пост недели C. C. Теплый вечер спустился на новую столицу Британнии. Теплый, немного душный, совершенно неподвижный воздух. И практически полная, сонная тишина, изредка нарушаемая голосами, какими-то вялыми и уставшими. Странный, удушливый вечер. Словно большая часть ее неимоверно долгой жизни.
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #142vk-time-onlineрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » Somebody save me [Voltron]


Somebody save me [Voltron]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

SOMEBODY SAVE ME
just stay
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://funkyimg.com/i/2T6Yu.jpg https://funkyimg.com/i/2T6Ys.jpg https://funkyimg.com/i/2T6Yt.jpg

Let your warm hands break right through and save me
I don't care how you do it just stay, stay
Oh come on, I've been waiting for you

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Такаши Широгане и Кит Когане

однажды

АННОТАЦИЯ


- Оно вибрирует.
- Значит работает.

https://funkyimg.com/i/2T6Zq.jpg

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

[icon]https://funkyimg.com/i/2T6Yv.png[/icon][sign]i am so far from home, my dear[/sign][lz]потерян и (не) найден
[/lz][nick]Keith Kogane[/nick][status]red[/status]

Отредактировано Jason Grace (13-04-2019 00:10:21)

+1

2

Широ пришлось привыкать к тому, что теперь ему придется делать иначе совершенно обычные вещи. Он научился этому сложным путем. Даже будучи практикующим хирургом и понимая все последствия случившегося, он не мог предположить, насколько сложно будет бороться с привычкой. Он обжигался, потому что проверял воду рукой, которая теперь едва ощущала температуру и прикосновения, он резался ножом, пока готовил ужин, потому что совершенно пропускал момент соприкосновения ножа со своими онемевшими пальцами. Все эти маленькие действия были слишком естественными и привычными, чтобы научиться их обдумывать за пару недель. Пришлось привыкнуть и тем, кто хотел привлечь его внимание прикосновениями. Теперь, им предстояло помнить, что если провести по правой руке, то Широ скорее всего ничего не почувствует.

Конечно, Широ не рассчитывал на то, что так легко отделается. В тот момент, когда его сознание покидало тело, профессиональная деформация подсказывала ему, что он вряд ли проснется с двумя руками. Ущерб был нанесен слишком серьезный, чтобы собраться то, что оставалось в действующую конечность. Поэтому, когда он очнулся в больнице и обнаружил, что не лишился руки, а вместе с ней и карьеры, он чувствовал себя на вершине мира. Он чувствовал себя неуязвимым. Казалось, что раз он смог сохранить руку, то все остальное как-нибудь встанет на свои места. Если уж из кровавого месива волшебники его больницы смогли собрать его кисть и локоть, то все остальное собрать у него тоже получится.

На фоне вероятности лишиться руки вовсе, поврежденные нервные окончания и шрамы казались сущим пустяком, а недели физиотерапии - лучшим, что с ним случалось. Просыпаясь в больнице с обеими руками и памятью о том, что ФБР успели сделать все, что было запланировано, Широ испытывал небывалый душевный подъем. Мэтт, конечно, сказал ему, что рассчитывает как минимум на Нобелевскую премию в медицине за то, что они с Пидж смогли собрать его руки как паззл на 10 тысяч частей, а еще сказал, что второе чудо, которое он узрел собственными глазами, это то, что Широ дожил до тридцати лет с таким поведением. Широ просто спросил, кто кормил его котов.

Кит ушел до того, как Широ очнулся. Он пропал так же внезапно, как появился в жизни Широ. Оставил записку медсестре с оправданием, и исчез. Широ не ожидал увидеть его у своей больничной койки, но надеялся хотя бы на визит. Кит не должен был ему ничего за помощь, за риск, на который Широ пошел, чтобы вытащить его из преступной группировки, но также Широ знал, что Киту некуда идти. И Широ думал, что он останется, когда все кончится, заглянет к нему в больницу и, наверное, сделает ему выговор вслед за Мэттом. Но Кит не пришел. Широ понимал его, он испугался. Кит едва ли позволял себе есть из холодильника Широ, конечно, он не захотел иметь ничего общего с тем, что его прошлое почти лишило Широ руки.

