пост недели Theseus Scamander — Рад видеть вас в добром здравии, мистер Лоу, — не меняя ровного тона голоса сказал Тесей, холодно глядя на человека, только притворяющегося грубым и неотесанным хозяином пивнушки для невзыскательных господ. — Я уже собирался отдавать приказ о штурме второго этажа. Тесей усмехнулся. В голове уже вовсю разыгрывался слегка ироничный диалог, потому что он, конечно, подозревал, что Гриндевальд так просто не позволит аврорам заполучить перебежчика, но не ожидал, что тот явится самолично.
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #151vk-timeрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » The Sorcerer's Apprentice [Marvel]


The Sorcerer's Apprentice [Marvel]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://i.imgur.com/f6fD9jb.png

THE SORCERER'S APPRENTICE
All magic comes with a price
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://i.yapx.ru/EGUF5.gifhttp://i.yapx.ru/EGUF8.gif

Ludovico Enaudi - Experience

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Stephen Strange, Wanda Maximoff

Нью-Йорк, Институт Чарльза Ксавье

АННОТАЦИЯ

Что есть магия? Чистые эмоции, точный расчёт или нечто принципиально иное? Ванда обладает силой, которую почти не понимает, как и многие вокруг не понимают её. К счастью, обстоятельства подкидывают шанс разобраться получше с внутренними демонами и внешними взрывоопасными всполохами прямиком к порогу дома, где ей выдалось застрять на неопределённо долгое время. Этот шанс носит странную мантию, подозрительно напоминает Тони Старка и называет себя магом. А всякая великая ведьма нуждается в мудром наставнике.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Wanda Maximoff (06-07-2019 14:39:10)

+5

2

Особняк Ксавье теперь принято было называть Институтом, или как-нибудь так, и Стрэнджу это ужасно не нравилось. Слишком мелко для института, считал он, куда больше походило на специальное учебное заведение, совсем не высшее. Какие дипломы можно выдавать мутантам?.. «Специалист в области самоконтроля»? И характеристики вроде «Познал всю глубину своих возможностей», и вердикт вроде «Не опасен для общества», как будто это не школа, не институт, а психиатрическая клиника с возможностью досрочно освободиться.

Это ощущение досталось Стрэнджу от себя прежнего, от нейрохирурга, который критически и саркастически относился ко многим вещам, и теперь он никак не мог это изменить. Хотя уже знал, как много в стране – да и в мире – мутантов, и понимал, что одного особняка Профессора уже не хватает для того, чтобы помочь им всем.

Что ж, повезло, что Стрэндж помогать им не собирался. Его делом была защита мира, он брал на себя магическую составляющую в глобальном плане, тогда как Чарльз занимался индивидуально. Правда, доктор слышал о том, что Чарльз ратует за масштабные реформы и принятие мутантов как полноценных членов общества, но то – политика и социальные нюансы, Стрэнджа они волновали мало, благо, он научился быть за гранью подобных понятий.

Но как бы Стрэндж не относился к Чарльзу, в чем-то их можно было назвать коллегами. А если и нет, это не отменяло того, что сегодня доктору потребовалась не то чтобы помощь, но консультация Ксавье, или даже… Он бы не отказался иметь поблизости кого-нибудь с мозгами Профессора для того, чтобы иногда поговорить с равным. В том, что Ксавье, может, и поумнее Стрэнджа, доктор не собирался признаваться ни себе, ни ему, ни вообще кому-либо. Разве что в мыслях, и то если Профессору удастся сегодня убедить его в том, что такое суждение уместно.

Он вышел прямо из портала на заднем дворе, не особенно стесняясь тех взглядов, которые наверняка направлены на него из окон. Здесь все так или иначе имели отношения к мистическому, поэтому прятаться не от кого, но Стрэндж все-таки мог бы воспользоваться правилами приличия и объявиться у главного входа, еще за воротами. Сам он, правда, считал, что сделал Профессору одолжение, не переместившись сразу в его кабинет – все-таки Стрэндж и сам не любил грубого вторжения в свою жизнь, было бы странно, если бы он именно так вторгался в чью-то чужую.

- Эй, – Стрэндж сосредоточил взгляд на одном из лиц по ту сторону окон. Из-за стекла он не слишком хорошо мог рассмотреть, кто там именно, видел только, что это женщина (девушка? Девочка?), но явных признаков мутации пока не обнаружил. - Мне бы поговорить с Профессором. Передай ему, что пришел доктор Стрэндж. Если у него занятие, или как это у вас называется, я подожду, потому что рассчитываю на длительную аудиенцию. Я пока буду в холле, когда найду, где у вас холл.

Может, получится получить там чашку чая, а если Ксавье свободен, то и чего-нибудь покрепче.

Где-то начали открывать окно, Стрэндж точно слышал подобный звук, и потому зашагал по газону в направлении главного входа в здание быстрее. Он не очень-то был настроен на вопросы в адрес себя: кто он такой, откуда, что ему нужно от Профессора и так далее. Очевидно, что он не враг мутантам, что он тоже имеет способности, значит практически «свой», какие могут быть вопросы?

Но уже в холле, в странно успокаивающей книжной атмосфере доктор понял, почему следовало постоять и подождать ответа.

- Я пытался сказать, что Профессора нет, но вы не стали меня слушать, доктор.

Это был кто-то из преподавателей, определенно. Вряд ли студенты так же свободно чувствовали бы себя в присутствии незнакомца, особенно когда он появляется из ниоткуда. С другой стороны, для мутантов перемещения могут и не быть диковинкой – просто редкое умение, но не невероятное, так что достаточно глянуть разок и можно идти заниматься своими делами.

- Профессора нет, – повторил Стрэндж, нахмуриваясь так же, как и всегда, когда события складывались не в его пользу. - Отвратительно. Когда он вернется? Может, есть какая-нибудь книга посетителей, через которую я могу записаться к нему на прием?

Он язвил из-за того, что был по-настоящему огорчен, хотя и не показывал этого ни единым другим способом. Расстраиваться причины не было, ведь у Стрэнджа создание портала домой занимало несколько секунд, о которых нечего сожалеть. Но Стивен планировал встречу слишком давно, думал о ней слишком много, и теперь невозможность осуществить план делал ему почти физически больно.

- Что ж… нужно признать, что он тоже человек. Передай ему, что заглядывал доктор Стрэндж по делу, пусть свяжется со мной. Или лучше я сам с ним свяжусь, мне это гораздо легче, – он надеялся, что Профессору не захочется лезть к нему в голову, чтобы «связаться» мысленно. - А пока скажите, кто из ваших студентов изучает магию?

После этих слов Стрэндж повернулся прямо к преподавателю, и плащ Левитации по собственной инициативе описал захватывающий полукруг за спиной.

Мага Стрэндж чувствовал как-то тревожно, дергано. Это был не один из его соратников, учившийся в Санкторуме, иначе не было бы никаких проблем. Кто-то другой, какое-то иное волшебство, и Стрэндж беспокоился, не сидят ли здесь приятели Мордо, задурившие Профессору голову.

Его, конечно, не так уж легко должно быть обвести вокруг пальца, но и Мордо тоже не прост.

