пост недели Bill Potts — Те, кого мы нашли в безопасности, — сразу сказала Билл, предвосхищая его вопрос, — зачем далеки это делают? — спросила она наблюдая, как далеки начали захватывать шаллакатопцев. Это был риторический вопрос, Билл прекрасно понимала, что они не ничего не могут кроме как уничтожать. Вся их суть заключена в ненависти, с ними невозможно договориться, умолять их бесполезно. На кого-то другого мольбы, в теории, могут подействовать, но далеков это точно не касалось. И сейчас Билл девушка вынуждена была наблюдать, как эти чудовища берут в плен жителей планеты. Она хотела вмешаться, очень хотела, но что она могла? Стать потоком воды? Против далеков это бесполезно, они, конечно, не могут её убить своим обычным оружием, но могут её запереть или ранить, если додумаются как это сделать. Билл уже как-то в открытую пошла против сикораксов, так они её так электричеством поджарили, что девушка после этого долго восстанавливалась.
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #155vk-time Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Пролетая над Тевинтером [DA]


Пролетая над Тевинтером [DA]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

ПРОЛЕТАЯ НАД ТЕВИНТЕРОМ [DA]

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://i-h2.pinimg.com/564x/db/f4/ab/dbf4abd08f479fd162249d138f8aefac.jpg
The Wright Brothers - Blood On My Name

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Salae Lavellan, Dorian Pavus

Минратос, 9:45 Дракона

АННОТАЦИЯ

В Тевинтер прибывает Инквизитор Лавеллан, официально - с дипломатической миссией и возможной помощью в войне с кунари, на самом же деле - к Дориану Павусу, в поисках укрытия. Ни Скайхолд, когда-то показанный ему Соласом, ни Убежище, разрушенное еще Корифеем и активно отстраивающееся сейчас, как база поисков мятежного бога, возомнившего себя вершителем судьбы этого мира, не кажутся ему хоть сколько-нибудь безопасным местом.
Но и в Минратосе неспокойно, как для Инвизитора, так и для члена Магистериума Дориана Павуса, решившего вместе с единомышленниками изменить закоренелые устои и жизнь в Тевинтере.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

0

2

Тевинтер оказался именно таким, как Салае себе его и представлял по рассказам Дориана. И очень подходил самому некроманту, или он, маг из древнего рода альтусов, этой стране. Чарующий, таинственный, даже немного опасный.
Признаться честно, Лавеллан до конца не был уверен в своем желании, да и вообще в том, хорошая ли эта идея - переезжать в Тевинтер. Да, Дориан его всегда ждет и будет безумно рад, что его эльф наконец решил в какой-то мере остепениться, а не мотаться по всему Тедасу в поисках очередных приключений на свою пятую точку, и все же... все же империя магов, до сих пор активно практикующая магию крови, несмотря на попытки Павуса изменить внутреннею политику и постараться избавить общество от старых традиций, была не лучшим пристанищем для Лорда Инквизитора. Эльфа, к тому же. Из клана долийцев, которому эти самые тевинтерцы тоже успели попить крови.
Но все сомнения были отброшены, стоило на горизонте в тот знаменательный день показаться высоким шпилям башен и домов, высящихся и на утесах, и на холмах, и на памяти Салае, это был самый большой город, который он видел. Действительно столица, гордая и шикарная. Тогда Лавеллан понял, что этот город, может, и никогда не станет ему родным, и принимать его будет очень долго, а сам эльф - не менее тяжко привыкать к местой культуре, но главное, что он будет не один.
По прошествии пары месяцев мнение Салае немного изменилось, к счастью,  или к сожалению - пока непонятно.
Вздохнув, последний раз окинув взглядом потрясающий вид, открывающийся с высоты (Салае просто не мог оценить юмора, что его... их с Дорианом спальня вновь находилась в башне), рыжеволосый вошел в комнату, размером с небольшой такой зал. Весь дом, от основания до позолоченного шпиля в виде змеи, был пропитан духом Минратоса. Дорианом. Тяжелые пологи и шторы, теплые, пряные цвета, и книги. Почти в каждой комнате, кроме, разве что, купелей, полки высились до высоких потолков, и Салае не знал, хватит ли ему жизни прочесть хотя бы половину из них. Эльфу, все еще выглядящему совсем юно, если не всматриваться в серьезные, даже усталые, глаза, до сих пор было немного неловко во всей этой роскоши.
Официально он гостил у своего доброго друга, выполняя важную дипломатическую миссию, на самом же деле просто жил с любимым человеком, малодушно временно отстранившись от поисков Соласа, решив заняться исследованиями, ради которых и мотался, как угорелый, по всему Тедасу в поисках некоторых артефактов, сыгравших важную роль в последних годах его жизни. А Дориан, весьма талантливый, неординарный, и один из немногих практикующий (читай, единственный после смерти Алексиуса) пространственную и временную магию, мог здорово помочь ему с элювианами.
Элювианы были артефактами эльфов. Настолько древними, что никто сейчас толком не знал ни как они работают, никак были созданы, даже эльфы старались держаться от  потускневших зеркал как можно дальше. Салае, с детства отличавшийся практически полным отсутствием инстинкта самосохранения, был серьезно настроен докопаться если не до всей истины, то хотя бы подглядеть в замочную скважину. Создать примерную карту всех зеркал, выяснить, куда ведет часть из них, узнать способы активации и заморозки порталов, и поиск способ искусственного создания пары новых, связанных друг с другом. Корифей, узнав о грандиозных планах рыжего эльфа, наверняка забился бы в угол и звал древних богов, если бы не был отправлен в пекло еще пару лет назад.
Ну уже несколько дней Лавеллана не отпускало мерзкое ощущение грядущей беды. А беда никогда не приходит одна.

