пост недели Tasslehoff Burrfoot Вот в эту секунду можно видеть невероятно редкое зрелище — растерянного кендера. С округлившимися почти до идеальной формы глазами. Потому что это от других можно ожидать, что они забывают свои вещи, теряют и совсем за ними не смотрят. Но кендеры-то не теряют ничего! И всегда помнят, куда положили то, что нашли и позже собирались отдать владельцу. Откуда ему знать про сложности в переносе артефактов!
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #150vk-timeрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » Пока горит свеча [WoW]


Пока горит свеча [WoW]

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

ПОКА ГОРИТ СВЕЧА [WOW]
« И пусть сегодня дней осталось мало,
И выпал снег, и кровь не горяча,
Я в сотый раз опять начну сначала,
Пока не меркнет свет, пока горит свеча. »

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://cdn.conceptartempire.com/images/wparchive/medieval-concept-art/05-gothic-interior-environment-art.jpg

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Anduin Llane Wrynn, Jaina Proudmoore (Varian Wrynn)

32 год, после похорон короля Вариана Ринна, Штормградский королевский дворец

АННОТАЦИЯ

После похорон пустого гроба, в котором не было даже праха погибшего короля Штормграда, новый король людей и один из сильнейших магов Азерота - и старинный друг его покойного отца - встречаются, чтобы поговорить о случившемся - и о том, что будет дальше.
На Расколотых островах наступают демоны, войско Альянса было разбито и спаслось из смертельной ловушки чудом, только лишь благодаря жертве своего короля. Можно ли доверять "союзникам", которые бросили в ловушке (или, как говорят другие, намеренно в ловушку и привели)? Если не доверять - то где искать подмоги против чудовищной угрозы? Как убедить тетю Джайну не пороть горячку и не нагнетать?
Не закончится ли история Азерота прямо сейчас, совсем скоро?..

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+2

2

https://mir-s3-cdn-cf.behance.net/project_modules/1400/dd7b9441550721.57aa924526ff5.jpg

Андуину было нужно время, чтобы справиться с горем и со свалившейся на него ответственностью - но вот этого времени-то как раз у него и не было. Его отец был героем, великим воином, великим полководцем... и сейчас, когда Азерот стоял на пороге беды, едва ли не самой страшной за все последние годы, - отца не стало. Сможет ли его сын, которого всегда считали слабым, недостойным, неумелым, жалким бледным ростком на родовом дереве Риннов - справиться там, где потерпел поражение его отец?..

...и к тому же именно сейчас, когда беда стоит на пороге, под угрозой - таким трудом достигнутый, временный и хрупкий - союз с вечными врагами Альянса - Ордой. Можно ли простить и забыть им то, что они нарушили договоренность, бросили союзника, не выполнили свои обязательства?.. не сделают ли они то же самое - снова и снова, едва появится шанс? Понимают ли - действительно ли понимают - с той стороны, что перед лицом такой беды нет смысла мериться старыми обидами?.. если Легион пройдется по Азероту пылающим катком, не будет иметь никакого значения, кто, кого и в какой ситуации предал и убил первым. Умрут - равно - все. И погибнет их прекрасный, живой и светлый мир, весь, целиком.

...но если, во имя общей победы, отказаться от мести, и снова и снова подтвердить былые договоренности - не будет ли это оскорблением памяти сотен погибших, не будет ли это предательством памяти отца?..

Андуин раз за разом, по кругу, задавал себе эти вопросы - и не знал ответа на них. Последнее письмо отца, бережно спрятанное в потайной карман, кажется, жгло огнем, еще немного - и проплавит дыру в ткани насквозь... или, что вернее, прожжет дыру в груди. Отец, который казался могучим и вечным, способным победить кого и кто угодно... лорд Тирион, его старый друг, пример обожания и подражания многих и многих юношей - да и девушек тоже - по всему Азероту... сотни, тысячи имен, список потерь еще предстояло сверить... и двух из этого списка хватило бы Штормграду для бесконечного горя, а сколько было их всего... в сколько семей не вернутся больше их отцы... сыновья, братья, матери, жены, дочери...

Андуин стиснул кулаки, пытаясь тщетно успокоиться. Нынешнее состояние было ему непривычно и дико - но сейчас ему казалось, что из-под ног выдернули твердую землю. То, на чем он стоял всегда - но даже не догадывался, не задумывался об этом. Солнце светит, вода мокрая, отец - король Штормграда...

...мертв.

Он резким, рваным движением поднялся из кресла перед камином, где сидел до сих пор, и распахнул настежь цветные створки окна. Штормград тонул в сером, промозглом, непроглядном дожде - будто само небо плакало о потерях. За стеной дождя, за этим серым унылым полотнищем, не было видно ни города, ни деревьев, ни тем более моря, обычно сверкающего вдали, под лучами маяка, даже в самые темные ночи. Можно было только догадываться, день ли сейчас, вечер, или уже глухая ночь - хотя ночью, кажется, все-таки было бы темнее. Андуин глубоко вздохнул, раз и второй, зажмуриваясь и подставляя лицо каплям дождя - и вернулся обратно в кресло.

Сейчас ему было особенно нужно самообладание - сейчас, как никогда. После спора... нет, будем честны, отвратительной ссоры прямо над кенотафом отца - леди Джайны, главы Кирин-Тора, с пророком Веленом, которого Андуин считал своим учителем и наставником, он хотел попробовать поговорить с леди Джайной наедине, без лишних глаз и ушей. Ему часто говорили, что у него талант дипломата. Может быть, сейчас этот талант не откажет ему, может быть, получится все-таки договориться... как-то уговорить леди Джайну, которую он всегда глубоко уважал и считал одной из мудрейших людей, умерить свой гнев, пригасить ярость от потери старого друга - и не вбивать все новые и новые клинья между Альянсом и Ордой?.. хотя бы сейчас. Хотя бы ненадолго. Хотя бы пока не кончится эта война.

Именно поэтому он оставил записку в отведенных ей покоях - именно поэтому он ждал ее здесь сейчас, вечером этого непростого дня. Надеясь, что, несмотря на недоброе расставание, несмотря на всю свою ярость, леди Джайна все-таки не покинет Штормград до завершения официальных церемоний. Надеясь, что его призыв все-таки будет услышан. Что с ним все-таки захотят говорить. Несмотря ни на что.

Пустая надежда, бессмысленная и пустая, как серость этого дождя.
Вот только что ему еще оставалось, кроме пустой надежды?..

