пост недели C. C. Теплый вечер спустился на новую столицу Британнии. Теплый, немного душный, совершенно неподвижный воздух. И практически полная, сонная тишина, изредка нарушаемая голосами, какими-то вялыми и уставшими. Странный, удушливый вечер. Словно большая часть ее неимоверно долгой жизни.
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #142vk-time-onlineрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » cloud atlas [межфандомное] » Зеркало


Зеркало

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

ЗЕРКАЛО
"Портрет худощавой девушки со светлыми волосами и грустным взглядом."
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://i.picasion.com/resize89/efc8a973713de4487a179e9067852bab.jpg

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Cedric, Fałszywa Ciri (Yennefer)

Вызима, 1273 год

АННОТАЦИЯ

Эмгыр должен умереть. Цирилла так и не вернулась на родину, предпочтя ведьмачий меч короне.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

[nick]Fałszywa Ciri[/nick][status]точная копия[/status][icon]http://i.picasion.com/resize89/9d7f2fe1b48cd6ea183763c774a695ea.jpg[/icon][sign]- Как тебя зовут?
- Цирилла Фиона Элен Рианнон...
[/sign][lz]Королева Цинтры, императрица Нильфгаада[/lz]

Отредактировано Yennefer (25-04-2019 16:58:58)

+1

2

[indent]Седрика никак не покидала мысль, что все это - затянувшаяся дурная шутка. Кара за ложь и обманы, неправильные поступки и дурость. И не все деяния можно было объяснить одной лишь переменчивой натурой оборотня и совсем еще юным для подобных ему возрастом.
[indent]Началось все с того, что господин отправил его с совершенно обыкновенным, сулящим звон момент и, при хорошем расположении духа у Фобоса, скудной похвалы по возвращению в замок, поручением закрыть очередную брешь где-то на отшибе Меридиана. Наг, никогда не осмелившийся нарушить приказа, если только он не был во вред самому господину, привычно разворчался, хмуря белесые брови и принимая одно из своих многих страдальческих - под каждую ситуацию и собеседника - лиц, но как-то без огонька, скорее по привычке. Театр одного актера, устраиваемый Седриком вот уже несколько лет как, кажется, забавлял их обоих, но наг никогда не перегибал палку, прекрасно чувствуя грань и зная, когда стоит заткнуться, собрать все необходимое для поездки и убраться из столицы поскорее, пока господин не решил, что его слуга совсем уже обнаглел.
[indent]Хоть магически одаренным было все население Меридиана, а Завеса вернула себе более-менее приемлемую стабильность, закрывать такие вот ставшие совсем редкими бреши должен был куда более способный колдун, чем крестьянин, предел способностей которого - подогреть воду да подсечь поле по осени. Аристократия, родственная Эсканорам, откровенно пренебрегала своими обязанностями землевладельцев, да и силы их с каждым поколением все ослабевали, а юной Королеве и брату ее как-то не пристало разъезжать по провинциям из-за таких мелочей. Поэтому таскался Седрик. С неохотой, привычной ему и прослеживающейся в каждом слове и жесте змеиной ленцой, но неизменно справляясь с задачей.
[indent]Кроме этого проклятого раза. Кроме этого проклятого разрыва, который решил вместого того, чтобы схлопнуться с привычным треском магии, затянул его в себя, а потом, словно в насмешку, испарился с глухим пшиком в воздухе, выплюнув напоследок голубую накидку с вышитой серебром руной.

[indent]У змеиного народа, откровенно говоря, не было привязанностей ни к чему. Даже семейные узы, по крайней мере, в гнезде Седрика, были крайне и крайне своеобразными - супруги жили, словно соседи, братья и сестры относились друг другу и вовсе как к чужим. О каких-то материнских чувств и вовсе речи не шло - наги, понимая, что не имеют возможности воспитать потомство, или просто не желая этого делать, избавлялись от детенышей. Только Седрику тогда чудом повезло быть спасенным отцом.
Но родной мир он узнал сразу же, успев только свалиться из трещащей воронки портала на темную, пахнущую сыростью траву. По запаху ли, по воздуху, по тому, как падает свет от далекого солнца - неважно. Просто понял, что когда-то давно отсюда он и пришел. От совершенно человеческого, чуждого, а от того - противного ощущения в груди, что он вернулся домой, хотелось расцарапать грудь мгновенно удлинившимися когтями.     
[indent]Не сказать, что Седрик мечтал об этом дне. Если быть точнее, то он всем сердцем желал никогда здесь больше не очутиться. Несмотря на то, что сбежал он с семьей еще в самом нежном возрасте, жар костров и звон серебра остались в его памяти на всю жизнь, как и пылающая в зареве деревушка, корнями уходящая под землю. Правда, тогда они еще и знать не могли, что меняют шило на мыло, но все же...

[indent]Поднявшись, наконец, с колен и оттряхнув комья земли и мелкие травинки с одеяния, Седрик тяжело выдохнул, обводя взглядом глухую чащу леса, и в очередной раз поблагодарил мироздание за то, то был рожден не обычным человечишкой, феей или еще какой дрянью, а именно змееоборотнем, которые помимо способности трансформировать собственное тело во все, что угодно, мастерски подстраивались под любые обстоятельства.

[indent]Несколько месяцев вполне хватило, чтобы устроиться если не с шиком, как это было в замке Меридиана, то хотя бы с комфортом, буквально напросившись на службу ко двору в ближайшем королевстве. Выслуживаться Седрик действительно умел очень хорошо, беззастенчиво пользуясь способностью оборотней к проницательности, порой напрочь забывая о собственной гордости, да и вся жизнь подле господина, который никогда не славился покладистостью и мягкостью, тоже сыграла свою роль. Белобрысый чужак, одетый вроде бы обычно, но все же немного не по местной моде, сначала вызывал подозрения и слухи, которые Седрик умело то пресекал, то сам же в тавернах обрисовывал в таких диких подробностях, что все окончательно растерялись, не зная, что из этого может быть правдой, а что - откровенная бравада. Со временем народ как-то свыкся с немного странным, но безусловно образованным, порой - до зубного скрежета воспитанным юношей, а Седрик, как и следует хитрой гадине, становился при дворе все более незаменимым.
[indent]А сегодня его с утра пораньше подняли, поманив во внутренние комнаты, не дав толком одеться и умыться, показали какой-то портрет с девушкой, внешность которой заставила Седрика напрячься, и выставили за ворота, довольно грубо намекнув, что пока он не найдет кого-то похожего, то может вообще не возвращаться и сгинуть на болотах.
[indent]История четырех годичной давности повторялась вплоть до обещания жестоких кар, если девушка будет не найдена, разве что сейчас ему стоило найти просто похожую, да подготовить ее.
[indent]Как будто это так просто! Только дурак думает, что достаточно выйти за ворота замка, и тут ему на каждом шагу будет попадаться довольно хорошенькая светловолосая и зеленоглазая девушка.
[indent]Крестьяне, которых Седрик насмотрелся за свою жизнь до мутных пятен перед глазами, вообще редко славились красотой, и, как это принято говорить, породой. Только в дешевеньких земных романах можно было прочесть о писанных сельских красавицах с милой россыпью веснушек, гладкой кожей и ярким взором, в суровой реальности же девицы старели рано, часто налегали на эль и медовуху, и годам так к 30 их можно было смело называть тетками неопределенного возраста. А манеры? Как привить самозванке-дурочке с самым простым происхождением осанку, правила поведения и все остальное? Он с Элион-то намучился, несмотря на неограниченные запасы терпения, а тут…
[indent]Особо не надеясь на удачу, мысленно припоминая карту королевств, Седрик двинулся по дороге, уже думая о том, куда, в случае чего, бежать в первую очередь.

+1

3

Никогда не говори откуда ты.
Ей было десять, когда она разом лишилась всего. Родителей, дома, титула, страны. Она помнит как горел королевский замок. Помнит как отец схватил ее, пытаясь унести от разверзнувшего огненого Ада в Цинтре. Вся первая северная война у нее уместилась в родном городе и королеве Калантэ, отбивающей атаку "черных", давая возможность своим подданым скрыться в одной из башен. Но была еще слишком мала, чтобы понять весь масштаб резни.

В лесу страшно и пахло гарью. И кровью. Но она никуда не уходит. Отец сказал ждать здесь. Но уже светает, огонь почти потух и запах горящего дерева сменяется вязким металлическим. Она знает его. Так пахнет кровь.
Чем дольше она ждет, тем чаще подкрадывается мысль, что он не придет. Мимо нее не раз проходили люди, спрашивали откуда она и как ее зовут.
Никогда не говори как тебя зовут.
И она не говорила. Крепче сжимала зубы, отодвигалась.
— Не придут, - какой-то мужчина присаживается рядом с ней, протягивая кусок хлеба и бутылку воды. От него также как и от отца пахло гарью.
Годы спустя она так и не сможет сказать почему тогда поверила ему и почему до сих пор продолжает держать два последних наказа родителя.
Не говорить откуда ты. Не говорить свое имя.
Каждый день перед тем как заснуть и во сне снова и снова видеть горящую Цинтру, она повторяет наказ. Это единственное, что она говорить четко, в другом ограничиваясь кивком и неясным бормотанием. Тогда к ней и приклеилось это обидное "недоразвитая".

Сколько княжеств они прошли за эти годы? Она помнит как они пытались обустроится в Бругге,  Соддене, Ливии и Ривии, даже в Назаире. Но куда бы они не приходили - там рано или поздно появлялись "черные". Как будто Нильфгаард шел у них по пятам, заставляя вновь и вновь бежать от пожаров и смерти.  Потеряться или отстать не составит труда.
Действительно не сложно. Никто из беженцев не обращал внимания на постепенно отстающую девушку. Она не раз наблюдала такое. При каждом переходе из одного королевства в другое кто-нибудь да "терялся". Их не ждали, за ними не возвращались, их не искали. Уже к ночи она была достаточно далеко от людей, что почти десятилетие называли себя ее новой семье.

