пост недели C. C. Теплый вечер спустился на новую столицу Британнии. Теплый, немного душный, совершенно неподвижный воздух. И практически полная, сонная тишина, изредка нарушаемая голосами, какими-то вялыми и уставшими. Странный, удушливый вечер. Словно большая часть ее неимоверно долгой жизни.
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #142vk-time-onlineрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » We are climbing the stairs going down and never higher. [Warcraft]


We are climbing the stairs going down and never higher. [Warcraft]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

WE ARE CLIMBING THE STAIRS GOING DOWN AND NEVER HIGHER.
WE'RE FALLEN ANGELS
GOIN' DOWN

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://s9.uploads.ru/GXfv6.gif
I guarantee cold shivers will be
Runing down your spine
Don't turn around cause I'm closing
In from behind
And you will die

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО


Lady Blaumeux, Arthas Menethil

Нордскол, Ледяная Корона, заброшенный Алдур'тар: Врата Горя. Весна. Окончание войны с Легионом.

АННОТАЦИЯ

Что может быть глупее, чем проводить ритуал воскрешения прямо под носом у Рыцарей Черного Клинка и извечным недремлющим взором Короля Лича? Разве что пытаться поднять того, чье тело бесследно исчезло после гибели, а останки так и не были найдены до сих пор. Остается полагаться лишь на то, что воззвание дойдет до адресата и песнь Ледяной Скорби будет достаточно сильна, чтобы призвать своего хозяина. Ну, и что в гримуарах Кел'Тузада, описывающих ритуал, нет никаких ошибок.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Lady Blaumeux (21-04-2019 18:25:40)

+6

2

Блойме уже и не помнит, в какой из моментов ей пришла в голову мысль о том, чтобы вернуть Артаса к нежизни. И даже вряд ли сможет сказать, что подтолкнуло ее на это действо. Скука или любопытство, уже не важно. Скорее ее больше волновала мысль о том, разобьет ли ей кронпринц лицо в знак благодарности, что она умыкнула его у костлявой? Мало ли что там у него в посмертии могло произойти? Может ему отпустили все грехи, и он пьянствует за свой упокой с валькирами или сильфидами. Во что там он верил при жизни? Бабы в его загробных мечтаниях точно присутствовали, это рыцарь смерти помнила очень хорошо.
И вот теперь стоя подмышкой с гримуаром в просторном зале крепости, служившей защитными вратами от нападений, она разглядывала льдистые узоры потолка и задумчиво насвистывала себе под нос старую лордеронскую песенку.
Нет, передумывать она вовсе не собиралась. Даром что ли таскалась по всему Нордсколу, чтобы собрать нужные составляющие, мучила дух Аругала, доведя беднягу до заикания, утерла нос Дариону, стащив осколки Ледяной Скорби, и наконец, от души оттянулась на врайкулах, как давненько мечтала. Потому что раньше было нельзя. Союзная раса, воинственные други, опять же бабы Имирхейма и валькирии, что там было на их попойках, лучше не вспоминать.
С другой стороны, могло быть и так, что Артас навечно обречен испытывать невыносимые муки за содеянное да такие, что демоны Бездны покажутся ромашками во поле. За то, что успела натворить Плеть, явно никто по головке гладить не будет. Или он вообще завис в безвременье...
Чемпион жмурится и встряхивает головой. Бесконечно блуждать в собственных догадках не имеет никакого смысла.  Захочет, сам расскажет после того, как будет проведен ритуал. Точнее, если он будет проведен успешно.
Блойме аккуратно поднимает сверток с осколками рунического меча, перекладывая их поближе к гримуару. Второй свободной рукой цепляет за лямку латной грудины лежащего на полу новообращенного рыцаря смерти медленным шагом, гулко чеканя с эхом шаги под сводами пустого зала, поднимается наверх в комнату для опытов, про которую все наверняка уже забыли.
С того момента, как отсюда выбили культ Проклятых, врата пустовали и похоже даже рыцари Черного Клинка не жаловали это место своим присутствием.
И ведь надо же, Дариону до сих пор удавалось находить идиотов, готовых встать на его сторону и подчинить свой разум Королю Личу. Одного из таких неоперенных еще новобранцев и подловила Блойме, чтобы провести обряд. Снизу раздается недовольное сопение, и рыцарь встряхивает посильнее, заставляя будущую жертву умолкнуть.

