capt. jack harkness michael wade wilson
oberyn martell susan pevensie steven rogers
Это была... тяжелая ночь. Будем честными. Питер устал. Он вытащил из колонизации мелкую и лающую собаку, которая умудрилась сломать три лапы из четырех. За этот подвиг он был вознагражден укусом, чуть ли не за нос (стыдно, но спасла маска), но обошлось запястьем. Неприятно, но это еще терпимо. Ибо хозяйка питомца не обошлась с ним строго (начала лупить сумкой, думая, что это он навредил ее “любимой собачичке), а затем лишь как-то странно на него смотрела, но поблагодарила. И за это спасибо! Он же не единственный герой, ну, хей. Читать дальше

Дорогие Таймовцы!
04.12.18 Очень большое обновление правил по маскам и вторым ролям. Читать тут.
30.10.18 Появились дополнения в правилах и банке, а так же подводим итоги большого кроссворда в честь Дня рождения Тайма!
28.12.17 Мы поменяли дизайн! Внезапно, но почему бы и нет? Вопросы и предложения как всегда в тему тему АМС.
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьхочу кастакцияуход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицуТайм-on-line

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Homini Reveles


Homini Reveles

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

HOMINI REVELES
Всё всегда предрешено заранее, а люди не сознают этого и момент драматической развязки принимают за решающий час.
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://69.media.tumblr.com/262803b0a2559ca9049d50e9bbe6780f/tumblr_pheg00zN6a1t06dcj_400.jpg

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Albus Dumbledore, Leta Lestrange

Hogwarts, 1913

АННОТАЦИЯ

У всего есть причина, о которой не все любят говорить. Лита Лестрейндж не исключение, а подтверждение тому. Откуда растут ноги у отношений между учеником и профессором?

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+5

2

Страх – откровение человеческой души. За каждым страхом стоит предыстория, и если мы достаточно приближены к грани сильного эмоционального напряжения мы начинаем бояться. Что-то внутри трещит по швам и ломается, обнажая действительность, от которой всеми силами стараешься сбежать. Закрыться в уютном панцире глухоты и тишины, воспринимая произошедшее, как кадр старой, выцветшей киноплёнки.

Она бы сравнила их корабль с Титаником. Огромным гигантов, что строился на протяжении трёх лет, а затонул за одно мгновение, столкнувшись с ледяным ребром айсберга. Лита могла представить себе людей, в панике бегущих на палубу, бросающих вещи и стремительно запрыгивающих в шлюпки. Она могла представить себе капитана, что идёт на дно с кораблём, и музыкантов, захлёбывающихся в воде, но упорно продолжающих играть лёгкую пьесу, шелковой лентой, сглаживающей сердца людей.
Число жертв насчитывалось около полутора тысяч, и большинство из них погибли захлебнувшись в воде, скованные холодными водами Атлантического океана. Среди них были и дети, и Лита могла легко представить себе невесомое белоснежное одеяльце, прощальные саваном обнимающее тело новорожденного мальчика, стремительно уносящегося в пучины океанских глубин.

- Не беспокойся, Лита. Это всего лишь боггарт. Ты знаешь, как его победить!

Она знала. Знала точно, слишком хорошо, мысленно повторяя – Ридикулус – так четко, что владей она ментальными чарами лучше, и палочка даже не вздрогнула бы в руке.

Лучшее оружие против боггарта – смех. Высмей свои страхи, ослабь тугое натяжение жесткой нити, сдавливающей горло и не дающей вздохнуть. Укажи на страх пальцем, кончиком полированного дерева и рассмейся ему в лицо.
У Литы не получается. Белый призрак медленно опускается с потолка, а девочка давится стоном, не моргая следуя взглядом за его невесомым движением. Ей не хочется рассмеяться ему в лицо, ей хочется сказать – прости. Прости, прости, прости меня Корвус. Я была глупа, я хотела покоя. Я не желала тебе смерти.

За спиной раздаются шепотки. Она не прислушивалась, но смогла уловить несколько язвительных комментариев, пущенных этой блондинистой занозой. Мало было залепить рот её первой подпевале, некоторые просто неспособны учится на собственных ошибках. Если бы внутри сейчас не расплескался леденящий яд, Лита определённо подумала бы над причиной, а не симптомами, но захлопнувшаяся за спиной дверь кабинета окончательно роняет её в обитель горечи и сожалений, вакуумной тишиной ограждая ото всех мирских мыслей. Хоть бы один звук, один шорох за дверью. Пальцы впиваются в виски, до боли сдавливая кожу.

Глухое карканье с треском разрывает пелену, заставляя девочку очнуться, словно от кошмара. Черный ворон застывает на ветке рябины, смиряя коридоры замка немигающим взглядом, охватывая ровно столько сколько позволяет увидеть открытая терраса площадки. Лита делает шаг, неспешно, боясь спугнуть, но ворон и не думает двигаться с любопытством осматривая дальнюю стену.

- Ты собираешься уезжать?
- Нет. Не могу его бросить.
Беззащитный, маленький, почти неоперившийся птенец тоненько пищит в мягких ладонях.

