пост недели Theseus Scamander — Рад видеть вас в добром здравии, мистер Лоу, — не меняя ровного тона голоса сказал Тесей, холодно глядя на человека, только притворяющегося грубым и неотесанным хозяином пивнушки для невзыскательных господ. — Я уже собирался отдавать приказ о штурме второго этажа. Тесей усмехнулся. В голове уже вовсю разыгрывался слегка ироничный диалог, потому что он, конечно, подозревал, что Гриндевальд так просто не позволит аврорам заполучить перебежчика, но не ожидал, что тот явится самолично.
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #151vk-timeрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Vienna waits for you [Sanctuary]


Vienna waits for you [Sanctuary]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://i.imgur.com/f6fD9jb.png

VIENNA WAITS FOR YOU [SANCTUARY]
When will you realize, Vienna waits for you?
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://i.ibb.co/Vv8Fd9R/image.jpg

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Nikola Tesla, Helen Magnus

8 апреля 1922 года, Вена, ресторан в отеле.

АННОТАЦИЯ

Вена: город, который хватает тебя за плечо и разворачивает на сто восемьдесят градусов, чтобы ты посмотрел назад, в прошлое. Только в Вене происходят события, которые не произойдут больше нигде и поэтому Вена по праву считается волшебным городом.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Helen Magnus (04-02-2019 18:27:19)

+1

2

После работы с Эллисом Чалмерсом в Милуоки, Тесле хотелось немного тишины, покоя и отдыха. Желательно, пожальше от интриг Америки, Эдиссона, Ватсона и Друитта. А, это значило одно, никакого Убежища в станом городе Лондона, где он точно мог найти лучшее вино и лучшую компанию из всех возможных, в лице очаровательной Хелен Магнус. Но, даже в этом он себе отказал. Поняв, что единственная женщина, которую он безумно любил все еще выбирает Джона, к тому же еще и беременна от него, вампир самоустранился из ее жизни. Да, он по прежнему продолжал навещать ее убежище, общаться с товарищами, язвить сопернику, но в отношении Хелен он старался держат себя максимально корректно. Это не значило, что его любовь разом угасла, просто, стала немного больше уходить на нее контроля. Даже если бы он хотел бы, он не справился бы с зовом сердца.
Поэтому, Никола выбрал Вену. Спокойную, размеренную и полную очаровательных событий Вену, в которой можно было даже постараться затеряться, не обращая внимание на ряд личностей, которые либо узнавали ученого на улицах этого восхитительного города, либо жаждали с ним обсудить очередную идею, чего не желал сам мужчина, приехавший сюда «лечить» свой мозг, а не загружать его не нужной информацией в виде имен или их попыток оставить яркий след в истории. Тесла нуждался в том, чтобы его оставили в покое. К тому же, почти родной воздух местности изрядно успокаивал и его жажду и его самого. Плюс, ученых жаждал посвятить себя частному исследованию, направленному на улучшение собственного изобретения, синтетической крови. С момента создание этого синтетика, он ни как не мог найти времени, чтобы заняться усовершенствованием формулы, а ведь прошли десятилетия, изменилось качество сырья, исходные материалы. Он хотел синтезировать что-то более приятное на вкус, чем уже имел, но и резко отказываться от того, что было не собирался. Как и любой ученый, Никола понимал, что все новое требует тщательного изучения, анализа и практического исследования. А, значит, пока он занят новыми формулами, можно обойтись старыми рецептами. Главное, не перепутать и случайно не употребить опытный образец. Подобное с ним вполне могло произойти, как ни как а натурой он был увлеченной и умел забывать не только о времени проведенному в лаборатории, но и о простых потребностях организма. И, это невероятным образом сочеталось в одном полу-человеке, который ненавидел появляться в общественном месте без шейного платка либо галстука, костюма, как минимум двойки и обворожительной улыбки. Это в лаборатории можно было позволить себе небрежный вид, отсутствие атрибутов современного дэнди, а для остальных, Никола Тесла был раздражающим элементом даже в этом. Слегка старомоден, немного язвителен, излишне знающим. Идеальным кандидатом на дуэль, если бы их еще проводили в двацатом веке.
Вена оседала на подушечках пальцев тишиной и покоем двадцать второго года. В меру размеренная жизнь, в меру достаточно туристов, чтобы затеряться среди них на улицах города и спеша по своим делам, едва ли касаться козырька шляпы приветствуя знакомые лица. Вена оседала покоем по венам вампира принося долгожданный мир в его душу. Здесь не было ни конкурентов, ни тех, с кем нужно было биться за внимание Хелен или научные труды. Вена вообще, удивительным образом, оказывала почти бальзамический эффект относительно последнего представителя клыкастых, так что, он уже на полном серьезе думал задержаться в городе куда дольше, чем планировал по прибытию. Вена обещала стать вторым, а может уже и десятым по счету, домом на земле для Никола, если бы не одно но, которое разом перевернуло все планы, лишив Теслу покоя и снова заставило сердце биться в груди с новой силой, вновь и вновь сбиваясь с ровного ритма.
Это случилось за обедом в одном из ресторанов, куда ему нравилось приходить и сидя у окна пить бокал красного, сухого, разбавляя алкоголь синтетиком, тем самым справляясь с единственным минусом вампирской жизни — жаждой. Снятая шляпа, лежала на столике, подле бокала, который уже даже был оплачен, чтобы в любой момент можно было встать и уйти. Никола любил эту свободу, которую давал сразу же оплаченный счет. Еще одна привычка, которой он обзавелся живя в Америке, когда за обедом можно было придумать целую схему обхода цепных реакций, сокращая время отзыва на команду. Такие мысли требовали моментальной записи, и подходило все, поля газеты, салфетки, клочки бумаги. Но, удобнее было сорвавшись метнуться в лабораторию, чтобы проверить догадку на практике. Порой, ожидание этого самого счета изрядно тормозило процесс работы, так что Тесла просто обзавелся привычной — обедая сразу же оплачивать счет. И, когда дело касалось одиночных размышлений, продолжал придерживаться подобного метода общения с официантами. Те, понимая, что клиент более не собирается делать заказ, не беспокоили размеренное течение мыслей ученого, а он мог спокойно подумать как о науке, так и о личном, или просто почитать газету.
Сегодня, он как раз устроился у окна, дождался, пока растворится капсула и отпил глоток красного, отмечая великолепный вкус конкретного этого сбора 1900 года, и раскрыв свежую газету, погрузился в чтение. Возможно, он даже не заметил бы ее, точнее было бы сказать, что будь он человеком, он не понял бы даже, что находится в одном здании с этой женщиной, но он был вампиром, с лучшим зрением, слухом и обонянием. Он четко услышал как звякнул колокольчик на входной двери в ресторан. Тесла всегда слышал его, но не обращал внимание, ведь в общественном месте, особенно в подобном заведении в центре Вены это нормально, что в ресторан заглядывают разные люди. Но, сегодня его звон принес и весенний зной, что подхваченный шаловливым ветром ворвался в помещение. Для остальных это осталось незаметным явлением. Люди не обратили внимание на касание шаловливой природы их кожи, их волос или блюд на столе. Тесла же резко втянул воздух и насторожившись, даже сбился с предложения, которое читал. Скрытый со стороны входа листами газеты, он не видел тех, кто вошел, но снова втянул воздух в легкие и нахмурился чувствуя аромат до боли знакомый, тот от которого он и сбежал в Вену. Разумеется, будь это лишь аромат духов, он бы даже не обратил внимание, но вампирские инстинкты было невозможно обмануть. Третий глубокий вдох и он окончательно убедился в том, что прав. В ресторан вошла Хелен Магнус. Опустив немного газету, чтобы изучить последних посетителей, мужчина быстро нашел гордую и прекрасную женщину и вздохнул. Кажется, судьба над ним просто напросто насмехалась. Поймав ее среди других, он уже был не в силах отвести взгляда, хотя прекрасно знал насколько это нагло смотреть на кого-то в упор, и следить. Но, сидя за своим столиком, сжимая края газеты, Тесла наконец-то мог признаться, что скучал по этой невозможной женщине, которая после долгой разлуки казалась еще более прекрасной и восхитительной. Ей невероятным образом шло то платье, в котором она решила посетить ресторан, а легкий намек вежливой улыбки, что касался ее губ и был сейчас не для него, означал то, что у нее все хорошо. По крайней мере он не видел признаком тревоги на ее лице, которое не изменилось ни на йоту с момента введения сыворотки, и казалось лишь становится куда более краше из года в год.