+4

3

Время в особняке тянулось слишком медленно, для Пьетро местный уклад стал бы настоящей пыткой! Если бы не другие, более осязаемые пытки, которым его могут подвергать прямо сейчас… Тряхнув головой, Ванда поднялась с кровати и приоткрыла шторы, впуская внутрь солнечный свет, тёплый и неоправданно жизнерадостный. Комната, любезно выделенная ведьме мутантами, была обезличенной - она не знала, как долго пробудет здесь, и не хотела вновь привязываться к новому месту, прекрасно зная, какими ненадёжными могут быть люди, со способностями или без, и какой нестабильной выглядит ситуация в мире, искушающая поворачиваться против друзей, вонзать острые лезвия в спину без сожалений, плодить насилие и несправедливость. Нет, Ванда отдавала себе отчёт в том, что институт – не её дом, как не была им и база расколотых Мстителей. Её дом – недостижимая мечта о спокойствии, безопасности, любви и принятии. Если бы её попросили обрисовать такое место, она бы ответила, прикрыв глаза, что её дом большой, но не слишком, просторный и светлый, с шёлковыми алыми покрывалами и занавешенными тем же оттенком окнами, витиеватыми хрустальными люстрами, бархатной диванной обивкой и уютным маленьким садом на заднем дворе. Там всегда свежо, пахнет душистой древесиной и ароматной магнолией, к ногам долетают редкие брызги из небольшого декоративного фонтанчика, а из холла льётся приятная гитарная музыка. Вижн всегда рядом, Пьетро живёт по соседству, в стране тихо и никто из них не обязан рисковать жизнью на регулярной основе, бояться и прятаться в подполье, словно крысы. Беспрепятственно ходить по улицам, не ожидая задержания или похищения в любой момент, свободно дышать и быть счастливой – чувство «дома», которое, наверно, Ванда не получит никогда.
Поэтому её комната почти стерильна, сера, не обжита, ведь всё, что она успеет построить, обязательно придут и разрушат. Так было с Соковией, так было с их командой и так будет снова, до скончания веков.
Когда Стив вытащил их из тюрьмы Рафт, Ванда ограничилась словесной благодарностью, не чувствуя в себе желания вновь броситься в пучину сражений за идеалы капитана. Но и добровольно поддержать акт о регистрации, что значило – обречь себя и других на участь цепных псов прогнившего насквозь правительства, она также не могла. В этих обстоятельствах предложение временного укрытия профессором Ксавье среди «сородичей» стало меньшим из зол. Конечно, Чарльз рассчитывал, что рано или поздно Ванда поставит утвердительную подпись в злосчастном документе, но, по крайней мере, здесь никто не торопил её решение, не пытался давить на ход мыслей и не использовал грязных приёмов в её отношении. Волновало иное – никто, кажется, не собирался на поиски Пьетро. Не сосчитать, сколько раз Ванда заводила этот разговор с каждым преподавателем, которого удавалось поймать в многочисленных коридорах во время перемен, но все чего-то ждали, осторожничали, уводили тему в другое русло, будто речь не о её брате, а о ком-то неважном, незначительном, не стоящим усилий. Это злило, ожесточало. Единственным, кто по-настоящему слушал и слышал её, как всегда, был Вижн, и сейчас он пропадал где-то, пытаясь разузнать информацию о Пьетро по её просьбе. Отличная идея, если бы не одно «но» - отсутствие знакомого плеча синтезоида, которому она доверяла, оставило Ванду в абсолютном одиночестве среди суетливой толпы чужаков, встревоженной 24/7, закрытой и уязвимой. Но не беспомощной – Алая Ведьма не бывает беспомощной. И если понадобится, она пойдёт за своим братом сама!
Ради поставленной цели приходилось неустанно тренироваться, ведь сила как таковая, в чём Ванда убедилась уже не раз на собственном опыте и печальном примере остальных, вовсе не гарант успеха. Куда важнее умение обладающего большой силой контролировать и направлять её, ловко жонглируя импульсами. В зависимости от сути дара тонкости использования могут формировать различные визуальные картины – в её случае это похоже на чистое искусство, разрушительный танец с огнём, требующий от творца-исполнителя максимальной концентрации. Какое-то время Ванда испытывала возможности псионической магии со Шторм и Джин и даже начинала совершенствоваться, но те тоже куда-то запропастились, а профессор настаивал на том, что в первую очередь ей нужно учиться смирять разум. Но о каком смирении разума может идти речь, когда все, кто ей дорог, в потенциальной опасности?
Так, Ванда проводила день за днём, скитаясь молчаливым призраком по аудиториям и окрестностям, выхватывая обрывки лекций тут и там, присматриваясь, прицениваясь, пытаясь найти себе дело, которое могло бы отвлечь от беспокойных мыслей хотя бы ненадолго. Она пристрастилась читать книги, сидя на подоконнике в библиотеке, подоткнув подушку под поясницу и сложив ноги в коленях; пить кисловатый чай с добавлением алых лепестков суданской розы и бегать глазами по строчкам, думая о чём угодно, хоть о строении двигателя тяжеловесных авианосцев, лишь бы не выстраивать в голове тысячу и один вариант страшного конца для мутантов и суперлюдей.
Как сегодня. Закончив с утренней рутиной, Ванда собрала волосы в высокий тугой хвост, заварила любимый напиток и направилась прямиком в библиотеку, намереваясь скоротать там очередной день в ожидании возвращения Вижна. Но кое-что нарушило привычный ход вещей – странный незнакомец, появившийся из ниоткуда. Ванде удалось расслышать, что целью его визита является профессор, остальные же замечания через закрытое окно не пробились, впрочем, что-то подсказывало, что они не слишком важны. Сперва ведьма собиралась отложить ненадолго книгу, чтобы ответить ему, но, когда это сделали за неё, решила вернуться к чтению. Не мгновение перед тем, как не выдержала и, сдавшись любопытству, поспешным шагом двинулась в сторону парадного входа. Что, если он что-то знает? Что, если произошло что-то плохое?..
Застав мужчину в холле и окинув его оценивающим взглядом, Ванда склонила голову набок, прищуривая глаза. Он действительно выглядел и держался странно, чем-то на первый взгляд напоминал Тони Старка, чем-то – участника творческой реконструкции, а ещё… определённо обладал силой. Что ж, знакомство с копания в белье не начинают, да и находятся они на «относительно» защищённой территории, поэтому Ванда подумала, что начнёт с вопросов. И прибегнет к телепатии, если только он не захочет отвечать или его ответы покажутся излишне подозрительными. Какой-то стажёр профессора, чьего имени Ванда упорно не помнила, попытался отправить её в комнату, но ведьма оборвала его речь резким движением руки, показывая, что насиделась в тени достаточно, и сделала шаг вперёд. – Ванда Максимофф, - она протянула ладонь в серой полуперчатке для рукопожатия, - Отвечая на ваш вопрос, я здесь изучаю магию. – изворотливые нити псионической энергии заиграли на тонких пальцах, радужки глаз на краткий миг вспыхнули алым, - Но я не стала бы причислять себя к студентам, скорее… к вынужденным гостям. – сорвалась с губ сухая ремарка, - А вы…?

Отредактировано Wanda Maximoff (06-06-2019 02:23:32)

+5

4

Она появилась из-за одной из тех неприметных дверей, которые замечаешь только если через них кто-нибудь проходит. Доктор сразу же подумал, что окажись она на лестнице, где-нибудь на первом пролете, или у балюстрады, первое впечатление врезалось бы ему в память еще острее – очевидно, ей шло смотреть сверх вниз не столько на людей, сколько на это место, ну или на жизнь вообще. Кроме этого, ей пошла бы более широкая и длинная одежда, красная, как у него: именно красный цвет первый делом появился в качестве ассоциации еще даже до момента, как Стрэндж по-нормальному рассмотрел ее лицо.

Вот и ответ на вопрос, подумал Стивен, пока его собеседник делал бестолковую попытку избавиться от новой гостьи. Он любил, когда ответы приходили сами, не пользуясь посредниками в виде других людей, еще и не слишком настроенных на откровенный разговор. Да, это была она – та, кто в этом доме имел дело с тем видом магии, к которому привык Стрэндж, - и это значило, что диалог с кем-либо еще теперь ему не нужен. Разве что от присутствия Ксавье он все еще не стал бы отказываться, но за неимением его, сойдет и леди.

- О, – Стивен с нескрываемым интересом проследил за ее пальцами – то, как Ванда использовала энергию и управлял ею, было чем-то для него необычным. Он, да и остальные маги, знакомые ему, практиковал волшебство по-другому, но был неплохо осведомлен о том, что пути к этому источнику существуют самые разные. Темные и злые в том числе, но пока что этой темноты в том, что демонстрировала Ванда и как она держалась он не видел. Первое впечатление в таких вопросах не всегда верное, но пока на него можно было положиться.

В доме Чарльза Ксавье, по крайней мере, наружу эта тьма не вырвется.

- Очень интересно. Рад познакомиться, Ванда, – когда с ее руки исчезло все алое, доктор подошел на два шага, чтобы завершить это рукопожатие. Он смотрел девушке прямо в глаза, не делая попыток разглядеть в ней что-нибудь сверх того, что она сама готова была показать. - Стивен Стрэндж. Я маг. Если быть совсем точным – верховный, но пусть это громкое слово вас не пугает. Не составите ли мне компанию в прогулке по саду? Я слышал, те ученики Профессора, чья способность созвучна с природой, помогают за ним ухаживать, так что там наверняка довольно приятная атмосфера.

Приусадебные сады Стивен не любил, к природе относился равнодушно, но ему слишком хотелось избавиться от посторонних ушей и оказаться с Вандой наедине, а здесь, прямо в особняке, вряд ли этому желанию суждено сбыться. Да и если Ванда называет себя «вынужденной гостьей», то с нее тут наверняка глаз не спускают, но… Не настолько ведь все серьезно, чтобы не давать ей прогуливаться по улице?

Судя по всему, она пока не умела создавать порталы. Если бы так, то меры по ее удержанию здесь выглядели бы иначе. И, должно быть, «гостья» все-таки ключевое слово в ее титуле, ведь иначе Стивену никто бы не дал вместе с ней выйти за порог особняка и свернуть на желтую дорожку, уводящую вокруг правого крыла на задний двор.

