пост недели C. C. Теплый вечер спустился на новую столицу Британнии. Теплый, немного душный, совершенно неподвижный воздух. И практически полная, сонная тишина, изредка нарушаемая голосами, какими-то вялыми и уставшими. Странный, удушливый вечер. Словно большая часть ее неимоверно долгой жизни.
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #142vk-time-onlineрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » come and see [asoiaf]


come and see [asoiaf]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

C O M E   A N D  S E E
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://s3.uploads.ru/xRzru.png

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Jon Snow, Sansa Stark, Ramsay Bolton

Семь Королевств. Винтерфелл.

АННОТАЦИЯ

Предателю и бастарду Джону Сноу.
«Ты пропустил за Стену тысячи одичалых. Ты предал свой народ. Ты предал Север. Винтерфелл мой, бастард. Приди и увидишь. Твой брат Рикон — в моей темнице. Шкура его лютоволка у меня на полу. Приди и увидишь. Я хочу вернуть жену. Пришли её мне, бастард, и я не трону тебя и твоих одичалых дружков. Будешь её скрывать — я приду на север и убью каждого одичалого, мужчин, женщин и детей, живущих под твоей защитой. Я заживо сдеру с них кожу. Ты увидишь, как мои воины по очереди насилуют твою сестру. Увидишь, как мои псы сожрут твоего дикого братца. Потом я вырежу тебе глаза, а псы довершат остальное. Ты увидишь.»
Рамси Болтон, лорд Винтерфелла и Хранитель Севера.

Армия из одичалых, вассалов, сохранивших верность Старкам и лордов Долины во главе с Джоном Сноу разбили армию Рамси Болтона. Битва Бастардов окончена - стены замка вновь украшают знамёна с лютоволком, а Болтон с легкой руки провозглашенного короля Севера отдан под суд.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+2

