пост недели Tasslehoff Burrfoot Вот в эту секунду можно видеть невероятно редкое зрелище — растерянного кендера. С округлившимися почти до идеальной формы глазами. Потому что это от других можно ожидать, что они забывают свои вещи, теряют и совсем за ними не смотрят. Но кендеры-то не теряют ничего! И всегда помнят, куда положили то, что нашли и позже собирались отдать владельцу. Откуда ему знать про сложности в переносе артефактов!
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #150vk-timeрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » O' Death, O' Death [fb]


O' Death, O' Death [fb]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

O' Death, O' Death
When God is gone and the Devil takes hold
Who'll have mercy on my soul?

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://s9.uploads.ru/24OLE.png    http://sg.uploads.ru/3asfx.png
No wealth, no land, no silver no gold
Nothing satisfies me but your soul.

Jen Titus — O, Death ♪

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Gellert Grindewald & Percival Graves

Europa & America, 1920s

АННОТАЦИЯ

Грейвс и Гриндевальд. Для одного это всегда была игра, а для другого — работа. Но с каждой новой встречей, переворачивавшей всё вверх дном, их борьба становилась всё более и более личной, пока однажды не переросла в войну.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Percival Graves (26-03-2019 22:43:22)

+1

2

Lost The Game - Two Feet
august, 1927[indent]Пепел, покрывавший плитку зала, был расчерчен десятками шагов. В то, что произошло в парижском отделении Гринготтс, сложно было поверить, хотя всю свою сознательную жизнь Руар, казалось бы, как раз к этому и готовился. Однако поправка: его готовили встречать опасность лицом к лицу, а не стыдливо подчищать за ней после. В его распоряжении было всего несколько минут на заторможенную рефлексию и собственные скромные подсчеты урона - до того момента, как разъярённая Фламель разнесёт к чертям устаканившуюся вокруг него ауру искусственного, точно от зелий, спокойствия. Будто желая оттянуть эту минуту, глава австрийского аврората двинулся с места. В три бодрых прыжка рядом с ним оказался помощник, которому Руар чуть уступал в росте. Ривз в отличие от него едва ли не приплясывал на месте от стресса и свалившейся на их плечи нервотрёпки. Визер чуть медленнее открыл глаза, словно растянутым мгновением и прикрытыми веками восстанавливал щит выдержанного хладнокровия вокруг себя.
- Сэр? - они оба остановились, прошла минута перед тем, как последовал вопрос. Руар нечленораздельно хмыкнул, что помощник расценил за разрешение продолжить.
- Вы когда-нибудь встречались с Гриндевальдом? - две пары внимательных глаз впились в раскинувшегося в неестественной позе покойника, имеющего точное обличье человека, о котором шла речь, - я имею в виду...
- Нет, - не дожидаясь уточнения, отрезал Руар. Взгляд серых глаз, точно осторожный паук, перебегал по неживым больше чертам лица. Визер и без пояснения понял, что интересует помощника. И также без колебаний соврал.

