пост недели Bill Potts — Те, кого мы нашли в безопасности, — сразу сказала Билл, предвосхищая его вопрос, — зачем далеки это делают? — спросила она наблюдая, как далеки начали захватывать шаллакатопцев. Это был риторический вопрос, Билл прекрасно понимала, что они не ничего не могут кроме как уничтожать. Вся их суть заключена в ненависти, с ними невозможно договориться, умолять их бесполезно. На кого-то другого мольбы, в теории, могут подействовать, но далеков это точно не касалось. И сейчас Билл девушка вынуждена была наблюдать, как эти чудовища берут в плен жителей планеты. Она хотела вмешаться, очень хотела, но что она могла? Стать потоком воды? Против далеков это бесполезно, они, конечно, не могут её убить своим обычным оружием, но могут её запереть или ранить, если додумаются как это сделать. Билл уже как-то в открытую пошла против сикораксов, так они её так электричеством поджарили, что девушка после этого долго восстанавливалась.
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #155vk-time Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » Send a maniac to catch one [dark!Sanctuary]


Send a maniac to catch one [dark!Sanctuary]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

SEND A MANIAC TO CATCH ONE [DARK!SANCTUARY]
Тайна заключена не в убийствах, а в самом убийце!
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://i.ibb.co/qNzcLJH/image.jpg

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Ianto Jones, Helen Magnus

2008 год, Англия, Лондон.

АННОТАЦИЯ

В поисках старого друга можно обрести нового секретаря и компаньона. Только нужно держать ухо востро, чтобы не стать его жертвой.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+1

2

Для большинства людей вечер означал окончание рабочего дня и возвращение домой, по пробкам вечно забитого города, который невероятным образом сочетал в себе современный и старый город, то для отдельной касты людей, наступление вечерних сумерек означал выход на работу. Красавицы с панели, надевали свои самые лучшие платья и короткие юбки отправлялись ловить в сумерках зазевавшихся джентльменов, под видом компании сопровождая их до ближайшей горизонтальной поверхности и даря этим самым «джентльменам» несколько часов продажной любви. Они были искусны в том, что делали,но один факт того, что жрицы любви творили эту самую любовь за деньги, заставляло многих сморщится. Были и те, для кого вечерние сумерки означали более приятную работу, не телом, а голосом, или мозгами. Они спешили на свою работу, кутаясь в теплые шарфы или распахивая легкие ветровки и старательно не смотрели ни на кого, занятые своими делами. Были и те, для кого вечер был просто вечером, без привязки к работе или отдыху. Они просто жили, почти скучные, почти виноватый в своей собственной скуке.
Сделав большой глоток кофе, он отставил кружку в сторону и потянулся в кресле, стягивая наушники на шею и посмотрел на звукорежиссера, который показывал из-за стекла большой палец. Он слышал достаточно бодрый, для вечернего часа, бит музыки и лишь кивнул в ответ снова делая глоток кофе. Пожалуй, лучший допинг для того, кто работает по ночам. Сняв очки и зажав переносицу указательным и средним пальцем, мужчина мотнул головой и надел очки обратно, возвращая наушники на голову и сделал третий, самый короткий глоток кофе.
«— Мсье адвокат, если я уплачу вам тысячу франков, вы согласитесь ответить мне на два вопроса? — Конечно! А какой второй?» так и у нас в жизни, если ты задал неправильный вопрос или не так сформулировал запрос, гугл отправит тебя к черту, а эксперты посчитают твой вопрос в счет будущих. Так что, дорогие мои слушатели, предлагаю обсудить сегодня тему вопросов и ответов.  Я считаю, что любой вопрос можно озвучить двумя способами, чтобы показать собственный интерес к вопросу и собеседнику, либо чтобы унизить его, показав насколько он низок в своем развитии, коль не ведает того, что спрашивает. Естественно, оба этих подхода крайности, и мне всегда казалось, что необходимо держать баланс между ядом и милосердием, но, сколько мнений столько и сомнений, поэтому    Приглашаю всех не спящих присоединиться к дискуссии, звоните к нам в студию, пишите сообщения или просто слушайте и засыпайте, вам ведь утром вставать раньше будильника, чтобы доказать глупой технике, кто в доме хозяин, и отключить его, а не швырнуть с раздражением в стену, ведь он поспел испортить сладкий ваш сон. Идите, слабаки, и знайте, я запомнил каждого, мы с вами встретимся на следующем эфире, когда вы будите вынуждены дослушать, знайте об этом, - показательный фейспалм со стороны техника вызвал лишь улыбку к диджея и тот шутливо прикрыл рот, словно собрался раскаяться. - И, у нас в эфире, первый звонок. Доброй ночи, наш слушатель, представься и поделись своим мнением с теми, кого еще не одолел Морфей и не затащил в кровать, - щелкнув переключателем, чтобы в эфир шел гость, брюнет вслушивался в каждую фразу, чтобы вовремя прервать словесный поток и вернуть обсуждение в нужное русло. Все же, в этой работе был свой кайф, ему нравилось общаться, не видя слушателей, а значит не имея проблем с восприятием ими информацией. Для них он был просто приятным голосом в наушниках, который два раза в неделю выходит в ночные эфиры обсуждая те или иные важные или не очень вопросы и предлагал каждому стать звездой на минуту другую, дозвонившись в эфир.

- Когда-нибудь ты получишь за свои шуточки...
Произнес Дэни когда за окном уже наступило утро. Янто пил пепси из жестяной банки и слушал товарища и коллегу в пол уха, считая его болтовню не более важной, чем простой белый шум, типичный для людей которые любили говорить только ради разговоров. Он лениво потягивал любимую газировку, размышляя о том, что нужно сходить в магазин за пакетом молока, заглянуть к Сэнди и почистить обувь после последней вылазки в лес, потому что в следующие выходные его приглашали в поход. Янто вообще выглядел слишком лениво, но после ночи диалога с невидимыми собеседниками он всегда ленился двигаться быстрее, чем того требовали обстоятельства. Даже мысли в голове мужчины плыли с ленцой, но, одно он знал точно, сидеть здесь еще дольше он не готов. Слишком уж это для него. Хватит того факта, что зная психологию людей он прекрасно умел давить на их слабые точки, слушать их бесплатно он уж точно не собирался.
- Слышали новость? - в маленькую комнату ворвалась симпатичная девушка в кожаных брюках и футболке размера на пять больше необходимого. Впрочем, излишек одежды был завязан красивым цветком на боку, и не мешал любоваться красотой ее форм, а любоваться там было чем. - Он снова убил!
На столик упала газета раскрытая на странице криминальной хроники. Сухие факты и строги уверяли, что Потрошитель вновь вышел на охоту, вчера ночью нашли еще один труп проститутки. Журналисты быстро вспомнили прозвище маньяка орудовавшего в Лондоне в девятнадцатом веке, и тут же поспешили приклеить этот ярлык к новому убийце, что уже превзошел официальное число жертв предшественника. И, если в злодеяния совершались бритвой, то в этот раз «Потрошитель стал более искусным», писал один из журналистов месяц назад «Современник знаменитого Лондонского маньяка избрал своим оружием скальпель. По крайней мере, именно это оружие называют эксперты в правоохранительных органов. Кто же он? Отверженный гражданин, решивший навести порядок на улицах нашего города, или психопат, ищущий способ самоутвердиться за счет более слабых?» Дальше он не читал, ему было слишком скучно, особенно если учесть что правду он и так знал.
- Ладно, сплетники, я пошел.
Допив пепси и выкинув банку в мусорное ведро, он оставил коллег обсуждать последние новости про маньяка, покинул сначала кабинет, а после и студию, по дороге изучая ленту новостей. Все, как завороженные, обсуждали новое жестокое убийство. Пожалуй, они и правда были жестоки. Судя по данным криминалистов, в девятнадцатом веке, Джек Потрошитель лишь перерезал горло проституткам, насиловал их и оставлял где-нибудь в темном углу. Его современник предпочитал более тонкие способы издевательства. Орудовал скальпелем, при этом не всегда достаточно острым, для того, чтобы нанести идеальный, безболезненный удар, для связывания использовал леску, а не веревки. И, еще живым он профессионально вырезал язык. У него были на то причины, ведь в одной из религий мира, язык приносили в дар жрице лжи, считая, что именно он является самым сладким в теле лжеца.

Янто Джонс собирался заехать в супермаркет за тем самым пакетом молока, и был настроен как никогда положительно. Из динамиков радио доносилась родная же станция, а веселая Диди, та самая что принесла вести о маньяке, щебетала в микрофон о том, сколь прекрасна погода за окном. Погода была и правда что надо, а вот стать свидетелем ограбления и последующей погони, завершенной ДТП он как-то совсем не собирался. Но, у судьбы оказались иные. Он выскочил из машины быстрее, чем планировал и на ходу набирая службе спасения спешил оказать первую помощь там, где мог. Он, пусть и закончил психологический, забросив в итоге и профессию, но медицинский давал о себе знать, основы оказания первой помощи были вбиты в него досконально.
Вора увезли в больницу с переломом бедра и нескольких ребер, водитель легковушки, которая наехала на бежавшего, отделался легкими травмами, а пару свидетелей, среди который оказался и Янто, пригласили для дачи показаний. Нехотя соглашаясь с необходимостью отдать гражданский долг, мужчина забрал ключи из машины, сумку и документы и отправился в участок, откуда собирался все же вернуться к первичным планам на день. Если бы он знал, что все закончится так, то нашел бы очень вескую причину послать патруль к черту.
Его пригласили в отдельную комнату, попросили подождать, а потом принесли бутылку воды и снова попросили подождать. Нахмурившись, он откинулся на спинку крайне не удобного стула, изображая из себя абсолютный покой, медленно сделал пару глотков воды, демонстрируя доверие правоохранительной системе и скучающим взглядом принялся изучать стены. Бояться ему было нечего. У полиции не было ничего на него, а значит, вопрос может быть в каком-то случайно не оплаченном штрафе или мелком административном нарушении за особо яркие и порой откровенно наглые высказывания на работе, в прямом эфире ночи. Так что, ему и правда оставалась просто подождать, получить извинения за задержку и все же добраться до дома.
Когда красный глазок камеры мигнул, и погас, Джонс как раз отпивал пятый глоток из бутылки. Он не дал реакции на это, ни напугался, ни удивился, вообще сделал вид, что не видел красный глазок до этого. Валлиец просто поставил бутылку на стол и снова потянулся, слыша как приятно хрустит растягивающийся позвоночник. Джонс знал, ждать осталось совсем немного. Кто бы не был инициатором его задержания здесь, он скоро появится и расскажет все, что он захочет узнать.
[nick]Ianto Jones[/nick][status]lauf so schnell du kannst[/status][icon]http://s7.uploads.ru/IsZvj.png[/icon][sign]Links, rechts, gradeaus -
Du bist im Labyrinth
[/sign][lz]Янто Джонс

DJ.
Скромный маньяк.
[/lz]

Отредактировано Ianto Jones (30-01-2019 11:52:03)

+1

3

Хелен нехотя отложила инструменты делая несколько шагов назад от тела Третьего, вытащив катетер, по которому поступал загуститель. Едва сердце начнет биться, он снова попадет в кровь.
Никола был так очаровательно игрив, что Магнус заулыбалась ему широко и довольно. Сердце, которое Никола положил обратно в грудную клетку робко стягивалось, словно боялось, что если кто-то заметит его попытку восстановиться, то его непременно исполосуют снова. Ребра, уже не сдерживаемые расширителем, соединялись.
— Он наш особый пациент, ключ к чему-то новому, — парировала она, сбрасывая очередные латексные перчатки и халат, но вышла из лаборатории. Сжимая ладонь Теслы, она взяла его под руку, прижимаясь к плечу и хвастаясь тем, что нашла на нового Потрошителя. — Да, сначала я и сама думала, что это Джеймс, но ты знаешь, он такой консерватор, а этот Потрошитель действует похоже, но есть отличия. У меня есть подозрения, что это либо его внук, либо подражатель. Но он чертовски хорош в своем деле. У полиции нет ни одной зацепки. А мне удалось кое-что найти...

