пост недели Arthas Menethil Артас двигался в выбранном им направлении – медленно, но верно. Все те, кто ранее служил ему, все те, кто пали вместе с ним – они были его первостепенной целью. Без союзников даже он ничего не значит теперь, когда уже не обладает той силой. Любой встречный герой посчитает за великое достижение ещё разок отправить в тёмные земли того, кто когда-то причинил этому миру столько боли.
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #147vk-timeрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Зачем хранить осколки фарфорового блюдца? [World of Warcraft]


Зачем хранить осколки фарфорового блюдца? [World of Warcraft]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

[nick]Lyira Silverlaine[/nick][status]в красную улицу в белом выйти[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/11/604fc404968e061e051211df16c8e9c0.jpg[/icon][sign]Но узнаешь к исходу и битвы, и дня - не на брачное ложе ты отдал меня,
На кровавое смертное ложе! ©
[/sign][lz]Льиира Сильверлэйн, little dead girl тм, младшая дочь лорда Серебряного бора, Отрекшаяся из приближенных Королевы баньши. Вызывает не только демонов, но и умиление, способна разверзнуть инферну в комментах третьего уровня, умеет накладать политес на жантилис, чтоб даму везде пустили.[/lz]

Зачем хранить осколки фарфорового блюдца?
"Как быстро растут чужие дети..."
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/11/55c12c5ea291bd5a939afafd9bdff77b.jpg

https://wearewildness.com/wp-content/uploads/2016/09/1.2.gif

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/11/70e1a3ed4e9a36bb142e90bdc3d4250f.jpg

Если вы окно разбили, не спешите признаваться.
Погодите, – не начнётся ль вдруг гражданская война.
Артиллерия ударит, стекла вылетят повсюду,
И никто ругать не станет за разбитое окно.
©

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Lyira Silverlaine, Anduin Llane Wrynn

Mists of Pandaria; Красарангские джунгли

АННОТАЦИЯ

Самые настоящие приключения в диких джунглиях - индейцы, ковбойцы, панды, змеи и никаких скучных взрослых.
И можно простудиться.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Sylvanas Windrunner (08-03-2019 19:12:21)

+3

2

[nick]Lyira Silverlaine[/nick][status]в красную улицу в белом выйти[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/11/604fc404968e061e051211df16c8e9c0.jpg[/icon][sign]Но узнаешь к исходу и битвы, и дня - не на брачное ложе ты отдал меня,
На кровавое смертное ложе! ©
[/sign][lz]Льиира Сильверлэйн, little dead girl тм, младшая дочь лорда Серебряного бора, Отрекшаяся из приближенных Королевы баньши. Вызывает не только демонов, но и умиление, способна разверзнуть инферну в комментах третьего уровня, умеет накладать политес на жантилис, чтоб даму везде пустили.[/lz]

...по версальскому паркету,
как босую по жаровне.
©


Заросли пахли влажной землей, неведомыми цветами и еще немного - далеким горьким дымом. Льиира поморщилась, приподнимая подол - платье, казалось, намокло до самых колен, отсырели все несколько слоев вышитой ткани. Впрочем, через пару часов, проведенных под низкими кронами деревьев Красарангских джунглей, начинало казаться, что ты вымок насквозь, и вообще ты сам - вода. Она поправила капюшон плаща, мельком погладила влажный волчий мех и сощурила светящиеся желтые глаза, осматривая окружающие маленький лагерь заросли. Демон, отправленный на разведку, ощущался неподалеку - сгусток злобы и голода - он двигался быстро и бесшумно, и если тут еще оставались ящеры-разведчики - она не завидовала их судьбе. Тварь, призванная ее словом из самых глубин Бездны, всегда хотела жрать. Не есть - жрать. Вот и пусть… жрет.

Она сидела на поваленном дереве, заботливо устланном мягким покрывалом - откуда только пандарены брали все это среди разрухи и голодных ша? тайна, тайна… - рассеянно крутила на пальце тонкое золотое кольцо и думала. Ее виверна спала, уткнувшись мордой в лапы и чуть подергивая ядовитым хвостом - переход дался тяжело не только разумным существам, но и глупому, хоть и верному животному. Льиира пока не хотела ее беспокоить - пусть отдохнет, пусть наберется сил.

“Я еще немного посижу и встану, - думала она, глядя, как такие же уставшие, как ее виверна, пандарены возились с ранеными, беседовали, настороженно обходили лагерь по периметру, - я мертвая, я не устаю. Я встану и пойду. Вот сейчас встану. И пойду.” И отчего-то продолжала сидеть, не шевелясь.

Невыносимо болела постоянно выпрямленная спина, после долгого перехода ныли ноги. Нечему было болеть - и все-таки болело. “Какая радость в том, что я никогда не состарюсь? - с обидой подумала она. - Я же разваливаюсь, как самая настоящая старуха!” Мысли о старости заставили ее торопливо достать из поясной сумки зеркальце, которое обвивала затейливо вырезанная нефритовая змея, и встревоженно всмотреться в его чуть затуманенную гладь. Нет, ее кожа по-прежнему была гладкой, хоть и мертвенно-бледной, и темные тени, лежавшие под глазами, не стали чернее или зеленее, и ни единого трупного пятна тоже нигде не было заметно. Это ее успокоило, как успокаивало каждый раз, но боль уставшего - но чему тут уставать? - тела все не унималась.

- Сяо-цзе Ли-ира, - мастер Боджинг подошел неслышно, легко ступая по мокрой траве, и поклонился, неловко придерживая натуго перебинтованную лапу, - прости, что потревожил твой покой. Ша бродят совсем близко от лагеря, больным становится хуже. Мастер-целитель еле держится на ногах. В силах ли ты помочь?

- Я мертвая, лао сянь-шэн, я вовсе не устаю, - Льиира убрала зеркальце в сумку, прикусила губу, не почувствовав боли, и поднялась, с усилием выпрямляя спину, резко разгибая сперва одну ногу, потом вторую, из скрюченной, перекошенной нежити становясь человеком. Ей стало очень больно - а потом вроде бы и привычно. Она улыбнулась, не разжимая губ - давно-давно, еще когда она была живая, ее учили улыбаться всегда. Даже когда очень больно, даже когда очень страшно, даже когда очень скучно. Улыбаться - и держать спину прямо. И она улыбнулась еще раз, склоняя голову, и шагнула - медленно и плавно, усилием воли удерживая спину и ноги.

Мастер Боджинг шел рядом с ней, подлаживаясь под ее походку, смотрел по сторонам, печально качал головой - раненые, усталые, снова раненые. И чем дальше, тем больше ее охватывала тоска - пандарены говорили, это влияние ша, но она не была уверена в этом. Просто - раненые, которые неизвестно когда смогут встать, просто болезнь, похожая на лихорадку, но не лихорадка, просто невидимый тоскливый туман, повисший над лагерем Красного Журавля.

- Мастер-целитель пришел из-за туманов, как и ты, сяо-цзе, - медленно проговорил мастер Боджинг, - возможно, ты даже с ним знакома.

- Все возможно, лао сянь-шэн, - согласилась она и подумала - “кто бы это мог быть? кто из тех, кого она знала, мог оказаться здесь, на краю географии? кому могло бы быть дело до…”

Сяо пэн-ю, - все так же неторопливо проговорил мастер Боджинг, обращаясь к кому-то, кто возился, шуршал чем-то под низким навесом. И тот вынырнул, и обернулся к свету, и приглушенный свет заиграл на золотых волосах, и Льиира, забыв про все нормы этикета, только и смогла выдохнуть сквозь зубы:

- Опять ты!

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/11/536b2a6d02ddf8132d7bfcfd8e278afd.gif

+4

3

Пациент, очередной, третий за это бесконечное утро - еще вчера они, казалось, пошли на поправку, да и ранения-то пустяковые, говорить не о чем, у одной - трещина в кости руки, неаккуратно груз приняла, у другого - располосованная когтями местного хищника шкура… третий и вовсе вчера был здоров. Вроде бы здоров. Только на головную боль жаловался, за отваром заходил, вчера днем… вроде бы это был день, кажется, вчерашний, да. Андуин, наконец позволив себе опустить руки на колени, распрямил сведенные от усталости плечи и почесал нос о плечо. Сделать это хотелось ужасно давно, вот только никак не получалось: прервешь процесс лечения - все заново придется делать, а на “заново” у него, кажется, уже не очень был ресурс.

