнули и разошлись, каждый держать противоположной стороны и все же она услышала тихое «ведьма эльфийска». Она не обратила на это никакого внимания, погруженная в собственные мысли. Ей не давало покоя, да и не только ей, судя по лицам братьев – павших не обратили. Рыцари смерти поднимали многих воинов в свои ряды, а уж паладинами и вовсе не брезговали. Куда там! По кладбищам рыскали, раскапывая могилы. А этих вот оставили. Тревога оглушительно билась внутри. «Назад. Мы должны повернуть назад». Но командиры решили идти вперед, и она не ослушается. Не оставит их.

Стремительно темнело. Солнце уже скрылось за елями и горами, позволяя тьме расползтись по этим проклятым землям. Они уже не скрывались, шли быстро, говорили не слишком громко, но и не тихо, руки были напряжены, готовые схватиться за оружие в любой момент. Они по-прежнему шли в конце, думая каждый о своем. В истории Гериона не было ничего нового из того, чего Эсфель бы не знала. За годы служения она видела и слышала многое и, наверное, даже догадывалась, как обстоят дела у наемника. Они вообще были лихие ребята, живущие одним днем, где там семье взяться. Вот только и у нее больше не было никого, кому следовало бы сообщить о ней.
- Нет, - тихо произнесла она, - Меня никто не ждет.
Молчание.
А нужно ли? С многими ли она говорила о том, что произошло? Нет, почти никто. И все же стоит с ним говорить, хотя бы потому, что однажды они уйдут каждый своей дорогой. Ему не будет нужды вспоминать рассказ эльфийкий из Часовни, а ей о наемнике из Штормграда. В том, что они больше никогда не увидится, она почему-то была уверена.
- Мои родители и сестра обладали магическим даром. Одни были магами, а Анария стала чернокнижницей, - вот уж попробовал бы ты ее ведьмой назвать, узнался всю силу темной маги, - А в нас с братом не было ни капли магии. Так бывает, - она невольно усмехнулась, погружаясь в воспоминания, - Вот мы и пошли в следопыты. Как-то во время охоты за троллями я зашла слишком далеко и попала в засаду. Мне удалось сбежать в эти земли… еще не оскверненные чумой, но раны были слишком тяжелы и оставалось лишь лечь под деревом и ждать смерти. Или перерезать себе горло. Но признаюсь, мне было так мало лет, и я так хотела жить, что верила в чудо. И меня нашли, рыцари из ордена и оказали помощь. Тогда я впервые столкнулась со Светом, и он… он оказался таким удивительным, он благословил меня, и я решила остаться здесь, в ордене, с людьми. Родные не поняли меня и, - она тяжело вздохнула, - Больше мы не виделись. Сестра сказала, что лучше бы меня тролли добили, хоть умерла бы гордостью семьи, а так, я стала предателем.
Она отвернулась, смотря на темные редкие деревья и рыжую почву под ними. Печальный пейзаж.
- А потом в Кель’Талас пришла Плеть, и они все погибли. Защищая наши земли. А я была далеко. Я пришла туда многим позже… когда колодец был разрушен, а дом наполняли лишь призраки, да вопящие банши.
Молчание.
- Да… В таком месте не говорят о радости. Не получается.
Эльфийка вновь покачала головой.
- Не переживай, не только упокою, но еще и душу отмолю, - улыбнулась она. Выглядело это довольно странно, но наемник понимал, что смерть им здесь смотрит прямо в лицо, - Только не мешай мне, пожалуйста, а то начнешь драться.
После смерти они становятся не менее быстрыми, а где-то и превосходят живых.
Они шли чуть, отстав от всего отряда. Строй немного нарушился, но все шли достаточно быстро, чтобы успеть добраться до башни, чьи очертания уже виднелись из-за поворота. Еще несколько минут и они дойдут.
- Когда мы охотились за троллями, мы могли часами сидеть в засадах, - вдруг произнесла она. В голосе что-то надломилось, - Мы слушали и слушали. Каждый шаг. Каждый удар. Каждое слово. Слышали дыхание врагов. Вы не слышите дальше, чем видят ваши глаза. А видите еще меньше.
Она странно вела головой, поворачивая ей то влево, то вправо.
- И мне не нравится, что я ничего не слышу, - она обеспокоенно смотрела на Гериона ярко-зелеными глазами. – Впереди ведь тишина. А тишина означает одно...
https://c.radikal.ru/c30/1908/34/c038cd982cbb.gif

Отредактировано Varian Wrynn (22-08-2019 14:41:00)

+5

18

И пусть Тираннис искренне желал не сбавлять темп и спешить к бастиону, перечить паладин он не стал. Обернулся к своим бойцам, поднял вверх сжатый кулак, давая понять, что задержка не таит в себе опасности, и они должны отнестись к происходящему спокойно. А затем снова посмотрел на паладинов, точнее на тела, на которые им повезло натолкнуться в их злополучном походе.

Проклятье, они действительно не могли просто переступить через павших и спешить дальше. Хотя бы потому, что в таком случае эти двое могут оказаться среди тех, кто попытается прикончить их, когда нежить перейдёт в атаку.
Один их парней подошёл к командиру наёмников. Герион опасался, что его бойцы будут против такой задержки, но тот лишь был озабочен поведением лошадей, успокоить которых было всё сложнее.