2

Трупная вонь пропитала весь Север. Костры горели без малого два дня, и до сих пор в воздухе висел омерзительный запах горелой падали - выходя на улицу, Джон зарывался носом в свой меховой воротник, предпочитая вдыхать запах мокрой собаки. Он повсюду слышал причитания прислуги и гостящих в Витерфелле северян, потому что выносить эту вонь без нытья не мог никто. Народ жаловался, но терпел, потому что Джон объяснил своим подданным максимально доходчиво, почему так важно сжечь трупы.
Каждый день в Великом Чертоге собирался совет, на котором Джон и Санса решали вопросы большие и мелкие, важные и не очень. Несколько раз северные лорды заикались о судьбе Болтона, и всякий раз Санса ловко перенаправляла их внимание в другое русло. Джон поглядывал на сестру вздернув бровь и не понимая, почему она тянет с казнью своего мучителя. Надо было разможжить ему голову кулаками, - думал он, вспоминая свой приступ кровавой ярости. - Надо было удавить его прямо там, у неё на глазах. И яйца его скормить его же псам, по его же методу. Но время шло, Болтон был все еще жив, бровь Джона вздиралась всякий раз все выше и выше, а Санса морщила лоб все сильнее при любом упоминании Рамси. Тянуть дальше уже некуда.
В Великом Чертоге, перед всеми северными лордами, Джон опустился в кресло, в котором когда-то сидел его отец, и его отец до него.
- Милорды! Прежде чем заняться текущими вопросами, нужно разобраться с одним незаконченным делом, - он повернул голову в сторону стражи на входе и кивнул - "Заводи."
Когда Рамси Болтон - все еще в грязи и засохшей крови, больше похожий на дикую собаку, чем на человека, - вошел в чертог, ведомый за связывающую его запястья веревку, раздалось сразу несколько неприлично громких харчков. Краем уха Джон услышал тихую ругань, что подтверждало, что его подданные даже своего времени жалеют для Болтона.
- Почему он еще живой?
- Голову с плеч и дело с концом!
- Казните ублюдка и забудем о нем!
Джон с самым скучающим выражением лица смотрел в глаза Рамси и пытался вспомнить ту слепую ярость, с которой молотил его по лицу кулаками. Отеки до сих пор не прошли - на Джона прозрачно-серыми глазами смотрело месиво, лишь отдаленно похожее на Рамси. Джон смотрел на него и, к своему удивлению, больше не чувствовал всего того гнева. Не было сил. Просто плевать.
Он окинул взглядом свою сестру и прочел в её подсвеченном серым дневным светом профиле то же самое.
Убить и дело с концом, - подумалось ему. Но это ведь неправильно, так? Старки не так разбираются с врагами и преступниками. Лорд Эддард честно бы судил этот кусок живого мяса. Лорд Эддард выслушал бы все, что Рамси мог сказать в свою защиту, потом посмотрел бы ему в глаза и только после этого вынес приговор.
- Ты обвиняешься в измене, отцеубийстве и варварстве. Твой отец предал своего короля и захватил Север, но тебя мы обвиняем не в этом. После того, как ты убил его в этом самом чертоге, ты скормил его жену и ребенка псам и назвался Хранителем Севера. Ты мучил мою сестру и Теона Грейджоя, убивал своих же людей на поле боя и убил моего брата Рикона, твоего законного лорда. Ты не заслуживаешь даже права на честный суд, но в отличии от тебя, мы не чудовища. Тебе есть что сказать в свою защиту? - голос Джона гремел на весь зал, и когда он договорил, в стенах Великого Чертога повисла тишина. Он холодно усмехнулся после. - Не то чтобы нам не плевать, конечно, но закон есть закон.
Мне даже говорить с ним лень.
Перед битвой за Винтерфелл Джон выпячивал грудь, пытаясь доказать Сансе, что и не такое видывал. "Я сражался с врагами пострашнее Рамси Болтона", кричал он тогда, и как же он об этом пожалел, когда был зажат в кольце из живых и мертвых, посреди холмов из трупов вперемешку с живыми, хватающимися за кишки, умирающими северянами... Иногда кажется, что он все еще там, что он умирает под ногами собственных солдат, а это всё вокруг - предсмертный бред, три секунды, растянувшиеся навечно. Но глядя в глаза Рамси, Джон не хочет даже мстить. Глядя на него, он видит всего лишь жука в грязи под подошвой, не более.

Отредактировано Jon Snow (27-04-2019 22:48:21)

+2

3

[nick]Ramsay Bolton[/nick][status]я - твой ночной кошмар[/status][icon]https://69.media.tumblr.com/05bf1056fe0d3dc91ef74b97e6fbd493/tumblr_inline_pri5jcz0Lx1rm4mc0_540.gif[/icon][lz]Лорд Болтон, ужас Севера, собаковод года, мастер пыток и расчленения. Вечерами шьёт плащи из кожи неугодных.[/lz]

О, он всегда знал, на что шёл и чего это будет стоить.

С того самого момента, как он родился, лишь несколько вещей в его безумном мире имели смысл. Статус, сила, власть. И если он всё-таки пробил себе дорогу, из грязного бастарда-заморыша став лордом, разве можно считать его методы нерабочими?

Рамси никогда не раскаивается. Он свято уверен в своих собственных понятиях о том, что правильно, а что нет. У него своя мораль – грязная, извращённая, вывернутая наизнанку, подобно многочисленным телам крестьянских девок, что пали от челюстей его псов или от метко пущенной стрелы. У него свои правила – жестокие и не прощающие ни единой ошибки. Ошибся – смерть.

Смешно, но законы его мира воздействовали и на него самого. Рамси позволил себе ошибиться, и теперь смерть дышит ему в спину зловонным дыханием, гладит костлявыми руками свежие кровавые струпья на его лице. Глаза его, широко распахнутые, – светло-серые, словно грязный лёд, - таили в себе остатки былого величия, поблёскивая тусклыми искрами.

Он проиграл. Но он всегда был прав.

