пост недели Arthas Menethil Артас двигался в выбранном им направлении – медленно, но верно. Все те, кто ранее служил ему, все те, кто пали вместе с ним – они были его первостепенной целью. Без союзников даже он ничего не значит теперь, когда уже не обладает той силой. Любой встречный герой посчитает за великое достижение ещё разок отправить в тёмные земли того, кто когда-то причинил этому миру столько боли.
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #147vk-timeрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » I will help you


I will help you

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

НАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА
Бесплатный сыр только в мышеловке.
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://i.ibb.co/kx5jvYJ/f-W5w-QPica6o.jpg

Malleus Malleficarum - Ordo Funebris

УЧАСТНИКИ

МЕСТО И ВРЕМЯ

Nikola "Nikki" Tesla, Helen Magnus

Англия, Лондон. 2016 год.

АННОТАЦИЯ

Внук знаменитого ученого Никола Теслы пошел по стопам своего деда. Но, привыкший делать открытия в научном мире, молодой человек еще не знает, что некоторые тайны должны оставаться тайнами.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Helen Magnus (04-02-2019 18:26:14)

+1

2

Когда маленький Тесла появился на свет, никто не сомневался как назвать малыша, имя было предопределено самой судьбой, возможно, еще и потому что он родился в день смерти своего дела, Никола Теслы. Так, в семье появился свой шумный и любопытный Никки, который обожал таскать все в рот и пробовать на вкус.
Когда бабушка, супруга покойного Никола Тесла, впервые увидела внука, вернувшись из путешествия через четыре месяца после его рождения, она сказала, что у малыша глаза ее супруга и была крайне рада тому, что ему дали имя великого ученого, давшему миру возможность жить.
Когда маленькому Никки было четыре года, он чуть не утонул в бассейне. Родители перепугались, переругались при нем, обвиняя друг друга и работу каждого, из-за которой мальчик остался без внимания, а бабушка лишь прижимала к себе малыша и убеждала, что все будет хорошо. Она почти не соврала. У Никки развилось заикание. Для сверстников он стал шутом, так что старался как можно меньше говорить. Возможно, именно это стало причиной, почему он очень рано потянулся сначала к отцовской библиотеки, изучая вместо сказок и раскрасок анатомический атлас человека, а потом перешел и на библиотеку деда, куда бабушка с удовольствием его допускала. Ему нравилось слушать про науку, слушать истории про деда, чем сказки про драконов и принцесс, так что в девять он точно знал, будет великим как папа, а лучше как дедушка. В тайне он надеялся, что став великим никто не будет над ним смеяться из-за заикания.

Он посвятил жизнь науке, выбрал самое сложное и интересное направление, стал копаться в причинах и пытался понять связь между вирусами и часы, дни и ночи проводил в лаборатории стремясь получить еще больше знаний. Нарастив броню от насмешек сверстников, натерпевшись от них в школе, в университете он очень много молчал, так же испытывая неловкость от своего заикания. Зато, в лаборатории, добиваясь того или иного успеха, его словно меняли, он оживал, расправлял плечи, начинал на радостях тараторить. Коллеги не сильно понимали таких резких перемен, а после привыкли к тому, что Тесла не от мира сего, словно и правда тот самый, который изобрел электричество, дал людям радио, развил науку позволив сегодня изучать не только кровь, но и ДНК и клетки человека и любого вируса.
Никки гордился предком, старался достичь таких же высот и смущался, когда его хвалили. Ему было неловко, а когда просили рассказать о достижении, он и подавно терялся. Его любили родители, но что-то в его личной системе сбилось там, когда он чуть не утонул, и теперь он ни как не мог поверить что достоин похвалы, что открытия его достойны большего, чем он получал. Он ведь и правда оказался чуть-чуть гением, нашедшим первый связь между бактериями обитающими в тропиках и особым складом иммунитета у людей живущих там, выбрав фокус группу для тестирования новой вакцины именно там. Когда что-то пошло не так и вирус мутировал, он погрузился в изучение и на основе собственной работы, перекроив ее за две недели, создал вакцину. Так, мир познакомился с новым способом убиться себя и излечить. Тут же на него посыпались предложения, ВОЗ хотел ученного к себе, и казалось бы, к чему еще стремится, но оказалось все не так, и в жизни за успех приходится платить.
В двадцать пять он стал носить очки, в тридцать остался совершенно один, сокурсница, почти невеста не выдержала конкуренции с пробирками и чащами петри с разными вирусами и оставила его. В тридцать один он лишился отца, а через три года бабушки. У него осталась лишь мать, за которой теперь нужно было присматривать самому и поэтому, он искал варианты получше. ВОЗ ограничивал гений своими рамками, требованиями и правилами хорошего тона. Ему это не нравилось, поэтому уйдя из организации, Тесла принял предложение товарища из колледжа и начал работать в частной лаборатории. Самое передовое оборудование, самое совершенные открытия, самые яркие впечатления. Он, как будто, попал в Диснейленд для взрослых, и наслаждался каждым днем работы.

- А-а, мне об-бязательно быть?
Он так и не избавился от заикания, не найдя времени поработать с психологом, да и как-то в тридцать семь избавляться от того, что было частью его всю жизнь казалось не разумным.
- Естественно, Никки. Ты же наш ведущий вирусолог, - директор лаборатории дружелюбно похлопав ученого по плечу улыбнулся. В его маленьких, порасячьих глазах читалось что-то неприятное, но преданный микрооргнизмам мозг Теслы не улавливал связи между приемом, который давали на первом этаже лаборатории и этим хитрым блеском. - И обязательно надень костюм. Чтобы я тебя в твоем свитере не видел, понял меня, Тесла?
Ученый кивнул и отправился работать дальше. А за день до приема спохватился, ведь так и не позаботился о костюме. Пришлось брать на прокат.

Большое количество людей его напрягало и нервировало, из-за чего он чувствовал еще большую нервозность и еще сильнее заикался. Но, благо, пока что (а на приеме он уже час находился) вместо него говорил Чак, просто таская Теслу за собой, заставляя знакомится с каждым, и рассказывал за ученного каких именно высот они добились объединив ум Николы и их технологии.
- Ча-ак, - Никки устало протирает диоптрии круглых очков. Его душит узел галстука, ему натирает ворот белой рубашки, а пиджак, по личным ощущениям, то и дело норовит съехать. Это дед у него был денди, людящий костюмы, а Никки привычнее свитера и джинсы. От усталости его голос звучит тише, а речь кажется стала еще медленнее. Он вообще всегда предпочитал говорить чуть медленнее, чтобы заикания проявлялось как можно меньше. В тридцать семь он все еще стыдился своих недостатков. - Я п-пойду-у.
- Да-да, - Чак мохает а едва Тесла отходит ловит его за локоть. - Ты куда? Еще не со всеми познакомились, - по усталым глазам сотрудника и вроде как друга, он видит, что тот уже откровенно мучается и сдается. - Одно знакомство. Она очень важна для нашей лаборатории. Просто, улыбнись ей, как ты это умеешь делать и можешь даже ничего не говорить. Я сделаю все сам, Никки. Просто, взбодрись. Выпей!
В обычной жизни он и не пьет, тем более шампанское, но его вынуждают сделать глоток, и он чувствует как это одна из его ошибок на этот вечер. Но, сжимая в длинных пальцах бокал, он идет за Чаком и успевает поправить на переносице очки, когда останавливаются у дамы в очень красивом платье. От нее исходит сила, уверенность и Тесла теряется, не сразу поняв, что его только что представили доктору Хелен Магнус. Товарищ толкает его в бок, а Никки смущается.
- П-прият-тно по-познакомит-тся, д-доктор Маг-г-гнус, - он ловит ее тонкую кисть в свою ладонь и легко сжимает не отводя взгляда с ее глаз.
- Не обращайте внимания, это с ним всегда так, когда он перенервничает, доктор Магнус. Разрешите представить светило нашей лаборатории Никола Тесла. Никки, можно отпускать ладонь доктора Магнус.
Тесла не понимает, почему она так действует на нее, и выпустив ее ладонь бормочет извинения крепче сжимая в пальцах хрупкий бокал. Он ощущает как холодеют пальцы, тоже привычная ситуация, когда он смущен и хочет побыстрее избавиться от нервной ситуации. Он заставляет себя отвести взгляд от глаз доктора, и в нужных моментах речи Чака кивает, не вслушиваясь в то, что тот говорит сейчас.

[nick]Nikola Tesla[/nick][status]яблоко от яблони[/status][icon]http://sd.uploads.ru/dbOeL.png[/icon][sign]Медицина пользуется самыми сильными ядами, но, если их умело применять,
они превращаются в спасательные лекарства.
[/sign][lz]Никола Тесла, 37 лет

Вирусолог-иммунолог считающий, что нет ничего прекраснее и важнее науки. Предан делу, друзьями, коллегами и партнерами. В вечном поиске уникального лекарства от всех болезней.[/lz]

+1

3

Посещение благотворительных вечеров было одной из тех рутинных обязанностей, которыми нельзя было пренебречь многим светилам науки и особенно тем, кто являлся спонсором многих исследований и был тем человеком, которого были рады видеть в любом из Альма-матер. Доктор Хелен Магнус будучи щедрым, но крайне избирательным спонсором, была вхожа в любое учреждение и даже давала гранты на обучение подававшим особые надежды студентам. Не один выдающийся ум, который она выбрала из десятков других, благодаря её вкладу в образование, не пропал и Хелен Магнус не собиралась останавливаться. Её называли кладоискательницей, которая уделяла свое внимание и деньги только избранным единицам. Она продолжала раз за разом выискивать талантливых и одаренных людей, изучала их разработки и давала им дорогу в жизнь. Хелен ценили за её принципы и старались попасться ей на глаза, а кое-кто и обмануть. Деньги, как ни крути, нужны были всем. И, не так давно в газетах прокатилась волна разоблачений, направленная в сторону женщины. Журналисты высказывали подозрения причастности доктора Магнус в пропаже нескольких человек, пытавшихся обокрасть её. По словам самой Магнус, им удалось скрыться, прихватив с собой большую сумму денег, предназначенную для одной кафедры, спонсировать которую она собиралась. Не смотря на кражу, кафедра не лишилась денежного бонуса. Не смотря на скандал, привлекший к ней ненужное внимание, Хелен все же пришла на один из вечеров в университете, где молодые и не очень коллеги представляли свои разработки и делились идеями. Многие из них были откровенным бредом, другие, насколько женщина понимала, бесперспективны. Но она продолжала пожимать руки и улыбаться, ловя жадные и полные надежды взгляды.
— ...совсем наоборот, полиция все еще ведет поиски и надеется схватить воров, — доброжелательно улыбалась Хелен, рассказывая профессорше о недавнем инциденте. То, что эта история просочилась в прессу было совсем некстати, но увы, Хелен уже ничего не могла поделать с этим. Некоторые журналисты были слишком вездесущи, слишком любили совать нос не в свое дело. И с некоторыми стоило переговорить лично, чтобы отвадить их интерес к её персоне. Конечно, приходилось иногда мелькать в прессе, её имя упоминалось, но фотографии — это уже слишком! Её репутация интроверта могла пострадать.
— Я надеюсь, что эти мерзавцы получат по заслугам, — отвечала ей в тон профессорша, кивая.  А что касалось воров, то они получили по заслугам, Хелен в этом не сомневалась и старательно прятала улыбку, которую многие бы назвали жестокой. Себя же она, наоборот, жестокой не считала, только справедливой. Заработанные ею деньги, потом и кровью, трудом и терпением нельзя было так просто украсть. На каждое действие, считала женщина, должно быть противодействие. К беседе присоединился еще один мужчина, с прохладцей в голосе заговорив о недавнем ограблении магазина, рядом с которым он жил. Налетчиков, по его словам так и не нашли и он советовал Магнус не обольщаться на счет поимки её грабителей. Он рассматривал блестящий гипюр, закрывавший плечи и грудь Магнус; наряды доктора всегда отличались скромностью и элегантностью.  Хелен глотнула холодное шампанское, замечая Чака — директора лаборатории, который и притащил её сюда. Он обещал представить ей светило их лаборатории, благодаря которому она спонсирует их исследования. В последнее время Хелен все больше урезала бюджет и собиралась вовсе разорвать отношения с частной лабораторией. Зачем ей тратить деньги на бесперспективные исследования? Чак помахал ей и поспешил. Хелен, извинившись, отошла от компании, готовясь выслушать, почему она должна тратить деньги именно на его лабораторию.
— Доктор Магнус, разрешите вам... — слова Чака теряются в общем шуме. На мгновение Хелен и сама теряется, глядя в дорогое сердцу лицо. Он словно бы вынырнул из прошлого, перешагнув сразу семьдесят три года, разделявшие их...

Вечер тысяча девятисотого года выдался пасмурным, дождливым. Гости, собравшиеся в гостевой комнате громко беседовали и смеялись распивая шампанское, обсуждая строительство большой лаборатории в Лонг-Айленде, а она и Никола Тесла стояли перед окном, отойдя от шумной компании и тихо переговаривались, обсуждая будущие планы. Он рассказывал ей о башне, которую собирался строить на деньги банкира Джеймса Вордена, о беспроводной телекоммуникации... его голос был заразительно мечтательным и Хелен пала жертвой его страстных рассказов и фантазий. Никола говорил ей о том, что можно будет поговорить, и даже увидеть человека находящегося за сотни тысяч километров! Это казалось ей удивительным и невероятным. Будущее о котором он говорил было полно красок и энергичности, в нем не было ничего невозможного. И Никола говорил так, словно бы знал его, как никто другой, словно бы он уже жил в предсказываемом им будущем. Хелен, завороженная его словами не смела ничего сказать против, поставить под сомнение то, что он говорил. А позже он показал им улучшенную лампочку Эдисона: она была белой и зажигалась на расстоянии, без подведения к ней проводов!
— Да вы похоже совсем похитили ум нашего доктора, — рассмеялся один из ученых мужей, глядя как Хелен с восторгом смотрела на изобретение Теслы, а он в свою очередь без лишней скромности и с гордостью смотрел на окружающих и особенно — на лицо Хелен, обрамленное светлыми локонами и тем, как жемчужные шпильки блестели в её волосах в белом свете лампы. Её бледность в этом свете была особенно заметна. Хелен немного смутилась, но взгляд от Никола не отвела и тот улыбнулся шире.

Хелен моргнула и наваждение исчезло, оставляя перед ней смущенного молодого мужчину в очках и бокалом шампанского. Сходство между ним и Никола Теслой было удивительным. Легкое заикание окончательно развеяло призрака. Хелен чуть крепче сжала ладонь Никола, не сомневаясь в том, что перед ней стоял внук её почившего любимого мужчины.
— Очень приятно познакомиться с вами, Никола, — Хелен тепло улыбнулась ему, разжимая пальцы. рукопожатие "Никки" было влажным и холодным. — Так значит это тот ученый, что спасет твою лабораторию от разорения? — весело поинтересовалась она у Чака. Хитрый мерзавец. Неужели ты что-то знаешь? Смутное подозрение колыхнулось в душе Магнус, но вслух она ничего не сказала и перевела взгляд на Теслу. Для полного сходства с дедом ему не хватало только усов. Гладко выбритые щеки и верхняя губа Никола намекали на то, что мужчина никогда не отращивал ни усов, ни бороды, а прятавшийся за очками взгляд голубых глаз смотрел не так смело, как у его деда.
— Да, — не думая с чем согласилась Магнус, желая избавиться от Чака. — Мы обсудим это позже, а сейчас я бы хотела пообщаться со светилом лично, надеюсь, вы не против, Никола? Расскажите мне о своих разработках, Чак был крайне скуп на подробности и детали. Должна же я знать, куда пойдут мои деньги.
Произнести это имя было так непривычно, оно перекатывалось у неё на языке как давно забытое заклинание, которое хотелось произносить снова и снова. Говорить его не призраку и не воспоминаниям об ушедшем гении, а живому человеку, воплощению его гения, его продолжению — вот что было по настоящему приятно. И он, как и его дед, отдал предпочтение науке. [icon]http://sh.uploads.ru/y8XOS.png[/icon]

Отредактировано Helen Magnus (15-01-2019 20:20:27)

+1

4

Он ловит ее за ладонь, когда она проходит через высокие двери и тянет на себя, уводя от шумной толпы джентльменов, жаждущих ее внимания, покрасоваться перед ней, с жаром обсудить что-то из того, что важно для них, но не для нее. Он обнимает ее гибкий и тонкий стан, затянутый в корсет и улыбается, зная, что темнота выбранного угла скроет их от толпы, как знает и то, что у них всего пара минут, прежде чем мужчины спохватившись, опомнятся что лишились прекрасного слушателя, просятся искать ее.
Им не нужны слова, когда он привлекает ее к себе ближе и жарко целует, зажимая между холодной стеной и собой. Он изучил ее до миллиметра, знает ее капризную женскую природу, но целует каждый раз с жаром, восторгом ученого нашедшего клад, с нежностью любовника оставляющего на бархате кожи следы своих губ. Ему не страшно, даже если она решит влепить ему пощечину, потому что знает, не влепит. Как не страшно и нарушение клятвы, данной перед богом и людьми. Хелен Магнус для него выше всего, выше обетов и правды, выше тайны, что он хранит за нее и за себя. Хелен Магнус его мечта. Она его сожаление, его горечь и его победа. Тесла чуть сильнее сжимает ладонь на ее талии, чуть нежнее целует, потому что очевидное "скучал по тебе" уже произнесено первым касанием. Он всегда будет скучать, он всегда будет тосковать. Но, так сложилось, так было нужно, так казалось тогда правильным, и на его левой руке обручальное кольцо, и женой он называет совсем другую. Но, в такие моменты все уходит на задний план, важно лишь Хелен и то, что между ими двумя. Это за пределами понимания каждого, потому что это только их мир. Мир двоих.
- Прекрасно выглядишь, - шепчет он пьяный от ее близости, жадно дышащий ароматом ее кожи и французских духов, тех самых, которые он лично ей дарил. - Завтра вечером. На нашем месте, - горячо шепчет Никола в родные губы, зная, что завтра они обязательно встретятся без лишних свидетелей, без обязанности скрываться в темных углах зал и коридоров. Завтра вечер будет только для них двоих, а сегодня, как только они выйдут из укрытия, ему придется вспомнить, что он честный супруг и что миссис Тесла осталась сегодня дома. Сегодня, он должен вспомнить и помнить до конца вечера о том, что на Хелен Магнус не имеет ни какого права. Он, официально, лишился его заключив брак, который неофициально одобрила его любовь. Он любил супругу, но не так как Хелен, там была любовь нежная, оберегающая, любовь скорее уж брата к сестре, чем та, что сжигала изнутри, разливаясь по венам огнем страсти. Хелен он желал, Хелен он обожал. И Хелен это знала. Проведя последний раз по ее щеке, он отступает, вышагивает на свет и приветливо улыбается товарищу.
- Доктор Уотсон, как ваши пациенты? - он легко подхватывает товарища и задает мимолетный вопрос, просто, чтобы тот не задавал лишних вопросов, а отвечал на правильно поставленные гением акценты. Никола вынужденно выпускает Хелен из поле зрения, ощущая как на устах всё ещё горит ее поцелуй и чуть рассеяно улыбается в этот вечер. Все решают, что у Теслы опять созрел гениальный план развития и открытий, и перестают удивляться. Людей вообще очень легко водить за нос, когда ты гений в едином экземпляре.

Никки рассеянно моргает, слыша теплый голос доктора Магнус и нервно сглатывает, потому что, ему предлагают рассказать о том, чем он занимается. Мало кого вообще интересует наука в таком виде, точнее даже в том плане, в котором он работает. Людям подавай готовый результат, а не многотонные исследования, лежащие в основе этого результата. Людям подавай вакцину от смерти, старости, эболы, атипичной пневмонии и всех простуды сразу, чтобы универсальная, бесподобная, неповторимая. Им не интересны возбудители инфекции, их не волнует то, что вирус может быть одновременно опасным и нет. Люди вообще не интересуются наукой в образе вирусологии или клеток, им хочется проще и понятнее, без детального описания взаимодействия гранулы поли-β-оксимасляной кислоты. Они даже не знают, что это такое, как не понимаю, насколько важен Аппарат Гольджи и его детальный анализ. Тесла знает. Он изучал это все в университете, он потратил годы на то, чтобы знать ктеку наизусть, и однажды крупно ошибся не учел лишь единственный факт, после которого всю работу пришлось переделать за две недели, невероятно сжатые сроки для создания любого лекарства. А он смог. Он справился, и получил за это ничего, практически ничего. Лишь похвалу, обещание замять ошибку ученого, некоторое вознаграждение и то, скорее символическое, нежели значимое и отправился изучать клетки дальше.
А, сейчас, его просят рассказать о то, чем именно он занимается и почему лаборатория заслуживает финансирование от той, кто очень важен Чаку. Признаться, Никола Тесла был в этом плане отвратительно невнимательным. Он был настолько предан науке, что едва ли мог вспомнить пять меценатов занимающихся благотворительностью науке.
- Да-да, пр-прошу.
Он торопливо кивает, всучив Чаку свой бокал с игристым вином и приглашает доктора отойти чуть в сторону, к окну, чтобы не стоять в центре зала, где слишком много людей, слишком много любопытных глаз. Разумеется ,такое «уединение» тоже может привлечь внимание, но это другое, к тому же наука не терпит суеты. Добравшись до острова спокойствия, Никки успевает немного отойти и мягко улыбается Хелен Магнус, слушая ее вопрос. Он, кажется совершенно забыл зачем приглашал даму отойти к большому видовому окну, за которым во всей красе был представлен внутренний мини-сад лаборатории, куда коллеги могли ходить в обеденный перерыв в поисках вдохновения, или просто отдыха от однотонных стен. Он сам мог часами сидеть на скамейке наблюдая поведение мелких животных и думая при этом о медиаторах или дифференцировки Т-наивных в Txl.
- Ка-аж-ждый вид жив-вотных и человек-кка имеет свой главный барьер-р, отвеча-ч-чающий за реакции совместимости, - не смотря на достаточно медленную и плавную речь, он все равно заикается и это выбивает слегка из колеи. Никки смущается, снимает очки, быстро протерев диоптрии белоснежным платком и надевает очки обратно. Вопреки мнению и стереотипу о том, что ученые неряшливы в повседневной жизни, он всегда аккуратен, даже с любимым свитером. Он чуть тянет узел галстука подцепив его длинным пальцем и ослабляет, расстегивает верхнюю пуговицу, как будто сейчас один и смотрит на Магнус.
- Та-ак удобнее, - медленно и плавно произносит ученый, набирает в легкие воздух, прикрывает глаза и мысленно возвращается в свою вирусную лабораторию, к мерному гудению вытяжки, работающему на полную мощность компьютеру, помощникам, которые делают часть работы за него. Он словно держит в руках чашку петри, и это успокаивает, убирает лишний шум из окружающей среды, поэтому когда глаза ученые вновь находят внимательны взгляд Хелен Магнус, он не чувствует тремора. Даже его ладони стали совсем сухими, как всегда бывает в лаборатории.
- Весь проц-цесс узнавания-я «св-своего» или «чужого» развивается под контролем системы генов, называемой у человека HLA-системой Human leucocyte antigen, поскольку выяснилось, что основную функциональную роль во взаимоотношениях трансплантата с окружением выполняет лейкоцит.
Тесла специально начинает с основ. Можно было бы сказать ,что он зануда в этом плане, ведь каждый благодетель, с кем его знакомил Чак до этого, ни черта не смыслил в науке и вирусологии в частности. Он не считает, что доктор Хелен Магнус не понимает в медицине, он просто предпочитает чуть-чуть зайти из далека. Его речь, пока что, все такая же плавная, мягкая, медленная, но из нее уходит заикание, а глаза словно по волшебству загораются изнутри. О вирусах, клеточном строении вирусов и своей работе он может говорить часами, особенно когда на него смотрят вот так, понимая о чем именно идет речь. В итоге, из монолога Теслы уходят простые слова, находят свое место профессиональные термины и он начинает тараторить. Быстро выдавая информацию, словно кто-то его сейчас перебьет. Но, рядом нет никого, кто рискнул бы, да и это не важно.
- Как итог, все зависит от синтеза антител и способа их ввода в организм, природным или инвазивный. Многое зависит еще и от вакцины, дозы. Моя работа в данный момент, вывести патоген в клетках, который отвечает за вирус и найти взаимосвязь между заражением и окружающей средой. Поэтому, кровь для меня очень важна, Доктор Магнус, как и важна ее транспортировка до лаборатории и методы хранения. Насколько мне известно, где-то в этом звене имеется брешь, а без правильных исходный данных невозможно составить точный прогноз и провести идеальный анализ. Разумеется, мы не ВОЗ с их технологиями и возможностями, но я более чем уверен, когда я доберусь до связи, и открою вакцину, ВОЗ будет умолять продать им вирус для синтеза вакцины.
[nick]Nikola Tesla[/nick][status]яблоко от яблони[/status][icon]http://sd.uploads.ru/dbOeL.png[/icon][sign]Медицина пользуется самыми сильными ядами, но, если их умело применять,
они превращаются в спасательные лекарства.
[/sign][lz]Никола Тесла, 37 лет

Вирусолог-иммунолог считаю, что нет ничего прекраснее и важнее науки. Предан делу, друзьями, коллегами и партнерами. В вечном поиске уникального лекарства от всех болезней.[/lz]

+1

5

...и все, что ей остается, это безропотно последовать за мужчиной, который увлекает её в темноту коридора, подальше от досужих глаз. За мгновение она оказывается в плену стены позади себя и его рук; теплые губы и объятия не заставляют себя ждать. Без слов он говорит ей — хотя бы своим взглядом, что скучал. Эта неделя в разлуке далась им обоим особенно тяжело. На мгновение её грудь колет ревностью оттого, что Никола пробыл всю эту неделю к той, кого она сама же и предложила ему, но его жаркие поцелуи быстро стирают эту ревность. Ей нельзя ревновать, она ведь сама настояла на этом браке, выбрала ему жену и познакомила. Конечно, это все так несправедливо, что она должна была делить своего возлюбленного с другой женщиной, позволять им быть друг с другом чаще. Но иначе нельзя: они не могли быть вместе, а Никола должен был продолжать свой род, чтобы его гений жил дальше. Хелен прикрыла глаза, поддаваясь его ласкам и позволяя ему все, чего тот только хотел. У них ведь осталось так мало времени...
— На нашем месте, — в ответ шепчет Хелен, в глубине глаз которой загорается и тухнет красный огонь. Ушла бы и сейчас, но эти чертовы правила и приличия! Она с неохотой отпускает своего любовника и поправляет юбки, жакет и светлые волосы, чтобы выйти к публике не в растрепанном виде. Никола так импульсивен и напорист, что не всегда замечает, особенно в темноте, что делает. Но Хелен прощает ему страстную натуру, потому что иначе она не может. Она скромно улыбается гостям, возвращаясь в гостиную. И не смотрит на Никола Теслу больше, чем это необходимо. И на протяжении всего вечера, не чувствуя на себе его взгляд — страдает. Утешением ей служит только близость завтрашнего дня, которую неумолимо приближали стрелки часов.

Стрелки часов уже давно перешагнули шестой час. Хелен привычным жестом поправила волосы перед зеркалом, в котором поймала свое отражение. Что бы о ней подумали поклонники Брэма Стокера, увидев как янтарные лучи заходящего солнца подсвечивали её шею и светлые локоны волос, выпавшие из прически, её отражение и тень, которую отбрасывал любой объект, имеющий плотность? Она поправила белую сорочку, сползшую с плеча и оглянулась назад, где на подушках полулежа развалился Никола, отдыхая. Мятая простынь почти не прикрывала разгоряченного мужского тела. На его шее еще виднелись следы его крови, а в уголке её губ другое маленькое красное пятнышко, которое она стерла подушечкой пальца и сразу же облизала. Она наклонилась к нему и ласково вытерла кровь с его шеи, ловя взгляд. Она пила не много, привыкший к кровопотере Никола легко справится с этим глотком, но все же, Хелен, одернув сорочку, чтобы скрыть бедра, поднялась, отходя к столу, на котором в ведерке со льдом стоял кувшин с соком.
— Я очень скучала по тебе всю эту неделю. Но ты так и не рассказал мне, как прошла твоя встреча, они одобрили строительство лаборатории? — Хелен приносит ему сок, садясь рядом. Эта неделя без Никола была наполнена тоской и серостью. Хелен опустилась рядом, утыкаясь носом в живот Никола и прокладывая поцелуями дорожку к его шее.