october, 1922[indent]Горизонт полыхнул молнией.
- Чёрт знает что! - сквозь зубы прокомментировал Руар, отчаяннее отгибая воротник пальто. Поливало как из ведра. Под ногами земля теряла форму, превращаясь в чавкающую топь. Прямо перед входом в кабак, ступни вдруг поехали в разные стороны и ему пришлось вцепиться в крепкое плечо Грэйвза для того, чтобы не упасть.
- Я в порядке! - недовольно рявкнул австриец в ответ на протянутую руку помощи. Звучно хлопнула дверь, и они наконец оставили слякоть позади.
Визер слышно шмыгнул носом, ещё какое-то время его трясло от сырости, пробравшейся за пазуху. Он был в открытую угрюм, его обычно лишённое всяких эмоций лицо то и дело подрагивало от вяло сменяющих друг друга гримас. Восточная Европа до ужаса осточертела, ему хотелось вернуться в любимую Вену, однако он не мог. Тяжелые капли гроздями полетели в разные стороны от его стремления избавить и без того тяжелое пальто от лишней влаги. Всё это куда изящнее можно было бы сделать магией, но Руар об этом словно забыл, а стоящий рядом американский коллега тактично молчал. Дождавшись, пока Визер закончит вымещать недовольство на собственной верхней одежде, оба прошли дальше в так называемый паб. Народу было не продохнуть, с каждого столика за парочкой чужеземцев следила не одна пара настороженных глаз, однако Руар, словно не замечая это, вёл Грэйвза к старенькой барной стойке, издалека заприметив два свободных стула. Бармен попытался что-то сказать ему, Визер с незаинтересованным раздражением махнул рукой, возвращая всё своё внимание к Персивалю.
- Ну и дыра, - сцепив зубы, продолжал он на английском. - В жизни бы не согласился задержаться здесь, - австриец чуть успокаивался, выпрыскивая раздражение в воздух. - Однако ситуация ощутимо выходит из-под контроля. Министр считает, что если не затушить очаг здесь, в Восточной Европе, то он пойдёт дальше, худо придётся всем, - на мгновение Руар прервался, бойко дёрнув подбородком в сторону, озвучив свой заказ, вопросительно посмотрев на Грэйвза - будет ли он что-нибудь пить?
- Я позвал тебя, потому что у вас в Америке вроде бы тоже были с этим проблемы, - вообще Персиваль должен был отбыть обратно на родной континент несколько дней назад. Однако Руар нашёл в себе силы утрамбовать свою гордость и попросить у иностранного коллеги помощи. Это лишний раз подчеркивало серьёзность обостряющейся ситуации. - Подпольные бои. Какое-то время никто не воспринимал их как угрозу, и вот теперь расхлебываем, - на этом моменте внимание его снова перескочило с диалога на поставленный на стойку стакан. Он сделал добротный глоток и, едва подождав, пока спиртное прокатится по пищеводу, продолжал: - У нас тут в принципе со спокойствием плохо в последнее время, - кисло хмыкнув, он сделал в воздухе какой-то жест, возможно, на его родине подчеркивающий, что дело - дрянь. - На конференции об этом никто не скажет - нужно же показать всему миру, что у нас всё под контролем. Только это, - австриец слышно клацнул зубами, с силой сжимая челюсти, - ни хрена не так! - подобные выражения он позволял себе в исключительных случаях, но отвратительно дождливая погода и отсутствие всякого продвижения  в деле сломили бы любого.
- Помнишь Иштвана? - сделав глоток и отставив стакан, Визер подался вперёд, переходя практически на шепот. - Война оставила на его лице шрам, полностью лишила его левого глаза? Дак вот, его раньше меня сюда направили, - чувствуя, что сползает со стула, Руар выпрямился обратно, поерзал на месте, чтобы не свалиться. - Разговаривал с его помощницей. Кто-то приложил старину Ишта так, что он до сих пор в отключке валяется. Колдомедики не дают никаких прогнозов. Официальная версия - раскопал слишком глубоко про организаторов этих боёв, вот его и поставили на место, - усмехнувшись, австриец снова дернулся на стуле. Теперь, когда в воздухе повисла истина, раскрывающая судьбу его предшественника, стало ясным, почему Визер так нервничал и боялся.
- Вот только мне кажется, что Ишт нарвался на кого-то покрупнее. Не скажу тебе точно, но у меня предчувствие, а интуиция меня редко подводит. Может быть, правда... Что?! - но высказать свою теорию Руар не успел. Кто-то грубо дёрнул его за плечо, напиток вспенился, прыгнул к ободку стакана и лизнул держащие его пальцы. - Вот же... - уделив больше внимания произошедшей аварии, Визер обозлённо проскрипел зубами прежде, чем взглянуть на посмевшего потревожить его придурка.