+2

3

[nick]Jaina Proudmoore[/nick][status]Дочь морей[/status][sign]http://x-lines.ru/icp/abW10/003366/0/20/RvedxPgubitPtaIG0PCtoPZdetPnaPtretxemPkorable.png
https://c.radikal.ru/c20/1903/4d/6c4c668f53a1.gif[/sign][icon]https://c.radikal.ru/c06/1903/53/6ac231cd6872.jpg[/icon]
https://d.radikal.ru/d09/1902/86/bb0f54bf2a7b.gif https://d.radikal.ru/d13/1902/3a/9f1b9ded2fca.gif

Ты славить его не проси меня —
Днем от свечи не станет светлей,
А что слава — лишь ржа на имени…
Слушай, что я скажу о моем короле...

Боль - это все, что чувствовала Джайна стоя под проливным дождем в толпе обычных горожан возле белоснежного мемориала павшему королю. Слезы простых людей, так искренне любивших Ринна сливались с каплями дождя, не давая понять, кто из них скорбит вместе с ней, а кто пришел поглазеть на траурную процессию. И таких было не мало. Но что ей, потерявшей близкого друга и соратника до зевак и дворян, переживающих за свое место при дворе. Это пустое. Джайна наблюдала за процессией молча. Взгляд из-под низко надвинутого капюшона скользил по присутствующим. Рыдающие горожане, любившие своего короля, обеспокоенные торговцы, эти всегда ищут выгоду, дворяне, тихие и мрачные, что же теперь будет с Альянсом при новом короле? Что ждёт их дальше? Как знать... как знать
.Капюшон надежно скрывал ее лицо.Нет, ни врагов боялась она. Ей хотелось проститься с ним в своей душе , оставаясь один на один с воспоминаниями, хотя Джайна знала, что не смирится с потерей никогда. Ярость грязной пеной начала подниматься в ее душе.
Не сейчас.
Сегодня даже небо над Элвинским лесом оплакивает Вариана. Почему бы не оплакать и ей?..
Ей хотелось покинуть Штормград как можно скорее, сбежать из этого места, где на фоне морской глади навсегда останется саркофаг друга, чье тело было уничтожено навсегда отвратительной скверной. И каждый раз, выходя из Башни Магов она будет вить это место и помнить, благодаря кому оно появилось. Легион, Гулдан и...
Орда.
Она поплатится за свое предательство. После разговора с Седогривом, леди Праудмур знала, что происходило в последние мгновения жизни короля. и что Генн винил себя. О, верный друг отдал бы жизнь за Вариана, любой из них поступил бы так же, но Ринну не нужны были жертвы. Он был воином, королем, другом, отцом, верным соратником – он был воплощением лидера Альянса и оставался им до самого конца. Как бы ей хотелось верить, что он жив и вернется к ним. Но тешить себя пустыми иллюзиями опасно. Они растравляют душу и развращают разум, давая возможность врагам посеять в них семена недоверия и ложной надежды. Король умер. Да здравствует король.
Андуин попросил ее остаться и отказать ему она не могла. И не хотела. Он нужны ему, верные соратники отца и преданные Альянсу люди, готовые идти за ним и защищать Азерот от любой напасти.
Орда!
Слишком долго она мирилась с ними. Слишком много раз пыталась прийти к миру с теми, кому чуждо само понятие этого слова. Слишком много жертв пали на алтаре ее наивности.
Хватит!
Джайна провела тонкими длинными пальцами по складке на переносице. Нужно собраться. Юному королю нужна ее поддержка. А со своей болью она справиться сама. Ее боль уже никогда не утихнет. Пора в крепость, к тому, кому она нужна.
Я знаю, что ты чувствуешь, дорогой. Я знаю.
Джайна остановилась в дверях, смотря на Андуина немигающим взглядом. Он потерял всех, кто был ему дорог. Он стал королем раньше времени и в такое сложное время. Но Судьбу не выбирают. Она была на его месте и поэтому понимала без слов и взглядов, что творится у него в душе. Чувствовала невыносимую боль, прожигающие нутро и выворачивающую наизнанку. Сейчас это так. То, что случилось не забыть. Никогда. Да, боль со временем притупится, станет немного легче. Кровоточащая сегодня рана затянется, оставшись в душе уродливым белым шрамом. Стоит взглянуть на него, как сразу вспоминаешь, откуда он и что в себе несет. А позже это место займёт ослепляющую ярость, но нельзя ей поддаваться, ни к чему хорошему она не приведёт. Самой бы последовать этому совету, но сдерживаться все труднее. Мир трещал по швам, и она была готова разорвать его окончено, сжечь всех в огне своей ярости и мести. Но Джайна понимала, что это не утолит ее. Этого мало. Слишком мало.
И все же между молодой женщиной и юношей, что оказались в одном зале было одно отличие. В смерти адмирала Праудмура была и ее вина. Андуину не за что себя винить. Только Орду, только предателей, только Сильвану.
- Вы хотели меня видеть, король Ринн. Я пришла.
Этот зал не раз слышал от не эти слова. И услышит их вновь.

+3

4

Мои друзья – один мертвец, один предатель,
А третий мне не верит впредь.(с)

Андуин ждал этой секунды, ждал и готовился, чтоб не вздрогнуть, когда прозвучат эти слова… но никакая подготовка не помогла, никакая - привычная - выдержка его не спасла.

"Король Ринн"… это было не его имя, это был не его титул, он - не - имел - права - его - носить. Теперь каждый раз, слыша это обращение, он был обречен сперва вспоминать о том, кому этот титул принадлежал на протяжении всей его жизни, всей его памяти - и только потом понимать, что говорят - с ним самим. А уж как было больно, когда таким образом к нему обращался не чужой человек - а близкий друг отца - и в каком-то смысле, как он надеялся, и его собственный друг…

- Просто Андуин, пожалуйста, леди Джайна. Как и раньше, - он поднялся из кресла ей навстречу. - Проходите, присядьте. Вы оказали мне честь, откликнувшись на мое приглашение. У нас всех, - после короткой заминки продолжил он - сейчас слова привычной вежливости казались еще более пресными и бессмысленными, чем обычно, - но в этих же словах и была защита, заслон от нестерпимой боли, - у нас всех был… непростой день. Как и все последние дни.

"И дальше не будет проще", - мелькнуло в его голове, но об этом не имело смысла думать - и тем более не имело смысла об этом говорить. Нужно жить и действовать сейчас. Андуин прямо и пристально смотрел на Джайну, подмечая - мучительную морщинку между бровей, усталость, тенями легшую вокруг глаз, решительно сомкнутые губы, сплетенные и стиснутые пальцы - под широкими рукавами... Нет, прямо с порога переходить к делам было бы плохой - нет, даже очень плохой идеей. По крайней мере, если ему хотелось надеяться на другой исход беседы, чем новая ссора. Яростные, жестокие слова, брошенные его собеседницей в запальчивости, вспыхнули перед его мысленным взглядом, будто выжженные огнем - будто они заклеймили его навек. Сколько раз ему еще предстоит их услышать?..