+1

3

Её волосы по прежнему были окрашены в темный цвет, ведь достать темную краску в послевоенное время, когда еще мир недостаточно окреп от первой мировой войны, но уже гнался за красотой и спокойствием оказывалось просто. Особенно, когда у неё были деньги и знание, куда их лучше всего инвестировать. В двадцать втором году она хотела было поехать в Италию, но вовремя вспомнила, что для неё это место будет не самым благоприятным, ввиду того, что скоро в Рапале будет подписан мирный договор. До этого дня оставалось всего ничего, даже немцы еще не проводили своего "пижамного совещания".  И Магнус, носящая сейчас фамилию Бэнкрофт, отправилась в Австрию, а конкретно — в безопасную Вену, где могла бы провести какое-то время и утрясти формальности. Легкой походкой она вошла в ресторан, один из своих любимых — в далеком будущем и оценила его внешний вид: романтичный, немного легкомысленный, но уютный и именно тот, оригинальный вид ресторана, который пытались отреставрировать в далеком будущем. И, Хелен вынуждена была признать, реставрация удалась не так хорошо и все новое не передавало вкус послевоенного времени, который ощущался в этом ресторане. Наверное, все дело было в воздухе и свете. Все менялось в будущем, так же и в прошлом была та легкость, которой не ощущалось в её времени. Именно за простоту и легкость Хелен любила этот ресторан.
— Добрый день, — хостес доброжелательно улыбнулся ей, принимая её плащ и шляпу, отдавая гардеробному, не успевшему подсуетиться вовремя и провожая к столику, который она заказала накануне днем. Хелен не любила приходить в рестораны вот так, не сделав предварительного заказа. Кто знает, какой столик может достаться ей в этом случае. Меню так же не отличалось, разве что страницы не ламинированы. Она перехлестнула страницу, изучая меню, когда почувствовала на себе чужой взгляд. Магнус подняла глаза и улыбнулась, встречаясь взглядом со старым другом.
— Ты прекрасно выглядишь, Хелен! — рыжий мужчина, сунув руки в карманы светлых брюк стоял напротив неё и улыбался. — У тебя не занято?
— Нет, Тадеус, садись, — Хелен пригласила его сесть и откинулась на спинку своего стула. — Что тебя привело в Вену? мне казалось, ты сейчас должен был быть в Венгрии. Разве ты не туда собирался? — Она с трудом узнала художника. Кажется, последний и первый раз они виделись в Чехии, но там была другая она. И после Тадеус намеревался уехать В Венгрию, где спокойнее. О его передвижениях Хелен знала мало и никак не ожидала этой встречи.
— Я решил сделать крюк и описать прекрасные воды Дуная. Нет ничего лучше и спокойнее реки, тем более в таком городе как Вена. Романтика сквозит в каждом уголке этого города, пронизывает каждый закоулок и ей дышит каждый камень.
Магнус задумчиво улыбнулась и поскребла ногтями белую скатерть. Может он перепутал Вену с Венецией?
— Только такой художник как ты мог увидеть в этой промозглой весне какую-то романтику, — добродушно улыбнулась Магнус.
— Что делать? Я влюблен и она само очарование, такая же рыжая и воздушная, как этот город! — взмахнул рукой Тадеус. Руки художник имел необыкновенные для человека своей профессии. Пожалуй, такие могли быть только у плотника или столяра, но никак не у художника. — Но мне пора бежать. моя муза ждет меня дома. Хелен, ты ведь не откажешься сопровождать меня на Дунай? — спросил Тадеус,внезапно спохватившись. Интерес Тадеуса был вовсе не романтический, но он впервые получил в Чехии отказ позировать ему и не мог смириться. А под "сопровождать" имело место быть именно это: позирование на фоне Дуная, не входившее в планы Хелен.
— Я непременно дам тебе знать, Тадеус, — прощаясь с художником произнесла она. — А твоя возлюбленная не заревнует?
— Вовсе нет, — отмахнулся Тадеус, — нам нужен такой типах, Хелен... игра контраста!
Он положил свою визитку с адресом и поспешил уйти, прежде чем она забрала её. А Магнус, взбудораженная встречей, вернулась к изучению меню. Перспектива стоять на берегу или еще хуже, в воде, пока Тадеус рисовал, её не прельщала. Да и рисовал художник авангард, что было совершенно ей не по нутру.  Отдававшая предпочтение классической живописи, Хелен отказывалась понимать эти направления, считая их обычной мазней.
— Жареную форель с гарниром, — попросила она официанта и заказала себе бокал белого к рыбе. Оглядывая зал в ожидании заказа, Магнус встретилась глазами с мужчиной, сидевшим напротив неё.
Этот день принес ей еще одну неожиданную встречу. Она изумленно всмотрелась в его лицо — сомнений быть не могло и заулыбалась, в этот раз действительно радуясь встрече. Ведь именно ради Никола Теслы она и приехала в Вену. Вампир изобретатель сидел на другом конце зала, не сводя с неё взгляда, одетый, по обыкновению, безупречно. Она наклонила голову на бок и сделала жест рукой, приглашая его присоединиться к ней. В самом деле, упускать такую возможность было бы глупостью с её стороны.
— Присоединишься ко мне? — тихо, одними губами прошептала она, соединив слова со своим жестом. И, пока Никола еще не успел сесть за её столик, Магнус медленно сняла перчатки, положив их на меню.