- Это моё место, - рёбра, точно мехи, раздували сильнее вспыхнувшую в грудной клетке злость. Ругательства полностью сформировались в мыслях, но так и остались на кончике языка. Лицо австрийца дрогнуло от смеси удивления, недоумения. Снаружи было достаточно погано, чтобы каждый входивший в бар выглядел куда хуже, чем мог бы, однако этот определённо успел вляпаться во что-то, похуже взмешенной непогодой грязи. Короткие волосы полностью теряли оттенок, слепленные вязкой, чуть размоченной дождём, субстанцией. Кожа лица выступала белыми просветами, но белок правого глаза растворило в себе багряное буйство лопнувших капилляров. Одежда липла к незнакомцу, пропитанная дождём и размашистыми тёмно-красными мазками, также чуть смазанными неуемными осадками. Тёмный зрачок в алой окантовке на мгновение фокусом перескочил на Грэйвза, но незаинтересованно вернулся к замолкнувшему Руару, всё ещё разглядывающему волшебника перед ним.
- Это. Моё. Место, - выдержанные паузы между словами говорили о том, что терпение незнакомца вот-вот должно было выветриться без остатка. Визер хлопнул просевшей от удивления нижней челюстью, чуть вытянулся на стуле, точно желая казаться больше, чем есть на самом деле. С напускным спокойствием он уведомил незнакомца о том, что когда они зашли в паб, эти два стула пустовали и никого рядом не было. Разумеется, волшебника это не убедило, он закатил глаза, особенно жутко скользнул вверх зрачок по кровавому белку.
- И вообще что это с вами? Это кровь? - потерпев поражение с защитой, австриец перешёл в наступление. - Не моя, - собеседник задиристо усмехнулся, блеснув белоснежными зубами. Обычно спокойное лицо Руара пришло в движение. - Что это значит? Думаете, я шутки с вами шучу? - рука скользнула за пазуху, лицо настойчивого незнакомца опасно заострилось и он тоже хлопнул рукой по карману. Почти синхронно с тем моментом, как Руар извлёк что-то наружу, волшебник шагнул назад и немного в сторону, весь напряжённый корпусом, точно дикий зверь, вышедший на человека.
- Может быть, это убедит вас поискать другое место! - вместо ожидаемой волшебной палочки в руке австрийца красовалось удостоверение аврора. Незнакомец косо усмехнулся, делая ещё шаг назад. - Другое д... - Руар, ошибочно принявший это за капитуляцию, успел уже мыслями вернуться к прерванному диалогу, однако опущенную кисть пронзила ужасная боль - казалось будто металл, точно взбесившись, вцепился в кожу. Ожидаемо запахло подгоревшей плотью. Визер рванул раненную конечность к себе, молниеносно выхватил палочку, однако не успел. Словно в насмешку подождав, пока противник вооружиться, заляпанный чужой кровью волшебник изящно взмахнул своим оружием. Руар слетел со стула, в воздухе его развернуло ещё одно сальто, после чего полёт прервался, сокрушительно впечатав аврора в стену.
- Не стоит, - выпустив с мушки одного оппонента, Гриндевальд уже наставил палочку на другого. - Твой друг - идиот, и мы оба согласны с этим, - голос его звучал спокойно, но в неподвижной стойке всё ещё читалась угроза. Прошла минута, прежде чем он осторожно опустил вскинутую палочку. Лязгнули ножки стула, и волшебник грациозно запрыгнул на отвоёванное место. Свободной рукой он скользнул к шлёвке и до того, как аврор решился бы повторить глупый подвиг друга, о горизонталь барной стойки брякнула ещё одна волшебная палочка. - Видишь? - Геллерт подался вперёд, локтями встав на стойку, кивком призывая бармена. - Со мной лучше не связываться, - назидательно прокомментировал он. Бармен кивнул в ответ, отходя, чтобы выполнить заказ, и Гриндевальд чуть расслабленно откинулся на низкую спинку стула. Вообще диалог заводить он не планировал, но отчего-то ещё раз, заинтересовано скользнул взглядом по незнакомцу.
- Я надеюсь, ты будешь умнее своего друга, - надменно начал он, - и не станешь светить своим значком на весь бар, - вытянув руку, он не глядя подхватил стакан. - Можешь, конечно, вызвать меня на дуэль, - чуть перегибаясь через низкую спинку стула, Гриндевальд обернулся, взглядом нашёл бессознательное тело Руара - столик вокруг него уже поставили на место и к учинившему беспредел никто никаких претензий не имел. - Однако это мой второй за сегодня. Можешь, конечно, стать третьим, - возвращаясь корпусом к барной стойки, он равнодушно тряхнул плечами.
- А может угостить меня и будем считать, что я не в обиде на твоего тупого дружка.
[sign]Become vengeance. Become wrath.[/sign][icon]https://d.radikal.ru/d01/1903/e2/337641389074.gif[/icon]