0

3

Неожиданные визиты всегда приятны. Особенно если этот визит тебе наносит твой любимый человек. Конечно, Дориан и до этого приглашал своего дорогого эльфа погостить к себе в имение в Тевинтере, однако до сегодняшнего дня все его приглашения получали вежливый отказ. Написанный тонким почерком самого Инквизитора. Это не могло не радовать, потому что означало, что Салае не поручает никому из своих советников состряпать официальный отказ - а тратит свое драгоценное время, все эти минутки, проведенные над письмом, на то, чтобы ответить одному несчастному магу. Павусу это лестно - как он и говорил ранее, он не хотел бы, чтобы люди считали, будто он использует власть Вестника для того, чтобы самому возвысится. Нет, как оказалось, этого не требовалось - да и если ему предложили бы через Лавеллана, через постель и чувства, получить пост в Магистериуме...неприятно даже думать о таком! А ведь наверняка уважаемые магистры не преминули бы воспользоваться таким шансом, надавив на их семейство своей властью.
Но...к счастью или нет, для того, чтобы утвердиться на посту, хватило смерти отца. Некроманту даже отчасти было жаль - при том, что обычно жалость ему несвойственна (тяжело оставаться толерантным, если поднимаешь мертвых по нескольку раз на дню из могилы) - но эти чувства развеялись, стоило ему вернуться в Тевинтер.
Как оказалось, он даже немного скучал по этим местам - со всей этой помпезностью и скрытой властью. Все же...даже Орлей был другим, пусть и теперь стал государством (не без поддержки Инквизиции, разумеется), с которым Империи приходилось считаться. Стесненная со всех сторон, теперь она действовала осторожно, прислушиваясь к советам членов Магистериума куда больше, чем в предыдущие года.
Но это все сейчас неважно, ведь он отменил ровно половину своих встреч на этой неделе и дал строгий наказ своим слугам приходить дважды в день - после того, как он стал членом Инквизиции, он уже не мог позволить себе содержать рабов, насмотревшись на бедолаг, которых они с Салае не единожды освобождали из оков. И, конечно, несколько золотых монет в качестве добавки к жалованию заставят их молчать о том, что в доме гостит не просто кто-то из знакомых Дориана, а сам Инквизитор, Вестник Адрасте и далее по списку.
Всю эту неделю некромант собирается провести со своим любимым эльфом, уделяя ему столько внимания, сколько возможно. И никакие Советы, дела и отложенные в сторону свитки не посмеют их разлучить.
Но что-то все равно приходится выполнять - и поэтому сегодня утром Дориану пришлось покинуть свою любовь, оставляя мягкий поцелуй на его щеке, оставляя его досыпать и отдыхать после ночи.
На очередное и обязательное собрание он спешит, оправляя вышитые полы своей мантии - пальцы касаются гладкой вышивки, поглаживают вшитые камни - и усмехается. Да, в таком виде Лавеллан точно его не видел. Украдкой посмотрев в зеркало, коих много в его доме, Павус убеждается, что все в порядке - и на какое-то время покидает дом, абсолютно уверенный, что сегодня все пройдет быстро и ему не придется задерживаться. Важно каждая минута, которую он может провести с Салае...
- Я вернулся, аматус. - мягкие руки обхватывают со спины за талию, но не неволят, давая маленькому хрупкому эльфу развернуться. И Дориан улыбается в ответ на улыбку Инквизитора, осматривая небольшой беспорядок, который создают разложенные по кругу перед ним книги.
- Я смотрю, ты не терял времени даром. Удалось найти что-то полезное? -пока он говорит, он легко перемещается по комнате, стягивая мантию из тяжелой ткани, оставаясь в штанах и рубашке, не чинясь с правилами этикета и усаживаясь напротив него на полу, внимательно слушая.
У Салае две цели в этой поездке: повидаться и решить проблемы. Разумеется, он хочет знать больше о загадочных эльфийских зеркалах - элювианах Но одному ему не справиться, а значит, Павус поможет найти все и еще чуть-чуть. Времени у них предостаточно, а библиотека их семьи настолько обширна, что, кажется, что за жизнь её и не прочесть.

0

4

[indent]Талию накрывают теплые руки, и Салае улыбается, чуть прикрыв глаза. Ему не надо оборачиваться, чтобы узнать Дориана - он слышал его по шороху расшитой мантии, ощущает его запах, чувствует кожей. Эльф стоит так, прижавшись спиной к широкой груди мужчины, еще несколько секунд, и только потом поворачивается лицом, приобнимает за шею рукой, стараясь не спутать длинные волосы, уложенные в замысловатую прическу, привычно тянется на кончиках носочках, мягко касаясь губ нежным поцелуем. 
[indent]-А я тебя ждал.
[indent]Салае ждет Дориана каждый день, каждый вечер, и пусть он вовсе не сидит на диване, а плотно зарывается в книги носом, через раз вспоминая хотя бы о перекусах, он все равно скучает по некроманту, даже когда он так близко, все равно тоскует, зная, что у члена Магистериума Дориана Павуса очень много дел, обязанностей и знакомых, которые требуют времени и сил.
[indent]-Да, - эльф кивает, упирается бедрами в столешницу, заваленную свитками, перьями, рисунками и собственными дневниками Инквизитора. - Эльфы не особо-то заботились описаниями своих исследований, экспериментов, артефактов и магии. Даже о боевой магии эльфов известны лишь крохи, и хотя у меня определенная к ней предрасположенность, приходится довольствоваться только лишь похожей специализацией.
[indent]Спохватившись, что возлюбленный сидит на полу, скрестив ноги, наверняка голодный и усталый, Салае поспешно отошел к столику у кровати, где стоял кувшин с вином и пара кубков, наполнил оба и один передал Павусу, усаживаясь напротив него тоже прямо на пол.
[indent]Мысли о боевой магии у рыжеволосого Инквизитора пока вызывали лишь ироничную улыбку. Нераскрытые в детстве таланты начали бурно развиваться еще в самом начале Инквизиции, и за год он сам чувствовал силу, наполняющую его, несмотря на Якорь в ладони, пивший немало энергии.
[indent]Но сейчас, когда его левая рука висит плетью с мертвой, черной кожей от кончиков пальцев почти до плеча, и они с Дорианом только работают над тем, чтобы вернуть хотя бы чувствительность, об открытых боях да и практике вообще, можно забыть.
[indent]Салае тряхнул рыжими кудрями, отгоняя от себя непрошеные мысли, и продолжил, с каждым словом улыбаясь все восторженнее.
[indent]-Ну так вот. Даже то, что есть - написано на староэльфийском. Тот язык, на котором говорят в кланах - лишь отголосок прошлого, обрывки и небольшой словарный запас, поэтому расшифровать записи, как ты сам понимаешь, можно лишь одно слово через двадцатое, но, - Салае поднял указательный палец, порылся в книгах, вытаскивая один из своих дневников, раскрыл его на нужной странице и протянул Дориану. - Кажется, это общая черта магов Империи Тевинтер с незапамятных времен - они тащили в свои библиотеки все, что могли, а что не могли - слушали и записывали. После падения Арлатана, пока были возможности, несколько магов занимались исследованием наших зеркал и записали то, что могли. Я перевел, что мог, но все равно нужна твоя помощь, все-таки это твой родной язык, а мне еще нужно несколько уроков.
[indent]Эльф наконец выдохнул, сложил руки на груди, правой прихватив левую, и напряженно смотрел на мужчину, чуть склонив голову набок. Все же хорошо, что Дориан по своей натуре все-таки… ученый. Кем еще можно назвать человека, разбирающегося в пространственной и временной магии? У кого половина имения, весьма обширного, с таким количеством залов и комнат, что в некоторые из них можно не заходить неделями, библиотека? И пусть Дориан активно занялся политикой, Салае безумно любил по вечерам или просто свободным дням сидеть с ним бок о бок за письменным столом, разбирая очередную магическую головоломку.