Здесь было тихо, только ветер шумел в листве и чирикали птицы. Изредка со стороны особняка доносился чей-то смех или стук дверей. Должно быть, если бы Стивен обернулся, то наверняка заметил бы пару заинтересованных мордашек в верхних окнах – все-таки выглядел он колоритно, - но оборачиваться ему было ни к чему, ведь главный его интерес шел с ним бок о бок. Ванда, похоже, совсем его не боялась, да и держалась так, словно нет в нем ничего необычного, и это было приятно, но вместе с тем немного настораживало – все-таки для нее, знакомой только с одним видом магии, что-то смежное, но вместе с тем другое, должно было быть загадочным и… привлекательным?

Почему на ум пришло именно это слово, а не какое-нибудь другое? Стивен редко когда читал мысли, потому что процесс это был трудоемкий и не всегда успешный, но иногда что-то поверхностное подхватывал на лету, даже не делая никаких усилий.

- Правильно я понял, что вас тут держат против вашей воли? Это довольно необычно для Профессора – я не знаком с ним лично, но многое слышал о его характере и тех истинах, на которые он опирается. Вопрос покажется странным, но вы… мутант? Это школа для мутантов, и если я хоть что-то в этом понимаю, то вы не совсем попадаете под эту категорию. Не в стандартном понимании. Я говорю о структуре ДНК, хотя последнее время в такие тонкие материи я стараюсь не лезть.

Он подумал о том, что может отпугнуть Ванду такими размышлениями, при помощи которых он словно пытается проникнуть в ее суть. Практичный ум Стрэнджа требовал больше ответов, получив только некоторые из них, и приходилось заставлять себя двигаться медленнее, помнить, что не каждый встречный человек готов искренне и подробно отвечать на вопросы человека, привыкшего командовать.

- Большинство магов проходят обучение в одной из Обителей, знаете. В Америке это место находится в Нью-Йорке, что довольно удобно, потому что я там живу. Нет, конечно, само место в Тибете, но попасть туда можно и с Манхэттена. Но вы, кажется, об этом ничего даже не знаете… тоже не очень типично. Думаю, это связано с природой вашей магии, какой бы она ни была. Вы только сравните…

Он выставил вперед руку, точно так, как это делала Ванда, только представившись ему, только Стивену для работы требовались обе, и он, сделав пальцами правой руки один из элементарных знаков, потянулся к нему ладонью левой. Между пальцами сразу возник симметричный узор, составленный из оранжевых искр и сполохов. Несколько раз изменившись, он исчез, а Стивен опустил руки.

- Разница видна даже внешне, что уж говорить обо всем остальном, понимаете, о чем я?

Ему было вправду интересно, понимает она или нет, а если да – то насколько далеко простираются ее знания. И откуда она их успела почерпнуть.

+4

5

Не считая нужным оглядываться на «старшего», а тем более спрашивать разрешения, Ванда утвердительно кивнула и первой прошла вперёд. Предложение незваного гостя оказалось как нельзя кстати – как минимум, прогулка в компании сможет занять её мысли куда лучше порядком наскучивших библиотечных книг; как максимум, поспособствует ключевой проблеме, которая не прекращает играть на истончённых нервах сутки напролёт. Но Ванда привыкла выстраивать мнение о человеке медленно, фрагмент за фрагментом собирая картинку из интонаций его голоса, манеры двигаться, жестикулировать, окидывать взглядом окружающее и, безусловно, из всего, что ей удастся выудить напрямую, рассмотреть в деталях, взвесить и пропустить через систему собственных ценностей. Только тогда и не раньше можно делать первые честные шаги навстречу и просить о помощи.
О магах Ванда не слышала, а кодовое имя, которое закрепилось за ней у Мстителей, скорее ссылало к визуальным эффектам, воспроизводимым её способностями, чем к самой сути её естества. «Алая Ведьма» появилась на свет, когда кто-то из команды обронил импровизированную ассоциацию на одном из совместных вечеров, прочие дружно подхватили, а ей, в общем и целом, было всё равно. Некоторое время спустя, тем не менее, Ванда привязалась к этому громкому, весомому имени, что звучало сильнее, чем она привыкла себя ощущать, и изо дня в день подстёгивало к развитию, чтобы однажды встать напротив зеркала, посмотреть в глаза отражения и понять: она это сделала. Ведьмы не бывают потерянными сиротами или пешками в чужой игре, они стоят во главе, контролируют свою магию и жизнь и ничего не страшатся по одной простой причине – не найдётся в округе никого, страшнее их самих.
Стивен Стрэндж не устрашал, ему это было ни к чему. Ванда не читала его мыслей, вернее не пыталась отыскать в них ничего конкретного, пока что, но не могла отказать себе в прощупывании почвы, лёгком нематериальном полёте над разумом с целью окинуть его лишь беглым «взглядом изнутри» и ответить для начала на первый существенный вопрос – представляет ли мужчина угрозу. К счастью, ничего тревожного она не обнаружила, ничего не врезалось в неё горящей кометой ненависти ко всему живому, не обдало леденящим холодом безразличия. Его разум… располагал.
— Правильно я понял, что вас тут держат против вашей воли?
- Я здесь по своей собственной воле, мистер Стрэндж, но вместе с тем этот институт – одно из последних мест, где я хотела бы быть. – пояснила Ванда равнодушно, - Здесь слишком людно, слишком шумно, суетливо. – она не стала упоминать о том, что даже здесь, как ни странно, на неё то и дело бросали опасливые или подозрительные взгляды - дети, что с них взять, такие же, какими не так давно были они с Пьетро, - Но здесь безопасно. Насколько это возможно сейчас, в связи с ситуацией.
По привычке склонив на бок голову и рассматривая мимику мага, Ванда задумалась, что он имеет ввиду. Какие значения в его представлении содержит в себе ярлык «мутант»? Лишнюю пару конечностей, цепкий трёхметровый язык, чешую по всему телу? Наблюдая за студентами и преподавателями института, Ванда выяснила, что, на первый взгляд, не больше половины из них обладали отличительными внешними признаками, и все они, как правило, поддавались маскировке в повседневной жизни. Куда сложнее им, как и ей, было маскировать способности, которые при недостаточном контроле могли выдать в любой момент. Кроме того, многие просто не хотели этого делать. Будто в подтверждение, мимо прошествовала, высокомерно прогуливая урок, девушка с полностью чёрными глазами и длинным извивающимся хвостом.
– Что до моей ДНК… Эти силы – следствие экспериментов. Но профессор убеждён, что эксперименты всего-то послужили триггером к пробуждению, как же они называют его… Гена Икс? На самом деле, это не то, что волнует меня сейчас. Мутант от рождения или усовершенствованный человек… Я – это я. И всё, чего я хочу – убраться подальше от очередного конфликта. - удовлетворил мужчину ответ или нет, Ванду не волновало – она терпеливо ждала своей очереди задавать вопросы.
Сад и вправду отличался красотой, но любая красота меркла перед её беспокойством за Пьетро. Пение птиц не доносилось до ушей, солнце казалось тусклым, особняк – капканом, из которого не вырваться… Взгляд зацепился за двоих детишек, игравших у клумбы и что-то заставило Ванду бросить в воздух короткое извинение, направляясь в их сторону. Когда она приблизилась, то поняла, что это было выражение лица девочки лет 8-ми, недавно прибывшей к порогу института. Вместе с братом они стали самыми юными мутантами в его стенах и тем страннее было видеть их здесь без присмотра – должно быть, ускользнули, пока другие занимались ликвидацией очередного взрыва/поджога/наводнения/ на уроке. – Эй, - опустившись на одно колено, Ванда дружелюбно улыбнулась, - Что такое?
- Эдди… Эдди говорит, что я неудачница!
- Потому что это правда! Ты же не умеешь ничего, Мир!
Одарив дерзковатого мальчика осуждающим взглядом, ведьма внимательней присмотрелась к цветам. Забавно, та часть клумбы, что была ближе к Эдди, цвела сочными красками, тогда как другая совсем увяла. – Дай мне перекинуться с ним парой слов, что скажешь? – получив одобрительный кивок Миранды, Ванда подозвала мальчика и заговорила с ним на равных. – Знаешь, как и у твоей сестры, у меня тоже есть брат-близнец. Его зовут Пьетро. Бывало, и мы ссорились, соперничали и ранили друг друга из-за пустяков, но, что бы ни случилось - он всегда оберегал и защищал меня. Пока не пропал. Возможно, его пытают прямо сейчас, пока мы болтаем, возможно, его уже нет в живых… - чувствуя, как глаза наполняются слезами, Ванда рвано вздохнула, мысленно одёргивая себя, - Я не знаю. Не знаю, что думать. Но поверьте, вы оба, прямо сейчас я бы отдала всё на свете, чтобы вернуть его. Остальное не имеет значения. – дети переглянулись в смешанных чувствах, среди который явно преобладал стыд, и Эдди первым протянул Миранде ладонь в молчаливом извинении. Грустно улыбнувшись жесту, Ванда зависла на секунду, но вскоре пришла в себя, выпрямилась и бросила напоследок. – Когда-нибудь я обязательно вас познакомлю. А пока… Наведите тут порядок и отправляйтесь на уроки, хорошо? И не вздумайте больше насмехаться друг над другом! – конечно, они будут, непременно будут, братья и сёстры не могут без этого. Она только надеялась, что в следующий раз, когда им захочется создать шум из ничего, эти слова отзовутся где-то на задворках и заставят подумать дважды. По крайней мере, на какое-то время настало перемирие, все до единого цветы в клумбе потянулись ввысь, вновь обретая стать и раскрывая бутоны, повинуясь воле близнецов, так что Ванда вернулась к Стивену с чувством исполненного долга.
Обитель магов, да ещё и в Тибете? Звучало немного сказочно и совершенно по-сумасшедшему. Конечно, ей встречалось всякое – живые скандинавские боги и искусственные интеллекты с замашками социопатов, но то, о чём рассказывал мужчина, слишком походило в её понимании на книгу или фильм в соответствующем жанре. Оставалось надеяться, что тибетские маги колдуют без помощи волшебных палочек.
-  Да, вы правы, я ничего об этом не слышала. – подтвердила Ванда, удивившись, когда маг продемонстрировал свои способности. И, в самом деле, он обошёлся без волшебной палочки!
- Вы только сравните…
Призвав к пальцам алые нити, ведьма заставила их перетечь в форму сферы, которую приходилось усмирять уже двумя ладонями, впервые со дней прозябания в камерах ГИДРЫ наблюдая за процессом движения и преобразования материи с неподдельным интересом.
— Разница видна даже внешне, что уж говорить обо всем остальном, понимаете, о чем я?
Она понимала. Её магия походила на чистый хаос, с трудом поддающийся удержанию «в узде», тогда как магия Стивена Стрэнджа расположилась на противоположном полюсе, олицетворяя контроль в его высшей степени. Незамысловатые на первый взгляд манипуляции с энергией, должно быть, требовали от него предельной концентрации, но открывали принципиально новый уровень мастерства – чёткий, организованный, структурированный и, наверняка, обладающий серьёзным потенциалом. Ни один мутант в институте не мог похвастаться подобного рода знаниями.
- Моя магия стихийна и завязана на эмоциях, ваша – результат кропотливых трудов и самоконтроля. – рассудила ведьма, - А… что ещё вы можете с её помощью? Я пыталась тренироваться здесь, но большее, что мне удалось – сохранить свою обычную форму. Как считаете, вы могли бы попробовать позаниматься со мной?.. Этому, - подчеркнула она, ссылаясь к магии алого хаоса, - нужны методы получше тех, что есть в моём арсенале. – после чего выдержала паузу, - Возможно, вы слышали разговор… Мой брат в опасности и только я могу ему помочь. Или, другими словами, только мне есть дело. – едва не процедила сквозь зубы ведьма, глядя в сторону особняка, - И чем сильнее я буду, тем лучше.