Она осела в небольшой деревушке на границе Брокилона. В доме едва ли не единственной людской семьи. Жила в комнатушке, больше похожей на кладовую, за кухней, иногда присматривала за хозяйскими детьми, готовила. Ее жизнь по своему течению мало чем отличалась от той, что протекала в лагере. Те же обязанности, те же фырканья девиц и злобное: - Недоразвитая-то хорошо на рожу вышла.
Но один день, когда солнце уже светит не так ярко и дает меньше тепла, а Священное дерево сбросило первый лист, отличался от множества предыдущих, что она провела здесь. С ночи ее не покидало странное чувство тревоги. Девушка то и дело вскакивала с постели, выбегала на улицу, но ничего странного не находила.
— Ты не из дворян? Тебя приодеть, умыть, наукам обучить и точно какая-нибудь княжна, - в это утро хозяйка была необычно разговорчива. - Откуда ты вообще взялась-то в этом лесу? Или тебя дриада-полукровка родила? Глаза зеленющие, мужики шеи сворачивают и мордой в дерьмо падают, - женщина плюнула на яблоко, вытерев его о чуть менее грязное платье, и как будто о чем-то призадумалась. — Пойдешь сегодня яблоками торговать, глядишь купят только лишь чтоб поближе посмотреть.

На местном рынке ощущение тревоги и опасности только усилось. Девушка то и дело панически оглядывалась, словно знала что угроза вот-вот окажется за спиной. А потом она увидела его. Мужчина выглядел как самый что ни есть типичный нильфгаарлец. Черные штаны, черный камзол с золотыми вкраплениями, черный дорожный плащ. Но стоило взглянуть в лицо, как это ощущение "черного" исчезало, как будто его и не было. Незнакомец скорее старался походить на нильфа, чем быть им. И этот взгляд... Подобное ощущение она испытала лишь однажды, когда в Назаире едва не наступила на змею. Тот же холодный гипнотизирующий взгляд, когда сердце замирает от ужаса, а сам ты готовишься принять смерть. И это липкое ощущение вдоль позвоночника, а грудь будто стягивают тугие кольца... Ее как будто парализовало.
— П-по две кроны за крупные и к-крона за мелкие, - едва слышно произносит девушка, все еще не в силах оторвать от "гипертезера" взгляд.
[nick]Fałszywa Ciri[/nick][status]точная копия[/status][icon]http://i.picasion.com/resize89/9d7f2fe1b48cd6ea183763c774a695ea.jpg[/icon][sign]- Как тебя зовут?
- Цирилла Фиона Элен Рианнон...
[/sign][lz]Королева Цинтры, императрица Нильфгаада[/lz]

+1

4

[indent]Он покинул город уже под вечер, когда солнце закатилось за рваный горизонт, принося с собой сумеречный холод. Бежать еще рано, но и искать девушку, которую надо будет выдать за Цириллу тут, прямо под носом, по меньшей мере глупо. Если вдруг окажется, что особа королевских кровей уже успела побывать во всех постелях и темных закоулках округи, весьма узнаваемая не только по лицу, но и другим частям тела, ему просто отрубят голову. Умирать в 24, таком чужом и одновременно родном мире из-за очередной глупости - недостойно даже такого скользкого типа, как Седрик.
[indent]И все же он успел заработать себе головную боль, постоянно изматывая себя во время пути мыслями о том, что мало просто найти похожую девчонку, а ведь она должна быть, как минимум, не тупой. Но и не шибко сообразительной - а то быстрой поймет, что без нее не обойдутся, и посыпятся требования, условия, неумелый шантаж…
[indent]Змей рыскал по совсем маленьким и неприметным деревушкам, чудом все еще выживающих собственными силами, не брезгуя пользоваться небольшой помощью.
[indent]Лесистая местность изобиловала топями и болотцами. В неглубоких чащах стояла жара из-за палящего последние деньки осеннего солнца, и Седрик, ведомый инстинктами, спешивался у кромки леса, набрасывая удила на сучок, отдирал со спины черный с золотом плащ и откреплял с пояса вычурный шлейф камзола, трепал коня по гриве и бодрым шагом забирался вглубь чащи.
[indent]Многие удивлялись, как Седрик умудряется знать. Все, про всех, всегда. Совсем еще свежие слухи, чужие тайны, шепотки и осторожные мысли, рано или поздно они доходили до юноши, и тогда он решал, что делать. Но источник поразительной осведомленности всегда оставался тайной - Седрик лишь мягко улыбался на вопросы, именно так, как умел - немного виновато, немного лукаво - пожимал плечами, отшучивался и замолкал. Но никогда не забывал регулярно выходить за пределы города глубже в лес, подальше от ярких огней фонарей и гомона улиц, опускался на колени к земле, подзывая к себе верных помощников, благодаря и говоря со змеями на одном языке.
[indent]Местные темерские змеи, в основном гадюки, тоже были довольно говорливы и охотно помогали в некотором роде сородичу, заползая в город, в щели между домами и досками, пробираясь в таверны и лавки, ловко ползая между ногами и прячась в тенях. А Седрик слушал и видел их глазами, правда, не всегда успешно - пару раз его, видящего чужим взором, все же поймали и сдавили так сильно, что боль волной охватила уже настоящее, человеческое тело, только кости всего лишь ныли, а не хрустели, ломаясь в чужих крепких руках, а потом - зубах какой-то поганой псины.
[indent]Позавчера в соседней деревне ему наступили на голову и, не мешкая, сразу же добили. Раздраженный и усталый от двухнедельного шатания, Седрик решил, наконец, дать себе небольшой отдых и остаться на пару дней в новой деревушке.

[indent]Небольшой рынок в центре был пестрым: раздражающие звуки, неприятные грубые и голосистые торговки и крайне неаппетитные ароматы уже тухлеющей на солнце рыбы, прокисающих от долгого лежания в холщовых мешках овощей, и… яблок. Огромных, красных сладких даже на запах яблок. Седрик, будучи почти на голову выше местного народца и едва сдерживающий брезгливое выражение лица, перешагнув очередную кучу рыбных потрошков около лотка, резко обернулся, внимательно заскользив взглядом по толпе. Между двух тучных фигур, затянутых в непонятную бурую ткань потрепанных платьев, ярким маяком показался лоток с фруктами, блестящими на полуденном солнце. Кроме них он уже ничего не видел.
[indent]Тихий тонкий голос отвлекает его, и юноша впервые поднимает взгляд на девушку, тут же замирая, понимая - она.
[indent]Замешкавшись всего лишь на мгновение, Седрик тут же чуть улыбнулся, тряхнул золотом волос и потянулся к мешочку с монетами на поясе, доставая сразу пригоршню так, чтобы девчонка это увидела, но передавать деньги не спешил.
[indent]-Я возьму все, -  приятным голосом отозвался юноша, тут же добавляя, чуть склоняя голову набок, будто это все объясняло. - Очень люблю яблоки.
[indent]Как любой наг, он и правда любил яблоки. Но как бы ароматно они сейчас не пахли, маня красными глянцевыми боками, девушка интересовала Седрика гораздо больше. Но главное - не спугнуть.
[indent]-Я заплачу тебе за все втрое больше, чем ты бы заработала. Это же втрое больше того, что тебе бы досталось от хозяина. Взамен ты оставишь здесь свой лоток и покажешь, где здесь можно нормально поесть. Я, к сожалению, не местный.
[indent]Седрика так и норовило брякнуть, что не местный он здесь все-таки к счастью, почти уверенный в том, что девчонка с ним наверняка согласится. Слишком… хорошенькая, по сравнению с остальными-то в этой дыре. Даже для городских дам красива. Как же ее сюда занесло?... Экскурсия по местным достопримечательностям интересовала его еще меньше - он уже успел вполне сносно позавтракать теми запасами, что у него были, но эту незнакомку следовало увести с рынка. Познакомиться, немного поговорить, подтолкнуть в правильном направлении - чего она, такая молодая, здоровая и откровенная симпатичная, чахнет в деревне за лотком с фруктами. Нет, ей надо в город, а ему - вот совпадение! - как раз нужна помощница. Нет-нет, ничего дурного, он бы никогда не стал зазывать юных девочек на что-то непотребное...

[indent]Седрик протянул вперед руку ладонью вверх, чуть раскрывая пальцы с маняще блестящими на солнце монетами.
[indent]Давай, соглашайся.

Отредактировано Cedric (28-04-2019 19:17:08)

+1

5

Она смотрит на него с подозрением. Первый испуг и ступор отходили на второй план, а их место занимал интерес. Девушка переводит взгляд на монеты, потом опять на лицо нильфгаардца. Множество самых разных вопросов родилось в голове, и судя по всему не только у нее. Люди и нелюди, все, кто в этот момент был на рынке косились на "черного". Кто в открытую, кто изподтишка. Что нильфы забыли в Брокилоне? Дезертир? Но подходить к чужаку Никто не решался.
— Боюсь, чтобы прилично поесть вам надо вернуться в Бодрог, - она мнется еще мгновение, прежде чем забирает у незнакомца горсть золотых монет. Это действительно значительно больше, чем она заработала бы за день. Мужики не шибко интересовались яблоками, больше поглазеть подходили. — Но в нашей корчме подают неплохую похлебку с мясом дичи, - руки слегка подрагивают, когда она перекладывает сочные красные плоды в дорожную сумку нильфа. — Я вас провожу.
— Ассирэ, матушка хотела, чтобы ты сразу шла домой, - подал голос мальчишка. Он постоянно крутится около нее. Хоть в доме, хоть на рынке. Она не была уверена, мальчик был из многочисленных детей хозяйки или, как и она, прибился к дому.
— Я быстро. Провожу и сразу обратно, - девушка рассеянно улыбается, растрепав волосы мальчика. — И отнеси корзину, пожалуйста, - девушка достает один золотой, отдавая ребенку. Мальчишка сразу расплывается в довольной улыбке.
— Лааадно. Я спрячу корзину в хлеву в сене. Как вернешься - сама достанешь. Как будто только что пришла, - лишь махнул рукой на прощанье и побежал куда-то в сторону хозяйского дома. Только пятки сверкали.

