пост недели Bill Potts — Те, кого мы нашли в безопасности, — сразу сказала Билл, предвосхищая его вопрос, — зачем далеки это делают? — спросила она наблюдая, как далеки начали захватывать шаллакатопцев. Это был риторический вопрос, Билл прекрасно понимала, что они не ничего не могут кроме как уничтожать. Вся их суть заключена в ненависти, с ними невозможно договориться, умолять их бесполезно. На кого-то другого мольбы, в теории, могут подействовать, но далеков это точно не касалось. И сейчас Билл девушка вынуждена была наблюдать, как эти чудовища берут в плен жителей планеты. Она хотела вмешаться, очень хотела, но что она могла? Стать потоком воды? Против далеков это бесполезно, они, конечно, не могут её убить своим обычным оружием, но могут её запереть или ранить, если додумаются как это сделать. Билл уже как-то в открытую пошла против сикораксов, так они её так электричеством поджарили, что девушка после этого долго восстанавливалась.
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #155vk-time Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Гори-гори ясно, чтобы не погасло [World of Warcraft]


Гори-гори ясно, чтобы не погасло [World of Warcraft]

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

[nick]The Shadowblade[/nick][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/901e09a23af0b894e8f4c2e28ac7d9bc.gif[/icon][sign]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/85dfa3fb276c8bccbf4af95dd277ebc1.jpg
Спасибо за мудрость, что есть у бессилья пределы -
А я-то считала, что есть лишь у силы предел.
©
[/sign][status]рыжая ведьма на черной кобыле[/status][lz]Стэшши, никто из ниоткуда, сирота-наемник с потерей памяти, плутоватый маг тм, рыжая, честная (спойлер - нет) и вовсе не влюбленная. Белка с каминной полки Его Величества.[/lz]

Гори-гори ясно, чтобы не погасло
« Много способов проиграть. Победить – один. »
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://images2.imgbox.com/cd/8c/bZNggCWp_o.gif

https://images2.imgbox.com/0f/92/OWtHTIjz_o.jpg

https://images2.imgbox.com/76/0e/rjHdn8MZ_o.gif

Может, скажут, что напрасно, что идея, мол, не та,
Для бредового мультфильма пригодится, мол, сюжет.
А пока что есть надежда, приготовьтесь, от винта:
Если здесь никто не спятил, значит, некуда уже.

© Айриэн, "Изерлонская хулиганская"

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

The Shadowblade, Anduin Llane Wrynn

Legion; Королевский дворец, Штормград

АННОТАЦИЯ

"...а потом он сказал - какая разница, Легион скоро будет здесь. Он и еще что-то говорил, про демонов, про власть, про награду - но я не слышала. Я очень хотела, чтоб его не стало. Ни его, ни его демонов. И тогда пришел ледяной дождь. А потом - огонь. И знаешь что? Их всех и вправду не стало."

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+2

2

[nick]The Shadowblade[/nick][status]рыжая ведьма на черной кобыле[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/901e09a23af0b894e8f4c2e28ac7d9bc.gif[/icon][sign]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/85dfa3fb276c8bccbf4af95dd277ebc1.jpg
Спасибо за мудрость, что есть у бессилья пределы -
А я-то считала, что есть лишь у силы предел.
©
[/sign][lz]Стэшши, никто из ниоткуда, сирота-наемник с потерей памяти, плутоватый маг тм, рыжая, честная (спойлер - нет) и вовсе не влюбленная. Белка с каминной полки Его Величества.[/lz]https://i.pinimg.com/originals/25/0a/a6/250aa6ee0f1101f5a36df1d295620855.gif

Стою, поверить себе не смея,
Как сэр на блюде:
«Хреново как-то драконил змея,
Не то что люди.

Ведь мог быстрее, ведь мог и чище,
Теперь поди-ка.
Посад в руинах, дворец в кровище».
Стою – и дико.
©

Наверное, будь на месте Стэшши кто-нибудь другой, он бы хотел есть и спать. И потому ушел бы через открытый портал - пока отпускают - в далекий волшебный город, которого и на свете-то быть не должно, такой он с виду сказочный, и там, наверное, упал бы и уснул, и проспал бы дней десять. Но на ее месте никого не было и быть не могло - а сама она уже не хотела ничего. Ни спать, ни есть. Она устала так, что каждый шаг давался ей с трудом, и тело казалось чужим, непослушным и неповоротливым. Тяжелый воинский пояс не держался на талии, криво сползал на бедра, мешал и злил - но она не могла его снять и выбросить. Это что-то значило. Для Гароны это что-то значило - а самой Стэшши тяжелые орочьи ножи были без надобности.

“Надо б вернуть, - думала она, прислонившись спиной к стене и прислушиваясь к тяжелым шагам стражников, что вот-вот должны были показаться из-за поворота. - Тупые обычаи… Скажу, что я - человек, и у нас такое не принято. Что я буду делать с ее ножами, они же весят больше, чем я вместе с сапогами и курткой. Верну. Пусть на стену прибьет, что ли…”

Она прикрыла усталые глаза, почти сползая вниз по стене. Время у нее было, все равно приходилось ждать, когда патруль, злой и взбудораженный, пройдет мимо нее и исчезнет за следующим поворотом - уверенности в том, что ей хватит сил удержать невидимость на ходу, было как-то маловато. Она стояла, усилием воли не давая себе сползти и сесть, свернуться в клубок, а перед ее глазами с неба падали острые ледяные осколки, и плескался негаснущий огонь, и сейчас она думала - а что, если все это не остановилось бы само собой? И не знала ответа, и не знала, у кого его искать, кого спрашивать, в какой книге прочесть.

Стражники прошли мимо, не говоря ни слова. Это было плохо. Она рассчитывала что-нибудь узнать хотя бы так - потому что пора было признать, что во дворце, огромном и запутанном, она безнадежно заблудилась. А спрашивать дорогу… ну еще бы, каждый рад был бы ответить невесть откуда взявшейся грязной девчонке с орочьими ножами на орочьем же воинском поясе. Особенно сейчас. Особенно здесь - когда только что на полу тронного зала полыхала черным и зеленым пентаграмма, призывающая злое и неведомое… Если б она не настолько устала, ей бы, наверное, снова стало невыносимо, невозможно страшно. Но сейчас она подумала ровно и равнодушно: “Я узнаю. Я узнаю. Узнаю - и уйду. Мне бы только знать…”

Но все, кто встречался ей на длинной, бессмысленной, запутанной дороге, тяжело и мертво молчали - и она думала: “Вдруг тот человек без лица не врал? Вдруг и правда уже не было никакой разницы? Вдруг…” Ножи - они называются “Убийцы королей”, зачем-то вспомнила она, Тэсс говорила так - оттягивали пояс, затянутый на последнюю дырку, и все равно норовивший сползти как можно ниже, ноги подгибались, перед глазами плыл огонь пополам со льдом. А еще - невыносимо хотелось пить. Стэшши облизнула пересохшие губы, ощутила только соль и горечь.

Нужно было уходить.

Потом - вернуться и узнать, или просто послушать, что болтают в городе - если… что-то случилось, об этом скоро будут знать все - но сейчас уйти. Ей удалось добраться сюда - удастся добраться и до дома, и упасть, и уснуть, а там будь что будет. Она чуть слышно всхлипнула - и зло стерла слезы грязным рукавом. Еще только реветь не хватало…

Стэшши почти не удивилась, когда усталые почти до самой крайности ноги снова вынесли ее к пустому тронному залу, где на белом мраморе еще чернели следы черного и зеленого круга. “Через… через… - она не знала, как назвать теперь маленький сад, где совсем недавно с неба падали ледяные кинжалы, и где метался и плясал рыжий огонь, - через… там… будет проще. Там… спрыгнуть можно. Там… вода, внизу. Будет… просто…”

Теперь по порогу не хлестала невидимая ледяная вода, и перешагнуть его было проще простого. И охранять здесь было уже нечего - черный жирный пепел, серый прах… белый лед. Она переступила порог, подняла глаза к бесконечному ночному небу, усыпанному крупной солью звезд - “опять… соль… как же… пить хочется, вода, вода внизу…” - а потом опустила взгляд и увидела.

Она тяжело оперлась плечом о закопченную до черноты колонну, не замечая, как легким дымом слетают с нее тени, как она вся проступает из полумрака, будто кто-то протирает запотевшее стекло, забывая о том, как болят ноги, как пересохло в горле, и что выглядит она сейчас так, будто ей хорошенько вымыли полы во всем городе - и подумала: “Живой. Вот и узнала. Живой. Никакой-такой без разницы. Живой и все.”

+4

3

Андуин злился. Это было неправильно, недостойно, неразумно… и совершенно бессмысленно, к тому же. Но он никак не мог это прекратить. Все эти бесконечные - день? три? неделю? - с той самой глухой ночи, когда его подняли по тревоге - когда по тревоге подняли штормградский гарнизон, когда взвинченный до предела мастер Шоу (никогда он не был таким, никогда!) тщетно пытался, усиливая меры безопасности, вместе с тем не допустить паники среди горожан - он ничего не знал. Вообще-совсем-ничего. Сидел под охраной в дальней глухой комнате без окон, как под арестом, мерил ее шагами, туда - обратно - пять шагов, десять, сто-тридцать-четыре - и никак не мог успокоиться. Не помогал ни короткий мутный сон, ни молитвы - стоило голове немного очиститься, и злость возвращалась.

Злость на самого себя, бессмысленная и разрушительная.

Сейчас, когда на пороге стояла беда, он должен был быть вместе со своим народом, со своими людьми. А не идти на поводу у страха, пусть и чужого, не отсиживаться в дальней норе, как дрожащая мышь. Не довольствоваться скупыми отчетами раз в двенадцать часов (“все штатно, все по плану, ничего не изменилось”). Смотреть сам, своими глазами. Быть рядом, вместе, в строю - а не “неведомо где, король в безопасности”.

“Вот открылся бы портал прямо в стене той комнатушки”, - думал он, широко, невольно повторяя походку отца, шагая по коридорам замка - здесь разбито окно, здесь ковер истоптан, заменить не успели, там мебель перетащили, свалили в кучу, да так и лежит - родные места казались чем-то, пережившим полноценную осаду, а не долгое ожидание - и, судя по всему, короткий и локальный бой; мастер Шоу сказал - портал закрыли и обезвредили сразу после открытия, боя почти не было… мастер Шоу сказал - потерь не было, ребята сработали отлично, блестяще, просто и-де-аль-но - но почему же так тяжело, так невыносимо тяжело на душе?.. - “Вот открылся бы портал прямо там - и как, скоро бы хватились короля-труса? короля, который в пору беды спрятался за своих воинов, укрылся в дальнем каменном мешке своего дворца… никого не уберег, никого не спас, за свою шкуру трясся. Да и нужен ли он, такой, этой стране?..”

Вот он, тронный зал - черные и зеленые пятна на белом мраморе. Андуин невольно притормозил, чувствуя, как его начинает мутить - не то от вони, которую оставляет за собой Скверна - которая долго-долго не выветривается из воздуха - не то от разрухи и… бессмысленного и смутного ощущения потери. Не то чтобы штормградский дворец не переживал и худшего - и худшей разрухи, и худшей беды. Но никогда раньше демоны и их слуги не оскверняли его. Никогда раньше… Даже золотые львы трона, кажется, потускнели и сжались, беззащитные и беспомощные… “Что же сейчас творится в городе”, - сердце стиснуло тоской. - “Что же сейчас переживают люди…”

- Антуан, - он обернулся через плечо, на неотступно следующего за ним пожилого сенешаля. - Пожалуйста, пошлите в Храм Света, чтобы при возможности прислали к нам священника. Здесь нужно все очистить… и не только водой, - мужчина слегка поклонился, но Андуин еще не закончил. - И объявите в городе, что через… - он помолчал секунду, прикидывая время, - пусть... через два часа я выйду с речью в Покое Льва. Пусть все, кто хочет увидеть короля, приходят туда.

- Ваше величество, - мягко возразил тот, - вы уверены? Два часа - мало, чтоб подготовить речь… а люди взбудоражены. Последние дни были… непростыми для всех.

- Именно поэтому нужно сделать это как можно скорее, - твердо ответил Андуин, положив руку на его плечо. - Люди Штормграда заслужили знать, что с их королем все в порядке, что очередной бой выигран и… жизнь продолжается.

Мужчина улыбнулся - и только сейчас Андуин увидел, какая печать серой усталости лежит и на его лице. “Ничего”, - подумал он, - “ничего. Беда миновала, благодаря нашим героям, и сегодня мы наконец будем спать спокойно. Хотя бы относительно спокойно”.

- Слушать доклады, награждать героев, разгребать разруху - все это мы сделаем, мало-помалу, - вслух сказал он. - Но успокоить людей нужно уже сейчас.

Антуан поклонился снова, больше не возражая молодому королю - и Андуин махнул рукой, отпуская всех.

“Сейчас здесь безопасно”, - думал он, переступая порог садика, - “сейчас можно мне побыть наедине с собой… собраться с мыслями. Собраться...”

Мда, что бы то ни было, а хуже места, чтобы собираться с мыслями, он сейчас не мог придумать. Если в самом замке царила разруха, то здесь… то, что творилось здесь, не поддавалось никакому описанию. Андуин легко переступал через расщепленные обломки деревьев, через осколки мраморных колонн и скамей - через торчащие из взрытой земли иглы нетающего льда, через тлеющие угли, через пятна Скверны - и не понимал, просто не-по-ни-мал: “Что здесь… во имя Света, что здесь произошло?!”

В дальнем конце тошнотворно торчали куски - обломки - портала призыва. Видимо, отсюда и… отсюда… “Если бы я был на своем обычном месте”, - равнодушно отметило сознание, - “если б я был на своем обычном месте - здесь была бы прямая дорога ко мне. Прямее некуда…” Но эти мысли пришли - и ушли, толком не задев ни сознания, ни сердца. То, что он увидел здесь, било под дых, било в самое сердце… а еще, что-то мешало, что-то было не то…
“Мастер Шоу сказал “мои ребята”... он говорил про своих агентов, про стражу… но ведь на службе ШРУ сейчас нет никакого мага. Магия льда… только она может… может…” - он бездумно и бессмысленно коснулся пальцем острой иглы льда - даже и не думающей таять в теплом мареве.

В этот момент за спиной раздался какой-то шорох - и Андуин быстро обернулся, отдернув палец и спрятав руки за спину, словно нашкодивший мальчишка. На пальце проступила капля крови - и тут же расплылась по коже, растеклась льдистым узором инея. Больно не было.

- Стэшши! - сорвалось с языка само собой, прежде сознания, прежде, чем он сделал быстрый шаг ей навстречу. Уже второй раз эта девушка оказывается в месте, где его должны были убить - и не убили. Случайно ли?.. - Стэшши, вы так… внезапно пропали в тот раз…

Девушка выглядела так… паршиво, это словцо подвернулось на язык словно само собой. Не плохо, не жалко - паршиво. Будто она… очень давно не ела, очень мало спала - и очень много дралась и бегала. Продранный рукав куртки, подпаленные штаны, явно-трофейный боевой пояс, встрепанные и давно не мытые волосы, присыпанные пеплом… она выглядела так, будто все эти дни бегала и дралась, а сейчас - только-только вылезла из-под здешних завалов. И вот так - все складывалось логично, дальше некуда. Вот оно, недостающее звено. На месте. Стоит, смотрит темными глазами. “Ох, мастер Шоу”, - мрачно подумал Андуин про себя, - “как же нехорошо с вашей стороны врать - мне. Тем более в такой малости. Но еще хуже - бросать здесь своего бойца, даже не проверив поле боя. И замалчивать его услуги - посмертно. И рассчитывать, что я ничего не узнаю”.