Он улыбнулся - легко и светло, будто-ничего-не-случилось - и указал ей на кресло, соседнее со своим.

- Чая, воды? Может быть, вина?

+3

5

[nick]Jaina Proudmoore[/nick][status]Дочь морей[/status][icon]https://c.radikal.ru/c06/1903/53/6ac231cd6872.jpg[/icon][sign]http://x-lines.ru/icp/abW10/003366/0/20/RvedxPgubitPtaIG0PCtoPZdetPnaPtretxemPkorable.png
https://c.radikal.ru/c20/1903/4d/6c4c668f53a1.gif[/sign]

Джайна глубоко вздохнула, подавляя желание с порога начать разговор. Она понимала, зачем ее позвал Андуин, но говорить об этом не хотела. Это ее видение, это ее точка зрения и она как никто другой имеет на это право. И все же, Дайна подчинилась, хотя нет, скорее отступила на время, понимая, что продолжать споры и разжигать конфликт после смерти Вариана было бы проявление неуважения к его памяти. Идя на встречу, она глубоко в душе теплила надежду, что юный король просто захочет поддержки. Человеческой, простой, ведь он остался один на один со всем этим и помощь друзей ему не помешает. Но едва Андуин начал говорит, Джайна поняла, что не ошиблась – он станет ее переубеждать и сдерживать. Ей нужно держать себя в руках, Андуину и так тяжело, хотя виду он не подает, держится, как и подобает его статусу.
При словах «о не простом дне» уголки губ женщины дрогнули, правда лишь на мгновение и можно было принять это за пляску теней отбрасываемой свечами. В полумраке комнаты, ее бледное лицо светилось совсем уж мертвенным светом, небольшие морщинки казались глубже и лишь яркие голубые глаза, смотрели на нового короля Альянса пристально и цепко, если не сказать холодно. Но это было бы ошибочным суждением. Кому, кому, а юному Ринну, она не желала зла. Наоборот, стремилась оградить и поддержать, а также указать верный путь. Сейчас не простые времена и Альянс, понеся такую утрату должен оставаться сильным, особенно в глазах врагов.
- Да, - коротко произнесла она, разлепив тонкие губы, - Это печальный день для нас всех.
Как раньше уже не будет. И ты это знаешь, хотя и не хочешь принимать. Но чем скорее ты примешься себя и свой титул, чем скорее примешь власть, принадлежащую тебе по праву, тем скорее мы обрушим на Легион нашу ярость. Тем скорее, мы отомстим Орде.
Но эти слова оставались лишь в ее голове. Андуин и так знал ее мнение на счёт всего происходящего, а начинать разговор с конфликта не хотелось.
Джайна заняла предложенное место. Сидела маг прямо, гордо держа спину и поджав губы, ожидая, что ей скажут дальше. Для себя, она все решила и вряд ли слова юного короля что-то изменят.
- Спасибо, Андуин, - прикрыв глаза произнесла она, - Не буду скрывать, я хочу покинуть Штормград и побыстрее. В Даларане меня ждут дела. Я знаю, о чем Вы хотите со мной поговорить, так не будем тянуть.
Маг подняла на него взгляд ярко синих глаз.
Мы оба знаем, что этот разговор бесполезен. Но я выслушаю тебя и может быть ты выслушаешь меня. Я лишь хочу помочь и отомстить.

+2

6

Мы утратили все - нам осталась лишь честь,
Да слава бесполезных боев...(с)

- Вы всегда были одним из самых проницательных людей, кого я знаю, - печально улыбнулся Андуин, опускаясь в свое кресло. Эти слова могли бы прозвучать как грубая лесть - вот только он действительно так думал. Он откинулся на спинку кресла, сцепив пальцы и глядя на свою гостью - застывшую, словно любимый ею лед, словно мраморная статуэтка - словно не мягкое сиденье под ней, а каменная глыба. - Я всегда уважал Вас, леди Джайна, и восхищался Вами, и Вы это знаете. Именно поэтому… хотя, будем честны, не только поэтому… мне так сложно начинать этот разговор.

Он помолчал секунду, раздумывая - все слова, которые он подбирал, пропали, испарились, рассыпались пеплом перед лицом этой ледяной, безграничной, сдержанной ярости. В камине трещали дрова, бросая на лица тени и вспышки света, за окном стучал дождь - это было бы, наверное, очень уютной сценой… если б не сами люди, сидящие у огня.

- Не мне учить Вас сдержанности и мудрости, - тихо продолжил Андуин, не шевелясь и не меняя позы, кажется, даже не моргая - можно было подумать, он ушел глубоко в воспоминания, напрочь забыв о собеседнице, и сейчас просто размышляет вслух, а не говорит с ней. Взгляд у него становился все более расфокусированным, будто он смотрел куда-то бесконечно далеко. - Не мне Вас учить, потому что я учился когда-то именно у Вас. Когда-то мы с Вами вместе убеждали от… короля Вариана заключить с Ордой союз, во имя победы над войсками Короля-Лича. И я знаю - или как минимум догадываюсь - сколько раз тогда Альянсу приходилось закрывать глаза на причиняемое ему зло; глотать обиды во имя общего дела. Но… в итоге победа осталась за нами. Всеми нами. Азерот так и не стал огромным могильником, полным живых трупов и нежити, - "и мои убеждения в конце концов стоили мне отца; стоили Альянсу короля", подумал он, но сказал другое. - Я думаю… та победа того стоила.

Он вздохнул, чувствуя, как к горлу подступает ком невыплаканных слез. Но это было бы неуместной, непозволительной роскошью сейчас. Неуместной роскошью было даже то, что он позволил себе отвести взгляд, не смотреть прямо, не смотреть в глаза - но к чему изображать уверенность сейчас, когда он совсем, совершенно не уверен в себе?.. не здесь, не перед этим человеком. Было бы подло и глупо - пытаться врать ей.

- Я… понимаю, что со стороны это может казаться слабостью. Даже трусостью. Может быть… может быть, даже предательством памяти наших погибших. Но от... они все отдали свои жизни за то, чтобы Азерот уцелел. Ради их памяти... мы должны победить в этой войне. Победить Легион. Остальное... может подождать. Как бы это ни выглядело со стороны.