Она почти все время шла молча. Подавая голос лишь на поворотах. Не смотря на то, что сама деревушка была небольшая, путь до корчмы занял добрые минут десять. И чувство тревоги и незбежной беды вновь настигло девушку, крепко схватив за горло. Дыхание сбилось, перед глазами поплыло, ощущение тяжелого взгляда разъедало затылок. Она собиралась расстаться с нильфгаардцем сразу же у входа в корчму, но у того, видимо, были другие планы. Спокойная речь, уверенный взгляд, вежливый приглашающий жест... Она невольно приподнимает подбородок, расправляет плечи, едва останавливает себя от желания кокетливо поправить слегка выбивается из-под косынки светлые волосы. Лишенная мужского внимания практически всю сознательную жизнь она не знала как сопротивляться обоянию чужеземца. И даже ощущение угрозы вновь отступило.
На удивление в корчме практически никого не было, кроме корчмаря, одинокого пьянчуги за дальним столом и хозяйской кошки, вольготно гулящей под столами и ногами редких гостей. Цинтрийка по происхождению изподтишка разглядывает помещение, периодично встречаясь взглядом с рыцарем.
Никогда не говори откуда ты.
Она замялась. Старые правила крепко засели в голове, казалось, что ни одна сила не способна выдавить их из сознания девушки.
— Я... - она мнется, как будто вспоминая где же все-таки ее родина, - Я из Соддена. Ушла оттуда с лаг... С бродячим цирком, - ей остается надеется, что Седрик [так представился нильфгаардец] не понял или не услышал про лагерь беженцев. Ведь если это так, то она проболталась! Нарушила запрет! Губы задрожали, а на глаза навернулись слезы. Одна крупная капля предательски скользит по щеке. Она смахивает ее быстрее, чем кто-либо обратил на это внимание.
— А вы к нам по делам или...проездом? - зная патриотизм "черных" и то, что поступление на службу в армию они считают великой честью, девушка не рискнула в открытую спрашивать о дезертирстве. Но война затянулась и даже патриотичные нильфы могли устать от постоянных сражений. Девушка смотрит на нового знакомого более пристально и не находит ничего, что говорило бы о его бегстве с поля боя.

Любопытный разговор. Девушка не могла уснуть уже несколько часов, ворочаясь  с боку бок, обдумывая последние слова нильфа. Предложение бросить унылую жизнь фактически на границе мира и отправится в большой город. Интерес и желание наконец увидеть настоящую бурную городскую жизнь, красивые платья дам, впервые попасть на представление в театр. Соблазны и желания городской жизни мелькали перед глазами стоило только их закрыть.
Резко садится на постели, отбрасывая назад упавшие на глаза волосы. Надо идти. Возможно она пожалеет, что убежала от спокойствия глубинки Вердена. А вдруг нет? Это "вдруг" уничтожает последние сомнения.

Темная ночь. Первые холода еще не подкрались в эти края, но она все-таки вытаскивает из хозяйского сундука теплый козий платок. Буханка хлеба, несколько яблок и бутылка воды... Это немного, но не привыкшей к роскоши и "есть от пуза" беглянке вполне достаточно. Незаметно выскользнула через заднюю дверь и что есть сил побежала в рощу за деревней. Боялась не успеть.
— Молодежь... - у забора сидел тот же пьяница, которого она видела в корчме, - День, ночь все бегут в рощу... Эх, мне бы ваши годы...
Она не обращает на него внимания, хотя в другой раз обязательно заалела, как маков цвет.
На поляне никого не было. Только луна серебряным светом освещает одиноко стоящее дерево, где-то вдали завывает волк.
— Седрик? - неуверенно зовет девушка.
[nick]Fałszywa Ciri[/nick][status]точная копия[/status][icon]http://i.picasion.com/resize89/9d7f2fe1b48cd6ea183763c774a695ea.jpg[/icon][sign]- Как тебя зовут?
- Цирилла Фиона Элен Рианнон...
[/sign][lz]Королева Цинтры, императрица Нильфгаада[/lz]

+1

6

[indent]Седрик не торопит девушку, дает ей время принять решение самой, с легким интересом наблюдая за ее сначала растерянностью и толикой недоумения и страха, потом недоверием, смирением, и, наконец, решимостью, с которой она принимает деньги, пряча их в свой мешочек.
[indent]Чужая реакция определенно льстит юноше - его человеческий облик мужчинами воспринимался прохладно, а вот у представительниц женского пола обычно вызывал восхищение, любование, нередко и желание, даже зависть, и лишь единицы, кто был достаточно проницателен, сразу видели в нем угрозу. Не доверяли ни мягким чертам, ни сладкому голосу, ни плавным жестам, в которых повсюду скользил обман. Девушка сразу посматривала на него с опаской, увидела суть под красивым, тщательно построенному по кирпичику фасадом. Молодец.
[indent]Желание заманить незнакомку в свои сети стало абсолютным, и Седрик едва заметно недовольно нахмурился, когда какой-то пацаненок окликнул его девушку, передавая наказ хозяйки возвращаться сразу же домой после ярмарки. Ну уж нет! Но едва змей успевает открыть рот, как Ассирэ спровадила мальчишку сама. Ей тоже интересно. Седрик поманил ее одним своим присутствием в этой забытой деревеньке, где никогда ничего не происходит, стал кусочком тайны, опасности, огоньком свечи, к которому так и тянет коснуться рукой, чтобы проверить, не обожжет ли.
[indent]Ассирэ, в подлинности имени которой он очень сомневался, очень уж не подходило это имя к ее внешности, да и поразительно совпадало с именем покойной верховной чародейки Нильфгаарда, повела его по разбитой дороге куда-то ближе к окраине. Впрочем, Седрик никак не выказал своих сомнений, следуя за ней попятам, и придержал дверь корчмы, пропуская вдруг приосанившуюся девушку вперед, пресекая все попытки и желания закончить знакомство здесь и сейчас.
[indent]Это заведение ничем не отличается от любой другой таверны - полутемная, с застоявшимся запахом пива, пота и смеха, с утра тут и постояльцев-то не было, кроме одинокого пьянчуги в углу, который не успел протрезветь со вчерашнего дня, а уже накидался вновь. Седрик быстро заказывает еду и себе, и девушке, хотя сам к похлебке так и не прикоснулся, лишь вежливо ждал, потягивая мед с травами, пока Ассирэ нормально поест.
[indent]Затянувшееся молчание нарушает тоже она, и Седрик, до того момента просто внимательно изучающий девушку, давая ей хоть немного привыкнуть к его присутствию, поспешно махнул рукой.
[indent]-Мне неважно, что ты назвалась нильфгаардским именем, хотя говоришь, что из Соддена.
[indent]“Хотя это подходит мне просто прекрасно, и сам лучше бы не придумал.” - тут же думает юноша, чуть склоняя голову набок, глядя девушке в глаза. К сожалению, он не помнил досконально, что происходило до, во время и после Северной войны, но в то, что девушка от чего-то или с кем-то бежала, верилось больше всего.
[indent]-Меня не интересует, кем ты была раньше и что делала, - юноша тонко улыбается, стараясь вложить как можно больше тепла, а не расчета в собственные интонации, но глаза девушки все равно наполняются слезами, вероятно, от каких-то дурных воспоминаний, что еще больше уверяет Седрика в том, что побег был скорее от пожара войны, а не с бродячим цирком. Он замечает ее слезы, но никак не реагирует, делая вид, что именно в этот самый момент отвлекся на созерцание кошки, которая не очень-то по-доброму смотрела в ответ.
[indent]-И проездом, и по делам, - Седрик кивает, отставляет уже пустую кружку в сторону, подаваясь чуть вперед и понижая голос. Трактирщик, поняв, что обстановка самая спокойная, а может, и вовсе приняв их за пару, скрылся в подсобке, оставив кошку за старшую. -  Я служу при дворе, и у меня… нет официальной должности. Но мне очень нужна помощница, которая станет моей тенью, будет выполнять мои необременительные приказы, время от времени слушать разговоры и проникать туда, куда я не в силах.
[indent]Если она согласится, а она определенно сделает это, то узнает о своем настоящем предназначении, скажем… уже на пороге дворца. В лучшем случае.
[indent]-В обмен на службу мне, ты обретешь новую жизнь и возможности. Не будет больше грязной деревни и крох за не самый легкий труд. Не будет липких взглядов этих… мужчин. Не будет больше гонки. Будут платья, теплая постель, безопасность и деньги. А я тебе помогу.
[indent]Седрик неспешно поднялся со своего места, помолчав несколько секунд, вглядываясь в пронзительно-зеленые глаза, оставил на щербатом дереве стола несколько монет за обед и питье, подхватил дорожную сумку, нагруженную яблоками, и, бросив небрежное “жду в полночь на маковом поле”, вышел за порог.

[indent]До ночи юноша убивал время тем, что поглощал яблоки, которые действительно оказались сладкими, сочными и ароматными. Он совершенно не волновался, прекрасно зная, что девушка просто не устоит от соблазна наконец покончить с полуголодной жизнью, вечной погонью от чего-то к чему-то неизвестному. Люди любят комфорт и покой даже больше, чем меланхоличные змеи, а жизнь при дворе сулила как раз что-то подобное, чуть приправленное шиком и кулуарными тайнами.

[indent]К вечеру он выехал из деревни, прихватив с собой помимо полупустого мешка яблок еще немного перекуса - теперь путь обратно займет больше времени и сил, чем если бы он отправился один. Возможно, они остановятся где-нибудь на ночь, девчонке будет полезно увидеть, как от деревни к деревне ничего не меняется, и только крупные города могут дать достойное существование тому, кто хочет чего-то большего от жизни.

[indent]До полуночи еще было время, только луна гордо смотрела свысока, заливая округу призрачным серебристым светом. Вожжи привычно полетели на сучок, а Седрик, вновь отцепив тонкий, но тёплый плащ и шлейф камзола, вновь двинулся в лесную чащу недалеко от того самого макового поля.
[indent]Слишком много времени прошло с тех пор, как он возвращался в змеиное, гладкое, чуть прохладное тело. Слишком давно он не сбрасывал кожу, которая уже начала чуть зудеть на лице, особенно на скулах. Человеческое тело, такое же родное, как и змеиная сущность, казалось чужим, неуклюжим и неудобным, как пара сапог на размер меньше - носить меньше, но жмет, натирает, причиняет боль.
[indent]В ночи раздался волчий вой, приглушенный шепотом листвы и густой травы под ногами, деревья сменялись все более низким, но все еще плотным кустарником. Седрик замер, прислушиваясь к своим инстинктам, чувствуя, что в округе, помимо нескольких белок, спящих в гнездах птиц и двух волчат совсем вдалеке никого нет. Юноша глубоко выдохнул, прикрывая глаза, и в следующее мгновение упругим, неестественно плавным движением высоко прыгнул в траву, прямо в воздухе оборачиваясь змеей, касаясь прохладной земли уже чешуйчатым брюхом и ловко ускользая вперед.
Теперь осталось только ждать.