Отредактировано Wanda Maximoff (19-06-2019 03:02:19)

+5

6

Стрэнджу показалось, что девушке не очень комфортно обсуждать природу собственной магии – то ли она сама не слишком хорошо в этом понимала, то ли возможные различия или схожести с кем-нибудь другим ее напрягали. Как бы там ни было, Стивену только с научной точки зрения было любопытно, что она из себя представляет, он вообще был падок на различные подробности, которые не выглядели простыми, но тем не менее могли помочь разобраться в сути вопроса. Но однозначно не стоило осаждать Ванду такими вопросами с самого начала: если все сложится хорошо, то время еще будет, а если нет – Стивен найдет, чем ему заняться.

Ген «икс» у нее или нет, а способности есть. Пусть и не ясно до конца, можно ли называть их магией – здесь бы пуститься в семантические рассуждения, но от них у Стивена нередко начинала болеть голова, да и мантия волновалась, хоть он так и не понял, как ей передаются его эмоции.

- Отложим вопрос ДНК, – согласился Стрэндж.

Детей неподалеку он тоже заметил, но ему и в голову не пришло бы интересоваться их делами, а вот Ванда заметила в них что-то и пошла туда, а Стивен остался на дорожке, достаточно хорошо понимая, что если Ванду они знают, то присутствие поблизости незнакомца вряд ли поспособствует доверительно выстроенному разговору. Но он все равно краем уха слышал, о чем говорит Ванда, и пусть некоторые ее слова звучали чересчур тихо, а другие сносило ветром – суть Стивен все-таки уловил.

Говорить об этом с Вандой, когда она вернулась, Стивен не торопился. Тема слишком личная – вряд ли считается приличным, если малознакомый человек полезет сразу в душу, но Стрэндж словно чувствовал, что рано или поздно собеседница сама поднимет эту тему, потому что о том, что болит, молчать слишком трудно.

Так и оказалось, пусть и уже после того, как Стивен отвлек внимание Ванды на магию; она хорошо поняла суть того, что на что он указывал, и Стрэндж снова загорелся мыслью о том, что из себя представляет сила Ванды. Способна ли она научиться укладывать ее в те понятия, которыми оперировал Стрэндж, или такое умение никогда не будет поддаваться четкому контролю? В хаотичности магии Стивен видел не только минусы, но и плюсы, но в основном лишь потому, что он в целом считал, что природа любой вещи двойственна. Везде, другими словами, если и положительные, и отрицательные стороны, и вопрос лишь в том, чтобы научиться раскрывать и использовать нужное, а то, что тебе мешает, оставлять на задворках.

- Магия – это не столько инструмент, сколько стихия… Ее можно представить как электричество. С помощью чистого электричества не так уж много чего можно добиться – ударить током, создать молнию, которая что-нибудь сожжет, но если использовать механизмы, машины, оборудование: потенциал электричества во много раз возрастает. Без преувеличения, я могу почти все, но пользуюсь не только чистой магией, которую ты только что видела, а разными другими вещами тоже.

Он имел в виду артефакты. Стивен не знал, слышала о них что-нибудь Ванда или нет, поэтому пока что не спешил знакомить ее даже с самым очевидным, надетым сейчас на его плечи, артефактом. Еще успеется, особенно если она искренне интересовалась возможностью позаниматься вместе.

- Только вам есть дело… – Стивену было горько это слышать. Ванда, если ему не изменяла память (а она не изменяла ему никогда, уже много лет) была частью группы Мстителей, и до сих пор доктор был уверен, что эти ребята друг за друга горой. Твои проблемы – это мои проблемы, и так далее. А на деле выходило иначе: Ванда одна в особняке Ксавье, а насчет ее брата, который в серьезных неприятностях, никто, кроме нее, и не беспокоится.

- У меня тоже была сестра, – некстати заметил он, но продолжать не стал: этой темы Стивен не касался уже очень долгие годы, и не собирался касаться впредь.

Вместо этого он вернулся мыслями к тому, что Ванда и сама была не против у него позаниматься. Ее интерес льстил Стрэнджу, он не сомневался в своих способностях, а еще ему самому было любопытно… Вот только не станет ли его согласие камнем преткновения различных интересов? Что, если кто-то внутри «Мстителей» не пожелает видеть Ванду в его обществе? Конечно, Стрэндж не переходил никому дорогу и вообще считал себя куда лучшим вариантом для юной ведьмы, чем особняк Ксавье, но кто сказал, что его мнение – единственно верное?

- Большая сила – это большая ответственность, – негромко протянул он, не обращаясь при этом ни к Ванде, ни даже к себе самому. - А что с братом? – повернув к Ванде голову, спросил Стивен. - И я не думаю, что могу просто забрать вас отсюда… То есть, технически я могу, конечно, хоть прямо сейчас, но кто-то ведь станет о вас беспокоиться. Профессор Ксавье, например, или тот молодой человек, с которым я разговаривал.

Или кто-нибудь еще. Стивен понятия не имел, как устроена иерархия школы, и не ощущал в себе желания в этом разбираться.