+1

4

Одно из преимуществ быть таким, как Никола, ему не требуется даже подходить к Хелен, чтобы слышать как Тадеус пытается скрыть волнение и в очередной раз получает от нее отказ. Хелен никогда не согласится стать для кого-то моделью. Музой, возможно, как это было с ним, а вот остальное для нее слишком и не потому что, Хелен столь высокомерна, скорее она слишком занята делами куда более важными, чем быть натурой с которой можно рисовать. Тадеусу не понять это, возможно, потому что его мир не столь прагматично точен, как мир ученного, где каждый шаг и каждое решение порой требовало множественного анализа и ряда ошибок. Но, сейчас, опустив газету, он не сводил взгляда с любимой женщины и ждал, пока она заметит. Вампир умел быть разным, и едва художник испарился из поле зрения, хмыкнул, начав обратный отсчет. Хелен удивила его, перехватив взгляд на «пять» и улыбнулась. Впрочем, иного он почти и не ожидал, так что отогнав мысль «с чего вдруг она стала лучше его чувствовать» вампир лишь кивнул на ее приглашение. Не нужно находится слишком близко, чтобы слышать ее приглашение. Его слух уловил каждое сказанное слово.
Сложив газету, мужчина подхватил бокал и размеренным шагом двинулся вглубь зала, ловко лавируя среди столиков и не в меру общительных австрийцев. Казалось,  отголоски Первой Мировой войны все еще слышались в речах собравшихся граждан в это время в ресторане. Каждому было что вспомнить, каждый мог рассказать о своей трагедии, ведь война прокатилась по всем, оставляя после себя борозды и страх, натянутые нервы, потери и трагедии, крупные, политические или мелкие, личные, которые были куда более важными и опасными, хотя бы потому что государство всегда опиралось на граждан в своей вере лучшего будущего для всех. И если кто-то ломался, кто-то важный из-за личной трагедии, могла случиться катастрофа. Европа и так едва оправилась после войны и двух идущих друг за другом революций, чтобы иметь право разбрасываться людьми, личностями или чей-то жизнью.
- Прекрасно выглядишь.
Вампир устраивается на том самом стуле, на котором еще минуту назад нервно ерзал художник страстно желающий заполучить Хелен Магнус в натурщицы, но теперь от его нервозности не было и следа. Никола Тесла не испытывал подобного тремора или неуверенности относительно той, которая однажды дала точно понять сербу о том, кто именно ее выбор жизни и в спутниках этой самой жизни. А уж поняв, что любимая беременна от Джона, Тесла просто ушел окончательно, чтобы не мешать ей в их счастье на троих. Разрушать семью он не стремился. Возможно, внутри него и бушевал зверь, требующий своего, но он был человеком, и не собирался падать в бездну презрения к самому себе. Все же, даже у такого человека, каким его считали слишком многие, имелось понятия и понимания чести и проигрыша.
Поэтому, пригубив вино и наконец- то поставив бокал на поверхность стола, он не скрывал даже собственного удивления встретить Хелен здесь, когда ему было известно, что муза должна была оставаться в Англии, преданная своему делу от начала и до конца. Убезижа не пострадали от широкомасштабной операции, по крайней мере будь это так, он давно был бы вырван из круговорота жизни, дабы помочь с ремонтом. Но ни Джон, ни Джеймс не посчитали нужным ему сообщить о приезде Хелен Магнус в город, где он останавливался чаще всего, поэтому оставалось лишь предполагать, что именно привело ее в Вену. Абнормал? Аномалия? Поиски финансовой независимости для своего детища? Слишком много вопросов, чтобы найти единственно правильный вопрос. Достаточно любопытная задача, чтобы решить ее. Такие головоломки для Никола были лакомым кусочком, пусть и не касались научных изысканий и открытий, а просто одной упрямой и гордой дочери своего отца, которая однажды решила, что нужно брать мир в собственные руки. У Хелен всегда получалось удивлять окружающих людей.
- Что привело тебя в Вену, Хелен?
Вопрос прозвучал ровно тогда, когда он и должен был прозвучать. Вампир дождался, пока Магнус подадут ее заказ, дождался даже того, пока она приступит к трапезе, вежливо отказавшись от заказа и просто попросив еще вина, оставляя бокал при этом при себе. Для всех в ресторане это был просто каприз упрямого ученого, для Хелен значило то, что Никола тоже обедает, правда в своей манере, которая скрыта от всего мира и чаще может выглядеть как алкоголизм в легкой форме. Тесле было плевать на мнение других. Те, кто знали его достаточно хорошо, а это четыре человека из всего мира, знали, что стоит за этим пристрастием к дорогим и изысканным напиткам, будь то вино или коньяк. Поэтому, вопрос прозвучал ровно тогда, когда было для этого самое удобное время. И, прозвучав замер, завис над столиком вопросительным знаком, который требовал ответа. Она ведь знает, он не отстанет, все равно докопается до правды.