Сердце сжалось: а ведь и правда. Ведь и правда могло бы быть - именно так. Если бы она погибла здесь - она так бы и осталась одинокой безымянной единицей из рядов ШРУ. Из тех, кто бьется и умирает - за него. А он даже имен их не знает - исключительно из соображений безопасности, конечно же… чтобы не беспокоить короля лишний раз. “Глупо это. Глупо и подло - с моей стороны глупо и подло. Нужно это исправить, в самое ближайшее время - нужно”, - думал он, пока ноги сами собой несли его в сторону Стэшши, а на губах появлялась улыбка.

- Я очень рад вас видеть, - искренне сказал он. - Очень, очень рад, что вы… живы.

Сказать “в порядке” - не повернулся язык.

+4

4

[nick]The Shadowblade[/nick][status]рыжая ведьма на черной кобыле[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/901e09a23af0b894e8f4c2e28ac7d9bc.gif[/icon][sign]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/85dfa3fb276c8bccbf4af95dd277ebc1.jpg
Спасибо за мудрость, что есть у бессилья пределы -
А я-то считала, что есть лишь у силы предел.
©
[/sign][lz]Стэшши, никто из ниоткуда, сирота-наемник с потерей памяти, плутоватый маг тм, рыжая, честная (спойлер - нет) и вовсе не влюбленная. Белка с каминной полки Его Величества.[/lz]

Гори над пеплом, гори, моя звезда с мировых небес!
Господня рука незримая, скажи, зачем я тебе?
Зачем меня тут поставила, не разъяснив никак,
Ни сроки игры, ни правила, ни имя противника?
©


Стэшши хотела сказать: “Вы не должны меня видеть, я вообще-то в тенях прячусь” - но никаких теней уже не было, она упустила их, не удержала, и теперь вся была на виду, вся, как есть, со всеми своими синяками и ссадинами, в драной куртке и с дурацкими тяжелыми ножами на поясе. Она посмотрела вокруг, удивленно и устало щурясь, будто бы в первый раз увидела и острые куски льда, и закопченные обломки камня, и черные лохмотья сажи - и у нее в ушах зазвенел, отражаясь от стен, взлетая в небо, к черному бархату и звездной соли, ее собственный недавний крик. Жуткий, хриплый, страшный.

Тот самый, после которого небо осыпалось осколками ледяного стекла.

Она еле удержалась от того, чтоб зажать руками уши - здесь было тихо, ее крик давно умолк, и лед больше не падал с неба, и огонь не плескал с ее ладоней, здесь были только негромкие слова, и все было хорошо, потому что он был живой и мог разговаривать. Стэшши потерла ладонью грязный лоб, размазывая по нему пепел и пыль, и подумала, что надо ответить и улыбнуться, и сказать, что там еще положено. И бежать. Спрыгнуть со стены, оказаться на берегу озера, напиться воды - и уходить подальше отсюда. Она хотела узнать - она узнала. Все.

Она подняла глаза - в них будто песка насыпали, и потому она плохо различала белый и золотой свет, такой странный, неуместный здесь, посреди разрухи, которую устроили огонь и лед. Ее огонь и ее лед. Она попыталась улыбнуться, но пересохшие губы могли разве что скривиться - на одну сторону, некрасиво и даже, наверное, пугающе. По-другому она не могла.

- Я тоже… рада, что вы живы, - ее непривычно хриплый голос был похож на надсадное карканье кладбищенской вороны, и звучал так мерзко, что резал уши даже ей самой. Правда, вороны все-таки каркали громче, а она, похоже, еле сипела. - Говорили, что король в безопасности. Я верила. Вот, правильно верила. Все хорошо. Теперь все… хорошо. Все… не зря.

Она и сама не могла сказать, что - не зря. Те два - три? - дня, которые она пряталась по подвалам и подворотням, шла, прижимаясь к стенам угрюмо молчащих домов, убегала от патрулей, зная, что там, под глухими шлемами скрываются знакомые лица? Весь этот бесконечный, выматывающий страх? Острые ледяные стрелы, пробивающие насквозь слабое людское тело, которому ничем не помог его бесценный Легион? Боль, усталость, кровь, чужая смерть? Мертвые деревья, разбитые колонны? Такой длинный список - и такой сложный. Такой запутанный, совсем нельзя решить...

Она опустила глаза, наткнулась взглядом на куски льда и подумала - “надо же, не растаяли… надо, чтобы… чтобы….” Она не знала, как это сделать - но ее руки поднялись сами, пальцы вздрогнули, сжались и выпрямились, и с них потек, заструился невидимый горячий ветер, и обломки ледяных стрел, которые уже никого никогда не убьют, начали таять с тихим недобрым шипением. “Убрать… надо - убрать, вот что сделать… я и… убираю… а дальше… оно само…”

https://images2.imgbox.com/a0/48/HOVNbuq6_o.gif

- Мне… пора…  - с трудом выговорила она, вцепляясь взглядом в чудом уцелевшие арки, за которыми темнело небо и покачивались верхушки деревьев. Такие далекие сейчас… Ноги казались еще тяжелее, чем раньше, но она помнила, что нужно - уходить. Давно пора - уходить. Иначе… иначе - что? Иначе…  Тут всего несколько шагов, а дальше - озеро, и вода, и… домой. Наверное, там страшно холодно, и придется магическим огнем разжигать очаг, и надеяться, что дров хватит хотя бы ненадолго, и…  Всего. Несколько. Шагов. И еще нужно сделать так, чтоб падать медленно, это несложно, сей-час…

- Меня… ждут...

Она шевельнула пальцами, напряглась - но ничего не произошло. Не было этого легкого покалывания, бегущего по ладони, и дальше, к запястью, и к локтю, не было этой легкой пыли, заметной лишь краем зрения, и тело не стало легким, а осталось каменно-тяжелым, усталым и больным. Ничего не произошло. Она ничего не чувствовала, ничего не могла - будто бы та ледяная и огненная буря…

...выпила ее до дна.

- Я… больше не… - она смотрела прямо перед собой и не видела белого и золотого света, а только темноту с зелеными вспышками. - Больше не смогу… никогда… как же… это… Не может… быть...

https://images2.imgbox.com/2b/29/xUcS85x9_o.gif

+4

5

Андуин с тихой и какой-то детской радостью смотрел, как теплый ветер веет с пальцев усталой девочки. Сколько раз видел такое - каждый раз было удивительно. Такое простое, такое маленькое чудо - раз, и нет ледяного и острого, остается только вода, прохладная, безопасная, уходящая в землю и питающая ее. “Так исцелится и земля. Вырастут новые деревья, залатают выбоины в камнях. Ничего безнадежного, ничего окончательного и неизлечимого не случилось”, - думал он, глядя, как встает и рассеивается над землей легкий туман, покорный движениям тонких пальцев. Магию считали и благословением, и проклятьем разные народы Азерота - но она неизменно была чудом, непостижимым для обычного человека.

Но в этот момент руки упали, бессильные, и Андуин едва заметно нахмурился. Усилие было не таким большим - но, похоже, вымотало Стэшши окончательно. Девушка попыталась, кажется, сделать что-то еще - снова уйти в невидимость? что обычно делают маги, когда заплетающимся языком говорят, что им срочно-срочно нужно куда-то бежать, прямо вот так, на подгибающихся ногах? У Андуина не то чтобы было много возможностей это выяснить - магического дара в нем самом не было ни на грош, а окружающие… либо не разбирались в магии тоже, либо, наоборот, разбирались слишком уж хорошо.

Но вот что он точно знал, и по обыденному опыту, и по рассказам других, и как целитель - что бывает с магами, когда те выходят за границы возможного для себя, выплескиваются, расходуются, тратятся, иссушают себя до дна. И… было очень похоже, что здесь он наблюдал именно это. “Не так уж это и плохо”, - фыркнул внутренний врач, - “спокойнее восстанавливаться будет, без лишних попыток бессмысленного геройства. Когда сможет магию творить - уже и на ноги встанет спокойно”.

Но думать об этом, честно говоря, было верхом цинизма - девочка испугалась, и испугалась всерьез - похоже, в первый раз в жизни она выплеснулась настолько… до дна. Неужели ее учителя ей не объясняли это?..

- Не бойтесь, Стэшши, - Андуин мягко взял ее за дрожащую от усталости руку, внимательно осматривая на предмет ранений - но пока не пытаясь исцелять. Уж что-что, а на такого рода пациентов он насмотрелся предостаточно - стоит ей почувствовать хотя бы крошечный прилив сил, и она тут же побежит на подвиги, туда, где “ее ждут”. - С вами не случилось ничего страшного. Вы все… сможете. Магия от вас никуда не ушла. Но вы сильно… выплеснулись, кажется, это так называется - и вам нужно отдохнуть. Прямо сейчас и как можно лучше.

Он закусил губу, пытаясь быстро сообразить. Здесь, среди разрухи и Скверны, уж точно было не самое лучшее место для раненого… пусть не раненого, но измотанного до предела - и, похоже, сильно недоученного мага. Отправлять ее в ШРУ - ну не прямо же сейчас, пусть придет в себя хоть немного!

- Если вы беспокоитесь о своем докладе мастеру Шоу - не волнуйтесь. Скажите, что ему передать, я отправлю гонца. Или… если нужно уведомить еще кого-то, что с вами все в порядке, - скажите тоже, будет сделано.

“Ты ей обязан жизнью как минимум дважды”, - если бы совесть могла давать пощечины физически, щеки у него уже горели бы алыми пятнами, - “ее шатает от усталости, сейчас она упадет, а ты тратишь время впустую”.

- Держитесь за мою шею, - мягко, но решительно он подхватил ее на руки, - я вас отнесу в комнату, где вы сможете отдохнуть и набраться сил.

“А также поспать, искупаться и напиться вдоволь чего-нибудь прохладного - насколько я помню, именно пить-то магам в таком состоянии и надо в первую очередь”.

+4

6

[nick]The Shadowblade[/nick][status]рыжая ведьма на черной кобыле[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/901e09a23af0b894e8f4c2e28ac7d9bc.gif[/icon][sign]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/85dfa3fb276c8bccbf4af95dd277ebc1.jpg
Спасибо за мудрость, что есть у бессилья пределы -
А я-то считала, что есть лишь у силы предел.
©
[/sign][lz]Стэшши, никто из ниоткуда, сирота-наемник с потерей памяти, плутоватый маг тм, рыжая, честная (спойлер - нет) и вовсе не влюбленная. Белка с каминной полки Его Величества.[/lz]

Без надкусанных пряников и ежедневных розг.
Кто мешает плохому танцору – дерьмо вопрос,
Не имеющий и не умеющий плох вдвойне –
Я упорно стараюсь понять, что мешает мне… © hannahlit

как все было на самом деле

Зачем вы занимаетесь мною лично?
Поручите меня вашему секретарю. ©

https://images2.imgbox.com/2e/83/klBXMS1h_o.gif

Если бы кто-то другой сказал ей сейчас: “Все вернется”, она бы ни за что не поверила. Потому что она-то чувствовала, какой стала пустой и бессильной, и бесполезной. Кому, как не ей, было виднее, понятнее, что с ней случилось? А ему - поверила. Без всяких доказательств, без всякого “откуда ты знаешь”, без… Просто так. Он говорил - значит, так и было. Значит, все вернется, и она снова сможет зачаровывать свитки, и вскрывать замки, и создавать фантомы, которые не отличить от человека, и…

...и обрушивать с неба ледяной дождь, и творить в воздухе живой и голодный огонь.

Стэшши показалось, что чей-то тихий, отдающий металлом голос зашелестел на самой грани слуха, будто бы повторял ее слова, переиначивал, передразнивал - но она была такой уставшей, что не испугалась и вообще… осталась равнодушной. Живой человеческий голос был рядом - а всего этого, шуршащего, призрачного, нездешнего не было. Она не боялась голосов из ниоткуда - тяжелых шагов боялась, да, а голосов - нет. То, что приходило в ее сны, не умело говорить - только хрипеть и шаркать.

“Отдохнуть…”

“Отдохнуть…”

Слова доносились до нее так глухо, будто через толстое колючее одеяло - но она разбирала их, разве что отвечать сил не было. Она думала - “да, отдохнуть, я вернусь домой и лягу, и усну, и буду спать, пока не проснусь - или пока не станет так холодно, что это меня и разбудит.” Но на деле она только кивала головой, соглашаясь, и не выговаривала ни слова. Нездешние голоса - теперь их было два, она отличала один от другого - продолжали шелестеть под ухом, и ей очень хотелось, чтоб они замолчали. Они мешали слушать. Они отвлекали. Они ее бесили.

“Лучше бы помогли чем! -  зло подумала она, нарочно выговаривая про себя слова. - Болтать все горазды…” Голоса замолчали, будто озадачились - то ли взялись думать, чем помочь, то ли оскорбились таким неуважением.

“Вот и хорошо, вот и славно,” - снова проговорила она про себя. И тут земля ушла из-под ног, и она бы вскрикнула, но голоса не было - а потом она поняла, что ее держат, не дают упасть. Это было странно, непонятно… незнакомо. Наверное, по этому поводу нужно было что-то подумать, но она не могла. А еще ей… ей что-то говорили, и она почти не понимала, что - но одно-единственное имя зацепило, как крохотная железная заноза, не давая покоя, отзываясь саднящей болью.

...мрачно сдвинутые рыжие брови, холодное и острое: “А тебя - особенно!”

...голоса, доносящиеся из-за угла, так близко, совсем рядом, надо прижаться к стене и не дышать, и слушать - “приказ мастера Шоу, ты ж понимаешь…”

...холодная вода канала, черные и золотые круги, плывущие перед глазами, негромкий разговор где-то над самой головой, и снова это имя...

...светящийся портал, в котором, как отражение в воде, проступают башни далекого города, тихое и злое: “Убирайся, пока не…”

- Мастер Шоу… - она сама почти не слышала себя и не была уверена, что ее услышит кто-то еще, но нужно, нужно было это сказать, нельзя молчать, - не… говорите… ему. Не… надо. По…жалуйста. Он… запрещал, он не… Не надо ему… знать. И никому… не надо. Я… в порядке, вы… Не надо… этого. Я… сама. Мне…

“Мне уже лучше,” - хотела сказать она, но не успела.

Наступила темнота - без единой искры света.

https://images2.imgbox.com/d8/53/AuCFkYz3_o.gif

+4

7

““Он запрещал”, вот как”, - думал Андуин, шагая по переходу со своей невеликой ношей и пытаясь пригасить лукавую улыбку - равно неостановимую и неуместную. - “Что-то мне это напоминает, до боли просто. Ну надо же, кто бы мог подумать… Нет, я, конечно, могу заложиться на какую-то вероятность, на какой-то процент возможной ошибки, но… рыжая девчонка, характерно так рыжая, которая боится, что о ее геройстве узнает тоже характерно-рыжий мужчина… и по возрасту как раз подходит, а что… Ладно, ладно, маленькая героиня, я не буду тебя… как это говорится, “закладывать”?.. Придешь в себя - сама все расскажешь своему… отцу, выходит, да?..”

С этими мыслями он остановился перед дверью - и только тут сообразил, что ноги его как-то сами собой принесли к порогу его собственной - точнее, бывшей его - комнаты. Сейчас он в основном ночевал в спальне, ранее бывшей отцовской, и никак не мог к этому привыкнуть. Вот и сейчас, когда потребовалось где-то уложить человека, которому была нужна помощь и не нужно - лишнее внимание, он бездумно пришел именно сюда. “Интересно, заперта ли дверь”, - растерянно подумал он, не очень понимая, как, удерживая бессознательную девушку, одновременно дотянуться до связки ключей.

- О, Ваше величество, вот вы где, - голос старого слуги из-за плеча раздался внезапно - и как нельзя более вовремя.

- Ох, Уилл, - Андуин обернулся, радуясь ему даже больше, чем всегда - хотя это был, кажется, единственный человек на свете, чье общество никогда не было для него тяготящим и неуместным. - Как же я рад тебя видеть. Пожалуйста, помоги мне открыть дверь.