Андуин сделал глубокий вдох - только один - и продолжил, не давая собеседнице заговорить.

- Я... не могу просить у Вас о такой жертве. Не имею права. И все-таки... - он вскинул глаза снова на нее, и взгляд у него стал пристальным и острым. - И все-таки я прошу вас, леди Джайна. Не простить и забыть - но отложить свой гнев на время. Если Азерот выстоит - у нас еще будет время на сведение счетов и месть. Если нет... то некому будет считаться.

+2

7

[nick]Jaina Proudmoore[/nick][status]Дочь морей[/status][icon]https://c.radikal.ru/c06/1903/53/6ac231cd6872.jpg[/icon][sign]http://x-lines.ru/icp/abW10/003366/0/20/RvedxPgubitPtaIG0PCtoPZdetPnaPtretxemPkorable.png
https://c.radikal.ru/c20/1903/4d/6c4c668f53a1.gif[/sign]

Джайна слушала его молча. Не отводя взгляда и не ища возможности откланяться и покинуть комнату, где они находились. Молодой лев был открыт перед ней, даже немного жаль. Ей хотелось, нет, не совсем осознанно, интуитивно, эмоционально, найти хоть один предлог, чтобы взорваться, высказав все, что хранила в глубине ее души. Но Джайна всегда жила умом и понимала, что даже если Андуин и произнесет что-то, что придется ей не по нраву - она промолчит. Так к чему это ощущение пограничной войны внутри себя и между ними? Ей не бывать. Во всяком случае маг не станет идти против мнения короля. Против мнения... но не решения. К сожалению, Андуин, как и его отец (о, как поздно она это поняла) готовы доверять врагу, становясь с ним в один строй и рискуя жизнью принимать на себя удар первыми. И она была такой. И она заблуждалась. Даже больше, многим больше их всех. Список имен ее близких и друзей навсегда выжжен на ее сердце и топит лед спокойствия и мудрости.
Андуин стоял у истоков своего правления. Юноша учился управлять, учился договариваться, не только с врагами, но и друзьями. Как жаль, что времени ему совсем не отмерили. Его кинули в самую гущу событий, а отказать он не имеет права. Кто останется с ним? Кто сейчас войдет в Совет молодого короля? Кто будет верно и преданно служить ему, как служил Вариану? Генн, Матиас, она сама? Так имеет ли право леди Джайна Праудмур просто оставить юношу и уйти? Ответ был очевиден.
Слишком погрузившись в свои размышления, она поняла, что не только слушает Андуина, но и слышит. Когда речь молодого короля, торопливая, эмоциональная, но сдержанная и учтивая закончилась, Джайна встала. Поймав его вопросительный взгляд, она лишь покачала головой. Нет, не уйдет, но так ей проще говорить, усидеть на месте слишком сложно. Когда внутри бушует буря.
- Я совершила много ошибок, Андуин, - Джайна ненадолго перевела на него взгляд. Осколки неба отражают лишь невыносимую тоску и боль. Казалось не нужно больше слов, они ничего не значат. Просто набор звуков и букв, облегаемые в форму. Есть вещи посильнее них, то, что можно почувствовать.
- И я не хочу совершать их снова, - нет, больше никогда. Хватит всех жертв ее холодного разума и дипломатии. - Твоё имя не должно пополнить список тех, кого я подвела.
Видел ли Андуин ее такой раньше? Она готова была с уверенностью ответить, что нет. Джайну не раз называли излишне холодной и отстраненной, но какой толк в эмоциях там, где нужен спокойный разум. И вот сейчас, она, словно сбросив маску, говорит ему совершенно иные слова, чем ранее. Но смысл ее послания остается неизменным.
- Победа - это не звук фанфар и гордо реющие знамёна. Победа - это боль, кровь, запах гари и стоны умирающих. Мы воевали задолго до прихода Орды, мы продолжим воевать и после победы над ними. Пока солдаты 7-го Легиона погибают на полях сражений, разбойники опустошают фермы и деревни Королевства. Азерот видел этого сполна. И на наш век хватило испытаний, а сколько их ещё впереди?
Вздох, который отчетливо слышен в тишине, нарушаемой лишь треском свечей.
- Вы все верно говорите. Я убеждала Вариана объединится с Ордой против Артаса. Я стояла с Сильваной рядом, когда его свергали. Альянс закрывал глаза на многие злодеяния врагов ради всеобщего Мира, но скажи мне, - Джайна, до этого плавно перемещающаяся по комнате, останавливается и вновь смотрит на него, - Почему только мы говорим о Мире? Почему, перед лицом общей опасности Орда готова объединится, но как только враг повержен, они вновь зовут своих солдат в бой против нас? Только мудростью и терпением наших правителей, удается сохранять мир таким, какой он есть. В этом ты прав. Но я, Андуин, лично я устала приносить своих друзей в жертву Орде! – Джайна отвернулась, жалея об этой вспышке гнева, исказившей ее прекрасное лицо.
- Мы повернулись к ним спиной и получили кинжал, когда не ждали. Неужели и в этот раз, сделаем вид, что так и должно быть? Как долго, мой молодой король, мы будем терпеть это?
Маг поднимает открытую ладонь.
- Нет, не отвечай. Этот вопрос я должна была задавать не тебе. Твой отец не хотел идти на это, но я убедила его. И в том, что он погиб моя вина. В том, что погиб мой отец – моя вина. В том, что погиб Ронин – моя вина. В том…, - она запнулась, но быстро взяв себя в руки продолжила, - что Артас стал Королем мертвых и породил Сильвану – моя вина. Но я сделаю все возможное, чтобы это больше не повторилось. Ни с тобой, ни с кем-либо другим.
Она возвращается на свое место и уже более спокойно и мягко продолжает.
- Я учила тебя многому, так послушай совет на будущее: никогда не щади врагов. Никогда не поворачивайся спиной к друзьям. Никогда не забывай кто ты, - Джайна немного наклоняется вперед и свет свечей освящает ее лицо, - Ты Андуин Ринн, лидер Альянса, потомок королей и сын героя. Орда ликует, лев погиб, а его место занял львёнок, с которым остался лишь старый волк, - кривая усмешка совершенно не красит ее лицо, - Пусть так и думают. Пусть расслабятся. Но лев всегда остается львом, а шакал шакалом. Так отрасти клыки и когти, Андуин, они нам пригодятся.