Хелен стояла за стеклом, наблюдая за мужчиной в зеленом свитере, который спокойно пил воду и сидел на стуле. Цвет глаз за стеклами очков, отливающих сиреневым — какое-то специальное покрытие? — она не могла рассмотреть, хотя и было интересно. Янто Джонс — диджей на местном радио, валлиец, одинокий мужчина двадцати пяти лет, хорошо учился в школе, не гулял со шпаной, никогда не привлекался, несколько штрафов за парковку и превышение скорости не в счет. Самый обычный мужчина, которых на улицах Лондона были сотни. Глядя на него нельзя было подумать ничего особенного, ничего плохого. Он был такой... среднестатистический, обычный. Если бы не одно существенное "но", делавшее Янто Джонса исключительным мужчиной. В папке, которую Хелен держала в руках были фотографии с места преступления, которые для неё достал рукокрыл. А там, в этих фотографиях раскрывался настоящий Янто Джонс. Хладнокровный, расчетливый, аккуратный убийца, прозванный газетчиками новым Джеком Потрошителем. Хелен с теплой грустью вспомнила своего друга — Джона Ватсона, которому помогала при осмотре некоторых им же убитых женщин. Они долго водили Скотланд-Ярд за нос, а потом смеялись за бокалом вина у камина. Хелен не пугали убитые проститутки и вид изуродованных тел, как и факт того, что это делал её друг. Сам Джеймс относился к ней с теплотой и доверием, которое она оправдывала. И вот, Хелен смотрела на нового Джека Потрошителя, невольного преемника Джеймса, который интриговал её и будил теплые воспоминания. Они с Никола могли бы поискать Ватсона, попробовать узнать о нем хоть что-то, но Хелен подозревала, что он давно умер и все, что они могли найти — это его могилу. Увы, но Джеймс не обладал их бессмертием и мог уже покинуть мир. Янто все еще сидел, терпеливо ожидая когда его отпустят и нисколько не волновался.
— Я отключил камеру, доктор Магнус. Вам не помешают, — сообщил заглянувший в комнату офицер и глянув на стоявшего за плечом Хелен двухметрового мужчину в капюшоне и шляпе, поспешил закрыть комнату.
— Я позову тебя, если ты понадобишься, — сказала она Здоровяку. Йети кивнул, продолжая наблюдать за мужчиной. Хелен не стала врать себе, прежде чем открыть дверь в комнату и войти к Янто: она волновалась перед встречей, но увидев молодого человека, отбросила весь мандраж и даже немного расстроилась. Он, увы, не был родственником Джеймсу, так что говорить о какой-либо наследственности не приходилось. Ум Ватсона был утерян для неё, но, из того, что она знала об этом валлийском парне Янто Джонсе говорило ей, что он сам умен. И умен достаточно для того, чтобы продолжать свое дело и не попадаться очень долго.
— Здравствуйте, мистер Джонс, — Хелен, абсолютно спокойная, закрыла за собой дверь на ключ и спрятала его в карман, следя за глазами Янто. — Простите за ожидание. Меня зовут доктор Хелен Магнус. Я хотела бы поговорить с вами о происшествии на улице. Но сначала давайте уточним ваши данные.
Она раскрыла папку, принесенную с собой. Женщина зачитала ему физический адрес проживания, телефонный номер, место работы, номер его машины, банк, в котором он обслуживается и, наконец, перешла к аварии, свидетелем которой он стал. На первой странице лежала анкета Янто, в ней она делала пометки, согласно ответам, которые он давал. У неё было почти полное досье на Джонса. Но почти — не все, а Хелен, увлекшись им, хотела знать об этом человеке все.
— Вы оказали первую помощь пострадавшим и вызвали скорую. У вас хорошая реакция, мистер Джонс. Остальные просто стояли и смотрели, пребывая в шоке.
Женщина перелистнула страницу.
— Мистер Джонс, у меня есть еще пара вопросов, но это чистая формальность.
Магнус смотрела на него совершенно безразлично, как будто он был одним из нудных и надоевших ей экспериментов, стараясь не выдавать своего интереса. Ей была важна его первая реакция, его выдержка. Она заговорила, рассказывая Янто о том, что он слышал от проститутки, оказавшейся особенно болтливой.
— В ночь на среду было особенно холодно, поэтому она надела шерстяную юбку. И предлагала скидку на минет, ей очень были нужны деньги. Она хвасталась, что её брат приезжает и она сможет устроиться на другую работу, хотя будет скучать по клиентам. И вас она готова была обслужить в любой день. Потом что такой красавчик этого заслуживает. Она просила пощадить её, умоляла, размазывая слезы по щекам пока вы не вырезали ей язык.
Именно в ту ночь современный Джек-Потрошитель совершил последнее убийство, о котором газетчики уже успели напечатать в большинстве газет. Перед фотографиями лежал чистый лист бумаги, закрывавший доказательства деятельности Янто Джонса. Хелен хотела знать чем движим Янто, сам Джеймс специально создал психологический портрет маньяка, которому следовал, изучая поведение полиции. Его Джек Потрошитель принадлежал к той категории семей, где доминировала мать, в то время, как отец демонстрировал тихое, безучастное присутствие. По словам Джеймса, сказанным детективам Скотлан-Ярда мать Потрошителя часто напивалась и нередко предпочитала общество других мужчин. Субъект был лишен заботы в семье, и у него не было близкого человека рядом, с кого он мог брать пример. Следовательно, он рос замкнутым, социально изолированным и униженным, особенно при общении со своими сверстниками. Он предпочитал одиночество и превращался в асоциальную личность. Свою злость он сдерживал, пока был молодым, возможно, находил пути выплеснуть эмоциональную энергию, устраивая поджоги и мучая мелких животных. Совершая эти поступки, он обнаруживал возможность доминировать над кем-то, ощущал силу и власть, вместе с тем — собственную безнаказанность. В качестве профессии он, скорее всего, выбрал бы сферу, где мог бы работать в одиночестве и без помех придаваться своим фантазиям (мясник, служащий похоронного бюро, ассистент патологоанатома, сотрудник больницы). Он работал с понедельника по пятницу и был свободен с пятничного вечера до воскресенья. — Хелен буквально слышала голос Ватсона, зачитывавшего ей свои записи. Хелен, стоя над телом проститутки тогда согласно кивала.
Хелен протянула ему три фотографии, на которых Янто говорил с весьма вызывающе одетой женщиной. На следующей он недвусмысленно нападал на неё и в его руке блестел скальпель, а на третьей стоял над её трупом и собирался её расчленить. Магнус пододвинула ему всю папку для изучения фотографий. Снимки отличались четкостью и сочностью, Магнус указала на пятое фото.
—  Мне особенно нравится ваше выражение лица на этом снимке. Вы определенно довольны своей работой. Впрочем, как и я. У вас неоконченное психологическое образование, мистер Джонс, но скальпелем владеете отменно. Пожалуй, я даже могла бы дать вам пару уроков расчленения. На этом снимке вы держите скальпель как нож, а надо — как карандаш.
Прищурившись, Магнус откинулась на спинку стула, чуть улыбаясь, но не тая в себе угрозы безопасности Янто. Она всем видом выражала восхищение и уважение, но совсем не порицала и не обвиняла его в убийствах. Просто излагала факты.
[icon]http://s7.uploads.ru/7MRwo.jpg[/icon][lz]Основатель и лидер сети Убежищ по всей планете. Хладнокровный ученый. Пойдет на все, ради своей цели.[/lz]

Отредактировано Helen Magnus (31-01-2019 19:09:12)