И вот это и было самой плохой новостью за сегодняшнее утро. Не то, что у Да-Сан рука под шиной распухла вдвое толще обычного, не то, что у Лао-Е пришлось снимать аккуратно наложенные швы, чистить нагноение, снимать разложившиеся ткани, ушивать, утягивать заново. Не то, что у них обоих - да и еще у обычно веселого и неунывающего Джань-Ю - открылся ночью жар, а к утру на их мохнатых телах взошли, как невиданные уродливые ростки, бугрящиеся нарывы. И даже не то, что симптомы были все теми же, что и у прочих больных, а лекарства так и не находилось, день за днем (“э-пи-де-ми-я, дренеи называют это так”, - тихо бормотал Андуин себе под нос, а местные, кажется, принимали это за очередную молитву). Хуже всего было то, что его обычно неиссякаемый источник света (где-то под сердцем, как-то так, не иначе) - света, который приносил хотя бы временное облегчение больным, - начал показывать дно.

“А если им, всем, разом, станет хуже?.. что я буду делать тогда?..” - с мгновенным уколом ужаса подумал юноша - но заставил себя придушить позорную панику. Уж чем-чем, а черными мыслями тут не поможешь, только хуже и сделаешь - это он успел уяснить преотлично.  Вначале они набегают, как волна, захлестывают, крутят пену вокруг твоих ног, поднимаются выше, выше… а потом набегает последняя, самая черная, самая высокая волна - и накрывает с головой. А того, кто остается потом лежать там, на песке, остается только отнести под навес, к раненым и больным - он будет лежать, смотреть в одну точку, и его горячие лихорадочно лапы будут мягко и безвольно, как тесто, падать обратно на одеяло, если их поднять.

“Ничего. Что-то да получится”, - он заставил себя встать с колен, подняться, дойти до умывальника, смыть с рук присохшую кровь. Для начала - хотя бы это. Простые ритуалы успокаивали, будто за ними, как за стеной, ты прятался от тяжелых мыслей. Больной наконец заснул, дышал во сне ровно и глубоко, и легкий шум рядом - впрочем, обычный для временного лагеря - его не будил. Андуин убирал устроенный бардак (кровавые тряпки - в мешок, инструменты - рассортировать, чистые - убрать… а, нет таких, ладно... грязную воду - попросить вылить в выгребную яму, чистой воды - попросить принести, это - прокипятить, лекарства - на место...), прислушивался к дыханию - и в какой-то момент поймал себя на том, что улыбается.

“Что-то да получится”, - уже бодрее и увереннее думал он, пока руки продолжали делать свое дело. - “Если смешать сок чистотельника с пеплом веселки, должно выйти хорошее ранозаживляющее, лучше, чем по отдельности… И вот кстати, кстати… ведь Сяо-Ю чуть не заболела… Она тогда еле ходила, полдня в лазарете провела, а потом… что-то потом… что же было… потом она выздоровела, единственная из всех...” Ему казалось, что мысль брезжит на самом-самом краю озарения, еще немного, и…

...и в этот момент снаружи раздались голоса. “Сяо-Ю, подумать, потом”, - оставил он себе мысленную пометку - и вынырнул из-под навеса, на ходу вытирая руки первой попавшейся тряпкой.

- Лао сянь-шэн, доброе утро. Что нового? - Андуин прищурился, пытаясь, против какого-то слишком уж яркого света, опознать его спутницу. Ее лицо показалось ему знакомым, но… но… не так давно он ее видел, где же, где же он мог ее видеть, он ведь должен был запомнить, и… точно! Он широко улыбнулся и слегка поклонился. - Леди Льиира, верно? Рад вас видеть.
[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/86057847.jpg[/icon][lz]Юный принц Штормграда, уже успевший побывать врио короля. Живет верой в разумность разумных и мечтой о мире для Азерота.[/lz]

+3

4

[nick]Lyira Silverlaine[/nick][status]в красную улицу в белом выйти[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/11/604fc404968e061e051211df16c8e9c0.jpg[/icon][sign]Но узнаешь к исходу и битвы, и дня - не на брачное ложе ты отдал меня,
На кровавое смертное ложе! ©
[/sign][lz]Льиира Сильверлэйн, little dead girl тм, младшая дочь лорда Серебряного бора, Отрекшаяся из приближенных Королевы баньши. Вызывает не только демонов, но и умиление, способна разверзнуть инферну в комментах третьего уровня, умеет накладать политес на жантилис, чтоб даму везде пустили.[/lz]

Пока думаешь, что сказать, — делай реверанс!
Это экономит время.
©

Льиира было изумилась - откуда бы ему знать ее имя? - но потом чуть не фыркнула, вспомнив, что в том самом лагере в Нефритовом лесу ее не называли по имени разве что хозены, да и то потому, что выговорить не могли. А все остальные… о, остальные… начиная от Назгрима, чье раскатистое: “Га-а-спажа Льиира! А ну, пойди сюда, красоточка, чего покажу!”, кажется, услышали не только в самой Пандарии, но и в самом Оргриммаре, и заканчивая мастером Кирин, чье шелестящее “Льиира, прелес-с-сть моя, Темная Гос-с-спожа будет счас-с-стлива узнать, что…” было мягким и тихим, но резало уши посильнее орочьего баса. Даже сейчас она мысленно скривилась - “не хватало еще сообщать Темной Госпоже о каждом вашем чихе”. В общем, пропустить ее имя, сто раз повторенное на разные голоса, мимо ушей мог разве что глухой - а вот таким их тогдашний военнопленный точно не был. Честным до тупости - был, а вот чтоб глухим - нет. А что запомнил… ну еще бы нет!

...она представляет себе самодовольную, сияющую злобной радостью морду Гарроша, она воображает тонкую змеиную улыбку на губах Королевы, и ей становится страшно и холодно. И она поднимает голову, и презрительно поджимает бледные губы, и медленно роняет одно слово за другим: “Ты идиот, Назгрим. Что с тобой сделает Гаррош, если ты так ошибешься, если ты притащишь ему мальчишку, который от страха готов назваться кем угодно? Наш дорогой военный вождь натянет твою шкуру на барабан, и не говори, что я не предупреждала. Для тебя все люди на одно лицо, верно? Подумай, генерал, очень хорошо подумай…” Ей страшно по-прежнему, она очень сомневается в том, что способна убедить туповатого орка свернуть с простого и понятного пути - “да он сам сознался, госпожа Льиира, че те еще надо-то?” - она чувствует, что еще немного - и ей, следуя примеру драгоценного военного вождя, чтоб он провалился глубоко в самое подземье, велят заткнуться и слушать. Она пожимает плечами - это твоя шкура, орк, меня она не касается - и уходит, не оглядываясь, и когда отправленный на разведку демон приносит ей весть о том, что те, кого она, госпожа Льиира прилежно зовет врагами, совсем рядом, она кивает и думает - “кто приказал поменять караулы?” - и наконец-то улыбается уголками губ. Если об этом узнают - ее назовут предателем. Но никто не узнает.

И никто не узнал. И у нее все получилось - иначе бы этот мальчик не был здесь, не жил, не дышал и не говорил… так вежливо, почти как на дворцовом приеме. А она… ох, среди грязных орков и прочих дикарей, именующих себя народами Орды, она превратилась… превратилась… ну не в орка, но близко к тому. По крайней мере, все манеры она растеряла почти что окончательно и бесповоротно. Ох, это было просто до слез невыносимо.

- Простите, Ваше Высочество, я просто… не ожидала вас здесь встретить, и от глубокого изумления повела себя неподобающе, - она подхватила широкую юбку (по краю совершенно неблагородно заляпанную грязью), присела в глубоком реверансе. Левое колено предательски скрипнуло, и это был плохой знак, оно еще о себе напомнит, ну да ладно. - Простите. Я тоже безусловно рада увидеть вас в добром здравии.