Возможно, Эсфель была права. Им стоило повернуть назад. Отменить миссию. Да только воинское чутье подсказывало, что поворачивать уже нет смысла. Или вперед и до конца, или смерть.
- Ничего себе в переделку мы влезли, да, босс.
Аякс появился словно из неоткуда, но Тираннис к трюкам бывшего разбойника давно привык.
- Не в первый раз.
- Не в первый. – Качнул головой боец, а затем как-то не слишком радостно усмехнулся. – Но впервые дело так воняет дерьмом.
- Это не дерьмо. Это мертвечина. – Проворчал кто-то за спиной.
- Кто-то умный слишком! – Огрызнулся Аякс.
А Тираннис наконец-то улыбнулся по-настоящему.

Разговор с Эсфель наёмник продолжил только затемно. Он внимательно слушал историю её жизни. Слушал и понимал, что нет лучше собеседника, чем случайный знакомый, с которым ты встретился первый и скорее всего последний раз. А может быть, этот самый знакомый через полчаса унесет твои тайны за собой в могилу. И слова становятся удивительно легкими.
- Никто в моей семье даже не знал такого слова как магия. Зато знали такие дивные слова как этикет, роскошь, манеры, впечатление и прочее, прочее. Мои родители наследники богатого и влиятельного дворянского рода, вроде как известного чем-то там, но я никогда этим не интересовался. Их не волновало, чего мы с братом хотели от этой жизни. Меня готовили к той жизни, которую знали и боготворили. Светские рауты, безостановочное квохтание над какими-то наследными безделушками и знатными знакомствами, умение говорить на пяти языках, пользоваться пятью разными вилками и отличать пятьдесят сортов вина, выплескивая слугам за шиворот не понравившееся.
Тираннис тихонько пнул какой-то камень. Гнев и ярость уже давно выгорели, оставив только спокойную пустоту.
- А получились мы с братом.
Легкая и очень хитрая ухмылка.
- Из троих детей только сестра пошла по пути родителей. Вот это был облом.
Герион размашисто потянулся. Он был доволен собой. Без шуток.
- Так что… я в чем-то понимаю тебя. Знаю, что такое когда те, кого ты вроде как звал самыми близкими смотрят тебе в спину с презрением. «За что нас проклял Свет» - говорила моя мать. И плакала глядя на нас с братом. У наёмника и убийцы не было шансов умереть гордостью семьи.
Несколько секунд тишины.
- Мне жаль твоих родных. И твои… твою родину. Я почти ничего не знаю о разразившейся на севере войне. Наверное, к моему счастью.

Тираннис рассеялся.
- О, вот не драться не обещаю. Никогда не умел останавливаться.
Он знал, что не остановится и сейчас. Когда тишина разверзнется адом.
В мире нет ничего противоестественнее тишины.

Отредактировано The Deathlord (26-08-2019 02:15:07)

+5

19

[nick]Esfel Quick Blade[/nick][status]Свет ведет нас[/status][icon]https://a.radikal.ru/a33/1908/98/965cf1cf8e1c.jpg[/icon][sign]float:right

Крылья вспыхнули золотом,
Да остались в крови рукава
[/sign][lz]WORLD OF WARCRAFT
Эсфель, 45
Воины Света, воины добра[/lz]

Прощай, и если навсегда, то навсегда прощай,
Когда б за край – иди, прощай и помни обо мне!
Как близко край – а там туман,
Январь хохочет, вечно пьян,
Я заключен, как истукан, в кольце его огней.

Еще совсем немного и они на месте. Белая башня выделялась на фоне темно-бурого неба. Она, словно маяк вела их по дороге. Отступали сосны, в стороне оставались очертания деревни, что располагалась неподалеку, а они все шли и шли, как заблудшие моряки, с надеждой в сердце, что скоро пристанут к берегу. Кроме одной эльфийки, что глушила разрастающуюся внутри себя тревогу. Ей бы повернуть назад, уйти в такое опасное, но знакомое море. Лучше туда, вновь в неизвестность, чем к берегу, на котором их никто не ждет.