[indent]Приближающегося человека он видит раньше, чем слышит, сразу подаваясь всем телом на ветке дерева, плотно обхватывая его кольцами. Успев побывать уже во всех своих ипостасях, Седрик обернулся простой гадюкой, забрался на старую яблоню и уныло посматривал на опушку, выжидая девушку.
[indent]Она окликает его, растерянно осматривая пустое поле, и Седрик не медлит, падает с дерева с глухим шлепком на мягкую траву, вновь оборачиваясь человеком, которого так ждала Ассирэ.
[indent]-Вот и ты, - наконец дает о себе знать юноша, стремительным шагом приближаясь к девушке. Возможность побывать в змеиной шкуре здорово придала ему сил и в этом теле, и сейчас он двигался быстро, стремительно, но все равно плавно. - Ничуть не сомневался, что ты сделаешь правильный выбор.
[indent]Он осторожно в приободряющем жесте касается узкой ладонью ее плеча, принимает ее немногочисленные вещи, которые все равно придется скоро выкинуть, и ведет прочь с опушки через лес к тракту, где и оставил лошадь.
[indent]-Я не успел взять тебе лошадь, извини, да и те две, что стояли на конюшне, не дотянули бы даже до следующей деревни. Так что пока поедем вместе, извини, а потом обязательно возьмем тебе коня, чтобы не смущать, - Седрик говорил без остановки, наконец войдя в колею своего привычного поведения, банально забалтывая девушку ерундой, чтобы ей не влезли в голову пока что ненужные вопросы о том, куда они едут, откуда он сам, почему он вообще все это делает…
Между деревьев наконец показывает мощная фигура лошади вороной масти с густой гривой и шерстью чуть выше копыт.
[indent]-О… а ты, кстати, умеешь ездить верхом? Впрочем, неважно, научу, если нет. Тут ничего сложного.
Прикрепив скромный узел девушки к седлу, по другую сторону от собственных вещей, Седрик помог девушке залезть на лошадь и забрался следом.
Их ждал тракт.

[indent]К вечеру они действительно добрались до очередной деревушки, гораздо более живописной, чем та, из которой Седрик забрал Ассирэ. Лес был у горизонта, но рядом была вполне себе чистая речка, а на поле оранжевым отцветали последние травы, наполняя воздух запахом меда и горечи. Обратно можно было не торопиться, давая себе по вечерам нормальный отдых, ужин и сон. У девушки это и вовсе последние беззаботные деньки... Да, и ведь он обещал ей коня.

+1

7

Даже сквозь слои одежды она чувствует холодную руку юноши. К плечу как будто приложили лед, только здравый смысл останавливает ее от того, чтобы посмотреть не осталось ли там синего отпечатка. Когда нильфгаардец забрался на лошадь, то она невольно взрагивает.  Ощущение холода не только не исчезло - оно усилилось. А по спине как-будто проползла змея.
Но это было наименьшее, что ее волновало. С того момента как она ступила на поляну, чувство тревоги и опасности, что терзало девушку с самого утра, вернулось с новой силой. Ассирэ [она до сих пор не привыкла к этому имени, скорее просто помнила, что здесь ее так зовут] опасливо оглядывается, но ничего подозрительного снова не заметила. Темный лес, пустая разбитая дорога. И ни одного ночного путника или зверя. Так откуда же это чувство? Она упорно не хотела думать о Седрике в этом ключе. Романтичный образ спасителя юной девушки от унылой грязной жизни в забытой миром деревне неотвратимо притуплял, давил здравый смысл и зачатки дара предвиденья. Со временем она перестанет обращать на растущее беспокойство внимание, посчитав предупреждение необоснованной паранойей, выращенной в вечном страхе страшной смерти в лапах чудовища.

Деревня не сильно отличалась от той, где она была. Разве что больше, да и захудалый, вонючий, поросший тиной пруд сменился чистой полноводной широкой рекой. Других различий она не замечает, даже если бы сам император приказал найти эти самые едва заметные отличия. Те же шумные грязные хабалистые женщины, сквернословящие на каждого проходящего мимо, стоило тому лишь косо посмотреть в их сторону. Те же полупьяные мужики, лениво сидящие на пне рядом с крыльцом. Откуда-то слышится звон молота о наковальню... Нет, она не может найти отличия как бы не старалась.
— Чего зенки выпучила? А ну уйди с дороги! - грубый окрик и не менее жесткий толчок приводит ее в чувство. Девушка испуганно отскакивает в сторону, едва ее падает в канаву, пропуская телегу.
Они прибыли сюда на закате. Ярко-оранжевые лучи солнца как будто в последний раз заливали округу. В тот момент ей казалось это красивым, волшебным, делающим действительность значительно лучше, чем оказалось. Жестокая реальность пришла к ней вместе с хамоватыми сельчанами, запахом застоявшегося навоза, сгнивших фруктов и других малоприятных вещей, которые можно найти в любой захудалой деревеньке.
Ассирэ гуляет одна, разглядывает полупустые прилавки, старается не вязнуть в грязной луже, что тут гордо именуют дорогой. Седрик ушел, пообещав вернуться с лошадью для нее. Он сказал, что найдет ее самостоятельно. Если же этого не произойдет до того как ночь опустится на землю, то ей следует идти в корчму, где хозяин любезно предоставил им комнаты. Собственно, туда она и направлялась, когда поняла, что кто-то идет за ней. Ассирэ сразу поняла, что это не нильгаардец. Слишком тяжелый шаг, слишком громко чавкает грязь под ногами. Девушка крепче сжимает края теплого платка, видит впереди только спасительную дверь таверны. До нее осталось совсем немного, но эти несколько метров кажутся ей вечностью. За годы странствий она достаточно нагляделась на то, чем заканчиваются такие погони.
Она уже протянула руку, чтобы открыть дверь и скрыться в таверне, когда ее резко дергают назад и в сторону. Удар спиной о дерево выбил из груди весь дух, заставил зажмуриться. Весь мир в один момент сжался до крохотной точки. И вновь расширился, принеся вместе с этим крепкий запах перегара.
— Куда так бежишь? - мужчина расплывается, как ему кажется, в обаятельной беззубой улыбке. И Ассирэ больше не может ни на чем сосредоточиться. Этот запах из гнилого рта убивает ее. Она не может сказать наверняка от чего у нее покатились слезы: от испуга или от запаха. — Что молчишь? - пьянчуга все еще крепко сжимал ее запястье [на утро точно проявятся лиловые синяки], а другой потянулся к ее волосам. От одной мысли, что это грязная сальная конечность прикоснется к ее светлым локонам, стало так противно и мерзко. Захотелось сблевать прямо под ноги. Возможно это даже помогло, отпугнуло насильника. Но ей не удалось проверить это.
В последствии она много размышляла откуда появился Седрик. И чем таким огрел деревеньщину, что тот скончался не долетев до земли. Она помнит лишь как перед глазами промелькнуло нечто блестящее, зеленое с полосами. И невероятно гибкое. И лишь потом она увидела лицо нильфгаардца с горящими от ярости глазами.
— Я лучше заночую в лесу, чем здесь, - она достаточно быстро приходит в себя. На смену страху и отвращению пришел гнев. Девушка едва не вырывает поводья из рук спасителя, твердо направляясь куда-то в сторону леса.
[nick]Fałszywa Ciri[/nick][status]точная копия[/status][icon]http://i.picasion.com/resize89/9d7f2fe1b48cd6ea183763c774a695ea.jpg[/icon][sign]- Как тебя зовут?
- Цирилла Фиона Элен Рианнон...
[/sign][lz]Королева Цинтры, императрица Нильфгаада[/lz]

+1

8

[indent]Деревушка оказывается сносной только с виду, что отнюдь не могло прикрыть гнильцу проживающего здесь люда. Все те же косые взгляды, ругань, тычки пальцами, грубый гогот и откровенное презрение, которое Седрик, в силу привычки, спокойно игнорировал, хоть и замечал. Да, нередко это сильно раздражало, а какому-нибудь невежде хотелось иной раз заехать в ухо, но змей контролировал свои порывы и отыгрывался потом на чем-нибудь другом. Быстренько пристроив свою подопечную на постоялом дворе, где за вполне скромную плату им выдали пару комнат, Седрик довольно быльно согласился с Ассирэ, что она имеет полное право прогуляться по деревушке, а он, сделав все дела, уже подхватит ее где-нибудь, и они отправятся отдыхать.
[indent]Вероятно, он и сам очень устал за этот длинный день, и совершенно не подумал о том, что такой девушке, как Ассирэ, не стоит гулять одной без сопровождения, тем более под вечер, тем более... в такой дыре, как эта. Не просто так же она старательно делала вид, что заикается, едва завидев обращенный на нее мужской взгляд. И уже гораздо позднее Седрик поймал себя на мысли, что хоть у него и есть опыт спасения юных девиц и насильного усаживания их на трон, то делает он это из рук вон плохо.