+1

8

Леди Джайна была в ярости - той тихой, сдержанной, кристаллизованной годами и бедами ярости, которой всегда так сложно противопоставить что бы то ни было. Если бы она кричала, если бы она захотела уйти, хлопнув дверью - хоть бы и эфемерно-несуществующей дверью портала, как она то уже сделала в тронном зале, - если бы она расплакалась или начала всех вокруг обвинять - Андуин бы знал, что делать. А перед лицом ярости столь тихой, боли столь застарелой - перед таким безграничным и всепоглощающим чувством вины, знакомым и ему самому - он чувствовал себя потерянным, как маленький ребенок перед горем взрослого. Словно он снова был тем мальчишкой, чей отец смотрел сквозь него - и не видел.

Он мягко и сочувственно улыбнулся, глядя на ее искаженное лицо. Тебе больно. Тебе-так-больно-сейчас. Я не могу исцелить твою боль, не эту, не здесь. Не могу ее забрать, не могу даже разделить ее с тобой - у каждого из нас боль своя, и большей боли, чем есть у нас сейчас, нам просто не вынести. Говори, я слушаю. Все, чем я могу тебе помочь, один из самых близких моих людей - это выслушать тебя. Хорошо, что хотя бы эта возможность у нас есть. Пока - еще - есть.

- Мы… не можем знать, чем обернутся те или другие наши поступки, - мягко проговорил он, переведя взгляд на огонь и чувствуя, как где-то в животе, прямо под ребрами, боль скручивается колючим клубком, будто он проглотил живьем пустынную прыгуану. Не-вре-мя. Не-сей-час. - Когда случается беда, нам кажется: измени мы свое решение тогда или в другой момент, поступи мы иначе, исправь то или это - и беды получилось бы избежать. Мы клянемся себе, что дальше мы будем действовать иначе, что мы сами станем другими. Это помогает нам верить, что беды больше не случится. Мы пытаемся исправить прошлое - в будущем. Но будущее несет в себе свои беды, и их не избежать, пытаясь исправить прошлое.

Он перевел дыхание, взмолившись на миг про себя: "Свет, не дай моему голосу сорваться! Я должен быть спокоен и сдержан, иначе... Иначе не будет добра от этого разговора". Он поднял глаза на Джайну, и веки у него остались сухими, а голос - мягким, ровным и торжественным.

- Отец… король Вариан Ринн был воином и героем. Он был легендой при жизни, он останется легендой после смерти, и его слава будет жить, пока стоит Штормград. И мы не знаем, не можем знать, какой была бы его жизнь... и какой была бы его смерть, и когда пришло бы ей время, если бы мы все были другими. Если бы мы были не собой, - каждое "был", "была", "смерть" - выталкивается из горла, словно все та же прыгуана пытается выбраться на свободу. Нет. Не-поз-во-ли-тель-но терять лицо. Не-сей-час.

Андуин помолчал секунду, пытаясь справиться с голосом, но тот все-таки прозвучал тише и глуше... откровеннее, будто юноша положил руку на плечо Джайны.

- Вы... сейчас вините себя в его смерти. И... каждый из нас, каждый, кто любит... любил его - найдет, за что упрекнуть себя. Каждый сможет увидеть в себе - причину беды, каждый задает себе вопрос "почему я жив, а он нет". Но правда в том, что... - выговорить это было так сложно, что его голос все-таки вздрогнул, пытаясь сорваться, - но вслед за тем набрал силу, становясь тверже. Андуин, сам не замечая того, стиснул кулаки до белых костяшек. - Какова бы ни была причина, кто бы ни был виноват в той или иной мере... отца убили не вы. Не я. И даже не Орда. Отца... убил Легион. Он - общий наш враг сейчас. Отец погиб... чтобы дать нам время. Нам всем. Всему Азероту. И он выиграл нам это время - собраться с силами и ударить в ответ. Если мы потратим его на распри, на выяснение, кто лев тут, а кто шакал - Легион уничтожит наш мир, как уничтожил тысячи миров раньше.

Он сглотнул, чувствуя, как невидимая удавка отчаяния пережимает ему горло, мешая говорить. Не-вре-мя.
Если ты не можешь объяснить это своим близким - станут ли слушать тебя те, другие?..

Отредактировано Anduin Llane Wrynn (18-03-2019 16:03:13)

+3

9

[nick]Jaina Proudmoore[/nick][status]Дочь морей[/status][icon]https://c.radikal.ru/c06/1903/53/6ac231cd6872.jpg[/icon][sign]http://x-lines.ru/icp/abW10/003366/0/20/RvedxPgubitPtaIG0PCtoPZdetPnaPtretxemPkorable.png
https://c.radikal.ru/c20/1903/4d/6c4c668f53a1.gif[/sign]
Она дрогнула. Ледяная маска отрешённости трещала по швам от слов мальчика-короля.
Он был прав.
Эти слова должна была сказать она ему, но никак не он ей. Ученик мудрее и терпеливее наставника. Или же она просто устала, а принц еще может сопротивляться?
Джайна отвела взгляд, переводя осколки неба на дрожащие язычки пламени оплавившихся свечей.
- Я виновата, - голос женщины звучал тихо и глухо. Немигающим взглядом она смотрела за огнем, словно стараясь загипнотизировать. Андуин не видел ее лица, иначе понял бы, насколько был прав. Джайна не выглядела привычно уверенной, с высоко поднятым подбородком, гордо взирающая на собеседника. Сейчас, в этой комнате она чувствовала тяжесть многих лет и совершенных ошибок. Она словно постарела за раз.
- Время не вернуть назад, это страница истории, которую мы уже перевернули. Перед нами будущее - чистый лист, - она медленно обернулась к Андуину, державшемуся не в пример лучше неё, - И мы можем лишь предполагать, чем напишем историю: чернилами или кровью.
Ее глаза подозрительно блеснули в темноте. Кровью. Она хотела написать эту историю кровью Орды и врагов Альянса, любого, кто рискнет помешать ей. Светлый и тяжелый путь спокойствия и дипломатии тянулся багровым следом за ней. Так стоило ли оно того? Стоило ради мнимого миру положить на алтарь своего самообмана столько жизней?
Смерть одного - трагедия. Смерть тысяч - цифра. Сегодня в Покоях Льва звучали речи, призывающие почтить память павших жизнью. Сегодня прощались с героем, с королем, со Львом. Она же потеряла ещё одного друга. Вариан не мог поступить иначе, просто не хотел бы. Он жил своим народом, он горел за него, он бил за него до самого конца. Нет, его смерть не стала напрасной, но живым он бы сделал гораздо больше. Живым, он был воплощение того/, от чего саму себя сдерживала Джайна. Смотря на Ринна, она видела себя и не давала волю гневу и ярости. Теперь выходит можно.
Его нет. Есть Андуин, который доверительно назвал ее «тетушка», мальчик-король, сохраняющий спокойствие и Свет, не смотря на всю боль утраты. Он хотел мира, этого жаждало его сердце. Подарить Азероту спокойствие и процветание. Губы Джайны искривились. Она хотела того же. И не раз. Хотела.
- Мы ударим. Мы закроем глаза, перестанем слышать и станем немы, стерпим все. Мы ударим и разобьёмся Легион. Вместе. Но, когда последний демон будет уничтожен, когда Гулдан отправится в небытие, Орда не оставит нас в покое.
Джайна не могла знать этого наверняка. Но она слишком много видела и слышала, а уроки истории были выучены ей на отлично.
- Сильвана захочет уничтожить Штормград. Уничтожить твою родину. Тебя.
Будь жив Волджин, она бы не стала произносить столь громких слов, но Джайна знала Сильвану и знала, на что способна королева-банши.
Возможно ей следовало быть мягче и мудрее, но сейчас именно это хотела сказать маг, это было сказано ее сердцем. А может она все делала правильно, об этом расскажет история и рассудит их время. Так было всегда. Так будет и впредь.