- Магия... эльфы так или иначе связаны с магией, - ты хотела сказать прокляты, обречены испытывать этот мерзкий сосущий голод, лишающий рассудка и превращающий в чудовищ. - Этикету не так сложно обучиться, - усмехнулась девушка, - А вот когда вокруг тебя одни маги, да чародеи, когда потоки пронизывают все, к чему можно прикоснуться, а ты лишен этого дара, о, - она покачала головой еще шире улыбаясь, - Только и остается завистливо смотреть на детей маминых подруг и кидать в них яблоками от досады. Следопытом быть вовсе не стыдно и наши отряды многое делали для борьбы с троллями. Но когда сестра все делала магией, а ты вынуждена даже форму свою штопать руками, признаюсь, было очень завидно. А мама делала булочки из маны. Пробовал, когда ни будь? Нет? Ох, такого мне точно никогда не сделать.
Это было легко, вот так рассказывать о своей прошлой жизни. Эсфель словно проживала ее заново, раз за разом окунаясь в те дни. Но не в темные его моменты, а в светлые. Детство, юность. Дом, где было место веселью и шалостям, первые дни на службе, обучение, вылазки, засады. Гордость родителей за нее и брата, снисходительная похвала от Анарии, которая хоть и не стала магом, оказалась талантливым чародеем. И все же семья.
Все рухнула в один момент, когда ей раненной удалось уйти от троллей. Уйти так далеко, что помощи можно было не ждать. Но она пришла. А с ней пришел и Свет. Мягкий, исцеляющий не только раны, но и душу… притупляющий голод и нехватку магии.
Она вымученно улыбнулась. Свет и правда помогал. Приглушал жажду, от которой порой хотелось на стены лезть. А ведь нельзя. Никто из паладинов и не догадывался о ее страданиях. Эсфель сдерживалась, не позволяя жажде взять над собой верх. Хотя так хотелось... хоть немного магии, которую можно впитать, чтобы успокоить себя. совсем чуть-чуть, а потом еще и еще, и еще... пока ты не превратишься в зависимое жалкое ничтожество. Она не была такой, она была сильнее. Девушка верила, что однажды сможет избавиться от этого и Свет ей поможет. Он не оставил ее в самый трудный момент, спас от смерти, повел по избранному пути, поэтому как ей не верить в него?
- Наверное мне повезло, светских раутов у нас не было. Да и от Луносвета мы жили довольно далеко, на берегу моря. Там очень красиво... было, - она вздохнула, - Как и здесь. Я видела эти места, еще не тронутые чумой. Еще не сожженный Стратхольм... еще не разрушенные деревни. Раньше мы могли ехать вдвоем или по одному и не ждать, что на тебя нападут. Но то было раньше. Все меняется, Герион. И то, что сегодня здесь так, не означает, что все останется по прежнему. Кель'Талас оправится от ран. Многие из тех, кого не было во время нападения уцелели и теперь восстанавливают столицу и земли. Надеюсь, однажды я увижу свою родину такой, какой она и была, - она поджала губы. На самом деле ей не было туда дороги. Ну вернется она, придет в дом, где, возможно, будет жить сестра. И что дальше? Что ей делать? Что говорить? Сожалеть о своем выборе? О том, что не пала под ударом Плети, что не стала безмозглой куклой в руках Лича? За что ей раскаяться? Что ушла непонятой?
Девушка наклонила голову.
- У всех есть шанс на искупление. Вот только что оно нам дает? Мы все равно умираем и наш путь заканчивается. Моя сестра, которая как и я была далеко в тот день от Кель'Таласа, не будет обо мне грустить. Наверное так даже проще, каждый раз обнажая меч не думать о том, что за твоей спиной остается кто-то, кто любит тебя.
Так легче… и больнее, когда в глубине души ты понимаешь, что никому не нужен. Но и никому не причинишь страданий. Эсфель уже давно знала, что однажды чей-то меч окажется быстрее, чьи-то руки сильнее, а тактика лучше. Что однажды ее жизнь оборвется и она пополнит ряды тех, что лежат в земле в Часовне. Когда ты смиряешься с этим, становится легче.

Впереди показались развивающиеся флаги. И тишина. Такая, что казалось звенит в ушах. Люди замолчали, лишь кони беспокойно фыркали и упирались. Их не встретил дозор, не горели огни в окнах, не было никого на посту. Еще утром, паладины из Часовни были уверены, что башня надежно охраняется, а уже к ночи она пала.
Капитан обнажил меч. Тяжелый фолиант, книга Света, до поры до времени покоилась на боку, надежно прикрепленная ремнями. Эсфель и остальные последовали ее примеру. Отряд подошел вплотную.

Кровь была повсюду. На белых камнях стен, на земле вокруг, везде, где они только могли видеть. Видимо сражение было слишком ожесточенным, и защитники не собирались сдавать позиции, но перепаханная земля говорила и превосходстве сил противника. О явном, чудовищном превосходстве мертвых над живыми.

Они разделились на группы. Молча. Тихо. Словно это тени от невидимого огня расползлись по территории павшей заставы. Лишь луна, изредка выходившая из-за облаков, блестела на вычищенной стали, жадной до чужой крови.
Эсфель невольно оказалась в одной группе с Уиллом, что не радовало совсем, а также с Герионом и кажется Аяксом, ещё одним из наемников, а это уже радовало больше. За это короткое время эльфийка невольно прониклась к молодому мужчине. Быть может потому, что он общался с ней без предрассудков, с которыми люди обращаются к эльфам, быть может потому, что вёл себя как воин, пусть и наемный, но все же сознающий, куда и зачем они пришли, может потому что его отношение к смерти было сродни ее, их не ждали и им нечего было терять кроме своей жизни. В любом случае, паладин была рада его компании.
Капитан быстро распределял всех. Они должны держаться вместе и всегда быть на виду друг у друга. Их группе досталась башня, куда они решительно вошли. Ну как вошли...

