capt. jack harkness michael wade wilson
oberyn martell susan pevensie steven rogers
Это была... тяжелая ночь. Будем честными. Питер устал. Он вытащил из колонизации мелкую и лающую собаку, которая умудрилась сломать три лапы из четырех. За этот подвиг он был вознагражден укусом, чуть ли не за нос (стыдно, но спасла маска), но обошлось запястьем. Неприятно, но это еще терпимо. Ибо хозяйка питомца не обошлась с ним строго (начала лупить сумкой, думая, что это он навредил ее “любимой собачичке), а затем лишь как-то странно на него смотрела, но поблагодарила. И за это спасибо! Он же не единственный герой, ну, хей. Читать дальше

Дорогие Таймовцы!
04.12.18 Очень большое обновление правил по маскам и вторым ролям. Читать тут.
30.10.18 Появились дополнения в правилах и банке, а так же подводим итоги большого кроссворда в честь Дня рождения Тайма!
28.12.17 Мы поменяли дизайн! Внезапно, но почему бы и нет? Вопросы и предложения как всегда в тему тему АМС.
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьхочу кастакцияуход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицуТайм-on-line

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Funeral of hearts [marvel/asgard]


Funeral of hearts [marvel/asgard]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

FUNERAL OF HEARTS
Месть превращает человека в того, кому он мстит.
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://sg.uploads.ru/O2evc.jpg

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Loki, Jane Foster

22.02.17, глубокая ночь, Нью-Йорк, Манхэттен, квартира Джейн Фостер

АННОТАЦИЯ

Как жить, если у тебя разбито сердце, а рядом нет никого, кто мог бы разделить с тобой эту боль?
Джейн узнаёт, что мать, связь с которой она не поддерживала более двух лет, умерла от рака, не позволив даже попрощаться и попросить прощения за старые обиды. Это событие окончательно выбивает девушку из колеи, и Фостер срывается, круто напившись, несмотря на курс антидепрессантов, несовместимых с алкоголем.  Лучшей идеи, чем позвонить новому коллеге, попросив его срочно приехать, и не могло родиться в её искаженном сознании...

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+1

2

Ярость бескрайним океаном колыхалась вокруг, заполняя весь мир до самых высот, она казалось ему теперь вечной, необратимой и неодолимой.  Стоя напротив огромного окна квартиры, буквально изъятой им у какого-то офисного планктона на Манхэттане, асгардец чувствовал себя мертвым.  И даже эта мертвая душа как гнилое дерево умудрялась все еще возгорать с одной искры короткой как выстрел мысли, полыхая с силой неукротимого лесного пожара в сезон адской засухи. Западня, из которой ему не выбраться, если не возьмет себя в руки — а в руки себя взять Лафейсон никак не мог, слепо жаждя только мести до того состояния, когда все прочее уже не важно. Но даже в этом примитивном чувстве его разум не мог успокоиться, метался от мучительной смерти к одному, но страшному удару прямо в сердце. Если бы он мог сейчас добраться до Тора, то любое из этих желаний могло взять победу в свои руки, да только любвеобильный братец благоразумно сбежал в неизвестном направлении… отдыхать. Праздновать. Его можно понять, но она….
Она….
Как ты могла? Моя любовь была твоей. Моя душа была твоей. Я готов был взлететь и пасть ради тебя — одного лишь твоего слова хватило б на любой исход.  Но ты предпочла нанести мне рану, которая никогда не затянется. И будет кровоточить вечно. Я стою, обреченный смотреть в это окно снова и снова на мир раскрашенный только в серые краски, потому что ты отняла у меня все прочие оттенки. Я хочу твоих страданий и твоей крови на моих руках больше, чем желаю уничтожить этот испортивший идеальную картину нашей возможной любви мир. И все же именно этот мир сгорит первым…  но гореть он будет на твоих глазах, Сигюн. Я хочу, чтобы ты смотрела. Я заставлю тебя смотреть….