[indent]Он вел лошадь под узцы к конюшне, в стойле которой фыркали и переступали копытами три вполне неплохих экземпляра. Настолько неплохих, что Седрик искренне удивился, как они вообще тут оказались - чистые, здоровые, за ними явно раньше ухаживали, и заботились умело, а не как местный конюх, от которого все еще разило вчерашней, а может быть и утрешней медовухой, а неряшливый вид говорил о том, что он и о себе-то позаботиться не может. Лошадок мужик, вероятно, украл, а может быть выменял у того, кто их подрезал у путников, вещи которых теперь тоже можно найти где-нибудь на лотке у торговки. Деревушка была какой-то странной, у Седрика между лопаток поселилось противное скользкое чувство, не имеющее ничего общего с ощущением свеженькой чешуи. Хотелось убраться отсюда как можно скорее, но у них не было выбора - нужна вода, припасы, еще одна лошадь, короткая передышка и твердая земля под ногами, а не седло, натирающее задницу и тупой болью отдающееся в пояснице.
О передержке собственной лошади Седрик договорился быстро, не успев сказать и полслова, что еще сильнее уверило его в собственной теории. Даже при хорошей оплате, не все охотно соглашались приглядеть за чужой скотиной, кому-то не хватало место, а кому-то - сена и фуража, возня, опять же... Пьяница сразу же едва ли не вырвал удила из рук Седрика, пристраивая лошадь в отдельном крытом закутке, словно надеялся, что утром лошадь так и останется его. При вопросе о покупке одной из трех красавиц, моргающих на Седрика своими большими блестящими глазами, конюх разом растерял всю свою сговорчивость, и юноша потратил не меньше получаса, уговаривая его и так, и сяк, пока не сошелся на цене в два раза больше, чем обычно можно было отдать за крепкую кобылу в деревне. Серая кобыла Майа меланхолично посмотрела на нового хозяина, ткнулась носом тому в плечо, зафырчав, и вновь вернулась к поеданию сена. Крепкая и спокойная лошадь прекрасно подойдет девушке, не сбросит ее и не будет проявлять свой характер, как это делала порой собственная кобыла Седрика.
[indent]После конюшни змей, растеряв остатки энтузиазма, уже бессильно препирался с торговкой фруктами и ягодами, все же урвав все по той же цене, что и местные, незаметно поменяв тухлые яблоки и груши на свежие и ровные. В таверне был прихвачен кувшин с вином - можно было позволить себе немного отдыха и угощения этим вечером, да и девушке будет полезно постепенно привыкать к хорошим напиткам.
[indent]Нехорошее ощущение, липко скользящее по коже, усилилось на пути к постоялому двору на окраине деревни, достигло своего апогея, застучав где-то в горле, вынуждая Седрика разом ускориться. Деревья, кусты и птицы, прячущиеся в их ветвях, словно затаились, все звуки приобрели вдруг странную тягучесть и тяжесть, как и быстрые шаги. Юноша окончательно сорвался на бег, предчувствуя беду, если он опоздает... невдалеке уже показались дряхлые воротца, чуть скрытые кустами, а сразу за ними, во вдоре - непонятная возня. Глушь окраины пронзил сдавленный крик и чье-то пьяное, подозрительно знакомое бормотание. Седрик чувствовал чужой страх и отвращение, тяжело оседающие в воздухе, и еще более мерзкую похоть, смешанную с такой же удушливой вонью навоза,  от сочетания которых выворачивало наизнанку.
[indent]Он не хотел убивать, но увидев, как проклятый конюх, уже успевший за пару часов где-то надраться до соплей, лапает Ассирэ, путая ее роскошные волосы, даже не заметил, что ноги сами собой перетекли в мощный хвост, одним мгновенным ударом сшибая пьянчугу в сторону к сарайчику, но хруст костей раздался раньше, чем изломанная фигура впечаталась в гнилое дерево. Мгновение - и тело Седрика уже дважды успело частично сменить свою форму, а во дворе теперь красуется свежий, но уже дурнопахнущий труп.
[indent]-Здесь нам больше нечего делать. Пойдем.

[indent]Седрик не раскрывал рта, пока они оба не оседлали лошадей и не вышли на тракт. Небо все еще оставлось красивого синего цвета, но первые звезды уже зажигались, а полная луна освещала дорогу. Юноша отчаянно зевал, прекрываясь ладонью, прекрасно зная, что надо просто потерпеть часок-другой, и тогда он не сомкнет глаз уже до утра, пока силы совсем не иссякнут, а там вновь можно будет что-нибудь придумать, хоть в лесу задремать, уж он будет пострашнее любого хищника. Девушка была молчалива, что тоже не слишком радовало Седрика - он не планировал так рано поворачиваться к ней своей... не самой лицеприятной стороной, если Ассирэ вообще успела разобрать хоть что-то. И все же, поговорить было необходимо.
[indent]-Не боишься вот так ехать со мной рядом? Я убил человека на твоих глазах и совершенно к этому безразличен,- Седрик поравнялся с Ассирэ, чуть поглядывая на бледное лицо девушки. - В свое оправдание могу сказать, что эта деревня разбойников и убийц. Конюх тоже был не невинен, и кто его знает, сколько жизней он прервал сам... Прости, что завел тебя в подобное место. Такого больше не повторится.
[indent]Быть может, как-нибудь потом он обязательно вернется в это место - право, крайне необычная деревня. Только одним трупом уже явно не обойдется, уж слишком ему не понравился местный народец. И вино в кувшине оказалось разбавленным, фу!

+1

9

Девушка только сильнее пришпоривает коня. Ее единственным желанием было уехать подальше от этот прогнившего насквозь места. Пусть там с ней ничего не успело произойти, но ощущения все еще поганые.
— Все равно, - меланхолично отвечает Ассирэ, слегка повернул голову в сторону спутника. Она отъехали достаточно далеко, чтобы злополучная деревенька скрылась из виду за деревьями, но кровь все еще кипела желанием кому-нибудь накостылять. Тьма сгущалась, последние лучи заветного солнца еще не скрылись за горизонтом, но света уже не давали. Лишь очерчивали контур горизонта. — Смерть и убийство меня не пугают, - она останавливает лошадь, полностью поворачиваясь к рыцарю, твердо смотря тому в глаза. Она хотела сказать еще нечто важное, но так и не смогла обернуть это в красивые [или хотя бы понятные] слова. Еще немного помолчав, Ассирэ вновь пришпорила коня, направляя его ближе к реке. Теперь она не несется вперед, а едет чуть позади юноши. "Спасибо", - думает, время от времени переводя взгляд от дороги на рыцаря.
На ночлег остановились в лесу, недалеко от притока Яруги. Надежно скрытая от посторонних глаз поляна с вековыми деревьями с разлапистой кроной, поблизости шумит река и на удивление ни одной твари. Только в вышине ухает филин да скребутся когтями о кору белки. Пока нильфгаардец остался разводить огонь, девушка взяла пустой кувшин из-под воды, направляясь к реке.
Легкий ветерок колышит заросли камышей, но к воде можно подойти. Девушка снимает видавшие лучшие времена червички, завязывает юбку выше колен и ступает в воду. В первый момент тело сковывает холодом, скорее пробуждая делание выскочить обратно на берег, чем идти дальше, где вода наверняка чище, чем у берега. Но девушка упорно идет дальше до тех пор, пока подвязанной юбкой едва не касается водной глади. Вода здесь даже в ночной тьме выглядит прозрачной как стекло. Ассирэ осторожно оглядывается, пока ждет когда осядет песок. Холода уже не чувствует совсем.
"А что?.." - девушка оглядываться назад, замечая среди деревьев маленький огонек костра. Девушка быстро набирает воды в кувшин и возвращается на берег, аккуратно ставит емкость на землю, подперев камнями, дабы не расплескалось.
Вся одежда, что была на ней ложится рядом с ранее брошенной обувью. Ветер холодит кожу, и Ассирэ быстрее заходит в воду. В освещенной молодой луной воде красивая девушка выглядела как водная нимфа. Стройная фигура, распущенные волосы... Она осторожно ступала по песчаному дну, пока полностью не скрылась под водой. На удивление чистая река в который раз удивляет ее. Может тут и вправду живут наяды? Ассирэ могла рассмотреть рыб, какие не успели уплыть, испугавшись появления крупного объекта, какие-то водяные цветы, неизветные ей, кувшинки и просто водоросли. Она могла бы еще долго рассматривать подводный мир, но воздуха катастрофически не хватало. Легкие жгло огнем, заставляя ее вынырнуть. Едва показавшись на поверхности и вдохнув полной грудью, она расхохоталась. Впервые исренне за долгие годы. Девушка радостно прыгала и плескалась, разбрасывая брызги во все стороны. И просто смеялась. В своей радости она уже и не замечала, что вода становилась все холоднее и холоднее. Прилив приносил сюда холодные воды Великого Моря. И лишь когда луна полностью осветила заводь, отбрасывая длинную тень от кувшина, Ассирэ вспомнила зачем пришла сюда. Но она не жалела, что искупалась: вода унесла все мерзкие прикосновения и мысли. "Нимфа" аккуратно убирает влажные волосы с лица, поворачиваясь лицо к небесному светилу. Лунный свет серебрил реку, как будто вновь звал ее раствориться в реке и действительно стать ее частью. И она бы пошла, но внезапный шорох в камышах, заставляет быстро схватив платье, скрыться за ближайшим кустом.
— Кто тут? - едва слышно спрашивает девушка, натягивая внезапно неудобное, как будто лишнее, одеяние. Тишина в ответ немного успокоила бешено забившееся сердце, заставила вернуться к оставленным недалеко от воды кувшину и обуви. Еще раз оглядывается, но не замечает никого живого. Только знакомый огонек костра между деревьев.
"Птица, наверное".
— Извини, что долго, - произносит с легкой беззаботной улыбкой, ставя кувшин рядом с задумчивым нильфгаадцем. Рядом с костром, на чистом платке, уже лежали запеченные на костре грибы, чуть поджаренный хлеб, что она стащила из дома в первую ночь и небольшая горсточка ягод. Скромный ужин, но большего у них пока не было. — Вкусно, - прикрывая глаза, глубоко вдыхает аппетитные ароматы, ей еще никто не готовил хоть что-нибудь. И это... приятно, черт побери.
[nick]Fałszywa Ciri[/nick][status]точная копия[/status][icon]http://i.picasion.com/resize89/9d7f2fe1b48cd6ea183763c774a695ea.jpg[/icon][sign]- Как тебя зовут?
- Цирилла Фиона Элен Рианнон...
[/sign][lz]Королева Цинтры, императрица Нильфгаада[/lz]
[nick]Fałszywa Ciri[/nick][status]точная копия[/status][icon]http://i.picasion.com/resize89/9d7f2fe1b48cd6ea183763c774a695ea.jpg[/icon][sign]- Как тебя зовут?
- Цирилла Фиона Элен Рианнон...
[/sign][lz]Королева Цинтры, императрица Нильфгаада[/lz]

+1

10

[indent]Девчонка становилась все интереснее.
[indent]Седрик никогда не обманывался насчет людей - все они не меньшие звери, чем он.  Особенно те, что жили в подобных этому мирах, дремучих и жестоких. Люди в них были такими же, не чурались убийств и насилия уже с раннего детства, помогая родителям забивать скотину на хуторах или, если повезло родиться в высшем свете, наблюдая за отравлениями во время пиров. Хочешь жить - беги, лги, убивай. Седрик и сам жил по этому принципу, так что не винил людей в жестокости. Но эта девчонка… она казалась ему совсем другой по-началу, и сейчас он даже не знал, что думать о ней. Хорошие девочки боятся крови, хруста костей и пустого взгляда уже мертвого человека. Хорошие девочки не говорят, будто им нет никакого дела до чужих смертей.
[indent]Какие же у тебя тайны, Ассирэ?
[indent]Седрик коротко взглянул на девушку, но так ничего и не спросил. Не сейчас, у него еще будет время. Потом.