+1

3

Christina Perri — Human
january, 1928
В дальнем конце мраморного коридора, от стен которого любые звуки рикошетили эхом, раздался топот ног, выверенный так же четко, как солдатский марш. С каждой секундой глухие шаги становились всё громче, а затем на пороге пентаграммного зала показался конвой из шести человек, один из которых — неопрятного вида мужчина, обросший волосами с бородой и одетый в изрядно потрёпанное пальто — являлся подсудимым, доставленным из карцера прямиком на суд.
Восемь лет назад Грейвс входил сюда героем, причём не просто вернувшимся живым с Великой войны, но и успешно выполнившим свою миссию. Стараниями Персиваля, ровно как и стараниями всех его коллег, Международная конфедерация магов в целом и большинство европейских волшебников в частности по-новому взглянули на американцев, признав их за выдающиеся заслуги профессионалами с большой буквы. В мгновение ока специалисты МАКУСА стали желанными гостями в зарубежных министерствах, а мнение делегации Конгресса наконец-то обрело долгожданный вес. По всему поэтому по возвращении домой Грейвса, внесшего вклад в развитие внешних связей, встречали едва ли не с почестями: восторженными возгласами, улыбками и аплодисментами.
—С возвращением, мистер Грейвс, — даже стоявшая у подножья президентского трона Серафина, в новом наряде казавшаяся не просто роскошной, но даже величественной женщиной, не скрывала радости при виде старого знакомого.
—Благодарю вас, мадам президент! — пускай еще со школы она звалась не иначе, как Сера, он не мог не приметить, что ей чертовски шло такое обращение.
Теперь же Персиваль прибыл в пентаграммный зал как подсудимый: с заломленными за спину руками, опущенной вниз головой и с конвоем в придачу. Все присутствующие на заседании приветствовали бывшего героя тяжелым молчанием и укоризненными взглядами, зачастую украшенными хищными оскалами. Все те, кто вчера лили в честь него слёзы, сегодня жаждали его крови.
[float=left]http://s9.uploads.ru/fZP21.gif[/float][indent]—Персиваль Грейвс, вы обвиняетесь в сотрудничестве с Геллертом Гриндевальдом, умышленном нарушении своих служебных обязанностей, покровительстве и пособничестве побегу его сторонницы — Куинни Голдштейн... — с высоты трона её властный голос разносился повсюду, пронзая слух каждого звенящими нотками из стали, — ... вы признаете свою вину? — даже сейчас, предавая суду близкого человека, она была сильной, или казалась таковою быть.
—Да, признаю, — как дошло до всего этого? Когда Грейвс ослеп настолько, чтоб упустить сквозь пальцы собственную жизнь? И где же именно таилась точка невозврата, за которой подобный исход стал действительно необратимым? Был ли это тот роковой день, когда Гриндевальд сокрушил его? Или же всё предопределилось еще раньше?