Она вкладывала большие средства в частную лабораторию, буквально подняла её со дна с помощью Чака, который не раз пытался к ней подкатить, но Хелен обращала на толстяка внимания не больше, чем нужно для ведения деловых отношений и он, в конце концов, сдался, понимая всю бесперспективность ухаживания за богатой дамой. И сейчас, узнав о том, что в её лаборатории работал сам Никола Тесла, внук того самого Теслы, поняла, что уделяла Чаку слишком мало времени. Он даже не сообщил ей о том, кого нанял... сколько же Никола тут работал?.. Краем уха она слушала лекцию Никола о клетках и вирусологии. Он рассказывал ей вводную лекцию, которую можно было услышать в любом университете и вежливо улыбалась. Любого другого она бы перебила, потребовав рассказать ей об исследованиях, но Никола — другое дело. И вовсе не потому, что он заикался, этот недуг шел из детства, Хелен уже догадывалась об этом, но причин возникновения еще не знала. Выглядел он молодо, но морщинки вокруг глаз говорили о том, что ему уже за тридцать. Еще молодой ученый, но уже перешагнувший порог юности. И — если она ничего о нем не слышала, не добившийся успеха в своей области. Горькое предчувствие кольнуло её сердце, она немного помрачнела, но тут же проявила интерес, когда тон Никола пошел на убыль.
  — Никола, я хотела бы услышать о том, как Т-хелперы стимулируют размножение отдельных типов иммунных клеток и способы узнавания Т-хелперами нужных антигенов, — Хелен улыбнулась шире, не споря и не ругая его за то, что он решил, будто бы она из тех обывателей, которые понимают только когда им называют суммы денег и рассказывают основы биологии заумными терминами, желая показать собственную значимость. Никола в этом плане мало чем отличался от своего деда. В их первую встречу Тесла рассказывал Хелен о механике, а ей, чтобы доказать свою образованность пришлось перевести тему на кинематику. И только увидев в ней достойного оппонента, Никола убрал эту снисходительность, заговорив уже иначе.
Эффект дежавю, настолько сильный, захлестнул её волной, что эта теплота ностальгии прошла по венам и вскружила ей голову. Без сомнения, Никола назвал бы это романтичным. Она сделала еще глоток шампанского, не оставляя по краю следов губной помады. Внук Никола, сам того не ведая, разделял её интересы. Чего только стоили его слова о крови!.. Он поймет её так же, как его дед. В этом Хелен уже не сомневалась ни на йоту. Переборов искушение провести пальцами по его шее, Хелен вернула себя к реальности. Её взгляд, затуманенный прошлым перестал быть стеклянным.
—  В прошлом году Чак уверял меня, что велись эксперименты с бактериофагом λ, который кодировал «ключ»-белок.
Она делала глоток шампанского, отвлекаясь на сад за стеклом, рядом с которым они стояли. Пейзаж по ту сторону открывался заурядный. Несколько деревьев, трава и скамейка. Закрытая экосистема с животными, запертыми там словно в клетке. Хелен прекрасно помнила, как сама настояла на уголке "дикой природы" тут и теперь смотрела на него думая, что не такой уж и плохой была идея. Только можно было сделать еще и комнату отдыха с парой компьютерных игр. А еще, расширить сад в лаборатории, но для этого им пришлось бы найти помещение побольше. Места уже не хватало, о чем не уставал напоминать Чак. И зачем только просил денег на ремонт?.. пожалуй, еще два года они могли поработать тут, а уж потом можно было думать о переезде.
— В данный момент меня интересуют разработки в области исследований мутаций белка. Бактериофаг может сворачиваться в пространстве разными способами, и, соответственно, узнавать не один какой-то клеточный белок, а несколько. И взломав такой молекулярный «ключ», мы получим искусственный белок, воспроизводящий деятельность бактериофага, но он будет под нашим контролем и мы сможем управлять антивирусом, который сам же будет способен подстроиться к любому вирусу и уничтожить его изнутри.
Краем глаза она наблюдала за за реакцией Теслы. Чак, слыша её требования к исследованиям, поперхнулся собственным отказом, понимая, насколько сложны эти разработки и как тяжело будет воплотить их в жизнь. А что ей скажет внук гения?.. Хелен нарочно не спрашивала его "а ваш ли дед занимался физикой?" она видела сходство и без вопросов, а смущать Никола, если он действительно был не так умен... лишний стресс. Бедный мальчик и так заикался. Хелен решила не усугублять его недуг давлением со стороны и напоминанием, что его дед был гением. О его отце Хелен так ничего и не слышала, она и вовсе не смогла его найти. Возможно он не занимался наукой или же скрывался.
[status]Вампир[/status][icon]http://sh.uploads.ru/y8XOS.png[/icon]

Отредактировано Helen Magnus (18-01-2019 15:53:14)

+1

6

Никки привык, что его окружают люди не понимающие и пятой доли того, что делает сам учёный, а те, кто понимает крутят пальцем у виска. Никки привык к тому, что для окружающих он практически сумасшедший ученный, но тот эксперимент в Африке не остался без последствий, и пусть его имя умудрились затереть в инциденте, мотивировав это заботой о его репутации, гений не перестал искать путей реализации своей затеи. Идея, по истине, была сумасшедшей, найти лекарство от старения, от глупой смерти по возрасту. Он искал не просто так. Помня рассказы бабушки про деда, о том, что он выглядел всегда достаточно молодо для своих лет, Тесла загорелся еще в детстве идеей найти способ продлить жизнь человечества. Эта была идея фикс, найти не просто лекарство от всех болезней, а отсрочить старость, умирание клеток, развитие старческого маразма, Альцгеймера, Паркинсона, рака. Да всего, что сопровождало возраст и так страшило каждого из живущих на земле. Он хотел не просто дать миру бессмертие в лучших традициях утопии, он прекрасно понимал, что это бессмертие будет не вечным. Просто, продлить жизнь, отсрочить старость. Пока он взрослел, учился в университете, наука шагнула достаточно далеко чтобы понять связь некоторых клеток с вирусами, но недостаточно, чтобы решить вопросы этой самой старости и разных болезней. Поэтому, воодушевленный  дедом, он стремился разгадать одну из самых древних загадок мира. А пока что, между решениями этой сложной головоломки, он занимался синтезом белка, чтобы найти лекарство от синдрома внезапной детской смерти. Тесла сам до конца не понимал, почему уделяет этому синдрому столько времени, но учитывая количество смертей, это было интересно. Интереснее, чем изобретать вакцину от N5H1. Впрочем ,это не мешало ему играть с бактериями, создавая новый грипп и тут же изолируя патоген реализовывать для него вакцину. Его ум требовал максимальной загрузки и лишь ведя несколько проектов сразу, он мог добиться расслабления и покоя ночью. Это удел гениев, быть занятым всегда.
Сейчас, наблюдая за доктором Магнус, слушая ее плавную речь, Тесла думал о том, что впервые за много лет ошибся делая выводы по первым признакам. Женщина оказалась не так проста, как казалось, а еще она почему-то излишне его влекла. Ее хотелось слушать, с ней он готов был дискутировать. Хмыкнув на ее вопрос, ученый лишь улыбнулся.
- Учитывая, что их главной функцией является усиление адаптивного иммунного ответа, активируются они путем знакомства с чужеродным антигеном. Плюс,  стоит учитывать CD4 — мономерный трансмембранный гликопротеин надсемейства Ig, и не упускать самое важное, какой из шести типов самый актуальный на данный момент, доктор Магнус.
Признаться честно, Тесла наконец-то мог поговорить с кем-то за пределами лаборатории о том, что было относительно интересно. Разумеется, в его работе приходилось учитывать разные факторы, но помощники, как правило, предпочитали не спорить с гением ,молча восхищаясь им, а некоторые откровенно залипая на нем, а Чак просто предпочитал закупать то, что требовал Никки. Впрочем, когда он впервые увидел список требований, сразу же сел, сказав ,что гений обходится лаборатории слишком дорого. На что, помнится, гений ответил, что не готов мирится с меньшим. Оборудование, в итоге ,все же закупили и пустили взрослого ребенка играть в Бога.
- Эксперименты с бактериофагом λ показали, что в его ген, который кодирует «ключ»-белок, может попасть мутация, которая делает его пространственную структуру очень гибкой. Мутантный белок может сворачиваться в пространстве разными способами, и, соответственно, узнавать не один какой-то клеточный белок, а несколько. Выходит почти универсальная отмычка, которая все равно требует доработки и дополнительный белок для вируса. Если честно, этим заниматься соседний отдел, мне лично интересен феномен болезней, внезапных смертей или старения организма. Все то, что приводит к смерти, простой или не очень.
Тесла задумчиво почесал кончик носа. Ему было понятно то, что говорит Хелен,по сути, это была его работа в лаборатории, но, заключалась проблема не в том, чтобы синтезировать белок как таковой, а чтобы он еще и прижился вне лабораторий. Облокотившись на подоконник, Тесла активно зажестикулировал, радуясь, что бокал вручил все же Чаку.
- Знаете, за последние сто лет люди эволюционировали в болезнях. Сегодня, в топ шесть причин смерти в странах со средне-высоким и высоким уровнем дохода,  входят ишемические заболевания сердца, инсульт, респираторные заболевания, ХОБЛ, рак лёгких/дыхательных путей и диабет. Каждое из этих заболеваний имеет свой Фаг λ  и «ключ»-белок, который взаимодействует с внешним белком клетки путем соприкосновения, чтобы вскрыть саму клетку. Каким-бы универсальным не был Фаг и «ключ» но у этих болезней исходный код совершенно разный. Я стремлюсь к тому, чтобы подобрать универсальный шифр ко всем шести болезням и научить клетку сопротивляться как индивидуальным «ключам» так и универсальным. Но, пока что этого удалось достичь лишь в абсолютно стерильных условиях лаборатории, для большего нужны иные условия, ведь что животные, что люди не будут сидеть в стерильном пространстве боясь сделать хотя бы шаг в сторону своих желаний. Соответственно, тот или иной образ жизни дает о себе знать как и исходные данные организма, насколько высока собственная сопротивляемость, каков анамнез. Вот, например я, Доктор Хелен. В моей семье никто не носил очки, даже дед, который в свои шестьдесят выглядел максимум на сорок. Я вынужден был надеть их в виду необходимости, но не сожалею об этом. Так и люди. У каждого индивидуальная предрасположенность. Вот и приходится тратить, порой, время, на создание обычных условий для бактерий, чтобы проследить ее движение. Иначе, высока вероятность создать не действующий вакцину. А надеется на эффект плецебо равносильно молиться Богу, чтобы он излечил от гангрены.
Он пожал плечами показывая, что  это равносильно идиотизму. Он вообще не верил в Бога, в Дьявола и в сказки отца про монстра, которому дед в свое время продал душу. Он был прожженным ученным, верящим в большой взрыв и цикличность времени, а не в сказки про старика на небе.

Тесла всегда оставлял вместе с ключами на столике, в прихожей, обручальное кольцо. Перешагивая порог этого дома, он оставлял за ним свою семейную жизнь, свой брак и Викторию. Здесь не было место никому из них и ничему. Только он и Хелен и их страсть, которая занимала обоих.
Лежа в постели и лениво наблюдая за тем, как Хелен прихорашивалась у зеркала. Его Хелен Магнус, его любовница, муза и вдохновитель. Его вампир, которой он был предан и кому добровольно подставлял шею, обожая этот момент единения. Это было куда более прекрасно, чем единение в любви. Он находил это более интимным, чем вся страсть, что кипела в них. Никола просто лениво лежал, смотрел на нее не мигая и закатил глаза в ответ на ее вопрос. Вот она, Хелен Магнеус во плоти. Задать вопрос в такое время могла лишь она одна. Залпом выпив сок, и отставив бокал, Тесла тянет любимую к себе, заставляя сесть на бедра и зарывается тонкими пальцами в светлые волосы, растрепывая их сильнее.
- Он согласился только при условии, что ядам согласие назвать ее Башня Ворденклиф. Он считает, что это будет звучать красиво. Морган пытался обойти, но он не учел, что моя башня будет не только станцией радиопередач, но и первой в мире станцией по эффективной беспроводной передаче электричества с использованием электромагнитного резонанса Земли. Это перевернет представление людей об электричестве, о радио, о том, что можно получить при правильном подходе к делу.
Никола говорил восторженно и восхищаясь своим замыслом. У него было по настоящему две страсти в жизни, это наука, которой он отдавался с самых ранних лет и Хелен, которую он заполучив в университете, впервые увидев ее в том алом платье.
- Поехали со мной в Америку в следующем месяце, Хелен, - он поймал ее светлые локоны в ладонь и чуть потянул назад, заглядывая в глаза. - Только ты и я, Виторию я оставлю в Англии.
Он знал, что супруга останется в Англии, потому что не захочет рисковать и плыть через океан будучи беременной. Разумеется, ей было бы спокойнее подле супруга, тогда она точно знала бы, что он не будет под властью демона, которому Тесла продал душу за свои гениальные изобретения и гений как таковой. Она была умна, но не понимала некоторых вещей, как не знала и то, что этот самый «демон» был в жизни Никола куда раньше, чем она появилась на свет. К тому же, в Америке они могли бы быть вместе куда больше и дольше, чем в такие встречи на двоих. Пальцы вновь прошлись по затылку любимой, отпуская ее локоны и погладили по шее и спине, забираясь под рубашку.

[nick]Nikola Tesla[/nick][status]яблоко от яблони[/status][icon]http://sd.uploads.ru/dbOeL.png[/icon][sign]Медицина пользуется самыми сильными ядами, но, если их умело применять,
они превращаются в спасательные лекарства.
[/sign][lz]Никола Тесла, 37 лет

Вирусолог-иммунолог считаю, что нет ничего прекраснее и важнее науки. Предан делу, друзьями, коллегами и партнерами. В вечном поиске уникального лекарства от всех болезней.[/lz]

+1

7

Сбив снисходительность и высокомерие Никки, присущее ему в той же степени, что и его деду Никола, Хелен допила шампанское и поставила бокал на столик позади себя. Она полагала, что молодой ученый смутится и начнет больше заикаться, но она ошиблась и приятное удивление заставило её посмотреть на Никола уже иначе. Впрочем, не только она смотрела другими глазами, Никола тоже изменил свое мнение — она видела интерес в его глазах и удивление. Этот блеск сделал его удивительно похожим на его деда и если бы не очки... Хелен кивнула ему, уносясь воспоминаниями туда, в далекое прошлое, к своему возлюбленному. Он говорил о своих экспериментах и разработках с не меньшим увлечением и прерывать его было бы настоящим преступлением, так и его внук, увлекшись, он забыл о своем недуге и перестал заикаться. Уверенность пришла к нему, он расправил узкие плечи, заговорил с жаром, интересом, присущим всему роду Теслы.
— Вы правы, слабое зрение не показатель, — согласилась Хелен, — А сколько вам лет, Никола? Вы довольно молодо выглядите для того, кто занимается такими исследованиями, — ей не хватало ледяного шампанского от которого бы перехватило дух. Никола оправдывал ожидания, колыхнувшиеся в её груди. А слава... что ж, молодой человек был недостаточно нагл, больше скромен и Хелен бросила взгляд на Чака, который не сводил с них глаз. Директор залпом выпил бокал шампанского и взял еще один, его лицо выражало определенную степень озабоченности, прежней улыбки Хелен не видела и следа и сделала определенные выводы.
— Что ж, Никола, я вижу, моя лаборатория в надежных руках. И вы сможете довести до ума те идеи, в которые я вкладываю деньги. Думаю, я еще загляну к вам на работу, а сейчас, простите, мне нужно переговорить с другими людьми и вы удивите меня чем-нибудь.
Не смотря на то, что лаборатория принадлежала юридически не Хелен, она, финансируя её и вкладывая большие суммы в её существование и частные исследования, считала её своей. Вежливо улыбнувшись и ласково взглянув на Никола, Магнус отошла в сторону, присоединяясь к разговору двух других ученых. В её прощальном взгляде, обращенном Никола сверкнул красный огонь полный желания, лишенного какой бы то ни было пошлости, в котором было обещание их скорой встречи. Магнус совсем не хотела оставлять Никола, но она знала, что вовремя прерванная беседа пойдет только на пользу. Лучшая приправа к их скорой встрече — томление. И не только томление её нового знакомого, но и её самой.
Хелен медленно приблизилась к Чаку, который не сводил с неё глаз уже минут десять. Его взгляд скользнул от черных носков её туфель, по темному подолу платья, плечам и глазам.
— Чак, почему ты не говорил мне, что на тебя работает такой одаренный мальчик? — растягивая слова спросила Хелен, пригубив шампанское, которое она взяла у официанта. Ледяной напиток остужал горящую кровь, гасил бушующее в ней пламя злости и голода. Этот наглый, жирный червяк скрыл от неё такой ценный кадр и наверняка ведь он приписывал себе его заслуги. Таланты Хелен чуяла сразу, а в этом Чаке с его бегающими, осоловелыми глазками таланта было не больше, чем в щуке, которую подали с закусками.
— Он рядовой ученый, Хелен, и это только с тобой он был таким милым. Ты не представляешь какой он заносчивый и высокомерный, даже заикание его не стесняет. Но ты ведь знаешь почему он был с тобой таким, да? — он тихонько рассмеялся, катая в пальцах орешек. В его голосе слышалась обида. Хелен в эту минуту могла только гадать обижен Чак на неё или Тесла успел чем-то обидеть его? Если бы речь шла о дедушке Никола, то Хелен дала бы руку на отсечение, что речь шла о том, что он высказал все Чаку без лишних церемоний.
— По той же причине, по которой со мной очень мил ты, Чак, — Магнус усмехнулась и кивнула ему на двери. — Может спустимся в твой кабинет и ты покажешь мне досье Никола? Я хочу больше знать о нем и перспективах. И куда вообще идут мои деньги...
— Все твои деньги тратит он. Ты представляешь сколько стоит оборудование, которое он требует?.. — предложив ей локоть, Чак повел Магнус вниз,  в свой кабинет. Её каблуки тихо постукивали по кафельным плитам. Чак, показалось Хелен, был вполне доволен встречей с Теслой и никак не выдал причин своего беспокойства, пока она осматривала бумаги связанные с Никола и все счета. Парень и правда стоил дорого, но исследования окупались. Правда, шли не в то русло, в которое предполагала она.
—... а заставить его заниматься тем, что нужно тебе ты не можешь, верно?
— Он плохо управляем. Умен, но недисциплинирован. Увлечется одной идее, доведет её до ума и бросает. Я не могу заставить его заниматься именно тем, что ты хочешь.
— Я возьму это на себя, — отмахнулась она. — Приеду в четверг, никому не говори. Хочу, чтобы мой визит был сюрпризом. И еще... в понедельник скажи персоналу, что меня интересуют мутации вирусов, патогены и прочее. Смснешь мне, чем займется Никола.
Хелен поднялась и попрощавшись с Чаком, уехала. Больше ей на приеме делать было нечего. Все, что было нужно и даже больше, женщина получила.

Устроившись на его бедрах, Хелен послушно запрокинула голову, подставляя ему шею. Будь Никола таким же как и она, то Хелен никогда бы так не сделала. Но её возлюбленный был всего лишь человеком, а значит, никакой опасности не представлял.
— Звучит очень заманчиво, Никола. Но что мне там делать? пойдут разговоры, а ты сам знаешь, как доверчива Виктория... и суеверна.
Суеверия его жены, такого проницательного ума досаждали Хелен. К несчастью, когда она познакомилась с Викторией, она не знала этого. Девушке хватало ума не выставлять напоказ свои предрассудки при общении, но позже правда всплыла наружу. Впрочем, не будь Хелен действительно вампиром, одержимость Виктории суевериями не была бы столь досаждающей, в целом супруга Никола оставалась в своем уме.
Подчиняясь его рукам, Хелен наклонилась, поцеловав мужчину в губы и поерзала бедрами, дразня его. Беременность Виктории радовала Хелен, Никола будет иметь наследника, его род не окончится на нем и его гений не будет забыт. Впрочем, изобретений Никола никто бы не забыл, в этом Магнус не сомневалась.
— Я придумаю что-нибудь, найду достойную причину приехать в Америку, — она провела ладонями по его груди и животу.
Любой неверный жест или взгляд могли спровоцировать сотню сплетен и домыслов, повлиять на её репутацию и Никола. Но если Тесла с самого начала слыл экстравагантным и опережающим свое время, то его благоверная супруга была к такому не готова и подвергать её риску в положении не стоило.

Утро четверга выдалось хмурым и окна машины запотели изнутри, а на лобовом, Хелен периодически включала дворники, мелкие капли размывали обзор. Хелен припарковала машину на стоянке лаборатории, среди машин других сотрудников. Поднявшись на лифте наверх, она, не оглядываясь по сторонам быстрым шагом прошла в кабинет Чака. Полы её бежевого плаща развевались, когда она шла по коридору, сунув руки в карманы. На пути ей встретилась светленькая лаборантка. Её имени Хелен никак не могла запомнить, но какая разница как её зовут, если она всего лишь мыла пробирки и чашки петри? За дверью мелькнул знакомый всклокоченный затылок и узкие плечи в белом халате. Хелен улыбнулась уголком губ, скрываясь за дверью кабинета Чака.
— Здравствуй, Чак. Для меня есть что-нибудь новенькое? — она без приглашения заняла стул напротив Чака, складывая руки на груди. Во внутреннем кармане её плаща по обыкновению лежала чековая книжка, но она никогда не доставала её раньше срока, разве что только в те моменты, когда хотела приободрить Чака, чтобы тот показал ей что-нибудь стоящее.
А дверь в кабинет директора она оставила открытой. Визит главного инвестора никогда не проходил незамеченным, а сейчас, после приема её появление должно было взбудоражить ученых, особенно тех, с кем она говорила накануне.
— Покажи мне отчеты за прошлую неделю. Я их так и не увидела, — попросила она мужчину. Обернулась, замечая все ту же блондинку лаборантку.
—  Здравствуй, принесешь мне чашку чая? — девушка кивнула и убежала. Недовольства на её лице Хелен не увидела, но оно и к лучшему.
[status]Вампир[/status][icon]http://sh.uploads.ru/y8XOS.png[/icon][lz]Вампир, меценат, помогающий частным исследованиям развиваться. Холодна и жестока. Любит кровь и чай.[/lz]

Отредактировано Helen Magnus (22-01-2019 20:42:19)

+1

8

[nick]Nikola Tesla[/nick][status]яблоко от яблони[/status][icon]http://sd.uploads.ru/dbOeL.png[/icon][sign]Медицина пользуется самыми сильными ядами, но, если их умело применять,
они превращаются в спасательные лекарства.
[/sign][lz]Никола Тесла, 37 лет

Вирусолог-иммунолог считаю, что нет ничего прекраснее и важнее науки. Предан делу, друзьями, коллегами и партнерами. В вечном поиске уникального лекарства от всех болезней.[/lz]
- Тридцать семь.
Никола Тесла привык, что многих его внешний вид вводил в замешательство, ведь внешне, с ежиком густых темных волос на голове, в свитере, джинсах и очках он выглядел скорее как студент-аспирант, нежели ученный с именем, который может абсолютно не напрягаясь рассуждать о поведении белков и взламывание мутаций того или иного вируса. Он знал, насколько неоднозначно выглядит и не сожалел об этом. Знал Никки и то, что стоит ему сменить очки на линзы, и можно смело идти в университет, изучать новую профессию. Но, так далеко он не заходил. Ему нравилось то, чем он занимался, как нравилось и то, какой результат из этого выходил. Это было прекрасным вялением, потрясающим ощущением и ради этого, ради загадок и найденных ответов, он связал свою жизнь с наукой, с вирусами и иммунной системой человека.

- И, так, Тесла, - Чак сидел в кабинете, напрочь прокуренном и изображал из себя великого директора. Товарищ немного понимал в науке, но был порой слишком уж упрямым, чтобы услышать ученного сразу же и не задавать лишних вопросов вроде «зачем тебе еще пробирки, если в прошлом квартале мы  их уже закупили».
- Ча-ак, - Тесла сидел в кресле для посетителей, его белый халат остался в лаборатории, потому что начальство этой самой лаборатории выдернуло его, едва он появился на работе. Так что, Никки не успел не то, что оставить сумку с ноутбуком в своем кабинете, но даже переобуться.
- Что вчера было? - взгляд маслянистых глаз руководителя наконец-то нашли подчиненного и теперь старательно сверлили его, словно две дополнительные дырки в Никки смогли бы дать ему ответ. Брюнет снял очки, достал платок и протер стекла непонимающе уставившись на товарища и выгнул бровь, говоря о том, что вопрос не понимает. После диалога с Хелен Магнус он честно удалился, отправившись домой, пешком, даже такси не вызвав, решил, что нужно прогуляться, благо, жил он всего в пару тройке кварталов от работы, так что прогулка лишь взбодрила и подбросила новые мысли для работы сегодня.
- Ты и доктор Магнус, - пояснил Чак на что Никки едва не потерял челюсть.
- Т-ты вче-ера на-напил-лся, ес-сли ре-еш-шил, что я-я и...
- Да брось, я видел как она слушала тебя и как ты распинался перед ней, даже не заикаясь. Что случилось?
Никки закатил глаза, надел очки обратно, средним пальцем поправляя их на переносице, вроде как и не специально послав начальство и потянулся к сумке, что бросил в соседнее кресло и достал планшет. Современные технологии помогали ему не раз, а когда нужно было дать достаточно развернутый ответ, не про науку, он предпочитал печатать. Чак об этом знал, поэтому терпеливо ждал, пока длинные пальцы ученного пробежались по экрану. Но, вместо того, чтобы развернуть экран к товарищу, он скинул ему сообщение в личный чат месенджера, которым пользовались в лаборатории все, для быстрого обмена новостями, сплетнями и слухами. В достаточно объемном тексте была краткая информация про те семь минут, что он общался со спонсором.
- Ох, Никки, ты все не так понял. Я не про то, о чем вы говорили, а про искру, что между  вами пробежала.
- «Ты идиот?»
- Сам ты идиот дипломированный. Она же тебя пожирала взглядом, пока ты ей про науку заливал. Так не смотрят на просто ученных. И тем более, не просят досье, чтобы тщательно изучить, женат ты или нет.
- «Ты точно не болен? Может ударился утром, пока вставал с постели, тебе в твоем состоянии тела это не безопасно. Чак я ей не интересен, у нее чисто научный интерес, к тому же, пара стоящих идей для того, чтобы поработать над ними. И, если ты закончил валять дурака, я пойду. У меня на утро запланирован синтез белков, вообще-то», - односторонний диалог в чате его не смущал.
- Слушай меня внимательно, синтез у него там. Вот, что я придумал....
Синтез белков пришлось проводить не утром, а лишь во время ланча, жуя параллельно питу с хумусом и овощами, задумавшись о том, что именно хотел сказать Чак фразой «займись наконец-то мутациями вирусов!» ведь он как никто знал, что после случившегося в Африке, Тесла предпочитал более тонкие исследования, а не те, в направление которых работали почти все. 

- Никола!
Голос Виктории едва ли не срывался на ультразвук, пока ее супруг собирал чемодан в Америку. Он договорился, что приплывет туда как можно скорее. Ему нужно было отвести супругу обратно в Англию, а башня без расчетов ученого не строилась, тратиться на телеграммы и попытки донести весь гений до простых людей было слишком дорого.
- Виктория, это всего лишь пока строится башня. Закончится исследования и я вернусь к тебе. Ты даже родить не успеешь.
Тесла мягко обнял супругу и усадил ее в плетенное кресло, что стояло в их спальни. Она ловит его ладони и выпускает из своих теплых рук. Она хороша, видит Бог, она хороша, и он только собравшись покинуть ее компанию, чтобы отдать распоряжение слугам, но остается рядом и оставляет нежные поцелуй на ее лбу. Виктория прекрасна, слишком невинна для него, слишком светла. Он обвенчался с ней не ведая и сотой доли ее фантазий. Это же надо было придумать историю о том, что он продал душу Дьяволу за талант. Впрочем, в каком-то смысле, она была права. Но, он не душу продал, а влил в себя кровь древнего существа, и не дьяволу он отдался, а Хелен Магнус, позволяя ей пить из себя кровь.
- Все будет хорошо, не переживай, это вредно для нашего сына, - он мягко улыбается, даже опускаясь на одно колено подле супруги. Обручальные кольца ловят солнечный луч. Тесла знает, оно ничего для него не значит.
- А, если родится девочка? Ты что будешь любить меньше? - супруга улыбается, накрывая живот ладонью. Беременность ей даже к лицу, она словно светится изнутри. Есть женщины, созданные для материнства, а есть такие, как Хелен, созданные для роковой страсти.
- Нет, не буду, но это сын. Я чувствую это. А, теперь, попей чаю, и отдохни. Я присоединюсь к тебе позже, нужно отдать последние распоряжения слугам и собрать чемоданы.
Он провожает супругу в столовую, а сам уходит в кабинет. Слуги справятся с его чемоданом и сами, а вот письмо для  Магнус себя не допишет самостоятельно. А, ему срочно нужно написать ей насколько сильно он будет скучать, пока она решает вопросы с поездкой.

- Да-а ты сдур-р-рел?
Хмурое утро четверга не могло стать еще хуже, но стало, благодаря тому дураку, которого нанял Чак, решив, что Тесле нужна дополнительная пара рук в лаборатории. Точнее, дополнительная пара рук ему и правда нужна была, но не растяпа вчерашний студент. Не то, чтобы сам он не путал когда-то пробирки, но чтобы вот так, в сотый раз за неделю, это было слишком. Умные люди из научной среды не зря поделили вакуумные пробирки по цветам, чтобы диагностика и работа в лаборатории была быстрее и эффективнее, учитывая факт того, что Никки работал с достаточно своенравной кровью, доставать которую приходилось едва ли не тайно, ведь убитые горем родители не желали обычно отпускать свое драгоценное но уже мертвое дитя на попечение врачей, то терять драгоценные образцы из-за идиота ассистента он не намеревался, так что, когда Хелен появилась в лаборатории, сам Тесла активно пытался послать ассистента к черту, точнее даже уволить.
- Тесла, ну я случайно.
- Д-для те-ебя до-ок-ктор.
Зло рыкнул ученный вынужденный уничтожить то, что испортил ассистент. Даже заикание не делало его речь мягче и спокойнее, а лаборанты знали, если Тесла не в духе, лучше с ним не спорить. Они же привыкли, что их руководитель мог переключиться с заикание на быструю речь за долю секунды. Об этом в рабочем чате было не мало слухов, но он предпочитал их не читать. В рабочей чате лаборатории он обычно появлялся  со словами «если у вас есть время на чат, то почему у меня до сих пор нет образцов ...» после чего следовал номер того самого образца, и на несколько часов образовывалась тишина. Никки подразумевал, что у подчиненных имеется и чат где его нет, но так они хотя бы работали. Или, делали вид. Увы, невозможно было поставить всем зарплату по факту выработки, иначе в лаборатории остался бы он один, работающий за идею.
- Доктор Тесла... - но, ученый давал не раз предупреждения этому растяпе, поэтому быстрым шагом направился из лаборатории в кабинет у Чаку, и не стуча в дверь, тем более та была не прикрыта, едва не столкнулся с девушкой-секретарем, которая прикрывшись подносом отпрянула в сторону. Метающий молнии Тесла был опасным собеседником сейчас.
- «Требую увольнения Дюнкера!» Чак!
Громко произнес Никки одновременно отправляя сообщение в личный чат директора лаборатории.
- Никола, не сейчас, - Чак попытался остановить ученого, чтобы тот ничего не говорил, но в этот момент бегущий за ним Джнкер налетел на Теслу и тот едва не выронил из рук планшет. Если бы не кольцо-держатель, в который он всегда продевал палец, то часть научных работ оказалась бы на полу, и тогда Дюнкера он не уволил бы, а просто прибил бы на месте. К своим вещам он относился достаточно щепетильно.
- Доктор Тесла, я исправлюсь! Обещаю! - лепетал ассистент старательно избегая взгляда светлых глаз из-за очков. - Сэр, я просто ошибся...
- В оч-чер-редной ра-аз... - поправил он помощника. - «А, потом ты спрашиваешь почему такой расход пробирок. Вот из-за таких растяп-идиотов. Мне нужен нормальный ассистент, а не вчерашний студент!» - ушло сообщение Чаку в чат, и только сейчас Тесла увидел Хелен Магнус и выпал из диалога. Наклонив голову к плечу, он смотрел на женщину, изучая ее профиль, который в этом освещении, а у Чака всегда было прекрасное освещение в кабинете, казалось особенно привлекательным и притягательным. Она держала в руках чашечку чая с такой элегантностью, что казалось словно в кабинете не меценат, финансирующий их работу, а как минимум представитель королевских кровей. Ему было плевать даже на то, что за спиной, в коридоре начали собираться зеваки, под предлогом срочной необходимости сканировать какие-то документы или размножить их.
- Доб-брое ут-тро, до-окторр Ма-а-агнус, - Никки сглотнул и поправил двуся пальцами очки на переносице отмахнувшись от помощника, который старался что-то объяснить то ли ему, то ли Чаку. Впрочем, Чак увидел вопросительный взгляд ученого, вспомнил наконец-то о том что он руководит лабораторией.
- Дюнкер, уйди с глаз долой. Тесла, я не буду увольнять перспективного помощника. Подумаешь, он перепутал пробирки. С тобой такое тоже случалось, - по взгляну начальства Никки понял, что ему сейчас с удовольствием припомнят промах с Африкой и вздохнул. - Доктор Магнус решила навестить нас с неожиданной инспекцией. Ты сейчас сильно занят, чтобы помочь нам? - пальцы Чака прошлись по экрану коротким сообщением дав понять, что ревизия важнее всего, даже если он там открытие совершил за которое ему дали бы Нобеля. Получив кивок, он отправил ассистента из кабинета и предложил Никки сесть во второе кресло.
- Приношу извинения, доктор Магнус. В виду некоторых особенностей речи Никола Теслы, он порой находит более удобным писать, чем говорить, к чему мы все уже привыкли. Еще раз приношу извинения за инцидент. И так, на чем мы остановились... - Чак так и стелился красноречием перед Хелен, стремясь как можно быстрее забыть инцидент. Разумеется, он не постеснялся реализовать то, что рассказывал Никки неделю назад, пусть даже все едва не пошло не так, как планировалось.

Отредактировано Ianto Jones (23-01-2019 07:10:49)

+1

9

Такой чай даже чаем не пах. Просто заварка в подгузнике. Хелен взглянула на меламиновую чашку с желтыми цветами, вежливо улыбнулась, взяв её.
— Спасибо, — она поблагодарила лаборантку — ведь девушка не виновата в том, что подала и приподняла бровь, вытаскивая пакетик чая. — Я мало плачу? неужели так сложно подать настоящий чай, засыпав заварку в чайник? — Магнус выбросила пакетик в мусорную корзину, стоящую рядом со столом Чака. — Исправь это.
Она откинулась на спинку кресла, пробуя это варево. Чай слегка горчил, но температура перебивала вкус пакетированного чая. Чак пока готовил документы и отчеты для Хелен, которые она запрашивала. На стол ложились папки, Хелен лениво открывала первые страницы, проверяя что там и попивала чай. С третьего глотка он оказался на вкус вполне пригодным для питья, но повторять опыт она не хотела. От ленных мыслей и мармеладок-долек, принесенных аспиранткой её оторвали крики в коридоре, а через минуту в кабинет ворвался Никола в сопровождении молодого человека. Тесла так заикался, что Хелен сразу не разобрала ни слова. Она обернулась, с удивлением глядя на разъяренного ученого. Она ожидала, что Никки забежит, но не предполагала, что все будет так.
— Здравствуй, Никола, — для своих тридцати семи (почти что сорока лет!) он выглядел на все двадцать. А сейчас и вовсе стал слишком юным в своем изумлении. — Перепутанные пробирки это вечная проблема лабораторий, — Магнус выразила согласие с Никола по поводу неприятности, но присоединяться к обвинению сотрудника не стала. — Маркирование разве не решает проблему?
Она отпила из чашки чай. Привкус дешевого пластика сопровождал каждый глоток. — Никола, мы с Чаком как раз обсуждали новый проект по изучению мутаций клеток. Я хотела бы сама собрать команду, вы бы хотели присоединиться к проекту и возглавить его?
Для Чака это не было новостью. Они уже давно обсуждали такую возможность, но пока времени на это не хватало. Сегодня Магнус намеревалась вплотную заняться этим проектом и начать набирать команду.