Отредактировано Salae Lavellan (08-05-2019 03:29:07)

+1

5

- Не даром они твои дальние родственники - тонко смеется некромант, с благодарностью принимая бокал и улыбаясь, внимательно слушая возлюбленного и наблюдая за тем, как переливаются яркие волосы в солнечном свете, что искоса падает из окна позади него, как изменяется его тон речи - от медленного и будто не очень довольного к восторженному и быстрому. Он неспеша потягивает вино, наслаждаясь тем, как терпкий напиток мягко холодит внутри, разливая по жилам приятное тепло, успокаивая разбушевавшийся за весь день разум, чуть туманя его - но не так, чтобы он не был в состоянии прочитать буквы и вникнуть в смысл.
- Вот как, интересно... - Дориан устраивается поудобнее на полу, поближе к Салае, почти касаясь его колена своим, вчитываясь в текст,  жадно пожирая темными глазами каждую букву, задумчиво хмыкнув, когда в тексте появляется, на его взгляд, противоречивая информация, после поднимая глаза на Лавеллана. Он даже делает предостерегающий жест рукой, стоит слуге появиться в библиотеке, молчаливо призывая его принести еду сюда же, и неважно, что это будет.
- Любопытная информация, Салае. - он тепло улыбается, отчего в уголках глаз залегают мелкие морщинки - все же он уже больше не тонкий юнец, который выглядит одинаково хорошо на утро после попойки и при дворе королевы. - Здесь написано, что они долгое время изучали их, но, к сожалению, особых успехов эта затея не имела. - Павус в задумчивости теребит кончик пышного уса, читая дальше, отчего его губы чуть шевелятся.
- А, посмотри, вот здесь,- палец его упирается в одну из строчек. - Аматус, это очень интересно. Похоже на то, что ты передавал мне о том месте - Перекрестке. Похоже, таких мест несколько. И зависит это от размеров зеркал. Маленькие могут связать с другом, те, большие, видимо, вроде того элювиана в Зимнем дворце, выводят сначала в общую сеть. Погоди минутку... - альтус подхватывается с ног, опираясь на стол, подходя к разложенным на столе книгам, лихорадочно перебирая корешки, выругавшись тихо по-тевинтерски, увлекшись и продолжая бормотать уже на нем:
- Мне кажется, я видел что-то...какие-то...карты? Помнишь, там были похожие узоры на элювианах, и, кажется, что-то похожее на ветки...Ах, Салае, забери, пожалуйста, еду - последнюю фразу Дориан произносит уже на привычном ему наречии, продолжая поиски, в конце концов с торжествующим вскриком вытаскивая карту из одной из книг.
К этому времени на дальнем столе их уже ждет небольшое пиршество: много мяса, овощей и фруктов, приятное вино, поставленное в вазочку со льдом. Но он не спешит ужинать - лишь подхватывает с подноса хрустящий кусочек хлеба, откусывая кусочек, а карту расстелив между ними на полу.
- Что думаешь? Может это быть правдой?

Отредактировано Dorian Pavus (28-05-2019 19:08:32)

+1

6

[indent]Салае старается не мешаться возлюбленному, когда тот, вчитавшись в строки и вслушавшись в перевод эльфийской речи, сначала крепко задумался, а затем, словно ошпаренный магическим огнем, стал носиться по кабинету от полки к полке, от книги к книге, ища что-то определенное.
[indent]Дориан всегда был увлекающейся натурой, и в отличие от многих несомненно творческих личностей, старался доводить дела до победного конца. Что в своих исследованиях, что в политике. Салае лишь мог надеяться, что его тернистый путь в магистериуме и с новой организованной партией "люцернов", о которой уже говорили, как о новой крови магов со свежими идеями и взглядами на старые традиции, не будет тяжелым. В крайнем случае, он, Салае, всегда будет рядом с ним, чтобы поддержать или заставить притормозить.
[indent]-И как я об этом сразу не подумал... - пораженно выдохнул эльф, принимая в руки старый пергамент, скользя по нему взглядом, выделяя завитки и кружева каких-то линий. Что-то выделялось сильнее, что-то - гораздо хуже, некоторые словно были выведены другим цветом, но от времени пигмент совсем вытерся и ничем не отличался от других.
[indent]-Это ведь просто элементарно. Все зеркала не запомнить, а в каждое заходить в надежде на то, что попадешь, куда надо - опасно, а карты... могут потеряться. Или попасть не в те руки. Проще разместить части на зеркале и спрятать их под отделку, как часть декора. Неоптный взгляд не заметит, даже не подумает об этом, а вот создатели и те, кто пользовался ими, с легкостью разбирались в этой вязи.
[indent]Эльф поверить не мог в то, насколько все просто, хотя у него уже был богатый опыт общения с древними артефактами, и многие из них вовсе не были заумными и крайне редко требовали большой магической мощи для подчинения. В большинстве случаев требовалась... логика и нестандартное мышление, внимательность. С зеркалами оказалось также, хотя многое все равно оставалось непонятным. Где именно находится этот Перекресток, к примеру? Подпространственная и вневременная петля или складка? Какой-то другой план? И ведь не узнаешь теперь...
[indent]Ухватившись за кусочек копченого мяса, Салае сдвинул рыжие брови на переносице и грозно уставился на Павуса:
[indent]-А сейчас ты объяснишь мне, как карта к Перекресткам оказалась у тебя на книжной полке!