+4

7

Ванда с вниманием слушала, о чём рассказывал Стивен, отмечая, что ораторские навыки могли бы сделать из него отличного преподавателя в институте. Говорить о магии так, словно это простая физика - редкий талант, которому позавидуют многие местные. Его знания интриговали, как и упоминания других вещей, способных контенировать магию, используя в качестве ресурса, электричества. Моментально в мыслях проскользнула ассоциация с молотом Тора – легендарным орудием небывалой силы, обычно служащим первопричиной большинства командным шуток. В те времена, когда шуткам среди команды ещё было место… И пусть сила бога-громовержца не слишком искусна, Ванда помнила разговоры о том, что у Мьёльнира, как его называли, особое предназначение – направлять и концентрировать стихию владельца. Другими словами, делать именно то, чего так не хватает самой Алой Ведьме.
— Только вам есть дело…
Она погасила энергетический шар, хмурясь и опуская глаза. Ванда вообще помнила многое, многое видела, делая молчаливые заметки только для себя, как мозаику складывая из разобщённых деталей образы сослуживцев, играющих роли посмертных друзей, чтобы понять, кому из них можно довериться по-настоящему. К сожалению, надежд не оправдал никто. Так что, на закате дня, единственный настоящий друг, который был с ней всегда и будет до конца, в чьей искренности никогда не приходилось сомневаться – её брат. А ещё тот, чей алгоритм просто-напросто не предусматривал притворства, в ком ложь, в отличие от людей, не заложена программой. Все остальные же… где-то там, возможно, в эту самую минуту пытаются придумать, как лучше изничтожить друг друга. Что ж, пускай. Радует одно – они обречены думать об этом без неё.
— У меня тоже была сестра.
Фраза застала врасплох, ударила хлёсткой пощёчиной, отозвалась ноющей болью у висков. Казалось бы, ничего особенного, у каждого второго есть братья или сёстры, но последнее, что Ванда хотела слышать сейчас – историю о гибели чьего-то сиблинга. Как, во имя всего, что свято, не представлять себе изрисованное ранами тело Пьетро, распластанное на залитой кровью земле? Как прогнать из головы миллионы вариантов его смерти, где один страшнее другого? Как отбросить неконтролируемый страх за него, не дающий спокойно спать, есть и просто быть, когда ей в очередной раз напоминают, как всё может закончиться? К большому облегчению Ванды Стивен не проронил больше ни слова по этому поводу.
— Большая сила – это большая ответственность.
- Скажите это Мстителям, - разочарованно бросила она, - Я ненавидела их, когда мы столкнулись впервые. Хотела разбить, разорвать изнутри за то, что Тони Старк сделал с нашей семьёй и сотнями других пострадавших с его подачи семей. Дети, лишённые родителей и родители, оплакивающие детей – всё это ради лёгкой денежной наживы. Звучит не слишком по-геройски, верно? Мой взор был затуманен, я это признаю, но знаете, что я поняла с тех пор? Чтобы настроить их друг против друга, иллюзии не нужны. Достаточно одного расхождения во взглядах.
— А что с братом?
Если бы она знала. Если бы она знала хоть что-то о нём, всё было бы куда проще. Скрестив руки и закинув ногу на ногу, Ванда неосознанно попыталась «закрыться» от любых разрушительных мыслей, порождённых этим вопросом, но ничего не могло помочь её беспокойству.
- Я не знаю. – она поджала губы и неопределённо повела бровями, глядя куда-то вдаль, - Однажды он просто исчез. Примерно тогда же прошла новость о трагических происшествиях в Стэмфорде и акте регистрации в ответ на них. Вы должны были слышать об этом. Все слышали. – облака безмятежно плыли над головой и ведьма завидовала их лёгкости – она чувствовала себя самой тяжёлой субстанцией в мире, - Я не знала, чью сторону занять, до сих пор не знаю наверняка. Но Стив, Капитан Америка, пообещал, что поможет отыскать Пьетро, так что я приняла решение пойти с ним. Ошибочное, как видите. Война до сих пор идёт, а моего брата так никто и не нашёл.
— И я не думаю, что могу просто забрать вас отсюда… То есть, технически я могу, конечно, хоть прямо сейчас, но кто-то ведь станет о вас беспокоиться. Профессор Ксавье, например, или тот молодой человек, с которым я разговаривал.
- Профессор, - протянула Ванда со вздохом, - предложил мне укрытие здесь, считая одной из своих. Также мы оговорили, что я вольна покинуть институт в любой момент, как только сочту нужным. И если он не намерен сдержать слово, мне тем более не следует здесь оставаться. – отрезала она, в следующую секунду меняя интонацию из уверенной на деликатную, - Но есть одна проблема… После столкновения команду Стива направили в тюрьму Рафт и всех нас наградили статусом правительственных преступников. Многие ушли в подполье, где продолжают меряться силами, но я была сыта по горло и ушла сразу же после освобождения. Я устала от войн. Я просто хочу вернуть брата и исчезнуть отсюда. – слишком много правды для малознакомого человека, но Ванде нечего терять. Если он поможет - это станет приятным исключением из правил. Если нет – она собиралась уходить так или иначе.
- Поэтому, - поднявшись на ноги, ведьма устремила на мужчину изучающий взгляд, прикидывая, о чём он думает, без чтения мыслей, - Если вам не страшно связываться с криминальным элементом в моём лице, убедить стажёра профессора в том, что мне необходим выходной вне стен института, не должно быть сложно. Последнее слово за вами.

+5

8

Для Стивена фраза «он просто исчез» по определению не имела смысла. Не может человек исчезнуть «просто», обязательно есть причина; не хватало конкретики – он пропал безо всяких эффектов или растворился в дыму, или его куда-то затянуло; остался после этого запах или следы или нет, видели какой-нибудь необычный свет или символ? Успел он что-то сказать, подать знак? Или, может быть, он ушел за хлебом и не вернулся – какой-нибудь такой сценарий?..

Доктор понимал, что если они с Вандой договорятся и он начнет работать над этим вопросом, ему понадобится максимум нюансов, не только о том, как пропал ее брат, но и об их способностях и жизни. Любая мелочь может оказаться подсказкой, главное эту самую мелочь не выпустить из внимания. У Стивена, конечно, есть множество способов для поиска людей магически: он мог бы неплохо заработать на этом, если бы поместил объявление в «Нью Йорк Таймс», но чтобы обходиться одной только магией нужно иметь слишком уж раздутое самомнение. Стрэндж своим мог похвастаться, но все-таки предпочитал подстраховываться со всех сторон. Да и с точки зрения Ванды такая основательность будет в плюс.

- Мне нужно будет задать вам очень много вопросов, юная мисс. Но заранее могу сказать: я смогу найти вашего брата, жив он или мертв, если он находится на этой планете. Чего я пока не буду обещать – что я верну его вам. Все будет зависеть от места, где он есть, от его состояния и так далее. Вы даже не представляете, как много может быть разных факторов…

Его так и подмывало уделить побольше времени этим подробностям, но Стрэндж не стал. Он хорошо понимал Ванду: для нее главное получить информацию о брате, самую простую для начала – живой ли, где искать, - а обо всем остальном она уже подумает после. Не одна, скорее всего, а со своими приятелями из мстителей, ведь кто-то из них должен быть более-менее на ее стороне. Если мистер Капитан Америка не сумел выяснить, где находится ее брат, то его тоже можно понять, но вот если он, зная эту информацию, откажется прийти ему на помощь…

Стивен надеялся, что так не будет. Они с Роджерсом, как-никак, тезки.

На его помощь Ванда была согласна. Она бы схватилась за любую протянутую руку, если бы та выглядела хоть сколько-то надежной, но Стивену все равно льстило ее доверие. Какая бы слава ни ходила о нем – а он не рассчитывал, что она была такой уж широкой, - но Ванда решила ему довериться. Сам он не видел в ней угрозы для себя или Санкторума, зато по-прежнему чувствовал немалый интерес к ее магии, и поэтому для него решение далось легко.

- Отлично, рад, что наши интересы сходятся, – да, он надеялся, что и Ванде его магия интересна примерно так же, как и ему – ее. Брат девушки должен был стать только одной составляющей их сотрудничества, и Доктора это устраивало. - Тогда давайте не будем терять времени. Я все вопросы улажу.

Вытянув вперед руки, он создал портал в главный холл школы Ксавье. Кто-то там уже был, самые впечатлительные закричали, но дети быстро поняли, что опасности нет, узнали Ванду, которую Стивен поманил в портал за собой, и успокоились. Искать помощника Профессора не пришлось, ведь тот сам, услышав шум, появился в холле, и Стивен ухватил его под локоть, тут же наскоро обрисовывая ситуацию и уверяя, что Ванда способна сама решать, где ей быть, и мистер Ксавье ни в коем случае не будет против, а если и будет – пускай немедленно обратится к Стивену, и они побеседуют на эту тему лично, как взрослые люди.

То ли он был таким убедительным, то ли помощник просто не хотел связываться с магами, а его согласие не заставило себя долго ждать, так что второй портал Стрэндж направлял уже в Обитель – по ту сторону овала образовалась темная гостиная со старой картиной на стене и двумя узкими книжными стеллажами по бокам. Стивен не уверен был, что Ванде здесь понравится, но обстановка – это совсем не главное.

Наверняка ее заинтересуют книги или артефакты, а если не они – то окна-порталы, хотя придется взять с нее слово не выходить ни в одно из них без предупреждения. А то Стивен не хотел бы искать кроме ее брата еще ее саму.

- Добро пожаловать в Санктум Санкторум, – когда за их спинами портал закрылся, объявил Стивен. - Это мой дом, а по совместительству и магическая обитель, хранилище древних знаний и дорога в Тибет, в место, где обучаются маги. Ну да об этом я расскажу вам как-нибудь при случае.

Ему не так уж часто приходилось знакомить людей со своим домом, но всякий раз Стивен не скрывал восхищения зданием, которое внутри было совсем не тем, чем снаружи.