+1

4

Те, кто чувствуют себя виноваты, выдают свою вину сразу же, едва их заставляют делать что-то не по своей воли. Те, кто испытывают угрызения совести быстро сдаются властям или признают свои ошибки, стоит на них совсем немного надавить. Тем, кому неуютно спать по ночам от содеянного, вечно в поисках наказания в виде глупой и примитивной славы, что приносит лишь головную боль, проблемы и, банальное — заключение под стражу с последующий приговором пожизненное, это если повезет со страной, в которой не принято убивать опасных преступников. Те, кто виноват выдают себя жестом, нервным тиком, взглядом, позой. Те, кто чувствует себя виноватым, всегда рассказывают об этом сами, главное уметь читать людей, читать их невербальные знаки. Их можно даже не учиться понимать, не пытаться разобраться в причинах и поводах, просто, уметь внимательно смотреть и вовремя заметить нужное изменение глаз, наклон головы, поворот киски или движением адамово яблока. Главное, уметь видеть.
Янто это знал, Янто изучил каждое микродвижение, и просто знал, как выглядят те, кто врет. Это была частью его работы, по крайней мере той, которую он собирался, когда-то очень давно, заниматься. Скучной, хотя многие и считали иначе, работой, от которой он отказался. Он на медицинский-то поступил только потому что таковым было требование отца, увы тот не учел, что психология это тоже медицина, и что его сын пойдет совсем не за деньгами в профессию. Ему было слишком скучно в тесных рамках одной профессии, одного дела, одного таланта. Умение читать других это то, что было в нем, что скрывалось за взглядом голубых глаз за стеклами очков. Медицинский лишь дал ему более глубокое понимание этого навыка, развил в нем умения манипулятора и ловкого игрока словами, фактами, микродвижениями, телом. Ему нравилось вводить в заблуждение, вести себя не стандартно и наблюдать. Играть с людьми вообще оказалось крайне интересно, наверное, поэтому он начал делать то, что делал. Неожиданно, простых игр просто перестало хватать и хотелось больше. Завлечь, поймать, заставить обмануться, увидеть не того, кто он есть, запугать и устроить охоту ведя глупую и наивную жертву туда, куда надо именно ему, а после завершить, одним четким движением по шее, чтобы захлебывалась кровью и можно было сидеть рядом, наблюдая как жизнь вытекает из раны, как стекленеют глаза, и все медленнее течет кровь, потому что сердце больше не выплевывает ее из раны. Кровь везде, на земле, на одежде и самой жертве, кровь в легких, потому что она все же проглотила пару глотков, пока судорожно пыталась втянуть воздух и цеплялась за жизнь в наивной попытке придержать собственную кровь тонкими пальцами. Они все думают, что это легко, когда у них перерезано горло от уха до уха, идеальным движением скальпеля по мягкой и податливой коже, на которой еще не успели расцвести синяки чужих губ или пальцев. Они все такие наивные, глупые создания, которых он не воспринимает всерьез, не считает вообще нужным ставить на одну ступень с людьми, с теми, кто пользуется ими, кто выкидывает их на улицу, затолкав деньги им в трусы. Джонс не ненавидит их, ему все равно. Именно это равнодушие видят они перед тем, как на всегда перестать сопротивляться Смерти и он может забрать их, наклониться, коснуться своей костлявой рукой их души и забрать. Лишь после этого ими занимается Янто, продолжая свое не хитрое занятие. Пока не наступило трупное окоченение, он легко извлекает щипцами язык жертвы, отрезая его под корень. Еще теплый орган немного кровоточит, но это все настолько остаточное, что ему уже и не важно эта деталь, как не важна деталь того, что приходится все делать быстро и четко. Пятнадцать минут от первого касания скальпеля к телу до того, как по тихой темной улице раздаются отдаляющиеся шаги. Свидетелей нет, отпечатков или генетического кода нет, цифрового следа не существует, как и финансового. Проститутку просто убили. Возможно, кто-то сказал бы, что излишне жестоко, а может, для кого-то это показалась бы таким же пустяков, как это кажется для Янто, который сейчас сидит и ждет, но, он просто помнит. Пожалуй, это почти нормально, помнить все. Или, почти все. Ведь, в конечном счете, важна лишь точка зрения на одну и ту же позицию и требование.
Пятнадцать минут, чтобы утром по Лондону с пометкой «молния» прошлась весть «Потрошитель снова убил» и тщательно подобранные слова нового описания смерти, старательно зацензуреные фотографии на полосах главных изданий, потому что любопытным хватит сухих фактов, дабы воссоздать картину, а слабым достаточно будет заголовка, чтобы вечером поплотнее запахнуть шторы своих окон, чтобы прислушиваться к каждому шороху за спиной, чтобы бояться, даже если бояться им нечего. Пятнадцать минут между жизнью и смертью, чтобы еще одна жизнь была разрушена, а журналисты тщательно подбирали слова, как бы обелить несчастную жертву. Джонсу очень уж нравилась эта нравственная сторона голодных до сенсаций служителей пера и слова. Такие аккуратные в своих попытках оправдать, что становилось тошно. Но, не до такой степени, чтобы пойти по наклонной и поддаться шаблонному мышлению, прислать письмо этим идиотам.
Он тратил на жертвы по пятнадцать минут, что ему стоит потраченные пятнадцать минут ожидания в комнате, которая должна была его заставить усомниться в чистоте своей совести. Тишина, ни одной возможности узнать за что задерживают, и разумеется понимание, что наблюдают. Слабым хватает и десяти минут, чтобы начать просить о внимании, жестами, поступками или словами, взывая к неизвестному для них наблюдателю. Тем, кто посильнее, через двадцать минут тишины более не чем занять себя, и они начинают строить догадки, копаться в своих мыслях, в прошлом, в грехах, чтобы найти тот самый, за который их сюда упрятали. Янто просто сидит, и смотрит, прямо, открыто, не думая ни о чем. Пара уже оплаченных штрафов сущий пустят, не стоящий внимания. Он тщательно выстроил свою жизнь, чтобы не было возможности придраться, да и не к чему. Законопослушный гражданин по выходным любящий с коллегами выпить пинту пива в баре или сходить на футбол, обсудить Королеву, и поучаствовать в дискуссии касательно величия Корону и страны. Такой, совершенно простой, обычный, скучный. Ему это нравится. Его это устраивает, и это комфортно. В двадцать пять успешный ведущий ночного шоу, с несколько уже отвергнутыми предложениями перейти на дневные эфиры. В прошлом месяце расстался с девушкой, до этого старательно строящий с ней отношения на протяжении почти семи месяцев. В социальных сетях лишь полезные для развития и ведения эфира паблики и группы, пару, само собой грехов, как и положено любому взрослому мужчине, но, в этом мире все не идеальны.
Поэтому, ему нет причин переживать, когда в комнату входит симпатичная женщина и закрывает дверь на ключ. Джонс делает вид, что не заметил этого, «облегченно» вздыхает. Играть простого парня так утомительно предсказуемо и просто, что психолог надевает эту маску за долю секунд и улыбается, легко, открыто и кивает, ведь ему так «приятно познакомится» с доктором Магнус. На самом деле, ему просто любопытно. И это самое любопытство он очень ловко скрывает за стеклами очков-хамелеонов, что при слишком ярком свете чуть темнеют. Снять их он не может, тогда мир будет весь как хорошо отфотошопленная картинка, а линзы терпеть не может. Вранье. Это тоже часть образа, часть маски, которую он легко снимает и надевает. Очкарикам верят, им больше доверяют, даже если у них вместо хилого тела, вполне крепкие мышцы.
«Три. Два. Один.» мысленно считает валлиец, прежде чем они закончат с вежливой частью. Он с любопытством тянет шею, стараясь заглянуть в ее записи и отмечает, что камеры все еще отключены. Мысленно хмыкает и кивает.
- Я учился на медика, доктор Магнус, а первое, чему меня научили — не терять самообладания в сложной ситуации. Надеюсь, с тем парнем все будет хорошо. Не хотелось бы, чтобы столь необдуманный поступок испортил ему окончательно жизнь.
Вежливость набила оскомину, но он терпелив. По собственным расчетам, через несколько минут все закончится, и он сможет вернутся к почти испорченному дню, когда собеседница переходит к более интересным деталям, задав неожиданно не самый продуманный вопрос. Янто чуть хмурится, стараясь прочитать собеседницу, точнее даже капнуть глубже, в ее мотивы, в ее интересы. Они есть у всех. А, когда перед ним раскрывают папку и веером выкладывают фотографии валлиец готов смеяться, громко и весело. Смеяться, потому что это звучит почти абсурдно — кто-то смог вычислить его, кто-то очень умный следил за ним все это время, а значит, этот кто-то достаточно сильный, чтобы удержать его здесь больше положенного срока.
Пальцы валлийца подцепляют папку, а он слушает ее голос, перебирая фотографии. Ракурс не везде идеальный, даже кое где изрядно размыт, но, это не помешает полиции начать его прессовать. Джонс просто знает, что каким бы сильным не был, даже на него найдут управу. Он бы мог поиграть в детективов с полицией, обойти пару законов, несколько служащих, отвести от себя подозрения ловко тасуя факты и меняя обстоятельства, но это слишком сложно, а он изрядно ленив, как и многие люди, в целом.
- Очень интересные фотографии.
Маска простачка почти слетает с лица, давая внимательному наблюдателю лишь долю секунды, чтобы заметить то, что он оценил проделанную работу. Почти так же легко и просто, как он откладывает папку с фотографиями и внимательно смотрит на женщину напротив него. Он не снимает всех частей этой маски, просто наблюдает за ней, изучает скользя взглядом снизу вверх. По ухоженному костюму, по ухоженным пальцам и аккуратному маникюру, локонам темных волос, что чуть завиваются на кончиках, по тонкой красивой шеи, на которой очень красиво смотрелась бы цепочка украшения или массивное колье. И лишь после он встречается с ее взглядом, повторяя позу, но добавляет деталь, усмешку и аккуратно сделанный глоток воды.
- Самое интересное, - его голос звучит очень спокойно. Обычно, люди, которым готовы заклеймить за то, что они не делали, не ведут так легко себя. Но, ему ведь нечего бояться. Он «чист» перед законом. - Почему вы вдруг решили, что жертвы Потрошителя, дело рук ди-джея? Вы же понимаете, что подобные фотографии не так и сложно сделать, если постараться и заплатить нужным людям, доктор Магнус. Разве что, вам не очень нравятся мои эфиры? Так можно сказать про это, или позвонить в эфир. Я люблю общаться со слушателями на разные темы. И, знаете, пожалуй, я подниму тему Джека-Потрошителя на следующем эфире. Это не очень понравится моему руководству, но, я считаю, что каждый имеет право высказаться. Как думаете, - Янто резко подается вперед, словно боясь, что бутылка не встанет на стол правильно, и ставит пластик на ровную поверхность, прямо на папку, словно бы пригвоздив ее к столу этим жестом. - Как вы думаете, доктор Магнус, есть шанс, что Джек позвонит на эфир и расскажет о своей жертве или поделится мотивами убийств?
В синих глазах валлийца на то же короткое мгновение вспыхнул огонек любопытства, словно он уже сейчас сидел у пульта и микрофона, в наушниках и призывал людей звонить, обсуждать и делиться мнением. А, еще, если Магнус пришла не арестовывать его, что было и так понятно, коротким взглядом глаза в глаза, он интересовался лишь одним — кто она черт возьми такая, что имеет власть задерживать законопослушных граждан в полицейском участке. А, еще, что ей нужно, если она так открыто демонтирует ему такие фотографии и говорит подобные слова. О том, как держать скальпель он многое мог и сам сказать, но подобную погрешность он допускал сознательно, пуская полицию по совершенно иному следу, к тому же, итоговый психологический портрет потрошителя и его собственный слишком во многом не сходились. Самое главное, он не был подвержен психотравме в детстве, ему просто не нравились проститутки, и ему было скучно. Вернувшись в исходное положение, Янто отпустил бутылку и стал ждать. Когда ход сделан, все, что остается, это ждать ответа соперника. А с этой дамой, они сейчас были немного но все же соперниками, ведь не ради комплиментов она задержала его в участке.