october, 1922
Восточная Европа встретила западных гостей мерзкой погодой, атаковавшей со всех возможных сторон разом: тяжелым дождём сверху, холодным ветром спереди и сзади, а снизу месивом из грязи да дерьма, старавшимся если не опрокинуть путника, то хотя бы засосать его сапог. Разумеется, проведя в годы войны немало ночей и в более худших условиях, Перси научился с иронией относиться к проделкам природы, чего, увы, нельзя было сказать о Руаре: всю их недолгую дорогу до кабака Визер по поводу и без ругался себе под нос, изредка получая от американца в ответ то дежурную фразу, то лёгкую усмешку.
— Знаешь, на первых курсах в Ильверморни я пытался играть в кводпот, — заговорил Грейвс с Руаром, когда тот закончил выбивать дух из пальто. — Выходило не так хорошо, как мне хотелось, поэтому я ушел в дуэльный клуб, но суть не в этом. Капитан нашей команды всё время повторял одну вещь, понимание которой сильно помогло мне в будущем. Он говорил:  «Самое опасное — делать лишние движения. Не тот шаг влево или вправо и ты мгновенно потеряешь преимущество» — его рука легла на мокрое плечо австрийца, одаривая его магическим теплом и высушивая досуха. — Понимай, как знаешь, но прошу, Руар, расслабься, — обычно нечто подобное Перси всегда говорил Тес, однако сегодня ему самому предстояло побыть Тесом.
Грейвс, конечно же, лукавил насчёт капитанского совета: соответствующие выводы американец сделал далеко не сразу, а только когда уже стал прожженным аврором, прошел войну и занял один из высочайших постов в МАКУСА. Руар, пусть и будучи немногим младше, во многом напоминал Персивалю молодого себя: болтливого, вспыльчивого и донельзя ревностного, то бишь вечно делавшего пресловутые лишние движения. Так что до тех пор, пока Визер не научится сам следить за этим, Грейвс на правах старшего товарища был готов оказывать коллеге всевозможную помощь. Собственно, для этого он и отложил на несколько дней возвращение в Америку, хоть и не до конца понимал, чего же именно хотел от него Руар.
— Это имеет смысл. Пожар легче предупредить, чем потушить, — подметил аврор, усевшийся к барной стойке аврор и украдкой поглядывавший по сторонам. — Виски, —то, что нужно согреть дождливым вечером душу. — Так о чём речь?
В следующие несколько минут всё наконец-то стало ясно. Подпольные бои несколько лет назад действительно стали большой проблемой для Америки, с которой Грейвсу пришлось разбираться на новой должности в первую очередь. В отличие от не-магов, магам не воспрещалось употреблять алкоголь, а где пили, там, как известно, и дрались. Дуэли со ставками всего за полгода обрели настолько большую популярность, что теневые предприниматели построили на них целый бизнес  — уже в конце 20-го года в каждом крупном городе Америки имелся как минимум один бойцовский клуб. Ситуация резко усугубилась, когда в боях стали участвовать ветераны Великой войны, то ли страдавшие от безделья мирного времени, то ли польстившиеся на большие выигрыши. Количество погибших в боях росло так же быстро, как и риск нарушения закона Раппопорт, поэтому Персиваль незамедлительно принял ряд мер: ужесточил старые законы и ввёл новые, устроил массовые обыски и облавы, провёл серию задержаний и арестов. Пошел даже на то, чтобы сделать бандита Гнарлака информатором МАКУСА, сыграв на желании нечистого на рука дельца избавиться от назойливых конкурентов. В конце концов, минувшей весной Департамент магического правопорядка взял ситуацию под контроль.
—Мы решили вопрос по большей части хитростью, а не силой, — склонившись к уху Руара, американец перешел на тихий шепот. — Как только я понял, что одними облавами и обысками эту заразу не победить, то отобрал десяток своих лучших людей и заслал их под прикрытием в клубы. Как только они втирались в доверие и собирали достаточно информации, мы арестовывали организаторов и прикрывали лавочку навсегда, — его ладонь прикрывала рот, служа барьером, через который не смогли бы пробиться подслушивающие чары. В такой дыре, как верно обозвал Визер это место, нельзя быть уверенным, что за тобой никто не следит.