Старый слуга кивнул, явно с изрядным трудом удерживаясь от вопросов, и склонился над замком. После короткой возни дверь распахнулась. Андуин на секунду зажмурился - запахи этой комнаты напоминали ему о детстве. О времени обучения, о времени поисков себя. О времени, когда он на самом-то деле был счастлив - хоть и не понимал этого. Благовония Пандарии, острые запахи лечебных трав, теплый запах старых книг… может и хорошо, что он больше здесь не ночевал. Пора взрослеть.

Но вот девушке здесь, наверное, будет как раз уютно. По крайней мере, ему хотелось на это надеяться. Небольшая комната, в которую прямые солнечные лучи пробивались только на рассвете, шкафы, заваленные книгами, гномская баня за стенкой - невиданная роскошь, которой он безмерно дорожил… Андуин быстро прошел вглубь комнаты, скользнув взглядом по большому портрету матери, висящему над камином, и бережно положил Стэшши на заправленную кровать. Сонное сознание намекало, что что-то критичное он упускает, но что?..

- Уилл, - Андуин обернулся к верному слуге, озадаченность которого выражалась разве что в скептически поднятой брови. - Нужно как-то… устроить эту девушку как можно лучше. Я обязан ей жизнью, как минимум дважды. Распорядись, чтобы принесли ей питья и еды, и побольше, она творила магию… и сильно истощилась. Я не очень в этом понимаю, - растерянно добавил он, чувствуя себя на редкость беспомощным. Свет мог бы исцелить любые раны, но Стэшши… судя по всему, она не была ранена. Просто измотана, истощена, осушена до предела. Может ли здесь помочь что-то лучше, чем еда, питье и здоровый сон?..

- Ваше величество, - мягко напомнил ему Уилл. - Вы хотели сегодня держать речь перед жителями Штормграда. Вы не можете к ним выйти… в таком виде. Я вас искал, чтобы помочь собраться.

- Точно же! - Андуин разве что по лбу себя не хлопнул. А вот и то, что напрочь вылетело у него из головы, стоило ему увидеть разоренный садик. Точно. Речь. И да, в таком виде - никак нельзя. После нескольких дней в укрытии, толком не умывшись, не сменив рубашку, он сам себе-то был неприятен - что уж говорить о горожанах. - Тогда… я оставлю Стэшши твоим заботам, хорошо? Только вот… еще момент, - он слегка нахмурился, пытаясь сформулировать. - Чем меньше людей будут знать о ней, тем лучше. Она просила так.

- Хорошо, ваше величество, - на обычно невозмутимом лице Уилла любопытство читалось так откровенно, что, не будь у Андуина так исчезающе мало времени, он бы обязательно все ему рассказал, во всех подробностях. Уж с кем-с кем, а с ним подобными историями можно было делиться без опасения.

- И… когда она очнется, пожалуйста, попроси ее, от моего имени, меня дождаться, - Андуин все топтался на месте, не решаясь уйти. Вроде бы все сделано, распоряжения отданы, куда уж более понятно, и можно уйти, но…

- Все будет нормально, ваше величество, - оттенок улыбки, играющей на губах Уилла, Андуин никак не мог распознать. - Идите спокойно.

+4

8

[nick]The Shadowblade[/nick][status]рыжая ведьма на черной кобыле[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/901e09a23af0b894e8f4c2e28ac7d9bc.gif[/icon][sign]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/85dfa3fb276c8bccbf4af95dd277ebc1.jpg
Спасибо за мудрость, что есть у бессилья пределы -
А я-то считала, что есть лишь у силы предел.
©
[/sign][lz]Стэшши, никто из ниоткуда, сирота-наемник с потерей памяти, плутоватый маг тм, рыжая, честная (спойлер - нет) и вовсе не влюбленная. Белка с каминной полки Его Величества.[/lz]https://i.pinimg.com/originals/3f/25/bd/3f25bd41ba9fa36e23eded826c059020.gif

О, эта сказка будет длинной!..
Закрой глаза на счете "три".
Ночь рассыпает янтари
Меж половицами в гостиной...
Не бойся! Страшен взор совиный -
Но никогда не спит Мари.
©


Ты меня убила, - удивленно сказал человек без лица, глядя на ледяной осколок, что ударил со спины, пробил грудь и торчал теперь между складками темно-фиолетовых одежд. Острие было черным. - Ты взяла и убила меня! Так просто! Ты не могла!

Стэшши отступила назад, вскидывая бессильную, пустую руку - но человек исчез, развеялся дымом, оставив после себя только почерневший осколок льда. Она присела на корточки, дотронулась - и тот рассыпался пеплом под ее пальцами. А потом все снова затянула темнота, и из нее проступили силуэты высоких башен, мерцающих белым и сиреневым, и они были так далеко, что не добежать, не дотянуться. Башни вытянулись, обернулись остро взмывающими в небо шпилями, засветились тем мерзким зеленым светом, которым истекал портал призыва. Стэшши зажмурилась от ужаса - что, что она будет делать теперь, когда ее магии больше нет? Она на ощупь схватилась за пояс - но ножей на нем не было, и это значило…

Мы теперь твои”, - сказал тихий металлический голос, и второй, похожий, но не такой, подтвердил: “Мы теперь твои.” Она открыла глаза, осматриваясь - но рядом никого не было, а яростно-зеленые шпили пропали, не оставив ни искр, ни пыли. А вокруг шумел лес, темный, незнакомый и жуткий, и какой-то зверь выл вдалеке, заставляя ежиться от страха - но никого, кто мог бы говорить, она не видела.

Где вы?” - спросила Стэшши в темноту, не надеясь на ответ.

Здесь,” - отозвался первый голос. “У тебя на поясе,” - подсказал второй.

Она снова ощупала пояс - и он оказался тем самым, тяжелым, который на ней застегивала Гарона, бормоча что-то на орочьем себе под нос. И оба ее клинка - “они теперь мои, как так?” - были на месте, и чуть гудели, отзываясь на прикосновение человека, и обжигали пальцы даже сквозь перчатку.

Кто вы? - она отняла руку быстрее, чем нужно было б, ей не нравилось то, что она ощущала. - Зачем вы?

Я - Тоска,” - голос у первого был глубокий и низкий, теперь-то она отличала. “Я - Печаль, - голос второго был выше и тоньше, и в нем звенели слезы. - Поговори с нами.” “Возьми нас, - снова заговорил первый. - Мы принесем тебе славу”. “Владыка творил нас для другой, - подхватил второй. - Но она ослабела. Постарела. Все изменилось. Пусть уходит.” “Будешь ты, - продолжил первый. - Мы давно не служим Владыке. Мы будем служить тебе.

https://images2.imgbox.com/59/09/hcm2vtMI_o.gif

Лес растаял серым дымом, и теперь она не видела ничего - вокруг была чернота. Клинки молчали - ждали ответа. Стэшши не знала, что им сказать. Ей казалось, что они горят - и дышат. “Ножи не должны дышать, они неживые… и говорить не должны…

...только тоску и печаль,” - так говорила Гарона.

Не оставляй нас, - снова заговорил первый клинок, Тоска. - Не отдавай нас. Дай нам напиться крови. Мы все для тебя сделаем. Мы будем служить тебе.

И когда его слова отзвучали, под ногами у Стэшши разверзлась пропасть.

Она падала, падала в темноту, полную звуков, и голосов, и шорохов, и скрипов, она летела вниз - и никак не могла разбиться.

https://i.makeagif.com/media/7-19-2015/ZgGspB.gif

Она вскинулась, задыхаясь, еще захлебываясь своим долгим беззвучным криком, стряхивая с себя остатки тяжелого и мутного сна. И первым делом схватилась за пояс, чтоб почувствовать, что клинков нет (“как нет? где? что слу…”),  а потом осмотрелась по сторонам - чтобы понять, что совершенно не понимает, где находится. Это место, конечно, было лучше, чем бездонная пропасть, и черный лес, и колючие шпили демонских башен, но…

Разные звери живут на земле,
Но белка - зверек неестественной силы.
Она проебала в своем же дупле
Пять килограммов грибов и мобилу.
©


Стэшши села на кровати - такой мягкой, что можно было просто утонуть, подтянула под себя ноги (сапоги тоже куда-то делись - и вот это было похуже пропажи говорящих ножей, и… даже похуже пропажи ее личных ножей), еще раз осмотрелась по сторонам - чтоб убедиться, что, кажется, сон не кончился. Не могла она в яви оказаться в таком месте. А во сне - могла. Ей казалось, что она помнила что-то такое - много-много старых книг, и странные запахи, и… в ее снах были еще какие-то огромные звери - или чучела зверей - и светящиеся символы на корешках книг, и еще по этой комнате по-кошачьи мягко ходила высокая-высокая женщина в длинном платье, и почти касалась потолка высокой прической, собранной из золотистых волос, и… И сейчас Стэшши ждала - вдруг она придет снова? И на этот раз обернется, и можно будет увидеть ее лицо?..

Мы здесь,” - услышала она голос Тоски и наконец увидела - пояс с ножами (оба пояса!) лежали на кресле, придвинутом почти впритык к постели. Она тут же потянулась, схватила, подтащила свои сокровища к себе (“еще б сапоги найти…”), застегнула на талии свой пояс - и задумчиво посмотрела на пояс орочий, который, как она помнила, все норовил с нее свалиться. Потерла кончик носа, подумала еще - и вытащила из тяжелых грубых ножен Тоску.

Напиться крови?” - с надеждой зашелестел клинок.

Дырку в поясе проковырять, - мысленно отозвалась Стэшши, стараясь выговаривать слова внутри своей головы. - Тоже ничего так.” От разочарованного железного шипения даже заложило уши.

Вы служите мне, забыли?” - она примерилась, прищурилась, выбирая место, и быстро ткнула острием Тоски в толстую шершавую кожу неведомого зверя. Заклубился зеленоватый дым, чуть запахло паленым - и дырка в поясе получилась такая, будто ее пробили раскаленным шилом, больше всего для таких дел и подходящим.

Никто не узнает, каким оружием нанесены наши раны, - заговорил из ножен клинок по имени Печаль. Тоска оскорбленно молчал, только дышал, да и горел огнем - больше обычного. - Топором, мечом, копьем…

Шилом, - продолжила Стэшши, возвращая Тоску в ножны. - А это, в ложку вы не перекидываетесь?

Теперь от обиды замолчал и Печаль. Не сказать бы, чтоб Стэшши расстроилась - говорящие ножи ее все же порядком раздражали. Она было подумала, что надо слезать и идти искать сапоги - раз ножи здесь, то и сапоги, верно, далеко не ушли - но тут скрипнула дверь, и послышались тяжелые шаги, совсем не похожие на то, как ходила снившаяся ей золотая женщина. Она внутренне сжалась - чутье говорило ей, что опасности нет, да и какая во сне опасность, но все равно было не по себе, хоть с ней были Тоска и Печаль, и ее безымянный кинжал с витой золотой рукоятью и вязью букв по лезвию, и…

- Хвала Свету, вы очнулись, - этого человека, седого и грузного, и богато одетого, в ее снах раньше не было, но и страшным он не был. Сон обещал быть хорошим. - Вы в порядке, госпожа… Стэшши?

Нет, это точно был сон - в яви никому в голову б не пришло называть ее госпожой. Потому что где госпожа - а где она, ну.

- Я.. да, - она прислушалась к себе, хоть во сне это было совершенно не нужно, и напрягла память, чтоб припомнить, как в таких случаях разговаривали благородные герои в книжках. - Благодарю вас от… всего сердца, хоть и не имею честь… не имею чести знать ваше имя.

Наверное, от нее это звучало смешно и глупо, но старик не засмеялся, а наоборот - медленно и ужасно церемонно поклонился, будто бы она и впрямь была настоящей госпожой, а не грязной, оборванной, безымянной девчонкой с орочьим поясом, уложенном на худые колени.

- Простите мою невежливость, госпожа Стэшши, но забота о вашем самочувствии прежде всего, - он говорил точно как по книжке, и это почему-то не звучало так же тупо, как читалось. Наверное, потому, что он не выглядел так, как эти книжные благородные, надутые от самомнения, и глаза у него были почти как у Ниллина, когда он еще был в себе. - Меня зовут Уилл Бентон, и я служу Дому Риннов столько… очень много лет.

- Дому Риннов! - она не удержалась, вскинула голову. Тоска соскользнул с ее колена, упал на кровать, пытаясь утянуть за собой пояс. Она даже забыла, что все это сон, и что бы она ни узнала, в яви это не будет иметь никакого значения. - А… Его Величество, с ним… все в порядке?

- В порядке, - человек по имени Уилл Бентон заулыбался и торжественно кивнул. - В полном порядке. Он очень сожалел, что ему пришлось вас оставить, но дела королевства не терпели отлагательств. Впрочем, Его Величество очень, очень хотел бы, чтоб вы его дождались. Так и сказал. Вы ведь дождетесь?

Нет, все-таки это был хороший, хороший, очень хороший сон. Стэшши почувствовала, как к щекам приливает краска, и закивала - да, да, конечно, я дождусь. “Все равно без сапог я далеко не уйду, а где они - а бес их знает…”

- Вот и хорошо, - старик смотрел на нее очень непривычно. Будто бы ему, чья рубашка стоила дороже, чем она вся целиком, было до нее какое-то дело. Будто бы ему было любопытно и интересно. Будто бы ему… - А пока вам нужно отдыхать дальше. Еду скоро подадут, а до того… вы, вероятно, хотите принять ванну? Скажу я вам, здесь есть невероятное чудо гномской инженерной мысли. Горячие камни и горячая вода. Говорят, вода для мага - самое необходимое?

Стэшши кивнула, думая о том, что она согласна остаться в этом сне навсегда и никогда-никогда не просыпаться.

+4

9

“...Штормград выстоял, пережил и эту - очередную - атаку врага. Благодаря его воинам. Его жителям. Вам. Так было раньше, так будет всегда. И за это я благодарю вас всех”, - слова речи крутились у него в голове, раз за разом переиначивались и переправлялись. Так ли он сказал? Или немного иначе? Здесь было это слово или то? Не вспомнить уже точно - врет память, отказывает, рассеянная и усталая. Помогли ли эти слова успокоить взбудораженный, взволнованный народ? Не сделали ли еще хуже? И нельзя ли было сказать лучше? Не стоило ли сказать что-то другое, напомнить о чем-то другом?..

...Или, в принципе, он мог бы говорить что угодно - людям было достаточно увидеть его, увериться, что официальные заявления не лгут. Что их король жив, что не случится смуты в самый разгар войны. Что враги - сектанты, безумцы, пособники Легиона, как их ни назови - и впрямь не добились своего. Не добились своей цели - по крайней мере, по меньшей мере…

Андуин провел ладонью по лицу, смахивая усталость, будто липкую паутину, пеленающую и путающую мысли. Улыбка не ушла с его лица с ней вместе - эта усталая улыбка не была наигранной. Он радовался вместе с ними этой - пусть небольшой, но такой важной - победе, он гордился своим народом и был счастлив быть с ними в этот день. Пусть даже его заслуги в этой победе не было ни на грош - сейчас его задачей, задачей высокой-фигуры-в-короне, было достойно наградить победителей и героев.

“Самый гнусный из всех пороков, которые только могут быть у правителя - неблагодарность. Забывчивость и неблагодарность”. Кто это говорил, кто из его многочисленных учителей его учил этому?.. стерлось, затерялось в памяти. А вот слова - остались, будто впечатанные в каменную плиту.