+2

10

И неважно, в какой ты позе, стоишь ли гордо
или вязнешь и оплываешь, не в этом суть:
твой единственно верный сюжет подступает к горлу:
и ни вскрикнуть уже, ни дёрнуться, ни вдохнуть.

(с) lllytnik


- Может быть и так, - медленно проговорил Андуин - тяжело, неохотно, будто языком приходилось ворочать камни. - Может быть так. Королева-баньши... ее опасаются даже ее союзники. Опасаются и не верят. Но...

Что сказать? что допустимо, что позволительно, что будет правильным сказать сейчас? "Мы всегда были жестоки к ней и ее народу"? "Ее народ верит ей и любит ее"? "Ее народ приняли таурены, чьей мудрости можно доверять"? "Ждать предательства, прежде чем оно случится - подло, и как раз-таки предательство и провоцирует"?.. Андуин вздохнул и покачал головой, снова переводя взгляд на огонь. Половина того, что он мог бы сказать, не помогла бы этой израненной душе. А второй половины он сказать не имел права. Ни во имя какой высокой цели.

- Поживем - увидим, - просто сказал он наконец. - Чтоб узнать, что захочет сделать королева Сильвана после победы над Легионом, нам нужно дожить до этой победы. Всем нам. И мне, и вам, и ей... и Штормграду. Отец... мы собрали военный союз, равного которому не было на моей памяти. И были... разбиты. Все мы. И Альянс, и Орда, и Серебряный Авангард, и... Если мы можем кому-то верить из Орды - то это лорду Бэйну. Думаю, вы не будете спорить с этим. Так вот, он писал мне, что... из их войска ушла едва ли половина. Половина - из тех, кто встал держать ту высоту. Из тех, кто высадился на Расколотом берегу, уцелела от силы треть.

http://www.presura.es/wp-content/uploads/2017/05/ageofconan_scene_field_of_victory_by_alex_tornberg-1024x444.jpg

"Бэйн, дорогой друг, ты сам там был ранен - но, похоже, первым, что ты сделал, оказавшись в безопасности - отправил мне птицу с письмом. Ты раз за разом подставляешь себя нашей перепиской, но дело мира для тебя важнее всего... Как твои раны? И как чувствует себя леди Льиира, чей демон принес мне письмо с соболезнованием самым первым?.. Когда я смогу узнать об этом?.." - если Андуин и думал об этом снова, то вслух сказать этого он бы не мог.

- Я... не воин. Не полководец, - печально сказал он то, что должно было прозвучать - что прозвучит еще не раз - и уж лучше он сам скажет об этом. Здесь - это - можно. - Из меня будет плохая замена отцу. Но мы не имеем права проиграть - снова. Там, где проиграл сильнейший из собранных союзов, там, где потерпели неудачу, - погибли, - величайшие герои нашей эпохи, мы должны - победить. Во имя... всех тех, кто живет в Азероте. Если это у нас выйдет... своему времени будут - свои мысли.

Отредактировано Anduin Llane Wrynn (04-05-2019 02:46:44)