Леди совершенно не умела поднимать мертвых, зато прекрасно преуспела в вытягивании душ и поглощении жизненных сил. В этом она была мастером куда лучшим, чем все военное крыло вместе взятое, да и Артас, наверное. Зато последний умел отлично возвращать к нежизни, сохраняя при этом память, рассудок и волю, если это, конечно, было выгодно. После него этим мастерством мог похвастаться Нот Чумной, но его, похоже, бравые герои Орды и Альянса вынесли первым, и тела его так же не было в Наксрамасе, когда Блойме очнулась там.
Оставалось полагаться на скрупулезные заметки Кел'Тузада и надеяться не накосячить.
Поскольку тела Артаса ей так и не удалось найти, гримуар сообщал, что для проведения ритуала требуется замена, чтобы поменять местами искомое с найденным. Зеленый новобранец, возможно, был не лучшим вариантом, но это все, что в такие кратчайшие сроки, не наводя панику в рядах рыцарей Серного Клинка, удалось умыкнуть.
Проверив магические путы и кляп на своем пленнике, Блойме принялась начертать руны вокруг импровизированного ритуального места, коим являлся старый стол для проведения опытов. Чем, как говорится, богаты, выбирать не приходилось. Четко повторяя символы, указанные в книге, чемпион обнесла ими в три круга постамент, на котором покоилась Ледяная скорбь, вплетая в их вязь заклинания пробуждения, восстановления и возвращения к жизни. 
- Кажется, у Артаса это не занимало столько времени, и он не ползал на карачках, — вздохнула Блойме, заканчивая с последний символ.
Когда линии сомкнулись на последней руне и засияли мертвенным светом, осколки Ледяной Скорби задрожали, поднимаясь вверх в вихре изо льда и снега, поднимая такой вой, что казалось его слышно в самой Цитадели Ледяной Короны.
Новобранец, почувствовавший неладное, и где таких тугодумов только находит Могрейн, попытался гусеничкой уползти вниз по крутым ступеням, но был пойман за шиворот и возвращен на место. Когда последний осколок устремился вверх, собираясь в рунический клинок, Блойме подняла свою жертву на постамент и отступила в сторону. Стоило только телу коснуться стола, магические путы лопнули, вместо них рыцаря смерти по рукам и ногам сковали морозными оковами, пригвождая намертво прямо под зависшим в нескольких метрах клинком.

Ледяные ветра Нордскола взбесились и обрушились на Алдур'тар со всех сторон, проникая в узкие как бойницы окна, расположенные под потолком и диким вихрем вгрызаясь в лежащего на столе рыцаря смерти, рвя тело на куски, отделяя плоть от костей. Сухожилия, мышцы, связки - все превратилось в пыль под ужасающий нечеловеческий вой, полный боли и ненависти. Блойме отбросило к стене и она, с трудом открыв глаза, сквозь беснующуюся бурю наблюдала, как исчезает принесенная жертва, а Ледяная Скорбь сияет все ярче и ярче, пульсируя в такт какой-то неведомой заунывной песне, пропадающей в завывании ветров, стоило только попытаться вслушаться в мотив или слова.
Свет рунического клинка становился все нестерпимее, резал глаза, от чего у чемпиона непроизвольно текли слезы, застывая тут же на щеках ледяными дорожками. В какой-то момент Блойме больше не смогла терпеть этот мертвенный свет и зажмурилась.
Послышался оглушающий грохот, возвещающий о том, что треснул и разлетелся на осколки магический кристалл, вращающийся на шпиле башни, и в тот же миг все стихло.
Рыцарь-чемпион еще какое-то время не решалась открыть глаза, гадая как же быстро сюда нагрянут приспешники Черного Клинка, после поднятого шума, а потом все же позволила взглянуть на постамент.
Ледяная Скорбь целая и невредимая все так же вращалась в воздухе, а под ней лежал мужчина в доспехах рыцаря смерти с разметавшимися по столу белыми волосами.
- Артас? – Блойме приподнялась и сделала  нерешительный шаг, опасаясь остаточной силы магического ритуала, но руны быстро гасли, и она все же позволила себе приблизиться и склониться над бледным лицом кронпринца, - Артас, – уже громче позвала она своего Владыку.