Когда Широ вернулся домой, он нашел все вещи Кита там, где они их оставили до того, как все пошло одновременно по плану и совершенно наперекосяк. Кит не взял ничего из того, что Широ купил ему на вторую ночь в его доме. Широ проверил контейнеры в надежде, что Кит хотя бы взял еды, но Кит не взял и этого. Деньги, конечно, тоже остались при Широ все до последнего пенни. Кит никогда не зоупотреблял гостеприимством Широ, если пользовался им вовсе. Но сейчас ситуация была до такой степени отчаянной, что Широ бы обрадовался, если бы недосчитался ноутбука или телевизора. Это бы значило, что у Кита есть средства для существования, и он не превращается сейчас в тот ходячий скелет, страдающий от авитаминоза, с которым Широ познакомился.

Широ успел привыкнуть к тому, что живет не один. Мэтт, конечно, шутил о том, что Широ завел шестого кота, но это правда было похоже — Кит не навязывал свою компанию, развлекал себя сам, если это требовалось, не создавал проблем. Он существовал в там же доме, что и Широ, но если ему было нужно - совершенно не попадался на глаза. Широ нравилось то, насколько лучше Кит стал выглядеть со временем, когда начал нормально питаться и получил необходимое лечение. Так что, разумеется, он не собирался выкидывать его на улицу, когда бывшие дружки вышли на Широ. Все проблемы можно было решить, но Кит не хотел давать ни себе, ни Широ шанса.

Широ волновался. Кит обладал способностями, которые хотели бы получить в свои руки очень плохие люди, и Широ не хотел думать о том, на что они пойдут, чтобы заставить Кита работать с ними. В конце концов, его рука была достаточным примером. И теперь Кит снова был один где-то на улице, и Широ не представлял, что ему делать. Отпустить? Позволить Киту самому решать свою судьбу? Даже если он сознательно вредил себе? Широ понимал, что он Киту никто, и не имеет никакого права принимать решения за него или определять его судьбу. Но и стоять и смотреть на то, как надуманные внутренние противоречия лишают Кита шанса на жизни, он тоже не мог. Это был не неудачный выбор колледжа, свадьба в 18 лет, подозрительная компания или любой другой поступок, который мог доставить очень много неприятностей. Кит выбросил себя на улицу без денег, еды, будущего и каких-то идей, как обеспечить себе жизнь. Широ хотел бы сказать, что не может этого допустить, только вот он уже это сделал.

Объявлять Кита в розыск было рискованно, да и Широ не хотел принуждать его к возвращению подобным образом. Если он что и знал о Ките, так это то, что тот ценил свою независимость и не любил что-то делать из-под палки. Вряд ли он бы обрадовался, если бы полиция привезла его Широ домой как сбежавшую собаку. Он бы сбежал снова при первой же возможности. Так, как сбежал сейчас. Широ совершенно искренне не знал, что делать. Он умел лечить людей. И управлять больницей, но совершенно не представлял, как вернуть домой сбежавшего Кита, которого он не знал, наверное, и пары месяцев. Он привязался к нему. К их разговорам, к тому, как Красный неожиданно проникся новым соседом. Широ нравилось помогать Киту, он испытывал искреннее счастье, когда видел хотя бы незначительные улучшения его состояния. Когда сняли швы, когда витамины помогли, когда ушли темные тени под глазами, когда его волосы стали более послушными и мягкими, когда Кит перестал каждый раз просить добавки, потому что он уже не был так хронически голоден, как в сама начале. Широ не нужно было что-то от Кита, он просто хотел, чтобы тот перестал быть неприкаянным, одиноким и несчастным. Широ хотел дать Киту будущее, ведь это было так просто с его стороны. Но Кит решил иначе.

Широ скучал по нему. Красный тоже. Кот иногда проходил и сворачивался на кровати в гостевой спальне. Красный был бродячим котом дольше остальных, он привык к жизни на улице и дольше остальных проникался теплыми чувствами к Широ, когда тот принес его домой. У него не было части уха и кончик хвоста всегда был согнут из-за старой травмы. Красный много шипел на Широ, много кусался и каждая медицинская процедура превращалась в кровавую баню. Широ боялся, что он не сможет поладить с другими котами, но время шло и Красный привыкал. Он не стал пушистым комочком любви и тепла, но он любил Широ. Мэтта он терпел на расстоянии и иногда позволял ему мыть свои миски. Пидж пыталась подкупить его едой со стола, но Красный так и не позволил ей питать иллюзии насчет их дружеских отношений. Он брал еду и уходил. Оттого так удивительно было видеть, как он быстро полюбил Кита. Видимо, увидел в нем такое же потрепанное жизнью, бродячее и одинокое существо. Широ гладил Красного между ушей и обещал, что это пройдет, и скоро станет не так грустно. Им обоим, наверное, обещал.