На пороге известной уже квартиры он стоял в знакомом Джейн Фостер подложном облике якобы сотрудника, присланного ей в подмогу профессором. Звонок от любовницы Тора, теперь уже бывшей застал Локи в тот момент самых мрачных мыслей, в которых Нью-Йорк уже растворялся пеплом в языках желтого пламени. Он даже не стал задавать вопросом, только откликнулся согласием этим притворным тенорком, лишенным характерных для Локи обертонов и глубины. Но Джейн внимательная дамочка, с нее хватит узнать приметный голос трикстера — говори он с ней им. Нажимая звонок, он второй рукой поддерживал нехитрый мидгардский набор для утешения ревущих леди: в корзине вино, сладости, двумя пальцами удерживается к ручке корзины букет из комбинации бело-желтых цветов, названия которых он даже не запоминал. Классические брюки, рубашка, куртка — его подставной облик не бросался в глаза даже одеждой в серых тонах, под стать лишенному цветности миру.
Привет, — просто сказал он, когда ему открыли. И искренне улыбнулся чужими губами, не заподозришь за личиной мрака.

+1

3

Вселенная огромна настолько, что человеческому мозгу, мощнейшему устройству, способному решать самые сложные задачи, трудно даже вообразить её масштаб. Чего уж говорить, даже лучшие умы планеты ещё десять лет назад не могли всерьёз предположить, что в космосе, холодном и далеком, найдется место для других форм жизни, превосходящих человека и вместе с тем похожих на него. Джейн, зашедшая в своих исследованиях так далеко, как не заходил ни один земной астрофизик, знала, как огромен мир. Но именно сейчас девушка каждой клеточкой своего тела ощущала, как он сузился до маленькой точки размером с горошину где-то в её голове, порождая безумные, страшные мысли, способные разрушить её окончательно.
Фостер вздрогнула от холода, с тихим вымученным стоном отстраняясь от глянцевой кухонной тумбы в надежде согреться, но вместо этого её охватила новая волна озноба. Лицо щипало от слез, голова гудела, точно туда залили раскаленный чугун, тело всё ещё било в судорогах — отголосках недавней истерики. Как она оказалась здесь — зареванная, никчемная, забившаяся в угол на собственной кухне? Джейн не помнила ничего, кроме разрастающегося, подобно раковой опухоли, чувства отчаяния и ненависти к себе, до тех пор, пока оно не охватило её полностью. Затуманенный взгляд, привкус алкоголя во рту, следы ногтей и укусов на нежной коже понемногу воскрешали в сознании одну навязчивую мысль — навредить себе, наказать любым способом, или, быть может, сделать это, чтобы почувствовать себя живой.
Может ли происходящее быть правдой? Нет, это всё нелепый сон, шутка, видение, которое скоро рассеется, стоит только щелкнуть пальцами. Наваждение, в котором она навсегда потеряла единственного мужчину, которого любила больше жизни, потеряла из-за собственной гордыни и глупости, волею случая справедливо позволив ему быть с достойной себя. Галлюцинация, где она была настолько увлечена своими проблемами, что из-за обиды и недопонимания предпочла забыть о матери, в то время как та сгорала от рака, слишком гордая, чтобы на заре своей жизни пойти на примирение. Как вырваться? Сбежать из мучительных силков? Исчезнуть из этой реальности? Исчезнуть...
Внезапно раздавшийся звонок в дверь привёл ученую в чувства, насколько это вообще было возможно, и она подскочила, залпом допивая стакан виски, оставленный почти полным на столешнице. Сосредоточенная в себе, Джейн успела позабыть, что около часа назад, когда действие алкоголя ещё не было таким сильным, она позвонила коллеге, в слезах умоляя приехать. Черт возьми... Как неудобно.
Замерев у зеркала, девушка в спешке стерла с лица слезы и разводы туши, поправила волосы, одернула рукава легкого трикотажного платья, и, напустив на себя сосредоточенной серьёзности, открыла дверь.
Джеймс... — судорожно выдохнула она, отступая назад и окидывая мужчину с ног до головы. — Здравствуй, спасибо что... Это цветы? — застыв на секунду в неловком ступоре, Джейн вдруг надрывно, отчаянно рассмеялась, теряя равновесие и оттого впечатываясь в ближайшую стену. Неизвестно, была тому виной бурная смесь алкоголя и транквилизаторов, ударившая в голову или причина крылась в осознании того, как по-идиотски всё выглядело со стороны — звонок среди ночи с просьбой приехать, предназначенный мужчине, с которым они обменивались идеями столько же сколько и любезностями. — Прости. Ты неправильно понял меня. Господи, как глупо... Прости меня, — и, прикрыв рот пальцами, она заплакала, зажмуриваясь, как ребенок, не переставая бормотать. — Прости меня, прости... — а затем притихла, поднимая глаза и с пугающим хладнокровием произнося. — Моя мать умерла. Я не смогла с ней даже попрощаться.