Причина для поездки в Америку сама пришла в руки Магнус. Она узнала, что в Нью-Йорке один именитый доктор давал ряд лекций. Получить приглашение на эти лекции труда не составляло и Магнус, сообщив Никола об отеле, в котором остановится, выехала в Нью-Йорк раньше на две недели и все, что ей оставалось делать — ждать, коротая время в парках и на семинарах, посещая лекции американца.
— Мисс Магнус, вы сегодня особенно хороши, — не веря своему счастью, молодой студент провожал женщину до её дома, который она снимала. Маленький дом располагался неподалеку от квартир. В руках он мял свои перчатки, то и дело бросая на женщину восхищенные взгляды. Хелен чуть улыбалась ему, чинно шагая по тротуару. Её пышные юбки едва колыхались от каждого шага, Хелен изредка бросала на своего спутника короткие взгляды, которые он жадно ловил. Молодой Мэйсон Холл был не очень умел в комплиментах, постоянно говоря Хелен о её красоте, но с лихвой компенсировал этот недостаток энергичностью и оригинальным взглядом на мир.
— Мне так повезло, что...
— Мейсон, не надо слов, — Хелен подала молодому человеку ключ от двери своего дома и тот торопливо открыл замок, едва не уронив ключи. — Входи.
— Вы знаете...
— Мэйсон, — голос в темноте звучал строго.
— Д-да, мисс Магнус, — Мэйсон умолк. То, что будет между ним и взрослой женщиной он знал только в теории и волновался. Вдруг, узнав о его неопытности она откажется? Мистер Холл положил свои черные перчатки с со своими инициалами на внутренней стороне на столик у двери и оглянулся.
— Иди вперед, — попросила она, все так же не зажигая свеч.
— А разве нам не нужен свет?
— Все самое интересное происходит только в темноте, — низкий голос Хелен прозвучал совсем близко и Мэйсон сглотнул. Что-то в её голосе изменилось и он почувствовал, что волосы на его теле встали дыбом, а кожа щек покрылась мурашками. Влечения он уже не ощущал, только тревогу.
— Мисс Магнус, — начал Мэйсон, но её теплая рука коснулась его запястья. Женщина увлекала его из холла и сопротивляться ей он уже не мог. Пройдя за ней в другую комнату, он вытер вспотевшие ладони о брюки. Хелен не ответила ему, сбрасывая шляпку на кресло и подходя со спины к Холлу. Её можно было сравнить с коброй. бросившейся на свою жертву. Такой точный и быстрый был выпад. Её зубы прокусили сонную артерию на его шее и Мэйсон даже не успел вскрикнуть, когда она зажала ему рот рукой. Его соленая кровь текла в его рот, по груди и капала на пол. Молодой Мэйсон Холл умер быстро, но весьма болезненно.

Магнус качнула носком туфли и кивнула Чаку. Он говорил верно, и все же...
— Я допускаю, что для этого исследования нужно новое помещение. Но хочу запустить его быстрее, а не ждать еще год. Чак, не забывай, что именно благодаря мне ты работаешь здесь, — в её голосе звучал холод. Она бы напомнила ему, что они должны заниматься только тем, чем хочет заниматься их спонсор, но рядом сидел своевольный Тесла. Из общения с его дедом и памятуя о сцене в начале их разговора, Магнус не стала об этом говорить. Чак этого не заметил.
— Нам все же нужно новое помещение, знаешь, вентиляция шалит...
— Если вентиляция шалит, то твой завхоз и ты сам не справляетесь со своей работой, — теперь в голосе Магнус звучала агрессия. — Я могу в любой момент прекратить финансирование лаборатории и тогда ты и все твои сотрудники останутся без работы. Я вложила достаточно средств для того, чтобы ты мог починить вентиляцию и купить нормальную посуду, а не этот пластик! — Магнус бросила в мусорное ведро меламиновую чашку с недопитым чаем в мусор и поднялась. Разговор не клеился, жадность Чака начала переходить границы, как и её терпение.
— Погоди, — он примирительно вскинул руки, — Мы с Никки сейчас решим вопрос, погоди, не кипятись!
Терять спонсора Чак боялся. Магнус была единственной, кто закрывал глаза на некоторые его действия и позволяла ему больше, чем следовало. Но одного Чак не знал: Хелен нарочно разыгрывала перед ним сцену. Женщина скрестила на груди руки.
— И какое решение ты предлагаешь?
Чак перевел взгляд на Никола.
— Мы же можем начать работать тут и... надо будет прикупить оборудование.. средства у нас есть, да.
[status]Вампир[/status][icon]http://sh.uploads.ru/y8XOS.png[/icon]

Отредактировано Helen Magnus (24-01-2019 18:30:56)

+1

10

- «Чак, мутации не то, что меня интересует, ты же знаешь» набрал Никки быстро сообщение для босса и отослал в чат с ним, на что Чак снова нахмурился, но добродушный тон не сменил, сделав вид, что Тесла делает пометки в планшете, а не ругается с ним в немой переписке. Ученный негодовал. Не потому что его не предупредили о приезде спонсора, на это ему было плевать. Его интересовала наука, ему нужно было разобраться с белками и реактивами, а не мутации создавать. Да и Чак был в курсе. Это было одним из условий их сотрудничества — Тела более не должен был стремится играть в Бог столь ярко и открыто и создавать болезни от который гибли десятки. Поэтому, он сосредоточился на более интересных вещах, которые находил. Главное, не создать новое биологическое оружие это же так просто для гения его ума. Только, вот, оказалось не все так, как он думал. И, теперь, сидя в кабинете, он слушал что обсуждали Магнус и Чак, проводя параллельно фильтр сотрудников, подбирая нужную по уровню знаний и квалификации команду.
- Пр-ростите?
Тесла оторвался от планшета и посмотрел на доктора Магнус, потом перевел взгляд на Чака, и снова на Магнус. Его явно только что спросили о возглавленние, но чего? Проекта? Команды? Работы? Поставить свою подпись на чей-то диссертации выдавая ее за свою работу? Никки качнул головой.
- Нет.
Твердо произнес внук гения, давшему миру тайны и развитие и снова погрузился в думы. Впрочем, отвлекся, и лишь делал вид что изучает присланные материалы, когда Хелен начала отчитывать руководителя лаборатории. На самом деле, перечить ему могли не многие. Никки нашел баланс каждый раз ходя по тонкому льду, но его гений окупал его язвительность и сарказм. И Чак это знал, Чак терпел, но требовал все более детальных отчетов, и возможно, теперь тесла понимал это, не для себя, а для Хелен Магнус, которая оказалась прекрасно подкована в иммунологии и вирусологии.
- «Доктор Магнус, приглашаю на чашечку настоящего чая. Я знаю одно место, здесь в пяти минутах ходьбы от лаборатории», - Тесла быстро написал сообщение в чистом документе и протянул планшет спонсору, встречаясь в вопросом в глазах Чака. Дождавшись, пока женщина прочитает и дав ей время на размышление он быстро набрал другой текст, уже в чате. - «Если ты уволишь Дюнкера».
- Даже не проси уволить его из-за пробирок, - всплеснул руками руководитель. - Ты вообще знаешь, чего мне стоило его пригласить работать к нам?
- Фак-кт того, ч-что у тебя-я ра-аботаю я?
Пожалуй, если бы не заикание, он звучал бы сейчас для Хелен как и дед, та же самоуверенность, тот же вызов и сарказм в голосе. Но, заикание портило если не все, то очень многое в его образе и сходстве с дедом. Впрочем, Никки об этом не подозревал. Для него Никола Тесла был дедом, который не дожил до его рождения, человеком, о котором говорили в семье с уважением и некоторым трепетом, по крайней мере бабушка его безумно любила. Впрочем, она же рассказывала о том, что ее прекрасный супруг когда-то спутался с демоном, поэтому был таким гениальным и все пыталась отправить внука в семинарию, учиться, чтобы подальше от соблазнов мира. Но, более здравомыслящий отец, просто увез маленького сына и всю семью в Америку, где наследник великой фамилии и рос, познавая жестокость детей относительно тех, кто немного отличался от других.

Он привел ее в свое любимое кафе. Всего пять столиков из чистого дерева, покрытые бесцветным лаком, ароматы трав, пряностей и еды кружил голову всем, но, при этом не мешал быть сосредоточенным и вести деловой диалог. Он любил это кафе, потому что здесь царил дух покоя, а кухня радовала веганскими блюдами.
- Доброе утро, Никола, - увидел постоянного посетителя, официант улыбнулся, протягивая ученому и его спутнице меню, а после кивнул, когда ученый раскрыл меню на последних страницах и молча ткнул длинным пальцем в трех разных местах. Он заказал чайничек пуэра, и два десерта — кусочек воздушного и легкого торта и большую порцию безе для себя. Работа мозга требовала достаточного количества калорий.
- Пр-ростите за утро, - он аккуратно снял очки и медленно начал протирать диоптрии, скрывая таким образом нервозность. С Хелен ему было одновременно очень интересно и немного не комфортно. Первое он списывал на ее высокий интеллект и понимания своей работы, а второе его заставляло теряться в догадках. - В-вы, на-аверное хот-тите понять почему отк-казыва-аюсь от ва-вашего предл-ложения?
Никки был в некоторых моментах абсолютно не подкован в плане отношений к женщинами, будучи слишком преданный науке, а где-то говорил все, что думал, не разбирая кто перед ним, дама или мужчина. Он не был невинен, и не то, чтобы стеснялся своего заикания в полной мере и понимании слова «стесняться», просто, это доставляло ему дискомфорт, и раздражало каждый раз. Но, и найти время, чтобы избавиться от него у него не получалось из-за вечной нехватки времени. Найдя что-то интересное из сочетаний в клетках и белках, Никки был способен забыть о времени, еде и прочих проблемах простых людей, проводя сутки за анализом данным, чтобы не упустить ни одной детали. Но, с тех пор, как он потерпел фиаско в Африке, он старался не возвращаться к теме синтеза вирусов. Это было слишком опасным занятием. Впрочем, выявлять причину синдрома внезапной детской смертности тоже было не простым занятием, тем более, что изучив сотни образцом, он так и не нашел никакой связи между смертями. А, это была слишком соблазнительная задача.

Никола ждал ее в кабине, сидя за ее столом и заканчивая очередные расчеты. У ученого был достаточно чуткий слух, а в этом маленьком доме никогда не было слуг, чтобы они могли шумом отвлечь обитателей домика, поэтому, когда он услышал звук в коридоре, лишь улыбнулся. До его слуха доносился сбившийся голос молодого юноши, и уверенный глубокий голос Хелен. Тесла буквально чувствовал, как от одних этих нот в ее голосе у него шевелятся волосы на затылке, так что, быстро дописав расчеты отложил бумаги и встал, тихо подходя к двери, слушая куда двигается пара. Он знал, да и глупо было надеяться, что Хелен будет ему всю жизнь верна, о том, что она питается другими. Откровенно говоря, это было ему не так уж и важно. Как не важно было и то, кто попадался в ее сети. Он знал одно наверняка — она любила умных собеседников, а значит, этот мальчик был как минимум умным, иначе не получил бы приглашение на рандеву.
Открыв двери, Тесла выскользнул в темному коридора, слыша как Хелен уже вцепилась в свою жертву. Он мог рассчитать до секунды, когда она напьется, поэтому шел не спеша, на ходу развязывая галстук и улыбнулся, замерев на пороге гостиной. Темнота была прекрасна, но даже она не могла скрыть силуэт его любимой женщины, которая стояла к нему спиной. Тесла подождал еще пару секунд и шагнул тенью в гостиную. Ему бы бежать, зная, что только что произошло убийство, но он шел на встречу хищнику, не в силах отказать себе в удовольствии коснуться ее. Знать то, что эта опасная, во всех смыслах, женщина легко поддавалась ему, разделяя с ним же страсть и удовольствие было волнительно. Как волнительно было класть ладонь на ее локоть, скользя пальцами по богатому материалу рукава ее платье, на плечо, и шею, убирая волосы, чтобы прикоснутся к теплой коже губами, оставляя легкий поцелуй. Ему было позволено больше, чем любому из смертному. Ему было позволено быть рядом с ней, вдохновляться ею, касаться так, как никто другой. Ему было позволено достаточно, чтобы это пьянило. Как пьянило и понимание того, что он буквально добровольно шагнул в клетку с опаснейшим из хищников, и этот хищник позволяла себя гладить, ласкать, целовать, оставляя свои следы. Ладони обняли тонкий стан Магнус, привлекая к себе ближе. Он чувствовал запах чужой пролитой крови, ее металлический привкус, когда его губы накрыли ее губы в жарком поцелуе, но, что ему чужая смерть, пока он сам практически под ее гипнозом.

[nick]Nikola Tesla[/nick][status]яблоко от яблони[/status][icon]http://sd.uploads.ru/dbOeL.png[/icon][sign]Медицина пользуется самыми сильными ядами, но, если их умело применять,
они превращаются в спасательные лекарства.
[/sign][lz]Никола Тесла, 37 лет

Вирусолог-иммунолог считаю, что нет ничего прекраснее и важнее науки. Предан делу, друзьями, коллегами и партнерами. В вечном поиске уникального лекарства от всех болезней.[/lz]

+1

11

Молодая кровь, бежавшая по венам Мэйсона в достаточной степени утоляла жажду и унимала голод, преследовавший её уже несколько дней. Хелен не часто убивала, но иногда ей приходилось это делать. Особенно, когда она давно не питалась и не хотела, чтобы Никола пострадал от её чрезмерной жажды. Этот случай напомнил ей о далеком прошлом, когда её сестра перед каждым званым обедом съедала несколько кусков хлеба, чтобы не пугать других своим неумеренным аппетитом. Мистер Холл стал её хлебом перед вкусным обедом и выпрямляясь, Хелен учуяла знакомый запах и звук мужских шагов. Умом она понимала, кем был свидетель убийства, но бушевавший в её венах инстинкт не позволил ей ответить Никола на его ласковый поцелуй. Он не испугался ни крови на её лице, ни трупа под их ногами, но что мешало ему ощутить ужас когда она, разорвав поцелуй толкнула его к стене и вцепилась в так удачно лишенную шейного платка шею? Подчиняясь инстинкту, женщина вцепилась в своего возлюбленного агрессивно и резко. Ему повезло в одном — укус пришелся рядом с артериями, ближе к плечу. Пальцы, порвавшие перчатки длинными черными когтями удерживали его подбородок, развернув голову в сторону. Знакомый вкус его крови тек ей в рот, она с силой прижимала его к стене, не позволяя оттолкнуть себя и опомнилась когда её жертва стала сползать по стене обессилев от потери крови.
— Никола?.. О боже, что я наделала, — её руки в рваных на пальцах перчатках зажали рану на его плече. Она с ужасом смотрела на собственную ошибку и гадала, сколько крови выпила и сможет ли он выжить? Только бы она не порвала артерии... Жадный голод, еще не утоленный до конца сменился страхом за жизнь человека. Магнус помогла мужчине подняться и усадила его в кресло. Слушая его сердце и дыхание, Магнус успокоилась, хотя и не стала снимать выражение тревоги со своего лица.
— Никола, скажи мне что-нибудь. Пожалуйста, Никола, — Хелен зажгла свечи, ставя подсвечник на столик между двух кресел в гостиной. Желтое дрожащее пламя осветило бледное лицо Теслы и кровь на его одежде. Медленное дыхание и блеск в еще живых глазах. — Я не смогу простить себя, если ты умрешь.
Она переступила через тело на полу, лежащее в нелепой позе. Свечи бросили немного света на его лицо, искаженное ужасом и агонией. Хелен совсем не церемонилась с ним, разрывая артерии и вены. Молодой студент, которому едва минуло двадцать лет лежал в луже собственной крови, а запах мочи ударял в нос. Магнус распахнула окно, впуская свежий воздух. Надо было избавиться от трупа, а неожиданный визит Никола перемешал все её планы. Теперь он захочет помочь ей... чертова его джентльменская натура.

Хелен никак не ожидала получить отказ. Но "нет" прозвучало неестественно зло. Она с удивлением взглянула на Никола, совершенно не понимая почему он отказался. Она еще не успела даже рассказать ему о должности и целях исследований, когда он дал ей от ворот поворот и сразу же пригласил на чашку чая. Хелен бы отказаться в ответ, демонстрируя обиду, как бы она поступила с его дедом, но тут был другой случай: Никола не попал под её влияние.
— Увидеть вас таким разъяренным для меня действительно стало шоком, — согласилась она, провожая взглядом официанта, забравшего её меню. Она себе ничего не успела заказать, Никола выбрал все сам и она не стала спорить, вспоминая его деда. Никола, за исключением того, что озвучил заказ, а не ткнул в него пальцем, проделал тоже самое, заказывая ей шоколадное мороженое с корицей и даже не спрашивая. — Да, я хочу знать причины отказа. Я еще не успела вам ничего рассказать и объяснить и признаться, вы меня тем самым очень обидели, — женщина откинулась на спинку своего стула, закидывая ногу на ногу в знак протеста.
— Я знаю, что вы заняты синтезом белков, но право, в этой области вы достигните высот, но больших только в вирусологии. Объясните мне, почему вы не хотите славы и признания?
Когда принесли заказ, Хелен отметила, что он не так проникся её пылкостью как его дед. Воздушный и легкий десерт не соответствовал её темпераменту, но, пожалуй, в восемнадцатом веке её страсть была заметнее. Упадок нравов сделал свое дело и женщины стали так же агрессивны в делах, как и мужчины. Первым делом Хелен попробовала чай: приятный вкус и керамическая посуда! Никакого привкуса пластика. Она лукаво взглянула на Теслу поверх чашки с дымящимся чаем, подмечая его нервозность. Неуютно. Ему было с ней неуютно так же, как Виктории в её присутствии. Виктория, к сожалению Хелен, узнавшей об этой редкой человеческой особенности, чувствовала рядом присутствие хищника. И, видимо, эта же особенность передалась и её внуку. Какое печальное упущение...  А ведь она уже очень давно не пила живую кровь, только сданную донорами, из пакета!.. как какую-то консерву. Пару месяцев назад, выпив своего любовника и закопав его тело в лесу, Хелен, опасаясь полиции, перешла на такую пакетированную диету и была этим не слишком довольна. К счастью, её никто не подозревал, а тело до сих пор не нашли.
— Я надеюсь, что причина у вас действительно достойная, чтобы отказать мне, — последнее слово Хелен выделила особой интонацией, которая говорила сама за себя: "ведь именно я плачу тебе зарплату и обеспечиваю всем необходимым. Без меня не будет и нынешних исследований." Она чуть приподняла бровь, переключая свое внимание на десерт. Легкий и воздушный, даже ванильный он говорил ей о том, что либо Никола не знает её, либо питает иллюзии. Но для второго нужно было знать её чуть дольше двадцати минут и Хелен снисходительно кивнула ему.
— Хороший выбор, — её собственная интонация напомнила ей о том, как Никола сам разговаривал с Чаком об увольнении сотрудника. Бедный Чак пытался отстоять лаборанта, стараясь показать себя хозяином положения, но единственной хозяйкой была Магнус и даже Никола со всем его гением и схожестью с дедом не мог похвастаться  положением выше, чем у Чака. — Кстати, Никола, почему вы не избавитесь от заикания?
Оно тебе безумно идет, мой дорогой Никки, — подумала Хелен. — Оно делает тебя невинным и беззащитным.
Беззащитным как раз Никола не являлся. Сегодня Хелен смогла в этом убедиться, но иллюзия была так сильна!.. впрочем, она тоже не была так беспомощна, как её привыкли видеть.

Отредактировано Helen Magnus (27-01-2019 23:17:29)

+1

12

Он не успевает толком осознать, что происходит, как уже вжат в стену и чувствует ее горячее дыхание. Никола вновь чувствует ужас загнанной в ловушку жертвы, но темнота позволяет скрыть расширенные от страха глаза и он лишь глухо стонет ощущая как зубы Хелен впиваются в шею, а ее тонкие пальцы держат его как жертву. Впрочем ,он и есть жертва. Жертва ее любви, жертва ее манипуляций, жертва ее страсти и теперь еще и жажды. Попытка сопротивляться, скинуть ее руки, вразумить не приводит ни к чему хорошему. Страх мешает думать логично, трезво и не предвзято, инстинкты буквально кричат о том, что он гибнет, а сердце заходится в чечетки, которой ученый не может дать описание. А пальцы любимой крепче цепляют, фиксируя и царапая. Тесла задним умом успевает обрадоваться, что это все происходит в Америке, что здесь нет Виктории, которая явно не выдержала бы подобного вида и в лучшем случае лишилась бы чувств. Он рад, что его ошибка обернется крахом лишь для него. Признаться честно, он даже ловит себя на мысли, что такая смерть вполне устроила бы его. Хелен нашла бы оправдание своей страсти и жажде, описала бы это как жестокое нападение поздней ночью на ученого, который возвращался со строительства, а сам он умер бы у нее на руках, выпитый до последней капли кровь.
Любовь и страх гуляли по его венам вместе с попыткой наивного сердца перегнать кровь, которую так жадно пили. В какой-то момент серб даже перестал сопротивляться, ведомый лишь крепким телом хищника и если бы не ее руки, таки осел бы у стены, ноги его не держали, мысли туманились, а перед глазами плясали цветные мошки. Любовь и страх ходили по его поджатому телу, когда его подхватили как пушинку и усадили в кресло. Хелен вообще умела удивлять его в такие моменты, так что, собрав остатки сил, Тесла накрыл ладонью рану, чувствуя как кровь все еще покидает его тело, но уже не выкачивается под действием чужого голода. Он дышал очень медленно, тратя на выдох в два раза больше времени чем на вдох. Упасть без сознания, пусть и по объективным причинам, он не хотел. Свежий ночной воздух немного привел его в чувство, так что стремясь сфокусировать взгляд на ярком или знакомом, Никола с трудом поймал тревожное выражение лица Хелен Магнус и слабо улыбнулся ей. Ученный улыбнулся,вполне вероятно что очень слабо и не так ярко, как желал бы, но гений не собирался так просто сдаваться, поэтому со стоном приподнявшись в кресле, он принял более подобающую мужчине позу и посмотрел на ладонь, наблюдая даже в слабом свете свечи засохшую собственную кровь.
- Напомни, в следующий раз, не мешать тебе трапезничать, делая сюрприз, дорогая Хелен.
Голос ученного был слаб, он сам весь состоял из сладости и все еще гуляющего по телу страха, который наконец-то стал отпускать его. Оцепенении спало, оставляя лишь опустошение. Почти такое же, какое он едва не постиг став закуской для любимой. Чуть мотнув голову и прогоняя лишние мысли, Никола наконец-то посмотрел Хелен прямо в глаза, ловя ее беспокойство. Ночной воздух проветрил комнату, убирая из нее страх, ужас и чужую смерть, оставляя слабую жизнь в поджатом мужском теле и волнение на красивом женском лице.
- Я бы выпил... Воды, если не затруднит.
Он сначала хотел попросить вина, но быстро понял, что ослабленный кровопотерей организм быстро захмелеет от алкоголя. А, им еще нужно было убрать тело. Поэтому, когда Хелен покинула торопливым шагом гостиную, мужчина откинулся обратно на спинку кресла и вслушиваясь в тишину дома, вновь пытался справится с головокружением и слабостью во всем теле. Видимо, завтра с утра ему предстоит написать о том, что он захворал. В таком состоянии он не сможет здраво мыслить, не то, чтобы раздавать указания и ругаться до хрипоты с Ворденклифом.
- Я, возьму на завтра отгул. Притворюсь больным.
Он скорее даже почувствовал ее возвращение, чем услышал шаги и вновь открыл глаза смотря на свою любовь. Хелен всегда была и будет для него единственной, которой он простил бы даже собственное убийство. Она была прекрасна и сейчас, присев перед ним настолько человечна, убрав когти и клыки, что он порой задумывался, что в ней человечности было больше, чем в любом из людей. Ладонь, не запачканная в собственной или чужой крови, потянулась к ее красивому лицу и стерла тонкую струйку с угла рта.
- Ты восхитительна, Хелен, - он оставался собой, даже сейчас, когда смотрел на нее все еще чуть затуманенным взглядом. Тесла не умел без комплиментов своей музе.

Никки дождался когда им принесут заказ и благодарно кивнул официанту, радуясь, что не задают банальный вопрос «что-нибудь еще?» Здесь, где царила своя атмосфера понимания и тепла, радужности и гостеприимства, он чувствовал себя спокойнее, чем в кабинете Чака. Отложенный в сторону, на стол, планшет подал короткий вибросигнал, означающий о входящем сообщении, которое ученый даже не взялся читать. Он готов был поспорить, что это ожила рабочий чат, в котором ассистенты и другие сотрудники лаборатории принялись жарко обсуждать последние события на работе, касающиеся его выходки и ухода в рабочее время в сопровождении главного донора их дела. Он лишь коротко извинившись, выключил интернет подключения, чтобы полностью сосредоточится на собеседнице.
Кидая на нее короткие взгляды, он успел подметить что обстановка кафе ей понравилась, а вот десерт не очень. Ученый сделал в уме пометку заказать нечто более сложное или даже шоколадное, но снова отвлекся, теперь уже на завибрированный телефон. Видимо, лаборатория не собиралась отпускать гения даже на чашечку чая. Вновь извинившись и при этом еще больше заикаясь, он даже был рад такой отсрочки, потому что ему нужно было придумать правдивую ложь для той, которая обеспечивала лабораторию всем необходимым, только ложь никак не желал рождаться. Он грезил клетками с детства, а познав счастье синтеза вирусов, забыть забыл о детском наивном желании создать лекарство от смерти и старости. Но, жестокий расчет там, где он должен был сохранять трезвость ума, заставило его сделать шаг назад, висевшее над пропастью великое имя вот-вот должно было покрыться пятнами позора и террора со стороны здравого смысли и сильных мира сего, когда ему позволили найти баланс в ужасе собственной жизни. Он заключил сделку с Дьяволом в виде Чака. Тот позволяет ему работать со всеми современными благами цивилизации для лаборатории, а Тесла не синтезирует новый вирус и не выбрасывает его на рынок под видом очередной панацеи от гриппа или диареи. Да, технически, вирус был лишь протестирован на людях в Африке, но это должна была быть вакцина, а не вирус, то, что помогает, а не убивает. Десятки жертв пошатнули веру вирусолога, и тот вынужден был сделать шаг назад, согласиться на малое, в обмен на возможность творить, чтобы не загнуться в своей маленькой квартиры в Лондоне, чтобы можно было оплачивать счета за присмотр матери и давать ей лучшее будущее, то, которое у них осталось после смерти бабушки и его отца. Совсем не о таком мечтал маленький Никки слушая рассказы про великого Никола Теслу, но так вышло, и теперь он старался все это починить, исправить то, что когда-то случилось.
- Мой-й от-тказ от ра-абот-ты над вирусами одн-но из условий к-к-контракта с Чаком.
Он начал очень аккуратно и медленно, тщательно подбирая каждое слово, чтобы его не спрашивали о большем прямо сейчас, когда он не был готов рассказывать подробности, но могли поинтересоваться после у Чака, который всенепременно расскажет все, что знает и что имеет на ученого, только чтобы насолить ему и прижать к стенке, потому что столь действенный и действительно опасный рычаг ни как не работал против Теслы, находящего повод игнорировать требования начальства и каждый раз играть с ним в глупую игру «кто кого» только потому что Чак не понимал простых вещей в биохимии и вирусологии, а Никки не желал ему объяснять прописные истины. Помниться, на последний день рождения босса, он даже подарил ему книгу «биология для чайников» которую в него едва не запустили. Вроде как приятельские отношения тоже трещали по швам, так что, Чак просто бесился, и когда у Никки было плохое настроение, а с приходом Дюнкера, оно систематически портилось у гения вирусологии, Тесла позволял себе лишнего и не чувствовал при этом угрызений совести или стыда. Он знал, что стоит всей лаборатории, потому что это было откровенно объективным мнением самого мужчины, щедро подпитываемое окружающими, даже теми, кто работал над своими проектами, но иногда приходили к нему и просили совета, обнаружив себя в тупике. Он мог бы взрастить новое поколение, но заикание ему мешало говорить без растягивания слов, а читать лекции, это не только говорить о науке, но и отходить от нее на приличное расстояние.
Отломав от безе кусочек, мужчина отправил вилку с ним в рот и поднял взгляд на сидящую напротив него женщину. Хелен Магнус казалась ему сошедшей с обложек бизнес журналов для сильным мира сего. Строгий костюм, строгий макияж и прическа, но безумно живые и любопытные глаза, которые словно были взяли от другого человека.  Тесла, впервые в жизни, ощутил такое сильное желание изучить ее, взять кровь на анализ, проверить на химикаты, сделать сотни посевов, изучить до последнего атома. Она его влекла,  и не определившись в том, сексуальное ли это влечение или научное, но позволили себе быть увлекаемым, чтобы услышать что-то, что может быть интересным по мимо работы. Ученый помнил и наставления Чака по поводу Хелен, но держался достаточно спокойно и стойко, охмурять ее вот прям так, он был не намерен, считая, что нужно для начала познакомиться с ней чуть ближе, прежде чем предлагать нечто большее. Да и он все еще был преисполнен сомнений что интересен Магнус, особенно после того, как столь резко отказал ей в возглавленнии проекта, как он уже понял из ее слов. Просто, потому что это синтез белков был интереснее. Он убедил себя в этом.
- Это треб-бует време-ени, ко-оторого у меня нет, д-доктор Ма-магнус.
Теперь, он чувствовал себя почти пристыженным таким вопросом и еще больше ответом. Опустив резко плечи, он отложил вилку и развернул планшет к себе, начал быстро набирать двумя руками.
- «В моей работе голос не решает почти ничего. Я могу донести до своих помощников все через современные технологии. А,говорю я крайне редко, и чаще всего по делу, которое, как показала практика, проще написать потому что читая они запоминают лучше. Вот и выходит, что мой недуг не мешает мешает в повседневной жизни. Большее мне и не надо, Доктор Магнус.»
Новый документ быстро наполнился средним шрифтом буквами, а поскольку выговорить столь длинное предложение он смог бы без запинок только будучи лишь в крайней степени увлеченности работой, то печать заняла гораздо меньше времени у Никки, и тот дописал внизу теска, большими буквами «извините» и улыбнулся, очень мягко и достаточно виновато за то, что не нашел времени, за то, что такой растяпа и дурак.
- Для-я меня лабор-ратория дом второ-ой, если честно.
Никки отправил еще кусочек безе в рот и снова посмотрел на Магнус. Она была необычной, яркой, и не вписывалась во все это пространство уюта и комфорта. Ей нужно было подавать не скромный десерт в небольшом кафе, а лучший столик в самом прекрасном из ресторанов, с восхитительным обслуживанием, возможностью выбрать себе ужин по-вкусу и наслаждаться вином. Она удивительным образом вписывалась в эту простую обстановку и выбивалась из нее совершенно вопиющим образом. Как неправильно вписанный химический элемент в завершенную и изначально рассчитанную до мелочей формулу.
- А, почему в-вас так инте-ересует имен-нно эта сфера в-вирусол-логии? Ведь, м-можно было б-бы изучить уже откр-рытые вир-русы и найт-ти к ним лекарства.
[nick]Nikola Tesla[/nick][status]яблоко от яблони[/status][icon]http://sd.uploads.ru/dbOeL.png[/icon][sign]Медицина пользуется самыми сильными ядами, но, если их умело применять,
они превращаются в спасательные лекарства.
[/sign][lz]Никола Тесла, 37 лет

Вирусолог-иммунолог считаю, что нет ничего прекраснее и важнее науки. Предан делу, друзьями, коллегами и партнерами. В вечном поиске уникального лекарства от всех болезней.[/lz]

+1

13

Опыт первых свиданий у Никола несомненно присутствовал и волнение, не скрывшееся от внимательного взгляда Хелен, было совсем не про то. Пока ученый углубился в рабочий чат, Магнус списалась со своим помощником, запрашивая у него информацию о Тесле. Он должен был найти о нем все, что Чак ей не сообщил. Никола что-то скрывал от неё, что-то, с помощью чего она сумела бы им манипулировать. Хелен спрятала телефон не дожидаясь ответа Чака, который стал бы увиливать. Зависевшего от неё целиком и полностью директора она могла разговорить в любой момент чем угодно: от улыбки до шантажа. А Никола лгал ей неумело. Сочинял на ходу, совершенно не готовый к тому, чтобы говорить. Своим предложением она застала его врасплох, а он, будь по настоящему хитрым мальчиком, не стал бы затрагивать эту тему оставаясь с ней наедине. Будь на его месте сама Хелен, то первым делом положила бы запрет на разговоры о работе. Чак врал убедительнее и дай Никола ему знак о помощи, соврал бы куда убедительнее. Но Никола оставался собой, наивным, как она и предположила в первую их встречу.
— Знаете, Никола, — помешивая ложечкой чай в чашке, заговорила Хелен после минутной паузы. На сообщение на планшете она почти не обратила внимания, только пробежалась глазами. Не мешает? что ж, это исключительно его дело. Её — заставить его заняться вирусологией, чтобы получить прибыль. Деньги, которые она вкладывала в лабораторию и Теслу уже не окупались и лаборатория приносила такой маленький доход, что лучше было бы бросить это дело. И Хелен так и сделала бы, если бы не познакомилась с Никола на том приеме. — Если хотите, чтобы вашему вранью верили, и оно сошло вам с рук, надо придерживаться правды, где только возможно, и отходить от неё лишь в случае крайней необходимости. А вы все сочиняете. Ваш контракт я видела, а нынешним утром Чак сказал мне, что не может заставить вас работать над тем, за что я плачу вам. Я вкладываю деньги в лабораторию в которой вы работаете, чтобы она приносила мне доход. Я бизнес-леди, Никола. У меня есть проект, я хочу, чтобы вы стали ведущим ученым в нем. У вас будет совершенная лаборатория, гораздо лучше той, что есть у вас сейчас. Сотрудники, которых вы наймете сами и которые не будут вас раздражать, — она усмехнулась, вспоминая утреннюю сцену. Дед Никола согласился бы еще на совершенной лаборатории. Его запросы были не так высоки, как у избалованного Никола. — Но в случае отказа, я буду вынуждена избавиться от балласта в виде частной лаборатории Reverso. Это не шантаж, Никола, — мягко добавила она, видя как меняется в лице её собеседник. — Я просто объясняю вам ситуацию на рынке: востребованы антивирусы, а не синтезирование белков и нуклеотидов. Знаете, все-таки это моя работа, а не вирусы и белки. И я знаю свою работу так же хорошо, как и вы свою. У вас тяжелый характер, но вам прощают его за гениальность. Но поверьте, Никола, это не надолго. Если вы не будете оправдывать ожидания то от вас откажутся и найдут кого-то более покладистого, пусть и не такого умного. Всех интересуют деньги. Меня, Чака, вашего неумелого лаборанта, ваших коллег, соперников. Вы могли бы заниматься тем, что вам интересно только имея под рукой неограниченный источник финансов. Но даже пустив на расходы свои накопления и что там у вас осталось от деда? вам не хватит надолго. Деньги это тот ресурс, который постоянно нужно пополнять, как кровь, — Магнус хотела было заплатить за их чай, но подумала, что это будет сродни пощечине, которую Тесла не заслужил. Она и так ударила по нему сильнее, чем собиралась. Хелен отпила чай из чашки, замечая, что за время её монолога он успел немного остыть.
— И если вы пытаетесь солгать мне, чтобы не обидеть, то совершаете большую ошибку, Никола. Ложь обижает гораздо сильнее. Я спрошу вас снова и либо врите правдоподобно, либо говорите мне правду. Почему вы не хотите работать над моим проектом?
Она допила чай, а про десерт совсем забыла. Откинувшись на спинку удобного стула, Магнус отвела глаза, чтобы не смотрел на Теслу и давая ему время на то, чтобы обдумать её слова.