И вот самочувствие одного из этих героев его сейчас и волновало. Прежде времени раздавать награды - сейчас было время исцелять раны. И пусть Уилл был из тех людей, на которых он мог положиться как на самого себя - больше, чем на самого себя - все-таки беспокойство не унималось. “Не стоит ли позвать лекарей, которые разбираются в магическом опустошении?.. что, если ей так и не стало лучше? К тому же… В тот раз она тоже была не то чтобы в порядке, когда скрылась из библиотеки”, - тревожно думал он. - “Не сделает ли она этого же снова?.. Она так старается скрыть свою тайну, она так старается как можно меньше со мной говорить - выходит, мастер Шоу… не хочет, чтобы она рисковала? не хочет, чтобы мы с ней пересекались?.. Да нет, чепуха какая-то…”

“А впрочем, самовлюбленный ты дурак”, - думал он, хмурясь, пока поднимался по ступенькам лестницы, ведущей к его старым покоям, - “кто тебе сказал, что, если ты король, каждый просто мечтает с тобой поговорить и побыть в твоем обществе? Что если ты просто ей неприятен, и уж лучше перетерпеть свое плохое состояние, как это называется… перемочься, лишь бы только не общаться с тобой сверх необходимости?..”

С этими мыслями - и с твердой решимостью не навязывать девушке свое общество сверх необходимого - он подошел к двери своих - бывших своих - покоев и, помявшись секунду, коротко и звучно постучался.

https://78.media.tumblr.com/124fb34fb26cc4a0c5b70ff298c1ebae/tumblr_inline_omn8g0yfqI1uwcb00_500.gif

на самом деле...

http://boredomtherapy.com/wp-content/uploads/2015/09/01-raccoon-knocks-on-door.gif

+3

10

[nick]The Shadowblade[/nick][status]рыжая ведьма на черной кобыле[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/901e09a23af0b894e8f4c2e28ac7d9bc.gif[/icon][sign]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/85dfa3fb276c8bccbf4af95dd277ebc1.jpg
Спасибо за мудрость, что есть у бессилья пределы -
А я-то считала, что есть лишь у силы предел.
©
[/sign][lz]Стэшши, никто из ниоткуда, сирота-наемник с потерей памяти, плутоватый маг тм, рыжая, честная (спойлер - нет) и вовсе не влюбленная. Белка с каминной полки Его Величества.[/lz]

в сжатом кулаке замирает желто-черная "мертвая голова",
бабочка Шредингера - ни жива, ни мертва. © wolfox


Когда Стэшши увидела горячую воду, текущую по выложенным камнем стенам, она подумала, что если этого сна не было, то его, как говорилось в одной книжке, следовало бы выдумать. Это же кому рассказать - не поверят! Нет, она знала про гномские котлы, которые могут греть и дом, и воду, но чтобы так… Она не удержалась, потыкала пальцем нагретый камень - будто б боялась, что все исчезнет. Но нет, не исчезло. Вода текла по стенам, вода струями лилась с потолка - места тут было, прямо сказать, немного, но Стэшши, которая была мелкой с самого детства, хватало, и еще оставалось. Она зажмурилась, потом открыла глаза - и с глубоким неверящим вздохом шагнула под поток настоящей, совсем даже не выдуманной, хоть и снившейся, горячей воды.

Казалось, что она отмывалась целую вечность - и с нее сошло столько грязи, сколько и на свете не бывает. Она терла руки мочалкой до красноты, смеясь, сдувала пену - столько она и на морском берегу не видела, вот как пенилось здешнее мыло, еще и пахло какими-то цветами. Фиалками, что ли. Стэшши не знала, не разбирала. Вода текла по телу, уходила вниз, в щели между теплыми камнями, вокруг клубился белый пар, и больше всего на свете хотелось никуда отсюда не уходить. Она сидела, просто греясь под водой, потом вставала и отмывалась снова, и в сотый раз промывала волосы. И в голове у нее была только одна мысль: “Какое чудо.” Это нельзя было назвать иными словами - только чудом.

Когда у нее от пара начала кружиться голова, она с тяжелым вздохом сожаления выскользнула из… как правильно назвать это место? гномская баня? как-то так…- вышла в совсем крохотный закуток, где на низком табурете лежала аккуратно сложенная чистая одежда и поверх нее -  огромное полотенце из такой ткани, которую Стэшши раньше никогда не видела. Она нахмурилась, вспоминая - человек по имени Уилл Бентон говорил ей про какую-то кнопку, которую надо нажать, когда закончишь мыться, да... но горячая вода вымыла из ее головы все мысли. Где-то вот тут, камень с какой-то эмблемой, нажать на нее, и потом… Пластинка отщелкнулась, и Стэшши с чистой совестью ткнула в кнопку мокрым пальцем, надеясь, что ничего не перепутала. И судя по тому, что шум воды за спиной начал стихать - все было так, как надо. Она долго сушила волосы, вытирала мокрое тело, разглядывала синяки и ссадины на ногах - так странно они смотрелись на добела отмытой коже. Чуть не задремала, завернувшись в полотенце и устроившись на теплом полу, но вовремя вскинулась, ущипнула себя за руку - не спать, нельзя во сне спать, сон кончится!

Стэшши заплела волосы в тонкую косичку, натянула чистую рубашку - она была вся тоненькая, кружевная, вышитая, и совершенно ей не подходила, но ведь это же был сон, а во сне всякое случается. Штаны оказались ей безнадежно велики - но рубашка была настолько длинной, что можно было выйти отсюда и в ней. Почти платье, а платье - это ничего, это прилично. Она в последний раз бросила тоскливый взгляд через плечо - нет, все же, вода, горячая вода, и вот так постоянно рядом… бывает же, хоть и во сне - и осторожно толкнула узкую дверь. Босые ноги тут же утонули в мягком ворсе ковра, и она чуть не заурчала от удовольствия. Такой хороший это был сон…

Но Уилла в комнате не оказалось - как не оказалось и ее грязной одежды, которую она, как старик и просил, выбросила через приоткрытую дверь предбанника. Он обещал, что ее почистят, вспомнила она, точно же. “Хотя что там чистить… местами она и состоит из грязи…” Стэшши прошлась по комнате, подняла с постели оставленный там пояс с клинками - Тоска и Печаль все еще обиженно молчали, и это было хорошо - покрутила его в руках, размышляя, как бы ловчее перехватить им выданные штаны. Ходить по чужому дому в одной рубашке даже во сне было как-то… слишком. Орочий пояс не подходил, конечно, но вот ее второй пояс был тоньше - и его чистить было без надобности, так что он лежал себе на кресле, где и раньше. Стэшши наконец-то влезла в штаны, подтянула их своим поясом - подумав, нацепила поверх и пояс Гароны с Тоской и Печалью. Так-то было лучше. Как-то… спокойнее.

Здесь вообще было спокойно - и хорошо. Она осторожно трогала кончиками пальцев корешки книг (жаль, что читать смысла нет, все равно ничего не запомнится), принюхивалась к странным запахам (и не спросишь, что за травы, все равно это сон, и наутро все забудется), жмурилась, представляя, будто все это существует на самом деле. И улыбалась, вспоминая свои прежние сны. Хорошие сны - не те, страшные, а хорошие…

А потом подняла глаза - и встретилась взглядом с золотой женщиной.

https://images2.imgbox.com/e7/a6/mA0b8AHC_o.gif

Та безмятежно улыбалась ей с портрета - и была точно такая, как во сне, и волосы у нее были точно такие же, только распущенные, а не собранные в высокую прическу, и руки такие же белые и нежные, разве что у этой женщины было лицо, живое лицо. Так ведь и у той оно было! Просто она никогда не оборачивалась к Стэшши, никогда. А сейчас - будто обернулась. И смотрела синими-синими глазами, и улыбка ее была такой нежной, такой доброй, будто… будто у матери. Но ведь у нее, Стэшши, никакой матери и не было никогда...

Она потянулась, зачарованно прикоснулась к портрету, будто ожидая почувствовать живую кожу. Нет, живой она не была - но была настоящей! Если забыть, что это сон, значит, кто-то когда-то рисовал ее! Кто-то знал ее! И теперь Стэшши тоже знала, какое у нее лицо, у безымянной женщины из ее сна. И это было так хорошо - просто знать…

Она не помнила, сколько простояла вот так, на цыпочках, касаясь нарисованной кожи - но тут в дверь постучали, и она отдернула руку, обернулась резко, вслушиваясь. Кто там? Что там? Почему стучится? Почему не просто так открывает дверь? Клинки на ее поясе предупреждающе зашипели - но это же был сон, и Стэшши не испугалась. Просто пошла - и потянула ручку двери на себя, и та открылась. И она заулыбалась - нет, правда, это был самый лучший в мире сон, и она теперь знала, кто в этом сне сможет ответить на ее вопрос. Когда она проснется - она все забудет, конечно, или будет помнить кусками и обрывками, но разве это было важно сейчас? Вовсе нет…

- Скажите мне. пожалуйста, - заторопилась Стэшши, больше всего на свете боясь проснуться до того, как он ответит, - кто там, на портрете? Как ее зовут? Кто она? Я очень вас прошу, скажите мне…

+3

11

совместно с белкой Стэшши

Стэшши выглядела гораздо бодрее, чем тогда, когда он видел ее в прошлый раз. Движения были легкими, взгляд - ясным, ни следа от былой усталости. Мокрые рыжие волосы, аккуратно собранные, но все-таки выбивающиеся из косы, ложились темными завитками на ее лоб и шею. Штаны не по размеру, на которые она немедленно прицепила все свое вооружение. Тонкая, даже слишком тонкая рубашка… Андуин почувствовал себя неловко, будто вторгся к даме в личные покои во время ее туалета, и было хотел извиниться и уйти, тем более что он, в целом, уже узнал все, что хотел.

Но, не успел он даже открыть рот, как  на него обрушился целый шквал вопросов - и вопросов таких внезапных, что он невольно сделал два шага вперед, прежде чем поднять глаза вверх - и встретиться с ясным синим взглядом.

- Это… королева Тиффин. Покойная королева Тиффин Эллериан Ринн, моя… матушка.

Портрет смотрел так мягко, так понимающе и ласково, что сердце у Андуина сжалось. “Так давно мы не виделись, матушка”. Он перевел глаза на Стэшши и улыбнулся, слегка вопросительно.

- Королева… - разочарованным эхом повторила Стэшши. Сон оказался таким же, как и прочие - он снова не дал нужного ответа, а те, которые дал - никуда не годились. Женщина из ее сна никак не могла быть королевой, иначе откуда бы ей, Стэшши, ее видеть хотя бы раз… А она видела, видела, ей просто не удалось бы выдумать такое - и прическу, и платье, и комнату с диковинными зверями, и в книжках она про такое не читала. Но на портрете была не она - значит, просто похожа. Мало ли в мире таких золотых волос. Мало ли как можно ошибиться, когда пытаешься вспомнить призрак из сна. И та женщина, которая ей снилась, так и осталась без лица. И хорошо, что без лица - не так, как бывало в тех снах, когда она все-таки оборачивалась. Наверное, не стоило спрашивать, кто это - так можно было б думать, что видела ее, что знаешь, что случись что, сможешь узнать. Но к чему себя обманывать? Что бы там ей ни снилось, на портрете была королева, и она умерла. Все равно - умерла. Так к чему все это… Глупый, глупый - злой! - сон.

Тоска и Печаль на ее поясе шипели, жаловались на вечный голод. “Хватит,” - подумала она им, но они, хоть и совсем притихли, униматься и не думали. “Если они так и будут, - зло сказала она про себя, позволяя им услышать, - выброшу в канал, белому слепому кроколиску в пасть.” И понадеялась, что клинки ей поверят. Постоянное шуршание и бормотание на грани слуха ее раздражало.

Стэшши подняла больные покрасневшие глаза, глядя на золотой и белый свет, проговорила тихо:

- Простите. Я… я не знала. Я вижу сон… как сейчас, ой, нет, во сне нельзя говорить, что это сон, иначе проснешься. Я так часто вижу… мне показалось, что… кого-то похожего, настолько, что… Но я никогда не вижу лица - лица, как у человека, я… не знаю, как объяснить. Когда она человек, она не оборачивается. И потому… я глупость спросила, я не должна была, простите меня. А вы… вы… все хорошо? Они все… там…  - она махнула рукой куда-то в сторону двери, - демоны… они ушли? Все?

Стэшши как-то разом сникла, погасла - так, будто он своими словами задул маленькую теплую свечку надежды, горящую в ее глазах. “Ох. Ну вот”, - огорченно подумал Андуин, слушая ее. - “Она так надеялась разгадать эту загадку, это был так важно для нее, а я… я так ненавижу разрушать чужие надежды. Особенно - вот так, случайно, походя”.

“Она думает, что спит”, - подумал он еще. - “И говорит так спокойно, так уверенно… не пытается ершиться или бежать. Она вот так вот говорит тогда, когда чувствует себя… в безопасности?”

- Простите, - тихо сказал он, невольно вторя ей. - Мне… жаль, что я вас расстроил. И очень жаль, что у меня нет ответа на вашу загадку, - он секунду помолчал. - Демонов здесь больше нет, других порталов никто не пытался открыть. Похоже, сектанты были уничтожены все - или затаились. По крайней мере, прямо сейчас бояться нечего. Я говорил перед людьми Штормграда. Люди встревожены и устали от неизвестности, но теперь все утихнет. Город вернется к обычной жизни. Мы все… обязаны вам, Стэшши. Вам и вашей магии. Мы все обязаны жизнью и свободой тому, что вы оказались в нужном месте в нужное время и защитили нас.

+3

12

[nick]The Shadowblade[/nick][status]рыжая ведьма на черной кобыле[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/901e09a23af0b894e8f4c2e28ac7d9bc.gif[/icon][sign]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/85dfa3fb276c8bccbf4af95dd277ebc1.jpg
Спасибо за мудрость, что есть у бессилья пределы -
А я-то считала, что есть лишь у силы предел.
©
[/sign][lz]Стэшши, никто из ниоткуда, сирота-наемник с потерей памяти, плутоватый маг тм, рыжая, честная (спойлер - нет) и вовсе не влюбленная. Белка с каминной полки Его Величества.[/lz]

- Скажите, а очень страшно в каре стоять под картечью?
- Ах, сударь, совсем не страшно, на то она и картечь. ©

В этом сне - если это был, конечно, сон, она отчего-то начала сомневаться - все было хорошо. Никто не открыл портал снова (зеленое течет по черному, провал дышит тьмой и зеленью вперемешку, и шипит, когда огонь облизывает его оранжевым языком), не призвал новых демонов (рога, и крылья, и когти, и пронзительный визг, и чешуйчатое тело бьется, пробитое насквозь ледяным копьем), и в городе всего лишь встревожены люди (тишина, тишина, и запертые двери, и патрули на улицах, и медленно-медленно летящая дымовая шашка, беги, беги, пока все отвлеклись)... Все это было - хорошо? Все это было - потому что она оказалась в нужное время в нужном месте и…

Нужное время. Нужное место.

Она отчаянно закусила губу - до боли, до крови. Все путалось, все сливалось в один бесконечный день, полный такого же бесконечного ужаса, и такой же круговертью перед ее глазами плыли лица, одно за одним, и знакомые, и незнакомые. Сейчас, когда ушла тяжелая усталость тела, когда ушла жуткая пустота, Стэшши вспоминала, осознавала - и холодела от ужаса. Даже белый и золотой свет - так рядом, так близко, так по-настоящему - не успокаивал ее. Как она могла забыть - и что теперь делать? Сектанты - и демоны, или не демоны, или кто знает! - были не только здесь. И если их нет в Штормграде, если они затаились - то кого им бояться, от кого прятаться…

...в Сумеречном лесу?

Женщина по имени Алтея умерла, Стэшши помнила - как та смотрела пустыми стеклянными глазами, и в них чудился упрек ее хозяевам, которые не спасли ее, не дали ничего из обещанного - но остальные? Они остались там, и… И - что? Что будет с теми, кто…

...кому она ничем не могла помочь - тогда?..