[nick]Ianto Jones[/nick][status]lauf so schnell du kannst[/status][icon]http://s7.uploads.ru/IsZvj.png[/icon][sign]Links, rechts, gradeaus -
Du bist im Labyrinth
[/sign][lz]Янто Джонс

DJ.
Скромный маньяк.
[/lz]

+1

5

Джека Потрошителя не зря назвали Джеком. Это было самое распространенное имя, да еще и не только самостоятельное, но и сокращение для имен Джон и Джеймс. Сам Ватсон не раз шутил в их тесном кругу, что в детстве его называли Джеком, а он так не любил это имя. И только к шестнадцати годам его стали называть Джимом или Джеймсом. А газетчики взяли, и вернули ему его детское имя. Но он был на них не в обиде, ведь Потрошитель его детище, так почему бы ему не носить его имя?
Джеймс многое рассказывал ей о психологии убийц и почему он выбрал именно такой психологический тип и биографию для своего образа. Под это описание мог попасть каждый шестой неженатый англичанин. Может быть вдовец или наследник небольшого состояния, ведь он должен был доказать проституткам свою платежеспособность, иначе бы они не обратили на него внимания. С того времени мало что изменилось и женщины по прежнему были падки на деньги. Одни торговали собой открыто, другие выставляли фотографии своего тела в социальные сети и искали своего "котика". Позже Магнус и сама углубилась в изучение поведения человека, понимая насколько Джеймс был прав, выбирая образ с такой искалеченной душой. Из того, что она нашла о Янто, Хелен видела, что валлиец совершенно не подходил под описание данное Джеймсом, хотя именно такой человек, существуй он на самом деле и рискнувший выплеснуть свои гнев, злость и обиды убивал. Янто больше был похож на Ватсона и теперь, сидя напротив него и говоря с ним, Хелен видела сходство характеров и умов особенно четко. Янто не страдал от комплексов подкаблучника, не был одним из тех мужчин, которыми управляли женщины, он являл собой личность самодостаточную, независимую. А еще Янто понимал, что попади хотя бы одна из этих фотографий на стол детектива, за него сразу же возьмутся и начнут проверять, а то, что фото не подделка вычислят очень быстро, примерно за сутки. И все эти сутки он будет здесь, на допросе и даже адвокат, которому покажут эти улики не сможет освободить его раньше. Но вместе с тем Янто видел и понимал, что Хелен здесь не за тем, чтобы сдать его: эти фотографии и его задержание всего лишь демонстрация её силы и влияния, а не угроза. Демонстрация возможностей, которыми обладала женщина. Она могла сделать очень многое прямо здесь, в участке, но не делала. Она только разговаривала с ним, желая получить ответы на какие-то свои пока еще не заданные вопросы. Они витали в воздухе, кружились вокруг неё, но прочесть их в глазах доктора Магнус не было никакой возможности.
Офицеры и детективы, способные повлиять на ситуацию в участке были куплены. Часть из них просто закрывала глаза на абнормалов, кто-то помогал Хелен из благодарности и пользовался услугами её сети, а кто-то просто был жаден. Она и Никола нашли подход к каждому, кто был им нужен.
— Никогда не увлекалась радио-передачами, но с удовольствием послушала этот эфир, мистер Джонс. Я могу называть вас Янто? — Призналась Хелен и медленно наклонилась вперед, к его лицу, кладя ладони на стол, когда он с такой яростью стал защищать себя. Этого парня голыми руками не возьмешь, сопротивлялся бы до последнего. На какую-то долю секунды Хелен пожалела о том, что Янто был человеком, а не абнормалом. Ломать таких особенно приятно, он бы даже составил конкуренцию Третьему в строптивости. Но Янто Джонс был человеком, а значит, мог работать с ней, на неё и его статус был на порядок выше, чем у абнормалов, которых она и Никола изучали. В этом плане у Магнус были двойные стандарты: она и Тесла сами были абнормалами, но они имели власть, а значит остальные должны были подчиниться им. А с людей, лишенных каких-либо мутаций и изменений они нанимали для работы в Санкторуме. Различия в генетическом коде о котором знали и те и другие усиливало давление на абнормалов. С людьми было даже легче, потому что они считали себя выше абнормалов, полагали, что они чистокровны, их гены совершенны, они не уроды и не монстры, в отличие от остальных. Хелен позволяла им так думать, потому что управлять такими было проще.
Янто Джонс, сидящий напротив неё и рассматривавший фотографии с места убийства не испытывал волнения, по нему это было видно, однако просчитывал ходы и искал пути отступления. Что было вполне разумно в такой ситуации. И, что самое приятное, не давал волю угрозам. — Этот эфир, вне сомнений соберет много слушателей, но как вы позвоните сами себе, — Хелен не задавала вопроса, она только пожимала плечами, постукивая ногтем по фотографии. У Янто были вопросы, только он не торопился их задавать, а Хелен не собиралась отвечать ему, пока он не озвучит то, что было интересно диджею. И, если бы он правда мог позвонить... Его вопрос прожег иглой мысль в её мозгу. Надежда на то, что Джеймс научил Янто, что это он так дает ей подсказку о себе всколыхнулась в груди Хелен. Никола будет счастлив увидеть старого друга, поговорить с ним, по обыкновению за шахматами. Может быть, он не мог или не хотел открыто заявлять о себе и поэтому нашел этого мужчину? Янто не походил на того, кем могли бы манипулировать, но она слишком плохо его знала, а Джеймс умел выбирать людей. Янто не боялся ни её, ни полиции. Ни, собственно, этого задержания, хоть и понимал, что оно незаконно и полиция — те, кто должен был отпустить его, попросту закрыли глаза на этот разговор.
— Или Джек Потрошитель может позвонить, может, он поговорит с нами прямо сейчас? — Не может быть, чтобы Ватсон не рассказал своему мальчишке о ней. Если она сейчас была права и расчет Джеймса был на то, что Хелен его узнает и поймает Янто, то валлиец должен был знать её имя. Возможно волнение выплеснулось на её лицо, отразилось в глазах и жестах, но Магнус быстро взяла себя в руки, вежливо улыбаясь собеседнику. Если Ватсон не хотел, чтобы его нашли, то никому бы этого не удалось, так хорошо детектив умел заметать следы, но перед ней сидел Янто, возможно он был связующим звеном, той ниточкой, что привела бы её к Джеймсу. Иначе зачем все эти убийства, да еще и на улицах Лондона? Если это не знак, то что, случайность, что один валлиец решил взять и скопировать манеру Джеймса убивать? Магнус посерьезнела, выкладывая старинные фотографии с мест убийств и газетные вырезки о Потрошителе. Раны жертв на них отличались лишь тем, что Ватсон срезал еще и грудь. Жертвы Янто и Джеймса были невероятно похожи. Они оба заманивали шлюх подальше с улиц, где бы они могли позвать на помощь, а после убивал их резким и точным движением. Иногда, правда, женщины оставались живыми, до определенного момента. Но если Джеймс не брезговал употребить шлюх по назначению, то Янто был крайне щепетилен в этом вопросе.
— Почему вы выбрали именно такой способ убивать этих женщин?
Всегда была вероятность, что Янто лишь случайно выбрал такую же манеру. Сколько их было, этих подражателей? Не сосчитать и каждый из них был чем-то похож. Но не настолько!.. Хелен лелеяла надежду, что в Янто текла кровь Джеймса, что он женился или сделал себе ублюдка, но вот она, частичка старого друга перед ней. Тем не менее, в лице валлийца не было ничего от Джеймса. А глаза Янто, скрытые за сиреневым компьютерным покрытием, темной линзой тоже были голубыми. Такими же голубыми, как у Джеймса, теперь она видела это четко. У скольких людей еще такой же цвет глаз? Он распространен в Великобритании, это не показатель. А если бы тут был Никола, Хелен подумала о своем возлюбленном, то он определил бы, родственник Янто Джеймсу или нет только попробовав его кровь. Правда, в этом случае возникли бы сложности... Хелен не стала думать о последнем. Никола рядом не было, а значит и рассматривать варианты с тем, чтобы воспользоваться его способностью не имело никакого смысла.
— Что вами движет? Жажда славы, чтобы Англия никогда не забывала одного из самых ужасных убийц, — за сотню с лишним лет Джека Потрошителя уже перещеголяли другие, но слава первого викторианского серийного убийцы, которого не смогли поймать все еще жила в памяти. — ненависть к падшим женщинам? Вы не похожи на глубоко травмированного человека, каким описывал его Джеймс. Вы условно нормальны, но с долей психопатии.
Магнус облокотилась на стол, сцепляя пальцы. Её ум метался в сомнениях: Янто одновременно и мог и не мог быть преемником Джеймса. Все поведение валлийца говорило о том, что он самостоятелен, что он одиночка, привык работать один. Но почерк совсем о другом. А может, Хелен по обыкновению предалась мечтам и поэтому увидела в словах диджея намек? Никола одернул бы любимую и подсказал ответ. К несчастью, он не поехал с ней, посвятив себя делам Санкторума. Что ж, этим вечером ей будет что рассказать вампиру.[icon]http://s7.uploads.ru/7MRwo.jpg[/icon][lz]Основатель и лидер сети Убежищ по всей планете. Хладнокровный ученый. Пойдет на все, ради своей цели.[/lz]

Отредактировано Helen Magnus (14-02-2019 12:07:19)