Дверь оказалась заперта. Эсфель, зажав в одной руке меч, другой резко и сильно толкнула ее от себя. Та не поддалась.
- Закрыто на засов.
- Думаешь они живы? Раз закрылись.
- Не думаю, - твердо ответила она. – Будь они живы, увидели бы нас и открыли.
- А если решили, что мы нежить?
- Уилл, мы двигаемся не как нежить и рассредоточились, не как нежить и мы мечами размахиваем уж точно не как нежить. Эта самая нежить сейчас может быть внутри. В виде наших братьев.
Эсфель зло выдохнула.
- Отойди.
- Броуд велел не шуметь.
- Знаю, но по-другому никак.
Девушка молча нанесла удар ногой. Раз, другой. Дверь лишь вздрагивала, глухо лязгая замком. Конечно, просто так ее не вынесешь. Даже с ее силой удара, усиленного латным сапогом.
- Может по стенке заберёшься?
Эсфель дёрнула бровью. Самообладание прямо-таки начинало сдавать.
- Заберусь, - не выдержала она, - Я после найду пару стрел и ускорю тебя. Уилл, не кажется, что не время для выяснения отношений? Выбей уже эту дверь или подвинься, пусть мужчины попробуют.
Терпение. Свет дай мне его, чтобы не пришить его. Ведь могу. Ведь сорвусь. Девушка отошла, уступая место наемникам.
Что и говорить, вдвоём они намного быстрее вынесли дверь, хотя и пришлось повозиться. Паладин больше всего опасалась, что на них тут же хлынут чудовища. И когда наемники первыми оказываясь внутри, Эсфель поспешила за ними. Едва зайдя во внутрь, она замерла в стойке, перенося тяжесть тела на левую сторону, чтобы в случае нападения или угрозы атаковать. Но атаковать было некого.
- Столько крови, - выдохнула девушка. Лицо приобрело выражение печали и скорби. Не удержавшись она провела пальцами по двери, которая и правда была закрыта изнутри. Дерево было окрашено в алый, а неподалеку лежал один из защитников, по-прежнему сжимающий меч в руку.
- Упокой Свет его душу.
Уилл закрыл мужчине глаза, поднимая его и перекладывая вдоль стены.
- Там еще один.
Эсфель кивнула. Она чувствовала себя подавлено и выглядела не лучше. Чувство тревоги нарастало, хотя могло и должно уже было разразиться, отпуская ее. Ведь она оказалась права, все случилось. Не в первый раз… и как знать в какой.
Она посмотрела на лестницу, ведущую на верх.
- Идите, я останусь внизу и упокою их.
Девушка кивнула и первой ступила на грубо отесанные доски даже не скрипнувшие под ее весом.
Выше. Еще. Пусто.
Выше. Еще комната. Пусто.
Выше. Еще. Выше. Выше… пост.

- Еще один, - она наклонилась к паладину, осматривая его. Внезапно девушка почувствовала дыхание. Едва заметное. Эсфель отложила меч и стащила перчатки.
- Держись, - она приложила руки к груди мужчины. Губы беззвучно шептали молитву. Все сводилось к одному – Свет даруй силу, Свет даруй исцеление, Свет позволь мне лечить. Она не была лекарем, но основы знала и надеялась, что ее сил хватит на то, чтобы помочь.
- Б… б…
Она не отнимала рук, продолжая шептать, пока паладин, разжав бледные губы силился произнести что-то, что считал важным.
- Б… башня…
- Пала, - находясь словно в трансе произнесла она.
- Д… дальше. Они идут… Много…
- Мы знаем, прошу, не напрягайся.
Его ладонь легла поверх ее, с усилием стаскивая с себя. Девушка с отчаянием смотрела ему в глаза, понимая, к чему он клонит.
- З…, - кровь хлынула из горла, окрашивая ее табарду, доспехи и кожу, но она и не думала стирать ее, - Западная… забрали… всех.
Он обмяк. Все силы ушли на то, чтобы предупредить остальных. Эсфель часто задышала. Рука потянулась к лицу мужчины, закрывая его глаза.
- Упокой Свет твою душу, - пробормотала она и встала. Взгляд был растерян, но она знала, что это значит и что нужно делать.
- Вниз, быстро.

Она выбежала из башни, едва не сбив двоих паладинов, несущих тело еще одно павшего.
- Они ушли. Они забрали их! – крикнула она, едва заметив командира. Плевать, их все равно обнаружили, - Сэр, они ушли в Западную башню!
Девушка широким шагом приближалась к паладину.
- Наверху дозорный все видел. Они забрали защитников и обратили их. Мы должны помочь. Мы можем успеть!
- Можем, - согласно кивнул он.

Спустя десять минут отряды были построены. Десять человек, в том числе и Эсфель, остались в башне хоронить павших. Остальные должны были выдвигаться на помощь остальным. Возможно они успеют. Хотя бы к середине битвы и тогда гибель этих защитников не будет напрасной.
Девушка не любила прощания, слишком много в них было печали и какого-то отвратительно привкуса тоски. Но сейчас, стоя чуть вдалеке от основного отряда, она чувствовала, что нужно хоть что ни будь сказать. Сейчас они уходят в неизвестность.
- Удачи, капитан, - кивнула она Броденренсону, когда он подошел к ним отдать наставления, - Да хранит Вас Свет.
- И тебя, Эсфель.
Чуть помедлив, она все же поравнялась в Герионом.
- Никогда не останавливайся, - вспомнила девушка о прерванном разговоре. Жаль, может им еще удастся поговорить нормально, во всяком случае ей есть еще о чем его спросить, - Как ты говорил, милостью стали? – улыбнулась она, - Пусть будет милостью стали. Удачи, Герион.
Да хранит тебя Свет.
https://d.radikal.ru/d18/1908/33/716edf9d24c4.gif

Отредактировано Varian Wrynn (26-08-2019 23:16:13)

+4

20

[nick]Sir Zeliek[/nick][status]всадник блед[/status][icon]https://images2.imgbox.com/96/1d/GBxhlovn_o.gif[/icon][lz]WORLD OF WARCRAFT
Сэр Зелиек, UNK
Пленник собственного тела и чужой воли. Одной свечи недостаточно, чтобы разогнать темноту... но если отчаяться - он победит.[/lz]

территория должна быть зачищена. живые должны быть убиты - и сожраны - и подняты на службу.