- Мы находимся на Манхэттене, хотя так сразу и не скажешь. Случайных гостей тут не бывает, но я все же рекомендовал бы проверять улицу перед тем, как туда выйти. А что касается вашего брата – мне нужно как можно больше информации о нем, с самого детства. О вашей семье, о его способностях, мировоззрении… Все, что так или иначе составляет его личность, пожалуйста. Думаю, это надолго, хотите чай?

+3

9

Услышав заверение о том, что Пьетро будет найден, Ванда приободрилась впервые за всё время пребывания в особняке и согласно кивнула, вновь острым лезвием под кожей ощущая допущение не найти его живым. Не лучше ли тогда абстрактное неведение? Нет, конечно, нет! Что бы с ним ни случилось, Ванда обязана знать и действовать в связи с ситуацией. В конце концов, однажды она уже вытащила его практически с того света, оттолкнула на пороге бездны, вырвала из костлявых фаланг смерти и сделает это ещё не один раз, если потребуется. Нет таких ступеней, на которые Ванда не взойдёт, дорожек, по которым не пройдёт, лимитов, за которые не выйдет, чтобы вернуть Пьетро домой. И совсем неважно, что дом в его отсутствие успели разнести в клочья - как только её брат вернётся, всё встанет на свои места. Они уедут в Канаду, а там ещё дальше, начнут новую жизнь и больше ни за что не ввяжутся в чужие войны.
- Вот так просто?.. – из далёких уже размышлений Ванду вырвало потрескивание искр в возникшем из воздуха кольце, открывающем под незнакомым углом знакомый вид на холл института. Она не видела ничего подобного прежде! Осторожно изучив кольцо с обеих сторон, Ванда решилась ступить внутрь, следуя за Стивеном, и этот шаг отозвался странным ощущением в теле, будто поездка на эскалаторе, осуществлённая в долю секунды. Вымощенную каменной плиткой садовую тропинку под её ногами заменил ламинат, удивление – интерес. Как и пообещал, новый знакомый довольно лаконично уладил формальности и заново провернул фокус, на этот раз перемещая их в холл совершенно другого особняка.
Cкорости проворачиваемых им манипуляций мог бы позавидовать самый быстрый человек на Земле! Когда Ванда говорила, что может беспрепятственно уйти, она надеялась хотя бы заскочить в комнату до, собрать небольшую сумку, всё хорошенько обдумать, но… Вот она стоит посреди обители магов на Манхэттене. Похоже, Стрэндж действительно не привык бросать слов на ветер, и если он покажет такую же целеустремлённость в обещанном, то можно делать вывод, что ей несказанно повезло.
- Да… да, пожалуйста. Если здесь найдётся каркаде, буду вдвойне благодарна. И…– что-то в обстановке подсказывало, что здесь найдётся 1000 и 1 сорт чая со всех уголков планеты и дальше, а если нет, что помешает ему в мгновение ока обрисовать портал в какую-нибудь чайна-таунтскую лавку неподалёку и быть таковым? Меньше всего в этом броском наряде Стивен походил на человека, который станет осторожничать и скрываться, в отличие от неё самой, кому лучше и вовсе не показываться на улице во избежание повторения тюремных каникул. Впрочем, было кое-что ещё. Его расспросы о Пьетро не на шутку обеспокоили, посеяв зерно сомнения в чистоте намерений своей подозрительной глубиной. Каким образом в поисках им смогут помочь истории из детства и суть личности её брата? В дальнейшем, что же, последует просьба заполучить волос с его головы, личную вещь? Ванда имела крайне смутное представление о методах современных «магов» и всё же… Всё же она зацепилась за эту фразу, ускользая в мысли мужчины в надежде остаться незамеченной.
Делая старательный вид, что изучает корешки уложенных друг за другом в несомненно особой последовательности старинных фолиантов, ведьма сокрыла горящие алым радужки глаз, концентрируясь на мозговых волнах Стрэнджа. Она хотела понять, что он за человек и почему не ставит условий, как это делают все, какую выгоду он находит в этом деле для себя, зачем… просто зачем. И увидела спокойный располагающий разум умудрённого опытом бывшего успешного нейрохирурга – не столь безмятежно притягивающий, как разум Вижна, но и не столь отталкивающе заполонённый демонами, как крохотный внутренний мир Тони Старка; увидела трагедию в его детстве, которую поспешила обойти стороной, чтобы ненароком не растревожить старых ран; увидела аварию, переломный момент его жизни, перевернувший понятный уклад с ног на голову; Тибет, учения и ещё раз учения, падения и взлёты, жертвы и множество испытаний, способных без труда сломить кого-то другого. Но не Стивена. Ванда видела решительность, долю самоуверенности, чувствовала груз ответственности на его плечах и собственное восхищение тем, как он справляется с возложенной на него миссией. Стрэндж совершенно точно не был злодеем и заслуживал если не беспрекословного доверия, то большого уважения. Он не давал пустых обещаний и не собирался, судя по тому, что Ванда успела разглядеть, использовать её или её брата в каких бы то ни было нечистых целях.
- …две ложки сахара. – наконец, добавила она, по приглашению проследовав за Стивеном на второй уровень, где удобно расположилась в мягком кресле за небольшим журнальным столиком, рассматривая интерьер. Ей нравилось. Тёмное дерево давало ощущение уюта, стеллажи с книгами напоминали о библиотеке в стенах института, одновременно существенно отличаясь содержанием – как ни крути, «Справочник по параллельным измерениям» звучало куда любопытнее «Основ астрофизики». Множество вещей неочевидного назначения, помещённых за стеклянные витрины, мимо которых они прошли, также интриговали, отсылая к «механизмам и оборудованию», по словам мага, используемым в его практике. Да, это место хранило бесчисленные загадки, но одна единственная загадка волновала её куда больше остальных – какие именно книги или вещи помогут найти Пьетро?
- О, спасибо! У вас очень мило. – улыбнулась она, принимая из рук мужчины чашку ароматного горячего напитка. Покрутив её на блюдце, собираясь с мыслями, Ванда сделала глубокий вдох и всё-таки подняла глаза.
- Пьетро… моя семья. Он моя полная противоположность, но мы всегда были неразлучны. Это так странно, наверное… Я люблю тишину, он любит шум. Мне больше нравится спокойствие, ему – движение. И так до бесконечности! Он постоянно что-то вытворяет, а мне приходится одёргивать, постоянно бродит где-то, а мне потом приходится искать… - осознавая, как много времени в действительности прошло с того момента, когда они виделись в последний раз, Ванда ненадолго замолчала, вскоре продолжив, - Вы слышали о событиях в Соковии несколько лет назад? Когда нам было по десять, родители погибли от удара бомбы – бомбы производства Тони Старка – и с тех пор друг у друга были только мы. Жизнь изменилась до неузнаваемости – приёмные семьи, побирание по улицам, агитации против Мстителей, даже цыганский табор… Нам никак не удавалась найти себе места, пока однажды не поступило предложение поучаствовать в программе, которая потенциально могла бы сравнять наши силы с силами супергероев. Так и получилось. Я стала тем, что вы видите сейчас, а Пьетро досталась суперскорость. – она сделала маленький глоток и прикрыла веки от приятного согревающего чувства, - И знаете, ему это идёт. Он столько всего может! Преодолеть километры в считанные секунды, поймать стрелу на лету, обезоружить целый батальон, пока я моргаю… Он очень, очень талантливый. – в её словах угадывался самый настоящий восторг и гордость за брата, - Мы были вместе на каждом задании после вступления в команду, но одним утром я не смогла его отыскать. Никто его не видел, никто ничего не слышал, никаких тревожных следов. Всё выглядело так, будто он по обычаю отправился пробежаться и не вернулся. А затем грянул весь этот хаос с актом.

Отредактировано Wanda Maximoff (13-07-2019 17:08:44)

+4

10

У Стивена бывали гости, время от времени. Чаще всего они, конечно, имели к магии непосредственное отношение; некоторые нравились Стрэнджу, другие не очень; одних он принимал в самой приятной, верхней, гостиной и отправлял мантию за чаем (просто трюк, чтобы им было приятно), а других не пускал дальше пары метров от порога. Как бы там ни было, но всякий раз ощущения немного менялись, новизна из них не уходила, и Стивен чувствовал себя так, будто дотрагивался до единственной струны, которая связывала его с прошлым.

Немного не укладывалось в это то, что в бытность нейрохирургом Стрэндж в гости вообще никого не знал – ездил сам, либо встречался с людьми в ресторанах, тщательно ограждая от вмешательство свое личное пространство. Сейчас же это пространство намного сильнее нуждалось в охране, но Стивен уже не так серьезно к этому относился.

- Конечно найдется, – заверил он Ванду, делая приглашающий жест рукой. Можно было добраться до гостиной и через портал, Стивен нередко ленился и именно так передвигался по дому, но в этот раз он предпочел пройтись – не в последнюю очередь для того, чтобы Ванда ближе познакомилась с тем, что есть в этом месте.