+3

11

[nick]Jaina Proudmoore[/nick][status]Дочь морей[/status][icon]https://c.radikal.ru/c06/1903/53/6ac231cd6872.jpg[/icon][sign]http://x-lines.ru/icp/abW10/003366/0/20/RvedxPgubitPtaIG0PCtoPZdetPnaPtretxemPkorable.png
https://c.radikal.ru/c20/1903/4d/6c4c668f53a1.gif[/sign]
На мгновение ей показалось, что все, что слышится лишь разыгравшееся воображение. Она словно очнулась от собственных мыслей, что погрузили ее в пучину, затягивая все глубже, уже не сопротивляющееся сознание. Но Андуин был реален и то, что было произнесено им тоже. Держался он безупречно.
Да, Вариан гордился бы тобой.
Ей хотелось бы спорить, хотелось бы доказать ему что он не прав!.. Но разве могла она? Мальчик-король имел право на такое мнение, он мог, наверное, даже должен был быть таким – милосердным, таким правильным и великодушным. Они все такими были. Когда-то… очень давно. Они все верили в Свет, в добро, в дружбу, в любовь и преданность, в идеалы, которые одни предали, а другие поставили выше здравого смысла. Ей не хотелось одного, чтобы Андуин однажды пошел не по тому пути. Но где он, его путь? И кто она, чтобы наставлять его? Где ее собственный путь? В какой мрак ведет…
Женщина молча смотрела на нового короля Альянса. Что есть правда? У каждого она своя. Что есть ее личная правда для него? Лишь история, которую можно узнать, можно прочувствовать, но не пережить так, пережила ее она. Джайна горела изнутри. Она всегда горела, будь то жажда знаний, интерес, любовь… но сейчас ее сжигала ненависть и ошибки прошлого, что изменить даже такой маг как она, была не в состоянии. Бессилие и ярость, удерживаемые лишь здравым смыслом, что не давали ей возможности излить все, что накопилось за долгие года на своих врагов. О, теперь она отчетливо видела их. Теперь она знала в лицо угрозу. Теперь она не останется в стороне. Больше нет.
Теперь я понимаю... отец.
- Бейн может быть твоим другом, Андуин, - взгляд холодных синих вновь прикован к лицу молодого короля, - Но от этого он не перестаёт быть ее подданным. Он не перестаёт быть вождём своего племени. И если однажды перед ним встанет выбор: ваша дружба или его народ, кого он выберет? - голос не дрогнул. Хотя должен был. Кому как не ей, знать, каково это, бросить свой народ. Глупая девчонка положила на алтарь хрупкого мира с Ордой все, что было ей дорого. И проиграла. Отец Андуина доверился Орде и был оставлен умирать один… А сейчас они должны сделать вид, что это было не предательство и продолжить биться плечом к плечу с одним врагом, чтобы потом что? Вновь взяться за оружие и встать против друг друга? Когда всему этому придет конец! Сколько крови еще должно уйти в землю, сколько морей еще обагриться, прежде чем Орда насытится! Нет, пока жива Сильвана, им нет покоя и не видать Азероту мира и процветания.
Джайна оставалась по прежнему серьёзной и собранной, натянутой, словно тестева, что вот-вот выстрелит, отпуская стрелу в полет. Ее стрелы — это слова, но пока она сдержанна. Женщина медленно выдохнула.
- Народ. Он всегда предпочтёт твоей дружбе свой народ. И это правильно, это мудро, иначе какой бы из него был правитель, но для нас это плохо. Ты ведь это понимаешь?
Должен понимать.
- Ты больше не принц, - возможно это прозвучало излишне резко, и она не хотела этого, но эмоции сдерживать все труднее, хотя не Андуин должен страдать от них, - ты король. Я знала многих принцев, - на мгновение она замолчала, погружаясь в тишину и собственные мысли. Их образы, лица, голоса всплывали в ее сознании. Часть из этих образов ранила, часть оставляла равнодушной, как и судьба тех, о ком она почти позабыла. - Плохих и хороших. Каждый из них стремился к лучшей жизни своего народа, забывая спросить, что этот народ хочет.
Оглядываясь назад очень легко судить об ошибках истории, стоя в начале пути сложно предугадать что будет стоят за тем или иным действием.
Она закрыла глаза, собираясь с мыслями и подбирая слова, что должны были быть сказаны и услышаны. Когда женщина вновь открыла глаза, во взгляде не было больше привычного холода. Она подошла к нему и опустила легкую ладонь на его плечо.
- Чтобы я тебе не сказала, ты все равно поступишь по-своему, Андуин. И будешь прав. Слушай своё сердце, но не забывай о разуме и тогда ты станешь великим правителем. Тебе не нужно быть таким, каким был твой отец. Ему досталось тяжелое время и тебе достается не легче. Но ты справишься, потому что ты тот, кем ты был рожден стать – королем. Великим королем, Андуин, что приведет Альянс к победе. Всех нас, к победе и миру. Но для этого придется пролить не мало крови, и ты должен быть к этому готов.

+3

12

Веруем, Господи, мы,
В то, что от страха спасает:
В то, что любой ротозей
Будет Тобою храним,
В грохот по двери тюрьмы,
В то, что друзья не бросают,
Если не верить в друзей -
Господи, жить ли таким?
Credo - Бран


Андуин долго молчал, и если бы кто-то сейчас видел его глаза, он бы, наверное, сказал, что они стали цветом как грозовое небо. Или как ночное море. Или как самый истрепанный парус на мачте корабля, который попал в смертельный шторм. Не голубые, не темно-синие - а какие-то сизые, сероватые даже, белесые, будто соли в них сыпанули полной горстью. Но в глаза ему заглядывать было некому - Джайна ушла в свои мысли, да и... различишь ли цвет в такой-то полутьме, в мраке, в котором пляшут только блики огня? А лицо его по-прежнему было спокойным и мягким, будто бы тень улыбки навсегда застыла на его губах.

Дождь за окнами все усиливался и усиливался - будто от глухой молчаливой тоски тот, кто плакал, перешел к рыданиям навзрыд. И кто знает - может, так этому кому-то стало хоть немного легче?

- Я думаю, - тихо начал Андуин, и замолчал, и продолжил снова - не сильно громче, но тверже - и жестче - и увереннее. - Я думаю, что лорд Бэйн предпочтет и своему народу, и моей дружбе - честь, правду и благо мира, в котором жить всем нам. Всем - нам - вместе. Какой бы крови ни пролилось, сколько бы предательств ни было прежде - он не отступал, пока мог стоять, он не лгал, если ему была известна правда. Он не солгал бы мне, даже если бы от этого зависела судьба и его самого, и его народа. Он бы... не отступил, не оставил моего... отца умирать одного, если бы был шанс отбиться. Я мог бы сомневаться, если бы мне говорили другие - но не могу сомневаться в его словах. В его ручательстве.

Андуин встал со своего места, повернулся лицом к лицу с Джайной, оказавшись - внезапно - почти одного роста с этой высокой женщиной. Он медленно разомкнул губы, перекатывая слова на языке. Разговор подходил к концу, и они оба это понимали. Главное было сказано, и совсем скоро молодому королю будет время вернуться к своим делам.

- Я не знаю, каким я буду королем. Но это и не важно, - медленно покачал он головой. - Мне - сейчас - нужно понимать главное, леди Джайна. Со мной ли вы? Я не могу приказывать вам. Я могу лишь просить. Выполните ли вы мою просьбу?

В его глазах светилось "Вы понимаете, о чем я хочу просить вас. Мы оба понимаем это" - но он не прибавил больше ни слова.