Рассказ о незавидной судьбе Иштвана подтвердил опасения Грейвса, что Руара послали на задание, грозившее лишить его в лучшем случае зубов, в худшем — здоровья, а в самом худшем — жизни. Австриец без уже упомянутого старшего товарища, который бы постоянно приглядывал за ним, очень сильно рисковал, а это значило только одно: завтрашним утром Грейвсу следовало направить весточку в Америку с сообщением о серьёзной задержке в Европе, вину за которую ему перед сёстрами Голдштейн стоило загладить с помощью чудесных сувенирчиков, а перед Серафиной  — с помощью элегантной шляпки. Но если они с Руаром не управятся до Рождества, то одна из этих трёх женщин определённо оторвёт ему голову.
— Фронт работы ясен, — половина виски по-прежнему покоилась в стакане, зато другая уже теплилась в желудке, разносясь вместе с кровью по телу чувством приятного хмеля. — В штабе я поделюсь с тобой всем опытом, который мы успели наработать. Ради этого мы ведь и воевали вместе, чтобы установить связи и в любое время просить помощь или же откликаться на неё, — и верно это было не только в отношении него и Руара, но и в отношении Тесея с Каролин тоже. —Ты знаешь: я не бросаю друзей, — которых, увы, осталось не так уж и много.
На появление непрошеного гостя, бесцеремонного вцепившегося в плечо австрийцу, Грейвс отреагировал куда спокойнее своего коллеги, и даже не потому, что незнакомец обратил все злобу и внимание на Визера, а потому, что его реакции в общем-то не требовалось. Если им с Руаром предстояло работать вместе, то младшему товарищу определённо стоило прислушиваться к советам старшего, в противном же случае он рисковал из раза в раз проваливать суровые уроки, которые ему преподносила жизнь. Не столь устрашающий вид, сколь внушительная магическая внутренняя сила, отчетливо давали понять, что незнакомец представлял собой скорее акулу, а не селёдку, а это оставляло только два выбора: бить или бежать. Американец предпочёл бы первое, а вот австрийцы точно следовало выбрать второе, однако Руар, напрочь забыв о самом начале разговора, принялся делать лишние движения. Наблюдая за трагикомичной сценой с качанием прав, Грейвс хотел сперва расшибить себе лоб рукой, а затем силой подтащить к себе Визера и трансгрессировать вместе с ним прочь, поскольку только идиот стал бы светить аврорским удостоверением в окружении до жути сомнительных личностей. Впрочем, на лице у Перси, невзирая на противоречивые чувства, не дрогнул ни единый мускул, даже когда Визер улетел на другой конец паба, а сам он попал под прицел вражеской палочки.
— Друзей не выбирают, и с этим, полагаю, мы оба тоже согласны, — парировал американец, без всякого страха глядя прямо в разномастные глаза противника, заодно высматривая вокруг него предметы интерьеры, благодаря которым можно было выиграть секунду другую и достать палочку. Почти что минуту они молча сверлили взглядами друг друга, а затем, к счастью или сожалению, непрошеный гость решил убрать палочку и усесться на отвоёванное силой место. — Не знаю, у кого ты забрал эту палочку, но если он оказал тебе такое же сопротивление, то я скорее разочарован, чем впечатлен. Ты хочешь запугать, но даже не стараешься. 
Спустившись со стула на пол, он, как будто бы не обращая внимания на слова незнакомца, а на деле же не ослабляя бдительности, спокойно подошел к потерявшему сознание Руару и, присев на колено, сперва провёл ладонью по кровоточащим ранам на его голове, оставшимся от столкновения со стеной, а затем обвязал его руку своим шарфом, смоченным водой взмахом палочки и заклятием «Агуаменти». Большим, увы, Перси был не в состоянии помочь нерадивому австрийскому аврору, разве что мог еще доставить его в местную магическую больницу и попытаться самостоятельно разузнать что-нибудь о здешних подпольных боях. Именно поэтому Грейвс, влача на себе Руара, вернулся к барной стойке и, усадив коллегу к ней спине, сел обратно на стул, вновь оказавшись лицом к лицу с незнакомцем.
— Нам водки,  — твёрдо скомандовал бармену американец, локтем упершись в стойку и подперев кулаком челюсть. — Пока мой друг не пришел в себя, у нас есть время поговорить, — когда заказ в виде двух заполненных до краёв стаканов оказался на стойке, Перси указательным пальцем заставил один из них плавно заехать незнакомцу прямиком в ладонь. — Будем считать, что в это он вложил свои сердечные извинения, — припав губами к краю, аврор запрокинул стакан и лихо пригубил немного водки, достаточно холодной, чтоб притупить горький вкус, но недостаточно холодной, чтоб всё же от него не поморщиться.
Итак, любишь и умеешь драться?
[icon]http://sh.uploads.ru/Jlw6V.gif[/icon]