+1

6

Те, кто не первый год занимается охотой или рыбалкой, знают, что ожидание порой самое сложное из того, что есть в жизнь. Ведь нужно распределить свои силы и терпение таким образом, чтобы не наскучило, но при этом держать горизонт в поле зрения, ведь добыча может воспринять тишину как признак безопасности и рвануть со всех ног. И, тогда самое время выступить с оружием на перевес, целясь и останавливая чью-то жизнь метким выстрелом или ударом. Охотник знает, сколь важно ожидание, и никогда не торопит события, внимательно оценивая каждый сделанный шаг, читает следы там, где другие давно уже сбились бы со следа. У охотников свое чутье и свой такт жизни.
Он тоже был своеобразным охотником, но в отличие от других, охотился не на птицу или зверя, а устраивал свою охоту на ночных бабочек. Женщин, предпочитающих продажную любовь, предпочитающих простой способ заработать на собственном теле. Они ему были противны. До нейтрального холода скальпеля противны. Эта была не ненависть, когда ненавидят действуют импульсивно и более грязно, менее аккуратно, оставляя следы. Янто же работал так, чтобы не было ни одной зацепки ведущей к нему. Тщательно подбирал жертв, следил за тем, чтобы никто не мешал, но и не тратил большего времени на свою жертву, чем того требовал процесс расчленения. Внимательно относился к манере нанесения ран. Это первые жертвы были у него неуклюжи и пусты, без изюминки, топорно выполненная работа, которая до сих пор идет отдельными делами, не включенными в дело о новом Джеке Потрошителе, потому что почерк тех преступлений был совершенно иным. Ему это даже нравится. Нравится настолько, что размышляя, он не раз думал поменять все, но, снова и снова возвращался к скальпелю, потому что с его элегантностью не сравниться ничто.
Легко прищурившись, он изучает доктор Хелен Магнус и кивает, позволяя ей называть себя по имени. Это лучше, чем «мистер Джонс» от которого веет излишней официальностью и правильностью. Она не простая женщина. Он это видит и понимает по тому, как она реагирует на его провокации, как дает повод зацепиться за ряд фактов и сама провоцирует, словно желая услышать от него заветное «да, это я и есть». Но, Янто слишком аккуратен с такими словами, он вообще крайне редко соглашается на прямую, ловко тасуя слова, перебирая фразы таким образом, чтобы считали, что он согласился, но пока он сам не произнес этих слов или не дал обещаний, мало что можно требовать от него. Ведь, он не в ответе за то, как другие слышат это слова. Это то, что не раз ему помогало в профессиональной и личной жизни, это то, что помогает отсеивать от себя не нужных людей, фильтруя их сквозь фильтры полные ловушек и недосказанность. Это игра, которая ему никогда не надоест, пожалуй, так же, как не надоест убивать. Есть в этом своя красота, свой азарт, и когда появляется равный соперник, азарт лишь возрастает, ведь всегда хочется обыграть, сразиться умами, логикой, талантами, навыками. Это бодрит, придает жизни приятный вкус. А, последнее время Джонс только и делал что дергал за ниточки, наблюдая вялое шевеление вокруг себя. Но, доктор Хелен Магнус его однозначно заинтересовала. Не только хорошо проделанным домашним заданием с выявлением его личности и задержанием здесь, на максимально нейтральной и совершенно ему не удобной территории, но и тем, что явно давала понять, она совсем не простая женщина, и с ней каждый шаг, каждое действие и слово нужно пропускать через личный фильтр, чтобы не попасть на ее уловки и в ее возможные капканы. Ему нравится это, нравится, что внезапный поворот, не предусмотренный собственной осторожностью, допущенный излишним и неуместным человеколюбием, столкнул его с ней. Возможно, из этого получится что-то интересное. Ведь, нельзя закончить все вот так, толком не начав даже.
— Или Джек Потрошитель может позвонить, может, он поговорит с нами прямо сейчас?
Он бы рассмеялся, но слишком хорошо владеет собой, чтобы лишь криво усмехнутся на ее предложение, ведь такой дерзкий выпад он оценивает по достоинству, как знает и то, что можно совершенно спокойно организовать этот звонок. Свести звук не так уж и сложно, когда ты работаешь на радио и разбираешься в программах звукозаписи не хуже своего техника, который тщательно вытирает и сводит звуковые дорожки, прежде чем пустить в ночной эфир некоторые вещи. Это не распространенная практика, но иногда им приходится сначала записывать, а потом уже расслабившись слушать самих себя из динамиков радио. Так чем не вариант устроить диалог с Джеком Потрошителем? Можно даже развернуть очень интересную интригу, вызвав его на словесную дуэль, обязательно при этом обвинить в том, что он трус, если нападает только на женщин, и вообще, если он хочет опровергнуть сказанное, пусть набирает номер и выходит в прямой эфир. Янто уже представил, как поднимется рейтинг его ночных трансляций. Еще бы, простой ди-джей бросает вызов самому Потрошителю. Главное, сделать все не спеша, обдумать каждое слово, как себя, ведущего, так и себя, маньяка, чтобы никто не нашел зацепок в этом диалоге, ведущем к разгадыванию загадки двадцать первого века, касательно личности маньяка. Задача не из самих простых, но ему импонирует идея подразнить начальство, которое и так не в бешеном восторге от его манеры вести, но ничего не могут сделать, потому что голос с легким валлийским акцентом привлекает достаточное количество слушателей и желающих пообщаться, дабы не уволить скромного ди-джей за ряд дерзких и порой слишком наглых выражений своей гражданской позиции.
Некоторое тщеславие в нем все же проглядывалось, но в совершенно ином ключе. Он не желал привлекать излишнее внимание к своей составляющей, как маньяка, но поиграть в попытки вывести на чистую воду, очень даже дерзко и чем не рвение законопослушного гражданина помочь правоохранительным органам? Янто уже распланировал все, гибкий ум требовал своего, план выстраивался в голове самостоятельно, он лишь вносил нужные и необходимые поправки, чтобы он не выглядел таким гладким и простым. Он даже вспомнил Зодиака, орудующего в середине двадцатого века в штатах, и подумал, что стоит перечитать несколько интервью относительно его злодеяний, чтобы в каком-то смысле пустить полицию по очередному не верному следу. Он сидел и думал, когда Хелен задала свой вопрос, и откинувшись на жесткую спинку стула смотрит ей прямо в глаза. Он бы и очки снял бы, для лучшего эффекта, но в них своя красота и характер, поэтому он просто смотрит, выжидает паузу, давая возможность насладиться теориями, вариациями возможных ответов, прежде чем бросить совершенно спокойно, даже без намека на вызов, потому что уж ее вызывать на эту дуэль не его удел. Но, вместе с этим, она выдала ему то, что было интересно самому Джонсу. Она выдала имя того, кто изначально описал Джека Потрошителя. Валлиец читал эти описания и тогда не совсем понимал, как можно подобный  психо-портрет сопоставить с личностью столь хладнокровно убивающую женщин. Позже, изучая уже психологию убийц, естественно отдельным, внеклассовым чтением, он понял, что по сути лишь единицы в истории серийных убийств шли на это дело сознательно и по тем же мотивам, что и он сам. Для остальных, подобные проявления своей оригинальности было не более чем компенсацией за не самое счастливое детство. У него оно может и не было идеальным, но он не сломался под гнетом родительской опеки. Ему нужно было совсем иное, и вели его иные цели. Не только желание сократить количество вранья в мире, но и украсить собственные будни жизни.
- Доктор Магнус, что вы имеете в виду, говоря о психопатии? - он лениво перетекает в иное положение тела, кладя ногу щиколоткой на колено, не закрываясь, просто устраивается удобнее на не удобном стуле и смотрит уже изучающе. Так сидел бы он, нося гордо «доктор Джонс» пойди он и дальше по профессии, но стены и рамки на него всегда давили излишне сильно, а как известно, чем больше рамок и запретов, тем больше искушение их нарушить. - Вы имеете в виду то, что люди вкладывают в этот термин, или то, что говорит официальная медицина включая в это бессердечие, сниженная способность к сопереживанию, неспособность к искреннему раскаянию, лживость, эгоцентричность и поверхностность эмоциональных реакций?
Левая бровь мужчины чуть приподнимается, показывая искренний интерес. Он никогда не считал свою эмоциональную реакцию поверхностной. Любая его бывшая подтвердила бы насколько он на самом деле эмоционален и в жизни не прилепила бы на него ярлык «психопат». Удобная позиция прикрываться правильными словами из книг и научных статей, которые слишком давно требовали обновления терминологии согласно новым и современным реалиям этого мира. А, в итоге, простой контроль своих чувств, умники приписывали к бессердечию, или как сейчас, к психопатии. Это почти забавляло, но, будь его воля, он давно бы уже переписал бы завещанные науке труды дедушки Фрейда и дядюшки Юнга, а так же таких светил, как Гартли, Адлер, Спенсер, Вертгеймер , Вундт и другие.
- Вы же сами знаете ответ на поставленный вами вопрос, доктор Магнус, - голубые глаза валлийца излучают спокойствие, в них вообще можно прочитать одновременно и усмешку и абсолютное безразличие к собеседнику. Она его зацепила, но он не столь легко выдает свою заинтересованность в других, ему нравится наблюдать, изучать, и находя нужный подход делать какие-то определенные шаги. - Вопрос в другом. Зачем вы тратите мое и свое, разумеется, время на вежливость подобного формата?
Край пластиковой бутылки, которую он вновь подцепил поддел папку с фотографиями, тем самым он толкнул ее чуть в сторону Хелен, не смотря даже на то, как далеко она легла между ими двумя. Он уже понял, что стоит немного дать, чтобы получить куда больше. Вот, и давал, в виде интереса, который наконец-то проявил к ее явлению сюда, к тому, что собранный материал явно не нашел бы своего места в личном деле о Джеке Потрошителе, а значит, она пришла сюда не для того, чтобы посадить его, не для того, чтобы закончить его жизненный путь свободного человека. Соответственно, вопрос напрашивался сам по себе.
- Что вы хотите мне предложить, рассказав о том, что имеете? - он вежливо улыбнулся и отпил  еще один глоток воды, собираясь внимательно слушать и смотреть.
[nick]Ianto Jones[/nick][status]lauf so schnell du kannst[/status][icon]http://s7.uploads.ru/IsZvj.png[/icon][sign]Links, rechts, gradeaus -
Du bist im Labyrinth
[/sign][lz]Янто Джонс

DJ.
Скромный маньяк.
[/lz]