- Это лишь малая часть… - отвечает он, чётко проговаривая каждый слог, исподлобья глядя на Джона, - … того, что я сделал. – его распухшие губы, покрытые гематомами и запёкшейся кровью, растянулись в жутковатой улыбке. – Ты надеешься, - он закашлялся, опустил голову и хрипло вдохнул, - что я буду молить тебя о пощаде? Оправдываться? – нескрываемая насмешка сквозила за каждой фразой. – Просить… прощения? – живой взгляд его глаз резко контрастировал с тем, во что превратилось его лицо; Рамси смотрел на Сансу – пристально, с лёгкой ухмылкой, так, как он смотрел на неё каждую ночь, когда приходил в её покои.

– Санса, - хриплый шепот вырвался из-за окровавленных губ, - Ты не ушиблась, когда убегала? – этот притворно-заботливый тон знали все, кто хоть когда-либо был знаком с Рамси. Знали они и то, как ловко он умел натягивать маски и притворяться тем, кем на самом деле не является. – Я всё ещё твой законный муж, и должен заботиться о моей леди Болтон… - ухмылка уступила место тёплой улыбке. Фальшивой тёплой улыбке.

Санса знает, что ей ничего не исправить. Его клеймо останется в её душе навсегда, даже когда он уйдёт из этого мира. Даже когда меч этого бастарда отсечёт ему голову. Какая жалость… Ведь его казнит не сам лорд, как принято у Старков, а всего лишь последствие пьяной встречи Неда Старка с какой-нибудь портовой шлюхой.

- Зачем этот фарс, бастард? – Рамси выделил последнее слово, явно намереваясь спровоцировать Джона. Ему не была страшна боль от оплеухи, которой возможно наградит его один из воинов, стоящих позади. - Все здесь желают моей смерти, даже моя любимая жена! Вы уже приняли решение, не так ли, леди Болтон? – он вновь покосился на Сансу, жадно оскалившись и не обращая внимания на струйку крови, что текла по его подбородку из раны на треснувшей губе. - Как жаль, что здесь нет Вонючки... - наигранный вздох последовал за очередной фальшиво-слащавой репликой.