Появление Никола разрушило её планы как ветер карточный домик на ветру. Однако Хелен нисколько не выдала своего расстройства, удаляясь на кухню за водой для своего возлюбленного. Уже там она ополоснула лицо, смывая со щек и подбородка кровь Мейсона и Никола. Она вся перепачкалась в крови: руки, волосы, платье на груди — все было в красных пятнах. Подставив на поднос кувшин с водой и вазу с фруктами, Магнус вернулась к своему любовнику.
— Ты сумеешь меня простить? — подавая ему воду с лимонным соком спросила она и присела на пуф для ног. Её взгляд снизу вверх наполнялся слезами. Себя бы она долго корила за его смерть. — Ты думаешь я бы отпустила тебя завтра куда-то? Мистер Ворден подождет, — она деловито раскрыла свой саквояж, стоявший у столика. Еще утром она оставила его там, на всякий случай и теперь радовалась собственной предусмотрительности. Женщина мягко повернула голову Никола в сторону, зажимая рану платком. Кровь должна была остановиться, но, видимо в рану попало слишком много её слюны. Если она не остановить кровотечение, он истечет и умрет. А этого Магнус не могла допустить, на кону стояла не только его и её жизни, но и кое что еще, что могло принести ей деньги. Магнус раскрыла один из своих флаконов с коагулянтами, которые использовали в афиканских племенах — достать такую ей удалось благодаря одному своему хорошему другу, любившему посещать черный континент. Он привозил ей оттуда много разных вещей и лекарств, включая и несколько бутылочек с коагулянтом. Магнус смочила вату этим раствором, пахнущим весьма резко и отняла платок: кровь сочилась медленно, слабый сердечный ритм не качал её уже так сильно и прижала вату к ранам.
— Держи так и не вздумай отнимать, — велела она, принявшись нарезать ему яблоки дольками и чистить апельсины. Завтра нужно будет купить на рынке гранат и мясо, — подумала она, откладывая нож. И как-то избавиться от трупа. Лежать в гостиной он уже не мог. Ах, ну почему же Мейсон не согласился продолжить прогулку в парке, ведь она так хотела!.. но нет, этому студенту мерещилось, что за ним следили в парке и пришлось вести его домой. А так, она бы просто сбросила его труп в реку, что облегчило бы ей работу. И Никола не смог бы пострадать. Хелен подготовила тем временем бинты, смачивая их в антисептиках.
— Посмотрим, — Может, человеку и не хватило бы света от одной свечи, чтобы рассмотреть раны от зубов, но ей хватало. Зрение вампирши было куда лучше человеческого. Она убрала вату с коагулянтом от шеи Никола, с удовлетворением замечая, что кровь уже перестала идти. Сильное средство помогло остановить кровотечение, но чрезмерное использование могло повлечь за собой закупорку его сосудов. Прижав свернутый бинт, Магнус плотно перевязала его шею. — Даже не думай, что завтра я отпущу тебя куда-то. Ты потерял крови больше чем обычно. Тебе нужно много сил, не говоря уже обо всем остальном.
Хелен нежно провела по его щеке и поцеловала в губы.
— Тебе нужно поспать. Я провожу тебя в спальню.
А после она займется Мейсоном.

+1

14

Хелен не просто давила сейчас на него словами, а буквально прижав к стене требовала ответа. И, имела на это право. Тесла выслушал ее не перебивая ни разу, просто молча поедая свой десерт, чтобы занять руки, рот, в конце концов и не перебить женщину, которая требовала своего. Чак говорил ему не раз о том, что Никки доиграется со своим характером до того, что его приставят к стенке, так чем не повод сейчас оказаться подле нее? Разве что вместо громил его туда поставила сногсшибательная дама, оплачивающая его игрушки в лаборатории. Ему даже мать про это иногда говорила, что он характером как отец, слишком упрям, слишком уперт в том, во что верит. А бабушка видела в нем только своего покойного супруга, считающая, что он прямо его воплощение. Едва ли не реинкарнация великого Никола Теслы, поэтому возлагала на внука свои, особые надежды.
Оправдал ли он надежды бабушки в той мере, которой должен был или нет, он как-то не удосужился спросить, а после уже было не у кого. Его хвалили, его любили, но это все всегда было в рамках семьи, за ее пределами он успешно носил ярлык неудачника заики, с которым ни одна девушка даже на выпускной не пойдет. Впрочем, Тесла выпускной в школе очень удачно прогулял на открытой лекции в Гарвардской медицинской школе, куда и хотел поступить, ведь его баллы в школе давали такую возможность, а блестящий ум и талант, усидчивость были лишь плюсом. Тесла добился своего, стал лучшим на потоке, отдал жизнь вирусам и микроэлементам, и чем он занимался теперь? Искал ответы на вопросы детской смертности, внезапной смерти, если уж быть точным. И, чувствовал, что очень близок к своему открытию. Он не был способен ответить на вопрос о том, на каком этапе его исследования, но именно чутье ученого заставляли его верить в то, что исследования идут в правильном направлении. Нужно просто немного времени, чтобы проконтролировать финишный отрезок пути и не испортить все какой-то оплошностью. Он понимал Магнус, как ученый может понять бизнесмена. Она хотела результатов, здесь и сейчас, или сто процентную гарантию. В этом она была такой же, как и другие, но ее требования были обоснованными, он уже в кабинете директора лаборатории начал подбирать команду для проекта, даже не собираясь ее возглавить. Но, прошлая ошибка, то, что он допустил ее, в купе с природной сдержанностью и неуместной скромностью ,помноженная на вечное сомнение в своих умениях, давала о себе знать. Именно это все привело к тому, что ученый отказался от синтеза новых вирусов, хотя и знал, с его подходом к делу и воображением, с его базой знаний и умом можно сотворить невероятное. Он это знал, но слишком глубоко, под слоем очень многих косяков чужих и не мало собственных, не говоря уже о том, что он убеждал себя в том, что заикание ему не мешает. Мешало, иногда слишком сильно, просто, он привык жить откладывая собственную жизнь на потом. Сначала клетка, сначала белок и его транспортир, а потом, если останется время, можно вспомнить о том, что нужно поесть, и не плохо бы было поспать. Слишком преданный делу, горевший своей работой, он имел все шансы перегореть даже раньше, но что-то так и не отпускало, не дало сгореть дотла там, в Африке, когда ему пришлось перебрать код вируса чуть ли не в полевых условиях. Но, он ведь справился, мог бы гордиться собой, а даже в этой ситуации зацепился за то, что промахнулся изначально.
Он слишком был похож на деда, внешне, манерами и некоторыми чертами характера. Только, если великий Никола Тесла умел выделять свои лучшие стороны, забывая о промахах, то его внук, не менее гениальный Никки Тесла зацикливался как раз на ошибках, и подобно классическому медику ковырял эту рану, изучая ее до глубины, чтобы подняв взгляд встретится с глазами Магнус и увидеть, как она отводит взгляд. Вздохнув, ученый привычно чуть сгорбился, так было удобнее, обнял длинными пальцами чашку, подцепив ее указательным пальцем в петлю ручки и медленно отпил уже холодный чай, задумчиво пожевал его во рту, обдумывая как поступить более правильно. А, правильно было единственно верным — сказать ей правду, какой бы она не была. Проглотив чай, Никки оставил чашку, чуть отодвинул от себя уже опустевшую тарелку и с силой потер глаза подушечками указательных и средних пальцев, настраивая себя на то, что решил просто забыть как страшный сон, вынеся из прошлого лишь нужный опыт.
- Вы правы, - он подобрался, и голос из под ладоней звучал чуть глуше. Все такая же медленная и плавная речь, которая требовала определенной концентрации самого Никки.
Он не льстил спонсору лаборатории, просто признавал ее правду и правоту. Признавал, что за ней остался этот раунд. В некоторых вещах он не умел стоять на своем от слова совсем. Надев обратно очки, он смотрел на женщину спокойным взглядом светлых глаз, изучал ее лицо, внимательно, словно впервые в жизни наблюдал ее так близко, всего столик, не то расстояние чтобы быть далеко. Да и на приеме они, кажется, даже стояли ближе намного. Но, тем не менее, внимательный взгляд синих глаз изучал надбровные дуги, аккуратный, практически отсутствующий макияж, скользнул по глазам, но лишь на мгновение остановившись на радужке и по теням от ресниц ушел на скулы, очерчивая мысленно их. Красивая линия губ, идеальные зубы, тонкая шея, правильная посадка головы, светлая кожа, что терялась под слоями одежды. Достаточно узкие запястья и красивые пальцы. Она была красива. Никки отметил это впервые не как ученый, и как мимоходом заметивший красоту человек, а как мужчина может отметить красоту женщины. Она была красива, опасна и богата. А, еще достаточно молода. Не старше его самого, это он мог сказать с уверенностью, потому что не видел ни следа возрастных изменений на ее лица. К тому же, Хелен Магнус была очень умна. И, что-то Теслу в этих пяти фактах смущало, а что именно он ни как не мог понять, но хотел бы. Словно, ответ на немой вопрос лежал прямо перед ним, а он его не видел, не давали увидеть.
- Нес-сколько лет на-азад случи-чилась эпидемия в Африке, доктор Магнус, - Тесла начал отвечать и говорить абсолютную правду. И, если в первых словах он заикался, то предложение Никки закончил не запнувшись ни разу ни на одной буква. Дело казалось его работы, его научного труда, так что удивляться было особо нечему.
Последующие пол часа он спокойно рассказал ей о том, что привело к отказу от вирусов, как именно он пришел к мнению, что его гений должен быть пущен только на мирные цели. Он говорил быстро, с тем типичным жаром, который горел огнем в нем, тем рвением, которое переполняло ученого. Он горел своей работой, потому что обожал ее, любил это самое ощущение творца, когда все получалось. Он говорил торопливо, активно зажестикулировав, и в какой-то момент отпуская взгляд женщины, сам ответ взгляд, словно опасаясь, что слов окажется недостаточно.
- Вы требуете от меня команду и ее руководство. Я это сделаю. При одном условии, доктор Магнус. Исследования СВДС будут продолжены мной. Поверьте, пока команда будет разрабатывать формулу вируса, будет открыта вакцина и сотни тысяч младенцев будут спасены. Вы безнес-леди, Хелен, вам проще просчитать прибыль от благодарных родителей.
Ему не нужно было заканчивать школу экономики, чтобы понимать ценность своей работы, потому что оценивал он ее в человеческих жизнях, а не в долларах, как и любой инвестор. Ему важны были люди не только как генетический материал для работы. Он сам готов был пробовать многое на себе, как и любой ученый. И, снова поймав ее взгляд, он вежливо улыбнулся даме перед собой.
- Скажи-ите, Хел-лен, что именно вы хо-отите, чтобы я для ва-ас открыл?
Им принесли счет. Он не помнит, как просил его, но это и не важно. Достав портмоне, ученый оплатил ланч, на который и пригласил инвестора. «Вас» он даже подчеркнул интонацией, давая понять, что принял истинного руководителя лаборатории и готов к диалогу с ней.

Никола всегда отличался чутким сном, даже в молодости, а уж когда получил расширенные границы подсознания и сознания и высокий уровень IQ и подавно стал тратить на сон очень и очень мало времени. Кровь древнего изменила его отношение ко многим вещам, но только не к женщине в алом платье, которую он завоевал, и ради которой готов был на самые рискованные шаги. Он бы взял ее в жены, он даже думал об этом, потому что они были буквально созданы друг для друга, но гений знал, Магнус никогда в жизни не согласится на брак к ним. Не потому что он был не достойным, а потому что он был смертным, а обременять клятвами вечной любви ту, что была вечно, ему казалось истинным кощунством и насмешкой судьбы над собой и ей. Поэтому, он женился на молодой и наивной Виктории, которую она ему выбрала, поэтому он любил супругу очень нежной любовью мужчины к женщине, отдавая всю страсть своей единственной любви. Он так и не смог рассмотреть в своей супруге ту, которая смогла бы вытеснить из его сердца Хелен, а та словно и не собиралась этого делать. Слишком идеальная, правильная для времени в котором они жили. А, Магнус брала что хотела и как этого хотела.
Никола всегда чутко спал, но не этой ночью, когда ослабленный организм погрузился в сон, едва он позволил себе заснуть, оказавшись в почти их спальне. Он просто отключился, дав физическому телу возможность восстановиться, а уму отдохнуть, фантазии погулять по просторам бескрайности сознания, найдя там новые идеи, революционные открытия и то, что вдохновит его на новые изобретения.
Тесла проснулся когда за окном было уже далеко не утро. Потянувшись, чтобы обнять любимую, он нашел лишь холодную постель и резко сел на кровати, тут же охнув от закружившейся головы и легкой боли в шеи. Пальцы наткнулись на повязку, а память услужливо подсказала гению, почему он не слышал, как встала Хелен и как она одевалась. Медленно поднявшись с постели, мужчина осилил легкую слабость, которая не шла в сравнении со вчерашним вечером, оделся и самостоятельно заменил повязку, предварительно изучив раны от клыков. Они отличались. Когда Хелен просто пила его, по чуть-чуть, она не погружала зубы настолько глубоко, ей не требовалось этого, а сейчас Никола готов был поспорить, ее клыки были вогнаны в кожу до десен, поэтому шею все еще тянуло, и было больно поворачивать. Гений понимал, что сам виноват, не стило лезть в клетку к хищнику, но что сделано, то сделано.
- Вчера ты спросила меня, смог бы я тебя простить, - Никогла  поймал взгляд любимой в зеркале и улыбнулся ей, завязывая шейный платок, который удачно скрыл повязку. - Думаю, ты и так знаешь ответ, Хелен, - Тесла развернулся к ней лицом и посмотрел очень серьезно в глаза той, которая была его страстью, грехом и любовью. - Если однажды меня достанет эта жизнь, я хотел бы умереть от твоих рук.
Они никогда не говорили о смерти, они ее вообще обходили стороной, но, коль он почувствовал ее дыхание вчера, то, вполне вероятно, пришло время обсудить им и это. Как однажды они обсудили необходимость его брака и выбирали супругу.

[nick]Nikola Tesla[/nick][status]яблоко от яблони[/status][icon]http://sd.uploads.ru/dbOeL.png[/icon][sign]Медицина пользуется самыми сильными ядами, но, если их умело применять,
они превращаются в спасательные лекарства.
[/sign][lz]Никола Тесла, 37 лет

Вирусолог-иммунолог считаю, что нет ничего прекраснее и важнее науки. Предан делу, друзьями, коллегами и партнерами. В вечном поиске уникального лекарства от всех болезней.[/lz]

+1

15

Остаток ночи ушел на то, чтобы убрать тело Мейсона Холла, студента второго курса философского факультета из дома, который она арендовала. Никола же, едва его голова коснулась подушки, забылся сном. Утром, успев отмыть пол гостиной от крови, натекшей из покойного, Хелен поднялась наверх, неся раненому завтрак. Никола к тому времени уже проснулся и одевался стоя у зеркала. Магнус поставила поднос на комод и поправила шейный платок Никола.
— Никола, — польщенная и смущенная его заявлением, она отвела глаза, от улыбки, озарившей её лицо, на щеках появились ямочки. — А я бы хотела, чтобы ты никогда не умирал, — в искреннем порыве призналась ему женщина, целуя в губы. Она в самом деле не хотела, чтобы Тесла покинул этот мир, но понимала неизбежность этого момента и смертность человеческих тел. Однако обращать в вампира своего возлюбленного и донора Хелен не собиралась. Сделав его бессмертным, она лишилась бы его крови, а он, почувствовав себя равным ей, мог бы сделать какую-то глупость и что самое ужасное, понял бы её мотивы. — Но это уже сказка, — её ладонь ласково огладила лицо мужчины и она прижалась к его груди. Разыгрывать из себя убитую горем от смертности своего любимого женщину ей не нравилось. Никола мог воспринять её слишком всерьез и натворить что-нибудь такое, что не входило в её планы, как, например, её бывший любовник нашел другого вампира и попросил обратить себя за вознаграждение. К счастью, вампир делать этого не стал, а просто отдал его Магнус и та уже оторвала ему голову, все равно она была не слишком умная. Чтобы избежать подобного, она не стала говорить Никола, что обращение возможно. Пусть лучше думает, что иметь детей вампиров от смертных женщин могут только мужчины, а она сама — бесплодна и обречена коротать свой век в одиночестве. Магнус отстранилась, отправляя Теслу поесть и восстановить силы.

Башня Ворденклиф строилась долго и все это время Хелен не уезжала из Америки, сначала следя за здоровьем своего возлюбленного — частые кровопотери натренировали его кроветворную систему и он быстро шел на поправку. Из-за его ранения, правда, Хелен не могла пить его кровь и поэтому ей приходилось охотиться. Она не хотела, чтобы Тесла видел её в такие моменты, пусть она будет для него, решила она, всегда загадкой, тем более, что эту тайну пошатнул недавний инцидент. И, собираясь вечером на охоту, Магнус хмуро поглядывала на Никола. Последние разы они ссорились из-за этого, потому что он настаивал на том, чтобы либо она пила его, либо на том, чтобы составить ей компанию. Ни то ни другое не устраивало вампиршу. Никола все не унимался и они ссорились уже который вечер подряд. Мужчина то ли ревновал, то ли сердился. В то, что он был дураком в плане любви она не сомневалась: Никола не видел очевидного, и тем не менее, не смотря на это, она его любила. Поправив шляпку, перчатки на руках, она глянула на Никола, хмурившегося где-то в гостиной и вышла.

Будь на месте Теслы Чак, он стал бы отпираться, заговаривать ей зубы, но Никола признался сразу. Он медленно рассказывал ей свою историю и Магнус, вопреки ожиданиям, не ощутила власти над ним. Она запросто могла его шантажировать этими сведениями, давить на него, получая свое и упустила бы шанс заполучить его целиком. Хелен протянула руку, кладя свою ладонь на ладонь Никола и сжимая.
— Я понимаю вас, Никола. Причины действительно достойные для отказа, но отказ я принять не могу. Да, ошибка ужасная, но я обещаю вам, что это больше не повторится. В Африке у вас не было шансов испытать свою разработку, но здесь другое дело. У нас будут испытания препаратов, фокус-группы, страховка, которой выбыли лишены.
Магнус отпустила его ладонь. Доверие между ней и Теслой восстанавливалось. Она попыталась поймать его взгляд, чтобы закрепить эффект гипнозом, но молодой Тесла все не смотрел ей в глаза. Это раздражало. Не просить же его, в самом деле!..
— Я не запрещаю вам работать над чем-то еще, я оставляю за собой право расставлять приоритеты и акценты в вашей работе. Я дам вам две недели на то, чтобы закончить ваш текущий проект и еще неделя на то, чтобы набрать команду. Тем не менее, я буду ждать от вас список необходимого оборудования уже на следующей неделе. Закупать все по новой я не стану, большую часть вы возьмете из лабораторий Reverso. Да, Никола, этот проект будет разрабатываться в другой лаборатории, но она будет филиалом нынешней, так что место работы вы не смените. А что касается вируса.... то это лихорадка Ласса.
Магнус замолчала. Её обещание, а после требование работать над лихорадкой были как пощечина. Пожалуй, Никола даже легче пережил бы эту самую пощечину, чем проект, который она предлагала возглавить. Лихорадку Ласса называли "легкой Эболой". Но эта лихорадка убивала в Африке людей столько же, сколько Эбола на пике своей активности. Хелен предлагала ему повторить весь ужас пережитого, вспомнить всю ту вину, которую он принял в тот раз. Но теперь она могла найти больше информации и узнать подробности. Спрашивать Никола об этом сейчас бесполезно, он и так рассказал ей больше, чем хотел. В ожидании ответа она, взяв салфетку начала составлять из неё оригами. Этому искусству она научилась когда путешествовала в середине двадцатого столетия по Китаю, где познакомилась с другим своим донором. Он едва не убил её и от одного только воспоминания у Хелен ныла шея. Подлый удар в спину танто оставил на её теле глубокий след и она едва выбралась живой из его дома. Выбралась и убила своего бывшего любовника с особой жестокостью. Вейшенг принял смерть с достоинством и смирением.
Когда она содрала с него кожу. И в тот момент, Магнус отчетливо вспомнила слова Никола о собственной смерти от её рук. Вейшенг ни за что не сказал бы так, он её не любил так, как её дорогой Никола, которого она потеряла. После смерти ученого, Магнус не раз задумывалась над тем, что ей следовало обратить его. И сейчас, вновь поднимая взгляд на его внука, задумалась над тем, следовало ли обращать его?.. но так она потеряла бы доступ к его крови. Как будто он есть у меня сейчас...

0

16

Никола был хмур и совершенно не в настроении. И, во многом, винил себя сам. Если бы он в тот вечер не устроил бы Хелен сюрприз, ей не пришлось бы так часто отлучаться, если бы он взял Викторию с собой в Америку, не случилось бы того несчастного случая, если бы он был чуть менее гениальным в его жизнь вообще не было бы очень многих моментов счастья и прекрасной встречи с Магнус.
В очередной раз поругавшись с любимой, он с тяжким сердцем отпустил ее на охоту, прекрасно понимая, куда именно она идет в столь поздний час, когда все приличные дамы сидели по домам, под боком у супругов или отцов. Не то, чтобы Хелен была неприлична, впрочем, многое зависело от точки зрения на нее и ее поведения с ним тет-а-тет, но то, что в обществе она имела репутацию одной из самых очаровательных дам Тесла знал. Как знал и то, что слишком многие пытались сосвататься к ней в женихи и супруги. Кто-то, чтобы научить строптивую женщину своему месту, увы стереотипы древности все еще были сильны, а кто-то слишком сильно ведясь на ее очарование и не разливая влюбленность от любви. Сам гений давно уже произвел оценку собственных эмоций и чувств и понимал насколько он погряз в эмоциональном омуте к своей охотнице, что спасать его от этой губительной страсти бессмысленно. Да и не искал он спасения. Его вполне устраивало то, что у них было, своеобразный любовный треугольник, в котором каждому было свое место. Хелен не лезла со советами в отношении супруги, они просто ее выбрали вместе, а сам Тесла не доставал ее своими чувствами излишне сильно.
Но, сегодня все было иначе. Полученное несколько дней назад письмо из Англии перевернуло слишком многое в душе ученого. Писали из дома. Виктория очень неудачно упала, и мало того, что сломала ногу, так еще и потеряла их ребенка. Поэтому, они сегодня особенно ярко поссорились с Хелен, поэтому он совершенно не следил за своими словами, а рухнув в кресло с бокалом бренди лишь устало посмотрел на огонь, словно он мог ответить ему на все вопросы и дать единственно правильный ответ. Долг супруга и чести требовал немедленного отправления в Англию, а сердце жаждало остаться с той, кто была ему важнее всех. Залпом допив бренди, мужчина покинул кресло в гостиной направился в комнату, взял дорожную сумку и поспешил из дома. Уже в порту, поняв, что располагает временем, ученый нашел возможность перевести дух и быстро написал письмо для Магнус, игнорируя правила приличия написания письма, как таковые.

Прости за ту резкость, которая сквозила в моем голосе, дорогая моя Хелен. Ты права, говоря о том, что я не имею право настаивать на твоем образе жизни, как не имею право вообще вмешиваться в твою жизнь. Надеюсь лишь, что ты поймешь порывы любящего сердца защитить любовь и бессилия смертного мужчины перед правдой этой самой жизни.
Вынужден вернутся в Лондон, Виктории в эти дни требуется поддержка мужа, а не друзей и подруг. Она нуждается в том, чтобы я утешил ее горе, разделив его на двоих, и не оставлял в этой печали одну.
Возвращайся в Лондон когда сочтешь нужным. Буду ждать тебя и наших новых встреч, любовь моя.
Твой Никола.

Сложив письмо, написав адрес и типично своим почерком поставив "Ms. Magnus" Никола в срочном порядке отыскал посыльного мальчишку, убедил его отправится по указанному адресу, заплатив посыльному в четыре раза дороже, чем стоило бы. Но, он спешил. Корабль вот от должен был отойти, а мальчик уже бежал туда, где так и остались его записи по башне, туда где он забыл сжечь письмо из Лондона и где оставлял свою душу, гонимый долгом супруга. Обручальное кольцо словно въевшись в безымянный палец обжигало нарушенными клятвами верности, так что он едва не сорвал его в пальца, но в последний момент опомнился. Украшение не было виновато в том, что он метался между долгом, любовью и своими изобретениями и что судьба распорядилась таким образом.

Лихорадка Ласса.
Звучит, как приговор. Тесла упирается взглядом в собеседницу, но она как назло настолько увлеченно собирает оригами, что хочется забрать у нее салфетку и потребовать ответа немедленно. То есть вот оно что. Зать обещания про фокус группы и прочие лишь для того, чтобы пустить по тому же пути, что он уже прошел. Самое отвратительное, что Никки понимал, назад пути у него нет. Увы, но он сам согласился, сам принял ее руководство лабораторией и теперь был вынужден встретиться с жестокостью тех, для кого человеческие жизни ни что иное, как разменная монета. Что же, он нечто подобное и ждал, даже не смотря на то, что Африку теперь просто не переваривает. Он даже поймал себя на мысли, что можно разработать определенный вирус привязав его к генетическому коду человека и он будет работать исключительно в рамках этого кода. Безопасен для одних, смертелен для других. Увы, стоит это сделать, и в лучшем случае, он получит ярлык расиста, в худшем, вирус попадет не в те руки, и тогда придется объяснять ВОЗ почему он играл в Бога. Общаться с этими протокольными индюками он не желал. Так что, хмыкнув и выдержав подобный удар, он не всплеснул руками, не закатил истерику, и даже не послал Магнус к Дьяволу. Он просто кивнул, принимая правила игры и необходимость вернуться туда, где все у него не очень-то и сложилось.
- Мне-е понад-добится ваша по-очта.
Он вычленил Чака как промежуточное звено в диалоге между собой и Хелен Магнус. Что же, если она заснула его в пекло, он будет отвечать ей тем же, делая свою работу так, как это умеет, гениально и прекрасно. Главное, чтобы в итоге никто не мешал.

- Чем закончилось все с Магнус? - Чак сидел в своем кабинете, курил, и судя по тому, насколько тяжелым был воздух в кабинете и задымлен, курил он не первую сигарету.
- "Она предложила новый проект", - напечатав сообщение на планшете, Никки рухнул в кресло и дописав "Лихорадка Ласса" отослал Чаку в чат, демонстративно кривясь от запаха табака. В отличие от товарища, сам ученный предпочитал не травить свой организм этим делом, хотя некоторые и считали, что курение является этичным, ведь для производства табака не использовались животные. Они использовались для тестирования, впрочем к этой части Тесла относился халатно. Он сам ставил эксперименты на мышах в лаборатории. Босс поперхнулся дымом, потом посмотрел на ученого и прищурился.
- Как она смогла тебя убедить им заняться?
- "Она знает про Африку", - выкрутился брюнет, не ставя в известность нынешнее "руководство" о том, что сам же и рассказал. Некоторые вещи Чаку не следовало знать.
- Когда приступаешь? - мужчина затушил сигарету, и встал открыть окно, дабы проветрить помещение.
- "У меня есть две недели на то, чтобы завершить с СВСД. Либо за это время я открою вакцину, либо придется вести два проекта в параллельном режиме. Естественно Ласса в приоритете у нее, сам понимаешь. Подробности она расскажет скорее всего уже сама. Мне нужен список всех работников лаборатории. Надо передать ей кандидатов в команду", - пальцы Тесла бегали по экранной клавиатуре быстрее, чем он печатал на обычно. Привычка выкручиваться и привычка вообще обрабатывать информацию на порядок быстрее, чем того требовал среднестатистический мозг давала о себе знать. Он действовал быстрее там, где простой человек мог зависнуть. Но, это как правило, касалось исключительно науки. В простой жизни, Никки мог быть редкостным тормозом.
- Возьми Дюнкера, он ...
- Нет! - резко и громко произнес ученый ледяным взглядом изучая глаза Чака.
- Это не обсуждается. Кто-то должен следить, чтобы ты не рухнул от истощения во время работу. Можешь даже не пускать его в лабораторию, просто позволь помогать. И не спорь со мной. Все, свободен, у тебя и без того масса работы.