+1

7

В отличие от неё, заметающейся в сомнениях, Янто демонстративно расслабился и Магнус почувствовала, как азарт и напряжение между ними стало набирать обороты. Оба выглядели внешне спокойными, но сама Хелен ощущала весь накал эмоций. Янто был пойман за руку, но при этом умудрялся держать и её тоже, показывая свою заинтересованность. С ним было интересно, он умел удерживать на себе внимание, но это и не удивительно: хороший ведущий должен был привлекать внимание аудитории. Хелен, слушая его передачи ловила себя на том, что Янто вел себя дерзко и даже нагло; не то чтобы это были плохие черты, однако Янто ходил по краю. Это чувствовали все: и ведущий и зрители. И особенно — начальство. Тоже самое он делал имитируя Потрошителя, дразнил полицию, пугал проституток, раззадоривал журналистов. Он привлек к себе много внимания, его могли поймать, а он продолжал действовать все так же — и тем самым ходил по краю. И именно эта рисковая натура нравилась Хелен.
— Вы безжалостны, Янто, жестоки и не раскаиваетесь в содеянном. Вы горды своей работой, — заключила Магнус. Термин "психопат" не подходил Янто, по крайней мере, полностью. — Но, как говорил Джеймс, в каждом убийце жил психопат в той или иной степени. Впрочем, последнее относится ко всем, кто достиг определенных успехов в своей работе. Сейчас я вижу что вы далеки от этого термина, значит, я ошиблась в своих предположениях и вы похожи на Ватсона больше, чем я думала. Впрочем, это даже хорошо, — Магнус заговорила с Янто вот так запросто, без обиняков, словно он был в курсе всей её жизни, лично знал Джеймса и знал её возраст и то, как она обрела свой дар. Если он знал Джеймса, он ответит ей в том же тоне, а нет — она увидит.
Хелен отвела глаза, улыбаясь и вспоминая Ватсона. Она называла его по имени, а Янто не спрашивал, о каком Джеймсе шла речь. Знал ли он того же Джеймса или он просто оказался сообразительным молодым человеком, понимавшим о ком шла речь Хелен не могла понять: в глазах Джонса не было ничего того, что могло бы дать ей ответ. Он виртуозно владел собой, своими эмоциями, а такой самодисциплины добивались не многие. Он был хорош и Магнус признавала это, отдавая себе отчет, что такой убийца вряд ли мог не контролировать свои эмоции. Эти качества были присущи и Джеймсу, и боже как же они были похожи!.. кто бы мог подумать, что найдется такой человек. Стоило взять его кровь и провести несколько генетических тестов. Вполне могло статься так, что Янто был одним из дальних родственников Джеймса. От одной этой мысли по коже Хелен поползли мурашки.
—  Джеймс часто делился со мной размышлениями о Потрошителе и иногда советовался. Я привнесла в личность первого Потрошителя некоторые черты, в частности, орудие убийства и мне бы хотелось услышать ответ от вас, — Хелен мягко улыбнулась, чуть подаваясь к Джонсу, откинувшемуся на спинку стула. Он сохранял дистанцию, как будто стола было мало. Джеймс не раз делился с Никола и Хелен своими мыслями и мотивами, относительно Джека Потрошителя, не стесняясь подробностей, очень часто переходящих границы приличного, совсем не обращая внимания на её женскую суть и видя в ней исключительно ученого.  — Кто как не вы лучше расскажете о мотивах и желаниях нового Потрошителя. Обещаю, это останется только между нами. — Как между их тройкой. Игривость прошла так же быстро, как и началась, Хелен отодвинулась, собирая фотографии в папку и захлопывая её. Эта валлийская черта переходить к делу вместо светской беседы немного опечалила Хелен, но не настолько, чтобы расстроиться всерьез. В конце-концов, у них в самом деле было не так много времени, чтобы поговорить и решить все вопросы. Полиции могла понадобиться допросная, кто-то мог найти Здоровяка, хоть их и прикрывали, действовать нужно было осторожно. Обещанный офицером Хелен час истек наполовину. Она могла бы спросить где сейчас Джеймс Ватсон и как Янто с ним связан, но решила, что это лишний вопрос, ответ на который она получит когда изложит Новому Потрошителю свое предложение.
— В тысяча восемьсот шестьдесят третьем году, в Лондоне Грегори Магнус основал Санкторум, учреждение, где изучают так называемых абнормалов. Этот термин заменяет и обобщает определения мутантов, уродов, монстров... Я продолжаю дело своего отца, — Хелен совсем не смущала дата, которую она назвала. Янто мог запросто посчитать и прийти к своим выводам, назвав её сумасшедшей. Она была к этому готова и ждала соответствующих вопросов и нападок. Впрочем, на улицах все равно шептались о таинственном особняке в Старом Городе — одном из районов Лондона, где иногда пропадали люди (или не совсем люди?), о том, что там находилась секретная правительственная организация или закрытая частная клиника. О Санкторуме спорили, но никто никак не мог прийти к одному выводу, хотя многие были близки к истине. — С того времени нам удалось расширить Санкторум и развить в целую сеть санктуариев, разбросанных по всей планете. Мы ищем, ловим и изучаем абнормалов. Свойства их организма, способности. В Санкторуме мы ищем способы применения наших знаний медицине, науке, в повседневной жизни. И мне нужны люди, обладающими вашими талантами, навыками и способностями. Я предлагаю вам место в Санкторуме, Янто. Нам нужны такие безжалостные, лишенные совестливости люди, способные постоять за себя. Наука не может стоять на месте, мы смотрим дальше чем кто-либо другой и выходим за грань разумного. Мне бы хотелось увидеть вас там. Радио, конечно, не плохое место, но оно не ваше, Янто. Это не место для нового Джека Потрошителя.
Хелен умолкла переводя дыхание. Стоило немного рассказать Янто о вакансии, ведь так обычно поступали на собеседованиях, а в допросной участка проходило именно оно.
— Мой личный помощник не так давно скончался и мне срочно нужен кто-то на его место. Взамен я предлагаю вам достойную зарплату, — она намекнула на те деньги, которые платили ему на радио, а по сравнению с деньгами, которые Джонс получал бы в Санкторуме, зарплата диджея была очень скромной и добавила: — и полный иммунитет от полиции и других правоохранительных органов. — Она практически говорила Янто о том, что не просто закроет глаза на его преступления, но и разрешит ему и дальше убивать людей и — защитит. Магнус улыбнулась Янто, продолжая. —  Мой предыдущий помощник совмещал ряд обязанностей агента, разыскивавшего некоторых особенных пациентов и моего секретаря. — Такие предложения о работе, как то, которое Хелен сейчас делала Янто, появлялись не каждый день и вряд ли можно было найти подобное объявление в газете.
Чарли, милый Чарли, работавший на неё десять лет стал обедом группы хищных абнормалов, разодравших его на куски. Магнус очень не любила, когда кто-то пытался навредить ей, а Чарльз сделал опрометчивый шаг. Предательств Хелен не прощала. Разве можно было влюбиться в абнормала? Чарли полюбил, пытался спасти эту никчемную прачку... в итоге умерли оба. Одна на столе у Никола, второй в клетке. Хелен не прощала подобного.
— Впрочем, если я вас не заинтересовала, вы можете уйти, — Хелен положила ключ на стол, давая Янто иллюзию того, что он мог уйти. Здоровяк же, слушавший весь разговор по ту сторону стекла и следивший за мистером Джонсом, поняв знак Хелен, приготовился выйти как только Янто пойдет к двери. Встретить живого йети и не поверить в слова доктора Магнус мог не каждый.
— Я с удовольствием почитаю в газетах о следующих похождениях Янто Потрошителя. Простите, Джека, — она хмыкнула, закрывая папку, которую оттолкнул от себя Янто. Его жест Хелен сочла пренебрежительным, скорее к тому, что она его поймала и сравнила со старым маньяком и назвала психопатом, которым был Джек, а не к своей персоне.[icon]http://s7.uploads.ru/7MRwo.jpg[/icon][lz]Основатель и лидер сети Убежищ по всей планете. Хладнокровный ученый. Пойдет на все, ради своей цели.[/lz]

+1

8

Она казалась ему интересной. Своим явлением сюда ,фотографиями, словами и поведением. Интересной до той самой степени, когда он готов позволить чужому мнению на свой же счет увлечь себя ровно на столько, чтобы скоротать время за ожиданием окончательного слова и того самого предложения, которое должно было быть озвучено. Оно всегда есть. Так или иначе каждому человеку что-то да нужно от другого. Его начальству, вот, требовалось, чтобы он перестал вести себя «как придурок с шашкой в руках и стоит не забывать, что рейтинг один из движущих моторов нашего дела». Начальник у него не понимал, что такой манерой ведения эфиров Янто провоцировал слушателя не столько переключить канал вещания, а выйти на диалог, ведь когда кто-то где-то по мнению простых смертных был не прав, требовалось поставить его на место. Чем он и пользовался. Нагло и дерзко.
Сейчас, слушая сидящую перед собой, он наблюдал за ее поведением, изучал то как она держится и признаться честно был ею заинтересован. Не так, как охотнику бывает интересна добыча или жертва, а иначе. Он видел в ней ровню, и пусть имя и фамилия произнесенный доктором Магнус были ему не знакомы, а Ватсон вообще наталкивала его на мысли о двух разных людях — докторе Ватсоне из знаменитого романа сэра Артура Конана Дойля и первом президенте IBM Томаса Ватсона. Впрочем, при воспоминаниях об  IBM он вспоминал так же и про IBM Watson  суперкомпьютер этой же фирмы, оснащённый вопросно-ответной системой искусственного интеллекта, основная задача которого — понимать вопросы, сформулированные на естественном языке, и находить на них ответы в базе данных. Логично было бы предположить, что Магнус сравнивала его скорее со спутником Шерлока Холмса, нежели с человеком из Америки или супер компьютером. Просто, некоторые вещи были очевидны. Другой вопрос заключался в том, почему тогда Джон превратился в Джейсма. Но, он предпочел оставить любопытство при себе, не выдавая ни своего незнания данной личности, ни своих попыток выяснить причинно следственную связь. Потому что это было не интересно. Предложение все еще не прозвучало, и он затаился, ожидая именно его. Посторонние разговоры слишком порой утомительны, а Хелен явно понимала грань за которую не стоит заходить растягивая время диалога. Она тоже ждала, словно надеясь, что Янто проколется. Но, на его стороне был опыт чтения людей, не зря все же он просиживал штаны в университете. Пожалуй, единственное что он так и не понял, это возраст своей собеседницы, а узнай правду вряд ли бы поверил. Невозможно выглядеть столь молодо когда тебе за сто лет. Но, ожидание затягивалось, его почти одолела скука, когда все же произошло то, к чему был этот весь спектакль.
Его заинтересовали не размышления о том, кто и что привнес в Потрошителя, он все еще считал, что женщина напротив него играет в игры говоря подобное. Куда интереснее были ее последующие слова. То самое предложение, которое он ждал и ожидал. Предложение о сотрудничестве. Деньги его интересовали в малой степени. Не потому что он был излишне скромен или предпочитал аскетизм и смирение, просто, шагнув за грань и занимаясь подобной работой, Янто перешел на тот уровень жизни и понимания самой жизни, когда приходит осознание — в собирательстве вещей и привязанности к ним нет ничего кроме минусов. Они всегда занимали слишком много место, всегда требовали слишком многого внимания. Он предпочитал вкладываться в иное, поэтому, обширная бумажная библиотека перешла в электронный формат, удобно уместившись на облачном хранилище, и периодически пополнялась тем, что интересовало самого Джонса, а остальное было мелочами. То, к чему он не испытывал ничего кроме необходимости использовать. Если что-то приходило в негодность, он это выкидывал. Не хранил. Как и то, что не использовалось больше года. Возможно, не такой он уж и нормальный по меркам простых смертных. 
- Открытия требуют экспериментов, как я понимаю.
Спокойным голосом произнес ди-джей и внимательно посмотрел на положенный на стол ключ. В словах Хелен Магнус была одна единственная правда. И заключалась она не в деньгах, а в положении вещей. Увы, предлагая сотрудничество, она так же ясно дала понять, что отказ ее вряд ли устроит, а следовательно он имел все шансы оказаться за решеткой. Ряд ее фотографий был слишком хорошего качества, а ряд дат убийств проституток были у самого валлийца без железного алиби, что ослабило бы его защиту, и дало бы полиции возможность повесить на него если не всех убитых Потрошителем, то часть уж точно, нацепив на него ярлык «подражатель». Люди так любят ярлыки, что это практически его бесило. Впрочем, не стоило уходить мысленно далеко от темы. Ему предлагали более интересную работу связанную с риском приблизительно соизмеримым с тем, которому он подвергал себя занимаясь сложным делом убийства и играя с огнем на радио. Возможно, начальство будет даже счастливо избавится от столь наглого ведущего. Возможно, они однажды поймут насколько ошибались.
Время шло. Он буквально чувствовал как секунды утекают сквозь пальцы, хотя прошло не более пяти или семи после того, как Хелен завершила свой длинный монолог, а он выдал краткий комментарий. Санктрум и не такие как люди. Наука и работа с интересными личностями и объектами. Пожалуй, на это нужно было хотя бы посмотреть. А уже после делать выводы.
- Хотелось бы в полной мере оценить масштаб вакансии и посмотреть непосредственно место предполагаемой работы, доктор Магнус, - аккуратно начал Джонс взвесив все «за» и «против». Убраться подальше всегда можно, залечь на дно, сменить пароли и явки, как говорится. - Плюс, изучить договор, который мы с вами заключим как возможный работодатель. Не люблю доверять словам, вы же понимаете.
О странном доме в старой части города он слышал, как-то даже читал предложение в интернете провести расследование, но никогда не затрагивал эту тему в своих передачах, потому что считал что ряд вещей просто требует своего места в пространстве и мире. А теперь, ему предлагали стать частью чего-то иного, большего или меньшего, смотря как посмотреть.
- Судя по тому, что вы обо мне знаете, вас не затруднит назначить второй этап собеседования. Я буду ждать звонка.
Янто не дал однозначного ответа, но и не отказался, давая возможность ей самостоятельно решить, вести опасного преступника к себе домой сейчас или назначить встречу уже на следующий день. Пока что, он не торопился даже брать ключ, снова играя с Хелен, ведь интерес охотника к другому охотнику никуда не пропал, а значит они еще не закончили свой диалог, но уже сейчас он создал задел на последнее слово, оставив такое право за собой.
[nick]Ianto Jones[/nick][status]lauf so schnell du kannst[/status][icon]http://s7.uploads.ru/IsZvj.png[/icon][sign]Links, rechts, gradeaus -
Du bist im Labyrinth
[/sign][lz]Янто Джонс