Ему вспомнилось, как он в свое время изучал тибетскую обитель, все то, что там располагалось, и в основном, конечно, книги. И как когда-то точно так же осматривал больницу, куда только пришел работать – нужно было изучить каждый этаж, каждую операционную, как будто от этого зависел успех хотя бы одной операции…

Откуда у него вообще сейчас эти воспоминания?

- Не могу сказать, будто одобряю ваш выбор, – заметил он, когда Ванда уточнила насчет сахара, - но сахар у меня есть.

На некоторое время он оставил Ванду одну, убедившись, что она выбрала себе удобное место, а как только оказался один, в обществе стеклянных баночек с листовым чаем, вдруг понял, что с ним было такое. Даже рассмеялся негромко и коротко, и покачал головой: вот так это и бывает – ты открываешь им дверь (или портал, не суть), а они лезут тебе в голову! Впервые, пожалуй, это произошло так ненавязчиво и без последствий – видимо, навредить юная ведьма и правда не хотела, - но Стивен пока не знал, должен ли оставить это вмешательство без внимания.

Наконец он решил проверить, как разговор пойдет дальше, а там уже действовать по обстоятельствам – не лучший подход для верховного мага, но и он иногда оправдывал себя.

Разлив чай по двум глиняным кружкам, Стивен вернулся в гостиную и передал ту, что с сахаром, Ванде. Сам сел напротив нее, в такое же кресло, закинул ногу на ногу и чуть приподнял брови, показывая, что можно уже перейти к предметному разговору. Ванда отлично его поняла, так что Стрэндж внимательно слушал, понемногу начиная интересоваться этим юношей, да и обстоятельствами его исчезновения, сильнее, чем того требовала обыкновенная протянутая рука помощи.

- Как давно это произошло? – немного рассеянно спросил он. - То есть, еще до акта… очень любопытно.

Немного походило на тяжелый медицинский случай. Тогда, глядя на рентгеновские снимки, Стивен тоже нередко говорил это свое «очень любопытно», и знал, что если бы родственник пациента в этот момент слышал его – непременно бы возненавидел.

По-хорошему ему стоило предупредить Ванду, что очень велика вероятность, что брата ее уже и в живых-то нет. С другой стороны, с подобным Стивен сталкивался впервые, и предполагал, что раз кто-то похитил практически супергероя, то сделал это ради того, чтобы использовать его. Шантаж, гипноз, что там еще можно придумать? Выделение ДНК… Хотели бы убить – и кто-нибудь обязательно нашел бы тело. Но это все лишь догадки, таких у Ванды должно быть предостаточно, а Стивен мог проверить их.

Только сперва – чай. К этому он относился серьезно.

Пока в чашке что-то еще оставалось, Стивен размышлял. Не о брате Ванды, не о ней самой и даже не о том, что она полезла в его голову здесь, в его собственном доме, а о том, какими должны стать следующие его шаги. У него и кроме этого были дела, но на то, чтобы проверить, жив ли Пьетро, не должно уйти много времени. На то, чтобы понять, где он – тоже. А это, по сути, и было все, что он обещал Ванде.

Правда, если она узнает точное место, то вряд ли задержится надолго в Санкторуме. А потом, найдя брата, может сюда и не вернуться…

- Пойдемте, – он поставил чашку на столик около кресла и встал.

Взаимодействовать с некоторыми артефактами лучше было в одиночку или в присутствии магов, но без Ванды ничего бы не получилось, поэтому Стрэндж и отворил перед ней дверь в помещение с глобусом – одной из любимых своих штуковин. Работать с ним было несложно, но иногда утомительно, и Стивен все равно его обожал – нет ничего лучше, когда хочешь найти точное место чего угодно.

Он протянул Ванде руку, сжал ее ладонь, чтобы лучше чувствовать энергию, и тогда легко тронул глобус за деревянный бок, раскручивая его. Тот сразу засиял оранжевым, меридианы и параллели приподнялись и обрели объем, а потом и континенты, очертания островов, неровности рельефа. Красиво, если смотреть с точки зрения красоты, и функционально.

- Так… – он рассматривал глобус, замедляющий вращение, но когда скорость его стала совсем невысокой, так что не мешала разглядеть даже небольшие нюансы на волшебных картах, Стивен заметил, что полной остановки не происходит. Глобус продолжал вращаться намного дольше, чем могла позволить физика. - Это очень интересно. По-видимому, он жив, но пока не знаю, хорошо ли это.

И он уставился на глобус пристальнее, будто ему могло стать стыдно из-за того, что он никак не останавливается. Ванде объяснять ничего не стал, но думал, что она и так поняла, что с поисками возникли трудности.

Да еще какие – с подобным Стрэндж до сих пор не сталкивался. Глобус всегда работал безотказно, именно до этого момента.

+3

11

Небо никогда не было таким уж ясным над головами людей со способностями, устрашающими общественность – да и можно ли их винить, если способности Ванды периодически устрашали её саму? – но клятый акт всё равно раздался средь него громом, которого никто не ждал. Или, по крайней мере, все старательно гнали мысли о неизбежном. Рассказывая Стивену о Пьетро, Ванда задумалась, чью сторону в конфликте принял бы её брат, будь он рядом на момент завязки событий. Сторону сестры, в этом нет сомнений. Но чью сторону приняла бы она, оказавшись в иных обстоятельствах, способная видеть вещи ясно, не поддаваясь пустым обещаниям и не шагая на поводу у беспокойства о его жизни и благополучии? Пошла бы за Роджерсом? Послушала бы Вижна, подписала бы акт и осталась со Старком, упрямо отказывающемся признавать в ней кого-то, помимо неразумного ребёнка, которому ни в коем случае нельзя доверять его собственные решения? Чего бы хотел от неё Пьетро? Если Ванда действительно его знала, то могла поклясться, что Пьетро захотел бы послать к чертям всех вокруг с их проблемами и недомолвками, самоуверенным героизмом, родительскими комплексами, выглаженными костюмами и важными бумагами. И вместе умчаться на край света, где их больше не достанут. Прекрасный расклад вещей, которому на тот момент ведьма воспротивилась бы, считая, что, как и другие, обязана защищать этот мир, пусть даже он поворачивается к ней спиной. Правда, с тех пор утекло много воды, она успела пересмотреть приоритеты и убедилась, что всё не совсем так и каждый защищает в первую очередь свой собственный мир. Её мир, к примеру, вот-вот разрушится на части, а потому главная её забота – удержать его целым. Спасти и сохранить.

Вслед за мужчиной отложив в сторону чай, Ванда поднялась на ноги,  решительно готовая к любому развитию событий. Они будут применять заклинание поиска? Варить зелье? Пытаться установить телепатический контакт? Раз технологии не справились (а хотелось верить, что Старк или Роджерс всё же применяли их в целях поиска до того, как слишком глубоко увязнуть в междоусобицах), сойдёт что угодно, если это поможет.

Этим «чем угодно» стал глобус, самый обычный на первый взгляд, на второй – оживающий под прикосновением. Зачарованный предмет, магический артефакт? Ванда не знала верных названий для подобных вещей, но его действие приковывало взгляд. Надеясь, что правильно понимает принцип работы, ведьма направила энергию, или попыталась сделать это, мысленно проговаривая одну единственную просьбу: «Покажи мне Пьетро, покажи мне Пьетро, покажи мне Пьетро…». Она дышала сбито, лихорадочно бегая глазами по шару, с замиранием сердца ожидая ответа, какой-нибудь горящей точки на плоскости, похожей на отметку в онлайн-картах, голоса, который озвучит искомую локацию, мгновенного телепорта, чего-нибудь… Пожалуйста, чёрт возьми! Но ничего не происходило.

- Что вы имеете ввиду? – ей категорически не понравилось, как прозвучала фраза. Конечно, это хорошо. Разве может быть по-другому? Что… что настолько непоправимого могло стать с ним, чтобы смерть показалась со стороны лучшей альтернативой? Не желая мириться со словами Стрэнджа, только подбросившим веток в костёр её переживаний, Ванда стиснула челюсти, сдвинула брови у переносицы, от чего выражение её лица приобрело оттенок суровости, и устремила на глобус взгляд, который мог бы прожечь дерево до основания. А ведь она даже не обладала силами Циклопа! Радужки глаз всколыхнуло алым, предмет завертелся сам по себе, без какой-либо внешней помощи, и скорость его вращения с каждой последующей секундой грозилась сравняться со скоростью света. Давай же, давай же, покажи мне брата! Где он, где он, где он… Предположительно, ведьма была близка к разгадке, но, к сожалению, не выдержав напряжения, объятый нестабильным куполом псионической энергии макет земного шара с грохотом остановился, являя наблюдающим расколотую пополам твердь. Будто очнувшись от минутного помутнения рассудка, Ванда инстинктивно сделала шаг назад, потеряно-виновато глядя то на остатки глобуса, то на хозяина дома, который принялась разрушать, едва переступив порог.