Через три дня, он скинул на почту Хелен, и дубликатом на почту Чаку список необходимого оборудования, решив ни в чем себе не отказывать. Однажды столкнувшись с аналогом подобного вируса, и не имея понятия куда именно хочет перевести его Магнус (серьезно, не отправит же в Африку работать непосредственно в поле, чтобы быстрее получить свой процент прибыли и чтобы ученый уж точно никуда не мог от туда сбежать. Даже при том, что отлично говорил на нескольких языках, по мимо родного английского, а во время вспышки Эболы очень быстро освоил местные диалекты и наречия). Поэтому, он скинул официальный список, подразумевающий работу в другой лаборатории. Вторым файлом шел список команды, которую он хотел себе в помощники. Именно в помощники, и именно так он написал Магнус, потому что руководить проектом для Теслы значило не просто перебирать бумажки и докладывать ей о ходе работы, а погрузиться в эту самую работу с головой. Более он не собирался промахиваться в расчетах и потом исправлять то, что натворил.
- Напо-оминаю, я лю-юблю тепло и дож-ждь Лондона, а не жа-ару Африки.
Никки стоял на пороге кабинета Чака, с Чаком же вместе, потому что явившаяся в лабораторию Хелен Магнус по каким-то своим, предположительно дамским, причинам, выставила директора с его места, и теперь оба, ученый и руководитель пялились на матовое стекло кабинета, за которым нельзя было понять ничего. - «Зря ты туда такую звукоизоляцию поставил».
Тесла язвительно набрал на своем планшете и показал боссу, на что тот так же язвительно кривясь в усмешке показал подчиненному фак. Не сказать, что за это время отношения между мини хоть как-то наладились, просто, так получилось, что они несколько раз за последнюю неделю обсуждали детали предстоящего проекта, а Тесла чуть ли не поселился в лаборатории, загоняв всех помощников с требованием более активной работы. Сам же ученый в перерывах между изучением данных читал все, что мог найти на Ласса, сделав запрос даже в личный архив своего научного руководителя в период обучения в университете.
Экран планшета ожил, выводя входящий звонок от матери, и ученный извинившись, нацепил наушники, вышел из приемной, оставляя Чака в компании научных журналов, чтобы выбравшись в коридор, очень лаконичными фразами уточнить состояние матери. Последние несколько месяцев ее здоровье оставляло желать лучшего, так что к вопросам ответственности и подготовки по возглавлению работ над вирусом и вакциной, добавилось еще и беспокойство за престарелую мать. Учитывая, что последнюю неделю Никки не появлялся практически дома, а на экране видео звонка выглядел изрядно уставшим, не удивительно, что первый вопрос родительницы заключался в том, все ли у ее сына хорошо. Как объяснить ей то, что он вляпался в практически то же, чем занимался несколько лет назад, Тесла не знал, так что старательно балансировал на грани лжи и полуправды. Нервировать ту, у которой он остался единственной родной душой ему не хотелось.
[nick]Nikola Tesla[/nick][status]яблоко от яблони[/status][icon]http://sd.uploads.ru/dbOeL.png[/icon][sign]Медицина пользуется самыми сильными ядами, но, если их умело применять,
они превращаются в спасательные лекарства.
[/sign][lz]Никола Тесла, 37 лет

Вирусолог-иммунолог считаю, что нет ничего прекраснее и важнее науки. Предан делу, друзьями, коллегами и партнерами. В вечном поиске уникального лекарства от всех болезней.[/lz]

+1

17

Вернувшись под утро домой после охоты, — она не хотела возвращаться рано, — Хелен не думала, что вместо Никола найдет ужасные в своем содержании письма. Одно от Никола, которое принес ей посыльный, мальчишка ждал её у дома, промерзший и голодный, но честно отрабатывавший деньги, которые ему дал Тесла и второе, адресованное самому Никола. Он уехал в спешке, когда она ушла после их ссоры...  В порыве злости Магнус разорвала письма и бросила их в огонь. Пламя немедленно начало пожирать бумагу и чернила. Витиеватый почерк Теслы горел, горели строки написанные его женой. Никола знал до того как они заговорили, знал и ничего ей не сказал! Не сказал, убежав тайком, как.. как какой-то любовник! Магнус тяжело опустилась в кресло, подпирая рукой подбородок. Ну и что теперь делать? Бежать за ним в Лондон? Она ему не собачка, которая побежит за хозяином. Это он принадлежал ей, он, а не она ему! Хелен в расстройстве хлопнула ладонью по подлокотнику, выбивая пыль их обивки. Виктория потеряла ребенка, она могла вообще не иметь детей и её план провалится. Он уже трещал по швам... если бы эта курица сидела дома, как все жены ждущие детей, а не бегала по подружкам, рассказывая небылицы о вампирах и демонах. Хелен открыла бутылку вина, наливая себе в больше половины бокала и в несколько глотков выпила почти все. Алкоголь подействовал на неё отрезвляюще, хотя бы потому, что хмель её не брал, но по индивидуальным особенностям её организма, действовал успокаивающе. А может оттого, что она просто смогла промочить горло. Никола в какой-то степени любил Викторию, а их ребенок — их общий с Викторией ребенок... Хелен совсем не подумала о том, что испытывал он. Никола хотел немного ласки и заботы, а она так резко отказала ему. Поэтому он сорвался, может быть, он не знал как сказать Хелен о потере ребенка, думая, что сама она не могла испытать радость материнства и старался не ранить её чувств? Какая она черствая. Эта жизнь ожесточила её, сделала слишком эгоистичной. Магнус пожалела, что порвала письмо, не перечитав его еще раз. Эта импульсивность не довела бы её до добра.
Хелен довольно скоро собрала вещи и отплыла обратно в Англию: ближайший корабль плыл только через три недели после того, как отбыл Никола. Плыть пришлось вовсе не на пассажирском, каким она приплыла в Америку, а на обычном, грузовом. Мряки то и дело бросали на неё странны взгляды, а ей приходилось тяжко: слишком мало людей для пищи, слишком бедные, грязные, вонючие... Хелен твердо решила, что Никола ей за это будет должен. Терпеть подобные условия было выше её сил!.. но каким же сладким было возвращение домой. Она оценила его гораздо больше, ступая на Английскую землю, нежели чем плывя первым классом.
И, едва приехав, она отправилась на охоту. Давать Никола знать о себе пока не следовало, любящий муж уже три месяца находился подле жены и, наверное, сам ждал возвращения Хелен и должен был явиться к ней. Изголодавшись, Магнус не стала брезговать и молодой девушкой, выгнанной из дома после смерти отца — за неуплату. Все, что ей оставалось, это работать телом, что, в общем-то она и сделала для Хелен. Утирая рот, Хелен смотрела на лишенное жизни молодое лицо и размышляла. Если бы ум, Магнус могла бы оказаться на её месте много лет назад... решив не придаваться воспоминаниям о собственном обращении, Магнус оставила тело остывать и подобрав юбки, побежала по улице, прочь. За углом уже слышались чьи-то шаги и пьяные голоса.

Сколько огня в этих голубых глазах. Магнус буквально чувствовала, как он прожигал её насквозь. А она-то думала, что в нем нет этого, что он больше в Викторию — снулую рыбешку, а оказалось, нет. Хелен продолжала складывать лисицу, ожидая взрыва. Никола, будь они знакомы столько же, обязательно начал бы качать права. Отказывался бы, требовал свое и то, чем бы хотел заниматься, а не то, что ему навязывали, он проталкивал свои идеи, свои желания, доказывая, что они истинно верные. Она согнула салфетку в последний раз и лисий хвост загнулся вверх. Магнус подняла глаза на Никола и кивнула. Почта так почта. Рядом с адресом своей электронной почты Хелен указала еще номер телефона и мессенджеры, в которых её можно было найти. Никола так и не устроил сцену, хотя мог и имел на это право, видимо, его кровь все же слишком сильно была разбавлена чужой... он его внук, даже не сын. Интересно, где же плоть от плоти Теслы?.. Хелен с удовольствием попробовала бы его, чтобы узнать получше, прежде чем пить внука. Попрощавшись с ним, они расстались, условившись на том, что назначат встречу когда лаборатория будет готова и Хелен покажет ему все. Но Магнус приехала гораздо раньше, имея на руках все банковские выписки, счета и чеки. Заперевшись в кабинете Чака, женщина проводила инспекцию, перечитывая все, что могла найти в его бухгалтерии и сравнивая бумаги. И, сидя в удобном, мягком кожаном кресле  приходила к неутешительному выводу, что Чак её обманывал. Мерзавец обокрал её на очень большую сумму денег, а Никола, на которого он якобы тратил эти суммы мог быть причастен к этому. По меньшей мере этот наглый мальчишка — хотя, какой из него мальчишка в почти сорок лет? — то и дело заказывал всякое мелкое оборудование. Чак закупал его, но по цене меньшей, оптом, что выходило дешевле,  разницу... разницу они могли делить. Исходя из этого, Хелен требовались банковские документы Никола. Если он причастен к краже её средств, то ему же хуже.
— Господа, — Магнус вышла из кабинета спустя несколько часов, олицетворяя собой спокойствие и ничем не выдавая клокотавшей в её душе злости. — Чак, я закончила, можешь возвращаться в свой кабинет, кажется я перепутала там коробки с бумагами и могла положить пару листов не туда, — она вежливо улыбнулась, не собираясь говорить, какой она оставила после себя беспорядок в бумагах. Чаку придется потратить много времени, чтобы разобрать перемешанные отчеты об исследованиях и бухгалтерию. Она сделала это не из-за неряшливости, а с целью потянуть время. Пока Чак будет разбирать документацию, она успеет проверить оборудование и банковские поступления. — Никола, мне нужны распечатки из вашего банка касающиеся доходов. У вас полчаса, чтобы их достать. Дюнкер, пока ваш руководитель занят, пожалуйста, покажите мне оборудование в лаборатории. Хочу провести инвентаризацию, чтобы знать, что именно нужно перевести... Никола, у вас осталось двадцать восемь минут. Банк скоро закроется, у них сегодня короткий день. Пожалуйста, поспешите, иначе я урежу финансирование.
Магнус ни разу не повысила голоса, но все, включая уборщицу, которая собирала мусор из мусорных корзин поняли, что Хелен настроена серьезно и не будет шутить, обязательно выполнив свою угрозу, если не сделать так, как она велела.
Дюнкер, определенно смущенный и напуганный тем, что Магнус попросила именно его показать ей оборудование, кашлянул и пригласил её из комнаты отдыха, где в эту минуту находилось большая часть сотрудников, пройти с ним.
— Никола, потом вы можете присоединиться к нам, — разрешила она, выходя в дверь перед лаборантом. Помощь в инвентаризации ей не требовалась, она и сама могла найти все. Хелен хотела показать Никола еще раз, кто на самом деле был главным в этом месте. И, как надеялась женщина, если он причастен к кражам, то поймет все её действия.
— Тут мы проводим... э...
— Центрифуга, отлично, — Магнус наклонилась, проверяя этикетку на нижней части центрифуги. Марка центрифуги соответствовала последней покупке, значившейся в её листе. — Я знаю, какие исследования проводятся и для чего аппаратура, Дюнкер. Все исследования которые здесь проводятся не только финансируются мной, но и назначаются.
Лаборант засмеялся, соглашаясь с Магнус и отшучиваясь. Хелен с радостью поддержала разговор, немного отвлекаясь от инвентаризации, но после возвращаясь к ней с удвоенной энергичностью.
— Хелен, ты что, собираешься забирать и пробирки? — Чак присоединился к Хелен и Дюнкеру спустя десять минут, нервно теребя пуговицу на своем халате. Он, как и все сотрудники, носил белый халат, только Чаку он был ни к чему, но он все равно старался не отставать от своих сотрудников. Чак смотрел на то, как Магнус проверяла упаковку из под пробирок, в которой еще оставалось несколько штук. На этих мелочах Чак экономил. Если в сводке были записаны одни из самых дорогих, то тут дешевка. Впрочем, объемы этих пробирок поразили Хелен: куда столько?
— Почему из количества использованных пробирок, которые я нашла здесь, я могу выстроить дом? — спросила она, отставляя упаковку и присаживаясь на край стола.
— Потому что наш гениальный ум меняет их как перчатки. И требует только дорогое. Понимаешь, если он узнает, то ты разоришься, — Чак пожал плечами, засовывая руки в карманы брюк. Щелкнув языком и прикинув в уме, Хелен согласилась с Чаком, правда, молча. — Никола обходится лаборатории дорого. Я знаю к нему подход и могу контролировать расходы... Дюнкер, приготовь нам чай, — Чак мотнул головой, выгоняя Дюнкера и лаборант сразу же ушел, не оглядываясь. Хелен уже поняла намерения Чака и только наклонила голову на бок, готовясь отказать. — А Никки сядет тебе на шею и пиши пропало. Ты даже не представляешь, — Чак быстро обернулся и по секрету шепнул Хелен, — какой он самодовольный и высокомерный.
— О, Чак. Поверь, я знаю его породу. Ты мне лучше вот что скажи... почему биохимический анализатор и настольная иммунохимическая система были уже в употреблении? Я оплачивала новые аппараты, почему я вижу одно старье?.. тем более, такая нужная аппаратура. Никола наверное раздосадован.
— Да перестань, это всего лишь предыдущие модели. Они ничем не отличаются! Ну, разве что кнопка включения у них не там, — Чак иронизировал и кривил губы, отходя от Магнус подальше. Что-то в ней его всегда напрягало. Что-то в этой женщине было... хищное. Не такое, как бывало в обычных женщинах, женщинах в леопардовых лосинах или других "хищницах". В это было что-то первобытное, звериное. Чак сглотнул и почему-то положил ладонь на свою шею, закрывая артерии. — Слушай, он дорого стоит. Я же забочусь о твоих финансах!.. вдруг что-то сломается, я куплю и все будет отлично! а на исследования это даже не влияет.
Магнус сделала еще один шаг к Чаку, растягивая губы в легкой улыбке.
— Я надеюсь, что это действительно так. В новую лабораторию ты не попадешь.
Если она переводила ведущий ум в другую лабораторию, Чаку можно был либо сворачиваться и уходить с большого рынка, либо искать замену Никола. Он это понимал.
— Возьми Дюнкера. Хороший парень, он поможет тебе со всем. Да, как ученый он тюфяк, но как секретарь или... в общем, он того стоит.
Хелен смерила его изучающим взглядом.
— Ладно.
[status]Вампир[/status][icon]http://sh.uploads.ru/y8XOS.png[/icon]

Отредактировано Helen Magnus (06-02-2019 07:45:50)

+1

18

- Никола…
Виктория даже приподнялась на постели, едва он шагнул в ее палату. Единственное, что успел учёный, это добраться домой, освежить костюм и помчался к супруге. Насколько он не видел в ней друга, нежели супругу, но, она носила его ребенка, он клялся быть с ней в горе и радости, в болезни и здравии, пусть даже его любовь к этой девушке была абсолютно иного характера, нежели любовь к Хелен, которой он так и остался предан душой и сердцем.
Тесла подошёл к ней ближе, сдерживая весь свой нрав и эмоции, опустился на край ее постели, взял тонкую ладонь в свою и тепло улыбнулся этому неразумному ребенку, что помчалась по магазинам с подругами, желая обрадовать супруга по возвращению. Он почти не винил ее. Но, это самое “почти” было громче всех обвинений, громче слов и выговоров и она это чувствовала, поэтому смотрела на него вот так, загнанным зверьком, запуганным, трясущиеся из-за своей жизни. Он не признал ее. Он по прежнему любил ее, но что-то в этой любви надломилось, стало другим. Если до этого, над этими отношениями тенью нависала Хелен Магнус, к которой он сбегал, то теперь добавилось и трагедия, разделив супругов ещё больше. Тесла не нуждался в ее чувстве вины, в ее раскаянии или сожалении. Ему нужен был результат, которого его лишили. Учёный и до того не раз обманутый, вновь чувствовал то же самое, что было относительно его открытий, но, если там он мог выступить на равных, то здесь, беззащитное дитя за которую он взял ответственность перед Богом и людьми. И, собственное бессилие бесило сейчас не хуже ее виноватого взгляда.
Он настоял на ее выписке, забрав домой. Приходить каждый день в больницу, видеть лица полные сострадания и слышать перекатывания было выше его сил. Не сломленный, но уставший от чужой скорби по своей трагедии, Тесла предпочел забрать жену домой, обещая соблюдать ее постельный режим, не беспокоить и вообще дать ей отдохнуть и восстановится. Она всё ещё была слаба. Ряд не самых понятных, даже ему, осложнений от падения. Он забрал ее домой, обустроил спальню под ее нужды и был рядом достаточное время, чтобы она не чувствовала себя брошенной. А, потом уходил к себе в кабинет, где пил вино или скотч, по-долгу смотря в камин. Последние телеграммы из Америки требовали его обратно, руководить стройкой, которая вот-вот должна была завершиться, но у него не было желания, сил, терпения. Лишившись наследника таким глупым путем, Тесла просто старался найти баланс в собственной жизни. Он бы с удовольствием поговорил бы с Хелен, но она не ответила на его письмо, а учитывая как он уехал, попадаться вампирше на глаза даже запиской было чревато, да и где ему ее искать? Это Магнус всегда знала где он, а сам Никола запрещал себе следить за любимой, прекрасно понимая насколько это ей не нужно. Он слишком много понимал в этой жизни, ещё о большем успел прочитать в паре других книг, разширяя свои знания не в самых надёжных аспектах науки, так что, в своем горе он был совершенно один.
Сегодня, все было привычно. Супруга уложена в постель и сладко спит, все еще медленно восстанавливаясь, Никола в своем кабинете, а в бокале у него вино, что горчит, и на вкус как уксус. Он зло швыряет бокал в камин, не обращая даже внимание, сколь жадно огонь набрасывается на топливо, разгоняя свои угли, словно на них кто-то только что подул. Отчаяние, боль и накатившее одиночество буквально душили его сейчас, а тени из угла кабинета подкрадывалась, но не шуршали знакомым эхом юбок. Никола не думал ничего писать, даже не собирался переносить на бумагу все то, что лежало на душе, просто, желание выговориться захлестнуло его, и схватив подаренную Хелен автоматическую перьевую ручку, он открыл один из чистых журналов, что всегда держал под рукой в кабинете и начал писать, не замечая даже того, что пишет своим шифром, словно кто-то мог посягнуть на его записи.
Он очнулся спустя несколько часов письма. За окном начинался рассвет, а в душе притих уроган. Он был опустошен. Не физически, морально, но именно в этом опустошении, внезапно для самого себя, он нашел новые силы и цели к существованию. Это то самое опустошение, что нужно порой каждому, чтобы разобраться в себе, расставить приоритеты. И, получив это, Никола отложил письмо, убрал в стол записную книжку и поправив шейный платок, направился в свою спальню. Ему не помешал бы сон. Если не здоровый, то хотя бы тот, что принесет физический отдых.

Никки Тесла, по словам бабушки, был как дед. Слишком упрям, слишком принципиален, слишком сам себе на уме. Никки Тесла это устраивало, хотя бы потому что, заявив всему миру, что он может, пусть это и осталось чуть ли не самой секретной тайной, он получил пусть и не мировое признание, но, однозначно, возможность диктовать условия тем, с кем работал. И, Чак мирился с этими условиями. Спорил, покупал порой не совсем то, что было нужно, но, мирился, потому что они оба понимали, без одного не будет второго. Чак дал Тесле возможность остаться в профессии, а не уйти в какую-нибудь задрыпанную клинику простым лаборантом, Никки давал Чаку повод чувствовать себя после открытий, делая пусть и не крупные, а так, выбрасывая в мир разные идеи от имени лаборатории. Это устраивало обоих, поэтому, когда в приемной Магнус попросила у Никки распечатку потока денежных средств, учёный дал совершенно типичную, для своего гения и ума, а так же привычек, реакцию - он кивнул, сказал “угу” и перешёл на следующую страницу доклада, который только что получил от помощницы, что работала в соседнем от него кабинете. Впрочем, “соседний” в этой лаборатории значил другой конец коридора, тридцать метров от ставшей вторым домом для Теслы месте, где он проводил большую часть времени.
- Сали… - учёный задумчиво вздохнул, перебирая пальцами по отключённом экране планшета.
То,чьо помощница ему скинула, была лишь идея, но, ведь вся их работа строилась на идеи. Сали проделала прекрасную работу, она расписала все риски, а, учитывая факт работы с уже мертвыми пациентами, они ни чем не рисковали. Кровь ведь просто кровь, для них простой и доступный материал для изучения внутренней вселенной человека. В капри крови каждого ищ них было достаточно информации, чтобы передать другому, но каждый так или иначе жалел ее. Тесла же шел глубже, разделял кровь на составляющий, копался в отходах, что встречались в составе крови или в ее основе, добрался до белка, вскрывал саму клетку лишь для того, чтобы узнать больше, понять, остановить то, что было в их силах остановить. Тесла играл с вирусами, перестраивал их формулу, сохранял первичные данные и пробовал новое. Это было опасным развлечением, но, учёный иначе не умел. А, сейчас, Сали предлагала использовать одну из игр в качестве основного эксперимента. Это, вполне могло сработать.
Посмотрев на кабинет, где все ещё работали Чак, Хелен и суетился Дюнкерк, старательно изображая из себя пажа, Тесла хмыкнул и поспешил к Сали, застав ее буквально на выходе. Сегодня был короткий день, а он про это, типично, забыл.
-- Никки, неожиданно, - Сали мягко улыбнулась. Он и правда редко приходил к ней в лабораторию, предпочитая все делать в своей. Так было удобнее, ведь у каждого ученого были свои тараканы, свой вклад инструментов и даже свое видение обустройство места. Это нормально, когда работаешь с мелкими организмами по восемь, а то и двенадцать часов. Поэтому, удивление помощницы было более чем очевидным.
- Я прочи-итал твою идею, и хоте-тел ее опро-о-обовать, - он запнулся всего пару раз в своей медленной речи, и это было приятно. Никки просто старался взять себя в руки и побороть недуг своими силами, не тратя время и деньги на врачей. Отчасти, потому что не доверял им [и озвучь он это, получил бы насмешку, ведь сам был частью большой медицинской семьи], отчасти потому что хотел справится сам. Но, он всегда слишком увлекался и забыл тщательно следить за тем, что говорит и как. Приучив однажды самого себя к медленному говорению, он как-то не уделял больше внимания речевому аппарату.
- Так, может мне остаться? - Сали не очень хотела оставаться. Он видел это по ее глазам, по интонации, по тому, как она сжимала в руках сумочку. Тесла был жёстким и требовательным, но не жестоким и не тираном, каким его старались представить остальные сотрудники. Те, кто знал Никки ближе протянутой руки находили его достаточно о отзывчивым, в ряде вещах, человеком.
- Не на-адо. Я сам, - он уверенно кивнул и пропустил девушку из лаборатории. Та, в порыве эмоций даже обняла руководителя и тут же побежала по коридору, к выходу, цокая не высокими каблуками. Кажется, она спешила на свидание. Хмыкнул, учёный перешагнул порог чужой лаборатории, окончательно забыв обо всем. Его мозг уже полностью был погружен в анализ синтеза, строя схему действия и необходимые шаги для достижения цели. Признаться, запуская электронный микроскоп, он даже думать забыл про Чака, Дюнкерк и Хелен. Его волновал СВСД и то, что предложила помощница в качестве эксперимента.

Первая же выдвинутая теория пошла крахом, когда клетка просто погибла в считанные секунды. Впрочем, Тесла был бы не собой, если бы это его остановило. Он запустил следующий синтез и снова одержав неудачу, вычеркнул из ментального списка этот подход. У него впереди было еще пара десятков студенческих игр с кодом и клеткой, когда они развлекались, строили теории и версии, не переживая о необходимости соблюдения этики. Впрочем, сам Никки тоже ее, этику, соблюдал через раз, ограничив себя в необходимости кому-то и что-то объяснять. У него была цель, и средства были абсолютно не важны. В конечном счёте, ведь победителя не будут судить за то, как он одержал победу. Именно это заставило его запустить очередную попытку, наслаждаясь тишиной лаборатории. Ему даже казалось, что в здании нет ни души, а если учесть, что дело двигалось к концу дня, когда он дочитал идею Сали, то, вполне вероятно так оно и было. Это не огорчало его, и не пугало. Оставаться в лаборатории до утра, лишь с охранником, который тоже привык к причудливому учёному, и предпочитал заниматься своими  делами, зачастую просто бродя первому этажу ему было не привыкать.

[nick]Nikola Tesla[/nick][status]яблоко от яблони[/status][icon]http://sd.uploads.ru/dbOeL.png[/icon][sign]Медицина пользуется самыми сильными ядами, но, если их умело применять,
они превращаются в спасательные лекарства.
[/sign][lz]Никола Тесла, 37 лет

Вирусолог-иммунолог считаю, что нет ничего прекраснее и важнее науки. Предан делу, друзьями, коллегами и партнерами. В вечном поиске уникального лекарства от всех болезней.[/lz]

+1

19

Дюнкер возле Никола был зачем-то нужен Чаку, а выяснить это Хелен могла только если бы приставила лаборанта к Никола. И она согласилась, кивнув директору. Видок у него был не самый счастливый, но хотя бы не разочарованный.
— Где Тесла? Он должен был принести мне свои банковские выписки, — Магнус  положила листы с перечнем оборудования на один из столов. Пожалуй, Чак достаточно напуган, а она уже узнала все относящееся к теме оборудования, что ей было здесь нужно.
Чак пожал плечами, мол, "я не следил за ним". Магнус вздохнула и постучала длинным ногтем по краю стола, размышляя, что ей делать с Никки. Его все время хотелось назвать парнем, молодым человеком из-за его не по годам молодого и наивного лица, только он был не молодым, а вполне себе мужчиной среднего возраста.
— Ладно, сама с ним разберусь, — Как всегда. Хелен махнула рукой, отпуская Чака и сама вышла из лаборатории, не прощаясь с другими сотрудниками, покинула учреждение.
Никола даже не появился...

Новые помещения для лаборатории успели подготовить в срок. Оборудование расставлено по своим местам, столы и полы блестели от чистоты, новенькие растения в горшках в коридорах шевелили листьями под кондиционерами, а Хелен ждала новых сотрудников в холле, сидя на диванчике и читая одни из научных журналов в своем кабинете, который устроила себе рядом с лабораторией Никола. Ученые, лаборанты и другие помощники не заставили себя ждать, появляясь в холле точно к открытию и пока оставались в холле, тихо переговариваясь и отмечая, что это помещение гораздо лучше обставлено и вообще все новое.
— Хотела бы я увидеть новые туалеты. Помнишь, в той лаборатории раковина треснула, да и кабинки были... — две среднего возраста женщины тихо переговаривались, обсуждая обстановку и руководителя — Никола.
— Думаешь, он сможет руководить? он же все думает об исследованиях.
— Он ведущий ученый, руководить лабораторией будет наш спонсор, эта Магнус. Она такая странная, вроде богатая женщина, а я никогда о ней ничего не читала. Ну, то есть о её личной жизни или о чем-то еще.
— Она скрытная, это верно, — согласилась с подругой женщина. О своем спонсоре они и правда знали чудовищно мало, только то, что о ней писали в научных журналах и редкие фотографии. Хелен не было ни в инстаграме, ни в фейсбуке или каких-то еще социальных сетях. Она участвовала в светской жизни, но одновременно с этим сторонилась общества.
— У неё, я слышала, классическое воспитание английской леди восемнадцатого века.
— Да уж, по ней видно. Держится так... чопорно.

Ровно в десять часов Хелен вышла к сотрудникам и с улыбкой поприветствовала. Золотые украшения, свисавшие с шеи на её зеленый мягкий и легкий свитер блестели как капли, ловя свет сквозь витражное окно над дверью. Атмосфера в холле царила весенняя, радостная и с легким привкусом предвкушения. Глядя на залитый солнцем холл, Хелен ощущала себя моложе лет на сто.
— Посоветовавшись с Чаком мы решили, что для нового и очень важного проекта, о котором вам чуть позже расскажет наш ведущий ученый Никола Тесла, нужно новое помещение о новое, самое современное и надежное оборудование. Лаборатория, в отличие от старой, находится в центре Лондона, что облегчает передвижение и имеет удобную инфраструктуру вокруг себя. Так же, в этой лаборатории помимо зимнего сада, есть игровая комната и спортзал для тех, кто любит засиживаться допоздна.
Кафе и спортзал действительно были в лаборатории. Правда, Хелен выкупила здание целиком, где уже были помещения и просто сломала пару стен и выстроила новые, сделав лабораторию почти что авторитарной структурой. Не хватало еще жилых помещений для сна, тогда бы сотрудники вообще могли бы оставаться здесь жить. А Тесла... Тесла бы и вовсе перевез несколько личных вещей. Но обустраивать ему жилье на территории лаборатории Хелен не намеревалась.
— Новый проект раскроет новые тайны человеческого здоровья и я надеюсь, поможет обуздать одно из самых страшных заболеваний. Победа над ним станет новым витком в истории науки. Я думаю, наши старания не пройдут даром и вам понравится на новом месте и оно вдохновит всех нас на новые открытия! — Хелен зааплодировала и все подхватили, расходясь в хорошем настроении по своим помещениям и начиная обживаться на новом месте. — Никола, — Хелен обратилась к Тесле после своей речи, когда тот проходил мимо. — Пойдемте в мой кабинет, я хочу с вами поговорить.
На вешалке в её кабинете висел белый халат, в которых обычно ходили сотрудники лаборатории. Солнце проникало в её кабинет и плотными желтыми лучами ложилось на стол и мягкий, обитый кожей диван у стены. В этих столбах света Магнус не видела витавшей там пыли, что говорило ей о том, насколько правильных уборщиков она наняла.
— Располагайся, — она предложила ему сесть на диван. Рядом с диваном, на низком кофейном столике из стекла, отделанном под морское дно, лежала черная массивная коробка. Обычно в таких держали шприцы и подобное. — Будешь чай?
Из тумбочки Хелен достала две фарфоровые чашки. Совсем не такие, как были у Чака. Хелен терпеть не могла токсичную меламиновую посуду. Это были все равно что бомбы замедленного действия, отравлявшие организм. Но увы, люди все больше и чаще пользовались именно ей из-за дешевизны и разнообразия дизайна. В кабинете Магнус стоял заварочный чайник. Она налила себе и Никола горячий чай.
— Я пью только чай, но, думаю в столовой будет кофе, — Белые чашки на фоне синего стекла и залитых в нем рассыпанных золотых монет выглядели как диковинные корабли, плывущие в неизвестность. Женщина села рядом с Никола и положила одну руку на свое колено. — Никола, нам нужно с тобой серьезно поговорить.
Хелен почувствовала себя его мамочкой и вспомнив Викторию, чуть не поморщилась от досады. Почти сразу она сменила позу, потому что первая жена Никола сидела точно так же.
— В прошлый раз я просила тебя показать мне распечатки твоих доходов и дала тебе полчаса на это. Прошло уже десять дней, а я их так и не получила. И если ты не предоставишь их мне, я буду вынуждена урезать финансирование исследований, на которые тебя и направила. Это было бы совсем не справедливо, не так ли?
Она наклонила голову на бок, внимательно глядя на лицо Никки. Мог ли он красть? Нет, слишком наивен, слишком думает о другом, а вот Чак мог бы переводить ему средства, чтобы подставить. Кто знает этого гада... а потом, он мог бы потребовать Никола отдать ему часть денег. Это было вполне вероятно, так как у самого Чака финансы не вызывали подозрений.
— И еще, мне нужно чтобы ты и вся твой команда сдали кровь. Ты можешь сделать это немедленно, — она посмотрела на черную коробку. — Я могу взять у тебя кровь прямо сейчас. Ты ведь не возражаешь?
Магнус раскрыла коробку, в которой было все необходимое для взятия крови: жгут, бинт, антисептик, шприц и пробирки.
— Я знаю, что обычно ты не завтракаешь и поэтому хочу взять кровь натощак, — она улыбнулась ему. — А позже составишь мне компанию в лаборатории для забора крови?
Три пробирки блестели в солнечном свете и были чуть больше обычных, но это было даже не заметно.

— Никола! добрый день. Давно я вас не видел, давно, — усатый мужчина встретил Теслу в городском парке, когда тот прогуливался со своей женой. Виктория на минутку покинула своего супруга, чтобы пощебетать с подругами, и Джозеф Гэрри подошел к изобретателю. — Слышал, вы были в Америке. Хорошо сейчас там... но, я вот по какому вопросу к вам подошел. Вы же знакомы с прелестной мисс Магнус? она доктор. Единственная женщина доктор, кажется. И, разумеется, вы идете на салон, который устраивают Барроузы?.. ну, конечно же идете. Вы не могли бы там представить меня нашей чудесной Хелен?
[status]Вампир[/status][icon]http://sh.uploads.ru/y8XOS.png[/icon]

+1

20

- Хелен одобрила кандидату Дюнкера в твою команду, - Чак выглядит не очень бодрым, не очень веселым и вообще, Тесле кажется, что будь у него возможность руководитель и приятель вцепился бы ему в глотку потребовав ответа на вопросы, что его мучают.
- "Я не выдвигал его", - пишет раздраженно Тесла, вгрызаясь в сочное яблоко. Чак опять выдернул его из потока мыслей приглашая в кабинет, по дороге в столовую, так что, теперь ученый просто завтракал в четыре часа дня, уничтожая очередной спелый плод.
- Его выдвинул я. Тебе нужен лаборант. И это не будет подвергаться обсуждению. Я тебе сообщаю для того, чтобы ты просто знал, он перейдет с тобой под ее начальство. И, ты помнишь наш с тобой уговор? - пристальный взгляд маленьких глаз Чака очень не нравится Тесле, так что он лишь удивленно смотрит на него, словно спрашивая "какой к черту уговор?" но не пишет об этом, и не озвучивает в слух. Начальник слишком хорошо знает этот взгляд Никки. - Тот, согласно которому ты должен был получить от нее деньги для нашей лаборатории, а не разорить ее, - бросает мужчина излишне раздраженно, когда гений снова откусывает кусочек от зеленого яблока.
- "Она не поддается чарам", - пишет он в ответ тщательно жуя. Хороший повод не произносить ни слова, тем более когда у него слегка саднит горло. Кажется, в лаборатории последние дни было немного холоднее обычного.
- А ты и не старался! - У Чака явно что-то не клеится в жизни, иначе, с чего ему таким ненавидящим взглядом прожигать дырку в своем ведущем специалисте. Впрочем, он отпускает Теслу едва поняв, что он более не скажет ему ничего дельного. Это типично. Никки слишком в делах. У него СВСД и Ласса, он слишком занят своими бактериями и белком, чтобы вести в романах. Кажется, Чак понял только что, что просчитался поставив на Теслу и ту искру, что увидел на том приеме. Мужчина раздосадован, ведь вместо притока финансов ему лишь перекрывают канал, а отказывать себе в красивой жизни он не желает.