DJ.
Скромный маньяк.
[/lz]

+1

9

Умница Янто понимал все с полуслова, но Магнус почувствовала, что весь её монолог — только для того, чтобы уладить простые формальности и не казаться невоспитанной. В самом деле, она могла быть с ним не дружелюбной, а просто сунуть под нос папку с фотографиями и дело было бы решено. С некоторыми она так и поступала, и все же — Янто Джонс не заслуживал подобного грубого обращения, Хелен рассчитывала стать для него другом. Ну или тем, кем мог бы быть для маньяка, убивавшего проституток человек, обладавший её знанием, опытом и влиянием. А такой сообразительный юноша как Янто Джонс сообразит, что лучше с ней дружить. Он ведь это уже понял, хотя и думал о путях отступления — это Магнус видела в его глазах, чувствовала, как работал его мозг. И понимала, что прозвучавшее предложение попытка потянуть время.
Не-ет.
Дружеские отношения, вот залог успеха в её мероприятии, однако и угроза прозвучала весьма четко. Хелен не опасалась Янто, в конечном счете, что мог сделать ей этот человек? Тем более, человек. Она мягко улыбнулась ему, не торопясь выравнивая фотографии в папке, чтобы убрать их в свою сумку, лежавшую на столе. И в этой же сумке лежал шприц со снотворным и пистолет. Предосторожность никогда не будет лишней. Даже в присутствии её верного йети. Абнормалы всегда полны сюрпризов и она всегда должна быть готова к ним. Вдруг Здоровяк решит убрать её и подставить Джонса?  Этот волосатый, не смотря на кажущуюся тупость, весьма хитер. Хелен не знала, что точно творилось у него в голове, не предполагала, на какие действия он способен до самого конца: боготворил ли он её и Никола или попросту боялся? Но вот уже пятьдесят лет йети служил ей верой и правдой, ни разу не подведя и кое-какое доверие заслужил.
— Почему бы нам сразу не проехать в Санкторум и не посмотреть на все, Янто? Разве вам не любопытно? — бархатным голосом спросила Хелен, удивляясь тому, что Янто не спешит открывать дверь и уходить. Наверняка чуял засаду. — Или вы заняты сегодня вечером?
Хелен взяла ключ, нисколько не  сомневаясь в том, что когда она откроет дверь, коридор будет чист. Здоровяк не станет караулить её у двери. Он, наверное, был еще там, за зеркалом и ждал когда Джонс выйдет. Опасался, вероятно, что тот накинется на его хозяйку со спины и начнет душить. Сама женщина не опасалась подобного. В конце-концов, Джонс не конченный придурок, чтобы нападать н неё в участке. Если бы это было так, он попался бы еще после первого убийства.
— Отложите свои дела и поедем со мной, я обещаю — вы не пожалеете. Если рискнете, — последнее было скорее приказом, чем приглашением, которое не предполагало отказа. Доктор Магнус сложила папку в сумку и встала, уверенно идя к двери и совершенно не боясь того, что на неё могли напасть со спины. Вести  в свой дом убийцу, который с наслаждением вспорол бы её тело и смотрел, как она бьется в агонии Магнус совершенно не опасалась, она сама была такой: власть над чужой жизнью нравилась ей, возбуждала. Она понимала Янто во многих вещах, но чего нет — так это того, что он, как и Джеймс всегда повторяли свои действия. Одинаковые убийства, один почерк. Одни и те же действия из раза в раз. Как им не надоедало? Джеймс говорил, что он убивал одинаково потому что ему — то есть, Джеку, — хотелось наказать, хотелось увечить. Потрошитель в его лице ненавидел женщин, их естество и поэтому выбрал такой способ. С Янто все было иначе и у неё будет время спросить его об этом, а пока стоило наладить контакт.
И не оттягивать поездку звонком, не дать ему времени скрыться из города. Но куда бы он поехал? У неё везде ниточки и связи, свои каналы — от неё никому не скрыться, нигде, никогда. Хелен открыла дверь и толкнула её, выходя в коридор. Как она и предполагала, он был совершенно пуст. Здоровяк точно знал, когда ему следовало появиться перед Янто Джонсом и эта минута должна была наступить не позже, чем он сядет в машину и не раньше, чем он выйдет из допросной. Каблуки Магнус неторопливо стучали по мраморному полу участка, она поправила сумку на плече и оглянулась.[icon]http://s7.uploads.ru/7MRwo.jpg[/icon][lz]Основатель и лидер сети Убежищ по всей планете. Хладнокровный ученый. Пойдет на все, ради своей цели.[/lz]

+1

10

Он хочет уйти. Уйти, потому что стены начинают давить, а чувствовать себя загнанным зверем не лучшее в его положении и состоянии. Он и так задержался в этом месте достаточно долго, чтобы просить освобождение немедленно. К тому же, это милое обещание не сулит ему ничего хорошего. О Санктруме он знает не больше чем о любом другом заведении которым интересовался по касательной, поэтому нужно чуть больше времени чем вежливых пол часа дабы выстроить свою линию обороны, сменить одежды, сбросить с себя маску ди-джея и стать самим собой, ведь именно благодаря этим навыкам он здесь и общается с Хелен Магнус.
Но, вместо всех своих желаний, он получает возможность подумать ровно пару секунд, дабы это не казалось слишком уж наглым явлением задерживать честных и добрых людей. Что-то подсказываем парню, что добрых в этом помещении допросной уж точно нет. Ни он ни мисс Магнус не похожи на добрый или тем более честных, достаточно понаблюдать за ее поведением, как держит удар, как ведет себя вообще. Типичный лидер, который пойдет за еще более сильным соперником обратив его в союзника. Янто достаточно пообщался с ней, чтобы строить свои догадки, но пожалуй на Санктрум он взглянет. Так и быть.
- Что же, ведите доктор Магнус.
Лучший способ получить свободу, дать своему надзирателю видимую иллюзию власти над ситуацией и положением дел. Поэтому, заложив руки в карманы, Янто Джонс покинул допросную по пути изучая и помещение ,если однажды окажется тут стоит знать как можно уйти и окружающих, по тому как каждый из офицеров держался легко можно прочитать как ими управлять. А психологом он был хорошим, не лучшим, иначе возможно даже работал бы по профессии, а не доставал бы ряд людей но ночам в своих эфирах, но был однозначно хорош, ведь его не поймали до сих пор, не могли предъявить обвинение и не стали бы арестовывать просто так. Права он знал. Опыт общение с правоохранительными органами в качестве задержанного, можно сказать благодаря Магнус уже имел. Большего ему не надо. Разве что организовать красивый уход с работы, чтобы это было в стиле Джонса, с провокацией, ярким заявлением и возможно толикой страха, потому что если внезапно он пропадет с радаром многих, это не вызвало подозрения. Помниться, охотники на знаменитого Зодиака один за одним сходили с пути, предпочитая уйти на покой раньше, чем случится беда. И, он мог воспользоваться подобной схемой, нужно было просто правильно расставить приоритеты, или поправить картину мира в глазах слушателей и тех, кто думал что умнее его. Ну, и не задираться так, чтобы обломали крылья. Он собирался и дальше иметь возможность наслаждаться процессом бытия собой, и возможности, которые перед ним все еще туманно, но рисовала Хелен были вполне приличными.
Устроившись на заднем сидении аатомобиля, демонстрируя желание владеть ситуацией и контролировать ее со своей позиции, он едва не вскрикнул, когда в машине появился третий участник действа, точнее даже не участник. Это был не человек, слишком громкий, слишком волосатый, слишком йетти. Вздернув бровь и посмотрев на доктора Хелен Магнус, Янто даже медленно протянул руку и коснулся плеча здоровяка, убеждаясь, что он настоящий, что это не галлюцинации от выпитой воды в которой примешали что-то для эффекта. Но, нет Йетти был реальным и странно косился на него.
- У вас ручной йетти.
Снова попытка не выдать волнения, но учащенный пульс, расширенные зрачки и просто то как он смотрел на это чудо света говорило о многом. Да и прикидываться сейчас Янто не видел смысла. Зачем, если его собирались познакомить с место где будет интересно работать. Пожалуй, если ему выделят такого же, он согласен работать уже сейчас. «Главное, все же найти в себе силы выбить услвоия труда куда более интересные, чем на прошлой работе», мысленно одернул ди-джей самого себя и мысленно же приказал не пялится на волосатого здоровяка, потому что не вежливо вести себя так. Впрочем, о вежливости в этой машине можно забыть.
- Откуда он? - первое что спросил Джонс отойдя от первичного шока и решил, что диалог лучшее что может быть, точнее краткий монолог из вопросов. - Сколько ему лет? Как зовут? Насколько разумен? Измеряли уровень IQ? A EQ? Что с ДНК? Есть такие еще? Что он вообще может?
Пожалуй, пусть он и не работал по профессии, предпочитая убивать, но развитие для него никогда не было и не имело точки предела, а наблюдая столь редкое и уникальное явление природы, Джонс хотел знать слишком много. И крайне желательно прямо здесь и сейчас.
- Хелен, это все еще попытка впечатлить меня? Или вы каждого гостя встречаете им?
Толика юмора, чтобы разрядить ситуацию и моргнув впервые за несколько последних минут, Джонс перевел взгляд на будущего работодателя. Пожалуй, теперь он абсолютно был готов познакомится с предложением о сотрудничестве и редкой перемены карьеры. Радио ведь всегда может подождать. Вернутся в это дело валлиец успеет всегда, а вот понаблюдать за живым йетти не каждый день выпадает возможность, особенно за тем,который ведет себя практически как разумное существо, не проявляя агрессии относительно людей и даже старается не отсвечивать лишний раз, словно бы освоил навыки мимикрии в столь закрытом пространстве как салон автомобиля.
[nick]Ianto Jones[/nick][status]lauf so schnell du kannst[/status][icon]http://s7.uploads.ru/IsZvj.png[/icon][sign]Links, rechts, gradeaus -
Du bist im Labyrinth
[/sign][lz]Янто Джонс