- Я не… ничего такого не сделала. Мне никто ничем не обязан, просто мне было страшно, и хотелось, чтоб этого… портала, и всех, кто там, не стало, но это неважно, нет, - она заговорила быстро, и точно так же быстро метались ее мысли, одна за одной, юркие, не поймать, не уследить, столько всего, - и я… наверное, меня ждет тюрьма, как только я отсюда выйду, но это тоже ничего не значит. В Сумеречье… тоже они. Сектанты или как их, я не знаю. И там я ничего не сделала, почти ничего не могла. Ночной Дозор… вы знаете, кто они? Говорили, что они дерутся с нечистью, но сейчас это не так, это совсем не так. Я видела, я…

“Если я выйду, меня схватят, - подумала она, - а портал я упустила. Что же…  Ну, тени скроют, можно будет… можно будет - что? Пойдешь к страже? Или… или что? Что же делать?”

Кажется, последнее и растерянное “Что же делать?” она сказала вслух.

https://images2.imgbox.com/d1/0e/zwYOkWtD_o.gif

+3

13

Андуин нахмурился. Стэшши говорила все быстрее, все сильнее паниковала - и чем больше она паниковала, тем сильнее он терял нить ее речи. “В Сумеречье… сектанты. Отлично, просто отлично. Так. Ладно. Насчет этого надо уточнить, но позже, когда она сможет говорить спокойно и по порядку. А вот насчет тюрьмы…”

- Стэшши, давайте пройдем и сядем за стол, - он, совсем забыв, что эти комнаты больше не его, указал девушке на невысокий столик, возле которого стояли два кресла с подушками, а на столешнице - графин с водой и немного фруктов. “Наверное, Уилл принес… интересно, где он сейчас, насчет обеда распоряжаться пошел?” - И вы расскажете мне все по порядку и подробно. Вы были в Сумеречье, расследовали… деятельность сектантов? это расследование и привело вас в Штормград? Чего вы боитесь? почему вы говорите насчет тюрьмы, вам… угрожал кто-то?

“Вода, вода, магам нужно много пить, это я помню”, - подумал он, наливая в чаши воду, прозрачную, как слеза, и протягивая одну из чаш Стэшши.

- Берите, не стесняйтесь, и фрукты берите, вам сейчас нужно восстанавливать силы. Сейчас мы со всем разберемся и придумаем, что делать.

https://images2.imgbox.com/5d/99/qlPDUYIb_o.jpg

+3

14

[nick]The Shadowblade[/nick][status]рыжая ведьма на черной кобыле[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/901e09a23af0b894e8f4c2e28ac7d9bc.gif[/icon][sign]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/85dfa3fb276c8bccbf4af95dd277ebc1.jpg
Спасибо за мудрость, что есть у бессилья пределы -
А я-то считала, что есть лишь у силы предел.
©
[/sign][lz]Стэшши, никто из ниоткуда, сирота-наемник с потерей памяти, плутоватый маг тм, рыжая, честная (спойлер - нет) и вовсе не влюбленная. Белка с каминной полки Его Величества.[/lz]

Ничего не видела, ничего не знаю,
Дома рядом с маменькой я всю ночь спала,
Зачем мне бриллианты, гражданин начальник,
Не видать век воли, хату не брала!
©


“Думай, думай, думай, соберись, думай, с кем говоришь, ты!... Это нихрена не сон!” Если б Стэшши могла, она б изо всех сил хлопнула себя по щеке, чтоб привести в чувство. “Что ты расскажешь по порядку и подробно, дура, что? Тэсс просила тебя держать язык за зубами - откуда ты знаешь, к чему могут привести твои слова? Тебе надо было убраться, когда можно было, а ты… ты…” Наверное, сейчас стоило нырнуть в тени - и хотя бы попытаться сбежать, забыть, выбросить из головы все то, что ее никак не касалось. Кому в том Сумеречье станет хуже от сектантов? Если вспомнить, кого - или что - она видела, пока пряталась в кустах возле дороги, пережидая, пока это пройдет мимо… может, оно и сожрет всех сектантов, и вообще всех…

“Да и плевать бы, нет?”

Но вместо того, чтоб скрыться в тенях и бежать так быстро, чтоб сердце выпрыгивало из груди, Стэшши прошла и села в кресло, и чуть не утонула в мягких-мягких подушках - “как на этом сидеть вообще? и самое главное, как потом вставать? никак же…” - и все это время пыталась сообразить, как рассказать все, не сказав ничего. Точнее - ничего из того, что какому-никакому (то есть - очень хорошему), а представителю власти рассказывать бы не стоило. Она пробормотала под нос что-то среднее между “благодарю” и “не стоит беспокоиться”, протянула руку за чашей, сделала большой глоток - вода была прохладная и ужасно вкусная. “Даже вода тут такая, - подумала она, - не как везде. Надо же. Бывает же.”

У чаши была затейливо витая ножка, и Стэшши бездумно провела по ней пальцами, еще и еще раз. Клинки на ее поясе молчали и даже шипеть перестали. То ли испугались белого слепого кроколиска (еще бы, его весь город боялся), то ли еще чего. И хорошо - не хватало еще, чтоб они путали ей мысли и лезли под руку. “Не сбивайте, сама собьюсь…”

- Я… да, я была в Сумеречье, - начала она, очень стараясь как-то успокоиться, как-то говорить связно и понятно, а не как обычно бывало, когда она видела этот белый и золотой свет. Говорить по делу и не выболтать лишнего. Как сложно-то, мать его, как сложно! - И там я услышала - про демонов Легиона, про то, что отсюда они доберутся до самого Штормграда, и тогда их уже никто не остановит. Там… дозорные на дорогах, но они  почти все они - говорили об этом и не боялись. И их командир - она тоже все знала. А просто люди… я почти не видела их, но они там есть, я знаю - я много там слушала. Не знаю, что с ними будет - или уже стало - об этом не болтали. Все было - про Штормград. И потому я… здесь. Я спешила, очень. Нужно было спешить. Я ужасно испугалась за…

Чуть не сорвалось с губ глупое, смешное “за вас”, но она удержалась и успела сказать не то, что думала:

- За город и вообще. Очень страшно все это было. А дальше… вы знаете. Ну, видели, чем все кончилось. Остального я сама толком не вспомню, все будто в тумане. Как будто спишь и никак не проснешься.

Стэшши глубоко вдохнула - надо же было признаваться, хоть и не в том, в чем она вправду была сильно виновата - и договорила:

- А про тюрьму… ну, я сама знаю. Я взорвала дымовую шашку на улице… не совсем на улице, там, на входе… в это, присутственное место. Мне пройти надо было, иначе никак. Совсем никак. А это… ква-ли-фи-цируется как мелкое хулиганство. И без военного положения  - за такое дают пятнадцать суток в Стокадах… то есть в штормградском городском исправительно-трудовом учреждении.* А с военным и больше небось. Вот и все…

Она опустила взгляд, скользнула им по чаше с водой - и чуть не вскрикнула. Витая ножка, которую она трогала пальцами, пока говорила, была покрыта самым настоящим инеем, а внутри намерз лед. Тоже самый настоящий лед. “Что же это, что, как это, откуда?!..”

https://images2.imgbox.com/0e/96/CI61OT7l_o.gif

* в мире, где девка в красных революционных трусах выговаривает без ошибок слово “нейтротоксин”, все можно, ящетаю!))

+2

15

Андуин слушал девушку, крутил ее слова в голове, как детальки пазла, поворачивал, состыковывая, собирая новый узор - откладывая, не спеша задавать самые простые и очевидные вопросы. “Почему вы не обратились к властям, к ШРУ, да даже к страже?” Не спеша бежать отправлять войска в Сумеречье - свободных отрядов прямо сейчас нет, нужно будет найти, нужно будет выделить, срочно, срочно, горит… нужны подробности, нужно отправить разведку, нужно-нужно-нужно... Не спеша даже смеяться над “пятнадцать суток, во имя Света! пятнадцать суток после того, как она спасла от захвата и город, и его жителей, и его короля - за дымовую шашку, зажженную в… “присутственном месте”! это звучит как какая-то шутка, и шутка совершенно дурацкая…” За всем этим все четче складывалось ощущение - его прошлые построения были неправильными. Никогда, никогда ребята мастера Шоу, вслед за своим шефом, не считались не то что с мелкими нарушениями - даже с прямыми преступлениями, и преступлениями серьезными, если они полагали это необходимым для выполнения своей задачи. “Что-то я понял не так, где-то как-то логика мне отказала, не-по-хо-же...”

Но в этот момент Стэшши, говорящая все более покаянно, все более уныло-безнадежно - опустила глаза вниз - и тут же дернулась в сторону от стола, едва подавив крик. Андуин на секунду растерялся - что там может быть? мышь, таракан? чего еще боятся девушки?

На первый взгляд, на столе все было нормально… и тут он заметил чашу. Чашу, покрытую кристаллами льда, как драгоценными алмазами. В тепле комнаты это было… самым настоящим чудом. “И чудом, похоже, неожиданным для самой чудотворицы, мда. Ин-те-рес-но. Нет, мысль о том, что этот маг - маг не особо доучившийся, похоже, была правильной…”

- Надо же, как красиво у вас получилось, - улыбнулся он, будто все шло как надо. - Магия льда - красивая магия… Не бойтесь, Стэшши. Никто не посадит вас… в тюрьму, за брошенную дымовую шашку. Несмотря на военное положение, - выговорить полное официальное именование Стокад он, конечно, мог - но считал его форменным издевательством над языком. - Я могу вам в этом поручиться и дать слово.

+2

16

[nick]The Shadowblade[/nick][status]рыжая ведьма на черной кобыле[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/901e09a23af0b894e8f4c2e28ac7d9bc.gif[/icon][sign]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/85dfa3fb276c8bccbf4af95dd277ebc1.jpg
Спасибо за мудрость, что есть у бессилья пределы -
А я-то считала, что есть лишь у силы предел.
©
[/sign][lz]Стэшши, никто из ниоткуда, сирота-наемник с потерей памяти, плутоватый маг тм, рыжая, честная (спойлер - нет) и вовсе не влюбленная. Белка с каминной полки Его Величества.[/lz]

— Какой у вас стаж работы?
— По нулям! Но инструкцию прочел.
©


“Красиво?..” Стэшши не знала, красиво ли это было. Наверное, ему было виднее, а вот ей было просто страшно. Очень страшно. Сколько шагов от замерзшей в тепле воды - до падающего с неба льда? До возникающего из ниоткуда огня? До смертного ужаса, до… Она вскинула голову, посмотрела вверх - будто боялась, что сейчас оттуда посыплются безжалостные осколки, и она не будет знать, как их остановить, и тогда лучше будет, если этот ледяной дождь убьет и ее тоже.

Ничего не было. Ни осколков, ни огня - только замерзшая чаша. Магический лед блестел в теплом свете и не таял. Стэшши изо всех сил сцепила пальцы, боясь касаться чего-то еще - вдруг она положит ладонь на стол, и по теплому дереву поползет изморозь, и… и случится что-то очень страшное. Она не знала, что. Что-то. Она боялась смотреть на собственные руки - вдруг и их уже покрывает иней. Холода она не чувствовала - но вдруг?

“За шашку, может, и не посадят, - думала она, старательно пытаясь не встречаться взглядом с синими-синими глазами, - а вот за все остальное… ну, это ничего… сперва спрячусь, а потом… потом придумаю что-нибудь, впервой, что ли, и вообще мне за все это дерьмо еще должны. В двойном, нет, в тройном размере! Друзья или нет, а на такое я не подписывалась. Обстоятельства, мать вас так, изменились. И куртка убилась к хренам. И вообще… Клинки за плату не катят, это мне надо приплачивать, чтоб я их взяла, и то я подумаю.”

Странно - Тоска и Печаль все еще молчали, будто ждали чего-то. И тишина в комнате была такая настороженная, такая… опасливая, и Стэшши думала - “надо было уходить сразу, как только… сразу, и все.”

- Не надо слово, - она заговорила, не поднимая глаз, наконец-то решившись глянуть на сцепленные пальцы и с облегчением увидеть, что на коже никакого инея нет, пока нет, - ничего такого не надо. Я и так верю. Как же… можно вам не верить. Хорошо, если так, в Стокадах, ну, говорят, паршиво уж очень. А этот лед… это не красиво. Это страшно. Раньше, ну… до вчера… я про такое только читала. И я…

Нужно было сказать правду - но она не знала, как. То, что приходило ей в голову, звучало ужасно тупо.

- И я… не хочу навредить... вам.

https://images2.imgbox.com/3e/58/Tyeqqs3l_o.gif

+3

17

Андуин слушал девушку - задеревеневшую, застывшую от ужаса. От ужаса перед самой собой. И чувствовал, что, как-то помимо его воли, глаза у него округляются, а на вздрагивающих углах губ парадоксально возникает улыбка. В том, что говорила Стэшши, не было ничего забавного, даже наоборот. И тем более не было забавного в том, что она до полуобморока испугалась своего таланта. Потрясающее и удивительное - было (ледяной дождь, без обучения, серьезно?!..), и еще было… что-то невероятно трогательное в том, как, не поднимая глаз от своих сцепленных рук, она созналась в том, что… боится за него. И нет, не последствий. А просто боится причинить ему - любой - вред. Он не мог бы сказать, в чем он увидел эту разницу, но его чутье просто кричало о ней.

И это было уж совсем никак не смешно, это звучало так… пронзительно-искренне, так доверчиво, будто ему из рук в руки передали маленького теплого спящего зверька - и надо как-то приладиться и не разбудить его. Наверное, нужно было как-то перестать улыбаться, как-то успокоить ее, как-то… но он чувствовал, что все его таланты дипломата отказывают ему, а все нужные и правильные слова куда-то подевались, будто никогда и не было их.

- У вас… огромный талант, Стэшши, - мягко сказал он. - Вам нужно учиться управлять им, и, я думаю, вы привлечете внимание самой леди Джайны. Что до меня… не бойтесь. Я умею защищаться, в том числе от ледяной магии, мой щит выдержит, даже если вы попытаетесь пробить его. Чтобы причинить вред священнику, закончившему обучение, нужно еще постараться - и к тому же знать, как это делается.

Он рассеянно взял из вазы с фруктами мандарин - нет, я говорю не то и не так, что ж такое-то… совсем не то, что хотел, совсем не то, что надо... - быстрыми движениями снял с него кожуру и протянул дольки девушке:

- Хотите?.. И… спасибо. Да, - он тянулся через стол - и чувствовал, что бессмысленно и бестолково краснеет ушами, сам не зная, отчего.

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/8/85/Stannard_Christmas_still_life.jpg

+3

18

[nick]The Shadowblade[/nick][status]рыжая ведьма на черной кобыле[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/901e09a23af0b894e8f4c2e28ac7d9bc.gif[/icon][sign]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/85dfa3fb276c8bccbf4af95dd277ebc1.jpg
Спасибо за мудрость, что есть у бессилья пределы -
А я-то считала, что есть лишь у силы предел.
©
[/sign][lz]Стэшши, никто из ниоткуда, сирота-наемник с потерей памяти, плутоватый маг тм, рыжая, честная (спойлер - нет) и вовсе не влюбленная. Белка с каминной полки Его Величества.[/lz]

дерево услышит за спиной
синеву, и дрожь, и позолоту.
дерево у бога вместо: кто ты?
спрашивает молча: что со мной?
©


Не успев подумать, не успев заново испугаться - вдруг снова будет лед, и холод, и ползучая изморозь? - Стэшши расцепила пальцы и протянула руки, подставила ладони, сложенные лодочкой. Не глядя, не задумываясь, не опасаясь. Никогда раньше такого не было - но даже если б ей в руки сейчас легла гномская бомба и издевательски затикала, она бы ничего не сделала, даже не дернулась, так бы и сидела, чуть ли не к сердцу прижимая собственную смерть. Но это все-таки, к счастью, была не бомба - а… что? Какой-то фрукт, которого она раньше никогда не видела. Яблоко? Нет, не яблоко. Нежные дольки - и такой запах, что даже голова кружилась. “Может, это не едят? - растерянно подумала она. - Может, что-то другое делают?..” Она поднесла неведомую штуку к лицу, так и держа ее в ладонях, как крохотного зверька, принюхалась, чуть-чуть морща нос - сладкий запах щекотал ноздри.