Его приказ.

грядет большое наступление. скоро эта земля станет - покорится - будет сломана - уничтожена - искажена - принадлежать Ему
каждый в войске знает это. каждый, до последнего безмозглого скелета или вурдалака, знает свои задачи. каждый знает, что должен делать. каждый принюхивается чуткими до крови ноздрями. каждый ждет битвы - той, что будет впереди

мы пройдем по этой земле, оставляя за собой кровь, слезы, ненависть и отчаяние. оставляя за собой гниль, разложение, больное небо и больную землю
и там, где пройдем мы, больше не будет  н и ч е г о
как в той башне, что осталась за спиной
как в той башне, что сейчас впереди

все во славу Его

он привстает на стременах, безо всякой нужды всматривается в далекие белые башни, больше не слепящие немертвые глаза сиянием чистого Света
о с к в е р н е н н ы е
...Орден мой, братья мои, жизнь моя, что я делаю с вами, чем же, о чем же я стал...

тело скручивает, выламывает болью - легко и беспечно - будто тряпичную куклу в руке небрежного ребенка
легкое властное движение руки - ч у ж о е - отправляет один отряд в овраг - пробитая в теле земли кровоточащая рана - справа, второй, повинуясь молчаливой команде - они ведь тоже слышат этот голос в голове, ведь правда?.. - отделяется и отходит, скрываясь поодаль в холмах

с ним остаются только поднятые. они стоят за ним, пошатываясь, и их холодные тела еще пахнут кровью - с примесью яда и гнили - и все-таки кровью, и их белые руки сжимают мечи и навеки погасшие молоты, и сияют на солнце их черно-серебряные накидка
о да, о да, Он знает, что делать!
он знает, что за ними будет погоня
он знает, что за ними, по их следу, идет отряд
твари прилетели, принесли на своих крыльях - все, до числа солдат, все, числа раненых...
все, все, все

им  с о в е р ш е н н о  некуда спешить

он стоит на дороге - от разоренной башни к разоренной башне - и не прядает ушами немертвый конь, и не - дышит - переступает с ноги на ногу немертвый отряд позади
он слышит в своем сознании глухой смех - только ему и слышный - "А ты отлично смотришься, а. Паладин, весь в белом, во главе отряда паладинов - ты ведь так всегда и хотел, а? Только вот лошадь подкачала..."

но отряд, который появляется за поворотом дороги - не только паладины Серебряного Авангарда
в первых рядах идут - простые люди
наемники

"О, твои бывшие братья отправили других делать всю самую грязную работу? Какие молодцы, а. Впрочем... ничего нового, да. Паладины, как бы они ни называли себя, всегда делают это"
проклятый голос. проклятый голос, как заставить его замолчать...
н и к а к

- Бегите, - свой собственный голос слаб и хрипл, но это все, что может он сделать - преодолевая боль и черноту перед глазами. Он пытается кричать - но кричать не может. Нет сил, нет воздуха, нет... времени. Поздно. Поздно - как всегда. - Бегите, о, умоляю вас. Вы идете... в ловушку.

и с последними словами рука снимает с пояса молот
и, повинуясь - не ей, но Ему - бросается в атаку отряд недавно бывших живыми

засадные отряды - ждут

http://www.kartinkijane.ru/pic/201304/1920x1080/kartinkijane.ru-2913.jpg

Отредактировано Anduin Llane Wrynn (01-09-2019 20:31:23)

+5

21

В этом был какой-то смысл. Его выбор не заставит страдать кого-то больше, чем в тот день, когда стало ясно, что игры юного парнишки это не баловства с так привлекавшим всех детей оружием, что он не перебесится и не уймётся вместе со своим более спокойным, но точно таким же неуправляемым братом. В тот день, когда стало ясно, что это осознанный выбор. Когда он взял в руки меч раз и навсегда.
Его похоронили в тот день.
А то, что он окажется в земле десятком лет позже только формальность.

- Зато я дрался лучше всех детей маминых подруг.
О, задирать Гериона перестали быстро. Другие дети шустро уяснили, что тыкать парня в его порванную или грязную одежду, совершенно неаристократичные ссадины и синяки это верный способ разделить с ним все эти радости.
- О магии я узнал гораздо позже. А про булочки из маны только сейчас. – Наёмник засмеялся. Он с трудом представлял себе, как должны выглядеть эти самые булочки и как вообще из маны можно сделать еду. Но верил.
А ещё понимал – он тоже никому не нужен. Только самому себе.

Башня пала.
Здесь не нужно было быть магом или ясновидцем. Язык крови говорил лучше слов.
Было решено разделить отряд. Первая половина осталась на месте побоища, чтобы похоронить павших. Чумные Земли были не тем местом, где можно было спокойно оставлять тела погибших. Они могут ударить в спину.
Вторая половина отправилась дальше. К западной башне. Туда, куда выдвинулся враг.
- Милостью стали, Эсфель. Я никогда не остановлюсь.
Как же он был прав тогда…

… бурые отблески играли на черненых лезвия обнаженных клинков. Кто бы мог подумать, что сам солнечный свет, прорываясь через густые, душные облака может иметь настолько отвратительный оттенок. Такой же неестественно мертвый, как и растительность по краям стоптанной дороги.
Такой же, как и немертвые воины впереди. Их было больше.
Но не настолько, чтобы кто-то испугался. Дрогнул. Усомнился в своих силах.
Тираннис смотрел на врага и не видел в нём противника. Он видел в нём холодную, мертвую силу, словно у бушующей бури, а не у армии живых. В этой битве не может быть переговоров. Примирения. Пленных. Никакого разума, только чистая сила.