Он был накануне в лаборатории, перед официальным ее открытием, оценивая масштаб проделанной работы. Наверное, потому что Хелен хотелось похвастаться, а может потому что ему хотели показать новую «песочницу» раньше других,ведь ему предстояло в ней не просто работать, а возглавлять проект. Ему она понравилась. Ему нравилось все, что было настроено на науку и выдачу моментально результата, идеально точного ,насколько может быть точен ответ на множества вопросов ученного. Ему тут нравилось больше, чем в старой лаборатории, а диван в выделенном для официальных встреч Теслы с сотрудниками был достаточно удобным, чтобы можно было на нем без проблем уснуть, оставаясь в лаборатории на всю ночь, что с Никки было достаточно частым явлением, ведь порой тот или иной эксперимент требовал слишком много внимания, дабы бросать его до утра. Разумеется, говорить Магнус о том, что он ловить будет сотрудников по кабинетам и в чате, который они сохранили, никто не стал, ведь ему нужно было создать визуальный образ держащего все в своих руках ученого. Впрочем, в своих руках он умел держать не только пробирки и колбы.
Е6го команда, сплошные профессионал,Ы одержимые наукой, поэтому ему не требуется тратить время, чтобы направлять каждого в свое русло. После презентации ,проведенной Магнус сегодня утром он и сам намеревался окунуться в проект рассказать уже непосредственно и лично о том, чем им предстояло заниматься, когда его отвлекли, и лишь удивленно вскинув брови, он последовал за руководителем, принимая приглашение опустится в кресло, откладывая планшет в сторону. За короткое время общения, он уже понял Хелен нравилось его слушать, а не читать. Вполне себе причина, чтобы больше с ней пытаться говорить, уважая не оглашенную просьбу той, которая была ему интересна.
- Просили?
Тесла в изумлении уставился на Магнус. Он абсолютно не помнил, чтобы его о чем-то подобном просили, и поэтому через мгновение хмурит брови, вспоминая когда это могло быть. Вероятно, в тот день, когда она что-то говорила про лабораторию и инвентаризацию. Возможно, но не точно. Тогда он был слишком увлечен идеей Сали, которая все еще занимала его, дабы даже сейчас думать о вариантах не касающихся разработок. Но, он лишь кивнул.
- Принесу.
За несколько недель он наконец-то освоил возможность не заикаться на самых простых фразах и словах. Это было не так просто, не так удобно, как говорить всю мысль развернуто, но с «развернуто» он еще не дружил так, чтобы не заикаться на каждом втором слове. А, чем больше он заикался, тем сильнее нервничал и заикание лишь усиливалось, заставляя ученого в итоге просто замолчать. Вот, он и нашел способ, старательно строить диалог из простых предложение сокращая все до самого минимума — смысла.
- Зачем?
Тесла снова нахмурился, глядя на Хелен. Ученный достаточно щепетильно относился к вопросам забора крови и ее хранения, потому что он работал с ней каждый раз и каждый раз каждый из его команды рисковал. Он до сих пор помнит того несчастного помощника, в Конго, который настолько был вымотан, что сунул руку в не до конца остановившуюся центрифугу, перемешав образцы крови, поранившись, и заразившись в итоге. Парня звали Джон Теренс, и он, увы, умер, так и не узнав от Теслы какой он на самом деле идиот. Пожалуй, именно то, что парень идиот, бесило Никки тогда больше, как и сейчас, нежели тот факт, что он стал одним из лиц, одним из имени в списках личных жертв. Но, то, что Хелен говорила о кровь, было логично. В конечном счете, имея дело с лихорадкой Ласса, должна быть уверенность, что каждый, кто с ней будет работать изначально является здоровым, не имея предрасположенность к идиотизму, вроде Теренса. Поэтому, закатав рукав рубашки, он предоставил доктору Магнус возможность заняться забором крови, почти тут же отвлекаясь на планшет, на котором высветилось сообщение от Дюнкера о том, что он подготовил все необходимое. Сообщать каждый шаг, вот условие которое он смог выбить у Чака и принудить к нему навязанного лаборанта, не обратив внимание на укол шприца и то как темная венозная кровь потекла в пробирки. Он проходил это и раньше, он знал весь процесс слишком хорошо, чтобы ставить под сомнения навыки Магнус, которую тоже успел немного изучить, и понимал, она не просто любитель в медицине, она ученный который реально понимает ценность некоторых открытий и спонсирует только по истине интересные и нужные ей самой проекты.

Виктория выглядела вполне здоровой, но лишь выглядела. Никола не позволял себе думать, что что-то с ней не так. Он был ученным, гением и разбирался в медицине ровно насколько, чтобы понимать, с его супругой все совсем не нормально. Не самая здоровая бледность, которая едва прошла лишь на прошлой недели, быстрая утомляемость. Верь он во все сказки про злых духов, решил бы, что Викторию просто высасывают, не спеша попивая ее жизнь, как он сам пил скотч по ночам. Но, он был прагматиком, веря лишь в прогресс науки, а не ересь прошлого.
- Добрый день.
Ученый пожал протянутую ему руку, отводя взгляд от супруги, дабы сосредоточить внимание на говорящем. Ему было интересно кто этот человек и что именно ему нужно. В эти дни люди подходили к нему по разной причине, если он позволял себе выходить на такие встречи. Но, Виктория вроде даже пошла на поправку, так что он не видел причин не удовлетворить приглашение их общих друзей, дав ей возможность щеголять в новом платье так, словно не они пережили ту ужасную трагедию. Для общества и мира они так и остались супругами, которые держались друг друга, а та правда, что была скрыта от них была лишь его и ее. Правда, которая заключалась в разных спальнях в тишине, что гуляла порой по их дому, днями, по тому, как он мог часами заниматься проектами, забывая обо всем и о том, что Хелен так и не появилась вновь в его доме, хотя он и ждал ее. Казалось, она просто решила наказать его за то, что он посмел ее оставить и, в целом, имела на это все права. В мире достаточно ученных, которые с удовольствием будут готовы с ней сотрудничать. Ревновал ли  Тесла ее к неизвестным мужчинам? Да, однозначно. Ему было плевать на тех, кого она выпивала, но одна мысль о том, что в ее жизни мог появиться нечто иной, приводила его в тихое бешенство, которое он выплескивал в новые проекты, в дневник, спрятанный в собственном столе. Тесла, будучи заносчивым, стал от этой разлуки еще более замкнутым и резким на ответы другим, кого считал не интересным вовсе.
- Единственная, кто не побоялась своих желаний, мистер Гэрри...
Мягко добавил ученый, отмечая талант Хелен, но не говоря более не слова, потому что не успел. Он бы сказал Джозефу, что не общался с Магнус еще с момента отъезда в Америку и тем более, после возвращения. Он бы сказал, что не в курсе, будет ли она у Барроузов, но не успел. Резкий, полный паники вскрик заставил его обернуться, тем более что в том направлении упорхнула как раз Виктория. А, через пару секунд он сам был в круге тех, кто собрался вокруг женщины потерявшей сознание, держа супругу за запястье и считая мысленно ее пульс. Бледность вновь вернулась на ее щеки, а лоб покрылся испариной. Не нужно было им приходить сегодня на этот прием.

В его кабинете не горело не одной свечи. Зеркала в доме тщательно закрыли тяжелой парчой, словно это могло помочь, но пока кто-то верил в суеверия, он не собирался никому мешать. Главное, чтобы не лезли к нему и в его жизнь, которая теперь была ему самому не слишком уж и понятной. Он так и не сходил к Барроузом, потому что ему было не до нее, как не представил Хелен Магнус Гэрри, потому что не знал, была ли там она. Он был занят личным.
Сидя в кабинете, в полной темноте, благодаря которой он знал что за окном уже давно ночь, он смотрел на огонь в камине, на отблеск метала обручального кольца, которое швырнул в огонь едва вернулся с кладбища. Уложенные на пробор волосы, гладко выбритый, даже чертовы усы и те он сбрил, в черной рубашке и черных брюках, он боюкал в длинных пальцах стакан на половину наполненный скотчем и смотрел на огонь. Теперь, он был один. Официально холост со статус вдовец. Что же, он добился от судьбы то, к чему стремился, избавился от супруги, так и не поняв, что именно с ней случилось. Да и не важно ведь теперь, когда он ее похоронил. Единственный вопрос который его занимался сейчас был прост — как найти Хелен Магнус.

Никки не спал нормально вот уже несколько ночей, перебравшись практически полностью в новую лабораторию, что работала уже несколько недель. Хелен удивительным образом легко пошла с ним на контакт, после того, как он принес ей распечатки счетов, а еще они несколько раз даже успели сходить пообедать, в разные рестораны и каждый раз делали это как коллеги. Она словно держа дистанцию не позволяла вновь оплатить счет с полна, а Тесла придерживался своего правила, не притрагиваясь к еде с животными продуктами. Они не выглядели как те, кто могут сходить на свидание, ведь он видел в ней все же начальницу, а она... Никки предпочитал не думать о том, к чему порой был этот пристальный взгляд ее глаз. Ему было комфортно обсуждать с ней работу, и строить планы по развитию, делится победами по изучению вируса и его поведению под разной интенсивностью давления и обстоятельств. Это больше подходило на обмен опыта, нежели свидания. Так считал Никки, когда вновь провожал Магнус до дома. Он даже смирился с ее правилом брать у всего коллектива кровь раз в две недели.
Никки Тесла не спал уже несколько ночей, нормально не общался с коллегами и не отвечал толком на звонки Чака, потому что стоял на пороге самого важного открытия. Нет, не лихорадки Ласса, с ней он еще бодался. Просто, после работы над вирусом, он брался за СВСД и вел его самостоятельно. Лишь двое из новой команды, Сали и Дюнкер, порой помогали, но для остальных он просто был повернутым на работе ученым. Еще сегодня утром, он нашел ту самую связь, которую не удавалось отыскать так долго, и поэтому почти сутки уже сидел и прогонял через базу данных, уже изученных образцов и внесенных в компьютер, находя подтверждение своей теории. Он даже набросал на листах, от руки мысли касательно вакцины от внезапной смертности детей, которая на самом деле предназначалась для родителей этого ребенка. Он просто изначально принял за аксиому данные, которые в итоге подверг нужным сомнениям и вуаля. Очередное открытие, которое должно было принести Магнус деньги, ему помочь очистить имя после Африки, не считал тот проект, которым он занимался сейчас, а родителям терять детей столь глупым способом.
Никки не спал толком уже несколько ночей, но не чувствовал усталости, одержимый идеей синтеза вакцины, бросив весь свой гений на это. Проект Ласса шел своим ходом, пока не требуя внимание ученного, а пользуясь тем фактом, что Хелен уехала на пару дней по своим делам, он вполне мог перераспределить все свое время согласно своим взглядам.
В ставшим уже совершенно традиционным день сдачи крови, каждый второй понедельник, Никола Тесла, вопреки собственной традиции приходить к девяти утра в кабинет к Хелен Магнус, поддерживая ее прихоть брать кровь лично, не пришел в кабинет начальнице. Вполне вероятно, этому можно было не придать значения, ведь он мог увлечься своей работой, как это бывало всегда, мог забыть про время, хотя специально ставил будильник на планшете, дабы не забывать об этом даже будучи по уши в формулах. Этому можно было не придать значения, если бы в десять тридцать семь, Сали не постучала бы в кабинет Хелен Магнус с робким вопросом, не в курсе ли она, руководитель, куда делся ученый. Все дело в том, что вчера днем Никки скинул помощнице сообщение о том, что удачно синтезировал вакцину, и просил напомнить ее о том, чтобы он привел в порядок записи прежде, чем пойдет делать доклад начальству по этому проекту. Желая помочь, и будучи сама частью этого дела, Сали решила помочь коллеге, только не нашла его ни в лаборатории ни в кабинете, где он имел привычку спать на диване. Панику она подняла, поняв, что все записи по СВСД сделанные Теслой пропали. Все, вплоть до тех, что они разбирали в четверг вечером. Поэтому, она пошла к той единственной силе, которая могла дать ответ на вопрос "куда делся Никки Тесла?", ведь высока вероятность, что он успел похвастаться и был отправлен по делам, а она, подверженная чувствам и эмоциям, придумала уже множества причин для переживаний, без резких на то оснований. По крайней мере, именно так хотела думать и верить Сали Брамс, когда набравшись смелости и храбрости, все же отправилась к Хелен Магнус, руководителю их лаборатории, переступая через собственный, кажущимся иррациональным, страх перед этой женщиной старой закалки.

[nick]Nikola Tesla[/nick][status]яблоко от яблони[/status][icon]http://sd.uploads.ru/dbOeL.png[/icon][sign]Медицина пользуется самыми сильными ядами, но, если их умело применять,
они превращаются в спасательные лекарства.
[/sign][lz]Никола Тесла, 37

Вирусолог-иммунолог считаю, что нет ничего прекраснее и важнее науки. Предан делу, друзьями, коллегами и партнерами. В вечном поиске уникального лекарства от всех болезней.[/lz]

+1

21

Никки не мог ей отказать, аргументы, приведенные ей были логичны, последовательны и... лживы. Но только отчасти. Хелен не лгала ему, рассказывая о вероятности заболевания, ведь каждый ученый работавший с вирусами мог заразиться ими случайно или нарочно — не суть. Такая вероятность была всегда, исключать человеческий фактор при всех мерах предосторожности было глупо. Главной её целью было дать Никола защиту, обезопасить без обмана, но это еще успеется, работа над вирусом — настоящая работа еще не начата. А она, получая от него кровь регулярно сможет контролировать здоровье своего гения.
Сначала Никола и его команда возились бы с документами, обоснованием работы, изучением того, что было уже сделано и сравнением результатов, чтобы было от чего отталкиваться. В этой области они не были первопроходцами, и до команды Никола уже работали над лихорадкой Ласса. Его не смутило, что Хелен брала у него сначала только три пробирки — они были всего лишь контрольным образцом крови. Вены на руке Никола отчетливо проступали под кожей, так же, как у его деда. Кровь свободно циркулировала по его венам и жилам, и не смотря на худобу и сидячий образ жизни, Никола был хорошо сложен и совсем не слаб.
— Своя кровь всегда лучше, чем чужая, — добавила Хелен с улыбкой, прощаясь с Никола после короткой процедуры. И, заперев за ним дверь на ключ, Хелен сразу же раскрыла пробирку, прижимая её к подушечке указательного пальца и слизывая каплю крови Никола. Еще не успевшая потерять теплоту кровь не отличалась от крови, текшей в венах человека. Не успела ни остыть, ни потерять привкус живости, умереть в этих пробирках и пакетах. Хелен опрокинула в рот всю пробирку, перекатывая этот глоток на языке, пробуя на вкус Никки. Она чуть прикрыла глаза, распознав в его крови кровь его деда, её милого Никола. Тесла и раньше был силен, его гены передались и сыну и внуку. Сходство оказалось не только внешним.
— Мой дорогой, — прошептала Хелен, облизывая окровавленным языком губы и светлую помаду на них. Подняв к глазам целые пробирки, Магнус посмотрела их на свет. Темная не совсем прозрачная кровь горела багряным светом в лучах утреннего солнца. Хелен нравился этот цвет. — Скоро, скоро мы будем вместе.
Она убрала пробирки в холодильник, возвращаясь к работе. Ей так много предстояло еще сделать... И взять кровь у остальных членов команды. Хелен хотела подобрать идеального кандидата для Никола, чтобы уже не совершать тех ошибок, которые она допустила с дедом Никола. Первая жена Никола была слишком суеверна, впрочем, все дамы той эпохи страдали суевериями. Технологический прогресс не стоял на месте, внедрялись новые изобретения в повседневную жизнь людей, но прошлое не отпускало их и поэтому появлялись такие как Мэри Шелли и Брэм Стокер, остро чувствовавшие страхи своего времени. Последний же, оказал вампирам хорошую услугу, заявив, что они горели на солнце и все как один последовали его примеру, создавая кровососов такими восприимчивыми к ультрафиолету, серебру и другим способам.
Вторая пробирка попала в дневной чай, разбавляя вкус заварки и давая коричневому отвару багряный оттенок. Добавка крови Никола в чай стала ежедневным ритуалом. Он безропотно сдавал ей кровь, даже не представляя, что меньше половины шло в холодильник на черный день — причем этот черный день вовсе не являлся его болезнью, а все остальное выпивалось Магнус. Она отвергла все остальные источники пищи, предпочтя Никки. Кровь остальной команды тщательно проверилась самой Хелен и она, к своему удивлению, нашла ту, кто мог бы помочь ей в осуществлении её плана. Очаровательная девушка с омерзительным именем Салли. Кто вообще мог дать ей такое имя? Магнус вспомнила украинское блюдо "сало" — когда она путешествовала по странам третьего мира, она посетила и эту страну, где её угостили этим куском замороженного жира с чесноком. Вероятно родители Салли так и не были знакомы с этой страной и культурой, иначе бы не дали дочери такого имени. Впрочем, её имя никак не влияло на её генетику. Прежде чем начинать, Хелен нужно было как можно больше узнать об этой девушке и она вновь позвонила своему "приятелю", давая ему поручение узнать об этой девушке все, что только было возможно: от её рождения и заканчивая нынешним временем. Хелен интересовали все подробности её жизни и здоровье. Пожалуй, последнее только и имело большое значение для её будущего.

Весть о смерти миссис Теслы не обошла Хелен. И не могла обойти, ведь именно Хелен приложила руку к кончине Виктории. Когда та потеряла ребенка, Магнус не могла рисковать будущим Никола и продолжением его рода: Виктория не желала дать осматривать себя докторам и уж тем более "демону", который "воровал" у неё супруга. Так, отчаявшись выяснить сможет ли Виктория еще раз зачать ребенка, Магнус не оставалось ничего, кроме как отравить бедняжку. И она, всего лишь один раз подсыпав ей порошок, привезенный ей с полного чудес и загадок черного континента, избавилась от проблемы. С момента возвращения из Америки, Хелен не показывалась на глаза Никола, но давала ему почувствовать, что она всегда рядом. Виктория, еще будучи при жизни ощущала её присутствие, холод её дыхания за своей спиной и страх только усилил действие яда. Яд сводил жертву с ума, усиливал припадки, которые и так уже были у Виктории и в конечном счете, сердце не выдержало перегрузок давления. Виктория скончалась и никто не смог определить от чего. Официальным заключением стало горе от потери ребенка и подорвавшееся здоровье. И, конечно же, опиум, без которого Виктория не могла уснуть. Выяснив наркотическое свойство препарата, Хелен раз и навсегда отказалась от его приема. Её вампирский организм мог перебороть пагубное действие опиума, но не сразу, даже ей требовалось время. А что говорить о кратких жизнях людей и их хрупких телах?..
Хелен смотрела на похороны Виктории издалека. Никола в черном выглядел скорбящим, но не таким скорбящим, как если бы на месте Виктории была она. Однажды попав в сети вампира и испытывая такую глубокую связь, какую испытывал к ней Никола, разорвать её уже нельзя и никто другой не станет в сознании жертвы важнее этого вампира. И Хелен пользовалась этим чувством, наблюдая за Теслой. Рано или поздно он пойдет искать её, стоит ей только позвать его. После возвращения из Америки Хелен намеренно отталкивала от себя Никола, не показываясь ему, не давая о себе знать, а сейчас, когда Виктория сгинула, когда Никола хотел увидеть её — она ощущала его влечение, Хелен хотела ему немного отомстить за тот молчаливый побег.
Магнус явилась к Никола когда он спал. Вся в черном, с вуалью на лице, она присела на край его кровати, которую он теперь занимал один. Впрочем, Виктория обычно спала в своей спальне, как было принято у супругов и только Никола иногда навещал её. Хелен нравилась эта устоявшаяся традиция. Когда она была в браке с Джоном, то любила спать одна и ей совсем претили его визиты в её будуар. Но, к счастью, в очень скором времени её мучениям с мужем пришел конец и она смогла избавиться от ненавистного супруга и больше замуж Хелен не собиралась. Ей претила мысль снова оказаться в той же ловушке, в которой она оказалась еще человеком. она была уверена, что если бы обратила Никола, он бы предложил ей брак. И кто знает, чем бы он обернулся с его страстью, которую бы усилила её кровь в его жилах... Неуместные воспоминания о Джоне иглой кольнули сердце Магнус и на лице появился страх. Он был еще жив и наверняка мог искать её. Никола во сне пошевелился, просыпаясь и Магнус вернула все свое внимание ему.
— Тш, — Хелен коснулась его щеки в гипюровой перчатке, проводя шероховатыми от кружев пальцами. На ней было тоже платье, что и на Виктории, когда они гуляли в парке, когда её припадки участились. Хелен стоило многих трудов достать это платье и перешить под себя. Магнус поцеловала Теслу, пьяняще нежно, ощущая в груди трепет от близости к нему, слушая размеренное биение сердца спящего. Она ела не так давно и все же запах его тела, близость будили в ней жажду. Она была зависима от него так же, как он хотел быть с ней. И эта связь могла убить его. Впрочем, рано или поздно, Никола все равно бы умер: от старости или жажды его демона. Хелен целомудренно поцеловала его в уголок губ и едва он приоткрыл глаза, отстранилась, давая возможность рассмотреть себя. Приложив усилие, она не позволила ему проснуться окончательно ровно до того момента, как ушла так же как и появилась — скрываясь за дверью его балкона. Если бы она была человеком, то у неё возникла бы трудность в том, чтобы спуститься, но вампирская сущность оберегла её от сломанных ног.
Хелен посещала ночью Никола еще дважды на протяжении этого месяца и после перестала, поняв, что изобретатель накал на её след и уже знает, где она живет. Хелен к тому времени обзавелась молодым донором, живущим у неё в доме. Она никогда не покупала недвижимость, предпочитая съем жилья. Так и сейчас жила в небольшом двухэтажном доме за городом, с увитым плющом и синими цветами крыльцом и стеной, по которой плющ и цветы ползли вверх, к самому окну. Молодой художник лет двадцати пяти души не чаял в своей музе. Его картины оставляли желать лучшего, но в этих рисунках чувствовалась живость. Он умело передавал легкость ветра и солнечного света, струящегося в окно, но никогда не рисовал лица Хелен. Только в пол оборота, только со спины. И когда Магнус услышала стук колес двуколки, то поняла: Никола. Он приехал, нашел её. Точивший свои карандаши любовник сидел на крыльце и с удивлением взглянул на гостя.
— Здравствуй, Никола, — Хелен вышла из своего дома, гордая, но не сердитая за то, что он побеспокоил её. — Прими мои соболезнования, — она опустила глаза, выражая скорбь по безвременно умершей жене Теслы. Она никогда не показывала при Никола своей неприязни, появившейся после свадьбы к его жене. В конце концов, именно Виктория начала эту вражду. — Почему ты приехал?
— Хелен, кто он? — художник, имея натуру пылкую и страстную взревновал свою музу и спешил защитить. Острый тонкий нож лег в ту же ладонь, что и карандаши. — Он твой муж? — Хелен вздрогнула и внимательно посмотрела на Дейва. Его предположение можно было понять, но слишком часто она стала вспоминать Джона...
— Нет, Дейв, — строго ответила Хелен художнику, — Пожалуйста, вернись в дом, мне нужно поговорить с Никола.
— Если он не твой муж, то говорить тебе с ним не о чем, — вспылил Дейв и резко схватил Хелен за руку, пытаясь уволочь в дом. Хелен едва не усмехнулась в лицо Дейва, но вместо этого бросила на него возмущенный взгляд.
— Прекрати!..
Пылкий и глупый мальчишка — вот, что ей было нужно для того, чтобы Никола доказал ей свою преданность. И если бы он сейчас совершил один только шаг, непоправимый шаг... она надеялась на это всем сердцем, ведь тогда она могла бы по прежнему управлять им.

Их свидания походили на рабочие встречи. Это был тот случай, когда двоих влекло друг к другу, но что-то мешало им быть вместе. Какая-то невидимая преграда, не дававшая им сблизиться. И Хелен чувствовала, что дело было не только в ней, но и в Никола, хоть он и делал первые и последующие шаги. Что-то в нем было против. Хелен ощущала этот барьер, ощущала его и в себе. Женщина никак не могла понять, что мешало ей сблизиться. Он был копией своего деда, может быть это? Она смирилась со смертью Теслы и тут он. Его лицо, голос... разве что заикание разрушало иллюзию. И все же! Во вторник Хелен пришла в лабораторию с твердым намерением решением изменить ситуацию. Пить его кровь из пробирок было каким-то извращенным способом поиздеваться над собой, когда её донор был рядом, только руку протяни!.. накануне вечером она едва не расплакалась, когда взяла пакет, прежде чем подогреть его в микроволновке. До чего она дошла?..
В девять Никола не пришел. Хелен решила подождать еще немного, прежде чем пойти искать его, но в её кабинет вошла надежда на будущее: Салли.
— Доброе утро, Салли. Никола опять уснул в кабинете? — будничным тоном поинтересовалась она у сотрудницы, отвлекаясь от компьютера. Салли была очень даже ничего на лицо. Молодая, симпатичная, умная и подходящая. Магнус чуть приподняла брови, замечая на её лице признаки страха.

Отредактировано Helen Magnus (09-04-2019 21:04:47)

+1

22

От прямого взгляда мисс Магнус, по телу девушки прошлись мурашки, но та лишь крепче сжала ручку двери и резко выдохнула, словно это могло помочь прогнать страх. Иррациональный страх, который испытывает жертва перед хищником. Брамс понимала, что Хелен Магнус хороша и хороша во всем, как ученный, как бизнес-вумен, как женщина. Она была успешна, хороша собой, интересный собеседник. По крайней мере это с ней Никки ходил в рестораны и кафе, и под ее началом шел проект Ласса, но что-то в этой женщине настораживало молодого ученого. Впрочем, сейчас, когда дело касалось ее товарища и друга, а иначе она Теслу и не воспринимала будучи счастливой без-пяти-минут-миссис-Труман, она хотела лишь убедиться, что ее вечно женатый на работе друг в порядке.
- То есть вы его тоже не видели?
Вопрос сорвался с языка раньше, чем мисс Брамс успела взять себя в руки и оценить ситуацию. А потом, под холодно-спокойным взглядом Магнус, она прошла в кабинет, закрыла двери и рассказала о том, что Тесла в кабинете нет. И, набрала даже мобильный друга, но автоматический голос компьютера сообщил, что «абонент находится вне зоны действия сети».

Никки очнулся от холодной воды в лицо, резкого света в глаза и громких звуков. Одновременно. Видимо, кто-то решил, что одного из этих действ будет недостаточно и применил тройной удар по сенсорной системе организма, едва не оглушив его и не лишив зрения. Отплевавшись от холодной воды, ученый попытался убрать капли с лица и понял, что руки его связаны за спиной, он сидит на неудобном и жестком стуле, кажется пластиковом, а в свет ему светит как минимум сто двадцать вольт электричества, неприятно заставляя щуриться. Учитывая, что он был без очков и без того с трудом различал людей, то прищур делал невозможным вообще нормально следить за очертаниями и тенями вокруг. Минус плохого зрения, он правда лишь отчасти понимал, что силуэты ему незнакомы, а когда тот кто светил в лицо убрал лампу и заговорил, Тесла окончательно понял, что раньше не встречался с ним никогда.
Их бесило все. То, что он был одет как простой человек, то что у него было немного денег в портмоне, который буквально выпотрошили, что на банковском счету лишь деньги получаемые от работы ученого, и куча счетов за лечение матери, оплаты ее медикаментов и немного траты на себя. Их раздражало его заикание, а чем сильнее он нервничал, тем сильнее запинался. Их раздражал его прищур, но очки они не вернули. Бандиты вообще оказались изрядно раздраженными и недовольными жизнью. Никки как-то редко перестал язвить, когда несколько крепких ударов пришлись ему в корпус, и казалось что застонали ребра от подобной боли. Тесла просто перестал шутить, старался собраться с мыслями и понять, что нужно тем, к кому он попал в руки.
Они не выдвигали требований. Точнее, им не интересны были его деньги. Изучение состояние счета было лишь попыткой пройтись по самолюбию ученного, который к тому моменту, как неизвестные стали обсуждать его финансовое состояние был уже изрядно потрепан и хотел лишь одного — домой. Ему было откровенно плевать и на работу, и на лабораторию, и даже на Хелен Магнус, которой он обещал пару книг из личной библиотеки. Он хотел оказаться дома, желательно живым. Никки не был супергероем, многое в жизни не умел, но одно он всегда делал прекрасно — сохранял себя. Еще в детстве, когда одноклассники находили забавным гонять заикающегося мальчишку, он научился стойко выдерживать многое. Не давать сдачи, потому что бесполезно, не плакать, потому что это приведет к ухудшению положения и не жаловаться взрослым, потому что родители могли лишь все испортить. Никки умел быть терпеливым, иначе он не стал бы ученым и не занялся бы вирусами и бактериями, ведь все это требовало колоссальной усидчивости. Никки просто был собой, пусть и полной копией своего знаменитого деда, который умел достаточно взрослым, но так и не успел познакомится с тем, кто носил его имя. В какой-то момент он устал. Устал настолько, что просто спросил, уставшим, сорванным от боли голосом задал лишь один вопрос «что вам нужно?» и удивленно вскинул голову, когда на этот вопрос ответил не тот, кто до этого несколько долгих часов издевался над ним морально и физически. Никки Тесла удивленно уставился туда откуда шел сочащийся ядом голос Дюнкера.
- Не думал, что ты так быстро сдашься, - этот голос он узнал бы из миллиардов. Этот голос не раз извинялся перед ним за испорченные исходные данные, за перепутанные пробирки, и за то, что опять не сделал нужных записей. Обладатель этого голоса заискивал перед ним, искал повода услышать одобрение, ненавидел его, Никки, и всячески пакостил, подставляя все научные подходу. Обладателю этого голоса Тесла не верил, не доверял и все равно был вынужден вести с ним дела. И вот, Дюнкер язвительно-насмешливо тянет последнюю гласную и делает несколько шагов вперед. Ученый чувствует удушающий аромат его туалетной воды, словно вылитых пол-флакона дали бы носителю плюс сто к харизме.
- Ты... - слова застревают в глотке, а единственный слог царапает острыми краями понимания. Никки никогда не был дураком, поэтому быстро складывает два и два и хмурится. - Ты и Чак... - выдыхает он резко переходя на сдавленный стон. Что-то в его тоне не понравилось одному из надзирателей и кулак врезался в бок выбивая воздух.