И вспомнила, что ей что-то говорили, то, что ее и успокоило (если от нее ему не будет никакого вреда, даже если с неба снова посыплется лед, это здорово), и напугало (она точно не хотела привлекать ничье внимание, особенно какой-то непонятной леди, про которую с таким уважением говорил аж целый король - ну и страшная она, наверное, и старая, и еще титанов помнит) - и ей тоже нужно было что-нибудь сказать. Хотя бы то, что она все поняла, но все равно попытается не швыряться льдом и огнем…

- Я не… я не знаю про талант, - тихо сказала Стэшши, грея вкусно пахнущую штуку в ладонях, и радуясь тому, что изморози от ее пальцев больше нет, - я умею левы... леви…  ле-ви-ти-ровать, и прятаться в тени, чтоб никто не видел, и лепить фантомы, и зачаровывать свитки на удачу. И… приворот. Правда, он на тех работает, кому... объект и так нравится. Этим всем управлять просто. А всему остальному меня некому учить. Я не знаю, кто такое умеет. Ну, кроме этих… важных. Из Даларана. Но таких, как я, туда не берут. А все это… лед, и огонь, и…  я не знаю, как я это умею. Оно… само. Я потому и боюсь, ну… чтоб это вас никак не зацепило. Хорошо, что вы знаете про щит и всякое такое. И хорошо… что я не знаю, как причинять вред, ну… вам. И не хочу знать.

Она перевела дыхание и, чувствуя, как мучительно краснеет, спросила:

- А вот это…  - она раскрыла ладони, подставляя теплому свечному свету рыжеватый бок неведомой штуки, - это… едят? Нюхают? Прикладывают к больному месту? Я… не знаю. Простите.

https://images2.imgbox.com/60/9d/5IPOAfqx_o.gif

+4

19

- Это… мандарин, его… просто едят, то есть можно варенье варить или шкурки… как духи еще использовать, или тоже в варенье, но… - он понес какую-то редкую околесицу, чувствуя, как неудержимо краснеют уши - и было очень хорошо, что они, как обычно, были скрыты под волосами. В голове крутилось только одно: “Она не пробовала мандаринов, никогда? даже не видела их? как такое может быть?.. они же, ну… ну…” - дальше мысль как-то окончательно потерялась по дороге, вприпрыжку перепрыгивая между фразами - пока не наткнулась на то, что заставило ее споткнуться.

Андуин - правда -  пытался быть спокойным и сдержанным, но в этот момент все-таки не удержался и фыркнул - и тут же прижал пальцы к губам, пытаясь укротить такой неуместный, но так неудержимо рвущийся наружу смех. Так не хотелось напугать, спугнуть это внезапное доверие и внезапную искренность.

- Простите меня, Света ради, Стэшши, я… не над вами смеюсь, просто… просто… Мне… так и представились лица… некоторых моих знакомых, если бы их назвали “этими важными, из Даларана”, - он поднял на нее смеющиеся глаза, в уголках которых выступили бисерины слез. - Они… я думаю, они были бы изрядно возмущены такой характеристикой.

Он вытер слезы тыльной стороной ладони и попытался продышаться и снова стать серьезным. Правда, вот это ему удавалось на редкость плохо - или это сказывался откат от многодневного волнения и усталости?..

- Вам… на самом-то деле, там и нужно учиться. В Даларане. Если вы хотите научиться управлять своими силами, сдерживать и направлять их. Я… не очень хорошо разбираюсь в магии, честно сказать, - смущенно сознался он. - Магического дара у меня нет даже и намеком. Но… то, что вы сделали сегодня - обычно этому нужно учиться, и учиться долго. Если вы этому не учились - значит, у вас и правда дар. И… почему “не берут”? каких - таких, как вы?..

+4

20

[nick]The Shadowblade[/nick][status]рыжая ведьма на черной кобыле[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/901e09a23af0b894e8f4c2e28ac7d9bc.gif[/icon][sign]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/85dfa3fb276c8bccbf4af95dd277ebc1.jpg
Спасибо за мудрость, что есть у бессилья пределы -
А я-то считала, что есть лишь у силы предел.
©
[/sign][lz]Стэшши, никто из ниоткуда, сирота-наемник с потерей памяти, плутоватый маг тм, рыжая, честная (спойлер - нет) и вовсе не влюбленная. Белка с каминной полки Его Величества.[/lz]

мне нужно знать:
у каждого под кожей -
бежит и прожигает пальцы дрожью -
один огромный свет.
©


Здраво рассудив, что варить варенье прямо сейчас не в чем и негде, а натирать кожурой за ушами - глупо и бессмысленно, Стэшши решительно разломила вкусно пахнущую штуку на дольки и не менее решительно сунула одну из них в рот. На вкус это было и сладким, и кислым, и чуть-чуть щипало язык, и… было еще вкуснее, чем она думала. Будь она одна или сиди напротив нее кто попроще, она бы, наверное, слопала этот самый мандарин в один миг, урча и чавкая  - но сейчас… Сейчас пришлось есть аккуратно, по одной дольке, борясь с искушением облизывать пальцы.

“Вкусно-вкусно-вкусно, с ума спрыгнуть, как вкусно” - мысли у Стэшши не выходили за эти пределы, и слушала она впол-уха, так что не сразу поняла, над чем или над кем смеется… Его Величество. Да и какая была разница, если он смеялся так, будто… будто в эту комнату плеснуло яркое летнее солнце, настоящее, живое, горячее до боли - и можно было смотреть на это вечно, не отрываясь, не отводя глаз. Так глупо. Так смешно. Так… И дернуться было - протянуть руку, стереть слезы, сама не зная, как, сама не зная, зачем. И так и не решиться.

Она несмело улыбнулась, замотала головой - нет-нет, за что простить, не за что прощать. От этих разговоров про Даларан - имя города звенит где-то высоко, над головой, она должна слышать его так, это… правильно, и башни, такие маленькие, тянутся к небу, город уменьшился, нет? что произошло? ей снился не тот город? да, наверное, не тот, не могла же она видеть во сне то, что никогда не видела в яви? - ей становилось не по себе - будто бы щекочет что-то, а что - не понять. Это беспокоило, тянуло и мучало. Но не могла же она об этом сказать - здесь и сейчас.

[float=right]https://images2.imgbox.com/3f/65/lvnkejpn_o.gif[/float]- Я не… хотела, чтоб кто-то возмущался, - она пожала плечами, зачем-то отводя взгляд. Смотрела бы и смотрела, но разве так можно? - Я просто не знаю, как это еще назвать. Я тоже не разбираюсь. Я читала, но в книжках не всегда пишут, ну, как по правде. Придумывают много. Я не училась, нет. Этому - нет. Я даже не знаю, что это такое было, как это правильно называют. Лед, огонь. На картинках в одной книжке было, но там… как бы со стороны. Ничего в этом не понимаю… 

Она потерла лоб, не зная, как ответить на вопрос - “почему не берут?” - ей казалось, по ней все было видно. И все понятно. Разве не… Впрочем, он же  - да точно - в своей жизни видел только приличных людей, а таких, как она, не видел. Откуда бы? Во дворце таких точно не было. Да и ей было тут не место - и пора было... пора…

- Ну… - она махнула рукой в воздухе, - таких… Я немного видела, там все - в шелке и в золоте, как будто… у вас во дворце вот. А я… я никто. У меня ничего нет, никого нет, зачем я им, ну, такая? Они со мной и разговаривать не станут. Так что… нет, я книжку хорошую ста… найду и прочту, что с этим делать. Не хочу вот так морозить чашки, и без того не больно жарко, ну, бывает.

Отредактировано Sylvanas Windrunner (30-04-2019 09:47:30)

+4

21

Андуин смотрел, как она ест мандарин - самый обычный, самый простой мандарин, пусть и из Тернистой долины привезенный, но самый же обычный! - как она его буквально поглощает, разве что не урча от удовольствия, как кошка над сливками, и чувствовал себя… странно. Одновременно и совершенно счастливым, будто он сам, лично, этот самый мандарин вырастил и привез - и страшно, бесконечно смущенным. Она ела этот фрукт так, будто это было каким-то невозможным кушаньем, необыкновенным даром, так восторженно и с благоговением...

...я никто. Я - никто. Как это может быть? Что-то я не понял… понял совсем не так, неправильно, не так, как надо…” - он быстро-быстро, будто воспоминания были картинками, нарисованными на цветной ленте, раскручиваемой из бобины, вспоминал: где, как, когда, в каких условиях он ее встречал. Что знал, что видел. Что и когда понял - и понял не так.

...нет, не ШРУ. В лучшем случае - наемный агент, и то, и то… проклятье, нет, я не верю, что мастер Шоу платит своим агентам так мало, чтоб они никогда не видели мандаринов и боялись… простых обычных магов из Даларана”.

Кажется, нам стоит поговорить заново, по порядку, с самого начала. Но не сейчас, нет, не сейчас, когда она волнуется, психует, когда она только что сделала что-то… невероятное для самой себя. Не сейчас, когда она… спасла меня и весь Штормград. Что бы там ни сделали ребята мастера Шоу, она уж точно помогла им, и немало - а они предпочли умолчать об этой помощи. Так нельзя”.

Он быстрым привычным движением очистил еще один мандарин и протянул ей, улыбаясь.

- Насколько я знаю, в Даларан берут на обучение не по достатку и не по происхождению, но исключительно по дарованию. Спонтанно проявляющее себя дарование, как у вас, это редкая вещь, обычно требуются многие проверки... поэтому чаще туда попадают дети из обеспеченных семей, это правда, да, - осторожно соразмеряя каждое слово, проговорил он. - Но даже если… даже если с вами они не будут говорить... особенно если вы будете их так бояться, - он лукаво сверкнул глазами, но продолжил, - то со мной они точно будут говорить. Леди Джайна Праудмур, бывшая глава Кирин-Тора, старинный друг моего… моей семьи. И мой друг тоже. К сожалению, сейчас я вряд ли смогу к ней обратиться… но я всегда могу обратиться к… лорду Кейлеку, который сейчас является главой Кирин-Тора. И он не откажет мне в просьбе устроить ваше обучение. Если вы того хотите, конечно, - мягко проговорил он, подавшись вперед и накрыв ее руку своей. - Я не посмею настаивать. Но с вашими силами… чем раньше вы научитесь ими управлять, тем лучше будет для всех. Для вас - в первую очередь.

+4

22

[nick]The Shadowblade[/nick][status]рыжая ведьма на черной кобыле[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/901e09a23af0b894e8f4c2e28ac7d9bc.gif[/icon][sign]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/85dfa3fb276c8bccbf4af95dd277ebc1.jpg
Спасибо за мудрость, что есть у бессилья пределы -
А я-то считала, что есть лишь у силы предел.
©
[/sign][lz]world of warcraft
Стэшши, 16
Никто из ниоткуда, сирота-наемник с потерей памяти, плутоватый маг тм, рыжая, честная (спойлер - нет) и вовсе не влюбленная. Белка с каминной полки Его Величества.[/lz]

У тебя на лбу три слова - врёшь,
Не-ум-решь.
От любви, помилуй, сойти с ума? -
Дураков нема.
©


Стэшши замерла, не дыша, не мигая, боясь пошевелиться. И ее ладонь тоже застыла под чужой ладонью, и будто обратилась в камень, и ничего не чувствовала, ни тепла, ни холода, ни-че-го - и было так то ли от невозможного ужаса, то ли от бесконечной радости. Все равно - неизвестно, что хуже. Слова были рекой, шумящей, звонкой,  и в этом шуме почти ничего нельзя было разобрать. Из мерного шума всплывали имена, которые ей ни о чем не говорили - они просто звенели и падали, и разбивались, как стеклянные бусины, они ничего не значили. Кто они все? Зачем о них говорить? К чему ей знать о лордах и леди, которых ей никогда в жизни не увидеть? Ни к чему. И она подумала, что сейчас от ее пальцев снова поползет безжалостная серебряная изморозь, и так этого испугалась, что сердце ее застыло и пропустило удар, а потом забилось снова - с удвоенной быстротой, так, будто собиралось выскочить из груди.

“Я опасна, мне нельзя. Я должна управлять этим - но я не могу. Я боюсь. Я боюсь всего этого! Я не хочу! Зачем все это!”

“Страшно…”

Она не говорила ни слова вслух - просто смотрела и смотрела, и белый и золотой свет сиял все ярче, слепил глаза, и она по-прежнему не двигалась, забыв обо всем, и не шевельнулась бы, даже если б этот свет обернулся таким же белым огнем и спалил ее на месте. Она хотела убежать, исчезнуть - и не могла. Она хотела остаться - и не могла. И не знала, как быть. Страх поднимался мутной волной, сжимал сердце, мешал дышать. “Слишком много всего… слишком…”

“Ваше… обучение… Они что, и вправду будут меня учить? Все эти лорды и леди? Да ладно. Не бывает так. Согласиться? Так будет… спокойнее? Потом… потом что угодно. Потом меня уже здесь не будет. Не хочу быть сейчас. Не-хо-чу…”

В глазах стояли слезы - зачем, зачем все это говорить?! все равно так не будет, никогда не будет, все вернется, все станет как раньше, то есть никак, ничего-не… - но она не могла их сморгнуть, не могла стереть. Она должна была что-то сказать - но не сумела бы повторить то, что сейчас в ее голове стучало, звенело, рассыпалось льдинками и собиралось снова, и потому медлила, не размыкая губ.

“Страшно…”

“Хочу не быть здесь. Хочу быть подальше… отсюда. Не-хочу-больше.”

https://images2.imgbox.com/92/29/5P4s4wiS_o.gif

На какой-то миг ей померещилось, что мир вокруг замерцал, стал расплываться, но это не было похоже на тени, это было… вообще ни на что не похоже, будто бы вокруг были занавески, и все было просто нарисовано на них, а потом чья-то невидимая рука потянула их в сторону, открывая то, что было спрятано за ними, и…  А потом мерцание померкло и кончилось. Она наконец-то сморгнула слезы с глаз, не чувствуя, катятся ли они по щекам, или высыхают, толком не пролившись. “А какая разница? Здесь, не здесь? От себя не убежишь, так? Глупая белка. Никуда не убежишь. Не окажешься подальше. Везде будешь таскать за собой себя. Никому не нужную. Даже себе. А теперь еще и опасную. К кому ты с этим пойдешь? Кто тебя услышит? Так - какая - тебе - разница? А ему… ему так будет спокойнее. Хотя бы… как там… формально? Хоть какая польза от тебя.”

- Лучше… значит, лучше, вы-то это получше меня знаете, - собственный же голос показался ей чужим, но это было неважно. - Я не хочу быть опасной. Ни для кого. Только я не знаю, кто все эти лорды и леди, простите. И где их искать, тоже не знаю. Но это ничего, я узнаю. Вы… это… слишком… то есть очень добры.

И замолчала, не зная, что еще сказать.

+2

23

Стэшши застыла напротив, окаменела, как кролик перед удавом - как будто даже забыла, как дышать, будто хотела бы бежать - но нельзя, невозможно, как во сне, когда от ужаса отнимаются ноги, не поднимаются руки, собственное тело тянет к земле - и только в ее широко-широко распахнутых и подозрительно заблестевших глазах стеной встали слезы. За ее спиной на миг, затуманив взгляд, замерцал открывающийся портал перехода - но в нем было что-то такое до одури неправильное - то ли рваный край, то ли тьма за ним - что Андуин от чистого сердца выдохнул, когда, долгий миг спустя, портал схлопнулся обратно.