Отредактировано Percival Graves (09-04-2019 01:00:15)

+1

4

[indent]- У меня нет друзей, - рефлекторно выдохнул в ответ Гриндевальд. Он возгрузил оба локтя на барную стойку, Старшую палочку опустил, но не убрал. - Я не хочу запугать, - не поворачивая голову к бровастому собеседник, отвечал тёмный маг, - я не хочу драться. Я устал, - вкладывая соответствующую интонацию в слова, он замер почти до следующего витка разговора.
Он не врал. Все мышцы, связки до сих пор тянуло, несмотря на то, что волшебная дуэль кончилась около получаса назад. Он понятия не имел, кем был незнакомец и какого хрена ему вообще приспичило бодаться, однако начало боя и показательное выступление соперника его впечатлило, если не напугало. Совсем чуть, но тем не менее. В какой-то момент чаша весов даже накренилась с перевесом не в его сторону, однако ярость всегда придавала Гриндевальду сил. Он не проигрывал и не собирался делать это в первый раз. Однако урон, полученный в бою, всё же был ощутим. Не то, чтобы Геллерт сейчас как-то переживал за свой потрёпанный вид и растраченные силы, но подобные условия делали его более нервным, чем обычно.
[indent]Он успел осушить первую стопку к моменту возвращения своего собеседника. Дрожащими пальцами крутя рюмку у подбородка, он улыбнулся своему отражения промеж многочисленных бутылок напротив. - Хороший выбор, - прибрав отнятую в бою палочку, Геллерт подхватил предложенную ему рюмку, также залпом проглотил, стукнул звонким дном о горизонталь барной стойки перед тем, как снова обернуться к иностранцу, и произнёс четкое: - Нет.
То, что происходило в Восточной Европе, не нравилось ему самому. Несколько хороших волшебников отмахнулись от него для того, чтобы участвовать в этих боях. Гриндевальду же казалось постыдным демонстрировать свою мощь в подобных условиях. Однако это не значило, что на дуэлях он не появлялся.
- Пытаешься связать меня с тем, что здесь происходит? - он кивнул бармену, желая повторить. Среди заторможенных под осадком от чужой тёмной магии размышлений зрел план. - Напрасно, - задиристо хмыкнул Гриндевальд. - Однако, - он резво развернулся свой стул к незнакомцу, - если ты собираешься прикрыть эту лавочку, я готов тебе помочь, - стопка задралась дном кверху, вытряхивая содержимое прямиком в горло. Звякнула пустая рюмка.
[indent]- Я смогу провести тебя на сегодняшнее шоу. Однако, чтобы нас не раскрыли, необходимо будет выполнить несколько условий. Во-первых, тебе придётся драться. Меня на ринг не пустят, я... - Гриндевальд чуть замялся, облизнув губы, - должен денег за одну неудачную ставку, но если я приведу бойца, на это закроют глаза. Во-вторых, тебе надо будет переодеться. Во что-нибудь менее впечатляющее, хотя, - Геллерт улыбнулся, стрельнув глазами в сторону, - пальто у тебя симпатичное. Я бы примерил, - улыбка в нахальной манере скосилась набок. - В-третьих, твой дружок с нами не пойдет. Он мне не нравится. И думаю, он совсем не готов, - тряхнув плечами, тёмный волшебник с намёком толкнул пустую рюмку подошедшему бармену.
- Соглашайся, красавчик, - уперевшись ладонью в стул меж ног, Геллерт подался вперёд, без спроса входя в чужое личное пространство, - иначе до Рождества будешь копаться в этой помойке.
Сегодня я твой лучший вариант.

[indent]Втроём они выглядели очень странно у многое повидавшейся двери в номер. Вырубленный коллега в сознание так и не пришёл, и всю дорогу до гостиницы американец тащил его на себе. Сейчас бессознательное тело, неестественно накренившись, было пристроено к подранной стене, пока его верный друг отчего-то долго искал нужный ключ. Прислонившись к стене чуть поодаль, Геллерт молча наблюдал за процессом. Затем бровастый снял несколько защитных заклинаний, Гриндевальд слышно хмыкнул - кто бы из этих двоих тут ни жил, он был параноиком. Впрочем, учитывая события сегодняшнего вечера, не зря.
- Надень что-нибудь попроще, - едва победно хрустнул замок, Геллерт первым просочился в номер, ловко отлипнув от стены в мгновение ока. Он без интереса проскользнул сквозь гостиную и хлопнул дверью ванной, принявшись разглядывать себя в заляпанном брызгами зеркале. Затем смачно плюнув водой, открылся кран. Не одному американцу следовало привести себя в порядок. Он смыл кровь с лица и волос, вернул одежде надлежащий вид и обратно вышел совершенно другим человеком, уже с любопытством оглядываясь вокруг.
[indent]- Я буду рядом, - меряя широкими шагами хлипкую гостиную, пообещал тёмный маг. - Не забывай, что это - бои без правил, красавчик. Забудь всё, чему тебя учили в Академии. Ты победишь, только если будешь драться ради того, чтобы вытащить свою шкуру с ринга, - дойдя до собеседника, успевшего нацепить рубашку, Гриндевальд встал прямо напротив. - Хотя я, конечно, очень сомневаюсь в том, что тебе удастся победить, - и усмехнувшись, он вперёд оппонента применил беспалочковое заклинание, застегнувшее разом все пуговицы.
[sign]Become vengeance. Become wrath.[/sign][icon]https://d.radikal.ru/d01/1903/e2/337641389074.gif[/icon]

+1


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » O' Death, O' Death [fb]