Широ не просто скучал по Киту. Он понимал, что тот не ушел домой, не переехал в другой город, не нашел других друзей. Кит ушел на улицу, ушел жить в ужасных условиях, возможно, снова мог связаться с плохими людьми, чтобы ему было, что есть и где спать. Кит ушел в никуда, ушел быть бездомным и потерянным, каким Широ нашел его. А, может, и хуже. Широ волновался за него каждый день. Как люди волнуются о потерянной собаке, когда идет дождь или дует сильный ветер. Широ даже пробовал заглядывать в приюты для бездомных в надежде, что найдет Кита и попробует вернуть его домой. Или хотя бы убедится, что он жив и у него есть еда.

У Широ было слишком доброе сердце, чтобы оставлять на улице котов. Он не представлял, как можно там оставить человека.

Широ спорил с Китом в своей голове из-за решения уйти, но никогда ни к чему не приходил, потому что виновника долгих диалогов не было вовсе, так же, как и идей, где его искать.

Когда Широ почувствовал знакомый приступ тошноты, он почти рассмеялся. Он рассмеялся бы, если бы не боялся открыть рот. Голова немного кружилась, когда квартира перед ним сменилась серым переулком. Широ несколько раз моргнул, пытаясь вернуть себе ориентацию в пространстве. Он испытывал подобное лишь однажды, но забыть перемещение в пространстве очень сложно. Широ сглотнул и несколько раз зажмурился, ощущая себя практически как за секунду до скачка.

— Кит?

Конечно, это был он. Только Кит умел вытаскивать Широ из дома, чтобы тот оказался в незнакомой части ему города в домашней одежде и привкусом желчи во рту. Широ огляделся по сторонам. В переулке было прохладно, грязно и там стоял старый диван, на котором лежал Кит и, кажется, плакал. Широ никогда не был так рад оказаться в тупике между домов. Кит был жив. Он был жив, он не умер от голода, его не сбила машина, он не нарвался на неприятности. По крайней мере, на те, которые бы сильно ему навредили. Было бы еще лучше, если бы он не плакал.

— Кит, — Широ опустился на корточки у старого дивана, обрадовавшись, что на нем были тапочки в момент перемещения. Вряд ли в этом месте безопасно ходить босиком. Широ не знал, что еще сказать, поэтому просто провел рукой по плечу Кита и повторил еще раз — мягко и устало: — Кит.[nick]Takashi Shirogane[/nick][icon]https://69.media.tumblr.com/bc0c86cdad706f0d0432dd82cacc7b40/tumblr_p0ryltB3YY1uv3gwvo2_1280.png[/icon][lz]кошатник[/lz][status]bruised with colour[/status][sign] [/sign]

+1

3

Кит лежал на улице, потому что крыши над головой у него снова не было. Каждый день он просто брел в новое место, продвигаясь все дальше от города, в котором жил столько лет. Он впервые оказался настолько свободным, но делать с этим ему было нечего. Раньше его сдерживали люди, с которым он связался по своей глупости и незнанию. Теперь их не было или, по крайней мере, доступ на свободу им был закрыт хотя бы до конца суда, а это займёт много времени.

На этот тупик с диваном Кит наткнулся случайно, но увидев это место, не смог пройти мимо. Скорее всего в нем жили блохи и клопы. А что делали на нем другие бездомные, лучше не представлять. Но Кит так устал... он хотел просто полежать, и не на жёсткой земле или скамье. Скорее всего скоро сюда придёт «владелец», но до тех пор Кит мог отдохнуть.
Только когда он лёг, то почувствовал, насколько изнеможен. Он снова плохо ел и спал, и кажется, его успело продуть. Неужели за пару месяцев он успел превратиться в комнатный цветок, разучившийся жить на улице?
Кит ежится и сворачивается, старается прижать к себе коленки, чтобы было хотя бы немного теплее. От дивана отвратительно пахнет, впрочем, как, наверное, и от него. Кит жил на улице столько лет, брезгливость успела атрофироваться.