- Я… Мне очень жаль. Его ведь можно починить?.. – знакомая до скрежета в зубах история. Она ломает всё, к чему прикасается – стены, жизни, теперь вот ещё и глобусы. Может быть, все те, кто считал, что её необходимо содержать в изоляции, были в чём-то правы… Нет, это не она, в ней говорит усталость. Когда обладаешь силой, границ которой никто не знает наверняка, мир вокруг объявляет войну тебе подобным, а о единственном родном человеке месяцами нет известий, как долго ты сможешь держать невозмутимое лицо? Стрэндж сказал, что поможет найти Пьетро, его магия не сработала, её, впрочем, тоже, и становилось ясно, что, если в скором времени ничего не изменится, ей остро понадобится помощь уже другого толка.

Поспешно покинув тайник, Ванда встала напротив объёмного круглого окна, рассредоточено вглядываясь вдаль, за горизонт. Пальцы левой руки теребили тонкий плетённый браслет, повязанный на запястье правой. Когда-то, когда они оба были ещё детьми, кочевавшими из одного приюта в другой, Ванда сплела две такие безделушки – для себя и для Пьетро – в качестве обещания всегда оставаться вместе. Вместе они должны были и плести их, но ведь её брата не вовлечь в работу, требующую кропотливого внимания, без весомого риска всё испортить! Он, конечно, порывался, но не смог. Два симпатичных неброских шнурка, красный и голубой, верно держали обещание годами – никто не мог их разлучить. Ни глупые правила раздельного проживания мальчиков и девочек, ни угроза оказаться в разных приёмных семьях, ни опыты Гидры, ни Альтрон… вплоть до рокового утра, когда он словно провалился в кротовью нору.

Спиной ощущая поступь мага, Ванда поймала себя на мысли, что ещё совсем немного и разорвёт несчастный браслет. Со вздохом она скрестила руки на груди, оборачиваясь. – Теперь такое происходит всё чаще, - призналась, хмуро поведя бровью, - Я не могу контролировать эту магию, пока переживаю за Пьетро – она контролирует меня. Посоветуете упражнение для медитации? – полагая, что скорее всего её ожидает немногословное приглашение в портал, ведущий обратно в институт, ведьма невесело усмехнулась.

+3

12

Проблема была в том, что Стивен не сразу понял, что на проблему они с Вандой смотрят по-разному. Он не воспринимал поиски Пьетро как нечто личное, относился к ним как к очередной сложной задаче, трудности этого мира, которую нужно решить. Дело не стояло первым в списке срочных, но начальный этап, с глобусом, не требовал больших усилий или приготовлений, именно поэтому у Стивена и была возможность взяться за это незамедлительно.

Что ж, он немного просчитался. Ванда, должно быть, слишком много надежд на него полагала, и хотя Стрэндж не сказал, что ничего не может, а имел в виду то, что все не получится так быстро, как обоим бы хотелось, Ванда восприняла все по-своему. Нетрудно понять – она довольно молода и импульсивна, переживает личную трагедию, да и не только с братом, но и с мстителями, от которых не получила помощи, со школой Ксавье, где жить ей не так уж нравилось…

Стивен понял все это слишком поздно, уже когда глобус раскручивался все быстрее и быстрее, словно невидимая сила раз за разом толкала его в бок. Такого он прежде не видел никогда, и рад бы не увидеть вовсе – к любому артефакту необходим правильный подход, ювелирная работа, и уж точно не грубая сила и неуемная энергия, которая сейчас его и двигала.

- Я бы не советовал… – он не хотел влиять на происходящее магией, ведь можно было только навредить, причем не одному только артефакту, но и Ванде, которая вряд ли отдавала себе отчет в происходящем. - Это не совсем так работает…

Он делал все, что мог – пытался переключить ее внимание, чтобы внутренняя энергия Ванды хоть немного ослабела, но ничего не происходило ровно до момента, когда глобус с устрашающим звуком замер, магические контуры вокруг него развеялись, а вместо них стал виден грубый разлом, как будто говорящий на собственном язык: этим предметом больше пользоваться нельзя.

Стивен вздохнул. Ему трудно оказалось пережить произошедшее, но он старался думать о том всплеске магии, который породила Ванда: очевидно, что она очень сильна, и что природа ее силы впрямь радикально отличается от привычной Стивену. Интересно будет понаблюдать за ней, исследовать, хотя теперь Стрэндж чувствовал сомнения в том, что это у них получится. Разве что если он договорится с Вандой, или если найдет ее брата, так что она успокоится и станет доверять ему…

Но об этом думать все равно рано. И о глобусе тоже.

- О, ну… – починить его было нельзя, но что Ванде жаль – Стивен хорошо видел. Ему тоже было жаль, и глобуса, и ее саму, но проявлять сочувствие или вообще общаться на том уровне человечности, который предпочитали обычные американцы, он не особо умел. - Боюсь, что нет, так что придется покупать новый и заново его зачаровывать. Может занять пару дней… – звучало это так себе, особенно с учетом того, какой Ванда была взволнованной. - Не стоит беспокоиться, я не злюсь. Вашего брата надо искать тщательнее, это был самый простой метод – видимо, его хорошо охраняют, либо… в общем, есть несколько причин, не будем строить догадки.

Если бы он сказал, что нечто плохое могло произойти с личностью ее брата (а ведь найти они пытаются именно личность), вряд ли это положительно бы подействовало на Ванду. Огорчать ее еще сильнее Стивен не хотел, потому и не препятствовал, когда она ушла. Оставшись наедине, он проанализировал состояние глобуса, ведь в нем могла остаться часть силы Ванды, но ничего не было – то, что сломало артефакт, исчезло, испарившись или вернувшись обратно к носителю.

Слишком надолго оставлять Ванду одну после произошедшего не хотелось, и Стрэндж вернулся к ней, точно зная, где она, ведь находилась она все еще в Санкторуме. К счастью, настроение Ванды немного переменилось – она не злилась и не была в отчаянии, но ее наверняка угнетало случившееся и то, что она понимала: у ее брата не все так гладко, как могло бы быть.

Но что тут удивительного, ведь если бы найти Пьетро было просто – его бы уже давно нашли.

- Все дело в эмоциях, – Стивен остановился рядом с ней и тоже выглянул из окна, на улицы Нью-Йорка. - Они увеличивают силу, но не дают ее контролировать, так что это палка о двух концах. В идеале необходимо найти такой баланс, в котором вы сможете одновременно быть и сильнее, и собраннее. Это не самая легкая вещь на свете.

Медитация была именно тем, в чем Ванда нуждалась, так что Стивен пообещал ей, что подберет несколько особых методик, которые подойдут ей больше всего. А пока что нужно было показать ей дом, определить, где она сможет жить, если решит здесь остаться, и уладить несколько других бытовых мелочей, чтобы просто потом к ним не возвращаться.

Только ближе к ночи Стивен наконец занялся медитациями, и дал Ванде несколько книг – читать их долго, разбирать сложно, но они по-настоящему работали. Знания никогда не даются легко, и Стивен хотел верить, что у Ванды хватит выдержки на то, чтобы во всем разобраться.

- Я смогу помочь с этим в будущем, но начать вам лучше в одиночестве.

Он говорил так не только потому, что начать стоило одной, но и из-за того, что сам планировал заняться поиском нового глобуса. Любой магазинный не подходил, Стивен должен был выбрать глобус постарше, обязательно из дерева, да и много других нюансов тоже стоило учитывать. Но Нью-Йорк – огромный мегаполис, найти здесь можно все, что угодно, и уж какой-нибудь глобус проблемой точно не станет.

Так и вышло: Стивен нашел подходящий на следующее же утро, принес его и установил на место предыдущего. Смотрелось красиво, будто всегда так и было, но впереди ему предстояло самое главное – зачаровать глобус так, чтобы его можно было считать артефактом. А пока он будет заниматься этим, Ванду тоже стоило занять.

- Как ваши успехи? – он подобрал время, когда Ванда сама вышла из комнаты, чтобы не нарушать границ ее личного пространства. - Не стоит рассчитывать, будто медитации могут подействовать с первого раза. Их китайцы придумали, они никогда не любили торопиться. – Он внимательно посмотрел на нее, чтобы хоть приблизительно оценить ее состояние. - Я собираюсь продолжить работу с глобусом, но пока у меня есть вопрос: ваша способность не предполагает видений во сне?

Он знал несколько способов, которые могли эти видения спровоцировать, и ждал разве что решения Ванды для того, чтобы все их на ней опробовать. То, что она могла увидеть насчет Пьетро, должно было здорово помочь – связь между близнецами всегда сильная, особенно когда они столько вместе пережили.

+2


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » The Sorcerer's Apprentice [Marvel]