Это походило на безумие, но тем не менее, Никола готов был поклясться душой, что в ту ночь видел именно Хелен, а не свою покойную супругу, которую не очень-то и любил для подобных визитов усопшей. Виктория Тесла была мертва, и покоилась с миром, а он остался один, в доме, который собирался продать, потому что здесь ему более нечего было терять или находить. Магнус могла найти его где угодно и когда угодно, не то что он сам.
У изобретателя ушло около двух недель, прежде чем он напал на след возлюбленной. Такие женщины как Хелен Магнус не умели долго и аккуратно скрываться от посторонних глаз. Кто-то но все же видел ее, или похожую на нее, но это была зацепка за которую и схватился вдовец бросившись по адресу, что передал ему мальчишка посыльный. Загородный дом, так типично для его любимой, что борясь с нетерпением мужчина лишь усмехался уголками губ. Свежий воздух, минимум соседей, чтобы можно было легко прятать трупы, если такие найдутся. Пальцы невольно коснулись шеи и плеча, там, где уже не видно было следов чужой страсти, но которые надежно отложились в памяти самого мужчины. Очередная усмешка. Он прекрасно понимал многое. Осознавал сколь опасная подобная связь, чем это все может закончится или к чему привести. Он не мало времени потратил на изучение легенд, слухов, и все то время, что искал Хелен, двигался и в другом направлении, внося каждый свой шаг в дневник, что надежно прятал в сейфе в кабинете. Некоторые записи были слишком важны, чтобы даже будучи зашифрованными оказаться в чужих руках.
- Хелен, добрый день, - Тесла легко и вежливо улыбнулся, снимая шляпу как истинный джентльмен. Сегодня, впрочем, как и последний месяц, он вновь был в темном, почти черная рубашка под идеально подогнанный по фигуре костюм. Серб оставался предан себе и явится в гости неопрятным позволить себе никак не мог. - Благодарю, - легкий кивок. Если бы Магнус не напомнила про супругу, он едва ли вспомнил бы, что похоронил именно супругу, а не очень близкую подругу. Увы, этикет требовал от него соблюдения ряда правил, которых он вынужден был строго придерживаться.
- Не мешай, - он был отмахнулся от художника, чьи картины не внушали ему ничего кроме скуки, но тот схватил даму за руку, грубо пытаясь затащить в дом.
Не сказать, что сам Никола был лишен темперамента и силы, просто, с Хелен он всегда понимал собственные границы, а вот молодой и горячий Дейв видимо считал, что его покровитель и муза так проста, как кажется, или обычная женщина, которая будет подчиняться воли мужчины. Нравы их времени все еще были слишком чужды Тесле, он предпочитал видеть в умной женщине собеседника, а не врага или угрозу. Он перехватил кисть художника, крепко сжимая на ней пальцы, заставив тем самым выпустить ладонь дамы и обратить на себя внимание. Злой, недовольный фактом долгой разлуки (ведь Магнус была в курсе смерти Виктории, могла спокойно прийти к нему, они даже уехали бы вместе в ту же Америку и никто более не осмелился бы им мешать), и ее холодным приветствием, Тесла был не лучшим оппонентом горячему и пылкому нынешнему любовнику своей избранницы. На стороне серба был жизненный опыт и отличные физические данные, навыки драться, ведь имея острый язык и язвительный характер сложно не нажить себе врагов. На стороне Дейва была лишь горячая кровь и блеснувший в руке нож, который прошелся в опасной близости от шеи знаменитого ученого. Видимо, художник предпочел воспользоваться преимуществом в холодом оружии и убрать оппонента одним ударом. Тот факт, что бывший и нынешний любовник великолепной Хелен Магнус вцепились в рукопашную был совершенно неудивительным и более чем ожидаем.

Его не выкинули где-то на помойке, в овраге или же на свалке. Даже не убили. Просто, доходчиво разъяснили то, чем может все закончится, если он хотя бы кому-то расскажет о своем небольшом путешествии к ним в гости. Тот факт, что это путешествие закончилось тремя сломанными ребрами, харкающим кровью ученым, от того что одно ребро осколком упиралось в легкое, перебитыми пальцами левой руки и избавлением от заикания, все деликатно молчали. Никки Тесла тоже предпочел помолчать, лишь попросил высадить себя у дома, если это не затруднит его похитителей.
Не затруднило. Особенно, после того, как он подписал все бумаги передав все права на вакцину от СВСД Дюнкеру. Согласно документам, на которых значилась его подпись, это именно его бывший ассистент занимался вопросам синдрома внезапной смерти, именно этот олух нашел закономерность и именно он не спал ночами проводя тесты. Согласно документам, именно Норман Дюнкер был светлым умом нашедшим решение проблемы внезапной детской смертности. К окончанию невероятно долгих двух дней, Никки готов был на все, только бы вернуться домой, потому что должен был присмотреть за матерью, довести проект лихорадки Ласса до завершения и отдать все наработки Хелен Магнус. Ему было ровным счетом плевать на все условия, которые в него в итоге вбили, заставив запомнить — этих двух дней не было, Дюнкер гений, а он просто неудачно приземлился когда падал со стремянки. Плюс, пара мелких мыслей о том, что он счастливый человек, ведь не свернул себе шею и не оказался где-нибудь в канаве трупом. Никки понял все и подтвердил это.
Переступив порог своей скромной квартиры, и не включая свет, Тесла сбросил с ног кроссовки, зацепив их носком за пятку, шипя снял с плеч куртку и бросил тут же на пол. У него ныло все тело, хотелось в душ, смыть с себя грязь, пот и собственную кровь, выпить что-нибудь алкогольное, запивая им таблетки обезболивающего. На горящие на автоответчике цифры он даже не обратил внимание. Лаборатория явно подождала бы до утра, когда он более-менее смог бы соображать и нашел бы намного более грамотное объяснение своему отсутствию. Снимая на ходу свитер, он даже ругнулся сквозь зубы и сбросив одежду на пол прошел в ванную. Левую руку украшал профессионально наложенный гипс, торс перетягивал специальный бондаж, который при первой же возможности был снят и отправлен на пол. Никки сам был медиком и понимал, что в мягкой ткани нет никакой необходимости. Он даже подумал, что утром отправился в травматологию, расскажет о том, что неудачно упал и проверится на необходимость корсета. А, пока что, ему нужен был покой.
Резкий свет из ванной комнаты заставил его отвести взгляд и наткнутся на силуэт, который сидел в кресле. Замерев на пороге, мужчина нервно сглотнул, и медленно повернулся, шаря по стене здоровой рукой, но он ведь знал, что включателя с этой стороны нет. Зато, он имелся под рукой у сидящего в кресле. Щелчок показался слишком громким звуком и ученый вздрогнул. Похищение с последующими события не прошли даром для его нервной системы. Мягкий и приглушенный свет торшера выгодно подчеркнул красивые черты лица и темные длинные волосы, лежащие легкими волнами на точенных плечах. Строгий брючный костюм идеально обхватывал фигуру, выгодно подчеркивая ее красоту. Туфли на тонком каблуке, нога перекинутая на ногу и тонкий аромат духов. Даже будучи без очков, Никки узнал женщину, что сидела в кресле так, словно она здесь хозяйка положения, квартиры и всех причастных к ней. Даже будучи без очков он видел этот холодный и острый взгляд, застывшую охотницу и дикую кошку готовую броситься на добычу. Даже будучи без очков, он узнал в сидящей своего босса Хелен Магнус.
- Что ты тут делаешь?
Вопрос звучал не столько холодно, сколько удивленно, а голос выдавал его сполна. Да, пережив достаточное мощное потрясение, Никки перестал заикаться, но то как хрипло звучал его голос, вкупе с внешним видом, давал недвусмысленный намек на то, что ученный отнюдь не развлекался в свое вынужденное отсутствие. Побитый, уставший, без своего открытия, не забывший ни одного шага синтеза формулы вакцины от СВСД, он тем не менее был живым и это не могло не радовать. По крайней мере, его уж точно. И быть вежливым после пережитого у него не получалось. Радовался ли он тому, что Хелен ждала его дома? Никки не знал. Было в ее визите что-то странное, словно она пришла проверить, не побежит ли он сдавать похитителей полиции. Тесла качнул головой и нахмурился. Была ли в этой мысли правда? Зачем ей было подвергать его подобному испытанию, если бы он и так отдал бы ей финансовую часть вопроса, оставив себе лишь факт обнаружения вакцины. В момент, когда она прошла все этапы тестирования, он и так потерял к этому проекту интерес, собираясь всецело заняться лихорадкой Ласса. Так что, Тесла не хотел верит, что та, с кем он только начал строить хоть какое-то подобие отношений, помимо рабочих, решила столь жесткого его поиметь.
[nick]Nikola Tesla[/nick][status]яблоко от яблони[/status][icon]http://sd.uploads.ru/dbOeL.png[/icon][sign]Медицина пользуется самыми сильными ядами, но, если их умело применять,
они превращаются в спасательные лекарства.
[/sign][lz]Никола Тесла, 37

Вирусолог-иммунолог считаю, что нет ничего прекраснее и важнее науки. Предан делу, друзьями, коллегами и партнерами. В вечном поиске уникального лекарства от всех болезней.[/lz]

+1

23

То есть, она тоже не видела Никки. Не видела, не знала где он, не подозревала, что он пропал. А он пропал и его телефон был отключен. Автоответчик сообщал, что хозяин находится вне зоны действия сети, а это могло значит только две вещи: либо телефон Никки отключился и он спит дома, либо с ним что-то случилось. Последнее комом осело в её груди, давило на сердце и подбрасывало дурные мысли. Но не изменившись лице, Хелен посмотрела на Салли Брамс и чуть улыбнулась.
— Я нахожу этому простое объяснение, доктор Брамс. Никола последовал моему совету и отправился домой. А вчера, насколько я помню, его телефон почти разрядился. Скорее всего он поставил на нем будильник и когда тот не прозвенел, продолжил спать. Возвращайтесь к работе, я сама найду его.
Закрыв дверь за Салли, Хелен заламывая руки подошла к окну, глядя на плотные солнечные лучи проникавшие сквозь жалюзи. Она нервно потерла костяшки пальцев, думая о том, куда мог пропасть Никола. Если бы её слова Салли оказались правдой, ах если бы... Магнус резко задернула жалюзи, не оставляя никакого просвета чтобы остаться в полутьме своего кабинета. Но где искать Никки? Она, конечно, много знала о своем подчиненном, но не настолько много, чтобы понимать, куда его могло унести в разгар рабочей недели, когда он был близок к завершению работы с СВСД — Магнус интересовалась его работой за одним из ужинов, чтобы он не чувствовал себя в чем-то обделенным. Тем более, что ей в самом деле было интересно, — и когда они сдвинулись с мертвой точки в работе с лихорадкой Ласса. Никки Тесла был не из тех, кто мог резко все бросить и уехать куда-то, он действовал обдуманно и не оставлял такие важные проекты. А его исчезновение значило лишь то, что с ним что-то случилось. Попадание в больницу или морг исключались: если бы это произошло, она узнала бы об этом моментально. Несколько томительно долгих минут она смотрела на светящиеся от солнца жалюзи, после чего набрала номер на мобильном, которого даже не было в списке её контактов и стала ждать ответа. Через три гудка ей ответили.
— Это Хелен, мне нужно разыскать одного человека...

Исход стычки между молодым любовником и эксцентричным Никола был ясен с самого начала. Художник проиграл, но его картины намного вырастут в цене, разумеется, когда все узнают, что он пропал без вести, а это произойдет очень не скоро, ведь Магнус не хотела, чтобы тень подозрений в его смерти пала на Никола.
Или на неё.
Магнус позволила мужчинам разбираться самим, хотя могла бы помочь Тесле, например, вцепившись зубами в шею своего художника и разорвать ему шею. Но она стояла в тени дерева, наблюдая за ними. На Дейва она смотрела безучастно, но Никола приободрила полуулыбкой и томным взглядом. Дейв все равно этого не видел, стоя спиной к Хелен.
— Закончи с ним быстро, — обратилась она к Тесле, но художник принял эти слова на свой счет и выкрикнул что-то оскорбительное в адрес Теслы и махнул ножом еще раз, едва задел его. Художник решил убить Теслу, а это не входило в планы Магнус, и острые клыки впились в художника, тот вскрикнул, подкосившись и упал навзничь, протянув руку к Хелен в безуспешной попытке её схватить — не из любви или страха перед смерть, а с ненавистью во взгляде. Магнус равнодушно наблюдала за тем, как жизнь покинула его тело. Она провела платком по своему подбородку, утирая кровь и взглянула на Никола, который уже опомнился от стычки. За исключением того раза когда она напала на него в Америке, он не видел, как Хелен убивала. Теперь увидел.
— Я испугалась, что он убьет тебя, — объяснила свои действия Магнус и робко взглянула на Никола. Ради него стоило убить, но до чего же мерзкий привкус у крови Дейва!.. как будто она укусила банку с краской.

Все в квартире Никки дышало скромностью. непритязательный в отношении мебели и дороговизны обоев, он оставался гениальным ученым и книжные полки его ломились от научной литературы и журналов, а некоторые из них были даже не вскрыты и лежали в своей целлофановой упаковке. На всех гладких поверхностях была пыль, тонкий её слой покрывал все столики и пол. Чистоплотность, как помнила Магнус о Никола, была в характере ученого, но разве у него не было уборщицы? Горничная не приходила к нему, не делала ничего в квартире?.. Хелен об этом не знала. Никола не говорил о таком. Она прошла по комнатам, осматриваясь и узнавая жившего тут человека. Во многом она узнавала его деда, Никола, но чувствовалось прошедшее время и смешанная кровь.
Магнус осталась у Никола дома на день, дожидаясь его возвращения. Ведь того, как он вернется, она не могла ничего сделать. Все зависело от его возвращения. Время до того, как она, сидя в темноте его квартиры, услышала звуки открываемой двери и шебуршание в прихожей.
Никки.
Её Никки вернулся. Она могла бы позвонить в полицию и сообщить о том, где держали Никки и остановить Дюнкера и Чака, но не сделала этого. Вместо того, чтобы арестовать этих мерзавцев, Хелен сидела в квартире Теслы и ждала его. Вид избитого, перевязанного Никки на несколько секунд захлестнул её яростью, но та сменилась беспокойством.
— Боже, Никки... что с тобой случилось? Где ты был все это время?  — Магнус поднялась из кресла, подходя к нему и боясь коснуться. На её обычно безукоризненном лице была  тень усталости и глубокая морщина пролегла между бровей. Взгляд Хелен цеплялся на его лицо, руку, ребра, гипс и фиксатор на ребрах, синяки. — Мы потеряли тебя!
Она прошла в другой угол комнаты быстрым шагом и включила свет, будто бы ей было мало торшера, чтобы рассмотреть Теслу.
— Я обзвонила морги и больницы, думала, ты попал в аварию!
Глаза закрыла пелена слез, но Магнус сморгнула их.  Очков на её любимом ученом не было, так что сцены со слезами излишни, все равно не увидит, и тем не менее, эта влага не была её игрой. Она боялась и подумать, что могло бы случиться если бы его убили. Но не должны были, нельзя, иначе все пошло бы наперекосяк. И алчный Чак с туповатым и завистливым Дюнкером не обманули её ожиданий. Она, конечно, использует эту ситуацию в свою пользу, но что они с ним сделали...
— Кто это с тобой сделал, Никки? — Хелен подошла к нему почти вплотную, осторожно касаясь пальцами его щеки. Внутри неё росла ярость. Она ощущала эти волны и едва сдерживала себя, чтобы не показать Никки свои острые зубы. Её язык скользнул по клыкам, она едва не прокусила себе губу и обняла его, кладя прохладную ладонь на его шею. От пульсации его крови в ушах зашумело.
Нельзя.
Она отстранилась, отворачиваясь от него и прижимая к лицу руки. Взять себя под контроль, Никки еще не готов узнать о ней правду, пусть считает, что она так расчувствовалась. Магнус скрестила руки на гружи, стоя так же спиной.
— Я вызову полицию.[status]Вампир[/status][icon]http://sh.uploads.ru/y8XOS.png[/icon]

+1

24

Он чертовски устал. Сначала устал сопротивляться, потом бояться. Устал быть в неведение и не понимать зачем людям так. Нет, Никки никогда не был глупым человеком, он всегда и многое понимал, большую часть фильтровал потому что не видел смысла помнить детали, очень многое держал при этом в голове, практически все, что касалось его жизни ученного, но все равно, сейчас, чертовски уставший он желал все же добраться до душа, и забыться на пару часов сном. Но, Хелен решила все иначе. Хелен ворвалась в его жизнь тогда, на приеме, привлекла внимание, позволила говорить о науке на равных, легко поддерживая диалог и сейчас беспокойно изучала его лицо, изучала легкими касаниями при этом не прикасаясь. Тесла устало вздохнул втягивая в легкие аромат ее французских духов, и прикрыл на мгновение глаза. Почему-то этот запах успокаивал его сейчас больше, чем факт нахождения дома. Он не боялся ее. Никогда, пожалуй. На работе слишком много было тех, кто дрожал перед Хелен Магнус, называл ее холодной и жесткой, опасался ее гнева и неодобрения. Даже Чак ее боялся, а у Никки словно отказывали тормоза рядом с ней. Он падал во вседозволенность, никогда особо не имея проблем с тем, чтобы быть на своей волне и дерзить там, где не требуется. Но, с Хелен все было неправильно_правильно. С ней было легко обсуждать погоду за окном и молекулярную биохимию, изучать формулы и спорить до бесконечности о синтезе искусственного белка. Он даже не раздражался от того, что она подписала его на Лассо, это ведь было интересно. С Хелен было не легко, но удобно, приятно, интересно, захватывающе, живо. И ее причуды порой казались забавой да и только. Он не понимал многого, иногда не мог правильно истолковать брошенный ею взгляд или фразу, но она была крайне интересным собеседником. Тем с которым Тесле было легко быть на ровне не чувствую превосходства ума и талантов, не чувствуя как весь мир хуже него самого. Для гения это было важно. И пусть порой ее холодный взгляд вызывал страх, он все равно тянутся с упорством ученого к новому. Потому что было интересно.
Сейчас же, будучи неуверенным даже в своих реакциях, Тесла был не в силах разобраться во всем том, что видел в лице Магнус. Ему вдруг захотелось прикоснуться к ее скуле, вытереть замершую на нижних ресницах слезу, убрать это беспокойство из ее глаз. Никки до боли в сломанных ребрах захотелось прикоснутся к ней, чтобы почувствовать. Вот только что именно, он не знал, не хотел разбираться. Пальцы здоровой правой руки потянулись и прошлись коротким касанием по скуле женщины, после чего он легко погладил ее теплую кожу. Почему-то стало почти смешно. В мыслях, где казалось, что ее кожа будет прохладной. Но, нет, он чувствовал ее тепло, бархат и нежность. Ладонь накрыла щеку, пальцы чуть зарылись подушечками в длинные волосы и все же успели поймать ее слезу прежде чем она оставила след на идеальном лице. Живом лице. А потом почувствовал совсем близко ее тепло, позволил себе качнутся на встречу, и выпустил. Тишина квартиры приятно ложилось на уставшее сознание. Поцеловав ее в макушку, как-то слишком естественно и легко, Никки отстранился наконец-то и продолжил свой путь в ванную.
- Не надо полиции, - ладонь легла на прохладный металл рукояти, а потом он обернулся и посмотрел на ту, что все еще стояла к нему спиной. - На кухне есть чай, и в холодильнике полно еды. Останься.
Что было в этом «останься» просьбы или требования, Тесла не хотел знать. Он открыл дверь и закрыл ее за собой, отгораживая себя от той, которая смогла что-то задеть в его душе в первый раз и сейчас, своим волнением в голосе и прикосновением. Пересекая ванную он включил горячую воду и все же решил снять грязные вещи, сбрасывая их в корзину.

«Прости меня именно за то, что я выменял
Тебя на одну минуту прошлого
»

Он замер наблюдая развернувшуюся картину. Он видел подобное, точнее даже слышал там, в Америке, когда делал сюрприз и слышал как Магнус выпивает горе-поклонника, но вот так, в живую при свете дня он не имел возможности наблюдать за пляской смерти в ее объятьях. Никола не было страшно. Он давно уже понял, что его любовь горяча и опасна, но никогда прежде не видел как она убивает.
- Ты прекрасна, - Тесла перешагнул через труп, и пусть его инстинкт требовал остановиться, напоминая о прошлом разе, когда он вмешался не вовремя и потом неделю почти провалялся в постели, восстанавливая силы, но он его проигнорировал. Ладони легли на талию перетянутую тугим корсетом и притянули тонкий стан возлюбленной ближе, мягко целуя ее. - Я скучал, - выдохнул серб в ее губы и потянул в дом. К черту, что она делила кров с этим неудачником. Теперь все будет иначе. Виктория в земле, Дейв убран с дороги и никого нет из тех, кто рискнул бы мешать им наслаждаться друг другом. Поэтому, он просто потянул ее со двора. Трупом они займутся позже. Адреналин бушующий в крови требовал выхода, воссоединение требовало подтверждения, а желание снова и снова ее касаться брало верх.
Оказавшись в прохладе дома, Тесла потянул за идеальный узел шейного платка, привлек Магнус ближе жарко и жадно целуя ее и тем самым уверяя, что больше не отпустит. Сейчас, было время не слов, а действий, и именно их требовала горячая кровь.
- Я ждал тебя, - они лежали в чужой_свой постели и лениво наслаждались теплом друг друга. Страсть схлынула, оставив место нежности. Длинные пальцы ученого гуляли по изгибам спины вампира, пока он второй рукой подперев голову любовался лучами заходящего солнца в ее темный волосах. - Все эти вечера, и каждое утро. Я чувствовал запах твоей кожи, но не видел тебя. Не запирал двери, ожидая, что ты скользнешь тенью в мой дом. Расскажи, почему ты так и не пришла.
Голос Никола был легким, мягким, он даже не обвинял ее, просто он был ученым, ему всегда и все было интересно, особенно то, что касалось Хелен Магнус, и тот факт, что она вернулась в Британию и не сообщила ему естественно интересовало его особенно остро. Сейчас, находясь с ней рядом, он даже забыл о том, что выяснил о природе таких, как она, забыл о том, что узнал в ходе своих изысканий и поисков, забыл о том, что многое из сказанного ему этими устами, которые он безумно любил целовать, было не абсолютной правдой. Ученому сейчас было все равно, как было всегда, когда он был рядом с ней. Сейчас, куда важнее для серба была ее близость, ее тепло и нежность, страсть что разделяли они на двоих. Он знал ту Хелен, которая для всех была неизвестной, для иных она всегда была другой. Возможно, Дейв и знал ее такую же, но вряд ли он имел хоть малейшее понятие как быть с такой женщиной. Тесла не один месяц и даже год потратил на то, чтобы научится понимать эту хищницу, уметь читать ее между строк и видеть малейшие изменения там, где они лишь собирались проступить. Для него, Хелен Магнус была просто женщиной которую он любил, а не той, что могла подчинить себе любого одним лишь приказом и силой гипноза. Да, она пила его кровь, в прямом смысле слова, но они оба получали от этого удовольствие.

Если быть полностью честным, Никки Тесла не ждал, что Хелен задержится в его квартире после того, как обнаружит своего своенравного работника в относительном здравии. И уж тем более, когда он так торопливо скрылся в ванной, через секунду включая воду. Он не думал, что выйдя из душа, немного более живым, чем он туда забрался, с уже гуляющим по телу обезболивающим, Тесла не думал, что на кухне будет включен свет и кто-то вообще будет в квартире. У Салли не было ключей, Джнкер вряд ли пришел бы проверить своего бывшего начальника, не тогда когда занимался изучением записей ученого, чтобы выдать их за свои, и это явно не был Чак, не говоря уже про мать. Та вообще не любила приходить к нему, да и не могла по ряду причин. Поэтому, услышав как на кухне кто-то перебирает полки в поисках еды или тарелок, Никки лишь усмехнулся, набросил на плечи полотенце, которым пытался высушить влажные волосы и скрылся в спальне.
- Честно, удивлен, что ты осталась, - на нем были потертые домашние джинсы и черное худи на змейке, застегнутое не до конца. В итоге перевязанная рука не влезла, впрочем, ему было все равно.
Обняв пальцами здоровой руки кружку с напитком, Тесла с жадностью втянул запах зеленого чая с листьями жасмина, этот аромат он узнал бы из множества иных, и сделал аккуратный глоток. Очки привычно сидели на переносице, и мир больше не казался слишком расплывчатым, а волосы небрежно были уложены пятерней. На небольшой но аккуратной и чистой кухне Никки чувствовал безопасность.
- Надеюсь, ты все же не звонила в полицию.
Тихо добавил он ставя кружку обратно на подставку и спокойно но очень серьезно посмотрел на Магнус. Если верить покойной бабушке, в такие моменты он был особо похож на своего деда, разве что очки сбивали с толку, но он не знал предка, лишь по фотографиям, с который на него всегда смотрел немного лукавым взглядом тот, кто не дожил до его рождения добрых тридцать с лишним лет.
- Завтра, в крайнем случае, послезавтра, - Никки откинулся на спинку стула, упираясь чуть влажным затылком в стену кухни, для чего пришлось запрокинуть голову тем самым демонстрируя беззащитную шею, начал он, - Норман Дюнкер объявит во всеуслышание о том, что нашел лекарство от СВСД. Это официально, - голос Теслы был тихим, острый слух уловил бы в нем хрипоту и усталость, которые он даже не старался скрыть. - Эта цена возможности вернуться к разработке вакцины лихорадки Лассы. Правда никого не интересует, Хелен, ее нет. Есть лишь это -  подписанные документы и фарты, что я вел гения и светила медицины не ценя его бессонные ночи проведенные в лаборатории.
Ученый усмехнулся, криво и горько. Он не заикался. Даже намека на недуг не было. Плен и стресс сделали свое дело, и кажется окончательно выбили из немного романтичного ученого остатки этой самой легкости и страха быть понятым не так. Пожалуй, будь жива бабушка Виктория, она сказала бы, что на кухне сидел не Никки Тесла, а сам Никола, с его холодной сербской решимостью перевернуть весь мир. Он не знал, что Хелен Магнус тоже может провести параллель и увидеть очередное сходство внука и деда. Он не отказывался от борьбы, просто понимал, что жизнь куда дороже признания. Сейчас понимал, оказавшись совершенно на краю. - А теперь, слушай все то, что я могу рассказать тебе про Чака и Нормана, - Никки снял очки, откладывая их на столик, обнял чашку с чаем и начал медленно свой рассказ. Спешить ему было некуда. Организм хоть и требовал отдыха, но поведать о планах Чака касательно ее финансов, в которых должен был участвовать и он сам он мог, как мог рассказать несколько интересных деталей и поведать о паре документов, что попали однажды ему на глаза. Совершенно случайно, надо сказать, он тогда искал в кабинете бывшего, уже, начальника подписанное заявление на отпуск, а нашел пару любопытных документов на поставки одного и того-же заказа в лабораторию.

Никки честно не помнит как добрался до спальни и как уснул. Накаченный зеленый чаем, парой сильных обезболивающих и усталостью, он с трудом распахнул глаза, и то до этого старательно пытался отогнать нахальный солнечный луч. Перевернувшись в кровати, он даже простонал о боли в ребрах, из-за которой отчетливо вспомнил не только причины того, почему они болели, но и то, что вчера ночью был занимательный разговор по делам лаборатории с Хелен.
- Черт, работа!
Если бы не ребра, он подскочил бы даже на кровати, но лишь охнул, обняв себя и уткнулся в подушку лицом. Пожалуй, лаборатории придется еще один день прожить без вездесущего Теслы. Ему требовался этот день, чтобы привести себя в порядок. Поэтому, нащупав телефон, он набрал номер Магнус — нужно было попросить отгул.
[nick]Nikola Tesla[/nick][status]яблоко от яблони[/status][icon]http://sd.uploads.ru/dbOeL.png[/icon][sign]Медицина пользуется самыми сильными ядами, но, если их умело применять,
они превращаются в спасательные лекарства.
[/sign][lz]Никола Тесла, 37

Вирусолог-иммунолог считаю, что нет ничего прекраснее и важнее науки. Предан делу, друзьями, коллегами и партнерами. В вечном поиске уникального лекарства от всех болезней.[/lz]

+1

25

Все в Хелен клокотало от ярости и злости. Она буквально сгорала заживо от собственного гнева и пока — бессилия. В эту минуту она не могла ничего сделать с Чаком Буннером и Норманом Дюнкером. И, едва за Никола закрылась дверь ванной комнаты, Магнус дала волю своим чувствам, преображаясь. Кожа побелела до алебастрового цвета, глаза как будто бы впали из-за теней, пролегших на нижних веках, а сами глаза изменились, став черными, с красной радужкой по кругу. Оцарапав нижнюю губу острыми клыками, Магнус сдержанно зарычала, скребя воздух длинными и черными, длиной с палец когтями. А через минуту, успокоившись, она обернулась на ванную, где еще шумела вода: Никола был за дверью и не видел преображения, из-за которого ей пришлось бы оправдываться. Выдохнув, женщина вошла в кухню, куда Никки послал её. Ставя чайник, она набрала тот самый номер, по которому звонила вчера. Она, по чести говоря, и не собиралась звонить в полицию, а если бы Никки и правда захотел этого, то нашла бы слова, чтобы отговорить его. Лучше она пойдет окольными путями, как и всегда, чем будет будоражить общественность, ведь за полицией привяжется пресса. Они, как оголодавшие зимой волки готовы броситься на любую кость, которую им бросят. А в такую тему, как кража интеллектуальной собственности они вцепятся насмерть.
— Здравствуй, — заговорила Магнус, прислушиваясь к шуму воды за двумя дверьми. — Это снова я... Да, мне нужна помощь...
Она передала имена и адрес работы и домашний адрес обоих мужчин, замешанных в исчезновении и избиении Никки Теслы, а к тому времени, как сам ученый вышел из душа, на кухонном столе его ждал горячий чай и все то немногое, что она нашла в холодильнике. Закусывая крекером, Магнус качнула головой.
— Сами разберемся с ублюдками, — в этом она не лукавила и не скрывала перед Никки своих намерений. — Если они думают, что им подобное сойдет с рук после того, как я узнала об этом, то они глупее, чем можно предположить.
Она хлебнула горячий чай. Подняла глаза на Никола, проверяя как он. Тот доверчиво подставлял шею, буквально провоцируя её вцепиться в него зубами. До чего же все Теслы любили роль жертв. Но ведь отнекивались до последнего! Она улыбнулась, отставила полупустую чашку на стол и подошла к Никки.
— Спи и ни о чем не думай, я разберусь со всем сама. Тебе нужен отдых.
Тесла её не провожал, ведь он уснул сразу после того, как она уложила его в постель и погасила свет. Он как маленький сопротивлялся, но настойчивость Хелен была сильнее его капризов.
Кровь у него Хелен брать не стала. Гормоны, бушевавшие в его теле наверняка сделали ту непригодной для пищи. Впрочем, кому-то нравился этот вкус стресса и страха, а ей — нет. Куда вкуснее страсть и спокойствие, чем эта горечь.
Покидая дом Никки, Магнус оставила ему записку на столе ядом с телефоном, чтобы проснувшись, он не вздумал идти на работу, а отдыхал столько дней, сколько ему потребуется. Каким бы блестящим ученым он ни был и как бы они не нуждались в нем в лаборатории, Тесла нуждался в отдыхе и больничном.

Иногда Хелен хотелось посильнее ударить Никола. Почему она не пришла? Подавив в зародыше раздражение, женщина поцеловала его запястье и приподнялась на локте, прикрывая краем одеяла грудь.
— Давай не будем об этом. Я не хочу, — она села на постели, повернувшись к нему спиной. Не говорить же ему, что она хотела проверить насколько сильно её влияние на его разум и душу, что он отверг всё и всех, чтобы быть с той, кто его... ел. Как ни крути, но Хелен использовала его именно для этого, ведь питаться могла кем угодно. — Жаль, что Виктория тебе так и не родила детей. У тебя была бы частичка её на память.
Магнус встала и набросила на плечи халат. Труп так и валялся у ворот. Окрестности, конечно, безлюдны, но если этого художника заметят? Как беспечно было оставлять его там, на дороге и уединяться с Никола!.. Эта беспечность до добра её не доведет. Магнус быстро оделась и убрала волосы в самую простую прическу: конский хвост, перевязав волосы лентой. Раньше она никогда не убирала так волосы при Никола, но сейчас требовалось убрать труп, а значит, не до красоты, нужна практичность.
— Одевайся, с Дейвом еще не все.
И не дожидаясь любовника, она быстро спустилась вниз. У дома все было тихо. Хелен подошла к дороге, вглядываясь в пыльную землю и считая следы колес от повозок: только Никола, больше никого. Магнус взглянула на тело, распростертое в нескольких шагах от калитки и обошла его, уперев руки в бока. Уже остывший труп лежал в луже бурой крови, большая часть которой уже впиталась в землю. Эту часть нужно будет перекопать, чтобы стереть следы его смерти. От запаха мертвой крови даже тошнило. Хелен терпеть не могла оседавший на языке и в носу привкус железа и теперь думала куда лучше сбросить труп. До болота ехать далековато... но что делать? копать ему могилу еще дольше. Хелен оглянулась на хлопок двери: Никола оделся и уже шел к ней. Пожалуй, она была с ним слишком холодна уходя и он мог обидеться на неё. Когда мужчина приблизился, Магнус растерянно и даже немного печально взглянула на него и прижалась к его груди.
— Я ведь совсем не хотела его смерти. Но я побоялась, что он причинит тебе вред.