Кит хотел подремать, но стоило ему закрыть глаза, как голову заполонили мысли. Все, о чем он мог думать, было связано с Широ. С тем временем, что они провели под одной крышей. О его поступке. Широ рисковал всем, собственной жизнью, чтобы помочь Киту выбраться из неприятностей. Широ дал ему столько заботы и тепла, сколько Кит и не получал никогда. Может, в детстве, но он то время не помнил. Широ не был ему родным, да даже до друга, наверное, не дотягивал. По крайней мере, Кит для Широ. Кит был бесполезен и доставлял Широ одни хлопоты.

Кит не знал, как это получилось. Как его угораздило призвать себе на помощь человека, который был настолько добрым, честным, прекрасным и благородным? Кит просто хотел, чтобы его отстояли в тот момент, помогли, зашили рану. Но Широ сделал гораздо, гораздо больше. Он забрал его, вылечил, поселил у себя. Ничего, абсолютно ничего не требовал взамен. Это было поразительно. Кит жил среди таких людей, которые готовы были в прямом смысле взгрызаться в руки друг друга ради еды или одеяла. Конечно, были и те, кто, наоборот, считал, что важно держаться вместе. Эдакие коммуны. Но Кит был нелюдимым, он плохо контактировал с людьми и не вписался в свою такую компанию. Он натыкался только на тех, кто был готов делать что-либо за услугу, а не из солидарности. И Кит делал всё, что ему говорили, чтобы просто прожить ещё один день, неделю, год.

Кит долго не верил и Широ или, точнее, той ситуации, в которой оказался. Он спал с ножом под подушкой, боясь не то Широ, не то бандитов, которые могли бы вломиться в шикарный дом элитного района. Кит полагался только на себя. Он старался не занимать много пространства, не шумел, не ел лишнего. Чувствовал, что ему не отплатить Широ за всё то, что он делал для него. И пытался хотя бы не мешать. А потом Кит вдруг почувствовал такой холод и такое лютое одиночество, что забрался к Широ в постель. Просто лёг рядом, успокаиваясь от одного вида спокойного спящего лица. И потом делал так ещё раз, и ещё. Ждал его дома. Слушал его.

Широ стал для Кита олицетворением защиты и уверенности. Кит знал, что это не продлится долго. Однажды его найдут. И сказка кончится, потому что Кит вляпался в серьёзные проблемы. У него не было шансов избежать их. Разве что умчаться куда-то на Аляску и жить, постоянно оглядываясь в поиске подкравшейся погони? Кит был ценен своими способностями, его не оставили бы просто так. Но теперь у Кита был шанс... Сначала Широ пришлось уговаривать его. Кит не хотел доставлять ему ещё больше проблем. Не хотел мешать и навязываться. Он понял, что Широ - хороший человек, поэтому Кит хотел с самого начала уйти и избавить его от необходимости мучится совестью. Но Кит был ранен и ослаблен, а Широ помог ему.

Широ, Широ...

В голове Кита был только он. Кит дружил с Лэнсом и они неплохо общались, когда пересекались. Но Кит чувствовал, что никогда не был близок с кем-либо так, как с Широ. Это поразительно, ведь они провели вместе так мало времени, да и Широ много работал. Но то, сколько внимания он уделял Киту... Кит чувствовал, что словно один из этих подобранных котов постепенно становится ручным. Кит чуть-чуть открывался человеку, от которого шёл такой свет и тепло. А теперь чувствовал по этому человеку тоску.

Кит понимает, что плачет. Он чувствовал себя ещё более одиноким, чем раньше. Теперь, когда он узнал, что такое быть рядом с человеком, которому есть до тебя дело... лишиться компании и доброты было так больно. Кит понял, насколько он один против всего мира. Или даже где-то сбоку от него, просто наблюдатель, а вся жизнь идёт где-то мимо.

Кит сначала не замечает, когда его зовут по имени. Он думает, это просто какой-то уличный звук. На улице никогда не бывало тихо. Но затем до него дотрагиваются, и Кит сначала пугается. Он вздрагивает и приподнимается, смотрит перед собой, а там Широ.