Это были мгновения, мгновения тишины, когда живые увидели немертвых.
Тираннис повернул голову. И увидел существо, о котором до этого слышал только в словах Эсфель. Он совершенно не разбирался в нежити, но сразу понял, он смотрит на рыцаря смерти.
Понял и прыгнул вперед, синхронно взмахнув обоими мечами сразу. А приземлившись, словно таран врезался в нестройную шеренгу скелетов. В стороны брызнули разбитые и рассеченные кости. Следом за своим лидером в бой рванулись и остальные наёмники.
Герион же не терял из виду рыцаря смерти. Он слышал этот шёпот, тихие слова:
«Бегите, о, умоляю вас. Вы идете... в ловушку.»
Слышал, но не понимал.
Широкий взмах меча срубил сразу трёх гулей.
- Ловушку? Так себе ловушка!
Рыцарь снимает с пояса молот, Тираннис проворачивает в руке меч, разминая кисть. Он замечает про себя, как сильно выбранный им противник отличается от остальной нежити. Как сильно он похож… на человека.
- И каково оно?
Осколки костей летят под тяжелые сапоги.
- Быть одновременно настолько живым, и настолько… - Тираннис озадаченно опустил вниз уголки, рта, словно подбирая слово. Пошевелил в воздухе пальцами левой руки, словно что-то щупал, не выпуская при этом рукоять меча. -… ну, мертвеньким?
Расстояние стремительно сокращалось.
Он действительно не умел останавливаться.

+5

22

[nick]Sir Zeliek[/nick][status]всадник блед[/status][icon]https://images2.imgbox.com/96/1d/GBxhlovn_o.gif[/icon][lz]WORLD OF WARCRAFT
Сэр Зелиек, UNK
Пленник собственного тела и чужой воли. Одной свечи недостаточно, чтобы разогнать темноту... но если отчаяться - он победит.[/lz]

По заросшей крапивою старой железной дороге,
По стремительным иглам рассветного яркого Солнца
Продвигайся вперёд; тебя выбрали вечные Боги.
Чем отплатишь ты им? Да, наверное, тем, чем придётся.
Ты по собственой воле спустился во тьму Преисподней,
Не сойдя на последнем доступном тебе полустанке,
И теперь не уверен, сумеешь прожить ли сегодня —
Завтра призрачно, Сталкер.

(с) Тим Скоренко


наемник сражается хорошо. достойно. он насмехается, он язвит, он уверен в своих силах. жизнь бьет в нем ключом. он бьется яростно и технично, его удары отработаны многими боями и многими месяцами
но ему не победить
Ему нужны такие слуги

когда-то давно-давно, о, как давно - при жизни - он бы посмотрел на него сверху вниз. снисходительно. наемник, который дерется за деньги, - паладин благородной Серебряной Длани мог смотреть на него... только как на существо, не знающее настоящих целей и смысла в жизни, - снисходительно, с сочувствием или презрением
но сейчас этот солдат был живым - а он... он нет. вот и вся разница, и совсем, совсем не в пользу бывшего паладина

"Ооо, зависть, ммм, какое сладкое чувство... Убей его. Вытяни его душу. Посмотри, как рассыпается его тело. Только представь, представь себе на миг - как чужая жизнь напитает тебя. Как вспыхнет чужая кровь в твоих жилах. Как ты почувствуешь себя... почти-живым. Разве не прекрасно это-было-бы?.."
"Нет".
"Он все равно умрет", - голос в голове, проклятый равнодушный голос, проклятая чужая воля - что вечно, каждый миг, проверяет его на прочность. - "Он все равно умрет от твоей руки - и по твоему приказу встанет снова. Зачем отказываться от того, что даст тебе недолгую иллюзию жизни?.."
"Это не моя воля. Не мое решение. Твое. Не мое. Я-сам-никогда-не..."

боль скручивает сознание, боль такая, что чернеет перед глазами - и, когда она проходит, он, как всегда, не знает, сколько времени пронеслось, пока он был в беспамятстве
наемник по-прежнему сражается - значит, не так долго. Он не позволил бы ему пропустить лучшую часть пытки - оттого-то этот человек все еще жив

- Вы умрете, вы все умрете сегодня, - голос - горьким сорванным шепотом, будто он сорвал голос, крича - но ведь он не кричал?.. или нет?.. - И многие из вас узнают, каково это, быть живым мертвецом... уже совсем скоро.