+1

4

Плачущая женщина не бывает красивой, особенно плачущая давно, старательно и навзрыд. Растрепанные волосы. Опухшее лицо. Шмыгающий нос. Красные глаза. Искривленные в гримасе черты. Срывающийся на писк голос. Прежде он готов был признать, что Джейн Фостер обладала определенным количеством привлекательности, чтобы понравиться мужчине, но увиденное в дверях заставило его всерьез усомниться в том, не потому ли она до сих пор одинока. Но сделав вид, что все так как и должно быть, он вручил букет женщине, перешагнув порог, а потом хотел и корзину передать, но был застигнут еще одним потоком слез, сегодня уже явно далеко не первым  и застыл на месте. Женские слезы раздражают, потому что вызывают чувство беспомощности — Локи с трудом представлял себе, что надлежит сейчас сделать для приведения её в чувство.  Дать пощечину? — Вероятнее, заревет еще сильнее и затопит соседей, а квартирка была не так роскошна, чтобы сбавлять градус красоты плесенью и сыростью. В былой случай он усмехнулся бы и просто обрушил на голову ревунье каскад ледяной воды, возвращая ее в реальность — суровую и беспощадную — но сегодня здесь он все еще Джеймс, милый, добрый, галантный Джеймс.  Джеймс, которому давно уже не хочется присматривать за крошкой Джейн из-за глупой сентиментальности, вылезшей под влиянием прекрасных речей Сигюн, несуществующему в реальности Джеймсу вообще то очень хочется сделать что-то максимально гадкое, чтобы отомстить братцу, и тут как по благосклонности судьбы, такой презент.
Локи медленно опустил корзину с гостинцами на первую поверхность, которую нашел подходящей, после чего медленно и плавно двинулся к ревущей Фостер.  Как хищник подкрадывается в саванне среди стеблей иссохшей травы, так шел и он — выжидающе, терпеливо, осторожно, чтобы не вспугнуть. Хотя так громко реветь — она никого не услышит прямо под носом.
Не за что просить прощения, — мягким голосом негромко произнес он, точно убаюкивая звучанием чужую истерику и протягивая одновременно с этим заботливые руки, чтобы коснуться плеч женщины. Бережно, как чего то очень хрупкого, или зыбкого. — Нет нужды стыдиться своего порыва, я все понимаю. — Ни один мускул на лице не дрогнул от ее последующего признания о смерти матери.  Но ледяной шип прошел насквозь грудь и застыл там, в иной реальности — где царствует душа, потому что он вспомнил Фригг, свою не-мать, ставшую самой настоящей и он тоже не смог с ней проститься. Более того, в своей слепой жажде отмщения Тору и Одину он в какой то степени, подтолкнул к ней убийцу, и это себе Локи простить не мог, хотя никому и никогда в этом не признавался, считая только своей ношей и полагая, что никому не интересно, а лишний повод обвинить сына Лафея брат и сам найдет. Как в этот раз.  Но асгардец изгнал болезненное воспоминания, замкнув его в стене гнева, а внешне лишь печально улыбнулся и глаза наполнились грустью сочувствия.
Мне очень жаль, Джейн. Очень жаль. Но ты сама знаешь, что нам не дано предугадать, когда настигнет смерть. — Настойчиво потянув женщину за плечо, он подошел еще ближе на шаг, привлекая ее — как делают мидгардцы — к себе, щекой к груди, тепло обнимая в кольцо рук. Силы в них хватило бы за мгновение выдавить из ее тщедушного тельца всю жизнь, и он даже вздрогнул от этого желания в какой-то мимолетной вспышке, но удержался. Убив Джейн, он причинит Тору боль, но разве эта та боль, которой он удовлетворится? Нет, смерть здесь совсем неуместна, всего лишь росчерк пера, когда нужна целая повесть.  Поэтому трикстер просто обнял ее еще крепче одной рукой, а вторую ладонью опустил на волосы, поглаживая.