— Широ... - Кит не успевает подумать, как лучше поступить или на какой ноте они расстались (Кит бросил Широ одного). Он просто поддаётся эмоциям и устремляется вперёд, обнимает Широ за шею. Он делает это с такой прытью, что в итоге они заваливаются прямо на землю, а Кит неловко сползает с дивана.

— Широ, - Кит тихо плачет, утыкаясь лицом Широ в шею. Кит так хотел его увидеть и вот он тут. Кит не собирался его призывать, он контролировал себя все это время, но расслабившись на миг, это тут же случилось. Подсознательно Кит знал, что или точнее кто ему нужен. Он не хочет быть один на улице, быть в холоде, наедине с пустотой в сердце и голове. Киту нужен был тот, кто его принял таким, какой он есть. Кто оберегал его и проявляло уважение ко всем странностям (Кит спал с ножом! Забирался в постель. Бегал с котами так, словно он один из них). Киту нужен был Широ. И вот он тут, пахнет домом и собой.

— Широ, твоя рука, - произносит Кит сквозь всхлипывания, когда немного приподнимается. - Мне сказали, что тебе ее отрежут, что я оставил тебя инвалидном.
[nick]Keith Kogane[/nick][status]red[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2T6Yv.png[/icon][sign]i am so far from home, my dear[/sign][lz]потерян и (не) найден
[/lz]

Отредактировано Jason Grace (21-04-2019 21:18:20)

+1

4

Когда Широ впервые встретился с Китом, он оказался в какой-то подворотне босиком, без телефона, в домашних штанах и с деревянной лопаточкой со следами соуса в руках. Как часто бывает в таких абсурдных ситуациях, его мозг сразу же зацепился за самую приземленную проблему из возможных - невыносимую обиду из-за того, что соус, над которым так долго трудился Широ, безвозвратно потерян. Ведь каждую секунду, что он тут находится, бесценное творение кулинарии подгорает, сворачивается и погибает. Широ аж застонал от досады, глядя на последние оставшиеся в живых остатки соуса. А потом его мозг обработал оставшиеся проблемы.

Напротив Широ стояли два очень неприятно выглядящих человека, и он им очень не нравился, а такое случалось очень редко. Широ обернулся, чтобы посмотреть на остальных участников этого абсурда. Парень, не старше двадцати, держался за свой бок и выглядел еще хуже, чем оставленный без присмотра соус. У него были синяки под глазами, впалые щеки, общий болезненный вид и, кажется, колотая рана. Широ закончил Гарвард и был умным, поэтому ему удалось довольно быстро увидеть связь между агрессивно настроенным людьми и избитым подростком. Его мозг продолжал выбирать наименее абсурдные проблемы, оставив вопрос, как он пропал со свой кухни и за секунду оказался в этом странном месте, напоследок.

Семья Широ была небогата, будучи иммигрантами первого поколения, поэтому, как и многие дети, чья жизнь была максимально далека от яхтинга, он оказался в зале с клеткой и боксерскими грушами. Там было много подростков с еще худшими ситуациями, чем у него, и Широ никогда не пользовался тем, чему там научился. Видимо, годы тренировок вели его к этому дню. Широ понятия не имел, что здесь происходит, кто прав и кто виноват, и что сделал этот мальчишка, чтобы заслужить такое обращение, но он точно знал, что избивать подростка вдвоем - это последнее, что следует делать двум взрослым мужчинам.

Широ как-то отбивал кота от собак и в тот момент испытывал странное дежа вю. Он передал подростку лопаточку и помолился о том, что не посадит себе в стопу стекло или что похуже в этом странном месте. Потом они поехали в такси в больницу, а Широ все еще пытался не думать о перемещениях в пространстве, телепортации и мальчике, который может это делать. Он собирался подумать об этом, когда цвет лица этого подростка перестанет быть сероватым.

У Широ было доброе сердце. Если послушать Мэтта, то слишком доброе. Широ хотел помочь всем, и в отличие от многих людей с подобным желанием, он действительно помогал и был готов на многое ради этого. Широ хотел сделать жизнь людей лучше, он был полон желания сделать мир лучше. Наименьшим примером этого были пять котов, живущие у него дома, которых он подобрал на улице в разное время. Поэтому, конечно, он не мог оставить подростка на улице. Конечно, он заставил его остаться в больнице. Конечно, он привез его домой. Конечно, он делал все, чтобы восстановить его здоровье и увидеть хотя бы немного мяса на костях. И, конечно, он решил рискнуть своей жизнью, чтобы вытащить его из неприятностей. Во второй раз.

Широ так и не нашел объяснения его силам. Кит просто умел перемещать живые объекты к нему, но не мог перемещаться сам. Так он вытащил Широ из дома, потому что видел его на рекламных плакатах больницы, и ему нужен был врач, чтобы сделать что-то с колотой раной. А еще Широ был два метра и в половину меньше в плечах, так что он еще и подходил под желание защититься. И, конечно, после того, как Широ увидел избитого, худого и голодного подростка, он не мог выставить его обратно на улицу. Широ понимал, что у Кита есть три пути - умереть от голода или холода на улицах, не дожив до тридцати, умереть, оказавшись в преступной структуре, не дожив и до двадцати пяти, или умереть в лабораториях, куда он точно попадет, если кто-то узнает, что он обладает паранормальными способностями. Ни один из сценариев не устраивал Широ, поэтому Кит остался жить у него.

Широ не волновало, что Кит может что-то украсть. Даже если бы он это сделал, Широ не потерял бы много. Телевизор? Ноутбук? Самурайский меч? Последнее, конечно, было бы жалко, но ничего из этого не отправило бы Широ голодать на улицу. В то время как любая прихоть Широ могла отправить туда Кита - голодать, мерзнуть и делать неизвестно что для преступной организации. Например, спать с людьми за еду. Потому что Кит пытался предложить Широ себя за ночлег и еду, и это было настолько ужасно, что Широ хотелось напиться после услышанного. Киту было едва восемнадцать, он не закончил школу, у него впереди не было колледжа, у него не было дома, и он всерьез был готов заняться сексом за то, что каждый день его ждали контейнеры с едой в холодильнике.  Широ больно было смотреть на такую несправедливость жизни. И у него была возможность это исправить - у него был большой дом, в котором он жил один со своими котами, хорошая работа и возможность поделиться этим с Китом. Кит не сидел на наркотиках, не пил, не вел себя нагло или опасно. Он просто был, играл с котами и составлял компанию Широ за завтраками и ужинами. Кит был хорошим и заслуживал шанса.

Жаль, что Кит в итоге отказался принять эту помощь.

— Кит, — Широ обнял его, наплевав на то, что валяться в этом переулке наверняка не стоит из-за целого букета болезней, инфекций и насекомых, которые там обитали.

Кит снова был худым, но хотя бы не таким, каким Широ подобрал его на улице. Это было хорошо. Кит не был ранен, он не был истощен до предела, он выглядел плохо, но не так, как Широ боялся, представляя себе Кита на улице. Широ поднялся с земли, пересаживая их обоих на диван. Не то чтобы он был чище. Возможно, Широ придется достать его шампуни против блох, которыми он мыл своих котов, и устроить Киту джакузи.

Широ погладил Кита по шее и спине, успокаивая.

— Мне повезло, и мою руку смогли собрать. Они не смогли полностью восстановить чувствительность, так что, как говорит Мэтт, я теперь могу чувствовать себя менее одиноким, — Широ показал Киту обе руки. — И я рисковал потерять руку не из-за тебя, а потому что я плохо все продумал. Знаешь, я впервые в жизни пытался посадить преступников. И я тебе скажу, у меня отлично получилось.

Широ хотел сказать, что им пора домой, и Киту не нужно больше спать на диванах с клопами, и не нужно было, раз уж на то пошло. Но Кит уже сбежал один раз, и Широ боялся спугнуть его снова. Даже если Кит выглядел так, словно был рад их встрече. Конечно, рад, он вытащил Широ сюда потому, что хотел его видеть.

Широ скучал по Киту. Он привык к нему, ему нравилось готовить на двоих, ему нравилось, что кто-то развлекал его котов, пока он сам пропадал днями и ночами в больнице, ему нравилось возвращаться к кому-то домой, и ему нравилось общее человеческое тепло дома. Кит заполнил место, которое Широ не знал, что пустовало. Широ нравилось заботиться о нем, и он намеревался продолжить это делать, если Кит ему позволит.

— Спасибо, что в этот раз вытащил меня вместе с телефоном, — Широ оставил руку на плече Кита, будто надеялся, что так сможет удержать его от очередного побега. — Я волновался, когда ты пропал. Надеялся увидеть тебя еще в больнице. Красный очень скучает по тебе. Достается всем, особенно Синему. Пойдем домой, Кит?[nick]Takashi Shirogane[/nick][icon]https://69.media.tumblr.com/bc0c86cdad706f0d0432dd82cacc7b40/tumblr_p0ryltB3YY1uv3gwvo2_1280.png[/icon][lz]кошатник[/lz][status]bruised with colour[/status][sign] [/sign]

+1

5

Широ всё такой же добрый, такой же внимательный и... комфортный. Безопасный. Рядом с Широ Кит чувствовал себя так, будто его заворачивают в тёплое одеяло, устраивают поудобнее и приносят горячий шоколад. Вот такие ощущения вызвал Широ. Потому что он всё это делал - ухаживал так за Китом. И теперь он ассоциировался только с хорошим. С теплом, с уютом, спокойным сном, вкусно пахнущими шампунями, чистой одеждой, чувством сытости. Тем чувством, когда долгая выматывающая боль вдруг отступает, оставляя  лишь страх того, что она вернётся.

Конечно, так было не сразу. Кит призвал Широ, так как видел его на вывесках в городе. На рекламных плакатах он выглядел впечатляюще - большой, с добрым взглядом. Доверия он, конечно, не вызывал. Кит повидал многих, кто тоже смотрел, казалось бы, добро, а потом угрожал, требовал, вынуждал. В тот момент у Кита попросту не было выбора, кроме того, Широ хотя бы был связан с медициной. Он мог оказаться моделью, которую пригласили для съемок рекламы, но нет, Киту повезло.
Даже оказавшись у него дома Кит не доверял Широ очень долго. В этом был виноват не Широ. Если бы он тоже жил так долго среди опасных людей, он бы знал, что поверить в чью-то безвозмездную помощь невозможно. Но Широ ничего не требовал. Он не пользовался благодарностью, даже если Кит сам предлагал. У него было не так уж и много - ни денег, ни имущества. Кит предлагал себя, а Широ отказывался.

Кит пытался понять Широ - как же так, тратить на кого-то столько ресурсов и времени просто так? Не требуя ничего взамен? Просто невозможно. Кит ждал, когда придёт расплата. Сначала он думал, что Широ окажется маньяком, который держит мальчиков с улицы в подвале. Потом думал, что ему просто нужен слуга в доме. Ничего из этого не оправдывалось. Широ сам всё делал, а его подвал был довольно-таки приличным - никаких цепей, кандалов, пятен крови.

Он был добр с Китом, хотя тот сильно старался не раздражать его. Кит одичал на улице, но подсознательно понимал - хорошей благодарностью будет отсутствие хлопот с ним. Кит не пользовался ничем без спроса. Не мусорил, не шумел, ну, может, немного, если начинал бегать с котами по всему дому. Но в его обязанности входило следить за ними, не так ли? А коты очень любили бегать, особенно где-то ближе к вечеру, когда они весь день отсыпались и набирались энергии.

Постепенно Кит привык. Стал ручным. Менее диким. Он уже не шипел на незнакомцев, появлявшихся рядом с ним (и уж тем более не угрожал им ножом!). И он всё больше привязывался к Широ. Вероятно, он сам не понимал, насколько сильно, пока не ушёл. Ведь если бы это было не так, он бы не призвал Широ сюда. Не вспоминал о нём так много. Кит не думал, что можно привыкнуть так сильно к человеку, которого никогда не знал, но на самом деле это была самая большая привязанность Кита со времён, о которых он предпочитал забывать. Да и правда уже многое забыл.

И теперь, когда они уже сидели на ужасном диване в грязном отвратительном тупике, Широ гладил его, а Кит хотел сесть ближе и просто привалиться к нему. Просто сидеть так, потому что ему этого не хватало.
Широ, как и всегда, не винит Кита. Даже когда Кит рассказывал ему ужасные вещи о собственной жизни, когда признался в преступлениях, которые косвенно совершил... Широ его не винил. Хотя бы не вслух. Он тогда надолго замолчал и сказал, что ему нужно это переварить, но он не злился на Кита, не выгнал его, не сдал полиции. Наоборот, он пошёл и решил помочь Киту.

- Ты такой дурак, Широ! - Кит возмущался, но у него плохо получалось, потому что он всё еще шмыгал носом, хотя уже и не плакал. Он протёр лицо рукавом своей одежды, наверное, размазывая накопившуюся за эти дни пыль и грязь.
- У тебя отлично получилось, но ты не должен был этого делать! Не должен был рисковать собой ради меня, - Кит уже не пытался звучать раздражённым. Наоборот, ему грустно. Он смотрит на Широ так, словно готов снова расплакаться, а затем нерешительно дотрагивается до его руки, которую могли ампутировать. Кит судорожно вздохнул.

- Значит, ты больше не сможешь делать операции? - спрашивает Кит, потому что не совсем понимает, что означает потеря чувствительности. Руку оставили и Широ ей двигает, значит она функционирует. Видимо дело в том, насколько сильно. Но Широ же хирург! Он больше не сможет заниматься любимым делом, не сможет помогать людям, а ведь это, вроде как, смысл его жизни.

- Прости меня, - Кит стыдливо отворачивается, потому что ему противно думать о своей вине. Широ приложил столько усилий, чтобы помочь ему, а Кит испоганил его жизнь. Лишил смысла, профессии. Конечно, он мог управлять клиникой, как и раньше, но...
- Я не стоил всего этого, - говорит Кит, потому что он правда так думает. Широ - талантливый специалист, который помогал другим людям бороться с болезнями. Тот, кто спасал их. А Кит? Кит грязный мальчишка с улиц, который приносил только зло и боль.

- Это потому что Синий всегда достаёт его, - Кит едва улыбается, задумываясь о котах. У него не было питомцев на улице, разумеется. Хотя он пытался подкармливать бездомных животных. А тут у него оказалось целых пять котов. И они все были особенные. Кит успел познакомиться со многими привычками всех пятерых, и завоевал уважение Красного. Это потому что они знали, что такое непростая жизнь на улице. И понимали друг друга.

Широ говорит о том, что надеялся увидеть Кита в больнице. Предлагает отправиться домой. Делает это так, будто Кит имеет право называть дом Широ своим собственным тоже. Кит снова шмыгает и трёт глаза. Его никто и никогда не звал домой. У него не было дома. Возможно, он нашёлся рядом с Широ. Но Кит был ненормальный. И его прошлое было отвратительным. Он не может тянуть весь этот груз с собой и скидывать его ещё и на Широ.

- Если я пойду с тобой, то я испорчу тебе жизнь. Ты уже пострадал, Широ! - Кита это злит. Что Широ подставился. Он должен был позаботиться в первую очередь о себе самом, а проблемы Кита? Это проблемы Кита. По Киту некому было горевать. Разве что Красному, ха? И Широ. Это гораздо больше чем то, на что может рассчитывать мелкий преступник, странный и дефектный.

- Ты пострадал, спасая меня, - Кит берёт Широ за руку, которая лежала на его собственном плече. Убирает ее оттуда, но не отпускает. Обхватывает большую широкую ладонь Широ собственными руками, сжимает.
- Спасибо тебе. Ты спас меня, - говорит Кит, всё-таки набравшись смелости посмотреть Широ в глаза. Он не поблагодарил Широ нормально, а ведь тот, пожертвовав собственным здоровьем, добился для Кита свободы от тех людей, которые хотели причинить ему вред. И они всё еще могли это сделать. Вдруг их оправдают, вдруг выпустят, вдруг у них есть связи и они попытаются достать Кита из тюрьмы? И если Широ будет рядом, он снова будет под ударом. - Но я больше не хочу, чтобы ты был в опасности из-за меня.
[nick]Keith Kogane[/nick][status]red[/status][icon]https://funkyimg.com/i/2T6Yv.png[/icon][sign]i am so far from home, my dear[/sign][lz]потерян и (не) найден
[/lz]

0


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » Somebody save me [Voltron]