+1

5

По обыкновению, Хелен задержал взгляд на живых глазах Никола: искра интереса и воли к жизни не покидали эти светлые глаза никогда, даже в момент его мнимой смерти, тогда, после второй мировой войны, когда они инсценировали его смерть. Но это еще предстоит сербу, сидящему напротив неё, как и ей самой. Вспомнив о себе из этого времени, Магнус вспомнила и о том, как хотела разморозить эмбрион и выносить свою дочь. Если бы она родила её в срок, то Эшли сейчас было бы уже сорок два и её дочь выглядела бы старше матери. Но эмбрион по-прежнему был заморожен и дожидался своего тысяча девятьсот восемьдесят шестого. Тогда, когда тоска и одиночество станут совсем невыносимыми. Но об этом Магнус старалась не думать, потому что в будущем её дочь была уже мертва и не было ничего хуже, чем видеть смерть собственного ребенка. И если бы она могла разделить с ней свое долголетие, она бы это сделала.
Хелен поблагодарила официанта, отправила в рот кусочек форели и подняла глаза на Теслу, задавшего один единственный вопрос, которого она ждала. Она много и долго думала о том, что ответит на него, чтобы не раскрыться и не дать ему повод думать о чем-то, что изменит временную линию. Хватит и того, что она сама вмешалась в свою историю только прибыв в прошлое и забрав пистолет, подаренный ей Никола. Впрочем, Хелен довольно быстро вернула историю в нужное русло, дав отпор Друитту. Магнус прожевала рыбу, прежде чем давать Никола ответ. А он ждал её слов и она знала — он настоит на том, чтобы получить ответ.
— Вена в это время года весьма хороша, а я так давно не была в этом ресторане, — уклончиво начала женщина и добавила, как будто бы имея ввиду не то Никола, не то сам ресторан. Впрочем, если Никола знал, что впервые Хелен посетит этот ресторан только в пятидесятых, после второй мировой войны, он бы понял, что речь шла о нем, но вампир должен был знать, что Магнус уже бывала в Вене до этого года и вполне могла посетить это место. — Я скучала.
Ватсон бы посмеялся над загадкой, которую загадывала сейчас Хелен, а сама женщина испытывала слабое, но ощутимое чувство веселья и того, что ей приходилось водить Никола за нос. Но тем не менее, эти слова не были тем, что могло удовлетворить любопытство вампира и только уловив намек на то, что она обманывала его, он бы оскорбился и ушел, а Хелен не стремилась обидеть его. Он и вправду был нужен ей сейчас так же, как и будет нужен в будущем.
— И мне нужна твоя помощь. После этой войны я поняла, насколько хрупок мир и то, что Убежищам никто не поможет, слишком тяжело было доставать деньги для нашего существования.
Все переменилось в одночасье. Стоило прозвучать первым звукам войны, как все бросились к оружию и никто не подумал о том, как остановить войну — только выиграть. И чужие жизни, особенно абнормальные перестали интересовать их.
Хелен, зная насколько будет тяжело во времена второй войны, уже вкладывала средства в будущее. Ей эти деньги пригодятся в борьбе с Эдисоном, когда абнормалы из Праксиса пойдут на поверхность им потребуется новый дом. Когда человечество будет стоять на пороге третьей войны и которую она обязана была предотвратить.
— У меня есть план и без твоей помощи и гения не обойтись, — Магнус мягко улыбнулась Тесле. Чертежи нового Убежища были в её квартире, которую она снимала, по обыкновению решив не останавливаться в гостинице. Снимать номер в отеле под именем Хелен Бэнкрофт до сих пор было опасно и та, другая Хелен могла заметить это и начать искать, что совсем не входило в планы этой Хелен. И так как она не могла ничего сделать с собственным любопытством, должна была быть очень осторожной.
— Новое убежище будет находиться под землей, им нужны будут мощные источники энергии, самодостаточные, чтобы обойтись без наземных электростанций. Мне надоело оплачивать счета, — пошутила Магнус. Научно-техническая революция и Тесла во главе её — что могло быть заманчивее? Разве что ладонь Магнус, накрывшая руку Никола и сжавшая его пальцы в середине предложения и тут же убранная, чтобы запить слова глотком белого.

Отредактировано Helen Magnus (12-03-2019 16:13:16)

+1

6

Он наблюдал за ней, за тем, как она кладет в рот кусочек форели, как пережевывает и насколько сбивается ее сердце с идеального пульса. Будучи вампиром, ему было доступно куда больше возможностей для того, чтобы изучить людское поведение. Более острый слух, более тонкое чутье и понимание вещей за долго, чем они осядут мыслями в головах иных людей. Человеческая раса была не идеалом, слишком стремилась к самоуничтожению. А вот вампиры. Они были и были прекрасны. Впрочем, Тесла опять увлекся, наблюдая за Хелен и задумчиво делая глоток вина.
Что-то в его обожаемой музе было не так. Что-то, что он никак не мог уловить. И дело было не в том, что волосы у нее были уложены иначе или что оттенок казался не совсем типичным для нее. Это не лежало на поверхности, ведь будь это лишь внешние изменения, он был велся бы на подобное каждый раз, когда дело касается очередной витка моды и желания дам меняться, которому даже знаменитая Хелен Магнус была подвержена. Дело было в другом. Что-то в манере держаться, подавать себя, говорить было иным, словно сидящая перед ним Магнус недоговаривала что-то. Он чувствовал подвох, но не видел откуда он. Он слушал ровный ритм ее сердца, ведь утолив голос рецепторов по вкусу рыбы и специй, трапеза превратилась лишь в поглощение еды, нежели наслаждением изысканным вкусом, так что и сердце более не нарушало ровного биения. Снова отпив вина, вампир покатал вкус алкоголя смешанный с синтетиком по небу и едва заметно прищурился. Нет, эта определенно была Хелен Магнус, но все равно что-то в ней было не совсем привычно. Не фальш или обман, а словно подмена. Но в чем именно он не мог понять.
Когда она заговорила про подземное убежище, Тесла лишь хмыкнул и отставил бокал, резко отодвинув его в сторону. То, что говорила Магнус было невозможным с точки зрения морали. Прятать целый комплекс под землю требовало слишком больших затрат, слишком сложных механизмов и технологий и дело касалось не только генератора бесперебойного тока, который к тому же не будет запитан ни от одной электростанции, а будет самостоятельно генерировать нужное количество ватт, но и от способа поместить огромные комплексы под пласт Земли. Даже сейчас, когда Убещижа лишь наращивали потенциал с заделом на будущее, они уже были сложным механизмом переплетения систем жизнеобеспечения. Это и наземные этажи и подземные, это коммуникации проложенные в стенах и полу здания, это усиленная система безопасности и опасные для выпуска в простой мир людей абнормалы. Поместить подобные масштабные здания под землю требовали усилий и знаний, технику и технологию, которыми не располагал мир. Но, видя решительный взгляд Хелен, Тесла лишь тонко улыбнулся. Для начала, не помешало бы создать генератор бесперебойного тока, который сможет дать энергию как минимум половине континента Евразии, дабы справиться со всей нагрузкой одного Убежища.
- Хелен, - голос вампира звучал мягко, так как звучал бы голос того, кто знает о чем говорит, но дает возможность другим убедиться самостоятельно в своей глупой мысли. Язвить в общении с ней или опускать с небес на Землю свою музу мужчина никогда не желал, поэтому, сейчас подбирал слова и фразы, чтобы объяснить свою точку зрения. - Твоя идея прекрасна, но она как минимум сложна, не говоря уже о том, что считай невозможна. Где ты найдешь в мире достаточных размеров пещеру с природной вентиляцией, желательно с чистой водой, в сейсмоустойчивом районе, дабы движение тектонических плит не вызвали обвалов или разрушений, чтобы построить там Убежище? Не говоря уже о том, что это затруднительно в плане рабочей силы, техники, и самое главное — как ты спрячешь такую стройку от вездесущего внимания Короны либо иного государства?
И, ни слова о том, что он не сможет дать ей энергию. В этом вампир даже не сомневался, потому что цепкий ум и фантазия уже зацепились за идею вечной энергии. Плох тот изобретатель, который не стремился бы к совершенству. В ряде его заметок, а то и записей явно должно было быть нечто касательно подобной темы. Тесла слишком хорошо себя знал, чтобы сомневаться в том, что расчеты однажды уже были начаты и брошены, либо потому что он увлекся более интересным, на тот момент, проектом, либо потому что тогда это казалось лишь иллюзией.