***
[indent]Тихие голоса почти не заглушали тонкого пения инструментов. Музыканты, усаженные ровными полукруглыми рядами на специальной площадке, были выше всей этой светской суеты и совершенно не обращали внимания на ряженых в вышитые шелка и парчу дорогих гостей, полностью отдаваясь искусству.
[indent]Салае, по случаю тоже одетый в причудливую смесь традиционной эльфийской туники но с характерными чертами тевинтерской моды, старался особо не высовываться и не лезть в гущу толпы, но и не прятался за каждым встречным канделябром. Он такой же гость, как и все остальный, тем более - гость особый, которому требовалось особое внимание, и почти каждый считал своим долгом обменяться с рыжим Инквизитором хотя бы пару слов.
[indent]Рыжий же эльф, первый час действительно с интересом обменивающийся с достопочтенными магами последними исследованиями в их непростой науке, в политике и припоминая забавные истории времен Инквизиции, на второй час уже лишь мило улыбался и кивал, а в третий занял удобную маленькую кушетку недалеко от столика с закусками, которые все подносили и подносили слуги.
[indent]Дориан, конечно же, тоже был тут, а как иначе. Они получили приглашения одновременно, их принес курьер прямо в поместье как раз в тот день, когда они разбирались с элювианами. Но они договорились, что на приеме уж точно не стоит афишировать свои отношения, хотя многие и так все прекрасно видели, только воздерживались от комментариев, хотя интереса к странной во всех возможных смыслах паре не скрывали.
[indent]Но Павус с рождения жил в этом мире, для него эти... тусовки с реками шампанского, вина, горами тарталеток с икрой и мидиями были совершенно привычными, порой даже надоевшими, и смуглый некромант даже спустя три часа вольготно расхаживал по залу, присоединяясь то к одной компании, то к другой, время от времени кидая на своего спутника взгляды. Салае украдкой ему улыбался, салютовал очередным бокалом с искрящейся сладкой жидкостью, и вновь уходил в свои мысли, цепко подмечая настроения в зале.
[indent]Было какое-то странное предчувствие. Не беды, а скорее просто... нехорошей     ситуации, которые частенько возникали на такиз приемах. Порой они были запланированными, ведь нужно как-то развлекаться знатным магами. Жертвой обычно становился кто-то новенький, или приглашенный, или кому была оказана честь присутствовать на мероприятии, и обычно эти жертвы не могли похвастаться большой родословной, корнями уходящей к самой Андрасте, и никогда не требовали сатисфакции за устроенный им позор на приеме.
[indent]Салае был абсолютно уверен, что с ним так не поступят, он хоть и "дикарь" из долийского клана, но все же при этом Вестника самой Андрасте и к тому же Лорд Инквизитор, и не так давно стал публиковаться в научной периодике, так что за резко поменявшиеся в руках столовые приборы или исчезнувшие штаны эльф не переживал.
[indent]И все же... что-то царапало на грани сознания.

+1

7

У магистров всегда много дел. Они - как ключевое звено между множеством организаций, которые по-прежнему не хотят сосуществовать в мире. Орден, созданный Павусом, пока еще не был самым крупным, однако, в отличие от многих, у него имелся козырь, и сильный - поддержка легендарной Инквизиции. Неудивительно, что визит Салае Лавеллана, её сердца и главы, в скромную обитель тевинтерского мага, вскоре стал достоянием общественности. Которая, разумеется, жаждала поглазеть и при необходимости потрогать того самого Вестника Андрасте, о котором уже давно кричали все новостные проспекты, дабы убедиться в его существовании лично.
Приглашение на приём прилетело к ним в тот же самый вечер, когда они увлеченно разбирали вопрос элювианов, пытаясь докопаться до истины, на ходу перекусывая принесенным ужином. Слуга принес их в момент, когда они плавно переходили от ужина к более...интимным делам. Но Дориан лишь хмурит брови, пока не озвучивая подозрения.
Ему не нравится факт того, что все вокруг...слишком осведомлены о том, чем занимается Салае в Тевинтере и почему живет у одного из своих спутников (они еще ранее договорились, что не будут никоим образом афишировать свои близкие отношения), а не в отведенном под эти нужды имении. Да, считалось, что это официальный визит - со всеми вытекающими. Но некромант знает, чувствует нутром, что грядет что-то темное, неприятное. Что вновь жизнь Инквизитора - как уже было не единожды - будет поставлена под удар.
И сейчас, в момент, когда с Лавелланом нет его свиты советников и спутников, есть только один рыцарь, который может его защитить. Дориан усмехается, поймав взгляд любимого, чуть склоняя подбородок в знак одобрения. У них еще будет время наедине - и не стоит огорчать общество, заделавшись домоседом. Которым он никогда и не был - ни до, ни после смерти отца.
Он прекрасно знал, как проходят приемы - без одной смерти они считались скучными. Что, если сегодня цена приема - смерть Салае? От этой мысли у мужчины немели кончики пальцев. Но он знал, что не допустит этого - даже если придется пожертвовать своей жизнью. Хотя это, разумеется, тоже хотелось исключить.
- Никогда не понимал этого... - под нос себе бормочет Павус, оглядывая зал в поисках эльфа, внимательно вглядываясь в силуэты. Но тот будто сквозь землю провалился. Вышел в сад подышать свежим воздухом? Отошел в уборную? Маг не был параноиком, но доверял своей интуиции. Сейчас она подсказывала ему, что что-то идет...не так, как задумывалось изначально.
Он вздыхает и берет с подноса вино - терпкое, темное, прозрачное, выдержка не менее десяти лет - широким шагом пересекая залу, выходя на балкон, глубоко вдохнув вечерний пряный воздух.... и слышит приглушенный крик, где-то внизу, в садах.
Сердце делает резкий кувырок, стоит ему заметить внизу оранжевое марево длинные густых волос - а после некромант срывается вниз, по ступенькам, одновременно пытаясь остановиться, но в то же время уже допустив крамольную мысль о том, что ранен Салае или, более того, убит. 
Одна только эта мысль срывает все рычаги осторожности, когда он, перепрыгивая через три ступеньки, оказывается в саду, озираясь по сторонам. Зрелище наверняка комичное - мантия распахнулась, открывая расшитую узорами тунику и узкие брюки, шейный платок сбился, открывая смуглую шею...