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/12/9b214ee34a2e94493091b1db632b7aa5.gif

Она выпрямилась - с усилием, отозвавшимся уже привычной болью, обернулась к мастеру Боджингу, который, покачивая головой, смотрел на больных, укрытых широким навесом. “Плохо, я понимаю, плохо… Но я… а что - я?”

- В лекарском деле от меня нет никакой пользы, лао сянь-шэн, я даже боюсь того, что мое вмешательство принесет только вред из-за… того, кто я есть. Я отправлю демона очистить границы лагеря - по крайней мере, на тех ша, которые подползают слишком близко к нам, его хватит. Я…

Льиира перевела взгляд мерцающих желтых глаз на юного принца, который при внимательном рассмотрении тоже был далек от того вида, что положено иметь на дворцовом приеме. Это несколько примирило ее с испачканным подолом ее собственного платья.

- Я могу помочь чем-то еще, если это не требует прикасаться к больному, - с трудом выговорила она. Она ненавидела в этом признаваться, прямо называть себя опасной для живых (по крайней мере, так говорили, и она не желала проверять на практике), но что было делать. Что было делать...

+2

5

Мастер Бождинг только вздохнул и махнул огромной, в две ладони взрослого мужчины, лапой, не отводя взгляда от тел под навесом. Больные, кажется, были совсем плохи, и надо было быть с ними рядом, чтобы знать, как они чувствовали себя недавно. Чтобы понимать, что сейчас им, на самом-то деле, - лучше, чем было. Плохо, да, но - немного лучше.

Тоска охватывала и его - сильного и мудрого, тоска прокатывалась по лагерю волнами, расходилась, как мутный туман. Тоска выжирала здоровье и силы, тоска выпивала радость… Здесь было так покойно, так солнечно и зелено - но, кажется, даже из зелени и солнечного света серость вымывала цвет. “Ша, это все ша, это они… и что мы можем сделать, что можем им противопоставить?..”

- Это ничего, не беспокойтесь, леди, - Андуин улыбнулся им обоим, по очереди и вместе, безмятежно, спокойно и уверенно, как улыбался своим больным - так спокойно и уверенно, как только мог. - Вы и так делаете очень много для нас. Отгонять ша от лагеря - большое дело. Здесь мало тех, кто может защищаться, и дать им время отдохнуть - очень хорошо. А что до больных… им не нужна помощь лекаря прямо сейчас. Я сделал все, что мог, они спят, и… сейчас нужно только время, чтобы лекарства подействовали.

“Что, если им станет хуже?.. что, если лекарства не помогут?.. что, если?..” - мысль уходила, возвращалась, снова приходилось ее прогонять - и этот вечный цикл выматывал его, час за часом. Он усилием воли заставил себя думать о здесь и сейчас - с легким недоумением ощущая, как отказывает ему даже привычное любопытство. “Она вызывает демонов легко, как обычный человек свистом призывает своих собак”, - подумал он. - “Именно поэтому она и боится прикасаться к больным? Я не слышал, чтобы такие, как она, были опасны просто своими прикосновениями, но… я многого не знаю об этом, может быть, это и правда так? Но в любом случае, это мудро с ее стороны, держаться подальше от тех, у кого сил и так нет… Да, конечно, мои наставники бы не одобрили, но... как минимум я обязан ей свободой, и... она кажется славная, и...”

- Я хотел сейчас оставить ненадолго раненых на попечение моей помощницы, пойти и выпить чая, а то как-то… в горле слегка пересохло, - он засмеялся, и его смех прокатился по тихому лагерю, как горсть стеклянных колокольчиков. “Как давно здесь не слышно смеха”, подумал он. “Как давно...” - Вы не составите ли мне компанию, леди?

- Я сейчас распоряжусь, чтобы вам все устроили, - мастер Боджинг встрепенулся - будто привычные слова, привычная колея дел вернули ему утраченные силы. Хотя бы немного, хотя бы чуть-чуть. “И хорошо, да. Так - хорошо”.

Андуин улыбнулся, глядя немного снизу вверх в светящиеся глаза (“Интересно, кто она по роду? такое странное лицо, никогда таких не видел…”), и протянул церемонным жестом руку (“Она двигается плавно, мягко и красиво, но что-то заставляет меня подозревать, что… Ну уж нет, кем бы она ни была, вряд ли сюда ее принесли по воздуху. А значит, усталость как минимум, как максимум - что угодно из того, что приличная леди ни за что не покажет в приличном обществе. Но спрашивать у леди разрешения на осмотр из чистых подозрений… допустимо ли? Ладно, посмотрим-увидим…”).

- Позволите?..

http://www.knigge.ru/images/dance-02.jpg
[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/86057847.jpg[/icon][lz]Юный принц Штормграда, уже успевший побывать врио короля. Живет верой в разумность разумных и мечтой о мире для Азерота.[/lz]

Отредактировано Anduin Llane Wrynn (08-03-2019 19:18:08)

+3

6

[nick]Lyira Silverlaine[/nick][status]в красную улицу в белом выйти[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/11/604fc404968e061e051211df16c8e9c0.jpg[/icon][sign]Но узнаешь к исходу и битвы, и дня - не на брачное ложе ты отдал меня,
На кровавое смертное ложе! ©
[/sign][lz]Льиира Сильверлэйн, little dead girl тм, младшая дочь лорда Серебряного бора, Отрекшаяся из приближенных Королевы баньши. Вызывает не только демонов, но и умиление, способна разверзнуть инферну в комментах третьего уровня, умеет накладать политес на жантилис, чтоб даму везде пустили.[/lz]

- Вы к нам из Петербурга иль из Москвы?
- Мой из Москвы вояж.
- Как нравится вам город тихий наш?
- Вы в нем живете, этого довольно,
Чтоб в городе все нравилось невольно.
©


Демон - темно-синий дым, глуховатый нелюдской голос, голодная Бездна - отдалился, его стало хуже слышно, и невидимая обычному глазу цепь натянулась, задрожала. “Назад, - мысленно приказала Льиира, - назад. Немедленно.” Цепь дернулась, натянулась еще больше - и демон стал приближаться. Вряд ли он хотел сбежать - скорее увлекся, как увлекается погоней охотничий пес… за той лишь разницей, что охотничьему псу все-таки редко позволяют сожрать добычу. А этот - пусть жрет. Пусть. Хоть кому-то эти ша идут впрок…

“Ближе, - снова выговорила она про себя, медленно и четко. - Вокруг лагеря. Ша и им подобных - жрать, ящеров - жрать, остальных - не трогать, если явится кто-то, кто не ша и не ящер - тут же подать сигнал мне. Тех, кто не ша и не ящер, без приказа - не жрать. Все.”

Несомненным плюсом любого демона было то, что он никогда не переспрашивал и не уточнял - и только в особенно редких случаях требовал приказа голосом. Вот и сейчас голодная тварь Бездны заурчала, соглашаясь - и Льиира услышала, как он учуял добычу, и почти увидела, как он скользит над землей, позванивая тяжелыми литыми браслетами и оставляя за собой дымный синий след. Демон был занят - и при том находился не настолько близко к больным, чтоб это было для них опасно. Голодная тварь, жрущая чужую жизнь - пусть будет подальше. А она сама - раз уж в ее участии нет острой необходимости - тоже постарается ничем не навредить.

Льиира по-прежнему улыбалась и кивала - и признаком ее мысленного разговора были разве что ярче засветившиеся глаза, в которых к желтому свету примешался зеленый, но когда приказ был отдан, они стали - как прежде. Она опустила ресницы, наклонила голову, медленно - как и положено - подняла руку (как хорошо, что перчатки пока целы и прикрывают костлявые пальцы, как хорошо, что тонкая кожа пока не начала сыпаться, как сыплются, становятся прахом все ее платья и доспехи…) и вложила в живую горячую ладонь - ладонь мертвую. И - как это случалось каждый раз, когда ей доводилось прикасаться к живому - ее охватила глубокая, бесконечная, жуткая зависть. К возможности дышать, к биению сердца, к бегущей по жилам крови - ко всему тому, что у нее отобрали, и что совершенно никак нельзя было вернуть. Пустая, глупая зависть… Что от нее изменится, что?!..