человек не видит, как, повинуясь властному движению руки, затянутой в белую перчатку, встают за его спиной разбитые в осколки, разрубленные им скелеты. как шевелятся отрубленные руки, хватая за ноги его людей, заставляя спотыкаться, ошибаться, подставляться под удары
погибать, одного за другим
человек не знает, что два засадных полка ждут знака, ждут, пока люди увязнут в этом бое
человек сражается отчаянно - яростно - достойно - бес-смыс-лен-но

- Вам не нужно было приходить сюда. Этот край обречен, обречен... - отчаяние заставляет его говорить, говорить и говорить - не нужно, не нужно, он знает, он знает, что отчаяние - на руку Ему, - но не может остановиться. - Как тебя зовут, человек? - голос не срывается - ему больше не нужно дыхание, ему не нужно беречь слова, ускальзывая от ударов, перекатываясь, отшатываясь, отбиваясь - пытаясь оттянуть неизбежное. Он пока позволяет - Он не спешит - Ему смешно. Но и пусть. Пусть. - Я хочу... помнить тебя.

https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/1137439/pub_5c0a88e58f486600b0859cc0_5c0a9764b2ad0b00ad075da0/scale_2400

Отредактировано Anduin Llane Wrynn (01-09-2019 21:23:37)

+5

23

A soldier of three armies knows the game
Keeps their echo from the past
Rise from beyond your grave
May you rest in peace at last…

«Ему больно».
Эта мысль скользнула в голове Тиранниса против его воли.
«Ему как будто что-то причиняет боль».

Что его волновало во враге? В неживом враге перед ним. То, что никогда прежде он никогда не видел ничего подобного. Не мог даже предположить, что человеческая жизнь может приобрести подобную форму. Это столь же противоестественно, как и вся земля вокруг.
А паладины воюют против этих существ годами. Держатся. Сражаются. Цепляются за веру в Свет, теряют своих солдат и ведут войну больше.
И это была больше, чем война за деньги, ресурсы или земли. Кажется, в этих землях стоял сам вопрос существования такого понятия как «жизнь».

«Понимает ли он каково это быть – живым мертвецом – или все эти слова пустой трёп? Помнит ли этот рыцарь смерти или как его, помнит ли он себя человеком? Он же был человеком, тьма его дери!»
Скелеты поднимаются вновь. Кости собираются в нечто новое, страшнее предыдущего.
На землю пролилась первая кровь. Горячая, алая. Человеческая.

«Мы погибнем здесь».
Нет, это не упадок духа, не повод опустить оружие. Это словно второе дыхание, огонь, прокатившийся по всему мощному, молодому, дерзкому телу. Пальцы крепче сжали мечи.
И в стороны вновь брызнули кости.

- Мы все обречены. Рано или поздно. Но я выбрал свою смерть. А ты? – Глаза наёмника сверкнули под стать железу его мечей. Первый гуль, второй, третьему и вовсе снесло голову начисто. За спиной кто-то кричит в предсмертной агонии, но Герион отлично осознает, что ни чем помочь не может. Он может лишь дать бой и выбрать свою смерть.
А большего он никогда и не просил. Остается только надеяться, что у оставшихся паладинов всё сложилось. Что Эсфель всё же вернётся и снова будет рассказывать о своей семье и о булочках из маны следующим бойцам, которые придут сражаться за эти гиблые земли.
Потому что никто никогда не обречен.

- Тебе не нужно моё имя. Запомни меня воином.
Каким чудом воину в черных доспехах удается прорваться не ясно, но его и рыцаря смерти разделяет расстояние, не большее чем лезвия его меча.
Остался шанс на один удар.
У каждого из них…

+5

24

[nick]Sir Zeliek[/nick][status]всадник блед[/status][icon]https://images2.imgbox.com/96/1d/GBxhlovn_o.gif[/icon][lz]WORLD OF WARCRAFT
Сэр Зелиек, UNK
Пленник собственного тела и чужой воли. Одной свечи недостаточно, чтобы разогнать темноту... но если отчаяться - он победит.[/lz]
- Воином… - едва слышно.

за болью - за Светом теперь всегда - навеки - приходит боль - за этой болью он почти не видит ни мира вокруг, ни своего поединщика, не слышит ни победного рычания, ни криков боли. тело действует само, тело действует на инстинктах- нет - телом управляют, как послушной марионеткой, и ничего, ничего, никак с этим сделать нельзя.

- Я запомню тебя воином. И буду помнить, пока память моя жива, - слова падают сухими листьями, бесцветные, бессильные, бес-по-лез-ны-е. - В одном ты ошибаешься, воин. Никто не выбирает свою смерть. Все живые - всегда - выбирают жизнь. Дай им волю, дай им силы, дай им возможности - они всегда выберут жизнь. Но смерть - не спрашивает.

тело, послушное чужой воле, вскидывает руку - и засадные отряды выходят на поле. выходят один за одним, отсекая людей от башни позади, от дороги, от хотя бы надежды на подмогу. их сотни и сотни - старые скелеты, щелкающие костями, исходящие гнилью упыри, некроманты, превкушающие новую работу, горгульи, одним разом перекусывающие человеку горло... наспех сшитые, дебильно хихикающие поганища, возвышающиеся не только над людьми и бывшими людьми - но и над чахлыми местными деревцами.

Вот она, твоя смерть. Встречай.

...ему кажется на миг, на долю мгновения - будто тело подчиняется ему - снова.
и противник поднимает меч для удара. отчаянного. последнего. того, в который он вкладывает все свои силы...
удара, который несложно отбить -
но под который можно подставиться

"Может быть, я все-таки… смогу выбрать свою смерть", - еще успевает мелькнуть в его голове, когда он насаживается на чужой меч, как бабочка на булавку…

…и слышит смех

громкий, издевательский
смех, слышный только ему

человек смотрит на него - ошарашенно? испуганно? победно? - не разобрать

…а потом тело шагнуло вперед, выламывая человеку руку, заставляя его выпустить - намертво застрявший в гнилой грудной клетке меч.
а потом, легко, будто бы он был тряпичной куклой, подхватило человека - и швырнуло его назад. прямо на выставленное солдатом - скелетом солдата - копье.