+1

5

У одиночества множество лиц. Кому-то оно может даже прийтись по вкусу. Это великолепное чувство независимости и самодостаточности, когда ты намеренно отстраняешь себя от людей, зная, что никто не посмеет распять тебя, стоит только слишком широко раскрыть объятия. Совсем другое, когда ты белая ворона в галдящей толпе, неспособной и не имеющей ни малейшего желания разделить твои идеи. Или светлая тоска в мечтательном ожидании второй половинки, в то время как повсюду то там то тут снуют счастливые влюбленные парочки. Куда страшнее, если ты окружен приветливыми улыбками и вниманием, но ощущение пустоты так глубоко засело внутри, что кажется, будто от людей тебя изолирует бездушная пластиковая обертка. Или... В жизни нет человека, который просто был бы рядом.
Джейн распахнула глаза, замирая, прислушиваясь к себе. Её зрачки расширились, а с губ сорвался судорожный вздох. Озноб и мурашки, прокатившиеся от лопаток к копчику, в мгновение сменились пульсирующим жаром, обволакивающим кожу. Объятия. Когда в последний раз она чувствовала нечто подобное? Девушка не могла припомнить. И всё же, чем дольше крепкие руки удерживали её, тем яснее и глубже Фостер ощущала покой, надежность, защищенность, которые словно никогда не покидали её, но примешивалось к ним и чувство иного характера.
Джеймс был прекрасным мужчиной во всех отношениях. Говорят, за таких выходят замуж. Помимо внешней красоты и стати, что уже не маловажно, ирландский ученый обладал прекрасным чувством юмора, был галантен, внимателен и учтив, и, что особенно отмечала девушка, обладал незаурядным умом и воображением. Несмотря на довольно нелепое знакомство, они быстро нашли общий язык. Порой Джейн казалось, что он единственный во всем мире действительно понимает смысл и важность того, что она задумала, и это, разумеется, не могло оставить её равнодушной. Совершенно глупо отрицать, что Джеймс нравился ей, очень нравился. Это было видно невооруженным глазом по улыбкам, которые девушка дарила ему, или по беззаботным дурачествам во время попытки передать друг другу маркер в лаборатории. Фостер предполагала, что тоже нравится ему, но теперь, когда её предположения переросли в уверенность, когда он стоял в её квартире с цветами и вином, примчавшийся по первому зову, девушка испытывала... Горечь? Потому как сколь удивительным и славным ни был Джеймс, её мысли вновь и вновь спотыкались о другое имя.
Спасибо тебе, — прошептала она, всхлипывая и цепляясь пальчиками свободной руки за ткань его куртки. — Мне не стоило звонить тебе так поздно. Это ужасно неловко... Я просто немного не в себе, — пробормотала девушка, вспоминая о том, что во второй руке по-прежнему находится букет. — Нужно поставить в воду, — констатировала Джейн, скользящим движением перенося ладонь с его спины на грудь и легонько поглаживая, как бы давая понять, что хочет отстраниться. — Не желаешь что-нибудь выпить? — развернувшись, бросила она через плечо, направляясь в сторону кухни, но не успела сделать и шага, как пошатнулась, едва не падая. Единственное, что уберегло её от встречи с полом — рука, всё ещё остававшаяся на его груди и ухватившаяся за край одежды. — Оу... — только и смогла выдать Фостер, виновато усмехнувшись и, наконец выпустив ткань, пошла за вазой.
Новая квартира Джейн была гораздо больше и просторнее предыдущей, а из-за того, что хозяйка большую часть времени проводила в лаборатории и командировках, выглядела слегка необжитой, словно из рекламного ролика про счастливую жизнь, если не брать во внимание большую недопитую бутылку бурбона на барной стойке.
Мы и до этого с ней не очень ладили, — буднично начала девушка, поставив цветы на стол и машинально разливая виски в стаканы, уже не помня, что ответил мужчина на её предложение. -  Она хотела, чтобы я пошла в юриспруденцию, а я была одержима космосом лет с четырех. Я слушать её не желала, особенно после смерти отца... — тяжело вздохнув, она пододвинула к гостю стакан, делая пару глотков из своего. Джейн пыталась убедить себя в том, что если она будет говорить об этом так — спокойно, почти равнодушно, это поможет ей избежать боли, но слезы вновь предательски выступили на глазах. — А в последние четыре года мы совсем не общались после той ужасной ссоры. Наверное, она просто волновалась за меня... Или как обычно думала, что я умалишенная, которая не умеет жить, как нормальные люди и опять ввязывается в какую-то авантюру, — она хмыкнула, кусая губы. — Но мне было плевать — я была так счастлива тогда. Так беззаботна и счастлива... — задумчиво уставившись в панорамное окно, ученая напряженно улыбнулась, позволяя ностальгии унести себя в то время, когда она была такой влюбленной и смелой, готовой противостоять всему миру. Что осталось от неё теперь?