+1

4

[indent]Бывают незавершенные дела, решение которых лучше не откладывать - например, убийство человека, восставшего против своего лорда. Семью предателей стоит истребить. Подобные показательные казни - прекрасный пример для остальных вассалов, но вместе с тем нельзя забывать о вознаграждении тех, кто остался лоялен. Так, замок Болтонов можно было передать кому-то другому - более достойному.
[indent]Леди Старк была готова ещё в день возвращения в Винтерфелл избавиться от Рамси, но Джон её осадил и напомнил о чести отца. Любой предатель должен сначала предстать перед судом, а затем - искупить свою вину. Споры ни к чему не привели - брат настаивал на своём. Впрочем, она могла понять Джона. Из их семьи он был больше всего похож на отца по мышлению и поступкам. Справедливость была его сильной чертой, но порой стоит забывать о чести и справедливости. Сейчас остальные лорды севера любили Джона и были готовы идти за ним хоть на край света, но завтра всё может поменяться - угроза в лице Серсеи продолжала маячить на горизонте. Супруга Роберта Баратеона пока что стремительно теряла союзников, но ситуация всегда всё может измениться. Вассалов не удержать одной любовью.
[indent]Суд над Рамси, который наконец объявил Джон, должен расставить всё по своим местам и напомнить, что ждёт предателей - если они не смогли наказать Амберов и Карстарков, то Болтон должен занять нишу жесткой расправы. Она костьми ляжет, но добьется этого. Крики лордов об убийстве Рамси подпитывали уверенность в своих силах - Джон не сможет проявить мягкость по отношению к тому, кто принес столько боли их семье.
[indent]Ей было противно смотреть на своего супруга. При одном упоминании Рамси по коже пробегал холодок, а в памяти всплывали фрагменты из их совместной жизни - первая брачная ночь, побои, охота за ней по пути в Чёрный замок, убитый Рикон - и это лишь малая часть того, что он делал с ней или её близкими: Теон, оскоплённый, вывернутый наизнанку и полностью сломленный, лояльные Старкам простолюдины... О семеро, список можно продолжать бесконечно. Она не чувствовала удовлетворения от следов побоев на лице супруга, ровно как и не чувствовала жалости к нему или себе. Рамси помог Сансе стать той, кем она является сейчас, но это не выливается в бесконечную благодарность или пресловутое уважение.
[indent]Леди Старк испытывала полное равнодушие к человеку, с которым сочеталась браком под раскидистыми ветвями чардрева в прекрасную снежную ночь. Жажда мести и крови поутихла спустя некоторое время - а ведь она представляла, как будет скармливать ублюдка Болтона собакам или, в конце концов, позволит Джону занести меч над головой худшего из вассалов. Подсознание активно вычеркивало любые напоминания о Рамси из памяти, но сейчас, глядя на него - живого и относительно здорового - под сводом Великого чертога, былое чувство избавиться от него постепенно накатывало и овладевало леди Винтерфелла.
[indent]- Твой король задал тебе вопрос. Ответь на него, - достаточно громко произнесла Санса, когда супруг обратился к ней, - если же тебе нечего сказать в свою защиту и как-либо оправдать себя - что вряд ли - приговор будет вынесен немедленно. - леди севера знала, что её благоверный посчитает оскорблением и арест, и суд, и дальнейшее наказание (если это будет не казнь), и ожидала, что он выскажет своё недовольство более грубым способом.
[indent]Леди Старк слишком долго наблюдала за своим супругом, чтобы понять, что он собой представляет и как именно стоит интерпретировать его слова и действия. Сейчас, глядя на него, Санса твердо понимала, что Рамси нельзя оставлять в живых - к счастью или сожалению, он оставался лоялен своим принципам и взглядам на жизнь. Уязвленное самолюбие мужчины не позволило бы ему жить под началом Старков. Снова. Неспокойный нрав Болтона мог обернуться для них - истинных королей севера - смертью. Неужели ради этого они вернули Винтерфелл и север себе? Нет. Достойное наказание для ублюдка Болтона - смерть.
[indent]Поджав губы, Санса повернулась к Джону и шепнула ему на ухо - выноси смертный приговор, - иного он не достоин. Сансу воодушевляло с какой жестокостью юный Тайвин Ланнистер расправился с лордом-выскочкой Рейном из Кастамере. История, случившаяся несколько десятков лет назад, повторилась вновь, но уже с новыми фактами и людьми, а исход должен остаться тем же.

Отредактировано Sansa Stark (25-05-2019 14:40:08)

+1

5

На поле боя Джон был что марионетка, управлять которой Болтону было до смешного просто, и у него было время осознать, где он оступился, почему не воспринял советы своей сестры всерьез. Теперь от того Джона и следа не осталось - ни мускула не дрогнуло на его лице, пока Болтон выплевывал свою грязь с таким видом, будто даже со связанными руками и разбитым в мясо лицом оставался хозяином положения. В одном он был все-таки прав - весь этот фарс ни к чему.

Северяне смотрят на Джона, немые суровые пастыри. Каждый здесь ждет казни бастарда болтонского, и Сансе, кажется, уже невтерпеж плюнуть на его отрубленную голову. Но Джон не торопится. Он видел, как Санса ежится от любого прикосновения, слышал от выживших кастелян рассказы о том самом Вонючке, который когда-то был Теоном Грейджоем, и уж точно никогда не забудет предсмертного хрипа маленького Рикона, чья жизнь прервалась, толком и не начавшись. А еще Джон помнит небытие, в котором нет ни семи преисподних, ни воздаяния за грехи. Бросив на Сансу холодный взгляд, он постучал ногтями по столу и поднялся на ноги.

- Ты прав, - сказал он. - Этот фарс ни к чему. Каждый в этом зале, каждый северянин и каждый Железнорожденный на островах желает тебе смерти, но только не я. Я не буду смотреть тебе в глаза и не буду сносить твою голову мечом, потому что не хочу марать о тебя валирийскую сталь. Мы бросим тебя в самую глухую темницу ниже уровня крипт и замуруем вход. Захочешь - найдешь, чем вскрыть себе брюхо.