Отредактировано Lady Blaumeux (23-04-2019 11:44:24)

+5

3

В тот момент, когда Ледяная Скорбь раскололась надвое, он искренне недоумевал: как такое возможно? Почему СВЕТ так рвётся помогать этому никчёмному паладину? Почему СВЕТ оставил его, Артаса, когда его народ задыхался от чумы? Почему ПОЗВОЛИЛ всему этому случиться?!

Отец простил своего сына. Но даже этого было недостаточно для того, чтобы его пожалела изнанка этого мира. Она поглотила душу Артаса, затянула на самое дно, туда, где обитают вечно голодные духи, что никогда не смогут насытиться. И они терзали его, окуная то в пустоту, то в чудовищную агонию, и всё, чего он когда-либо хотел, всё, что он делал и чего добивался, в миг показалось ничтожным. Будто он в один момент осознал нечто неизбежное, выходящее за рамки разума. Даже Свет здесь был ничем – малейшая искра тут же поглощалась непроглядной тьмой. Забавно, ведь когда-то они в Акерусе развлекались тем, что вытаскивали отсюда чьи-нибудь души… Тогда он не знал, сколько уровней имеет это место, и как близка была опасность.

Не так ему представлялся загробный мир.

[float=right]https://69.media.tumblr.com/b0985cdd3398fb010fe5364c7c701913/tumblr_inline_pqf4quxLLy1rm4mc0_540.gif[/float]

Он видел и других – давно сломленных, слабых существ, скитающихся по Тёмным Землям. Он видел и тех, кого знал ранее, но любая попытка приблизиться к ним больше напоминала кошмарный сон. Ноги становятся ватными, но ты пытаешься бежать, и бежишь бесконечно долго, пока со всех сторон тебя обступают голодные тени. В конце концов, исход всегда один.

Порой он видел искаженные обрывки воспоминаний. То, чего он всегда боялся и то, что при жизни причинило бы ему боль. То, о чём он жалел, и то, что ускользнуло из его рук. Снова и снова, воспоминание за воспоминанием.

Из этого места не было выхода. Только если кто-нибудь не согласится с тобой поменяться… Но кто бы согласился поменяться с ним? Он причинил слишком много зла этому миру. Тени шептали, что он будет страдать столько, сколько страдал каждый сломленный или убитый им человек, или иные живые существа, павшие его жертвами.

А ведь он планировал жить вечно.

- Надеюсь, для тебя уже подготовлено место в Аду! – призрачный образ Утера раз за разом повторял эту фразу, а затем превращался в уродливого мертвеца: у него вытекали глаза, выпадали волосы, гнили зубы и неестественно свисала челюсть.

А место в Аду, как оказалось, всё-таки было подготовлено. Что это, если не Ад?

Порой ему удавалось узреть прореху, через которую души попадали в этот мир. Но скользкая тьма цепко обвивала его тело и не давала сделать и шагу. Он видел свет, пытался дотянуться до него, но всё это было словно сквозь толщу воды.

"Свет меня предал."

С чего бы Артас вдруг надеется, что эта сила, покровительствующая глупцам, вдруг надумает его помиловать?

"Смешно."

Но в какой-то момент… всё случилось иначе. Тени больше не держали его. И когда прореха открылась, выплёвывая очередной мрачный силуэт, что-то вытолкнуло Артаса. В этот короткий миг он успел ощутить, как всё, что происходило с ним здесь, быстро покидает его, а душа становится лёгкой, избавляясь от ощущения страха, словно от грязи. Голова очищается, и он судорожно пытается удержать хотя бы мысль о том, кто он сам, в то время как нечто из-за прорехи зовёт его, притягивая к себе.

И в конце концов… хлопок. Пустота. Чистый лист.

Артас медленно открывает глаза, пытаясь сфокусироваться. Меч, окутанный ярким светом, мерцающий над ним – именно он был источником этого манящего ощущения. Хотелось инстинктивно протянуть руку, чтобы собрать этот паззл до конца, ведь Артас точно знал, что этот меч принадлежит ему, иначе и быть не может.

Но чьё-то лицо, возникшее в опасной близости, помешало ему сосредоточиться, он подорвался и отполз назад, опираясь ладонями о ледяную поверхность… алтаря?

- Кто… - почти прошипел он, вглядываясь в лицо женщины. Первое мгновение он действительно не понимал, кто она, но затем имя всплыло в памяти само собой. - …Блойме. – вслед за именем пришли и воспоминания. Обрывками.