Магнус пришлось прибегнуть к своему авторитету и силе убеждения, а так же пользуясь тем, что она была главной в лаборатории, а не её самый светлый ум, отдала Тесле приказ уйти на неделю из лаборатории и даже охране приказала его не впускать. Для Теслы это было немного унизительно, по крайней мере, для его деда так точно, но Хелен была уверена, что пройдет немного времени и внук её возлюбленного, как и сам Тесла в свое время поймет её мотивы и примет как данность то, что она заботилась о нем и знала наперед, что будет лучше.
Таким образом, Хелен сама занялась Чаком и Дюнкером, потерявшими страх и решившими, что могли делать все, что им заблагорассудится. Они еще не ошибались так, как в этот раз. И известия о скоропостижной смерти Чака постаралась вроде бы скрыть от Никола, но все же, её рвение в этом было недостаточное и весь о страшной смерти просочилась в его дом на страницах газеты, которую почтальон закинул в его ящик. Небольшая статья почти на последних страницах газеты сообщала о том, что позавчера утром было найдено тело некоего Чака Буннера, заведующего одной из частных лабораторий с разорванным горлом. По предварительной версии полиции это было сделано бешеной собакой, однако, самого зверя еще не нашли и призывали жителей быть осторожными. Однако, в газете не было ни слова о том, что судмедэксперты не нашли никаких свидетельств о собаке и более того, крови в теле тоже не нашли. Полиция бросила прессе единственное логичное объяснение того, почему глотка была разорвана, на первый взгляд, каким-то животным. И животное, конечно же, найдут, потому что, если верить загадочной теории коронеров, то это совершил человек с зубами животного. Верить в вампиров, конечно же, никто из полиции не стал и решили искать пса. А вот о помощнике сообщалось чуть ниже и совсем немного: Норман Дюнкер пропал без вести примерно в тот же день и о нем пока ничего не было известно. Прилагалось так же фото этого молодого человека и просьба сообщить о его местонахождении.
Хелен догадывалась, что первым делом Никола спросит её, ведь она так неосторожно бросила ему эту фразу на кухне. Он мог бы забыть её, но прочтя статью, непременно вспомнит. И она ждала его в своем кабинете, в их новой лаборатории. Полиция уже успела наведаться к ней, собирались и к Тесле. Хелен же попросила их подождать, пока ученый сам не явится в лабораторию — и, о чудо, её послушались.

+1

26

То, что Хелен выдала ему внеплановый отпуск, больше похожий на больничный его не сильно радовал. Тесла слишком любил свою работу, чтобы держаться от нее на расстоянии, но с другой стороны прекрасно понимал что в подобном состоянии он будет скорее помехой для своих коллег и подчиненных, чем реальной помощью. Ему нужно было уложить в голове все произошедшее, разобраться со всем случившимся и понять как действовать и что делать дальше.
Лишенный возможности работать руками, он устроившись с кружкой чая в гостиной в кресле, задумался о том, куда катится его жизнь. Любимая работа как единственный образ жизни, мать за которой он присматривал и проекты, которыми горел. Да, СВСД держал его достаточно долго, но и он подошел к завершению, дав ему диаметрально противоположный результат с которым ему нужно было тоже смириться. Тот факт, что лавры уйдут другому мешали честолюбивому сердцу ученного, но с другой стороны он понимал, что важность этого открытия в общем контексте происходящего куда важнее, чем имя того, кого впишут в историю создателем этого лекарства. Но, сутки прошли после его возвращения, а сенсация не облетела мир. Впрочем, он помнил о том, что нужно еще провести анализы, прежде чем признают открытия. Так что, просто ждал. А пока что решил заняться более любопытными вещами, что хранились в чулане его небольшой квартиры.
После того, как он убедился в нормальном функционировании лаборатории без его вмешательства, идеально имитируя собственно заикание в общении с подчиненными, он скинул смс с благодарностью Хелен, проведал мать, точнее совершил традиционный звонок и установил ее состояние на сегодня и заглянул туда ,куда не заглядывал уже пару месяцев. После того, как его матушка заболела, часть вещей из ее квартиры перекочевали в его. Это били в основном записи деда касательно открытий, его наработки в индустрии развития и градостроения, интересные идеи по развитию электричества и прочие заметки гения того времени. Были в коробках и его личные дневники, часть из которых еще по заверению его отца были зашифрованы. Среди тетрадей исписанных рукописями деда, были заметки и отца, не менее гениального человека, посвятившего свою жизнь строительству и архитектуре. В семье Теслы вообще мужская линия была сплошные гении своего времени которые так или иначе вносили свое имя в историю, оставаясь там на века. И, если с записями отца он разобрался относительно быстро, то вот рукописи деда его манили и одновременно пугали, словно он чувствовал, что может найти там что-то не самое прекрасное из чтив. Но, однажды им тоже суждено было увидеть свет, по крайней мере свет его настольной лампы, так что вытащив пару картонных ящиков, и донеся их до гостиной, Никки вооружился огромной кружкой чая, сел на пол и начал перебирать, включив фоном телевизор, новостной канал, чтобы в случае обнародования новостей о вакцине не пропустить их. Наблюдать за триумфом своего детища подписанное именем других было жестоким наказанием его тщеславию. Поэтому, отпив глоток он достал первую же тетрадь, и раскрыв на титульном листе быстро перешел к следующему, больничный обещал быть крайне скучным, ведь разбираться в физике вирусолог не очень-то и любил, забросив ту часть этой науки, что была ему в работе не актуально на дальнюю полку собственного сознания. Но, записи деда его интриговали, как единственный источник оставшийся в его времени, дающий возможность узнать его получше. Это ведь его наследие и наследство. Не только фамилия и имя, но и знания предка.

«So can you name your demon?
Understand it's scheming
I raise my glass and say "Here's to you"
»

Он понимал.
Сейчас, проведя ряд собственных исследований личного характера, Тесла понимал куда больше, чем следовало бы или стоило. Не то, чтобы он не верил Хелен, но он просто хотел знать, а узнав лишь отложил эти знания в дневник запретив после излияния души и секретов пером и чернилами на бумагу самому себе думать про это. Хелен Магнус сделала свой выбор и этот выбор он принимал как тот, кто ее продолжал безумно любить и восхищаться ею. Как одержимый? Вполне вероятно, но он ничего не мог поделать с этой любовью, да и зачем что-то менять в своей размеренной жизни, где все имело идеальное место и время.
Да, Магнус в прямом смысле слова пила его кровь, но это лишь шло им двоим на пользу, организм не ощущал тяжести жизни и бремени тех лет, что лежали на его плечах, прожитого груза. Он по прежнему ощущал легкость и полет мысли, и вдохновения самой жизнью, находил вдохновения в ее чертах и изгибах и лениво поднимаясь с постели, так же лениво направился разбираться с оставленным трупом. Некоторые шаги требовали последствий, и вот оно, нужно избавиться от следов. Хелен Магнус удалось сделать его соучастником убийства. И если раньше он просто знал про них, то теперь сам был причиной и следствием. Что же, не плохой способ привязать его еще сильнее к себе. Умная женщина, талантливый охотник.
«Can you chase your demon?
Or will it take your freedom?
I raise my glass and say "Here's to you"
»

Дейв остался в прошлом, как в прошлом способен остаться плохой сон или неприятное событие. Полиция вяло ведя расследование с удовольствием забыла через пару недель о бедном художнике, найдя куда более любопытные дела для расследования и изучения. Жизнь вернулась в свое размеренное русло в котором всем было плевать на всех, но каждый смел своим счетом знать самые свежие сплетни о других, чтобы в случае необходимости найти подход или приструнить кого-то. Никола было плевать на это. Изобретатель коротал свои дни за делами, а ночи проводил в компании с самой очаровательной и прекрасной дамой на свете. Да, в обществе он все еще носил траур по усопшей супруге, но это было лишь удобной маской, пылью пущенной в глаза другим. На приемах уже поговаривали, прикрывшись веерами, о том что Тесла вновь завидный жених и молодым барышням стоит присмотреться к изобретателю, который в свои сорок с небольшим был полон сил и энергии и с легкостью дал бы фору любому молодому щеголю.
Никола Тесла и правда выглядел достаточно молодо по сравнению со сверстниками. В отличие от них, его волосы по прежнему были черны, а взгляд горел жаждой изобретений и открытий во имя науки. В отличие от тех, кто свои сорок пять приравнивал к зрелости или старости, Никола считал это расцветом сил и возможностей. Ему по прежнему легко давалось то, что он привык делать на протяжении последних двадцати лет, а взлететь по лестнице на четвертый этаж и не запыхаться было все тем же — незаметным достижением. Он дышал молодостью и энергией и не раз шутил в компании достопримечательных джентльменов о том, что нашел эликсир молодости соединив материю с энергией. В каком-то смысле так оно и было. Хелен не давала ему застояться, организм теряющий систематично определенное количество крови омолаживался словно самостоятельно, в попытках наверстать потери, а от той энергии, что ходила по его венам, казалось можно осветить половину Лондона.
- Хелен, представляешь, они всерьез считают, что мне пора жениться, - утренняя газета за чашечкой кофе в компании с любимой вампиршей проходила стандартно у него дома. Слуг он распустил в отпуск, как выразился серб, поэтому им никто не мог помешать быть собой. Так что, бросив сложенную газету на край обеденного стола мужчина кинул взгляд на ту, что всегда его вдохновляла. - Если ты последуешь их примеру и скажешь мне то же самое, боюсь, мне придется научится кусать в знак мести. С меня хватило одной Виктории, вторую подобную я не выдержу.
Они не обсуждали это до этого утра, но заметка в газете и правда была забавной и даже веселой, так что изобретатель не сдержался прокомментировать ее. Одержимый новой восхитительной идеей, он и так практически не покидал Лондон, погрузившись с головой в работу, что должна была принести ему новую популярность вместе с осуждением публики за излишне радикальные и смелые идеи, но это было не важно, пока рядом была его Магнус, все так же таинственно улыбающаяся, когда он намекал ей на те или иные мысли. Вот и сейчас, бросив фразу про кусать, он лишь мельком взглянул на нее, отмечая реакцию и запоминая ее. За иронией и шутками он научился скрывать некоторую правду. За игривыми намеками серьезный интерес. Он просто наблюдал порой за ней, но легко уходил от неловкости, ведь влюбленному сердцу позволено любоваться объектом своей любви. Поэтому, все свои наблюдения он оставлял в личном дневнике, куда вносил их шифрованными записями и продолжал жадно целовать ее, потому что она все еще позволяла ему быть рядом не смотря на года подобного положения. Их ведь обоих устраивал подобный, неофициальный, союз.

Расследование о пропаже Чака и его подопечного зашло в тупик. Естественно, полиция прошлась по всей жизни Никола Теслы, перешестрила каждого его знакомого на подозрительное прошлое, но не нашла ничего. Никки понятия не имел куда делись те, кто переломал ему пару ребер и пальцы левой руки. Он даже на детектор лжи согласился, после которого от него наконец-то отстали и сняли с него ярлык главного подозреваемого, переведя в жертву чужой алчности и жадности. Расследование исчезновения зашло в тупик так что, они все реже звонили, не видя необходимости, как выразился однажды офицер «расстраивать вас плохими новостями». Вирусологу было уже плевать. За время вынужденного больничного, в записях своего деда он нашел достаточно любопытные заметки и погрузился в их изучение, а случайно найденная фотография окончательно загрузила ученого куда более интересной идеей найти правду, чем лекарство от лихорадки Лассо. Она подождет, точнее ею занималась лаборатория, сам Никки готовил речь относительно своего открытия вакцины от СВСД и продолжал заикаться.
То есть, он заикался в диалоге с коллегами и подчиненными, заикался в диалоге с матерью, и лишь с Хелен он вел диалог без этого представления. В конечном счете она первая узнала, что ее подчиненный избавился от этого недуга, а остальным не стоило даже подозревать об этом. Никки не хотел общения, не искал его с ними, так что заикания продолжало быть удобной формой отрешения от мира. Все же, в душе он оставался интровертом, которому был важен только свой мир. Зато с Магнус они практически перешли к более интересному взаимоотношению. Он все чаще оказывался в ее кабинете то по одному вопросу, то по другому, все чаще задерживался с ней после работы или то и дело вбрасывал любопытные фразы в диалог. Ученный занимался тем, что у него получалось лучше всего в жизни — изучал, потому что после всего того, что он прочитал в дневнике деда, Хелен Магнус стала для него объектом номер один. Возвращаясь домой, он возвращался к записям предка, стремясь поймать ускользающую реальность. Еще бы, не каждый день можно прочитать в личных записях фразу о том, что Хелен Магнус прекрасное и опасное создание со всеми интимными подробностями того, что происходило между Никола Теслой и его боссом. Было ли это для Никки шоком? В некотором роде да, потому что он сам испытывал не двусмысленный интерес к этой женщине. А теперь, она была еще и объектом его наблюдения и целью Теслы было заполучить образец ее крови любой ценой. А если уж он поставил цель, то привык ее добиваться.
- Скажи мне, - он привычно задержался на работе, так что за окном уже были глубокие сумерки. Официально, ему нужно было проверить все перед выступлением в Женеве, куда он должен был улететь утром. - Как ты думаешь, есть возможность продлить молодость? - ученый даже не поднял взгляда от планшета, на котором печатал последние распоряжения для своей команды, отправляя все в письменной форме. - Я сейчас не про пластическую хирургию. Хелен, - он мягко позвал ее по имени , - представь, вакцина дающая к средней продолжительности жизни, скажем лет 50-70, и молодость. Представь, в шестьдесят ты выглядеть так же свежо и прекрасно как в свои тридцать. Это же то, что хотят все. Это, к слову, принесет приличные деньги тебе, если ты дашь возможность изучить этот вопрос. Естественно, параллельно Лассо.
Лишь завершив высказывание своей идеи, Тесла посмотрел на нее и легко улыбнулся, демонстрируя недвусмысленный интерес к этой теме. Впрочем, в этом было двойное дно, с одной стороны ему и правда было бы интересно продлить молодость, но он считал что взламывать для этого ДНК человека слишком затратный процесс. С другой, он, хотел узнать реакцию той, которая уже успела прожить достаточно долго, чтобы понимать интерес человечества к вечности. В глазах за линзами очков блеснули огни любопытства и зарождающегося интереса к этой теме. Знакомый Хелен огонек одержимости самой идеей. Никки не отказывался от работы, просто, предлагал расширить ей интересы лаборатории, обратив внимание на такой аспект как старение. Ведь ученные тоже могу создавать моду, а создать моду на молодость и омоложение он мог всегда, пусть это в какой-то степени и потеснила бы пластическую хирургию или декоративную косметику. С другой стороны, они всегда могли заключить договор о сотрудничестве, что принесло бы дополнительную выгоду им всем. Но, сейчас он думал о том, что прочитал в дневниках деда, а не про выгоду кошелька Хелен Магнус.
[nick]Nikola Tesla[/nick][status]яблоко от яблони[/status][icon]http://sd.uploads.ru/dbOeL.png[/icon][sign]Медицина пользуется самыми сильными ядами, но, если их умело применять,
они превращаются в спасательные лекарства.
[/sign][lz]Никола Тесла, 37

Вирусолог-иммунолог считаю, что нет ничего прекраснее и важнее науки. Предан делу, друзьями, коллегами и партнерами. В вечном поиске уникального лекарства от всех болезней.[/lz]

Отредактировано Nikola Tesla (12-05-2019 06:11:39)

+1

27

Никола все чаще раздражал её своим поведением. Его намеки на её вампиризм, кровопитие и слепая любовь делали из этого гения раба, что в целом устраивало Магнус, но хотелось вернуть ту тайну в их общение, и те отношения, в которых он был осторожен, следил за тем, что говорил и делал. А теперь, когда они пересекли черту, разделявшую её охотника и его жертву, все стало отвратительно гадко. Но зная, насколько её нужен Тесла, не подавала виду, хотя при всем своем гении, он мог догадываться и все его осторожные и мягкие попытки что-то узнать, намекнуть присутствовали. Она ощущала их всегда, каждой клеткой своего тела и вот теперь, когда он сказал "укушу", Хелен внутренне содрогнулась. Улыбнулась ему и засмеялась шутке. Что он чувствовал в этот момент? Поймав его взгляд над газетой, Магнус ощутила жгучее отвращение. Каким он был жалким! Сбить бы его на пол и выпить всю кровь, мелькнула в голове мысль и была тщательно затоптана. Вместо этого она намазала булочку джемом и пожала плечами.
— Но тебе в самом деле нужен наследник. Я согласна с ними, тебе нужно жениться, — она хотела подать это мягче, но слова сорвались с языка сами собой. Вот она плата за то, что она не могла выплеснуть на него свою ярость. — Надо думать о нашем положении в обществе, Никола. Нас сторонятся, а это плохо. Я знаю, тебе плевать на мнение тех, кого не спрашивали, но твоя репутация дерзкого гения и так закрывает тебе дорогу много куда. Нас, Никола, не только тебя отказываются принимать не только из-за внебрачной связи, порицаемой обществом, но и потому что ты невыносим, а я женщина. Ты же знаешь, насколько нам необходимо быть принимаемыми обществом, особенно мне, не говоря уже о том, что банковские счета тают, твои изобретения не имеют успеха... Ты должен жениться на женщине из высшего общества.
Магнус встала, показывая, что разговор окончен, взяла чашку чая со своей булочкой, направляясь в сад, чтобы доесть там, пока он будет обдумывать её слова и у самого порога повернулась, бросив как бы невзначай, но упиваясь его болью.
— Я тоже выхожу замуж.

Похищение изменило Никки. Заикание пропало, речь ученого стала чистой, а сам он как будто стал... свободнее, что ли. Магнус не понимала этих изменений, но таким он нравился ей больше, в нем не было той раздражающей черты, какая была в его деде. Интересно, каким был отец Никки?.. Хелен потела висок, выныривая из бесполезных мыслей, прежде чем поднять глаза на вошедшего в её кабинет Никки. Ученый стал вести себя свободнее с ней, будто бы сбросил с себя какие-то оковы, сдерживавшие его все это время. В его визите в её кабинет накануне поездки в Женеву не было ничего особенного, однако Магнус ощутила в нем новые перемены. Возможно, это была какая-то идея, мысль, которую он вынашивал и теперь хотел с нею поделиться? Она отложила телефон, в котором копалась до того, как он пришел.
— Продлить молодость?.. А, тебя что, потянуло на разработки кремов от морщин? — пошутила она, бросив взгляд на свой крем для рук, стоявший на столе. Сняв пару колец с пальцев, Магнус выдавила немного белого крема на тыльную сторону ладони, начиная втирать крем в руки.
— Вакцина, говоришь... очень смело, Никола, — Магнус подалась вперед. — А главное, прибыльно. Другое дело, что наша лаборатория занимается лечением болезней, а старость — это не болезнь. Только прошу, не говори мне, что ты задумал перейти в другую лабораторию.
В глубине её глаз зажглось что-то опасное, но всего лишь на секунду, а то и меньше и она вновь откинулась на спинку своего глубокого кожаного кресла. Интерес Никола к вечности и молодости не обошел её внимание, равно как и знакомый ей блеск в его глазах. Идея в самом деле была, идея сильная, рискованная. Они могли занять новую нишу в фармацевтике, если бы Никки решил заняться поиском средства от старости.
— Знаешь, мы можем рассмотреть старение как болезнь, потому что человеческий организм настроен на самообновление и теоретически феномен вечно молодости возможен. По крайней мере её продление. На этом основываются многие теории, а что касается практики, все делают упор на коллаген, но это всего лишь питание кожи, способ поддержать и притормозить процесс старения, а не убрать его. Ты предлагаешь поработать над тем, чтобы усилить этот эффект?
Она потирала руки, продолжая втирать крем, который уже почти впитался в кожу её рук. Легкий запах оливкового масла витал в воздухе, Магнус выглядела задумчивой, рассматривая свои руки. Кожа на руках выглядела чуть старее, чем бывает у женщин её возраста, однако ей и было больше, чем она выглядела.
— Нынешняя антивозрастная косметика позволяет женщинам сбросить лет пять, может быть, десять, это весьма востребованная индустрия, а еще опасная. Никки, ты уверен, что хочешь этим заняться? Убийц Люнкера и Чака еще не нашли, кто знает, где они. А сколько таких еще может быть?
Если Тесла чего-то хотел, он это получал. Так что её напоминание об убитых лжецах, использовавших её и Никки было лишь дежурным напоминанием о том, что бывает если быть не осторожным. А ей переходить дорожку было рискованно, а Тесла.. ну, что же, она обеспечит ему безопасность, если он и вправду решит заняться возрастными изменениями.
[status]Вампир[/status][icon]http://sh.uploads.ru/y8XOS.png[/icon]

+1

28

Никки предельно аккуратен. Он, изучивший записи и дневники деда, теперь задумчиво перебирает правильные варианты подачи идеи, чтобы остаться на той тонкой грани дозволенного, на которой невозможно будет понять, а знает ли ученный правду о той, что перед ним. Эта та грань, где можно рискнуть намекнуть, что он в курсе — Хелен чуть старше, чем кажется, но дать понять, что в этом нет ничего плохого и он даже не против. Не то, чтобы он ей врал, право дело, обман вообще никогда не рассматривался им как попытка манипуляции этой женщиной [хотя Хелен Магнус крайне сложно манипулировать], здесь скорее было понимание и вера в то, что правда самый действенный способ в любой из ситуаций. С ней он всегда был честен, что по работе, что в личном плане, когда они вообще касались этого личного, а теперь, когда он знал чуть больше, он просто привычно отмалчивался, словно обдумывая очередную мысль. Впрочем, так оно и было, просто мысли крутились не вокруг пробирок и сложности вируса, а вокруг одной единственной дамы чья кровь ему была катастрофически нужна. Можно сказать, он буквально жаждал ее. Никки даже невольно усмехнулся и поймав пытливый взгляд Хелен мотнул головой. Дописал сообщение, чтобы не сбиться с мысли и отложил планшет в сторону чуть подался вперед, найдя упор локтями в бедра, чтобы пояснить свою мысль.
- В наши дни найдено не так много способов подлить молодость и в основном все строится на коллагене и гиалуроновой кислоте, если мы говорим о молодости кожи. Если организма, то здесь пропагандируется особый образ жизни, мысли и очищающие тело процедуры. Не самое легкое для придерживания, плюс, мы с тобой понимаем, что ограничения всегда действовали на людей обратным образом. Мы не рассматриваем сознательный отказ от продуктов гниения в организме, потому что знаем оба, сознательность не самая лучшая черта человечества. Итого, приходим к плачевной статистике: люди желают вечную молодость, но ищут ее не там.
Теперь, откинувшись на спинку кресла, он снял очки и медленно протер тонкие линзы, беря пару секунд паузы, чтобы слова уложились в голове начальства и нашли в ней отклик. Никки действовал с тонки расчетом затронуть ее финансовые интересы, сделав это в лучшей своей традиции — зародить идею нового вируса и его лечения. Прибыль пусть считают менеджеры и финансисты. Его дело разбираться с тем в чем ему нет равных. Не зря он носит фамилию Тесла.
- Помилуй, Хелен, мне слишком комфортно в твоей лаборатории, чтобы искать место получше. Да и давай признаем очевидное столько сколько платишь ты, не платит никто. И терпишь меня и мой гений ты не в пустую. Билеты в Женеву тому немое доказательство.
Сейчас, перекинув ногу на ногу и расслабившись окончательно в кресле, он был полной копией своего деда, разве что волосы слегка растрепанны, а не уложены назад, но это ведь такая мелочь. Никки улыбнулся, нутром чувствуя эффект продемонстрированной картины, надел очки и вернулся к теме, которая его больше всего интересовала. При этом чуть понизив голос, слово у этих стен были уши.
- Я предлагаю взглянуть на старение как на болезнь, которую можно вылечить как и простой насморк. Пойми, Хелен, мне уже скучно вести один проект. А так, новое слово в медицине. Не уступающее СВСД ни одной позиции. Подумай об этом, а ответ дашь когда я вернусь из Женевы.

Весть о том, что его любовь собралась замуж, неприятно резануло мужчину, но он лишь промолчал и кивнул, решив сдержать первый порыв ревности. Разумеется, ученый понимал какой именно человек, а точнее даже не человек, требуется его Хелен, поэтому решил продолжить свои наблюдения и далее. Материала для изучения было предостаточно. Поставив один из самых рискованных экспериментов в своей жизни, Тесла искал способы доказать то ли себе, то ли Хелен, насколько они нужны друг другу. Разумеется, вампир продолжала пить его кровь, но при этом раздражалась на его влюбленность, так что он перестал говорить про нее, перестал вообще обсуждать прессу и их попытки узнать больше. Никола избрал иной путь. Не путь ревности, который был проще и легче, а путь наблюдателя, напоминая самому себе простую истину — ничего в науке не случается просто так.
Он встретил ее случайно. На приеме, куда его убедила отправится Хелен Магнус, поэтому, едва их представили друг другу, Тесла почувствовал — дама была уже одобрена его любовницей. Смиряться или нет было его решением, но что-то в этой Виктории [какая ирония, прошлую его супругу звали так же] , было неповторимое и каждый раз глядя на нее он словно общался с отражением Магнус, как будто в ней повторялся ее нрав, но именно тот формат, каким этот нрав стал бы если бы его забили в угол сознания, если бы традиции людского мира взяли бы над ней верх. Но, Виктория смущенно улыбалась, кокетливо расспрашивала его о работе, стараясь поспеть за мыслью гения и вдовца, за которого ее уже сосватали, получив при этом свое, поэтому им оставалось лишь познакомится.
- Хелен, - такие утра стали редкостью. Они все реже оставались согреть постель друг друга. Он все реже приезжал к ней в кости с ночевкой, она же словно не замечала этого и того, что он изменился. А он чувствовал. Возраст, вспыхнувшие чувства по отношению к невесте, предстоящая свадьба. Тесла чувствовал что становится до невыносимости обычным мужчиной и рвался из Лондона, словно рыба из сети, на волю. Ему было душно в столице. - Хелен, я хочу увести Викторию из Лондона. Мы поедем путешествовать по Европе, мне предложили контракт в Австрии.
Он говорил не громко но знал, что она слышит даже его дыхание. Но, он не боялся. Теперь уже не боялся. Его исследование завершилось. Теперь, Тесла знал то, что не ведал раньше. Теперь он знал о том, что глупец, полюбивший ту, которая в нем видит лишь пищу и никого более. Никогда не удивит.

Конференции Тесла не любил. До той степени, что предпочел бы отправить на нее своих помощников, чем предстать перед другими лично. Ему нравилось работать с живыми данными, а не сухими фактами в которых не было ничего кроме букв и цифр, не было живого поведения клетки, какое должно было бы быть будь они в лаборатории. Живой и пытливый ум Никки требовал нечто больше, чем простой заранее продуманный и рассчитанный алгоритм действий. Но, СВСД должна была увидеть свет, и никто кроме него не смог бы представить эту вакцину в лучшем виде. Поэтому, последний раз напомнив себе про заикание, он шагнул на сцену и обвел взглядом собравшихся коллег в зале. А, после заговорил ровно сбивчивым тоном, в котором легко читалось его заикание и увлекшись, когда дело непосредственно коснулось самой вакцины, отпустил контроль.
- Доктор Тесла.
Прием ВОЗ проводил все с той же привычной помпезностью, так что, обнимая бокал с красным вином, единственный за весь вечер, Никола плавно передвигался от группы коллег к группе, слушал или участвовал в дискуссии и уходил до того, как станет слишком скучно. Так что, оказавшись окликнутым, мужчина вздохнул, сожалея, что план ускользнуть только что провалился, «надел» на лицо вежливую усталость и обернулся, сталкиваясь практически нос к носу с тем, кого не хотел бы видеть сейчас перед собой.
- Барт-толомео Кенри, уди-и-ивлен вас здесь видеть, - Тесла не врал. Встретить на приеме для своих своего прошлого работодателя было странно и неожиданно. Особенно, если учесть, как ученый и бизнесмен в прошлом расстались.
- Хотел лично поприветствовать гения, который не останавливается ни перед чем, - ладонь Бартоломео была влажной от нервов, поэтому рукопожатие вышло скомканным.
- Вы-ы же не только ради приличия реш-шили ко мне обратится? - Тесла легко сымитировал и привычное для всех заикание и приличную усталость. Все знали, что ученый вполне скромен для своего гения, а многие этим пользовались.
- Совершенно верно. Я хочу предложить вам место ведущего специалиста в моей новой лаборатории...
- Не инте-ересую-юсь, - резко, было бы резко если бы не заикание, бросил Никки.
- Вы же не дослушали еще, Доктор Тесла, - Кенри попытался было объяснить преимущества работы с ним, а не с Хелен Магнус, но снова услышал лишь отказ. - Я заплачу вам в два, нет в три раза больше, Никола.
- Де-еньги меня не ин-интересуют, - мотнул головой ученый и мягко улыбнулся. - Здесь все иначе. Всего д-доброго, - он в последний момент вспомнил про заикание, но учитывая саму ситуацию, на отсутствие повтора звуков мало кто обратил внимание. Все были уже слегка пьяны для внимательности вообще. Зато Тесла смог воспользоваться ситуацией и покинуть прием. Он получил что хотел. ВОЗ приняли вакцину дав ей официально зеленый свет.

Он вернулся никому ничего не говоря. Вернулся домой, в родной город, завершив все свои дела на сутки раньше, чем было в расписании. Поэтому, едва заехав домов и бросив сумку, мужчина отправился в душ, смыть пыль дорог с тела. О пережитом когда-то переломе пальцев и трещин в ребрах напоминал тот хаос, который теперь творился в его доме когда записи деда обнажили такую правду. Но и дома он не задержался на долго. Наспех уложив волосы и надев костюм, то что Никки делал крайне редко, Тесла покинул квартиру изменив традиции — вместо очков сегодня вечером он предпочел линзы, хоть те и казались непривычны да и не было необходимости поправлять каждый раз на носу очки. Но, ради того, что он планировал, стоило потерпеть. Впрочем, где-то на середине пути, застряв в цветочном, Никки понял, ему вполне себе комфортно в линзах. Да, было непривычно, да было немного странно, но не ужасно.
Флорист помог выбрать красивый букет для дамы, которой Тесла хотел показать одновременно и уважение и чувства. Это было сложно, ведь она была его боссом, вампиром которую знал его дед и которую дед же боготворил, любя той истинной любовью лишь ее одну, что не захотела разделить с ним будущее и бессмертие. Никола, его дед, не винил Магнус, хоть и сожалел под конец своих лет о ряде поступков и промахов, но напрасно. С другой стороны, он был рад, что она познакомила его с обеими Викториями, ведь вторая не смотря на молодость лет любила своего странного мужа-ученного-продавшего-душу-дьяволу. Увидя в дневнике деда такую формулировку о бабушке, Никки помниться, даже усмехнулся и теперь некоторые ее странности стали для него понятны. Теперь, он понимал, почему бабушка так оберегала его, возила в церковь и даже покрестила, надев на тогда еще мальчишку свой крестик, чтобы тот оберегал наследника фамилии. Теперь, некоторые вещи ему стали намного понятнее, но еще больше ему хотелось изучить кровь той, что жила так долго и будет жить еще дольше. И, все это на фоне того, что Тесла соскучился по Хелен, именно как по женщине, по ее компании, ее смехе и вечерах с ней. Он соскучился как может скучать кто-то кто не равнодушен ко второму человеку.
Его рациональная часть требовала удержать себя в руках, не лезть в пекло и к хищнику, но его часть как ученого понимала — без риска он не сможет добиться своего. А на карту он уже поставил слишком многое, пусть даже еще не было ничего понятно. Лаборатория искала ответ, он искал новое приключение, дабы было интереснее жить,а Магнус... Возможно, он сможет дать ей то, что не смог дать дед. Не плохая, все же шпаргалка, чтобы получить желаемое. Тем более, что дед под конец жизни записал ряд слишком важных [для соблазнителя] деталей. Никки не мог не воспользоваться таким преимуществом.
- Добрый вечер, доктор Магнус. Позволите рассчитывать на приглашение. Дело в том, что мой рейс оказался ультра скоростным и я стою в десяти шагах от вашего дома, - в последней фразе звучал легкий намек на лукавство, который прекрасно должен был передать динамик трубки. - Если вы дома, разумеется, - поспешил добавить Тесла, хотя точно знал, она дома. Не выдавать же все свои источники и секреты, тем более ей. Он собирался действовать постепенно, не спеша.

[nick]Nikola Tesla[/nick][status]яблоко от яблони[/status][icon]http://sd.uploads.ru/dbOeL.png[/icon][sign]Медицина пользуется самыми сильными ядами, но, если их умело применять,
они превращаются в спасательные лекарства.
[/sign][lz]Никола Тесла, 37

Вирусолог-иммунолог считаю, что нет ничего прекраснее и важнее науки. Предан делу, друзьями, коллегами и партнерами. В вечном поиске уникального лекарства от всех болезней.[/lz]

0


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » I will help you