Она была мертвой - но у нее неплохо получалось притворяться живой. Поэтому она подавила малодушное желание отшатнуться, оказаться подальше. “Я одичала, - усмехнулась она про себя, - я так одичала. Я так давно толком не видела людей, так давно со мной не говорили так, будто я ничем не отличаюсь от… Будто бы я жива. Будто бы я - не ходячий труп. Будто бы ничего не случилось. Будто бы…”

- О, это честь для меня, - положенные слова, которые могли не значить ничего и равно с тем - очень много, были ей привычны настолько, что теряли смысл. И хорошо, и правильно, сейчас для них было самое подходящее время, когда часть дел уже обговорили, а заниматься новыми следовало позже. Как же давно у нее не было необходимости ни с кем говорить - вот так... - Благодарю, Ваше Высочество. К тому же отказываться от местного чая добровольно - о, нет, это была бы непростительная глупость. Он здесь совершенно особенный, ни на что не похожий...

Над маленьким лагерем будто бы по-прежнему висела серая пелена - тяжелая усталость, безразличие, то самое тупое спокойствие, которое никому не идет во благо. Мастера Боджинга нигде не было видно - да, и хорошо, ему нужно отдохнуть - но из-под навеса вынырнула маленькая рыжая пандаренка, яркая, как огонек, в этой серой мути, замахала лапой - а потом, спохватившись, церемонно поклонилась, смешно помахивая полосатым хвостом. “Хорошо… раз есть силы вспоминать про этикет, значит, жить будет…Хорошо...”

Жить маленькая панда точно собиралась долго и, судя по всему, весело - она была намного бодрее своих сородичей, и волчком крутилась вокруг, и говорила - все ужасно (ужасненько!) волнуются, а мастер Боджинг велел заварить для госпожи чай-как-обычно, и что если госпоже не понравится, то пусть госпожа скажет, и господин тоже пусть скажет, с ним все проще, ой, что-то не то сказала, но ведь правда же, и если им обоим что-нибудь еще будет нужно, то пусть позовут, а пока она пойдет, чтоб не мешать че-ло-ве-чес-ким разговорам, а то, наверное, им обоим тут тоскливо, когда никого своих рядом нет, вот она бы точно затосковала, но вообще она пойдет, конечно, дел еще полно, а их она совсем заболтала. Когда рыжий хвост мелькнул перед глазами и исчез, Льиира очень порадовалась, что не дышит - иначе от вздоха облегчения удержаться б не удалось.

Чай был горячим - таким, что живой обжегся бы, она не могла этого почувствовать, но знала - и пах так остро, что это можно было разобрать даже ей. Здесь, под широким навесом, казалось, что за его пределами все спокойно. Но она чувствовала демона - и знала, что в ближайшие дни покоя им не видать. Как хорошо, что твари Бездны не устают - в отличие от людей и… от не-мертвых. Хотя, право слово, чему тут уставать…

Льиира подняла глаза, улыбнулась - как обычно - не разжимая губ, и заговорила:

- Глупо признаваться, но раньше мне казалось, что Пандария - выдумки. Далекая земля за туманами, никто никогда не видел, но точно есть… А она - настоящая. Удивительно. Меня не оставляет ощущение, что это не континент, это огромная шкатулка с сокровищами, а мы - просто маленькие. И все здесь - не такое, все - отличается… Здесь есть остров, где время не сдвигается с места, вы знали?

https://images2.imgbox.com/b5/ff/wxu1dYJA_o.gif

+3

7

Андуин улыбнулся самыми уголками губ, поддерживая начатую игру. "А-сейчас-мы-на-светском-приеме-и-говорить-о-важном-неприлично". В случае разговора с врагом это было бы игрой куда более опасной - "я знаю, что ты знаешь, что я знаю", со всеми ее вариациями, но ведь с этой девушкой им было незачем и не о чем воевать. Она - ведь точно же она, ведь некому больше! - помогла ему сбежать из плена, она пыталась отвлекать от него внимание, она беспокоилась о раненых пандаренах, и мастер Боджинг говорил с ней так… по-доброму, что просто ну не могла она быть плохим человеком… то есть плохим разумным, кем бы она ни была по расе.

- Отчего же, я прекрасно вас понимаю, леди Льиира. Мне Пандария тоже до сих пор кажется чем-то сказочным и потрясающим воображение, - совершенно искренне ответил он, аккуратно отпивая глоток из чашки и ставя ее обратно. Напитки пандаренов, равно как и их кушанья, требовали к себе в высшей степени уважительного отношения - то, с какой любовью и старанием их делали, то, с какой чинностью их подавали, делало чаепитие или принятие пищи целым ритуалом. - Да, мне говорили про этот остров, но я до сих пор не могу уложить это в голове. Подумать только! Какая могучая магия могла бы создать подобную шутку?.. Впрочем, - он улыбнулся и сверкнул глазами, - порой мне кажется, что время застыло здесь везде. С древних времен здесь почти ничего не изменилось... даже не представляю себе, как учат здесь историю. И кстати, вы обратили внимание - здесь никогда не бывает плохой погоды? У нас в Штормграде можно только мечтать о настолько теплых солнечных деньках, к тому же стоящих так долго. Это просто потрясающе ласковая и благодарная земля, я никогда не видел ничего подобного.

Если, конечно, не приходят Ша. Если, конечно, сюда не приходит война и смерть. Если, конечно, сюда не приходит то и те, чему эта земля ничего не может противопоставить.
Он не хотел об этом думать, он очень хотел отвлечься хотя бы на несколько минут, думать только о простых и милых вещах, только о том, что должно и положено говорить... но не получалось. Как не получалось думать и о даме, что сидела напротив. “Кто она? что она делала в ордынском лагере? С ней обращались уважительно, но она, судя по всему, не враг Альянсу… по крайней мере, ее совсем не смущает пить со мной чай и болтать о пустяках - скорее, она выглядит довольной… хоть и очень, очень уставшей.

- А здешняя кухня!.. скажите, вам случалось пробовать местные рисовые блинчики под медовым соусом? Это что-то совершенно у-мо-по-мра-чи-тель-но-е, - он выговорил последнее слово, жмурясь, как довольный кот, и буквально смакуя каждый слог. - Пандарены делают из приготовления блюд целый культ, и иногда мне кажется, что я никогда не смогу их понять, а иногда, - он тихо засмеялся, - иногда мне кажется, что именно так и надо, а мы делаем что-то не то.

“Сяо-Ю”, - крутилось на самом краю его сознания, - “Сяо-Ю едва не заболела, Сяо-Ю сейчас подавала на стол, и ни следа болезни в ней заметить было нельзя… милая, веселая, болтливая Сяо-Ю, что же, что же…”

как же без картинки юмора

http://salfetkabum.ru/image/cache/data/%20РЕТРО/gSG-80035-500x500.jpg

[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/86057847.jpg[/icon][lz]Юный принц Штормграда, уже успевший побывать врио короля. Живет верой в разумность разумных и мечтой о мире для Азерота.[/lz]

+3

8

[nick]Lyira Silverlaine[/nick][status]в красную улицу в белом выйти[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/11/604fc404968e061e051211df16c8e9c0.jpg[/icon][sign]Но узнаешь к исходу и битвы, и дня - не на брачное ложе ты отдал меня,
На кровавое смертное ложе! ©
[/sign][lz]Льиира Сильверлэйн, little dead girl тм, младшая дочь лорда Серебряного бора, Отрекшаяся из приближенных Королевы баньши. Вызывает не только демонов, но и умиление, способна разверзнуть инферну в комментах третьего уровня, умеет накладать политес на жантилис, чтоб даму везде пустили.[/lz]

Упакуйте свои проблемы в старый мешок
и улыбайтесь, улыбайтесь, улыбайтесь.
©


Что скрывать, Льиира скучала по подобным разговорам - которые ничего особенного не значили, из которых не нужно было вылавливать ценную информацию частой сетью, от которых… да ничего от которых было не нужно. И вместе с тем - этот разговор не был игрой, не предназначался для того, чтоб потянуть время, чтоб отвлечь внимание. Не нужно было прощупывать собеседника осторожными словами, как путник прощупывает дорожным посохом тропу под болотной жижей, не нужно было искать в чужих словах двойного и тройного дна, не нужно было опасаться сказать лишнего - если, конечно, разговор и далее не выйдет за рамки обсуждения погоды, природы, истории и рисовых блинчиков. И нужно очень постараться, чтоб так оно и оставалось.

https://images2.imgbox.com/de/d6/T5tTjw3F_o.gif

Чай в круглой глиняной чашке мог оставаться горячим очень долго, и это было хорошо - ей хотелось чувствовать настоящее тепло, а не воображать его. За все эти долгие годы существования в не-мертвом теле она отлично научилась обманывать себя, придумывать, что и как чувствует - как солнечные лучи согревают лицо, как ветер гладит щеки прохладными невидимыми ладонями, как морской бриз пахнет горькой солью, каким теплым под рукой чувствуется древний камень... Но сейчас и острота, и резкость вкуса тоже ощущались очень ярко - по крайней мере, пока от воды поднимался чуть заметный пар. Она прислушалась к демону - цепь была на месте, цепь была крепка, а сам демон, кажется, обедал. Какое-то существо, на свою беду обладавшее душой, все-таки попалось ему на пути. Но нарушить ее запрет демону - этому демону - было не под силу - значит, он жрал кого положено. Она улыбнулась про себя, мысленно пожелала ему приятного аппетита (ему было, конечно, все равно) и подтянула к себе поближе плоское блюдце с медовыми шариками - они были такие сладкие, что это было под силу почувствовать даже ей.

- О, здесь многое меняется! - Льиира держала чашку очень осторожно, чтоб не остужать ее раньше времени своими ледяными руками. Между ее вечно холодной кожей и жаром кипятка, уже прогревшим глиняные стенки, была еще плотная кожа перчаток - подпиленные когти пока еще не процарапали ее насквозь. - Хоть и не настолько быстро, как это привычно нам. Когда я только прибыла сюда, мне доводилось беседовать с одним уважаемым пандареном, которого называют Хранителем Истории. Он показывал мне древние статуи, много рассказывал об империи могу - и в те времена все было совсем иначе. Даже представить себе невозможно, насколько - иначе. Тьма, безнадежность, рабство, какие-то ужасы и никаких даже рисовых блинчиков. Они, кстати, неописуемо вкусные, я полностью с вами согласна. Хорошо, что они есть, а никакого императора могу - уже нет. И пандарены смогли на обломках той империи построить…  все это. Такое сказочное, такое невероятное, такое… спокойное. До тех пор, пока мы, все мы…

“Пока мы не принесли сюда свою войну, - это она уже договорила про себя, понимая, что разговор переходит в опасное русло. - Пока мы не принесли с собой разрушения, огонь, смерть и страх. Пока мы не приманили ша из их нор. Пока мы не…”

- А все-таки - не идет у меня из головы этот остров! - махнув рукой, заговорила она снова. - Никак не могу перестать о нем думать. Солнце не катится по небу, а всегда стоит в зените, на отмелях водятся местные элементали - я видела парочку таких, но чтоб их было много - нет, еще ни разу. А в зарослях… в зарослях водятся огромные-преогромные змеи!

+3

9

[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/86057847.jpg[/icon][lz]Юный принц Штормграда, уже успевший побывать врио короля. Живет верой в разумность разумных и мечтой о мире для Азерота.[/lz]http://p0.ifengimg.com/pmop/2017/0524/D01ECBB762298EE5C979ADBAB095566C669C1B60_size561_w500_h265.gif

Андуин с удовольствием утащил с блюда очередную сладость - до ужаса приторную, но оставляющую чуть заметную кислинку в послевкусии. Сколько он ни пытался выучить их все, а сотни местных названий упорно вылетали из его головы. Почему рыба с кислым соусом называется так, а со сладким - уже совсем по-другому? а если взять тот же соус, ту же рыбу, но добавить еще одну травку (да, сильно меняющую вкус, но!) - название уже будет третьим, и к тому же с добавлением имени того, кто первым придумал это сочетание… Местные порой смеялись над странным чужаком, не понимающим таких простых вещей, порой просто пожимали плечами - в итоге он пытался зазубрить наименования безо всякой системы, а если название ускользало от него - просто, вежливо и виновато улыбаясь, просил “это сладкое… с корнями лотоса и рисовой мукой”. И, если везло, это оказывалось и правда то самое, что он хотел увидеть - или, если везло иначе, это оказывалось что-то новое - но не менее вкусное. И уж всяко это было лучше, чем слышать самое что ни на есть искреннее и глубокое возмущение пандаренов, больше похожее на возмущение кощунством, когда он путался в названиях и сочетаниях слов.

Еда как священнодейство, еда как образ жизни и религия... все-таки нам, наверное, никогда не понять их…” - думал Андуин, откусывая по крохотному кусочку от этой приторной и кисловатой штуки и запивая ее чаем. Леди Льиира говорила, светила своими странными глазами, и улыбалась, и хмурилась, и осторожно отхлебывала из своей чашки, держа ее так, будто она невесомая и невозможно хрупкая. В общем, как-то так оно и было.

А она беспокоится о том же, о чем и я. Точно так же чувствует себя виноватой”, - сердце и кольнула, и согрела эта короткая пауза в речи девушки, но переводить разговор в нервное и непростое русло не хотелось ни ему, ни ей. Чуть позже - да, может быть. Но сейчас - нет, не надо, не сейчас… достаточно было и знать, что его собеседница думает о том же, что и он, - и думает так же, как он. Это понимание согрело и тронуло его, будто рукопожатие друга. Понимать, что ты не один, что не один ты думаешь об этом - так много, так ценно…

Но девушка - явно сама не очень стремясь говорить о грустном и актуальном - перевела разговор снова, снова заговорила про остров-вне-времени. “Доеду ли я до него? Или меня раньше найдут и увезут обратно, так и не дав закончить дела здесь?” - грустно подумал Андуин. Но в этот момент, как это бывает порой, эмоциональная речь девушки будто бы что-то стронула в его сознании - сдвинула кирпичики, перекидывая их так, что хаос и мусор вдруг перестроились, превращаясь и складываясь в цельную картину.

Огромные змеи. Сяо-Ю. Змея!..

- Ядовитая змея!!! - Андуин и сам не заметил, что последние слова он, в восторге озарения, почти что выкрикнул - вслух, резко подавшись навстречу своей собеседнице. “Ох, как неловко…” - успел подумать он, и даже успел открыть рот для извинений, но...

- Где?! - Льиира, не дрогнув не только тонким пальцем, затянутым в перчатки, но и поверхностью чая в чашке, стремительно и резко развернулась по направлению его взгляда. То есть… развернула голову. Только одну голову, продемонстрировав юноше безупречно уложенные волосы на затылке. Андуин сглотнул, чувствуя, как кровь отливает от его щек. Ему мучительно хотелось шарахнуться с криком - будто в кошмарном сне, где знакомые оборачиваются чудовищами и улыбаются, скаля острые зубы, а стены дворца превращаются в пульсирующую плоть, гниющую и исходящую кровью и гноем. Но вокруг был светлый день, все те же джунгли - и девушка, спокойно разворачивающая голову на сто восемьдесят градусов, не причиняла вреда ни ему, ни кому бы то ни было из окружающих. И шарахаться от разумного, который до сих пор вел себя как друг, было… недостойно.

Андуин с трудом, усилием воли, отцепил пальцы от столешницы, облизнул пересохшие губы, но из горла все равно вырвался только какой-то никчемный - и совершенно непристойный - писк:

- Кто вы?..

Отредактировано Anduin Llane Wrynn (03-05-2019 23:21:47)

+4

10

[nick]Lyira Silverlaine[/nick][status]в красную улицу в белом выйти[/status][icon]https://images2.imgbox.com/6a/2a/FOv4do1V_o.gif[/icon][sign]Но узнаешь к исходу и битвы, и дня - не на брачное ложе ты отдал меня,
На кровавое смертное ложе! ©
[/sign][lz]Льиира, little dead girl тм, младшая дочь лорда Серебряного бора, Отрекшаяся из приближенных Королевы баньши. Вызывает не только демонов, но и умиление, способна разверзнуть инферну в комментах третьего уровня. умеет накладать политес на жантилис, чтоб даму везде пустили.[/lz]

песен моих не слушай смотри сон
про маяки покуда кругом ночь
чью это туфельку вынесло на песок
нет не мою у голоса нет ног ©

как все было на самом деле

Он умер! Просил извиниться за неудобства. ©

https://images2.imgbox.com/8c/f7/cYP901G7_o.jpg

Льиира забыла.

Она задумалась, расслабилась - и забыла.

Если бы ее сердце могло биться, то оно бы сейчас оборвалось и рухнуло вниз, и заколотилось бы где-то в пятках - вот прямо сейчас, в этот миг, когда она уже поворачивала голову, возвращая ее в то положение, в котором она должна находиться у человека - я-не-человек - я-никогда-им-не-буду - но ее сердце остановилось давно, много-много лет назад. Если бы из ее сухих глаз могли литься слезы, то она бы заплакала - вот прямо сейчас, в этот миг, когда она смотрела в испуганное лицо живого человека - но в последний раз она плакала, когда была еще живой, и ветер, гуляющий над крепостной стеной, слизывал слезы с ее щек.

Она сидела, не шевелясь, все еще удерживая спину прямо, но зная - все это бесполезно, все это бессмысленно, все это никому не нужно. Она больше не может прикидываться человеком. Не-мертвое тело - нечеловечески, невозможно быстрое и сильное, никогда не устающее - столько раз выручало ее, а сейчас подвело. Никакой змеи не было - золотые глаза ее не видели, острый нюх не ощущал. И не нужно было торопиться - так. Она могла задержаться на долю мига и вспомнить: “я - человек”, а человек двигается определенным образом, и нельзя, чтобы… Но она испугалась. Она настолько привыкла к опасностям, к которым надо успеть повернуться лицом, что не успела подумать. И теперь…

Она улыбнулась - медленно, жутковато, по-настоящему, показывая длинные, заостренные зубы, и - собравшись с духом - отпустила выпрямленную, как струна, спину, позволяя ей сгорбиться, нечеловечески изогнуться, превращаясь в то самое чудовище, которым и являлась, как бы ни хотела притвориться кем-то еще.

“Кто я?”

“Я - Льиира Сильверлэйн, и я умерла десять лет назад. Простите, что так вышло, я этого не хотела. Приличные леди всегда извиняются, когда доставляют кому-то неудобства, да?”

- Я? - переспросила она, будто бы не расслышала вопроса. - Я - леди Льиира Сильверлэйн из Серебряного Бора, что близ королевского лена Лордерона. И я умерла десять лет назад. Я - ходячий труп, поднятый темным колдовством. Я - не-мертвая. Я из тех, кто называет себя Отрекшимися. Простите. Я не хотела, чтобы... Ах да, там нет никакой змеи, вам, вероятно, почудилось. Я бы увидела - или учуяла. Мы очень хорошо чуем живое. Так вышло.

https://images2.imgbox.com/d2/ae/5lhWwOVi_o.gif

Отредактировано Sylvanas Windrunner (04-05-2019 03:38:21)

+4

11

[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/86057847.jpg[/icon][lz]Юный принц Штормграда, уже успевший побывать врио короля. Живет верой в разумность разумных и мечтой о мире для Азерота.[/lz]
Андуин почувствовал, как его побледневшие щеки вспыхнули - будто вся отлившая от них кровь устремилась обратно, разом, и даже с прибавкой. Быть светлокожим в чем-то очень плохо - особенно если ты бледнеешь и краснеешь с разницей в минуту и хотел бы это скрыть.

Вот только он не хотел. В смысле… он не думал об этом. Ему было бешено, невероятно стыдно. Так стыдно, как… может быть, даже никогда в жизни. Ударить че… то есть не-человека уже, но не важно, все не важно - в самое больное, да еще и походя, невзначай… молодец, просто… просто вот молодец, одно слово.

Нет, его не испугали нечеловечески-длинные зубы, открывшиеся в нарочитом оскале. Не удивила искривленная спина и острые, резкие, густые тени на лице - у той Отрекшейся, что была в отряде, взявшем его в плен, была как раз такая осанка… Но Льиира держала спину до последнего момента - нарочито, неправильно, явно же неудобно для себя, чтобы… что? Завоевать его доверие? глупо, бессмысленно. Для этого ей достаточно было спасти его. После этого он бы доверял ей, даже если б она была… да кем угодно. “Я не хотела, чтобы…” чтобы - что? “Чтобы ты боялся ее, малолетний идиот”. Андуину хотелось отвесить себе полновесных пощечин - вот только что в том было б прока?.. Он прижал руки к груди, сглотнул - тугой комок из горла все никак не хотел уходить. Впрочем, от извинений тоже не факт что будет прок, но… хотя бы попытаться - стоило.

- Леди Льиира, - голос подводил его, сипя и садясь, но усилием воли он не давал себе замолчать, - я… страшно виноват перед вами. Я не… хотел… обидеть вас. Я повел себя недостойно. Простите меня. Прошу вас. Я… никогда раньше не общался с Отрекшимися, и… вы очень похожи на… скорее на эльфа крови, чем… простите, я несу какой-то бред и, наверное, только обижаю вас еще больше, - он опустил голову, думая, что, кажется, испортил все окончательно, - но решил, что одну вещь пояснить все-таки стоит. Чтобы леди Льиира не подумала, что у него, вдобавок к его невоспитанности, еще и галлюцинации.

- Я не… увидел змею. Я просто… кажется, я понял, как вылечить здешних пандаренов, - с неохотой проговорил он. Мысль, минуту назад казавшаяся такой ослепительной, почти на грани гениальности, сейчас выглядела глупо и неприглядно. Ну, с чего он взял вообще, что это поможет?.. - Сяо-Ю… заболевала. Все признаки - слабость, равнодушие, жар, упадок сил... Потом она пришла со змеиным укусом, змеиный укус лечить просто… а потом ее болезнь - лихорадка, навеянная Ша, - прошла. И я подумал, что змеиный яд… может быть… может быть сработает и с остальными. И сказал про змею.

http://www.technosamrat.com/wp-content/uploads/2011/12/Broken-Screen-House.jpg

Отредактировано Anduin Llane Wrynn (06-05-2019 21:38:32)

+4

12

[nick]Lyira Silverlaine[/nick][status]в красную улицу в белом выйти[/status][icon]https://images2.imgbox.com/6a/2a/FOv4do1V_o.gif[/icon][sign]Но узнаешь к исходу и битвы, и дня - не на брачное ложе ты отдал меня,
На кровавое смертное ложе! ©
[/sign][lz]Льиира, little dead girl тм, младшая дочь лорда Серебряного бора, Отрекшаяся из приближенных Королевы баньши. Вызывает не только демонов, но и умиление, способна разверзнуть инферну в комментах третьего уровня. умеет накладать политес на жантилис, чтоб даму везде пустили.[/lz]

и начиналась жизнь твоя несладко
закончилась совсем уж неприглядно
но массово масштабно коллективно
жалеть не станут ты тут не один ©


https://images2.imgbox.com/9d/3d/BBEMxrJA_o.gif

Льиира выпрямила спину - медленно, медленно, так медленно, насколько могла, и все равно это было больно. Если б она могла плакать, наверное, у нее на глазах выступили бы слезы. А еще если б она могла - дала бы пощечину себе самой. Чего, чего она собиралась добиться этим чистосердечным признанием? Жалости, что ли? Живых пугает то, как двигаются не-мертвые - разве она сама того не знала? Разве ее саму не испугало б, если б человек рядом с ней внезапно повернулся бы - так, и не сломал бы при том шею? Она вообще бы взвизгнула и убежала, наверное - а мальчик молодец, удержался.

Ей было невозможно, невыносимо обидно - но нет, не из-за чужих слов и из-за чужого испуга, а из-за того, что случилось много лет назад, и что никак нельзя было исправить. Давно уже ей не было - так. Так невозможно горько из-за того, что кто-то живет - а она умерла, и мало что умерла - стала такой. Из-за того, что ей нужно постоянно помнить о том, чтоб держать спину, и приходится постоянно перетягивать бинтами торчащие кости, и каждое утро умываться водой из источника Элуны, чтоб кожа снова не позеленела и не пошла темными пятнами, и… постоянно чувствовать сжигающий изнутри голод, который не заглушить ничем, кроме…

Ах, нет.