0

8

Праздная толпа, активно играющая в пресыщение изысканными закусками и великосветскими разговорами, утонченной музыкой, начинает откровенно тяготить эльфа. Высидев еще несколько минут на своей кушетке с полупустым бокалом вина, которое было тягучим, словно сливочный крем, Салае наконец поднялся со своего места, чуть поозирался по сторонам и, найдя глазами большую арку, ведущую к небольшому внутреннему саду, уверенно направился в ту сторону, ловко лавируя между вышагивающими магами.
Чистый, надушенный лишь цветущими кустами вечерний воздух отрезвляет не хуже ледяной воды. Рыжеволосый эльф рад, что тут почти никого нет, и с удовольствием опирается о каменную оградку обеими руками, просто опустив ненужный бокал на пол.
Жаль, что он все же не может игнорировать все эти приглашения, приемы, походы "в гости" в имения других магистров, с которыми успел познакомиться во время Инквизиции и своего первого визита в Тевинтер. Ему нужны эти связи, а Магистериуму - помощь и одобрения Вестника, который взял негласное шество перед Империей, которая породила столько венатори и самого Корифея. Причина в такой доброты была не только в том, что эльф не хотел ссорить с родиной своего возлюбленного, а потому что проще было найти точки соприкосновения, смгячить претензии и простить некоторые обиды.
Древняя Империя, ведомая могущественными магами, была куда более выгодной в качестве союзника, а не врага. Только назревающая война с Сегероном, которая уже не была секретом ни для кого, портила Инквизитору все карты.
Что-то готовилось. Каждый день, каждый час... прямо сейчас.
Глухой вскрик, пораженный ропот, быстрые шаги. Резко замолчавшая музыка, которая слышалась даже в саду. Салае резко оглядывается, хмурится, глядя как там, в зале, маги, разодетые в пестрое золото и собственную спесь, собираются еще более тесными кучками, горячо перешептываются между собой и подтягиваются к другой арке, выходящей во внешний сад.
Может, это часть программы вечера? Небольшое представление, и каждый в зале продолжает играть, умело показывая свое удивление и даже... страх? Нет. Вохздух дрожит от едва сдерживаемой магии, у кого-то на кончиков пальцев уже пляшут крохотные молнии или искры, или изо рта мягко выходят облачка пара от слишком морозного воздуха. Что-то действительно не так, и Салае, как и многие сейчас, кто еще не успел выйти во двор, не понимает, что произошло.
Воздух резко становится невыносимо тяжелым, и каждый вздох дается едва ли не боем эльфу, который прокладывал себе дорогу между высоких магов, бессовестно расталкивая их локтями, едва ли протискиваясь в промежутки между людьми, ловко юркая едва ли не на уровне ног и... бедер. Каждый стремился выйти из зала, попасть туда, в сад, где случилось что-то несомненно ужасное и интересное.
Какие бы предположения не строил Лавеллан, открывшаяся ему картина все равно его удивила. И на несколько секунд он почти поверил в то, что там, внизу на голой плитке, когда-то красивого песочного цвета, но сейчас - бурой от крови, лежит он сам. Ореол огненно-медных волос, свободное, ассиметричное и легкое зеленое одеяние, прошитое и серебром, и золотом.И Дориан рядом. Такой же шокированный, как и Салае, замерший на последней ступеньке, глядящий на собственного двойника, замершего в неесественной изломанной позе, открывая всем вид на узкую спину с темным пятном крови в окружении от тонкого, торчащего из поясницы клинка.
-Дориан, - Лавеллан тихо зовет мага, медленно подходя ближе, с опаской поглядывая и на толпу, и на лежащее прямо у ног тела, и на некроманта, все еще замершего, словно одно из каменных изваяний, наполняющих этот сад. - Это не я, Дориан. Я тут. Я живой.
Не раз и не два они видели друг друга на грани - окровавленных, обессиленных, почти что сдавшихся. Лавеллан прекрасно помнил свою запоздавшую истерику в лагере после того, как маг во время боя пал на грязную землю, не выдержав натиска толпы красных от собственной ярости и проклятого лириума храмовников, а восстал полупрозрачным, словно дух, и продолжил сражаться, пуская лиловые искры во все стороны. Дориан рассказывал ему, как боялся за него каждый день, когда метка совсем вышла из-под контроля во время Священного Совета в Халамширале, все сильне и сильнее растягиваясь по всему телу, медленно, но уверенно убивая, уничтожая, выпивая все силы.
Но они никогда не видели друг друга такими... не живыми. Не дышащими. Мертвыми.
Эльф осторожно сжимает пальцы возлюбленного, сейчас ему совершенно плевать, заметил ли кто-то этот жест, или нет - вся эта толпа, в миг превратившаяся из гостей в потенциальных убийц, его волновала мало. Салае медленно опускается на колени перед своим двойником, медленно вынимает заговоренный - руны на рукояти говорили сами за себя - клинок из плоти, и осторожно переворачивает на спину несчастного.
Вернее, несчастную. Это девушка, совсем еще юная, судя по тонким, словно нить, цепям, словно украшение опоясывающим ее тонкую шею и спускающимся к запястьям, служила кому-то из магов.
Пожалуй, Дориан был прав. Не стоило ему ехать в Тевинтер.