[indent]Чем больше они продвигались на юг, тем холоднее становилось. Под ночь Седрик и вовсе кутался в свой подбитый коротким мехом плащ, то и дело проваливаясь в легкую полудрему. Змеи не жаловали холода, довольно быстро впадая в спячку, и даже наги не могли бороться с инстинктами, заложенными в них природой, возможно, тысячи лет тому назад.
[indent]Юноша вспоминал свои покои во дворце, не здесь, там, в другом мире, куда все еще не знает, как вернуться, к кому обратиться за помощью, и как сохранить свою личность и сущность. Большая круглая комната была темной, душной и уютной, и напоминала скорее огромный обжитой террариум, чем спальню, с кучей подушек прямо на полу, где удобно было разместиться и в хрупком человеческом теле, и в огромной змеиной туше. Полки, расположенные по всему периметру, были забиты книгами, свитками, какими-то набросками и манускриптами - Седрик прочел их все.
[indent]Покои, отданные ему в распоряжение в этом мире, не были такими обширными, оставались такими же темными, но чтобы поддерживать тепло, постоянно приходилось жечь камин, а книги - держать в сундуке у постели, на всякий случай помимо замка навесив на него пару магических печатей, чтобы вор, если у него не хватит мозгов не лезть в покои советника, остался еще и без рук. Но даже эта холодная темная комната сейчас казалась Седрику милее, чем жесткая спина лошади и прохладный ветер, обжигающий щеки и шею.

[indent]Ярко-белая луна высоко светила в небе, и на всю округу был слышен лишь плеск воды, да глухое пение лиц в ближайшем бору. Ни воя, ни рыка, ни тревожных шорохов по кустам, словно хищники чувствовали, что опушка уже занята одним из них. Ассирэ ушла к реке, а Седрик продолжал устраиваться на месте, подбрасывая еще больше сухих веток в костер, чтобы тот разгорелся сильнее, и доставая нехитрый ужин на двоих.
[indent]Кожа на лице неприятно зудела - не иначе как плата за дневное короткое, но все обращение в змея. Но чешую не снимешь в человеческом обличье, тем более сейчас, не в одиночестве, не в безопасности. Больше всего хотелось забиться в теплый темный угол на пару дней, чтобы никто не тревожил, спокойно сбросить старую, грубую кожу, но придется ждать, когда они наконец прибудут в город, а еще два дня пути…
[indent]-Ничего, - Седрик резко оборачивается на тихий голос, подслеповато щурится, всматриваясь в тонкую фигуру девушки, кивком головы приглашая сесть рядом на большое, нагретое пламенем костра бревно.
[indent]Змейка, незаметно следившая по его приказу за Ассире, скользнула в контрастной тени костра за спину Седрику, ткнулась острой мордой под плотную ткань куртки и заползла в рукав, плотно обхватывая гладкую кожу. Подступившее к горлу вязкое ощущение дискомфорта постепенно исчезло, и юноша нашел в себе силы тихо обратиться к девушке.
[indent]-Отправимся в путь завтра пораньше. Если повезет на тракте, то уже к утру сможем добраться до Вызимы, - Седрик тонко улыбнулся. Впервые за все время он наконец сказал, куда они вообще направляются. Наблюдать за реакцией девушки было забавно, и еще будет забавнее, когда она наконец поймет, зачем на самом деле ее привезли туда. Возможного гнева Ассире Седрик даже не боялся - уж всяко выдержит несколько ударов маленькими кулачками по обманчиво тонкой коже, а уж сколько женских истерик он повидал…

[indent]Все было черным и золотым. Залитое солнечным, оранжевым светом небо, и густые, темные воды реки. Темные, грязные лица крестьян и работяг, и светлые лики богатых горожан, каких-то гонцов и знати. Штандарты и знамена - золотой солнечный диск на черном фоне.
[indent]Вызима.
[indent]-Держись подле меня. Не задавай вопросов. И не бойся, я все объясню потом.

+1

11

Она никогда не была в Темерии. Ах, нет, теперь это тоже Нильфгаард. По крайней мере южная половина бывшего северного королевства. И о его столице слышала только из песен бардов и рассказов путешественников, останавливающихся в лагере. А иногда о далеком королевстве, о короле Фольтесте, о проклятой принцессе Адде, о белых лилиях в королевском дворце и многом другом рассказывали вечерами у костра бродячих циркачи. Только вот и Фольтест, и его дочь-стрыга мертвы, а вместо синего полотна с белыми лилиями над воротами развивается черный флаг с золотым солнцем.
Она чувствовала себя неуютно. Огромное количество солдат в черных доспехах насильно возвращали в далекое, казалось почти забытое, детство. Девушка старается успокоиться и дышать глубже, но каждый взгляд на городские стены, на стены замка представали перед совсем другими. В огне, в дыму, вокруг какофония из ржания напуганных лошадей, лязга оружия и криков полных боли, отчаяния и ужаса. Сердце бешено колотилось, Ассирэ с силой вцепляется в поводья, вперив взгляд в Седрика, и не сводит к его с мерно покачивающихся волос рыцаря  пока пони ехали через город к замку. И действительно стараясь держаться ближе к нему.
Не смотреть вокруг. Смотреть вперед.
Ей впомнился старший в их лагере беженцев. Его ненависть и ярость по отношению к солдатам империи. Каждый "черный", встретившийся на пути был четвертован с особой жесткостью. И это его неизменная фраза: "Вы нас не щадили". Тогда еще маленькая девочка поначалу с ужасом смотрела на эти казни, но чем ближе они продвигались к Северу, тем чаще встречались нильфы. И тем чаще она и каждый беженец смотрели на эти линчевания, со временем сделав самое страшное, что могло произойти - она привыкла к ним. Смерть и убийства стали обычным делом, влившись в ее жизнь, перстав пугать одним своими фактом. Единственное, что она четко понимала еще с детских лет - глупо ненавидеть простых солдат. И именно эта мысль помогла ей востановить душевное равновесие до того, как они въехали в внутренний двор королевского замка.

Девушка ожидала, что они пройдут через главный вход, но как только ворота закрылись, Седрик быстро накинув на нее свой дорожный плащ так, что не только ее саму нельзя было разглядеть, но и она сама не видела дороги.
— Куда мы идем? - голос предательски дрогнул, Ассирэ подняла руку, желая скинуть объемный капюшон. Но чей-то грубый голос и не менее жесткая рука не дала ей этого сделать. Сомнение и тревога вновь поселились в душе девушки, заставляя ее вспомнить все те чувства, что она испытала при первой встрече с нильфгаардцем. Тех нескольких секунд, на которые удалось приподнять тяжелую ткань, ей хватило, чтобы понять - ее ведут совсем не через главные двери замка. Они нырнули куда-то в боковую дверь, буквально бежали через темные коридоры,тайные галереи и ходы. А если кто-то встречался на пути, то девушку грубо толкали в нишу за огромный гобелен. Она не понимала зачем такая скрытность, если Седрик, как он сам рассказывал, весьма уважаем при дворе. А она всего лишь будет его помощницей. Все это порождало все больше и больше вопросов.
— Что в конце-концов происходит?! - топнув ножкой и уперев руки в бока, вопрошает девушка уже с некоторой злобой в зеленых "эльфский" глазах, когда они наконец куда-то пришли.
Небольшая, но уютная комната с маленьким круглым окошком, выходившим на внутренний сад с фонтанчиком. Ассирэ бегло осматривается, практически сразу осознавая, что помещение явно готовилось не для прислуги. Платья, туфли, книги, кровать с балдахином, не слишком мудреные музыкальные инструменты... Атмосфера была ближе к дамскому будуару. И нет полноценной двери. Теперь она поняла, что это было за звук, когда они входили. Так отодвигался книжный шкаф, одновременно служивший тайной дверью.
— Что происходит? - уже с недоумением спрашивает девушка, вновь переводя взгляд на рыцаря и присаживаясь на стул. Разговор обещал быть долгим. — И причем тут я?
Недоумение сменилось подозрением, а услужливая память подбросила давние воспоминания из довоенных времен.

— Она так похожа на юную княжну. Практически одно лицо!
— Да, если бы не золотистые волосы, я бы тоже перепутал...

Она отбрасывает нахлынувшие воспоминания. Она не хочет вспоминать, что конкретно было дальше. Этого вполне достаточно, чтобы первая догадка, пришедшая на ум, ужаснула ее. Она боится высказать ее, признаться, что поняла масштаб грядущего заговора.
Сбежать уже не получиться. Увязла по уши едва ступив за ворота.
— Ты привез меня не для помощи в своих делах, так ведь? - Ассирэ [надолго ли это имя останется со мной теперь?] встает и вновь подходит к окошку. В саду прогуливались придворные дамы. Она чуть приоткрывает окно, стараясь расслышать их разговор. Но ни слова не понимает с ходу. Нильфгаардский язык почти стерся из памяти за годы нищих странствий. Остались какие-то общие фразы: здравствуйте, спасибо, до свидания... Этого недостаточно, чтобы выйти в свет. Она отрывает взгляд от придворных, вновь возвращаясь к юноше, все еще ожидая внятного ответа на свои вопросы. Что-то же она имеет право знать. Ведь так?
[nick]Fałszywa Ciri[/nick][status]точная копия[/status][icon]http://i.picasion.com/resize89/9d7f2fe1b48cd6ea183763c774a695ea.jpg[/icon][sign]- Как тебя зовут?
- Цирилла Фиона Элен Рианнон...
[/sign][lz]Королева Цинтры, императрица Нильфгаада[/lz]
[nick]Fałszywa Ciri[/nick][status]точная копия[/status][icon]http://i.picasion.com/resize89/9d7f2fe1b48cd6ea183763c774a695ea.jpg[/icon][sign]- Как тебя зовут?
- Цирилла Фиона Элен Рианнон...
[/sign][lz]Королева Цинтры, императрица Нильфгаада[/lz]

Отредактировано Yennefer (28-05-2019 03:08:49)

+1

12

[indent]Стоило им пересечь ворота, как Седрик сразу же почувствовал дыхание в затылок. Юноша мягко сжал плечо девушки, закинул ей на голову капюшон плаща, который сам ей и отдал сегодня ночью, и мягко толкнул вперед, не давая оглянуться. Ему и самому не очень хотелось даже смотреть на сопровождающего, благо, говорить с ним все же не было необходимости. Как и вообще показывать, что они идут куда-то втроем.
[indent]Они несколько раз меняли направление, петляли, просачивались через узкие проулки, но не шли напрямую, не к главному входу, а к неприметной двери за пышными кустами, в небольшом овраге у стены.
[indent]Тихая гонка не прекращается и в замке, змей едва сдержался, чтобы не нашипеть на мужчину с абсолютно неприметным лицом, который вел их, потому что терпеть тычки, порой грубые, надоело даже ему, но именно в тот момент, как юноша собирался открыть рот, когда они оказались в пустой маленькой галерее, тот потянул шкаф с книгами в сторону, пропуская их в небольшую, но уже подготовленную, довольно приятную комнату. Шепнув лишь короткое “вечером”, тот быстро вышел, оставив после себя лишь глухой звук удаляющихся шагов.
[indent]Что же, недурно. Обстановка, пожалуй, немного скрасит ощущение, будто ее заманили в ловушку и будут держать тут взаперти, хотя потайная дверь в виде стеллажа с книгами все же говорила именно об этом. Зато есть окно во двор, и там даже прогуливаются дамы. Пусть тешит себя мыслью, что если будет послушной, то и сама рано или поздно сможет выбраться. Седрик все же не садист, как бы парадоксально это не звучало, прекрасно знает, что такое правильная мотивация, поэтому с радостью потратит немного сил, меняя ее облик до неузнаваемости, чтобы прогуляться по парку. Или даже по Вызиме за особые заслуги.