+3

13

[nick]Jaina Proudmoore[/nick][status]Дочь морей[/status][sign]http://x-lines.ru/icp/abW10/003366/0/20/RvedxPgubitPtaIG0PCtoPZdetPnaPtretxemPkorable.png
https://c.radikal.ru/c20/1903/4d/6c4c668f53a1.gif[/sign][icon]https://c.radikal.ru/c06/1903/53/6ac231cd6872.jpg[/icon]
Он что, не понимает?
Рука, лежавшая на плече Андуина дрогнула. Но убирать ее Джайна не спешила. Она не захотела разрывать контакт, все еще надеясь, надеясь… надеясь на что? Переубедить мальчика, ставшего королем, что он не прав? Ей хватало мудрости и опыта, чтобы понять – Андуин будет слушать советы, но решение будет принимать в одиночку. Спокойный, рассудительный, молчаливый, не лишенный тонкого чувства юмора, с острым умом и проницательностью он был так не похож на своего отца, но это не значило, что он станет править хуже, чем Вариан. Он будет править иначе. Андуина многие недооценивают, особенно враги и это должно сыграть ему на руку. Вот только сумеет ли он распорядиться своей ролью «темной лошадки» правильно, перестав играть в дружбу с народами Орды? Она могла лишь надеяться, что да. Но знала, что Андуин чист сердцем и ставит дружбу высоко. Пожалуй, даже слишком.
Джайна сказала ему все, что хотела - он услышал то, что пожелал. Ей следует уйти, так, как и хотела. Не стоило приходить к нему, не стоило поднимать темы, которые тяжелы для обоих, но она пришла. Потому что искренне любила его и не могла оставить в такой момент одного. Пальцы невольно сжались, впиваясь в плечо парня. Она не сразу ощутила это, а поняв, что ее реакция стала слишком очевидной и могла причинить ему боль, быстро разжала их, убирая руку.
- Пока ты будешь держать в союзниках Орду, - голос мага был тихим и наполнен грустью. Словно ветер играл с опавшими листьями осенним вечером. Это была и тоска, от разочарования и предвестник будущих разочарований. Она знала, о чем говорила. Иногда Джайне казалось, что она видит в нем себя. Такого молодого, талантливого, взвалившего на плечи груз ответственности. Принимающего решения, от которых будут зависеть жизни. Мечтающего и временами наивного. Наверное, от этого ей было больнее всего - знать, что окажется права. Лучше бы ошибалась, - Никому из твоих друзей не будет спокойно за тебя. Бейн близок к тебе, возможно даже искренне, но все меняется. Орда навсегда останется Ордой и между нашими народами никогда не наступит мир.
Это была правда. Та, что столько крови пролила, поддерживая мир с Ордой знала об этом лучше других. И не хотела быть с Альянсом, когда они заключили союз с Ордой, предавшей их в первой же битве. Ее магия, ее силы и знания нужны сейчас, но смотря правде в глаз - она устала биться, устала терять друзей, устала от бесконечного чувства вины. И если этому миру суждено сгореть в огне Пылающего Легиона, пусть так и будет, только отстаньте от нее, не трогайте.
Она не знала, куда уйдет, на долго ли. От того ей важно было увидеть Андуина. Он вырос на ее глазах и ласково называл "тетушкой". Где-то в глубине души, она питала к нему чувства, подобные тем, что испытывает мать к своему дитю. Тиффин ушла так рано, что мальчик был лишен много, в том числе и любви. Нет, Вариан любил сына. Как мог. Но этого было мало. Не потому ли принц обращался к другим, к Джайне, к Велену, к тем, кто был близок к нему, кто любил его так, как он мог это почувствовать. Испытывая это, ей хотелось накричать на него. Схватит за плечи и как следует встряхнуть, а потом крепко прижать к себе. «Мальчик мой. Ты еще так молод, но тебе предстоит долгий и тяжелый путь. Правление никогда не бывает легким. Принятые решения всегда будут неоднозначны, а вчерашние друзья обернуться врагами в один миг. Нет ничего дороже семьи.»
Мы все твоя семья. Мы с тобой.

Но она не произнесла этого и не обняла его. Сложно сказать, почему женщина не поддалась порыву, что так часто возникал и раньше. Дело было в ней, в той стене изо льда, которой маг оградилась ото всех. Эту стену разрушить сможет только она и возможно тогда все станет как прежде.
Прикрыв глаза, она покачала головой.
- Я всегда буду с тобой, Андуин. Но я не могу сказать, выполню ли я просьбу короля, если не узнаю ее.

Отредактировано Varian Wrynn (30-05-2019 00:41:14)

+3

14

Андуин чувствовал, как пальцы Джайны - все сильнее, по мере того, как она слушала его - сжимали его плечо. Сильно. Еще сильнее. Почти до боли. С неженской, яростной силой отчаяния - так же, как - молча хмурясь - выражал свои тревоги отец. Андуин не позволил себе поморщиться, хотя на плече скорее всего останутся синяки - не стоило ломать эту редкую минуту молчаливой искренности.

Он понимал, что леди Джайна - один из самых близких его людей, один из немногих оставшихся у него близких - боится за него. Боится за Альянс и Штормград, за последствия поступков и решений молодого, неопытного короля, за последствия, которые могут быть... по-настоящему катастрофическими. Понимал он и то, что многие из его друзей, врагов, союзников и противников - даже самые близкие - считают его воззрения наивными, убеждения - незрелыми, а слова - легковесными, а то и не вполне искренними. И, может быть, не так уж они и не правы...

Он понимал и то, что для всех было б лучше, оставь отец трон не ему, а кому-то более... зрелому, сильному, мудрому, опытному; может быть - более воинственному, может быть - более склонному передавливать и более умеющему настаивать на своем. Но увы. У отца не было других детей (или об этом не знал никто, включая самого отца), других наследников он не назначил, а значит... значит, будет править тот, кому лучше подошла бы роба жреца, посох и дальние дороги, а не доспех и высокий каменный трон. А уж к добру или к беде приведут всех его решения... там будет видно.

- Король ничего не значит без тех, кто его поддержит, - тихо проговорил Андуин, перекатывая слова на языке, перебирая и подбирая их, как драгоценные бусины в снизку.

Он почти ненавидел себя - свою привычку подбирать слова, даже говоря со своими близкими, свою привычку - автоматически - выделять главное, автоматически - отслеживать чужие слабости, автоматически - давить на больное, если нужно. Отучайся - не отучайся, а привычка к переговорам, привычка к дипломатии, проклятая привычка делать добро чужими руками, даже если они этого не хотят... И хочешь быть абсолютно искренним, и хочешь быть абсолютно честен - но не думать о том, как будут восприняты твои слова, просто не выходит. А когда каждое произнесенное слово обдумано и выстроено - честны ли они?.. вот отец - отец был честен, всегда, в каждом слове, в каждом движении... даже если это был кулак, летящий в лицо.

Он вздохнул, пытаясь собраться со словами и с мыслями.

- Я прошу вас, леди Джайна, - и как... король Штормграда, и как... просто Андуин. Прошу вас, несмотря на вашу ярость и боль утраты, не делать сейчас ничего, что... могло бы спровоцировать войну между Ордой и Альянсом. Милорд Генн говорил нам о... конкретных вещах, предъявлял Орде конкретные обвинения - но ни вам, ни мне не нужно напоминать, что он бывает... предвзят, и особенно предвзят он в... одном случае. Я знаю и то, что вы, в отличие от него, можете быть беспристрастной, если это необходимо. Вы можете больше, чем обычный человек. Я доверяю вам, вашей мудрости и вашему мнению. И потому моя вторая просьба будет - выяснить правду. Правду о том, что случилось на Расколотом берегу.

Отредактировано Anduin Llane Wrynn (07-08-2019 21:10:10)

+1


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » Пока горит свеча [WoW]