Великий Чертог завыл - наверное, Джон опять совершил ошибку, честно огласив свое решение, но ему все равно. Плакать по Болтону никто не будет, и нет на всем Севере человека, который счел бы такое наказание слишком жестоким для Рамси; с войной за него никто не пойдет, и делать с ним можно все, что заблагорассудится. Но в глазах своих подданных он видел возмущение, задумчивость, откровенный страх - "На что мы променяли Болтонов?" - и Санса дернула его за край плаща, но он резко вырвался. Вы хотели Неда Старка? Таких, как он, больше нет.

- Таково мое решение, - подытожил он. - Увести.

***
Ничего замуровывать, впрочем, Джон не собирался. Тем же вечером Рамси дожидался его в темнице, откуда его полагалось сопроводить в последний путь, и Джон намеревался нанести ему визит после полуночи. Порой он думал о том, что стоило бы всё-таки его убить и забыть о нем, как о страшном сне, но эти мысли быстро его покидали, стоило лишь вспомнить хрип маленького Рикона и оцепенение, которое нападало на Сансу всякий раз, когда Джон брал её за руку или задевал плечом. Она обронила пару фраз и о Теоне - не слишком подробных, но их хватило для того, чтобы дать Джону представление о том, чего натерпелся его вероломный однокашник. Теону он бы тоже высказал при встрече, но благодарить Болтона за пытки над Грейджоем не торопился. От картинок, которые рисовало любопытство, Джона брала оторопь.

Но больнее всего почему-то было именно за Сансу. Она никогда не признается и не расскажет, но и не нужно. Джон не хочет знать, что делал с ней Болтон. Он знает только, что Сансе положено выйти замуж за хорошего человека и рожать красивых детей, которые будут хватать её за юбки и лезть к ней на руки со счастливыми улыбками на пухлых мордашках - она заслуживает именно этого, но никак не садиста, превратившего её отчий дом в темницу. Болтон взял у неё все самое лучшее и насрал на это, и какой бы выносливой она ни была, шрамы все равно останутся и вряд ли когда-то исчезнут без следа. Разве после этого он заслуживает чистой смерти, быстрой казни по закону? Нет. Око за око.

Когда замок заснул, Джон постучался в дверь покоев лорда, и ему долго - с пару минут - никто не открывал. Заснула? Нет, шагает за дверью.

- Пошли со мной, - негромко сказал Джон, когда Санса приоткрыла дверь и взглянула в щелку. - Пора правосудие творить.

С четверть часа спустя они шагали по ночному двору в сторону темниц. Джон рассудил, что если бы Санса не захотела возвращаться к прошлому и снова смотреть Рамси в лицо, то осталась бы в своих покоях, и спокойное, сосредоточенное выражение её лица давало понять, что она знает, куда и зачем идёт. Этот вид только придавал Джону уверенности, и с каждым шагом он становился все кровожаднее. На полпути к ним присоединился Призрак, и Джон не стал его прогонять.

- Свободен, - Джон кивнул тюремщику, хлопнув его по плечу, когда они спустились в темницы. Узник здесь был только один, и когда Джон взглянул на прикованного к стене Болтона, то понял, что тому любые пытки джонова изобретения покажутся комариными укусами по сравнению с его собственными. Джон ни разу никого не пытал, если не учитывать всех тех, кого он бросал в ледяные камеры на Стене в бытье Лордом-Командующим, но и это детский лепет по сравнению со слухами, которые ходили о Рамси. Ничего. Рано или поздно ему станет слишком больно, чтобы злорадствовать.

- Расскажи-ка мне, Рамси, что ты сделал с Теоном Грейджоем? Никто в этом замке мне так и не поведал всей правды, а мне, знаешь ли, очень любопытно.

0


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » come and see [asoiaf]