+1

7

Осознание того, что Никола  неосознанно — но так ли это? — ищет в ней подвох льстило Хелен. Взгляд его внимательных светлых глаз  скользил по её лицу и волосам, по её рукам, она почти что физически ощущала его, но намеренно игнорировала. Нельзя давать Никола повод думать, что она это не она. Один лишь намек на то, что она из будущего пошатнет все, что было сделано и будет сделано. Никола мог решить пойти на риск — как обычно, он любил  поступать неожиданно. Его бунтарский дух не угас в нем даже спустя сотню лет.
Магнус не перестала есть, пока Никола говорил, хотя его реакция и была предугадана женщиной, не оставила её равнодушной. Он говорил с ней, словно пытаясь показать, насколько абсурдна её мысль. Магнус только улыбнулась и положив вилку на тарелку, вытерла рот салфеткой. Чуть наклонившись вперед, она поманила Никола и когда он наклонился к ней, шепнула ему на ухо.
— А если я уже знаю такое место? — Она откинулась на спинку стула и весело посмотрела на Никола поверх бокала с вином. Ни единого слова о невозможности создания источника электроэнергии. Наживка заброшена и проглочена: Никола, пусть даже отложив этот проект на несколько лет будет думать о нем, ведь его просит она. Но время — его у Хелен пока в достатке, пока не нужно торопиться, тем более, что до отрезка времени когда Праксис будет разрушен еще чуть меньше ста лет, но просит Хелен Теслу о помощи уже сейчас, хотя и уверена, что он может построить то, что ей нужно гораздо раньше. А сейчас наступил тот самый удачный момент для просьбы чтобы не возбудить у него подозрений.
Она наблюдала за ним с улыбкой, за тем, как меняется выражение его глаз, его жесты. Тесла заинтересован всерьез и это половина победы. Хелен молча закончила свою трапезу и допила вино. Бутылка белого этого же года была распита ею вместе с Никола за пару дней до путешествия. Вкус изменился... Да, в этом времени ресторан был уютнее, светлее. В воздухе пахло свободой и легкостью. Все было проще и... настоящим. Пусть в её времени стены этого ресторана были так же светлы, рука реставратора ощущалась, но надежда и радость улетучились. Магнус обвела взглядом этот зал, стараясь запомнить это щемящее в груди чувство от нахождения здесь, в этом времени и подняла глаза на Никола. Перемены в нем были: в глазах нет груза прожитого столетия, её отказа. Магнус примирительно улыбнулась ему.
— Счет, пожалуйста, — просит она у официанта. — Я снимаю квартиру, там есть карта местности, где хотела бы построить новый летний домик, — она нарочно говорила общими фразами, будто бы речь шла о самом обыкновенном строительстве, чтобы её понимал только Никола и карт у неё было два набора. Так, на всякий случай, если кто-то из правительства заинтересуется её встречей. Даже после войны у стен были уши, а то и глаза. Магнус еще на улице стала ощущать на себе чей-то взгляд, на минуту даже сбилась с мысли, когда увидела Никола, но после поняла, что не ошиблась: за ней следили. Послевоенное время люди хотели мира, но еще боялись войны, а шпионы... они работали всегда.
Но заметил ли сам Тесла слежку за ней? В ресторан после неё входили только трое: влюбленная пара и мужчина. Мужчина уткнулся газету, заказал чашку кофе и печенье, а влюбленные... неужели это они? Хелен хотела бы, чтобы это была паранойя. Даже ей из этого времени не нужно знать о Праксисе и тем более подземном Убежище.
— Проводишь меня? — она положила несколько купюр в кожаную книжечку с чеком. Поднялась, бросая мимолетный взгляд на пару, воркующую за столиком в углу. Может, и правда, паранойя?

+1

8

- Где?
Ученый остается ученым всегда. А такое заявление невозможно было оставить без внимание. Он тут пол часа распинался перед ней о том, что это невозможно, а она вот так просто взяла и бросила одну фразу, а Тесла уже готов сорваться вперед, изучить, разобраться в механизме строения плит в том месте, изучить сейсмоактивность района, устроить раскопки, только бы убедиться что она права. Именно права, а не не верно трактовала сигналы природы. Разумеется, соблазн уйти под землю велик, тогда ни одно правительство мира не сможет добраться до них, но Тесла не верил, был излишне преисполнен сомнениями и поэтому именно «где?» чтобы изучить до последней песчинки. Таков уж он, жаждущий знать и проверить, изучить и создать. Хелен прекрасно знала эту его черту характера, как знала и то, на что он способен, чтобы узнать где именно она нашла этот кусочек земли, вожделенной суши, которая готова разверзнуться и поглотить Убежища на благо этому самому убежищу.
- Разумеется, Хелен. Что за глупые вопросы?
Он тихо смеется, и вставая из-за стола, надевает шляпу. Привычка оплачивать свой «обед» заранее снова играет ему на руку, так что, он лишь бросает короткий взгляд на пустой бокал и протягивает руку своей неожиданной спутнице, приглашая ее выйти на улицу, где их уже ждут. Нет, не полиция с автоматами, а лишь парочка хорошо обученных шпионов, которых выдают лишь незначительные детали, те самые которые невозможно заметить простому человеку. Но, Никола не простой человек, он на половину вампир, а значит ему моментально бросается в глаза перестрелка взглядами парочки, что сидели по разные стороны веранды, как не осталось без внимания и выправка третьего спутника, того самого, который и упал паре на хвост, делая вид, что интересуется архитектурой Вены и ее изыском. Тесла позволил себе легкую усмешку, идеально замаскированную под улыбку для Магнус. Серб не задавал вопросов, как не интересовался подлинной причиной того, почему именно Вена, Автрия и почему кто-то жаждет знать чем занимается великая Хелен Магнус и с кем обедает в простом ресторане. Его даже не интересует что она натворила дома, зная эту англичанку он мог с уверенностью сказать, что натворить она могла в разы больше чем он с Друиттом на пару, будучи в очередной стадии выяснения отношений за сердце этой самой англичанки. Просто, Хелен не позволяло столь ярко проявлять себя ее прекрасное воспитание и преданность делу. В отличие от нее, и даже Ватсона, Джон и Никола были свободы. Один был убийцей, второй ученый, один не видел смысла в законах, а второй создавал собственные чтобы тратить время на человеческие глупости и правила. Словом, когда бывший жених и вечно влюбленный в Хелен сходились и слишком близко подходили к гране дуэли, именно Магнус умела их успокоить, именно Джеймс находил мудрые слова разнять бывших товарищей или Найджел находил причину заставить их забыть вражду. Поэтому, предлагая даме сердце руку, он не спеша гулял с ней по улицам родной Вены, плутая по улицам и заставляя преследователя запутаться окончательно прежде чем провести ее к квартире.
- В следующий раз надо будет посоветовать Георгу V нанимать более профессиональных людей, дабы они могли шпионить за прекрасной Хелен Магнус.
В тоне Теслы была лишь насмешка, когда он пропустил ее вперед, в подъезд и нырнул следом, убедившись напоследок, что улица чиста и их хвост и правда потерялся в городе. Все же, следить за спутницей вампира опасное занятие, особенно в его же городе.
- Спешу подсказать пару интересных решений относительно твоего летнего домика, Хелен. Все же, мне кажется, ты не все учла касательно той местности.
Он был не глуп и прекрасно понимал, как вести диалог там, где они не могли быть уверенны на все сто процентов в безопасности. Квартира не территория Убижаща, тут возможно все что угодно, поэтому шифры, пароли, коды и недосказанность во взглядах. Так безопаснее всего, когда они оба имеют достаточно тайн, чтобы бережно относится к собственной свободе и не рисковать ею лишний раз. А, так, он был уверен, Магнус и правда присмотрела что-то любопытное даже для летнего домика, который вполне возможно даже будет построен, прикрытия ради, естественно.