[indent]-Ты уже и сама догадываешься, верно? - Змей внимательно смотрит девушке в глаза без улыбки, но и без угрозы. Он обещал ей, что не будет лезть в воспоминания, что-то выспрашивать или просить рассказать о том, что когда-то случилось в ее детстве, но ведь он этого и не делает, верно?
[indent]Девушка молчит, и юноша лишь опускается с тяжелым вздохом на второй свободный стул, зарывается пальцами в длинные волосы, прикрывает глаза и чуть чешет кончиками пальцев скулу. Как же он устал… Но осталось совсем немного, небольшой разговор, а потом можно будет выдохнуть перед очередным гигантским забегом, который будет еще опаснее и труднее.
[indent]-Я… несколько слукавил, это правда. Прости, - в голосе его ни капли сожаления или раскаяния, но и у людей он крайне редко слышал искренних извинений. - Но я обещал оберегать тебя, заботиться. В этом я не врал.
[indent]Юноша замолчал, уставшим, но все еще цепким взглядом подмечая детали комнаты, мысленно запоминая, что еще нужно будет сюда принести. Пока что его единственный шанс вернуть безусловно подорванное доверие - это показать, что он все еще продолжает заботиться о ней и ее комфорте.
[indent]-Если коротко, то нам нужна принцесса. Ты на нее здорова похожа. Разве что… даже красивее, чем она, мне дали посмотреть на старый портрет, перед тем, как отправили искать девушку. На холсте она гораздо младше, чем сейчас, да и видели ее вживую немногие, так что лишних вопросов может и не возникнуть - девочки меняются, а еще эликсиры и мази, напитанные магией, всегда творят чудеса, - Седрик чуть улыбается, вытягивает длинные ноги, стараясь не касаться носками сапог кинутой на пол шкуры, вместо ковра.
[indent]-Я не могу пока что рассказать тебе все, но буду делать это постепенно. Но первое время тебя будут только подготавливать, натаскивать, обучать и следить за тобой.
[indent]Змей замолчал, чуть склонив голову набок, думая, стоит ли говорить что-то еще. Девчонка далеко не дура, с ней нужно быть осторожнее, но и оставлять в неведении - тоже нельзя, иначе наворотит делов, а избавляться от нее и искать другую Седрику отчаянно не хотелось.
[indent]-По некоторым личным причинам я уже отношусь к тебе хорошо, буду стараться помогать и подсказывать, если что-то пойдет не так. Но отношение… остальных людей  зависит только от тебя. Не нарывайся, но и не глупи. Ты мне симпатична, но подставляться вместо тебя я не собираюсь, - Седрик поднялся с кресла, машинально поправляя складки ткани на одежде. - Загляну к тебе часа через… три, наверное, узнать, не нужно ли чего, ответить на вопросы, на которые смогу и захочу отвечать. Обед тебе скоро принесут.
[indent]Едва заметно поклонившись девушке, юноша вышел из комнате, задвинул книжный шкаф на место, проклиная горе-конспираторов за совершенно клишированный и глупый способ скрыть потайную дверь, и быстрым шагом направился в свои покои неподалеку в этом же крыле замка. У него уйма дел, но совершенно нет на все времени.

+1

13

Девушка лишь неопределенно хмыкает, вновь отходя к окну. Стоит ли верить или прислушаться к давним предчувствиям? Нет, в том, что из нее собираются сделать пропавшую в детстве княжну сомнений не было. Но вот "забота", "симпатия", "друг"... Бывшая беженка не отводит взгляд от прогуливающихся придворных дам, но, кажется, не замечает их.
— Львенок из Цинтры, - одними губами произносит девчонка, едва потайная дверь с противным скрежетом закрылась за ее спиной. Она не была уверена, что эту комнату не прослушивают. Нет уверенности, что за этой стеной никто не сидит, ловя каждое ее слово. Задерживает дыхание, чтобы послушать. Ни шороха. Сбрасывает убитые в пути туфли, на цыпочках подходя к "шкафу" и прильнув к нему ухом. Ничего, только в двери как будто что-то щелкнуло [Потайной замок? Гарантия, что точно не сбегу?] и глухие тяжелые шаги. То отдаляются, то приближаются... "Стража", - быстро догадалась девушка, - "Наверняка тот, второй, приставил". Почему она решила, что это не идея Седрика не смогла объяснить и гораздо позднее.
Ассирэ наконец отходить от злосчастной стены, вновь оглядывая комнату. Удобно,  тепло, множество свечей наполняет помещение теплым светом, добавляя уюта в комфортную, но все же тюрьму. Она обходит шкуру на полу, опасаясь запачкать ее грязными ногами.
— Княжна Цирилла... - вновь повторяет девушка, прикрывая глаза, вспоминая образ той, в кого ее хотят превратить. Она видела ее всего несколько раз в далеком детстве. Худенькую девочку с пепельными волосами. Она выглядела блекло во всей этой королевской роскоши и эльфском лоске. И только воистину огромные зеленые, как чистейшие изумруды, глаза выделяли юную цинтрийскую княжну среди остальной знати.
Из воспоминаний ее выводит вновь повторившийся скрежет. Ассирэ резко оборачивается на неожиданного гостя.
— Ты быс..тро, - она прерывается, ожидая увидеть старого знакомого, но вместо него в комнату входит служанка, вкатывая за собой небольшую телегу с двумя кадками воды. Девушка выглядела не менее запуганной, чем она когда-то.
— Меня приставили к вам, - заикаясь тихо бормочет служанка, не поднимая головы. Быстрый поклон и она также быстро направляется в дальний угол помещения к ширме. За ней притаилась обычная в империи, но редко встречаемая в остальном мире вещь - ванна. Признаться, Ассирэ ее и не заметила поначалу.

Она ощущает невероятную легкость. Закрывает глаза, делает глубокий вдох, убирает назад влажные волосы. Она как будто полдня пропарилась  бане и в конце прыгнула в ледяной прорубь.
— Госпожа, платье... - робкий голосок за спиной вновь возвращает ее в реальность. Ассирэ лишь вздыхает, бросив взгляд на прислугу. Девчонка все еще не смела взглянуть в глаза "госпоже", трясущимися рука сжимая нижнюю рубашку, на постели лежали и ждали своей черёд корсет и довольно простое зеленое платье с белыми рукавами.
— Да, конечно, - тихо, боясь разрушить атмосферу будуара. Часть свечей потухла, погружая помещение в полумрак. Она не рассчитывала, что ее будут одевать по всем правилам. Белье, нижнее платье, чулки, корсет и только потом верхнее платье. Во всех этих слоях одежды, девушка чувствовала себя некомфортно, ткань сковывала движения, а тугой корсет не давал вдохнуть полной грудью. Видимо для того, чтобы она постепенно привыкала  множеству слоев.
Ей уже укладывали волосы, когда "дверь" вновь заскрежетала. Пресвятая Мелитэле, он уже ненавидит этот звук! Хмурит брови и слегка кривит губы, но больше ничем не выдает своего раздражение. "Обучение" начинается прямо сейчас и будущая королева не должна так открыто показывать свои чувства. Тихие шаги, легкое шуршание ткани... Ей нет необходимости смотреть кто решил навестить ее. Они знакомы совсем недолго, но девушка уже вручила что ходит так, как будто змея по траве ползет.
— Ты быстро, - наконец произносит Ассирэ, когда служанка уходит. Пока посторонняя была в комнате ни "двойник", ни Седрик не перекинулись и парой слов. Молодой человек равнодушно поглядывал в сторону девушек, никоим образом не выдавая себя и цели, с которой он пришел. Она наблюдала за ним через зеркало, надеясь разглядеть хотя бы тень фальши. Хоть что-нибудь, что поможет ей убедиться - ему доверять нельзя.
— Спасибо, - она кивает на поднос со скромным, но не нищинским ужином. — С чего хотел бы начать? - вроде бы вопрос про еду, но то как Ассирэ смотрела в глаза рыцарю, давало понять, что спрашивает девушка совсем не про нее.
[nick]Fałszywa Ciri[/nick][status]точная копия[/status][icon]http://i.picasion.com/resize89/9d7f2fe1b48cd6ea183763c774a695ea.jpg[/icon][sign]- Как тебя зовут?
- Цирилла Фиона Элен Рианнон...
[/sign][lz]Королева Цинтры, императрица Нильфгаада[/lz]
[nick]Fałszywa Ciri[/nick][status]точная копия[/status][icon]http://i.picasion.com/resize89/9d7f2fe1b48cd6ea183763c774a695ea.jpg[/icon][sign]- Как тебя зовут?
- Цирилла Фиона Элен Рианнон...
[/sign][lz]Королева Цинтры, императрица Нильфгаада[/lz]