+1

9

Не он. Поначалу Дориан, кажется, не слышит, поглощенный созерцанием того, как густая, темно-алая кровь, растекается по плитке, повторяя её сложный выдавленный узор, забираясь в трещинки и просачиваясь в землю. Как и любой из некромантов, он особенно чувствителен к мертвым телам - и он понимает больше, чем остальные присутствующие. Но вымолвить пока что не может ни слова - лишь разворачивается, крепко прижимая к себе миниатюрного эльфа, стоило тому робко прикоснуться к его руке, зарываясь в густую рыжую макушку, тихо шепча - шепот этот почти неслышен для остальных:
- Ах, аматус, как же я перепугался за тебя, мое солнце... - он не хочет разжимать объятий, словно опасаясь, что как только он отпустит - Лавеллан падет от коварного кинжала в спину или завалится набок от просвистевшей стрелы, нашедшей цель в его грудной клетке. Но ничего не происходит несколько томительных минут, и лишь после чьего-то многозначительного покашливания Павус приходит в себя, наконец отстраняясь, внимательно разглядывая толпу - для них, конечно, новость тот факт, что Инквизитор, оказывается, избрал члена Магистериума своим любовником, но кого это теперь волнует? Шепотки и до этого летали - сейчас они лишь получили подтверждение.
К тому же, куда больше слухов, перессудов и перешептываний теперь вызывает хладный труп, нежели чьи-то отношения. Он прекрасно знает законы и увлечения своей страны - если на балу или приеме кто-то не умер, то это сборище считается скучным. Конечно, чаще речь шла о каких-то животных, приносимых в жертву или задержанных мятежников, скрывающихся среди гостей, но...бывали и такие исключения, когда убивали чьего-то раба.
Пока маг изображает из себя статую, которых в этом саду немало, Вестник не теряет времени зря - он осторожно вынимает нож из раны - к счастью, за рукоятку, не хватало еще оцарапаться отравленным и зачарованным клинком - и переворачивает покойника на спину. Это оказывается юная леди - рабыня, судя по цветам одеяния и позолоченному браслету на запястье, принадлежащая одному из его коллег по цеху. Которого, кстати говоря, нет на сегодняшнем приеме, поэтому вопрос, что здесь делала рабыня, более чем животрепещущий. От этой мысли он вздрагивает и немного оживает.
- Салае, передай мне, пожалуйста, нож. - он опускается рядом на плитку, не жалея роскошного расшитого одеяния, что пачкается сейчас кровью напополам с грязью и водой, принимая клинок в платок, давая лезвию свободно упасть в него, рассматривая руны, узнавая их. - Этот клинок выкован здесь, и здесь же заговорен. Еще он совсем...юный... - Павус замолкает, ощущая, что, помимо Лавеллана, к нему прислушивается весь двор - поэтому он поспешно улыбается, кивнув одному из коллег, чтобы они разогнали эту любопытную толпу, легкими пассами творя что-то над мертвой девушкой, все еще внутренне содрогаясь - ведь если бы клинок нашел свою настоящую цель, ему пришлось бы делать это над Салае. Привычные заклинания ложатся легко, заставляя тело засветиться легким сиреневым огнем, подсвечивая все точки соприкосновения девушки с другими людьми. Обычно таким образом можно найти нечеткий слепок убийцы, потому что он так или иначе касается жертвы, но в этот раз...мешает магия. Чужеродная, изящная, слепленная из маленьких и коротких слов...Дориан вздрагивает, на миг выпуская из поле зрения её силу - и тело покойницы вдруг резко вспыхивает, ласковый сиреневый огонек становится зеленоватым ядовиты пламенем, от которого все отшатываются (Павус тоже, сжимая в объятиях Салае). Огонь уничтожает все улики, оставляя на прогоревшей до черного пепла плитке только браслет, с которого слезла позолота - теперь видно, что он обычный медный. к счастью, некромант и без подписи знает, где искать своего коллегу.
Но сначала им всем...стоит успокоиться. Он помогает возлюбленному подняться - хочется как можно скорее покинуть это место, ведь главная мишень на сегодня - Инквизитор. Как прозаично и грустно. Губы его кривятся в вежливой улыбке, предназначенной для других - но Дориан знает, что аматус уже разгадал, что скрывается за ней. Нетерпение, желание уйти от общества, рассказать что-то, что может понять только эльф...В суматохе от пожара никто так и не заметил, как кинжал. завернутый в надушенный платок, скрылся в полах его длинной мантии..

+1

10

Зыбкое ощущение безопасности возвращается, только когда он переступает порог имения Дориана.
Только здесь ему ничего не грозит. Тут не будет наемных убийц, не будет невинных жертв,  столь похожих на него внешне. Здесь Дориан, и только дурак сунется в логово некроманта, который прошел бок о бок с Инквизитором долгий и опасный путь, спасая не раз, и не раз готовый отдать за него жизнь.
Он защитит его ото всех. Но меньше всего Салае хочется, чтобы возлюбленный пострадал из-за того, что столь тесно связан с ним.
-Не стоило мне приезжать, - эльф опускается на софу. Часть вещей он стащил с себя по пути в спальню, разбрасывая ее по залам, так и не проронив ни слова, пока они не дошли. Почему-то ему казалось, что только тут он сможет наконец открыться.
Это было так странно. После долгих лет, когда смерть буквально шла за ним по пятам, когда и венатори, и храмовники, и отступники, и даже простые бандиты на дорогах пытались его убить, только завидев на горизонте ореол огненных волос, после метки, которая медленно, но верно вытягивала из него все силы, тоже убивая, вновь встретиться лицом к лицу со смертью. И так на нее отреагировать.
Он слишком расслабился. Позволил себе думать, что опасность миновала, что можно наконец... Просто жить. Радоваться миру вокруг, заниматься любимым делом, быть с Дорианом... Но ничто никогда не кончается, верно?
-Ты знаешь, чья она, - Салае не спрашивает, он знает. Видел узнавание на лице некроманта, сожаление перед девушкой, невинной, погибшей так рано и глупо, но спасшей жизнь ему, Лавеллану. Эльф был благодарен незнакомой девушке, но какой в этом смысл, если она все равно осталась лежать там, на холодном мраморе в луже крови и на глазах у аристократов, для многих из которых все произошедшее - лишь развлечение, острое, щекочущее нервы, но никак не маленькая трагедия.
Что же им делать? Оставаться все равно опасно, не могут же они сидеть за стенами, прячась от всего мира вокруг, это глупо. А уехать - однозначно показать свой страх. Трусость. Дать новую пищу для пересудов и слухов.
"Лорд-Инквизитор бежал из Тевинтера после убийства служанки на приеме". Правильно расставить акценты, убрать несколько деталей, и вот он из героя превращается в маленького трусливого эльфа, который прячется за спиной своего покровителя, который и сам не то, чтобы не популярен на Родине, но настойчиво пытается расшатать древние порядки и традиции.
-Пожалуй, я свяжусь с Главой Воронов. Он мне все равно должен, пора бы попросить об ответной услуге. Так или иначе, помощь наемных убийц нам не помешает, неважно, для чего именно - для расследования, или же для мстительного ответного жеста.
Лавеллан поднимается со своего место и медленно подходит к Дориану. Тому тоже плохо. Это видно по его лицу, по жестам, по чуть дрожащим кончикам пальцев. Некромант не выказал ни тени страха там, в садах, но сейчас видно, что он в смятении.
-Справимся как-нибудь, первый раз что-ли, - с вялой улыбкой эльф прижимается к возлюбленному, как всегда доставая носом только до широкой груди, крепко обнимая за плечи. Куда они денутся?