+1

9

На губах Хелен надолго задержалась скромная, но многообещающая и довольная улыбка. И когда они выходили из ресторана, она даже не взглянула в сторону шпионивших за ними. Сомнений в этом уже не осталось, когда Никола подтвердил её опасения своим коротким взглядом. Им не нужны были слова или особые знаки, чтобы понять друг друга с полу взгляда, все-таки, они прошли вместе две мировых войны, а это многое значило. Она взяла его под руку, неспешно шагая по мостовой. Свою сумку она держала в руках, расслабленно опустив её к самым булыжникам.
— Может быть ты и прав, касательно местности. Но я думаю, что все поправимо. Бульдозер способен расчистить местность от пары деревьев, — она беззаботно рассмеялась, чуть наклонившись к своему спутнику. Шедшие позади них соглядатаи слышали разговор, но Магнус умела заморочить. — Правда, с одним дубом придется повозиться, но, знаешь, мне бы хотелось его оставить. Да и он не помешает. Дом можно перенести чуть правее него, а там перекинуть пару веревок через ветку и сделать качели. Ты знаешь, как я люблю качели.
Хелен терпеть не могла качели. С самого детства она не любила на них качаться, её укачивало, а вот на колесах или на воде, что самое интересное — совсем нет. Хелен посмотрела себе под ноги, где под подошвами её модных замшевых туфель стелился булыжник. Мостовая не менялась, светлые, выбеленные солнцем, дождем и чужой обувью камни пролежали тут уже лет двести, почти не истерлись. Сколько пройдет еще лет до того, как эта мостовая исчезнет сама по себе, а не будет уничтожена решением властей заасфальтировать дорогу? Впрочем, даже в её времени эта улица еще была покрыта булыжником, а не асфальтом. Австрийские власти ценили старину на своих улицах. Магнус свернула в сторону парка, уводя Никола в противоположную сторону от своего дома. Солнце светило нежно, прозрачно, обволакивая все, до чего дотягивалось. Магнус опустилась на скамеечку в парке, положив сумку на свои колени и чуть прищурилась. Солнце проникало сквозь листву бросая на её бархатную кожу и темные шелковистые волосы мозаику из тени и света.
Мимо них не спеша прошел следивший за ними мужчина. Даже не взглянув на своих подопечных, он двигался дальше, сунув руки в карманы. Магнус взяла Никола за руку, сжимая его пальцы и улыбаясь уголками губ. В Вене было все так просто и прозрачно. Ей даже казалось, что будь они в Англии, все оказалось бы куда сложнее. И, дождавшись, когда шпион отойдет на пару метров вперед, Хелен потянула Никола за собой, бесшумно ступая по траве, скрылась с ним в густом кустарнике. Пригнувшись, Магнус посмотрела на преследователя сквозь ветки, едва различая его фигуру. Он присел на скамейку и взглянул туда, где совсем недавно были Никола и Хелен. И — сразу завертел головой, пытаясь найти их. Магнус едва слышно прыснула и замерла, следя за тем, как тот заметался по парку, но так и не подумал заглянуть в кусты, видимо, решив, что английская леди и джентльмен не станут так по-ребячески сидеть в кустарнике. Хелен облизала губы и взглянула на Никола, сидящего так близко. На секунду она поддалась искушению и взглянула на его губы, но почти сразу кивнула ему на калитку, ведущую в другую часть парка.
— Пойдем, — одними губами прошептала она.
Пригнувшись, Хелен первой прошла в калитку и скрылась уже за каменной стеной, где смогла уже встать в полный рост и широко улыбнулась Тесле.
— Мне кажется в Лондоне нам было бы сбежать куда сложнее, не обошлось бы без боя, — сумку оттягивал неиспользованный пистолет. Тот самый, подаренный ей Никола. Отряхнув подол юбки, она, как и прежде чинно последовала вглубь парка, чтобы выйти с другой стороны. Небольшой крюк не шел ни в какое сравнение с тем, чтобы устраивать беготню или перестрелку на улицах Вены. Хелен даже подумала, что это было бы невозможно сделать в такую погоду, светлую и безмятежную, практически прозрачную. Тяготы войны как будто отпустили этот город, все дышало миром и покоем.
— Моя квартира совсем недалеко, минут десять еще, — Хелен на всякий случай оглянулась, но уже не ощущала на своем затылке сверлящего чужого взгляда.