Но от немертвого состояния была и польза - например, не нужно было сдерживать слезы и пытаться скрыть румянец. Белая кожа оставалась белой, а золотые глаза - сухими. И руки, затянутые в перчатки, тоже не дрожали. Почти.

- Нет-нет, что вы, - она постаралась ответить как можно спокойнее и приличнее, - вы нисколько меня не обидели. Вы спросили - я ответила. Мне следовало сказать об этом сразу, чтоб мы оба не оказались в неудобной ситуации, но что ж теперь - я уже не сказала. Мне льстит сравнение с эльфом крови, право же, сложно найти кого-то красивее их на всем Азероте...

Она не смогла сдержать улыбку, бросив мимолетный взгляд на поблескивающее поверх перчатки кольцо. С виду оно было довольно простое - вряд ли покойная леди-матушка одобрила бы такой выбор для помолвки - но, как и все, созданное эльфами, простым оно было и впрямь только с виду.

- Но забудем же это досадное недоразумение, если вы не возражаете, -  продолжила она, старательно не отвлекаясь на мысли, которым здесь места не было. - Лучше вернемся к несуществующим змеям. К сожалению, в лекарской науке я совсем не разбираюсь… Даже бальзамирование мне как-то понятнее. Теперь этим несчастным придется совать лапы в змеиное гнездо? Или есть какие-то более гуманные способы?

+4

13

Только этикет – благословенная стена холодной, отчужденной вежливости и спасала Нену, а заодно и его учителей-сверстников. Он не мог повелевать ими, такими воспитанными и утонченными. Он не мог жалеть их – разве смеет простолюдин оскорблять дворянина своей жалостью? Он не мог дружить с ними – его отец платил им за то, что они считали для себя постыдным. Он мог быть всего лишь вежлив… но вежливость взопревшего от усилий соблюсти политес сынка скотовода не могла сравниться с оскорбительно безупречной вежливостью этих голодных мальчиков… которые тоже не могли его пожалеть – ведь еще ни один приговоренный не испытывал жалости к кнуту.
Э.Раткевич - Парадоксы Младшего Патриарха


Андуин закусил губу и медленно-медленно кивнул. Дальнейшие извинения не имели никакого смысла – ему достаточно внятно дали это понять. А вот простили ли его невоспитанность или нет – это выяснится потом. Со временем. Или нет. Его собеседница была воспитана не просто хорошо – безупречно, и, похоже, смерть не изменила этого ни на толику. И немудрено.

«Лордерон», - подумал Андуин, и слово отозвалось в нем какой-то давней-давней памятью. Кажется, ему не было тогда еще и года, когда приезжала делегация из Лордерона – поздравить союзника – короля Штормграда – с долгожданным наследником. Лорды, леди, их слуги – и принц Артас Менетил, которого отец звал своим другом. Память изменяла, переворачивала все, и юноше казалось сейчас, что все эти люди были одинаковыми – высокими, светлокожими, золотоволосыми… очень шумными и одновременно очень изящными, как те самые эльфы крови. Отец рассказывал, что еще задолго до его рождения, еще даже до того, как отец был женат, Лордерон принял беженцев из разоренного Штормграда. Помог выжить и собрать силы. Помог отвоевать захваченную орками столицу.

Но прошло совсем немного времени – и беда пришла в сам Лордерон. Чума, смерть… безумие и толпы нежити. И принц Артас, от которого Андуин помнил только громкий раскатистый смех, стал погибелью для своей страны. И эту погибель Лордерон встретил один. Союзник не пришел на помощь.

«Что ж, - грустно думал Андуин, но на его лице, само собой, отражалась только положенная вежливая улыбка, - леди Льиире есть за что не любить Штормград. Целым списком. И дело даже совсем не в моей невоспитанности».

«Даже странно, - думал он еще, - что она вообще согласна говорить со мной. Пить чай. Обсуждать дела текущие. Что уж говорить про помощь…»

Впрочем, благородство познается в беде – и если верить этой поговорке, то его собеседница проверку прошла блистательно и легко, как и положено истинной леди.

- Я думаю, - медленно проговорил Андуин – дела прошлого делами прошлого, а прямо сейчас и здесь были раненые, которым требовалась помощь. И чем быстрее эта помощь будет оказана, тем лучше. – Я думаю, надо будет сделать иначе. Мои наставники рассказывали мне о целебных свойствах змеиного яда. Если ввести под кожу его совсем немного, буквально… - он задумался на секунду, пытаясь понять, как перевести на всеобщий дренейские единицы измерения, но в итоге сказать описательно оказалось проще. – В общем, меньше, чем маковое зерно, - отравления не будет. От одной до трех инъекций, в зависимости от массы тела, активируют защитные системы организма, и… - он совсем задумался, смешивая два языка между собой и забывая о собеседнице. Его пальцы сами собой водили по столешнице, выписывая странные фигуры и формулы. – Ох, простите, леди Льирра, - он виновато поднял глаза на свою собеседницу. - Я… не уверен, что это сработает. Но моим пациентам делается все хуже, несмотря на все мои усилия и знания. Я… я должен хотя бы попытаться. Но для этого мне нужен свежий змеиный яд… и достаточно много. Я знаю, как выглядела змея, укусившая Сяо-Ю, она рассказывала мне про нее… Сяо-Ю, конечно, а не змея, - он невольно фыркнул, но тут же снова стал серьезен. – Я знаю, что такие змеи здесь водятся, в основном возле воды. Нужно будет попросить охотников…

Он закусил губу, размышляя. Сама по себе охота на змей была делом не самым простым. Но присутствие рядом голодных ша превращало ее в смертельно опасное дело. Получить еще несколько раненых – сожранных – и не получить – еще только потенциально возможного – лекарства – этот исход был вполне вероятен. Андуин глубоко вздохнул и покачал головой.

- Нет, плохая идея. Надо мне идти самому.
[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/86057847.jpg[/icon][lz]World of Warcraft
Андуин Ринн, 15
Юный принц Штормграда, уже успевший побывать врио короля. Живет верой в разумность разумных и мечтой о мире для Азерота.[/lz]

Отредактировано Anduin Llane Wrynn (04-06-2019 22:07:04)

+4

14

[nick]Lyira Silverlaine[/nick][status]в красную улицу в белом выйти[/status][icon]https://images2.imgbox.com/6a/2a/FOv4do1V_o.gif[/icon][sign]Но узнаешь к исходу и битвы, и дня - не на брачное ложе ты отдал меня,
На кровавое смертное ложе! ©
[/sign][lz]world of warcraft
Льиира Сильверлэйн, 17
little dead girl тм, младшая дочь лорда Серебряного бора, Отрекшаяся из приближенных Королевы баньши. Вызывает не только демонов, но и умиление, способна разверзнуть инферну в комментах третьего уровня, умеет накладать политес на жантилис, чтоб даму везде пустили.[/lz]

— Если словом можно лечить, значит, словом можно и ранить, — промолвила ведьма. — Раз рука убивает, то может и исцелить. Плоха та телега, что знает лишь одно направление. ©


глава, в которой героиня называет кошку кошкой, даже наступив на нее в темноте


Льиира слушала - и думала, чуть слышно постукивая когтем по краю тонкостенной чашки. Она запоминала - сама не зная, зачем. Все равно вряд ли это понадобится - у нее никогда не было совершенно никакой склонности к исцелению, даже капельки такого дара не было даже при жизни, что уж говорить про не-жизнь. Выпить чужие силы - запросто, а вот вернуть - уже никак, вот и все. Раньше ее это почти не заботило, но сейчас она невыносимо злилась на то, что хотела помочь - и не могла. Впрочем, эта злость отвлекала ее от прочих мыслей - и это было хорошо. Ну, или по крайней мере - удобно. Отвлекаться на насущные дела всегда было удобно.