“Запугал девочку до полусмерти, до истерики, надавил, да еще и за руку ее схватил, чтоб не сбежала никуда - мо-ло-дец, словом, все правильно сделал. По крайней мере, для того, чтоб она бегом побежала учиться, даже не зная, куда, ну или... до ближайшего канала, как она бишь это говорила - совершенно правильно все, молодец. Все для блага Штормграда, не так ли”, - внутренний голос комментировал как всегда равнодушно и издевательски - и как всегда не давал советов. Андуину на миг показалось, что его пальцы, касающиеся руки девушки, прошила острыми иглами боль - но это были фантомы, иллюзии, из-за которых даже морщиться не след. Старые переломы ныли разве что на погоду.

Андуин медленно убрал руку, не понимая, как говорить и что делать - кажется, сегодня все, что он ни делал, было криво и неправильно, от этого становилось все только хуже.

- Стэшши, вы не преступница. Вы героиня, - мягко проговорил он, пытаясь не позволить тревоге и растерянности прорваться в его голос. - Ваша магия, вместе с усилиями ШРУ и стражи, сегодня спасла город. Спасла всех его жителей. Не дала Штормграду превратиться в руины, залитые Скверной. Любая благодарность за это будет слишком малой. Я... понимаю, что вам сейчас непривычно и страшно. Поэтому я не жду, что вы примете решение прямо сейчас. Не спешите. Обдумайте все хорошо. Я просто хочу, чтобы вы знали - вы не останетесь с этим один на один. У вас есть вечный должник и… друг, если хотите. Я окажу вам любую помощь, какая вам потребуется, и приму любое ваше решение. Если вы захотите учиться - я найду того, кто будет вас учить. Если вы решите учиться сами - могу помочь вам с книгами или… чем-то еще.

Взгляд, растерянно мечущийся по столу, выхватил привычное - бокал, второй, без льда, графин с водой… “Она пыталась открыть портал, потом схлопнула его, что, при общей ее усталости, может быть…” Андуин налил воды уже в свой бокал и протянул его девушке, улыбаясь.

- Выпейте воды. Вода многое делает легче.

+2

24

[nick]The Shadowblade[/nick][status]рыжая ведьма на черной кобыле[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/901e09a23af0b894e8f4c2e28ac7d9bc.gif[/icon][sign]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/85dfa3fb276c8bccbf4af95dd277ebc1.jpg
Спасибо за мудрость, что есть у бессилья пределы -
А я-то считала, что есть лишь у силы предел.
©
[/sign][lz]world of warcraft
Стэшши, 16
Никто из ниоткуда, сирота-наемник с потерей памяти, плутоватый маг тм, рыжая, честная (спойлер - нет) и вовсе не влюбленная. Белка с каминной полки Его Величества.[/lz]

...снилось, мне все это снилось,
покуда темнело до срока и мало спалось.
я крохотный сон возле сердца держала, как милость
неведомо чью – и держала, пока не сбылось.
©


Стэшши сидела, не шевелясь, смотрела прямо перед собой. Кажется, у нее дрожали руки - такой мелкой, противной, никак не унимающейся дрожью. Но это было не потому, что она чего-то боялась. Она слушала - и никак не могла понять, как все то, что ей говорят, связано между собой. Но эти слова были не страшными. Она перебирала их, как теплые бусины, повторяла про себя - “не спешите” (это значило, что время есть, и она успеет убежать), “обдумайте все хорошо” (это значило, что можно потянуть время). Что такое “вечный должник и друг” и “я окажу вам любую помощь” - она не понимала, точнее, не понимала, как все это могло относиться к ней. Но, наверное, дело было в том, что ее белый и золотой свет, сияющий совсем рядом, был… таким хорошим, как те, про которых рассказывали на воскресной проповеди в Храме Света. Она приходила туда не за тем - добрых прихожан так увлекало то, что им рассказывали, что они переставали следить за кошельками - но уши-то не заткнешь, и до нее долетали всякие истории. В основном их героям ничего хорошего не светило. И потому она подумала, что успеет убежать до того, как ей возьмутся выплачивать какие-то долги. Она же “не спешит” и “обдумывает”. Все правильно?

Она бессмысленно и глупо заулыбалась. Теперь она не понимала -  а чего, собственно, испугалась, что именно заставило ее так невыносимо захотеть оказаться подальше отсюда, до такой степени, что.. Ей не хотелось думать о том, что могло открыться за ее спиной. Но это ушло, захлопнулось, а больше ничего страшного тут не было. Был вот, кстати, этот самый ман-да-рин в ее руке - и бокал с водой. И она взяла бокал, и выпила воду до дна, а потом разломила вкусно пахнущий фрукт пополам, и съела сперва одну половинку, потом вторую. Это было вкусно. Ее глаза почему-то выхватывали какие-то куски того, что она могла видеть - будто бы кто-то подсвечивал фонарем, но ведь никакого фонаря тут не было. “Странно, - думала она, наклоняя голову набок, - непонятно. Тупо как-то.” Зато пальцы кололо знакомыми невидимыми иголками, но она уже перестала бояться. К тому же второй бокал не покрылся изморозью, и, значит…

https://images2.imgbox.com/2f/b2/eXwl7kWE_o.gif

А не знала она, что это значит.

- Раз вы так говорите, значит, так и есть, - легко согласилась она, глядя на пятно света перед глазами. - Я вам верю. Чему угодно верю. Мне надо не спешить. Обдумать все хорошо. Я поняла, запомнила. Я не спешу. Я обдумаю. Ну, все как вы сказали.

И зачем-то повторила то, за что еще зацепилась ее память:

- И не останусь с этим один на один. Хорошо… звучит. Как в книжке. Я про такое читала. Много даже. Правда, обычно после такого героя демоны жрут. Но меня не сожрут. Простите, я… глупости какие-то говорю. Просто… темно уж очень. Ночь совсем, да? Мне… пора. Наверное. Совсем… пора.

+2

25

- Сейчас не ночь, нет, - тихо проговорил Андуин, совсем не уверенный, что его услышат и поймут. - Не бойтесь. Ни демонов, ни ночи тут нет. Все хорошо. Не спешите.

Стэшши говорила так… рвано, неровно, торопливо и несвязно, будто слова соскальзывали с ее языка сами собой, а она пыталась их поймать, ловила - и теряла, и снова пыталась поймать - и теряла снова. И такими же - все более смазанными, все более неуверенными, все более тяжелыми, будто вокруг нее была стоячая вода, а не легкий воздух - были ее движения. Андуин смотрел на нее, изо всех сил гася тревогу - да что уж там, самую настоящую панику - и пытаясь понять, что же с ней происходит… и что ему делать. Она больна? она устала настолько, что отдыха ей было ничтожно мало? это понятно, но… или же выплески магии измотали ее до крайнего предела, настолько крайнего, что эти потери уже невосполнимы?.. он читал о таком, да, но… Андуин было попытался сплести золотую паутину исцеления - и остановился. Не сделает ли он этим хуже?.. как же плохо быть врачом, который так… никак ориентируется в части… очень важной части, которая…

“Надо вызвать мага. Который разбирается. Да. И еще целителей. Срочно”, - панические мысли наконец кристаллизовались в подобие решения. Оставалось дело за малым - как оставить одну девушку, которая вот-вот сползет под стол в обмороке?.. “Уилл, ну где же тебя носит, когда ты так нужен?!” - мысль была несправедливая и отчаянная, но будто в ответ на нее заскрипела, открываясь, дверь. Андуин перевел дыхание и улыбнулся - совершенно искренне. Старый слуга обладал каким-то волшебным свойством всегда оказываться именно там и тогда, когда был совершенно необходим, раз за разом буквально спасая всего подопечного и короля.

Андуин открыл было рот, чтоб попросить его срочно-срочно... но Уилл, кажется, и сам заметил состояние девушки. Он, даже забыв о своей ноше, смотрел на Стэшши долго-долго - чуть не минуту - хмурясь все сильнее, а потом начал быстро - это можно было б даже назвать “неприлично-поспешно”, если б спешка была ему свойственна хоть на толику - накрывать на стол в смежной комнате.

- Ваш… поздний завтрак, назовем это так. Ваше величество, леди Стэшши, - Уилл сноровисто, будто рук у него было не две, а десяток как минимум, расставлял тарелки, накрытые блюда, с которых клубами валил пар, бокалы, два графина - с водой и соком, и кучу всякой необходимой в таких случаях мелочи. На передвижном столике очень вскоре осталась только ваза со свежими фруктами. - Прошу вас.

Андуину показалось, что приличествующее при посторонних выражение лица Уилла на миг изменилось. Он мог бы поклясться, что губы старого слуги неслышно шевельнулись в отчетливом: “Покорми ее”. И вот тут ему стало невыразимо стыдно - и безумно захотелось самого себя треснуть по лбу. Идиот. Нет, ну какой же он идиот, а. Девушка голодная, а он…

Он встал со своего места и с поклоном (в первую очередь думая о том, как ловчее будет перехватить ее, если она все-таки решит упасть) предложил Стэшши руку:

- Прошу вас, не откажите позавтракать… пообедать… чем бы это ни было... со мной.

https://mobimg.b-cdn.net/pic/v2/gallery/preview/eda-vino-34684.jpg

+1

26

[nick]The Shadowblade[/nick][status]рыжая ведьма на черной кобыле[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/901e09a23af0b894e8f4c2e28ac7d9bc.gif[/icon][sign]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/85dfa3fb276c8bccbf4af95dd277ebc1.jpg
Спасибо за мудрость, что есть у бессилья пределы -
А я-то считала, что есть лишь у силы предел.
©
[/sign][lz]world of warcraft
Стэшши, 16
Никто из ниоткуда, сирота-наемник с потерей памяти, плутоватый маг тм, рыжая, честная (спойлер - нет) и вовсе не влюбленная. Белка с каминной полки Его Величества.[/lz]

...как будто чудеса уже закончились.
А чудеса еще не начинались. ©


Стэшши думала - сейчас у нее закружится голова, и она упадет. “И хорошо, что не ночь, - думала она еще, - и хорошо. Когда темно - плохо. Идти будет тяжело. Упаду еще. Не хочу падать.” Ей хотелось убежать - но сил не было, ей хотелось что-то сказать - но слов не было, и оставалось только сидеть и бестолково моргать. “Чучело белки,” - сказала бы Тэсс, и сейчас она б согласилась - и впрямь чучело, и моль шкурку побила. А беличьи чучела не бегают, беличьи чучела стоят, смотрят стеклянными глазами и зарастают пылью. Впрочем, у чучел и голова не кружится, потому что в черепушках у них - солома… наверное. Ну, что еще-то там может быть? Она не знала, зачем здесь и сейчас думает об этом - и о пыльных вытертых шкурках, и о соломе, и о тусклом стекле глаз. Но ничего больше в голову не приходило - как ни старалась, она не могла толком думать о Даларане, и о том, что надо учиться, чтобы… чтобы… казалось, только что она это помнила и могла повторить, и вот - уже стерлось из памяти. По-дурацки так… Тьфу. И что ж так потемнело вдруг… а говорят - не ночь, а как не ночь - когда ночь. Или набежали тучи, и будет дождь. Дождь - хорошо… Только она вся вымокнет, и где потом сушиться... Мысли путались и обрывались - точь-в-точь как истершиеся нитки, и как ни старайся - связать их заново было нельзя.

https://images2.imgbox.com/e7/f9/5TZCPSz2_o.gif

Она так и дальше оставалась бы бессловесным лупоглазым чучелом, но тут открылась дверь, и Стэшши обрадовалась - кто бы там ни был, он позволял отвлечься на него и не тянуть дальше это бессмысленное “не-знаю-что-сказать”, переходящее в “убежать-бы-да-не-могу”. Почему-то это звучало в ее голове как названия цветов - вроде как “не-забудь-меня” с голубыми, как небо, лепестками. А какие лепестки были б у таких? Она даже придумать не могла. Красные? Белые? Или и вовсе серые - нет, почему серые? Наверное, потому, что темнота перед глазами начала сереть…  это лучше? Это хуже? Это совсем паршиво? Она сморгнула, еле удерживаясь от того, чтоб потереть глаза кулаками, всмотрелась - и узнала того самого старика, чья рубашка стоила подороже, чем она вся, и которого звали… он же говорил… Уилл, вот как его звали. “Такое простое имя для такого важного человека, надо же,” - зачем-то подумала она, стараясь стряхнуть пелену с глаз. Она смотрела - а старик смотрел на нее, и ей снова казалось, будто бы ему есть до нее какое-то дело. Это было странно. Непонятно. Но в последнее время вокруг нее было полно всего странного и непонятного, так что одним больше, одним меньше…

А потом Стэшши учуяла запах еды. И ей показалось, что вот сейчас-то она и упадет. Живот скрутило резкой сосущей болью, и она чуть не вскрикнула, но удержалась - каким-то невероятным чудом, и вспомнила, что, кажется, ела последний раз еще тогда, в Даларане, за столом у Некоронованных, рядом с Тэсс, а потом грызла какие-то сухари по дороге из Сумеречья, и… наверное, все. И еще она подумала - хорошо, что не было сил убежать. Есть хотелось страшно. Упускать такую возможность было б очень тупо. Поесть - а потом убежать. Хороший план. Отличный. Ей нравилось.

Поэтому она кивнула и даже, кажется, сказала: “Да” и, кажется, еще “Спасибо”, и протянула руку - так, как делала это Тэсс. Точнее, так, как у Тэсс, у нее все равно б не вышло - у той такие штуки получались как-то сами собой, будто так и надо, а Стэшши неуклюже прикидывалась. И встала - на поясе шелестящими голосами зашуршали Тоска и Печаль, но слов было не разобрать - и сделала один шаг, и второй, и даже не упала.

Кажется, ей отодвинули стул - будто какой-то там даме. Как в книжке. Она было успела испугаться, подумав, что сейчас перед ней окажутся десять ложек, двадцать вилок и сто ножей, и она растеряется, не зная, с какой начинать. “Начинай от тарелки и двигайся дальше”, так вроде бы говорила Тэсс, но Стэшши толком не помнила - да и не была уверена, что та не шутит. Но нет - у тарелки с дымящимся густым супом (каким? из чего?) оказалась и вовсе только ложка. Серебряная, наверное. Или нет. Или - какая разница? От запаха кружилась голова. Если б она была одна, она бы взяла тарелку в руки и просто выпила все до капли, и облизала бы донышко, но тут - она помнила - так было нельзя. Она почти ничего не слышала, почти ничего не понимала - было очень больно и очень мутно. А потом она взяла ложку и начала есть. И это было так хорошо, что голова закружилась еще сильнее. Но она не упала. Она помнила, что падать нельзя - надо сперва поесть. Да. Много. Или не очень. Но надо, это точно.

+3

27

Стэшши ела, не отрываясь от тарелки и, кажется, не замечая вообще ничего вокруг. Самозабвенно и увлеченно. Так, будто она не ела… как минимум несколько дней. Ну или пару недель перебивалась чем-то, что и едой-то назвать нельзя. Это бы выглядело невероятно мило и непосредственно, если бы Андуин не представлял себе последствий такого голодания, - поэтому его улыбка погасла, едва успев возникнуть. Ему случалось слышать про людей, которые от голода сходили с ума и начинали есть все подряд, включая вещи совершенно несъедобные; знал он и про… разные другие вещи, которые случались в голодные годы в Западном крае. А еще он знал, как опасно давать изголодавшемуся человеку слишком много еды сразу.

Уилл, стоящий рядом наизготовку, как и положено хорошему вышколенному - да что там, лучшему из возможных! - слуге, судя по его напряженному взгляду, думал о том же.