0

14

[indent]Змею Седрику больше всего хотелось очутиться в большой купели с теплой водой, чтобы смыть с себя всю недельную грязь, пот и пыль, медленно попивая в процессе мятный отвар со смородиновым листом, прочитывая попутно одну занятную книженцию по магическим наукам этого мира. Но Седрику-советнику необходимо пойти и доложиться до мельчайших, абсурдных подробностей, которые он будет придумывать по ходу, дальновидно не расскрывая все карты и не делясь настоящими деталями его знакомства с девушкой.
[indent]Это только их маленькая тайна. Их деревня с убитым мужчиной, которому юноша переломал кости одним ударом, их лунная ночь недалеко от шумной, теплой как молоко реки. Седрик был еще совсем молод, но и из книг, и по собственному опыту давно понял, что больше всего людей объединяет и сближает, когда есть какой-то общий секрет. Разбитое окно во время игры, сломанная чужая вещь, сильная царапина, после которой останется заметный шрам - все это добавляло загадочности, легкой остроты и, как ни странно, доверия. "Я буду молчать, если ты будешь молчать" постепенно превращается в "я знаю, что он никогда никому не расскажет", а там одной рукой до слепой уверенности в надежности. Слепой, потому что в большинстве случаев кто-то рано или поздно срывался.
[indent]Им с Ассирэ, которую теперь он будет звать Цириллой и никак иначе, чтобы привыкала отзываться на свое новое имя, еще идти и идти до взаимного доверия, но эта маленькая тайна - их первый шажок.
[indent]Его наконец отпускают, недовольно поджав губы, но делать нечего - за время службы они уже поняли, что Седрика очень сложно заставить говорить правду, и всегда приходится гадать, сколько истины в его словах, наполненных медом и патокой. Как ни странно, откровенно лгал юноша тоже довольно редко, предпочитая правильно расставлять акценты и преувеличивать некоторые моменты в угоду собственному замыслу. Двору приходилось мириться с гибкой этикой советника Седрика, ведь пользы от него было во сто крат больше, чем вреда, и в отличие от продажных чинушей, плетущих свои собственные интриги, юноша свои дела почти не афишировал, даже наоборот - всегда проводил их на пользу Империи, и сам оставаясь в плюсе.

[indent]Толком понежиться в ванной не удалось, но Седрика радовало и то, что он смог намыть свою чешую, почти избавив хвост от старой, которая опять начала линять кусками, слезая, как обгоревшая кожа у людей - невесомыми бесцветными хлопьями. Змей, уверенный, что все это из-за его нервной и дерганной работы, куда более напряженной,чем было при прошлом господине, жалел, что не может взять что-то вроде отпуска на пару недель, уехав куда-нибудь в глухую деревню, возможно - даже расселенную или вымершую, чтобы  у него не было свидетелей. Да и объяснять подобное желание тоже было довольно... проблематично. Не по состоянию здоровья же ему приспичило в деревянные развалины, где до сих пор пахло мертвечиной после войны, а воронье все еще кружило высоко в небе, словно надеясь найти последние лакомые куски..
[indent]Двое стражей вяло переговаривались между собой, усевшись на пыльных ящиках в дальнем углу комнатки. В темноте блеснули грани игральных костей и несколько монет, и юноша недовольно поморщился. Какой смысл приставлять охрану? Дверь запирается сложным механизмом, стоит книжной полке окончательно встать в пазы, а если девчонке приспичит сбежать - то она скорее сиганет в окно, чем будет ломиться через единственную дверь. Лучше бы эти двое играли в те и кости там, под окном во дворе, всяко больше было бы пользы.
[indent]Покачав головой, Седрик смерил двух стражей нечитаемым взглядом и кивнул на выход из крохотной залы, дождался, пока их тяжелые шаги стихнут, и только потом отодвинул шкаф, проходя в комнату Ассирэ, где она была в компании служанки, заплетающей ей волосы в несложные, но красивые косы. Эти пряди, оказывается, были такими же светлыми, как и у него, с приятным золотым отливом, но их все-таки придется красить в серебро.
[indent]Девчушка, едва ли старше самой Ассирэ, становится еще более дерганной с его появлением, и Седрик терпеливо ждет, пока та покинет их, чтобы не нервировать ее еще больше. Впрочем, если с ней поговорить, не сейчас, попозже, правильно смотивировать, то и из нее выйдет толк. За девушкой будут приглядывать лучше, а юноша получит еще одну лояльную служанку, которой понравится звон дополнительных монет к своему жалованию и защита от скользких взглядов стражников.
[indent]-Рад такому рвению к работе, - змей чуть улыбается, подходит ближе. Его шагов совсем неслышно, только шелест мягкой ткани длинного черного одеяния, который он с блаженством сменил после измятого грязного камзола. - Сначала мы проверим твои знания, способности, умения, чтобы знать, от чего отталкиваться, что подтянуть, а что ты можешь изучать без посторонней помощи.
[indent]Седрик внимательно оглядел девушку с ног до головы. Умытая, причесанная и одетая не в лохмотья, а в скромный дамский наряд, она стала выглядеть совсем уж куколкой. Ей, в отличие от многих придворных дам, чародеек и девушек-менестрелей, не нужна была косметика, эликсиры, магия, чтобы исправить изъяны внешности. Да, она явно красивее настоящей Цириллы.
[indent]-Ну а если ты о еде, то я, пожалуй, пока ограничусь вином, - юноша широко улыбнулся, чуть подмигнув девушке, и налил в оба кубка, протянув один Ассирэ. - Пожалуй, нам стоит выпить за твою новую жизнь... Цирилла. Так тебя теперь зовут. Постарайся как можно быстрее привыкнуть к этому имени и принять то, что ты - это она.

Отредактировано Cedric (14-06-2019 12:41:15)

+1

15

Девушка сама удивлялась, что до сих столько помнит и умеет. Правила общего этикета, этикета за столом, множество видов поклонов и реверансов, выражающие разные чувства и отношение к собеседнику, живопись, музыка, чтение, самые простые танцы... Кое-какие навыки сохранились, но требовали практики. С первого дня Ассирэ... Нет, Цирилла. Цирилла проводила вечера за мольбертом, лютней или, если они засиживались с рыцарем, традиционными нильфгаардскими танцами. В такие моменты они совсем не разговаривали. То, если не доверие, то совершенно точно понимание освобождало их от долгих нудных бесед. Временами Седрик даже не звал менестреля. Он был совершенно им не нужен. Она даже перестала их запоминать, лишь со временем понимая, что каждый раз музыкант был разный, и каждый последующий был мрачнее и дерганней предыдущего.
Но это были не единственные дела, что теперь занимали новую будущую княжну. Гораздо больше времени занимали языки. Всеобщий, нильфгаардский и диалект Старшей Речи. Так в ее жизни ограниченной четырьмя стенами появился эльф. С высокомерным взглядом, презрительно поджатыми губами и жеманными манерами. Всем своим видом он показывал, что не рад находится в обществе dh'oine. Но, тем не менее, старательно учил ее читать, говорить и писать на эльфском. "Еще одна преданная пешка Седрика", - время от времени проскакивала мысль в голове Цириллы. У него много преданных слуг. Едва ли не больше чем у всех остальных.
К новому имени она привыкла быстро. Не впервой. И уже менее чем через месяц смогла произносить его без запинки и тени сомнения с воистину  королевским величием. Глядя в зеркало она уже видела ее, лишь изредка, где-то в глубине изумрудных глаз, мелкнет искра сомнения, но мгновенно исчезает за железно выученными фразами.
Она - Цирилла Фиона Элен Рианнон. Цинтрийская княжна, потомок Лары Доррен аэп Шиадаль. Дочь императора Эмгыра вар Эмрейса и принцессы Паветты, внучка королевы Калантэ. Львенок из Цинтры. Она изучила всю биографию девушки, примерила на себя и наконец полностью свыклась с мыслью, что теперь все что раньше касалось настоящей Цири - теперь относится к ней.

В замке становится все тише и тише. Люди - и знать, и прислуга, и стража - жмутся по углам о чем-то перешептываясь. Цирилла часто слышала торопливые шаги совсем близко к потайной двери и шепот. Первые месяцы она прислушивалась, ждала, ставшего привычным, скрежета механизма, но ничего не происходило.
Потом из своего окошка наблюдала за теми же шепотками в саду, что постепенно сменили игривый смех. Женщины, мужчины... Но потом и они исчезли. Сад пустовал, даже тайные любовники под серебряным светом луны не спешили в тихий внутренний двор зажиматься между высоких кипарисов и разлапистых кустарников.
Но тишина быстро сменилась тяжелыми шагами стражей. Цирилла слышала их везде. За стенами слева и справа, за потайной дверью, под окнами. Везде. Все чаще казалось, что они вот-вот ворвутся в ее покои. А Седрик наоборот [словно в противовес всем остальным] бывал все реже и все чаще был хмур и задумчив. Они уже не занимались, да и не было не было в этом необходимости. Только каждый раз спрашивал, едва за его спиной закрывались потацная дверь, как ее зовут.
— Началось? - спросила она в последний визит юноши. Она привычно стояла у окна, задумчиво глядя журчащую воду в фонтане. Дверь повторно заскрежетала, заставляя девушку обернуться.
Уже знакомая ей служанка, все также низко опуская голову, принесла что-то серебристое в фарфоровой чаше. Цири не сразу поняла что это. Лишь взглянув на несколько зарисовок настоящей княжны она осознала - последние штрихи.
— Оставь. Кто помнит, что она серая мышь, - девушка кривит губы, прикасая к своим светлым с золотым отливом локонам. ЛжеЦирилла и не надеялась, что рыцарь согласится. Все эти месяцы Седрик делал все, чтобы превратить девушку из окраины Брокилона в идеальную [и даже немного лучше] копию цинтрийской княжны, и вряд ли бы что-то его остановило в этом стремлении. Так оно и было бы, если бы не те хрупкие, как моральные устои новиградской шлюхи, мостики доверия, рухнувшие едва она вошла в это помещение, и тщательно построенные вновь. Цирилла знала, что вскоре взойдет на нильфгаардский престол, знала кто будет ее первым советником. Знала, что он сделает из нее самую любимую народом королеву. Надо только немного подождать.
[nick]Fałszywa Ciri[/nick][status]точная копия[/status][icon]http://i.picasion.com/resize89/9d7f2fe1b48cd6ea183763c774a695ea.jpg[/icon][sign]- Как тебя зовут?
- Цирилла Фиона Элен Рианнон...
[/sign][lz]Королева Цинтры, императрица Нильфгаада[/lz]
[nick]Fałszywa Ciri[/nick][status]точная копия[/status][icon]http://i.picasion.com/resize89/9d7f2fe1b48cd6ea183763c774a695ea.jpg[/icon][sign]- Как тебя зовут?
- Цирилла Фиона Элен Рианнон...
[/sign][lz]Королева Цинтры, императрица Нильфгаада[/lz]

+1


Вы здесь » TimeCross » cloud atlas [межфандомное] » Зеркало