+1

6

Сострадание в общем-то не было чувством совершенно незнакомым трикстеру, хотя намного чаще все спектры его он ловил эхом с губ ванессы, своей подруги. Никто не сострадал ему самому и никто не подавал руки, чтобы в горячих объятьях выкрасть тоску с его души — а тоски там ныне хватало сполна.  Люди как и асы не любят правду, если она неприятна, но они плохо понимают в какой страшный яд превращается неизвестность внутри разума, когда нет четких границ. Воображение самый страшный палач — его нельзя ограничить. И уже три недели этот палач терзает безжалостно его собственный разум и душу вместе с ним, на разные лады воспевая насмешку валькирии и рисуя картины одну другой красочнее. Тор и Сигюн… Сигюн и Тор. Это еще хуже, чем Теорик — тот был всего лишь ястребом Одина, парень конечно видный, если сравнивать с остальными асами, но не с принцами. Пусть Локи был опальным — официально его никто не низвергал с этого титула, но тягаться с Тором — это была его участь и без того всю жизнь, не успешно.  Предложить что-то, чего нет у брата…что? Только стискивались пальцы в кулаки в свирепом желании хотя бы раз в жизни отплатить братцу тем же — отнять у него хоть что-то тому дорогое. Хоть что-то его. И каким искренним казался он ему тогда на Сакааре с этим своим «ты мой брат», «я боготворил тебя». Лжец.
Локи отступил назад покладисто, размыкая объятья и позволяя девушке отойти, и даже поддержал ее галантно за запястье, предвосхищая падение. Он нравился ей в этой маске, заметить это было нетрудно и почувствовать еще легче.  Чужая душа была ему открытой книгой, кроме моментов, когда пристрастность мутила взор и сводила с ума. «Дай мне время». Нежно певучим голосом ударили по воспаленному сознанию эти три слова, и Локи тряхнул нервно, как норовистая лошадь, головой.  Джейн — отойдя — спиной к нему этого не видела, и все исчезло с лица, не став достоянием даже подозрений смертной.
— Не стоит так мучить себя, — у Джеймса всегда удивительно проникновенный обволакивающий голос, он не громок и не тих, не низок и не высок, та идеальная золотая середина, которая так располагает к себе слушателей любого пола и возраста.   Он легко кладет ладонь на лопатку Джейн Фостер, поглаживая пальцами — легкими прикосновениями — кожу через ткань и весь его облик кажется таким сострадающим, таким понимающим, и окружает присутствие уютом и комфортом покоя.  За века своей жизни Локи слишком хорошо знает потребности людей в такие моменты, еще больше потому, что подмечает их на контрасте своей жизни и своих чувств.  Ради своей цели он готов разыграть для смертной сцену из самого прекрасного мидгардского романа, воплотить наяву грезы любой одинокой леди о идеальной любви. Ему не нужно стараться вытеснить Тора до конца из ее сердца. Ему нужно лишь, чтобы со стороны было очень похоже именно на это. Касаясь губами бокала и делая одинокий глоток терпкого, но не слишком крепкого для привыкшего к асгардскими винам бога, напитка, не сводя беззастенчиво мягких и почти восхищенно глядящих на женщину глаз, он улыбается ей деликатно, чтобы выразить поддержку горю, а не усмехнуться над ним. – Нам слишком часто свойственно ссориться с родными именно из-за обманутых ожиданий. Я тоже имел прежде ссоры с отцом, достаточно часто чтобы почти возненавидеть его, Джейн. Но когда родители умирают, нет никакого смысла терзать себя. Прошлое все равно не изменить, но — будущее можно. — Пока тембр призван обволакивать ее нетрезвое сознание, вторая руку соскальзывает вверх с лопатки на плечо, проходит вдоль шеи к подбородку и подцепив его, аккуратно принуждает чуть приподняться, чтобы смотреть прямо в лицо собеседнику. В темные гипнотизирующие глаза, в которых кажется плещущим тот самый бурбон с золотистым отсветом на свету. Играть в влюбленность необыкновенно легко, когда сердце не находит даже робкого отклика в душе для нарушения ритма, и разум холодно ведет игру. Вел бы, не будь Локи постоянно в борьбе между выдержанным подходом к расплате и вспыхивающим вулканическим извержением ревнивым гневом. Но, произнеся последнее слово уже тише, он вдруг наклоняется, чтобы запечатлеть на губах мисс Фостер долгий чувственный поцелуй, держа ее таким образом, чтобы не дать с легкостью отстраниться — если вдруг ей вздумается.