+1

10

Общаясь с Хелен Магнус сложно было представить себе дальнейший ход ее мыслей или событий, что стремительно рвались вперёд каждый раз когда она старалась управлять этим самыми событиями и вероятностями. События находили способ удивить ее и окружающих очередным финтом ушами, а она, в свою очередь удивляла невероятными решениями. Словом, вампиру порой доставляло особое удовольствие наблюдать за действиями той, которую он так и не смог разлюбить и усмехаться не то наивности людей, что старались помешать осуществлению ее планов, не то над упорством самой Магнус которая никогда не сдавалась, как будто ее отец когда-то напрочь лишил ее понятия отступления. Впрочем, это упорство было одним из тех факторов, что делало ее такой особенной и отличало от многих других женщин. Ее желание быть на плане с мужчинами, ни в чем им не уступать и нигде не позволять дать женскую слабость. И, это элегантнейшим образом сочеталось с ее женственностью, и манерой окружить себя нужными ей одной мужчинами. Пожалуй, она никогда не стала бы той воинствующей феминисткой, которой подавай исключительное равенство полов. При всей своей серьезности, ей нужна была опора в виде мужского плеча, или хотя бы знания о том, что в трудную минуту всегда будет кто-то на кого можно будет положится.
Тесла оставался ее верным рыцарем. Верным в своей влюбленности, в тех чувствах о которых они никогда не говорили и не заговорят впредь. Никола прекрасно понимал, что Хелен его любовь не нужна. Она сделала свой выбор тогда, когда тонкое обоняние вампира ощутило изменения в ее теле. Пожалуй, даже раньше, чем это поняла сама Магнус. Издержки быть другим, как он пошутил бы, будь это подходящей темой. Но, ребенок как-то резко выбивался из чего что касалось ее, как и их с Джоном пары. Но, в тот день когда все стало столь очевидно, вампир принял решения о котором не собирался жалеть. Ни в прошлом, ни когда-либо в будущем. Он не спрашивал ее что случилось с ребенком, не задавал вопросов о ее будущем рядом с Друиттом, потому что хотел верить - Хелен Магнус сможет постоять за себя в любой ситуации. Было ли это так, или ему просто отчаянно хотелось в это верить, Тесла предпочитал не анализировать. Слишком больно было бы ошибиться.
Сейчас же, наблюдая за шпионами Его Величества и поведением Хелен, вампир все больше убеждался в своей правде. Там, в ресторане ему не показалось. Магнус и правда вела себя слегка иначе. Все тот же цепкий взгляд, все тот же оттенок волос, даже манера говорить была той самой, что он прекрасно знал, но мелкие детали, на которые обычный смертный не обратил бы внимания все равно оказывали свое воздействие. Вампир все так же чувствовал аромат ее любимых духов, но теперь, когда посторонние запахи не мешали и не отвлекали, понимал и то, что аромат как-то иначе лежит на ее коже. Он видел все ту же добрую и лёгкую улыбку, но что-то в уголках ее глаз было нетипичным. Имей он больше возможностей для сравнения, а не бредя вслепую, из-за своего упрямства, Никола Тесла разгадал бы эту загадку. Но, едва он приближался к ответу, как Хелен менялась, принимала привычный вид, так же совершенно привычно ему улыбалась и говорила типично свою фразу. Он верил ей, верил в то, что перед ним его Магнус, но так же отчаянно сильно он верил своему нутру, которое буквально вопило, что что-то в этой Магнус не так. Но именно это самое «не так» ускальзало, заставляя его одновременно восхищаться и злиться изобретательностью.
Едва они оставили хвосты в парке, как настал черед для более лёгкого диалога, даже шаг Хелен стал чуточку невесомен, словно она оставила позади не только войну и шпионов короны, но и пол пройденного пути сбросила с плеч. Улыбка стала на пол тона мягче, взгляд светлее, даже намек на складку на лбу и того более не видно было. Гуляя по улицам Вены в сторону ее квартиры, Тесла и сам чувствовал себя немного другим, более молодым, менее подверженным мнению окружающих, хотя окружающие как раз его никогда не интересовали. Он творил историю не только ради одобрения, а просто потому что имел возможность это делать. Он давал человечеству то, о чем они не смели мечтать, и обжигаясь об их халатность или жадность, все же испытывал трудности понимания их примитивного, как он чаще и чаще думал, образа жизни, в котором базовые потребности снова и снова вытесняли что-то более важное и тонкое.
- Пригласишь на чай?
Игриво и весело щурясь поинтересовался вампир когда они остановились у дома в котором и жила Магнус в эти дни. Он не знал точного ее адреса, просто, здесь в пространстве было ее достаточно долго чтобы решить - именно в этом особняке она предпочла остановиться. Он знал ее достаточно хорошо, чтобы угадать даже этаж и квартиру, что приглянулась этой невероятной женщине. Он знал ее достаточно давно, чтобы подозревать в чем-то незаконном или подмене, и все равно вампирское чутье не отпускало пытаясь найти подвох в том, как она держится, как убирает прядь волос за ухо. Что-то мешало насладиться ее компаний на все сто процентов. И он собирался выяснить что именно.
Придержав ей дверь, они оба нырнули в прохладу подъезда и поднялись не проронив ни слова на нужных этаж, словно боялись нарушить внезапно уютную тишину между собой. Он так же легко придержал дверь в ее квартиру, как до этого в подьезд мимолетно подумав, что не прочь так же придержать дверь и в сердце, но тут же отпустил эту идею, потому что сейчас Хелен нужен был профессиональный взгляд на волнующий ее вопрос, а не влюбленный мальчишка, который не знал бы куда себя деть.
- И все же, я настаиваю на то, чтобы проверить все лично, оценить качество грунта, местность и найти идеальный подход к технике. Уверен, ты это уже все сделала, но дополнительный анализ более компетентного человека не помешает, - мягко произнес Никола оставляя шляпу на полке в прихожей и беря курс на кабинет, потому что между ними никогда не было неловкости гостя и хозяйки дома, потому что между ними всегда была их тайна пятерых, что связывала и давала возможность ему вести себя на порядок проще в ее обществе, игнорируя ряд скучных правил этикета.

+1

11

Всю дорогу от парка до своей уютной квартиры, Магнус ощущала на себе изучающий взгляд Никола, более пристальный, чем обычно. Догадываться о чем-то он не мог, вернее, о конкретном путешествии во времени, но намекни она ему на такую возможность и Никола загорелся бы идеей и вероятно, нашел бы какую-то лазейку, лет эдак, через пятьдесят, ведь Адам Ворт использовал технологии Праксиса, до которых, что ни говори, земному миру было далеко, как и Никола, при всем его гении. Несмотря на то, что Хелен было немного интересно, как бы отреагировал Никола, узнай он, что Адам Ворт изобрел машину для перемещений во времени, ведь последний был менее умен, чем Тесла, а вот разбираться с его задетым самолюбием, предстояло Магнус. И, женщина старалась быть осторожной, чтобы не дать гению повода заподозрить, что она не та, кого он ожидает видеть.
Хелен заперла дверь квартиры, подошла к окнам, осторожно выглядывая сквозь штору на улицу. Солнце, как и пару минут назад заливало своим прозрачным светом все пространство и бросало длинные темные тени, спотыкаясь о предметы. Хелен зашторила окна плотнее и жестом пригласила Никола сесть в кресло в своем кабинете. Вампир уже прошел туда, как будто знал точно, где она обосновалась. Небольшая квартира на три комнаты: гостиная, кабинет и спальня, скромная обстановка, ничего лишнего. Эта Хелен Магнус — из будущего не стремилась быть узнанной и сняла квартиру в тихом районе, в котором она из этого времени наверняка не появилась бы. Слишком далеко от обычных маршрутов, даже если она и что-то забыла, то не попалась бы. А пока Никола прошел в кабинет, то мог изучить лежавшие на её столе карты местности, на которых, разумеется, было ничего не разобрать. Ну, разве что кроме карты Вены, но в этом не было ничего необычного. Она не отмечала никаких маршрутов по ней, только вспоминала расположение улиц и мест, где ходила в этом времени.
— Чай? — с гостеприимной улыбкой спросила она. В холодильнике стояли пирожные, оставалось только вскипятить воду, чем она и занялась, повременив с тем, чтобы показать Тесле карты. Он бы, честное слово, немедленно отправился в путь, чтобы все увидеть своими глазами. Но как, если Праксис еще стоял и был не рушим? Показать ему карты местности, где все будет построено, хорошая идея, нужно было, чтобы он оценил масштаб работы и размеры нового Убежища. В тонких фарфоровых чашках дымился горячий чай, когда она подала его вместе с пирожными наполеон и трубочками с кремом. Поставив поднос на журнальный столик у кресел, Хелен заняла соседнее кресло.
— Я понимаю твое желание увидеть местность, но в этом пока нет смысла. Территория на поверхности занята в данный момент и будет таковой еще... некоторое время. А я не хочу привлекать внимание, поэтому, ты понимаешь, почему я покажу её тебе только на картах? И очень надеюсь, что ты не поедешь туда.
А даже если и поедешь, все равно под землю тебе не спуститься и ты даже не узнаешь, что на глубине несколько километров есть пустоты и там живут абнормалы.
Хелен улыбнулась ему, наклонилась и подцепила ногтями половицу, которая поддалась не сразу, но все же приподнялась и тогда Магнус вытащила свернутые в трубочку карты.
— Я ведь могу рассчитывать на то, что ты не подставишь меня с этим? — серьезно спросила Магнус, прежде чем развернула карту Чилийской местности. Если уж пусть куда и едет, то туда. Ну или в Россию, но в последнем месте ему не понравится. Карту Индонезии, откуда выходили Абнормалы в последнюю очередь был совсем рядом с Праксисом. А чем дальше Тесла держится от Праксиса — тем лучше.
Хелен положила карту на стол и закрепила углы пресс папье и книгой. Та пролежала в свернутом состоянии очень долго.
— Как видишь, Чилийские леса еще не вырублены и построить там Убежище уже сейчас будет проблематично. Власти уже занимаются вырубкой леса, нам остается только подождать, когда они закончат с работами и уйдут, а за это время ты вполне успеешь определиться с масштабом работ, ресурсами на первое время. А еще мир успеет немного прийти в себя после войны.
И начать новую спустя шестнадцать лет. И тогда нам обоим будет уже не до Убежища, а пока есть время... Магнус присела в кресло, откусывая кусочек трубочки и запивая чаем. В картах находились записи о грунте и почве, необходимые Тесле чтобы сориентироваться.