…боль
какая же боль
какая же боль и мука - смотреть на чужую смерть
на смерть, которой ты виной, - смотреть, взгляда не отводя
смотреть, как человек хрипит, цепляясь за острие копья, вышедшее в середине груди. как горлом идет кровь - алая, живая, как человек захлебывается ею, как гаснут его глаза…

"Этого - поднять. Остальных, кто поцелее, тоже", - равнодушный приказ в голове заставляет сознание сжаться. таким приказам нельзя противиться, нельзя возражать…они будут исполнены в любом случае
…и все-таки…
"Нет. Оставь им их покой. Тебе не за что им мстить".

…боль и мука, отчаяние - и безнадежное, такое короткое сопротивление - наказание следует немедленно.
Его приказам сопротивляться нельзя.

- Всех...кто может быть полезен... Поднимайте. Его приказ, - голос - его, он говорит - сам...против своей воли, но - сам. "Скоро я сдамся окончательно", - думает он, и эта мысль не приносит боли. Боли и так здесь...слишком много.

Отредактировано Anduin Llane Wrynn (08-09-2019 03:48:21)

+4

25

Вдох. Тяжелый, хриплый, словно такое простое, будничное действие требует невероятных усилий.
Волна холода прокатывается по телу.
Нет, этого не должно быть. Ни холода, ни тепла. Лишь окутывающая мутная тьма и абсолютное спокойствие, пришедшее в последние секунды.
Секунды чего?

Спертый, душный воздух. Но в нём нет запахов.
Он помнил, каким был воздух до этого. Запах разложения, запах крови. Его крови.
Пронзительная боль в груди, ничего подобного он не испытывал никогда в жизни. Эта боль разорвала само сознание. Растворилась в густом, вязком тумане, в черноте заволакивающей сознание. Где она теперь? Она не могла просто исчезнуть. Есть вещи, которые не уходят. Эта боль, она из них. Но её больше нет.

Руки рефлекторно устремились к груди, пальцы впились в искореженный металл по краям дыры на нагруднике, словно ища что-то, словно он мог нащупать ту самую боль.

Копьё. Торчащее из груди древко, щедро залитое алой кровью, такой яркой. Кровь толчками сочится из раны, заливает черные доспехи, каплями срывается на дорожную пыль. С губ почти сорвался крик, но вместо воздуха изо рта хлынула кровь, горячая рубиновая жидкость стекает по подбородку. Она всюду.

Но под пальцами лишь пустота. Он лишь бесполезно скребет собственный доспех. И, ничего не добившись, роняет руку на землю.
Почему он не чувствует его? Запаха крови? Её вкуса?

«Встань».

Глаза широко распахиваются. Над ним низкие облака, окутанные бежевым сиянием. Руки упираются в землю, соскальзывают по стоптанной почте, но он не теряет опоры. Подтягивают под себя сначала одну ногу. Затем другу. Безо всякого труда выпрямляется.
Но где же кровь?

Рядом какое-то движение. Он поднимает взгляд и видит рядом человека. Высокий мужчина с короткими иссиня-черными волосами. Одет в темную кожаную броню. Взгляд застревает на двух дырах в груди. Небольших, в два пальца размером.
Мужчина держит в руке стрелу. Стрелу, наконечник которой покрыт кровью. Такой же, что пятнами расплылась вокруг дыр на его нагруднике.
Но эта не та кровь, которую он ищет.

И глаза… В них не было не капли человеческого. Ни зрачков, ни радужки. Только ледяной холод.

Мужчина замечает своего соседа, поднимает руку со стрелой, держит несколько секунд, а затем с глухим хрустом ломает древко в сжатом кулаке. Остатки снаряда падают на землю.
Одобрение. Откуда это чувство одобрения?
Из обрывочных образов в сознании всплывает имя.
«Аякс».
Оно должно что-то значить. Должно…
Так зовут мужчину в кожаной броне. Он – свой.
А позади – скелеты. Белесые костяки с горящими глазами.
Они – свои.
Губы расплываются в легкой улыбке.   

«Обернись».

Он поворачивается, ни на секунды не ставя под сомнение взявшуюся из неоткуда команду. Поворачивается и видит ещё одного мужчину с пылающими холодом глазами.
- Герион Тираннис. – Голос звенит как металл, холодный, безжалостный металл.
- Имя. – Уточнил воин, дёрнув губой. Для чего именно он назвался, он толком не понимал. Словно из глубин сознания выудил воспоминания о прозвучавшем когда-то очень давно вопросе

Опускает взгляд и видит лежащие на земле клинки черненой стали. Он делает шаг вперед, уверенный, твердый, затем наклоняется и поднимает с земли клинки. По одному в каждую руку. И вместе с ними словно обретает уверенность.
Эта земля принадлежит ему. За спиной - армия. Он – воин и он будет сражаться. Чтобы весь стал подобен этой земле. Чтобы весь он стал его армией.

А кровь? Он просто поторопился. Кровь – она впереди. Клинки в его руках прольют её. Щедро. Только укажите ему, где её искать. Он сделает всё остальное.
Тогда он услышит её запах.
Всё впереди.
Вместе с пронзающим весь мир холодом.
Что может быть лучше досягаемой цели?

+4


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Последний рассвет [World of Warcraft]