+1

11

Дориан не произносит ни одного слова по дороге домой - да и плохо помнит, как они добрались, лишь только бешеная скачка по улицам, пустынным в столь поздний час. Он начинает говорить лишь после того, как за ними закрывается изукрашенная резьбой дверь спальни.
- Я уверен, что здесь замешан не только твой приезд. Разумеется тому, кто чуть поумнее маленького розового нага, понятно, что основной целью нападения был знаменитый на весь мир Инквизитор. Но вопрос: для чего? Кому после всех событий есть смысл поднимать руку...на легенду? - Павус выдыхает, подхватывая со стола печально звякнувший бокал и щедро плеснув в него вина из томящейся там уже не день и не два бутылки. Отпивает буквально глоток и отставляет обратно на стол, стягивая надоевшую, грязную, пропитанную кровью и влажной землей, мантию, также поспешно избавляясь от рубашки, кидая их в жаркий и яркий огонь в камине. Единственная пауза - кинжал, по-прежнему завернутый в платок, мужчина кладет на свой письменный стол.
Наверняка этими действиями  он пугает своего возлюбленного, но маг знает - избавиться от всех отпечатков необходимо еще и потому, что убийца может прийти по кровавому следу, ведь память крови держится куда дольше остальных.
- Знаю, аматус. И  хозяина её тоже знаю. Но здесь и начинается череда неувязок - его самого не было на приеме, а значит, Делла - так звали служанку - приходила сюда по двум причинам. Первая, самая невинная - пришла передать письменные извинения хозяину дома. И вторая, более...скользкая - пришла передать что-то кому-то. - он устало опускается в кресло, прикладывая ладонь ко лбу, а после массируя виски, внимательно вслушиваясь в то, что говорит Лавеллан, лишь согласно кивнув.
- Да, лучше поступим так. Но что делать, если окажется, что это...их заказ? - Дориан выдыхает, не выдержав и вновь поднимаясь, начиная кружить по комнате, кутаясь в халат, подобранный со спинки стула, пока Салае не останавливает его, поймав в теплые и нежные объятия. Лишь тогда маг чуть расслабляется, опуская плечи, ласково погладив по щеке.
- Справимся. Другого выбора нет.  Давай оставим это до завтра? На свежую голову думается лучше... - у них есть немного времени до сна, чтобы привести мысли и чувства в порядок, а также помыться и смыть с себя все события этого насыщенного дня.
Дориан долго и до красноты трет жесткой мочалкой руки, оттирая их - до сих пор у него есть ощущения, что чужая магия засела в кончиках пальцев, чуть покалывая их. И все еще кажется, что даже тут, в его собственном поместье, Салае не будет в безопасности. Но в любом другом месте Павус потеряет возможность видеться с любимым, а эта мысль даже так невыносима - не говоря уже о том, чтобы переводить это в реальность.
Но сон тоже не идет - накатывает, как дурнота, комок воспоминаний, не давая голове отдохнуть, все прокручивая и прокручивая возможные сценарии. От абсурдных до вполне реальных. Он вздыхает, украдкой погладив лежащего рядом эльфа по пушистым волосам - и отдергивает, вновь переживая тот леденящий грудную клетку ужас, что сковывает дыхание, едва ему довелось увидеть лежащую на каменных узорных плитках рыжеволосую фигуру. И снова с губ срывается болезненный, щемящий грудь, вздох - некромант осторожно выскальзывает из постели, чуть подоткнув одеяло со всех сторон, и после возвращается к оставленному бокалу вина, медленно опустошая его и вновь наполняя, подходя к окну, задумчиво рассматривая звезды, стараясь уложить все в голове.
Взгляд его падает на кинжал на столе. Такая тонкая работа, по рукоятке бежит выгравированная змея, сжимая в пасти изумруд. Дорогой способ убийства. Некромант не удивился бы, если клинок ковали специально для убийства Инквизитора...