- Суп полезен после долгого голодания, - негромко проговорил Андуин - то ли в пространство, то ли желая поддержать беседу, - но Уилл понял его, кивнул и аккуратно долил еще в тарелку девушке. Супница была небольшой, ровно на две среднего размера порции, поэтому тарелка Андуина осталась почти пустой. Неприлично, конечно… но едва ли Стэшши это заметила - равно как и разговор над ее головой.

“Пожалуй, хорошо, что Уилл принес еды в расчете скорее на мой аппетит”, - подумал юноша, не торопясь уничтожать свою порцию. - “Отказать ей в добавке… было бы жестоко, но позволить ей съесть слишком много… тоже жестоко”. Стэшши таким... во всех смыслах голодным взглядом - будто это какая-то невероятная райская амброзия - смотрела на каждый кусочек еды, оказавшийся рядом, что Андуин чувствовал себя... ужасно неловко. Такими глазами дети из Клоаки смотрели на витрины кондитерских. Такими взглядами провожали бедные люди чистенького королевского сыночка, проезжающего мимо на своем белом холеном коне.

Нет, он и сам проголодался, и тело недвусмысленно напоминало ему, что давненько у него во рту не было чего-то существеннее глотка воды - но это ни в какое сравнение не шло с тем, как оголодала эта девушка, его спасительница, сидящая напротив. И от этого осознания еда просто не шла ему в горло. Не шла - а поесть было надо. Недостойно и неприлично ставить человека в неловкое положение, позволяя ему есть в одиночестве. Андуин, видя, что в тарелке Стэшши показалось дно, быстро доел остатки - и по дурацкой привычке, подхваченной у отца (или еще раньше?.. делал ли так лорд Болвар, или благородное происхождение не позволяло ему вспоминать походные привычки при воспитаннике?.. и не вспомнить уже, память патиной затянуло…), вытер донышко своей тарелки хлебной коркой.

- Перемена блюд, прошу вас, - Уилл недреманным оком навис над столом, готовый убрать грязную посуду - и положить на тарелки второе - то самое, что одуряюще пахло из-под колпака.

И Андуин, кажется, только сейчас начал понимать, насколько ему на самом-то деле хочется есть.

Отредактировано Anduin Llane Wrynn (28-06-2019 21:34:27)

+3

28

[nick]The Shadowblade[/nick][status]рыжая ведьма на черной кобыле[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/901e09a23af0b894e8f4c2e28ac7d9bc.gif[/icon][sign]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/85dfa3fb276c8bccbf4af95dd277ebc1.jpg
Спасибо за мудрость, что есть у бессилья пределы -
А я-то считала, что есть лишь у силы предел.
©
[/sign][lz]world of warcraft
Стэшши, 16
Никто из ниоткуда, сирота-наемник с потерей памяти, плутоватый маг тм, рыжая, честная (спойлер - нет) и вовсе не влюбленная. Белка с каминной полки Его Величества.[/lz]

Я кивнул, так как отвечать с полным ртом не мог.
Пусть рушатся империи. Я проголодался. ©

глава, в которой героиня жрет и больше ничего не делает. потому что может.

Стэшши казалось, что она сейчас умрет - просто обожрется и лопнет - но остановиться никак не могла. И еще не могла сказать, на что по вкусу было похоже то, что она ела - наверное, ни на что ей известное. Вкусно. Одно слово - вкусно. Лучше, чем мандарин, даже так. А еще горячо - и сытно. Настолько сытой она не была никогда - даже во сне ей такое не снилось. Она ела - и почти не слышала, о чем говорят совсем рядом, будто бы уши были заткнуты ватой. Что-то там было про голодание, и она было собралась возразить: “Я вовсе не голодала, просто не повезло немножко, а так я не…”

как все происходит на самом деле

https://images2.imgbox.com/5c/8b/SKkX1ODy_o.gif

Но она не могла ничего сказать. Она была занята. Она ела. И, совершенно ошалевшая, не могла положить ложку и сказать: “Спасибо, но я больше не могу.” А потом ложку как-то само собой сменила вилка - и тарелка перед ней оказалась совсем другая, и с правой стороны откуда-то взялся нож. “Наверное, это такое волшебство, - подумала она, прежде чем у нее закружилась голова от одурительного запаха. - Все само собой… ничего… не надо делать…”

Перед глазами все плыло и затягивалось белым молочным туманом, и Стэшши чувствовала себя какой-то невозможно пьяной. Но она же не пила - только ела, разве может такое случиться от еды? Вроде бы нет. Впрочем, откуда ей было знать? Может быть, когда много ешь - это все равно что когда много пьешь, и не воду, а что покрепче. По крайней мере, ощущения примерно такие и были. Ей становилось тепло и хорошо, и весело, и немного сонно, и язык сам собой развязывался, и хотелось нести всякую чушь. Так что хорошо, что она не могла перестать есть - и потому молчала.

На тарелке перед ней - опять как-то само собой - образовалось… что-то. Но это неизвестное что-то - мясо? а к нему что? тушеные цветы с крылышками фей? все может быть… - пахло так, что она поняла - не наелась. Вообще не наелась. И пусть даже потом она лопнет и больше не будет жить - но это будет потом.

А сейчас она будет есть.

Пока еда не кончится.

Когда на тарелке не осталось ничего - и ничего не появилось - она подняла голову, счастливо и бессмысленно улыбаясь, выговорила, глядя в белый туман, сквозь который проступал золотистый свет:

- Спасибо, я… такая сытая. Вообще. Не думала, что так бывает. А что, так можно каждый день есть? Зае… Здорово. Так здорово. Только… спать так хочется. Я сейчас… не буду так. Тупо как-то спать. Я не...

Она подперла щеку рукой, чтоб голова не падала. “Слабые люди засыпают лицом в салате, а сильные - в десерте… это у нас было что - салат или десерт? Я слабая или сильная? Я…”

+3

29

Стэшши засыпала. Откровенно, неприкрыто - засыпала. Усталость, недосып, голодание, выматывающие магические заклинания и чрезмерное, невероятное, нечеловеческое напряжение сил - все это утомили ее, до самого края, до предела. Казалось, будто сытная еда вынула из настороженного, напряженного тела девушки какую-то пружинку - и она растеклась, расплылась, едва не сползая под стол. Андуин едва улыбнулся самыми кончиками губ, бросил короткий взгляд на нее - сонную, блаженную, расслабленную - и продолжил есть, аккуратно и быстро уничтожая остатки своей порции.

Ее реплика больно кольнула его, будто заслуженный упрек - хотя, конечно, ничего такого Стэшши в виду не имела. Нет, он, конечно, знал, что мадам Марта потрясающе готовит, но... в целом ничего же особенного не было ни в легком сырном супе с морепродуктами, ни в запеченной птице. Ничего особенного и даже... ничего такого уж особенно дорогого. Андуин с детства привык есть помалу и не самую роскошную еду - даже из фруктов он, как и его отец, особенно любил яблоки, которых в окрестностях Штормграда росло в избытке. Но он не мог не понимать, как многим из его подданных показался бы роскошью даже свежий хлеб, который подают во дворце, - даже яблоко, что уж говорить о даже крошечном кусочке курицы. Он успел побывать и в Западном крае, и в разоренном Красногорье, и в подворотнях Штормграда, и прекрасно понимал, как недалек страшный призрак голода от людей - даже от их, казалось бы, роскошной и сытой столицы. Понимать - понимал, и все же каждое напоминание об этом было... как в первый раз.

В детстве он тяжело переживал это осознание, пытался отказываться от еды, уменьшать свою порцию - детский, бессмысленный, глупый протест - и только спустя время он понял, как это оскорбительно для труда тех, кто готовит для него. Не накормить голодного - жестоко и бесчеловечно, но чтобы накормить всех голодных - нужно, чтобы не стало голода. Дать всем, кто может и хочет работать, работу или хотя бы кусок плодородной земли. Оградить от разбойников и набегов дикарей. Уменьшить налоги. Ее давать коррумпированным местным властям творить беспредел... Задача не для одного человека. Не для одного поколения людей. А пока он пытается что-то исправить (пытается ли, всерьез ли?.. или он просто сидит себе на троне, ест до отвала и думать забыл обо всем?..) - бедняки Штормграда по-прежнему умирают не от Скверны, не от чумы, не от клинков орков - от голода.

Но нет, он, конечно, не думал об этом. Мысли, привычные и неизбежные, как прилив, пронеслись по его сознанию, но он не позволил им  омрачить его лицо. Его спасительница и гостья не заслужила, чтоб он оставил ее в таком беспомощном состоянии. Поэтому он отставил в сторону тарелку, благодарно улыбнулся Уиллу, споро убирающему со стола, встал и подошел к Стэшши.

- Вы... очень устали, леди, - мягко сказал он. - Позвольте, я... провожу вас, чтобы вы могли восстановить свои силы. Когда вы отдохнете, мы сможем продолжить наш разговор - если вы того, конечно, захотите.

Но взгляд Стэшши, с видимым трудом поднятый на него, был таким сонным, расплывчатым и мягким, что Андуину мигом стало очевидно: нет, она не только не дойдет до другой комнаты, но и со стула не встанет. Ни за что на свете. Тут и заснет, прямо опираясь на собственные руки.

Оставалось только одно, что он, после секундного колебания, и сделал: аккуратно подхватить девушку на руки, донести до кровати и уложить - в этот раз под одеяло, откинутое заботливым Уиллом. Стэшши мгновенно свернулась клубком - словно кошка, привыкшая спать на морозе. Андуин задумчиво провел по ее лицу, убирая за ухо растрепанную рыжую прядь, и прошептал короткую молитву, благословляя ее сон.

Стэшши, кажется, не заметила ни одной из этих манипуляций. Она крепко спала.

http://okrovatka.ru/photos/medium/qwe411.jpg

Отредактировано Anduin Llane Wrynn (11-07-2019 17:08:19)

+2

30

[nick]The Shadowblade[/nick][status]рыжая ведьма на черной кобыле[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/901e09a23af0b894e8f4c2e28ac7d9bc.gif[/icon][sign]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/85dfa3fb276c8bccbf4af95dd277ebc1.jpg
Спасибо за мудрость, что есть у бессилья пределы -
А я-то считала, что есть лишь у силы предел.
©
[/sign][lz]world of warcraft
Стэшши, 16
Никто из ниоткуда, сирота-наемник с потерей памяти, плутоватый маг тм, рыжая, честная (спойлер - нет) и вовсе не влюбленная. Белка с каминной полки Его Величества.[/lz]

Нет ни одной метафоры, здесь и далее
все понимай буквально, читай подробно.
Пели мы пели, уснули быстрее пули.
Спали мы спали, проспали войну бескровно.
Спали мы спали, проснулся кто-то другой. © lllytnik

https://images2.imgbox.com/05/14/D1PAeHyh_o.gif

Она плыла среди бело-розовых рассветных облаков, раскинув руки - и ей было тепло, весело, хоть и немножко щекотно-страшно. Земля осталась далеко внизу, леса стали зелеными пятнами, а реки - блестящими лентами. Она плыла и улыбалась - светло и бессмысленно, как улыбаются новорожденные дети, и откуда-то знала - кошмар сегодня не придет. В этом сне не было места настоящему страху. В нем были только облака, и она ныряла в них, и разгребала их руками, и они были пушистые и мягкие, и при том она могла лечь на них, как на воду - и не падать. И сама она была легкая-легкая, как пушинка.

Потом облака исчезли, растаяли, и вокруг выросли белые стены, а над белыми стенами поднялись высокие шпили башен, и кто-то поднял ее повыше, так легко, будто она была совсем маленькой, и сказал: “Смотри!” Она протягивала руки - и не могла дотянуться до сверкающих фиолетовых крыш. А потом ее подхватило невидимой волной, и понесло вверх, и закружило над белым городом, и где-то рядом засмеялась чистым и ясным смехом золотая женщина в черном и зеленом, и…

И Стэшши открыла глаза. Под боком и под головой было что-то мягкое, и что-то укрывало ее  - такое же легкое, как облака из ее сна. Вылезать из этого кокона не хотелось, и она продолжила лежать, медленно вспоминая, что происходило вчера. Горячая вода. Была горячая вода, текущая по стенам. Был мандарин, круглый и рыжий. Была изморозь на краю кубка. Была… горячая рука, накрывающая ее руку. И… что потом? Еда. Точно! Много еды. И мягкая постель. И облака… нет, облака ей просто снились. Никто не умеет летать. Кроме… кроме волшебников, которые вообще все могут.

Она потерла глаза. Поморгала. Вспомнила, что на этой кровати уже, кажется, спала - еще до горячей воды и еды. Поняла, что рядом никого нет - только тихо что-то бубнят Тоска и Печаль, которые так и остались на ее поясе. И вот странно - совсем же не мешали спать. Как же она устала-то, а.

Она приподнялась на локте, потом села, сонно оглядывая комнату, одновременно пытаясь понять, сколько же проспала, и почему ее никто не разбудил - и не понимала. И спросить было не у кого - не у клинков же, право слово. Она сползла с кровати - и, не удержавшись, сладко потянулась, выпрямляя спину. И зевнула. На такой мягкой постели хотелось спать и спать, но это было б совсем уж бессовестно. Конечно, вряд ли ее кто-то хватится - Гарона должна была рассказать всем, что и как, и сейчас они, скорее всего, были заняты делом, в котором ей уже не было места. И а ей нужно было возвращаться - в комнатку под крышу, к выстывшему очагу и холодной жесткой постели. Туда, где и было ее место.

Она шмыгнула носом и осмотрелась еще раз. Ее куртка лежала, аккуратно сложенная, на спинке кресла, а рядом стояли новые сапоги - не ее, убитые еще до всего, много раз заштопанные магией, а совсем новенькие. Она покосилась на свои босые ноги - нет, конечно, не брать бы, сделать вид, что не заметила, но как бежать босиком через весь город? Как, как - никак.

А сапоги оказались хорошие. Мягкие - и сработанные аккурат по ее ноге. Она прошлась, попрыгала, нерешительно взглянула на них - не снять ли? Не убежать ли все-таки босиком? Но мысли о каменной мостовой ее не радовали. К тому же сапоги были красивые…

Рубашку, отданную ей вчера, она снимать не собиралась. Вот даже вообще. Она натянула куртку, дивясь, как хорошо и славно она заштопана, и даже магические заплатки сменились на нормальные, машинально обхлопала карманы и замерла.  Сунула руку в правый карман - и вытащила вышитый мешочек, набитый золотыми монетами.

Она нахмурилась. Нет, вчера у нее такого не было, и позавчера тоже. Она бы запомнила. И откуда б взяться? Нет, она догадывалась, но… Она покрутила мешочек в пальцах, разглядывая дорогую ткань и вышитые на ней переплетенные буквы - “УБ”. Кажется… кажется, того самого старика, который рассказывал ей про горячую воду и потом принес еду, звали Уилл. Да, точно, она вспомнила. Точно.

Нет, ей не было обидно. Она, в общем-то, понимала, что если кто-то жалостливый увидел бы ее сапоги и куртку в их первозданном состоянии, его сердце бы дрогнуло и все такое. Да что там -  она сама бы так сделала.

Поэтому она и не обиделась. Просто положила мешочек на стол, прогоняя от себя мысли, сколько времени б она могла прожить на эти деньги, еще раз прохлопала карманы, застегнула куртку, поправила кинжалы на поясе. Прошлась по комнате, постояла у портрета золотой женщины, которая смотрела на нее с тихой грустью и совершенно необидной жалостью, вздохнула и прикрыла глаза. Тени обняли ее, и она растворилась в них, стала их частью, незаметной и несуществующей. Быть тенью было хорошо. Тень никто не жалел, тени не говорили о том, что ее будет учить какая-то там леди или какой-то там лорд, тень… Тень могла приоткрыть дверь, выскользнуть в коридор и…

И побежать.

https://images2.imgbox.com/eb/f5/iHDkxP5U_o.gif

THE END.

+2


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Гори-гори ясно, чтобы не погасло [World of Warcraft]