Серебряная Длань, вера в Свет, паладины. Наксрамас и четыре сильнейших рыцаря смерти… Всё, словно само собой разумеющееся – ничего нового он не узнал, но понял, что именно это он знал всегда.

Артас снова поднял голову, глядя на висящий в воздухе меч. Оружие звало его, вызывая непреодолимое и вместе с этим знакомое ощущение. И сейчас остаётся лишь протянуть руку… Чтобы меч подплыл прямо к нему, а рукоять мягко легла в ладонь, словно только там и было всегда её место.

Тот, кто возьмёт этот клинок, обретёт власть безграничную. Как клинок терзает плоть, так и власть калечит душу.

https://69.media.tumblr.com/4a3ddbd03645fabdbeb4e1ac496240e4/tumblr_inline_pqf4r3FW271rm4mc0_540.gif

Потоки ветра окутали его тело, но Артасу было не до этого. Остекленевшим взглядом он смотрел куда-то сквозь Блойме, сквозь время и пространство, в одно мгновение заново пережив всё, что происходило с ним ранее, пока рядом была Ледяная Скорбь. Она помнила всё – начиная от момента, когда Артас и Мурадин отыскали её, и заканчивая свержением Артаса как Короля Лича.

Отдалённым эхом отозвалась агония и тьма, окутавшая его после смерти. Всё связывалось воедино.

Рука медленно опустилась, лезвие клинка скользнуло по поверхности алтаря. Ветер стих, и воцарилась пронзительная тишина.

- Сколько времени, - хрипло произнёс Артас, глядя на Блойме, - Сколько времени прошло? – он прокручивал в голове прошлое раз за разом, будто бы смотрел на себя со стороны. Столько загубленных душ, столько разрушенных жизней. Он уничтожал то, что было дорого, осквернял святыни и сеял хаос. И в этом нельзя было винить ни Нер’Зула, что долгое время делил с ним разум, ни Мал’Ганиса, который, казалось бы, послужил первопричиной и катализатором. Все решения Артас принимал сам, с самого начала. 

Внутри что-то шевельнулось – не то жалость, не то раскаяние. Но чувства были слабыми, будто окоченевшими. Нет смысла жалеть о прошлом, нет смысла искать искупления… Слишком много боли Артас причинил этому миру, и прощения ему нет.

Он сел, вытянув руку и опираясь остриём Ледяной Скорби о каменный пол. Немного непривычно ощущать реальные конечности и твёрдую поверхность под ногами… Свободные мысли в голове, не скованные страхом и не обременённые ощущением вечной безысходности. Здесь было лучше, чем там. Однако осознание реального положения вещей подсказывало, что буквально каждый шаг здесь может стать путёвкой обратно в Тёмные Земли. Нет героя, который не захотел бы отправить его в мир иной ещё разок. И ещё. И хоть до бесконечности.

+5

4

Магия, струящаяся сквозь это место, покалывала кончики пальцев и щипала глотку на вдохе, магия, что древнее самой жизни, магия заставляющая отступить смерть и несущая лишь обреченные скитания духа сквозь бесконечность в возрожденном теле. Магия страшная и чудовищная, но спасительная во всех смыслах, когда речь заходила о возвращении с той стороны.
Блойме облизнула пересохшие губы, глядя на кронпринца с трудом поднимающегося на постаменте. Заглянув в его глаза, совершенно пустые и лишенные памяти, в какую-то секунду ей показалось, что она совершила ошибку. Вот сейчас звенящая песнь Ледяной Скорби оборвется и меч опустится режущим воздух лезвием на ее немертвую шею. Все что останется от Голода третьего Всадника бывшего в прошлом на услужении Короля Лича - это напившиеся душ рунические клинки, что в этот миг станут совершенно бесполезной игрушкой.
Болезненная фантазия и один из возможных исходов свершившегося ритуала. Блойме сморщила нос и перевела взгляд на Менетила.
Глаза Артаса были обращены куда-то сквозь пространство и время, будто он искал что-то давно потерянное и забытое, но вот он сфокусировал взгляд на лице находящемся так близко и вздрогнул, подобрался на алтаре, отшатнувшись. Вместе с ним напряглась и Блойме, тут же успокаивающим жестом поглаживая рукоять своего меча. Она воин и при любом исходе могла дорого продать свою жизнь.
Но секунды танцевали с ветром свой танец, неспешно оседая на пол, и рыцарь смерти услышала собственное имя из уст кронпринца, вместо свистящего удара меча. Мышцы расслабились, и хватка на стали ослабла. Что ж, теперь можно было сказать, что начало положено. И вполне успешное.