+1

12

Гениальные изобретения начинаются с мысли, с простого "а что если..." и далее по тексту. Он знал об этом как никто другой. Всю свою жизнь он отдавал этому полету мысли, каждому если на своем пути, каждому порыву эмоции или мысли как таковой. "А что если" рождали миллионы записей в его дневниках, массы набросков, десятки портативов и просто желание знать, что там, за пределами любого если и невозможно. Он вообще не умел видеть и воспринимать невозможное как феномен. Если человеческий мозг до этого додумался, значит это уже возможно, главное понять как это осуществить. Именно это находил своим долгом и сам Тесла. Не только искать возможности возродить расу тех, чьим потомком он являлся, но и дать миру то, что облегчит ему существование, даст больше времени созерцать, развиваться вне системы координат дома и работы, дум о том, где и как заработать. Мечтатель, он стремился к тому, чтобы мир имел все, и это все хотел этому миру дать, каждый раз обжигаясь снова и снова о его жестокость, коварство, жадность, не способность ждать или получать минимум с ориентиром на максимум. Мир требовал большего, точнее даже люди требовали большего. А он лишь гнался за мечтой.
Оказавшись в кабинете Хелен, Никола прошелся придирчивым взглядом по картам, с легкостью узнал ту, что лежала на поверхности да и странно было бы австрийцу не узнать знакомые перепутья любимого и прекрасного города. Он даже с какой-то нежностью коснулся нескольких маленьких домов на самой карте, словно прикасаясь к местам изображенным на ней. Немного сентиментальности, немного легкости в том, что требовал его гений. Никола просто был собой, ученым, изобретателем, и мальчишкой, которому не суждено повзрослеть по мнению других. Мало кто вообще понимал что значит изобретать, мало кто вообще думал какого это наблюдать как кто-то наживается на его гении и никто не думал о том, где именно Тесла черпает вдохновение на создание новых "игрушек" не зная даже о том, что его муза даже не его в полном понимании этого слова. Но, поскольку Магнус сделала свой выбор, долг джентльмена принять этот выбор и более не докучать ей своим присутствием. И так было бы, если бы не случайная встреча в кафе. Хотя, чем больше Тесла слушал Хелен, тем больше сомневался в случайности этой самой встречи.
- Показывай.
Махнув рукой, едва не сбив со столика чашечку чая, право он предпочел бы бокал вина вместо него, но вряд ли Хелен Магнус возила с собой содержание собственного погреба. Поэтому, все же сделав глоток чая, лишь краем сознание отмечая его вкус, ученый бегло изучив карту, проследил взглядом за указкой коллеге, придирчиво осматривая то, что предполагалось отдать под застройку для ее гениального плана. Он даже не сразу обратил внимание на сладости, что принесла дама его сердца, задумчиво водя пальцем по записям о грунте, почве и прочим мелочам, которые редко кто изучал с такой доскональностью. Люди вообще мало уделяли внимание мелочам, предпочитая крупные проекты и крупные же ошибки. Что-то во всей этой затеи ему не нравилось, что-то что он еще сам не мог определить как чувство, но это был явно не страх и не производные из него. Никола мог бы назвать это предчувствием. Вот только чего пока не имел никакого понятия.
- Это все хорошо, - он успел вернутся к своему чаю, опустившись все так же задумчиво в кресло, - но надо все равно смотреть на месте. На данный момент, у меня лишь информация по Чили и то, какая там почва сейчас. Ты сама прекрасно понимаешь, что вырубка леса в промышленном масштабе повлечет за собой изменение в почве, не говоря уже о поведении самих грунтовых вод, изменения климата в целом. То, что можно выдать в качестве заключения сегодня, высоко вероятно будут недействительны через пару лет, когда леса там не будет и порода изменит свою структуру. Поэтому, если ты хочешь более точные расчеты, нужны хотя бы образцы земли из того места. А здесь, без личной поездки не обойтись, как понимаешь. Вряд ли наши чилийские специалисты смогут собрать данные без повреждений, достать именно тот грунт который нужен, просчитать с точностью вероятные осадки. Хотя, ладно, с осадками я слегка преувеличил, это сложно поддается точному анализу.
Закончив свою речь, более чем убедительную речь в которой он даже не приврал ни разу, вампир посмотрел на Хелен и наконец-то заметил сладости сначала у нее в руках, ведь она так красиво держала трубочку, а после уже и на тарелке и подцепив одну из них, откусил небольшой кусочек. Его мозг все еще просчитывал варианты и вариации, а перед внутренним вздором, стоило ему закрыть глаза, он видел ничто иное как сооружение достаточно масштабное, чтобы захватывало дух и достаточно футуристическое, чтобы современные архитекторы и инженеры назвали его невозможным. Но, Тесла знал, не бывает невозможного, особенно если это пришло на ум гению. Нужно просто найти правильные компоненты и инструменты для создания шедевра. Так что, изобретать это как раз по его части. Если нужно создать машину, чтобы доставить в нужную часть подземной пещеры строительные материалы, что же, Никола Тесла создаст ее, просто потому что в ней оказалась необходимость.

0


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Vienna waits for you [Sanctuary]