+1

12

Салае не был согласен с Дорианом, но спорить, конечно же, не стал. Не было даже сил возразить, эльф все еще стоял, обнявшись, вслушиваясь в низкий тихий голос, который его поразительно успокивал, как теплые воды чистого источника.
Смысл его убивать был у многих. Не только у Соласа, который ныне прятался неизвестно где, и может быть, все же догадывался, что почерневшая левая рука Вестника Андрасте вовсе не значила, что для него все закончилось, а якорь исчез бесследно. Резон был и у Орлея, который безусловно был благодарен за спасенную несколько лет назад императрицу, но и покровительственную, направляющую руку Инквизиции так и хотелось сбросить, отрубив при этом и голову. Свои поводы были и у Тевинтера - это даже не обсуждается.
И еще у бесконечного списка недругов, мстителей, неприятелей и завистников.
-Пожалуй, ты прав, - легко соглашается эльф, чуть отступает, поворачиваясь спиной, словно застеснялся раздевающегося возлюбленного, который сбрасывал грязную, пропитанную кровью одежду прямо в камин. Пламя жарко разгорелось и трещало громко, надрывно, сжигая пропитанную магией ткань, уничтожая вышитые на них руны.
Рыжий, чуть помедлив, последовал за любовником, тоже разделся, отправляя тунику и свободную рубашку в очаг, наблюдая, как огонь вновь сжигает до тла приятную эльфийскому глазу зелень. Но Лавеллан за время Инквизиции стал подозрительным и суеверным, чтобы оставлять столь несчастливые вещи лежать на полке. Даже перешивать их на что-то новое, или передавать для ношения тем же слугам - опасно.
Об этом ему рассказывал Дориан еще тогда, в Вал Руайо, когда они подбирали и шили на заказ первую мантию. Ткани, особенно используемые для одеяния магов, крайне капризны - они впитывают и магию носителя, и магию чужую, и даже тех мест, где находятся, и время от времени их нужно обновлять, чтобы собранная энергия, не всегда положительная, к тому же, не влияла на хозяина.
С кровью было также. И это тоже рассказывал ему Дориан, правда, уже не так давно.
Кинжал, блеснувший оранжевым в легкой полутьме покоев, заинтересовал эльфа гораздо больше, хотя и рун на лезвии он не знал. Наверняка что-то местное, может быть, более древня форма языка...
-Вряд ли. Если бы меня заказали Воронам, я был бы уже мертв, - Лавеллан отпивает от бокала Павуса чуть порывисто, продолжая скользить взглядом по кинжалу в задумчивости. Его вновь что-то царапало на грани сознания, но мысль ускользала, стоило только задуматься о том, чтобы поймать ее за хвост. Но эльф поспешно посмотрел на Дориана, чуть сжал его плечо тонкими пальцами здоровой руки. - Их Глава мне должен за спасение своей жизни. Да и Вороны теперь они дорожат своей репутацией - даже если бы они и взяли заказ, то выполнили бы.
Но чего не отнять у Воронов, даже если те не убивали сами, то были поразительно осведомлены о том, кто это сделал, или хотя бы попытался. Дориан будет проверять по своим знакомым, разыскивая убийцу или заказчика, а Салае - по своим. Сидеть, сложа руки, пока за него все сделают, ему не хотелось совсем.
-Давай спать? - Эльф смотрит на возлюбленного пристально, крепко обнимает, чтобы тот наконец остановился, успокоился, выдохнул. -Все закончилось. А нам надо отдохнуть и забыть этот день.
В постель он забирался уже после Дориана, сразу же поднырнув к теплому боку и почти что обнявшись чужими руками, только так наконец ощутив себя в безопасности за весь вечер. Но все равно так и не уснул, всю ночь наблюдая за метаниями некроманта из-под полуприкрытых глаз.

+1

13

Ему удалось ухватить пару часов сна уже перед рассветом - к этому моменту на рабочем столе уже громоздилась стопка книг, часть из них - раскрыта, часть еще предстоит изучить. Он проваливается в темноту колодца сна, едва ложится рядом с Салае, собственнически приобнимая за талию, потянув к себе, утыкаясь носом в теплую макушку. Но и во сне его преследует выкованная на лезвие кинжала руническая вязь. Некромант уверен - он видел её не один раз, но он совершенно не помнит, где. Как будто кто-то вынул эту ячейку памяти подчистую, оставив его блуждать в потемках.
Поэтому он решил начать с основ, просмотреть наиболее известные тевинтерские руны из старинных. Наверняка что-то связанное с проклятиями, чтобы, если даже не убьет, то царапины будет достаточно, чтобы заставить жертву мучительно умирать.
- Нет, это точно не Вороны. - негромко произносит Дориан, сообщая эту новость не то расписному потолку, не то пологу, что отделяет их постель от общего зала. Он проснулся, едва солнце успело коснуться лаковым ярким лучом изголовье кровати, и теперь лишь решительно откинул одеяло, выбираясь, чуть поёжившись - перед сном они забыли закрыть балкон, и теперь было прохладно и немного сыро. Дождь очень кстати упал на столицу, смывая все следы преступления - наверняка плитка уже чиста, и на ней нет ни капли крови. И, как следствие, никаких зацепок.
Павус потягивается, давая позвоночнику растянуться -мышцы спины ноют после долгой неудобной позы, в которой он провел половину ночи, пытаясь сопоставить узор на клинке с чем-то, вероятно, опасным для них обоих. Особенно для Инквизитора.
Мужчина внимательно смотрит в сторону постели, закусывая губу, борясь с желанием забраться обратно и покрепче прижать к себе эльфа, ведь в его объятиях он точно будет цел и невредим и с долгом, который звал его прочь из этой комнаты и тепла Салае. Он вздыхает - у них еще будет время побыть наедине, а вот убийцы - кем бы они ни были - не будут столь терпеливыми.
Поэтому он поспешно запахивает халат поплотнее, выскальзывая в коридоры поместья, громогласно требуя к себе внимания всех слуг, желая немедленно произвести уборку в вышеуказанных комнатах, приготовить завтрак и обязательно подать к нему вот это конкретное вино. Завтрак сегодня будет в столовой, рассчитанный на множество персон - Дориан не сомневается, что после вчерашнего происшествия к ним потянутся незваные гости, которые будут рассчитывать как минимум на его совет или благосклонность в решение некоторых вопросов.
И оказывается прав, когда спустя каких-то сорок минут слуга сообщает, что к нему явился один из его коллег, дабы "обсудить дела". Павус кривит губы в усмешке, ведь похоже, сегодня его дом станет временным пристанищем верхушки Магистериума, а значит...
- Если не хочешь, я не настаиваю. - он разглаживает мантию на плечах, чуть прищурившись, через зеркало наблюдая за тем, как Лавеллан пытается уложить густую копну рыжих волос в косу, сражаясь с ними, как со змеями, которые так и лезут из стороны в сторону.
- Сам знаешь, иногда такие собрания - скука смертная. Правда, тут у нас исключительные обстоятельства... - под размытыми "обстоятельствами" у Дориана может пониматься все, что угодно - начиная от поданой за ужином рыбы и заканчивая убийством с глупым убийцей.
- Но тем не менее...есть несколько людей, которые могут быть нам чрезвычайно полезны этого...скользкого дела. Например, хозяин Деллы - магистр второго ранга, почтенный мастер Арнабис. Он, безусловно, глуховат, но весьма мудр. Возможно, он сможет дать нам ответ на вопрос, что его служанка делала на банкете и почему именно она? - Дориан выдыхает, закручивая ус, который никак не хочет улечься.
- К тому же, к обеду прибудет магистр, изучающий магию...крови... - он чуть медлит, прежде чем это сообщить.  - Он мог бы объяснить мне, что произошло уже после смерти и грозит ли нам это чем-нибудь...

Отредактировано Dorian Pavus (11-08-2019 18:37:03)

0


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Пролетая над Тевинтером [DA]