Блойме смотрела на кронпринца и слова замирали где-то на излете выдоха, они повисали в снежной пыли невысказанными немыми вопросами, оставаясь читаемыми только во взгляде, но даже и он в какое-то мгновение был спрятан за полуопущенными ресницами. Третий Всадник не желала знать о годах, проведенных на той стороне. Вряд ли сильфиды и валькирии, как мечтал Менетил в юности, встретили его за чертой жизни. Рыцарю смерти не хотелось думать о возможных муках, собирающихся по крупицам из секунд, складывающихся в вязкие минуты, оплетающих разум и тело воспоминаниями из которых нет возможности вырваться и хоть на мгновение освободиться. Справедливое наказание за содеянное и за отсутствие раскаяния. Их души просто не были способны на подобные чувства, возможно, лишь болезненным изломом где-то в самом темном уголке души откликались едва слышимым эхом, тут же гаснущим в неутихающей жажде битв.
Блойме не мучилась угрызениями совести. Их просто не существовало. Пусть это станет уделом смертных, святых или, губы рыцаря смерти сложились в едкую усмешку, паладинов.

Стихший ветер отразился  от стен башни звенящей тишиной, ударившей по ушам сильнее воющей снежной бури, поднявшей вверх мгновение назад пыль и ледяное крошево, когда Артас опираясь на Ледяную скорбь сел удобнее на алтаре.
- Сколько времени? – Блойме, наконец, подала голос, взглянув своему Владыке прямо в глаза, хотя до этого момента избегала смотреть прямо, сама не знала почему, - Достаточно, чтобы герои Азерота успели растащить по частям остатки трофеев Ледяной Короны, после того как ты пал. А после этого разодрали на кусочки Нелтариона, отыскали в туманах остров пандаренов, пробудив там древнее зло, открыли портал в альтернативный Дренор до того времени, как его разорвало на части и он стал Запредельем, убили Гарроша, - леди самозабвенно загибала пальцы, веселясь и представляя состояние в каком сейчас пребывает Артас. Она и сама была порядком удивлена, когда узнала, какое количество событий успело произойти в то время пока ее тело лежало мертвее мертвого.
- Кстати, Даларан теперь парит над Расколотыми островами вместе с Кадгаром и всей Кирин-торской братией, а объединенные силы Альянса и Орды чистят морды Пылающему Легиону, вновь хлынувшему как саранча на Азерот.

Внизу что-то грохнуло и с треском обвалилось, содрогнулся пол верхней комнаты башни, в которой находились Блойме с Артасом. Рыцарь смерти фыркнула и обнажила клинки, метнувшись в сторону лестницы и исчезнув в пролете, ведущем вниз. Через минуту она показалась вновь и на лице ее сияла довольная улыбка, будто ей только что досталась последняя бутылка красного даларанского из погребов Утера Светоносного.
- Они все-таки попались в мою ловушку. Право слово, не знаю чему нынче учит этих оболтусов Дарион Могрейн. Они все сплошь бездари и слабаки. Идем, нужно уходить, а то новый Король Лич заинтересуется, почему я тут так крепко расшумелась.
Чемпион рассмеялась и, недолго думая, вновь стала спускаться по витой лестнице вниз. Перед самым входом, заваленным наполовину обрушившимися колоннами, раньше подпиравшими свод арки, она остановилась и выглянула наружу в быстро темнеющие сумерки.
Удивительно что прошло уже столько времени. Блойме пришла сюда чуть за полдень, а теперь низкие облака скрывали выползающую на небо толстобокую луну в сопровождении ярких звезд. Воздух стал морозным и колким, и если рыцарь принималась дышать, вырывался белыми клубами пара, поэтому она быстро бросила это бесполезное занятие.
- Артас, - тихо позвала Блойме, - знаешь, кто теперь стал Королем Личом? – она обернулась и в темноте ее сияющие мертвенным светом глаза смеялись, глядя на своего воскресшего Владыку.

Отредактировано Lady Blaumeux (27-05-2019 11:38:34)

+5


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » We are climbing the stairs going down and never higher. [Warcraft]