И злость на саму себя уж точно была лучше злости на живых - просто за то, что они живы, а она нет. Глупо, глупо, бессмысленно - никто уже ничего не исправит. Никогда. Ее вечность - или не вечность, кто знает, сколько отпущено этому телу, которое давным-давно должно было истлеть в родовом склепе? - будет такой. И ничего не поде…

Мысленно она снова отвесила себе пощечину - и постаралась сосредоточиться на другом. Не на смерти - но на исцелении. Змеи и змеиный яд - это было понятно. О таком она, кажется, даже читала - или об этом ей рассказывала маленькая Арьенна? Она много говорила о том, чему ее учат в Храме… тогда, совсем давно, еще дома... Но, задумавшись об этом, Льиира, конечно же, вспомнила не тихий голос Арьенны, а хриплое и раскатистое: “Госпожа Льиира, красоточка, а ну плюнь на спину! Плюнь, говорю, змеиный яд целебный, шаман велел им растираться!” - и чуть не рассмеялась вслух. Но, конечно, она этого не сделала - смеяться над собственными мыслями было невежливо и наводило на мысли о душевном нездоровье. В том, о чем они говорили, не было ничего смешного - а было только тоскливое и страшное…

Она дослушала, не перебивая, допила остывший чай, аккуратно поставила чашку на поднос, покачала головой, думая о том, что все мужчины - пятнадцать им лет или тысяча пятнадцать - всегда действуют одинаково. Если б сейчас перед ней сидел ее брат, она бы чем-нибудь в него швырнула и непременно назвала бы его дураком, но увы, увы, сейчас этого сделать было никак нельзя. Этикет, чтоб его. Держи спину прямо, ешь немного, не смотри в глаза, не называй глупость глупостью. Даже если ты сидишь в глухих джунглях среди говорящих медведей...

- Боюсь, такое решение несколько неосмотрительно с вашей стороны, - мягко сказала она, опуская ресницы, - простите меня за мои сомнения, но, насколько мне известно, для ловли змей требуются довольно специфические навыки, которыми - опять же насколько мне известно - не обладаете ни вы, ни… я. Здесь нет другого целителя… вашего уровня, угроза вам - угроза всем. Но вы безусловно правы - за пределами лагеря простому охотнику опасно, как бы эффективно мой демон не… действовал. Но есть и хорошая новость...

В этих словах, простых и знакомых, звучало далекое-далекое эхо, которое она предпочла бы забыть, никогда не вспоминать - и тем более не вспоминать сейчас. “О, что бы вы сказали, Ваше Величество, если бы знали… о, что бы вы сказали!”

- Так вот, есть и хорошая новость, - продолжила она. - Для меня змеиные укусы не представляют никакой угрозы. Яд меня не убьет, я уже мертвая, мне даже больно не будет, я почти ничего не чувствую. Впрочем, при скорости реакции немертвого тела, возможно, все это будет вообще неважно. Я справлюсь.

Запоздало она вспомнила о том, как страшно обиделся бы брат, если бы она сказала ему такое (особенно после размолвки, случившейся только что), и поспешно добавила:

- А поскольку благородной даме не приличествует бродить по джунглям в одиночестве, то обозначенная дама не откажется, если ее будет сопровождать не менее благородный господин. В конце концов, должен же меня кто-то защищать, пока я буду отрывать змее голову!

https://images2.imgbox.com/03/01/RW5VGrTH_o.png

Отредактировано Sylvanas Windrunner (20-06-2019 16:32:18)

+3

15

[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/86057847.jpg[/icon][lz]WORLD OF WARCRAFT
Андуин, 15
Юный принц Штормграда, уже успевший побывать врио короля. Живет верой в разумность разумных и мечтой о мире для Азерота.[/lz]

Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла.

На долю секунды Андуин невольно прикусил губу изнутри - чуть-чуть, почти незаметно. Непристойно, по-детски так себя вести - но как же обидно ему сейчас стало! Просто хоть волком вой. Его решение, похоже, выглядело со стороны как блажь избалованного ребенка, который не понимает своего долга и границ своих возможностей. Ему показалось, будто бы он на долю секунды вернулся в Штормград, под пристальную опеку своих воспитателей и наставников. "Уж лучше бы сказала как есть", - невольно подумал он, сердясь. - ""Ваше высочество, вы - малолетний дурак". Все было бы не так обидно слышать, как это вот все... "насколько мне известно", "несколько неосмотрительно"... Ох, да что ж это такое-то, а, в самом деле".

Впрочем, он прекрасно понимал, что "как есть" она ему не скажет. И даже понимал, почему именно. Не то воспитание, не тот круг, не тот уровень доверия, не то... не то все. "А она такая добрая... такая добрая девушка, кроме того что прекрасно воспитана", - грустно думал он, слушая ее - с мягкой полуулыбкой на лице, держа спину прямо, сидя непосредственно - в то время как в душе его не то что кошки скребли, а самые натуральные ша из земли лезли. - "Иначе зачем бы ей беспокоиться, чтоб я не пропал? Конечно, о раненых тут найдется кому позаботиться - уж не сильно хуже меня так точно, хуже, чем я, справиться просто невозможно, но... она же не знает об этом. Какой же она добрый человек, что так тревожится о них".

Ему хотелось оправдываться и объясняться, и извиняться, и пытаться доказать - ну хоть как-нибудь доказать! - что он вообще-то понимает, на что подписывается. Сказать, что он может оглушить змею так, что она и дернуться не успеет, что он не так уж и беспомощен в бою, а тут от него все равно нет никакого толка... что раненым плохо, как он ни бьется, и, может быть, не такой уж он и хороший целитель, и... Но леди Льиира говорила, и перебивать ее было бы некрасиво, а оправдываться - в целом всегда было бесполезно, а к тому же и унизительно. И уж точно не способствовало уважению второй стороны.

Поэтому он молчал, слушал... и чем дальше, тем больше понимал, каким разумным было ее встречное предложение. Разумным и таким... жестоким по отношению к ней самой. Подставить руки под змеиные зубы... ох. Даже если она ничего не чувствует... Андуин поймал себя на мысли, что, несмотря на их предыдущий разговор, он продолжает воспринимать ее как живую - и оценивать ее возможности как возможности живой девушки. Плохо это? наверное да. Неразумно как минимум. И не оскорбительно ли? Может быть, их народ воспринимает себя как высших относительно людей?.. Он попытался вспомнить, что ему известно об Отрекшихся - но знания у него были откровенно слишком скудными. Ну и к тому же... по его опыту, все-таки не следовало судить о представителе народа по знаниям о народе в целом. До какой-то степени да, но... только до какой-то степени.

Когда с такой благородной решительностью предлагают помощь, когда с такой готовностью идут на жертву (в ситуации, из которой не извлечь видимой выгоды, в ситуации, когда можно просто... да просто даже пройти мимо, не рисковать, не подставляться), это предложение выглядит особенно... потрясающим. И отказаться, как бы ни возражала гордость, невозможно... и оскорбительно. Недостойно мужчины, непозволительно отправлять на риск леди вместо себя - мертвую ли, живую или не-мертвую - но, похоже, вариантов у него не было.

А тут она еще и... решила, похоже, эту самую гордость пощадить. Андуин почувствовал, как благодарность заставляет его уши гореть пуще прежнего. Он склонил голову, благодаря - и преклоняясь перед мудростью собеседницы.

- Я... благодарю вас, леди, за ваше самоотверженное предложение. Наверное, достойнее с моей стороны было бы отвергнуть его, но... я не могу себе позволить этого, - он грустно улыбнулся. - Я действительно не умею ловить змей - и, насколько я знаю, никто в лагере не обладает таким навыком. Так что ваша помощь будет просто бесценной. И если я смогу посодействовать вам хоть немного - я сделаю все, что будет в моих силах.

Андуин слегка качнул головой, будто отодвигая тяжелую муть, висящую над лагерем и неизбежно накрывающую всех, рано или поздно, сильнее или слабее... стряхивая обиду, и досаду, и отстраняя уязвленную гордость... "Охота. На змей. Да это же здорово! И все получится. Все просто обязано получиться", - и наконец улыбнулся по-настоящему.

- Думаю, все пройдет как нельзя лучше.

http://photos1.blogger.com/blogger/547/951/1600/screen05sq1.0.jpg

+1


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Зачем хранить осколки фарфорового блюдца? [World of Warcraft]