DJ.
Скромный маньяк.
[/lz]

+1

11

Все шло по плану Магнус, Янто следовал за ней, изо всех сил стараясь не выглядеть и не чувствовать себя принуждаемым к определенным действиям с её стороны. Когда она расскажет обо всем Никола, он, наверняка, только посмеется над новым сотрудником, ведь Хелен была с ним крайне мила и доброжелательна. По крайней мере, гораздо добрее, чем предполагала. Женщина села за руль, в то время как её будущий помощник сел назад, желая контролировать ситуацию. В самом деле, умное решение, ведь сидя на заднем сидении можно и из машины выпрыгнуть, не сядь рядом с ним Здоровяк.
— Его зовут Здоровяк, — усмехнулась Хелен, ловя взгляд Джонса в зеркале заднего вида. Его реакцию, по сравнению с другими можно было назвать одной из спокойных,но, разумеется, он перепугался. Не каждый день рядом садился Йети. — Вообще-то да, он дворецкий.
Если Янто думал напасть на неё, ему будет сложно сделать это. Пристегнувшись, Магнус завела машину и выехала на дорогу. Оправившийся от шока Янто сразу начал задавать множество вопросов и она поняла — водя в Санкторум и увидев его чудеса, он останется с ней. Здоровяку, конечно, не понравилось такое внимание гостя Магнус и он раздраженно выдохнул и показал ему нижние зубы, когда тот дотронулся до него. Этим его реакция ограничилась: Магнус запретила ему калечить Джонса до тех пор, пока он сам не спровоцирует его на какие-то действия в адрес Магнус. О том, что у Янто хватит ума не тыкать в Здоровяка чем-то острее пальца, Хелен не сомневалась, ведь вид у Здоровяка был внушительный. Тот, между тем, снял с головы капюшон, немного скрывавший его нечеловеческую природу и пригладил вихры.
— Как я уже говорила, Янто, мы занимаемся абнормалами и разными формами жизни, изучая то, что недоступно другим. Извините меня, но я бы не хотела рассказывать еще не своему сотруднику об исследованиях. Но если вы согласитесь, я предоставлю всю интересующую вас информацию. И даже больше.
Она ободряюще и доверительно улыбнулась в зеркало заднего вида. До Санкторума ехали не долго, Магнус ловко объехала пробку, свернув в какой-то переулок и заехала в гараж. Здоровяк покинул машину после доктора Магнус и молча покосился на гостя, определенно не желая оставлять хозяйку с ним наедине.
— Идемте за мной, — доброжелательно пригласила Хелен Янто идти за собой. Все трое поднялись на лифте наверх, затем по коридору и попали в большое круглое помещение со стеклянными камерами.
— Это русалка, — она указала на камеру слева от выхода, наполненную водой и подсвеченную внутренними светильниками. Русалка пряталась в зарослях водорослей, но её переливчатую, перламутровую кожу можно было разглядеть. Через минуту, поняв, что опасности нет, она выплыла поближе, взглянуть на гостя. — Там плескидара, — человекоподобная рептилия ела из миски, но едва Магнус указала на него, сразу же скрылся в тени и глядел уже оттуда.
— Они скромничают, — улыбнулась Хелен. — Там водный паразит, стенопелхабилис, перидакс, хищный нуббин, феникс, песчаный скат... — Магнус перечисляла абнормалов, ведя Янто вдоль камер. — Не все из них дружелюбны, не все травоядны. Большая часть абнормалов опасна, впрочем, Вы тоже не из робких.
Хелен усмехнулась.
— В лабораториях внизу мы проводим разные эксперименты над нашими пациентами. У нас нет заключенных, Санкторум не тюрьма, не больница и не зоопарк. Мы исследователи, которые познают то, что неведомо другим. Наши исследования помогают в разнообразных сферах человеческой деятельности. Медицина, оборона... всего разом не перечислить. Сотрудники, разумеется, живут здесь. У каждого есть своя комната.
Не дав Янто вдоволь насмотреться на каждого — чтобы ему потом захотелось еще, Хелен увлекла его в библиотеку, где им подал чай другой абнормал, с ярко синими глазами и вертикальными зрачками. Больше в нем ничего не отличало его от человека. Поставив поднос, он быстро ушел.
— Что думаете о нашем Убежище? — Магнус села в кресло, закидывая ногу на ногу и отпивая чай.[icon]http://s7.uploads.ru/7MRwo.jpg[/icon][lz]Основатель и лидер сети Убежищ по всей планете. Хладнокровный ученый. Пойдет на все, ради своей цели.[/lz]

+1

12

Разумеется того объема информации, на который рассчитывал психолог, ему не дали. Даже больше, сознательно проигнорировали самые интересные и животрепещущие вопросы мужчины, сделав акцент на самых незначительных и не интересных по сути. Ему было куда более любопытно познать насколько Здоровяк разумен, насколько адекватно мыслит в тех или иных ситуациях и как поступит, если вопрос жизни и смерти будет касаться непосредственно его самого, что-то вроде "убей или будешь убит". Но, покивав приличия ради и покосившись еще какое-то время на гиганта, Янто понял - если он будет работать с Хелен доберется и до ее Здоровяка, смоделирует пару тройку любопытных сюжетов ему и заставит принять хоть и гипотетические но решения в сложных, опять таки гипотетических, ситуациях, которые с высокой долей вероятности никогда не произойдут в жизни того, кто лишь инструмент в умелых руках и не больше. Да и то, инструмент явно не наделенный излишней гибкостью и изворотливостью ума, иначе не попался бы в Санктрум и не стал бы служить людям.
Радуясь краткой поездке, Джонс выбрался из машины, с удовольствием размял мышцы, делая вид, что те затекли, покосился на Здоровяка, зеркаля его недовольства и оскалился в вежливой улыбке маньяка тому, кто был лишь прислугой в чужом доме. В доме, где ему предлагали работу, а теперь, видимо проведут собственноручно экскурсию. Он был не глуп и понимал зачем все это. Зачем именно он, зачем так скоротечно знакомиться лоб в лоб с миром абнормалов, зачем водить по зданию рассказывая и показывая то на существ сошедших со страниц детских сказок, то на ужаскитов из кошмаров. Все было взвешенно до мелочей: правильный поворот головы в сторону резервуара, после внимательный и короткий взгляд глаза в глаза, демонстрация и некоторое хваставство перед ним, мол у меня есть такие и вот такие игрушку, и вообще моя песочница супер-крутая, а что ты можешь предложить чтобы в ней играть? Это все было ему понятно. Читать людей он научился слишком давно, еще до того, как поступил в университет и стал студентом кафедры психологии. Он вырос на умных книгах, любил наблюдать и по большей степени молчать давая людям возможность говорить. Слушать тоже было частью его дела, как и наблюдать. И если по радио он мол лишь вслушиваться в слова, паузы между ними и то как человек говорит, то здесь, вся картина в полном спектре - изучай, если осмелишься, если хватит сил копать и докопаться до самого дна. У него было достаточно энтузиазма для этого.
И, в завершении всего, его привели в библиотеку, где не было никаких абнормалов, словно попытавшись лишить его того, что только что показали. Янто вежливо кивнул даме, провел ладонью над чашечкой, оценив по интенсивности пара температуру и решил воздержаться. Чай он предпочитал пить холодный, настоявшийся, пропитанный горечью чаинок, чтобы перекатывая терпкий вкус на языке думать о своем. Он устроился в кресле напротив, медленно достал из кармана платок и еще более медленнее начал протирать линзы очков наблюдая за женщиной.
Да, Зелен Была хозяйкой этого помещения, управляла им, создавала даже, возможно, что-то самостоятельно здесь, но что-то в ее поведении не давало ему в полной мере почувствовать в ней силу и власть. Это заметно в уголках глаз, в том как человек сидит, или даже как дышит, как строит предложение. Наблюдение, еще один важный аспект работы психолога. А Янто был чертовски наблюдательным. Осторожный охотник, который не делает лишних мыслей, не позволяет себе лишней мимической реакции. Каждое движение выверено до миллиметра, каждый взгляд брошен под правильным углом, чтобы продолжить наблюдение, чтобы изучать. Все люди так или иначе являлись его объектами наблюдений, даже вечно ворчащий на него Дэни.
- Любопытный зверинец. Любой коллекционер с удовольствием выложил бы кругленькую сумму за любой ваш экспонат, Хелен, - Янто мягко улыбнулся, надел очки обратно, излюбленным жестом поправив их на переносице и медленно сложил идеально же белый носовой платок, убрав его в карман. Пауза, которая дает время подумать, решить. Не ему. Ей. Стоит ли брать такого на работе.
- Интересный ассортимент для работы. Игрушки, песочница, то есть Санктрум, приношу извинения. И так удобно освободившаяся вакансия личного помощника с достойной зарплатой и иммунитетом от правоохранительных органов. Давайте на чистоту, Хелен, - он наконец- то берет чашечку в руки. Фарфор все еще горяч, но всегда есть время чтобы продавливать свои принципы до конца, а есть время чтобы немного их сдержать. Сейчас, как раз второй случай. Он делает маленький глоток чая, изучая привкус Эрл Грея на языке и остается вполне себе доволен послевкусием.
- Скажите, в чем подвох этого дела? Что именно вам нужно от личного помощника, что на эту вакансию вы решили рассмотреть скромного ди-джея с радио, ведущего ночные диалоге с теми у кого в нашем городе бессонница и смертельная скука, - и ни слова про свое настоящее дело, увлечение и смысл жизни, про убийства совершенные с хирургической точность. Он чуть прищурившись, смотрит на женщину и ждет ответа. Всегда есть подвох и подводные камни, главное найти их до того как наткнешься.

[nick]Ianto Jones[/nick][status]lauf so schnell du kannst[/status][icon]http://s7.uploads.ru/IsZvj.png[/icon][sign]Links, rechts, gradeaus -
Du bist im Labyrinth
[/sign][lz]Янто Джонс

DJ.
Скромный маньяк.
[/lz]

0


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » Send a maniac to catch one [dark!Sanctuary]