+1

7

Мягкая и тягучая, словно карамель, податливая и пластичная, точно пластилин. Незаметно для неё самой, девушка медленно перетекала из истерического состояния, когда все её мускулы были напряжены, и достаточно было мелкого незначительного раздражителя, чтобы привести к катастрофическим последствиям, в состояния легкого транса и умиротворения.  На то имелось несколько причин. Первая — эмоциональное выгорание. Когда слишком долго терзаешь себя душевными муками, рано или поздно ощущаешь, как боль притупляется, давая тебе передышку, те жалкие мгновения, чтобы оставить шанс не сойти с ума, не сорваться в пропасть. Вторая причина заключалась в том, что рядом был тот, кому было не всё равно, и оттого Джейн не чувствовала себя такой одинокой. А третья... О, третья причина достойна отдельных разговоров.
Доктора не просто так запрещают мешать курс антидепрессантов с употреблением алкоголя. В некоторых случаях подобная смесь способна вызвать лишь легкую сонливость, в других — удушье, несвертываемость крови и даже остановку сердца. Конечно, Фостер не пыталась убить себя, но, осознавая вероятность неблагополучного исхода, была полна той безумной решимости, которая нужна, чтобы пустить всё на самотёк. Однако, вещества в крови девушки смешались не так, как она предполагала, и, надо признать, это вышло наилучшим образом. Страшно подумать, что было бы, если бы Джеймс, сорвавшийся сюда после её звонка, застал бы Джейн в... ином виде. А так ему всего лишь пришлось наблюдать слезы и причудливую координацию своего научного руководителя.
Она никогда не была оторвой в привычном понимании слова, скорее чудачкой, пребывающей в своих мирах. Испытывать на себе действие психотропных веществ было в новинку для этой тихони, и потому она не вполне владела собой. Происходящее напоминало ученой отражение действительности в бензиновой луже — невнятное, расплывчатое, насыщенное непривычными красками, а сама Джейн ощущала наряду с расслабленностью легкую тревожность. Не то остатки былой истерики, не то человеческие инстинкты были устроены так ловко, что "жертва" и впрямь чуяла "хищника"? И всё же, это больше походило на сон, наваждение, видение по ту сторону реальности, ровно до того момента, как губы Джеймса не коснулись её.
Ещё глядя на него снизу вверх, в эти чарующие глаза, девушка понимала, что поцелуя уже не избежать, как бы ей ни хотелось поставить мгновение на паузу, чтобы разобраться в себе, понять, что же она чувствует к своему коллеге. Фостер знала, что рано или поздно это должно было произойти, так обычно бывает, когда люди нравятся друг другу и постепенно сближаются, но только сейчас, ощущая дыхание Джеймса на своём лице, она понимала, что не готова. Вкус предательства удушающим комком подкатывал к горлу, а всё нутро вопило "Остановись! Сорвись! Убеги!", словно это могло хоть что-то изменить спустя столько времени. Тор смог, в отличии от неё, сделать шаг вперед, оставить прошлое позади, забыть и найти ей замену, восхитительную замену с фигурой манекенщицы и волосами русалки. Все мосты сожжены, и она первая бросила спичку. Тогда почему медлит, мысленно держится за него, боясь и вместе с тем надеясь, что ему всё ещё не всё равно? Почему так напугана близостью единственного человека на свете, который кажется достойным её внимания?
В конце концов осознав, что пути назад нет, Джейн подалась вперед, оставляя стакан на столе позади себя, и ответила на поцелуй, порывисто, пылко, напирая неожиданно даже для себя самой, а затем так же стремительно отворачивая голову чуть влево, таким образом соприкасаясь лишь уголками губ, ибо улизнуть из объятий так просто не было возможности.
Это неправильно... Я не тот человек, что тебе нужен, — горячо и сбивчиво прошептала она, пальчиками впиваясь в плечи мужчины. — Ты славный... Правда. Пойми меня правильно... Дело не в тебе. Дело во мне. Просто... Дай мне немного времени, — выпалила Джейн, неуверенно упираясь ладонями в его грудь в попытке отстраниться, в то время как нутро её пылало от желания вновь прикоснуться к его губам.

0


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Funeral of hearts [marvel/asgard]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC