пост недели Peyton Charles Богатые люди обычно нанимают себе опытных адвокатов, которые говорят своим клиентам что-то вроде "молчи" и говорят вместо них, решают проблемы, ищут доказательства, могут даже сделать что-то такое не совсем законное, например, подкуп свидетеля или сокрытие улик...
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #146vk-timeрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » попал в капкан, пока ты плясала канкан [fb]


попал в капкан, пока ты плясала канкан [fb]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

попал в капкан, пока ты плясала канкан
When I wake up I’m afraid,
somebody else might take my place

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://funkyimg.com/i/2SY27.gif https://funkyimg.com/i/2SY29.gif
https://funkyimg.com/i/2SY28.gif https://funkyimg.com/i/2SY26.gif

afraid - the neighbourhood

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Percival Graves & Vinda Rosier

Нью-Йорк, 1926 год

АННОТАЦИЯ

Как известно, овощи надо поливать и периодически подкармливать. Одну из таких плантаций посещает Винда, с готовностью отработать на несчастном пленнике свои кулинарные способности и методы утешения. Мистер Грейвз, а вот убегать не стоило. Я же поймаю. И накажу.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+1

2

Как будто в глубоком сне. В самом сердце кошмара. Беспроглядного. Беспросветного. И беспробудного.
Слабость. Внутри лишь слабость, словно из тела вырвали все органы, мышцы и кости, а после до краёв начинили его беспомощностью, как бататом индейку на День Благодарения.  Сил ни на что не хватало: ни на активные движения, ни на пассивные, ни даже на простые размышления. Как хорошо, что дыхание — рефлекс, а не то бы всё кончилось печально. Ну, или же плохо, ведь тогда бы всё кончилось быстро. Впрочем, в забытье не думалось о плохом или хорошем, ибо в таком состоянии вообще ни о чём не думалось. Сознание мрачное, затерянное среди сумерек: никаких ориентиров, никаких понятий, никаких направлений и целей. Кто, что, где, когда, зачем, почему — в голове ничегошеньки. Когда внутри ты пуст, то и снаружи, казалось бы, пусто. Всё не имело смысла, не представляло интереса, не привлекало внимания. Даже время теперь не играло роли. Часы, дни, недели, месяцы — всё сливалось в протяжную линию без конца и начала. Загробная ли это жизнь? Нет, всего лишь пограничная полоса. Ни жизнь, ни смерть. Ничто. Быть может, с этим можно было смириться. Забыться. Раствориться в пустоте. Исчезнуть без остатка. Увы, нынче это невозможно. Изо дня в день, когда на то будет чужая воля, Грейвс возвращал себе утраченный разум, и вместе с ним и былого себя, внезапно вспоминавшего всё, что когда-либо было. Будто бы сперва тонущий Персиваль медленно погружался на глубину, под давлением водяной толщи не в силах пошевелиться или даже вздохнуть, а затем незримая сила резко выталкивала его из тёмных недр к светлому краю морской глади. Вот только садист, использовавший эту силу, не спасал Грейвса — дразнил. Не давал ему всплыть с головой — лишь играючи позволял высунуть нос на поверхность, дабы тот глотнул немного воздуха прежде, чем снова оказаться похороненным заживо под двадцатью тысячами льё.
Грейвс никогда не проигрывал. Да, так было раньше и, увы, не было теперь. Гриндевальд сокрушил его в магической дуэли, наглядно показав, что вся сила аврора не стоила и пыли у него под туфлями. Как бы прежде ни убеждал себя Перси, что сможет одолеть болгарина, ему, видимо, даже не удалось стать тому хоть сколько-нибудь убедительным противником. Видимо, потому-то Гриндевальд, не насладившись победой, решил взять больше, чем положено. Он забрал себе палочку, пальто, лицо и саму жизнь Персиваля, будто какой-то индеец, снявший с поверженного врага скальп и натянувший его на собственный котелок. И ведь на этом болгарский сукин сын не остановился: пленил американца и продолжал измываться над ним днём и ночью, терзая его изничтоженный дух дурными остротами, напыщенными тирадами, ядовитыми издёвками, ухмылками, ужимками и прочим. Тело же Грейвса Гелллерт просто-напросто уничтожил, подавив разум при помощи зелий, а сознание — при помощи заклинаний. Теперь это было и не тело вовсе, а деревянная марионетка, покорно следовавший за каждым натяжением нитей. Ублюдок нашел себе отличную игрушку. 
Частенько Гриндевальд снимал заклятье и позволял Грейвсу прийти в себя, однако тот даже при всём желании ничего бы не сделал. Не мог. Не хотел. Не имел права. Иногда Перси думал, что заслужил страдания. Горечь поражения, жгучий стыд, что из-за него в сердце МАКУСА проник враг, чувства беспомощности и отчаяния — всё это тяжким камнем висело на шее, не позволяя поднять головы. Это его вина. Его величайшая вина. За неё должно расплатиться сполна. Всё равно за ним никто бы не пришел: Персиваль отстранил от себя всех, кто когда-либо был ему близок. Всё равно бы никто его не спас, поскольку теперь стало предельно ясно: Гриндевальда не одолеть никому. Геллерт же его не отпустит, а Грейвс не станет умолять о пощаде. Стало быть, оставался один выход.
— Просто убей, ублюдок, — из раза в раз звучала эта фраза. Озвученная сквозь плотно сжатые зубы. Едва шевелящимися губами. Человеком, что предпочёл бы умереть, нежели продолжать покоряться.
Сегодняшний день начинался так же, как и предыдущие: болгарин превращался в американца, с издёвкой желал последнему приятного дня, хлопал его ладонью по щеке, после чего накладывал подавляющее сознание заклятье, запечатывал пленника в большом антикварном зеркале и, надев пальто, отправлялся в МАКУСА. Грейвсу же только и оставалось, что коротать в забытье свой жалкий досуг, цепляясь за призрачные образы бесконечно далёкого прошлого, то ли случившегося, то ли нет. Однако вдруг его тело вывалилось из зазеркалья обратно в квартиру, рухнув лицом на деревянный паркет. Секунду спустя вернулось и сознание — заклятье оказалось снято. Обычно, чтоб полноценно прийти в себя после дня в забытье, аврору требовался минимум час, но сейчас — меньше минуты. Похоже, болгарин возвратился домой. Неужто позабыл чего?
— Уже соскучился, мудак? — всякий раз обзывать Гриндевальда новыми ругательствами было для Грейвса чем-то вроде вызова. Такая форма борьбы, должны быть, до жути умиляли Геллерт, однако у Перси в его положении, увы, не имелось иным развлечений. В конце концов, бранные остроты для американцы были таким же рефлексом, как и дыхание. И последним, что оставалось еще живо от него прежнего.
Гриндевальд вернулся  — это странно. Хотя, признаться, куда страннее то, что в квартире появился запах женских духов. Французских, судя по тому, как сильно они резали нюх.

Отредактировано Percival Graves (29-06-2019 21:53:48)

+2


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » попал в капкан, пока ты плясала канкан [fb]