Спасибо Ньют. Лита протягивает руку, раскрывая ладонь, на которой блестят черной кожурой несколько крупных семечек. Стоны всё ещё роятся в груди, но постепенно их бешенный водоворот затихает, дабы умолкнуть до новых толчков.

Отредактировано Leta Lestrange (30-11-2018 19:50:08)

+2

3

Для многих первокурсников, узнающих мир школьной жизни, её уставы, программу, правила, является огромным удивлением, что весь профессорский состав когда-то тоже учился в школе. Они так же, как и нынешние школьники нарушали правила, оставались отрабатывать наказания у школьного завхоза или библиотекаря, переписывая нудные фолианты под монотонный бубнежь привидений, отдраивали с каменного пола чьи-то какашки, чистили котлы или натирали до первозданного блеска мрамор в камине Большого Зала. Они так же любили и страдали, они веселились и напивались в хлам во время установленных (а то и неустановленных) вылазок в Хогсмид. Они уединялись в Совятнях, плакали или смеялись до слёз, сочиняли друг другу угрожающие письма, дрались на дуэлях или сражались на квиддичном поле. И чем давнишнее была история того или иного преподавателя, тем невероятнее сочинялись о нём слухи. Вот, к примеру, тот же Слизнорт был окрещен слизеринским ловеласом, который в один вечер умудрился охмурить аж семь гриффиндорок, разбить трем из них сердца, двум зачать по ребенку и еще жениться на хаффлпаффке. Диппету приписывались какие-то заоблачные познания в грифоноведении и говорили, что он создал свою волшебную палочку себе сам. В десять лет. Батшеду Бабблинг, профессора древних рун, молодую девушку сосватали профессору травологии Герберту Бири, утверждая, что благодаря своим познаниям она незаметно рождает по ребенку в год - иначе почему каждую весну она пропадает на неделю? Никто из детей не интересовался тем, что у профессора Бабблинг аллергия на Моли, которая стремительно разрасталась по весне и лишала профессора её дара. Ну а профессор Вилкост называли темной волшебницей и делали ставки, смогла бы она побить Гриндевальда или нет. И только о профессоре Дамблдоре никто ничего не говорил вслух. При его появлении класс замолкал, почтительно улыбаясь. Его словам верили, ему доверяли свои тайны, о которых он не просил, понимая какую ответственность берет на себя и какой зависимостью ученики привязывались к нему по собственной воле. Он не собирал возле себя любимчиков, он выделял кого-то одного, освещая ему путь и подставляя своё плечо, если в том была нужда и делал он это во имя становления мира потому что знал - детский и юношеский ум - это самая благодатная почва для того, чтобы посеять в него зерно разума, а затем при должном уходе и заботе, получить сильного волшебника, готового поддержать тебя. Потому что он знает тебя, а ты знаешь его.
Дамблдор знал оборотную сторону каждого, кто когда-либо входил в эти стены: привидений, людей на портретах, людей живых и мертвых, детей и их родителей, министерских работников настоящих и бывших. Знал любого, кто мог говорить и думать, даже если они ничего о нём не знали. Дамблдор не делал себя кумиром, он был для студентов старшим товарищем, человеком, которому можно довериться вне дома, попытался стать отцом для тех, кому он был нужен. Гораций, например, не видел в этом смысла, ожидая, что через семь лет его ученики забудут имена друг друга, а вот у Альбуса задача стояла в объединении их всех между собой на долгие годы.
Однако, в Хогвартсе были и те, кто строил между ними стены - немногочисленные интроверты, одинокие потерянные души, озлобленные, но всё же личности. Или те, кто не жил, а выживал. Например, Лита Лестрейндж, дочь чистокровных волшебников, ненужная ни им, ни кому бы то ни было в школе, кроме одного Скамандера, который был нужен самому Дамблдору. Альбус никогда не был против самой девочки, он был против её влияния на своего ученика, против её необдуманных поступков, которыми она топила и себя и Ньютона, поэтому он делал всё, чтобы их общение свелось к фактическому нулю.

- Боггарт - это воплощение ваших страхов. Тайных, явных. Любых. Боггарту не важно, скрываете ли вы свои эмоции за маской безразличия, он всё равно их обязательно воплотит в реальность. - Сегодняшний урок он проводил за профессора Вилкост, уехавшей  по срочным делам. Для него не было особенных проблем встать на замену кого-либо из преподавательского состава еще с самого начала своей карьеры в Хогвартсе потому что знал Альбус всё кроме, пожалуй карт Таро и прочей атрибутики гаданий. Седьмой курс, несколько десятков пар глаз смотрят ему в спину - он чувствует это. - На этом уроке вы столкнетесь с ними лицом к лицу и научитесь улыбаться в это самое лицо. Смех - вот оружие против него.- Он не покажет им своего боггарта; шкаф закрыт и ждет своего первого ученика. Пауки, сколопендры, бабушки и клоуны - это всё не интересно, он ждёт нечто такое, что было бы непохожим ни на что другое. Боггарт Скамандера - офисный стол, за котороый он никогда не сядет - Альбус в этом уверен. Лестрейндж. Она остановилась перед своим страхом как статуя: сжатая в комок, с побелевшими пальцами на древке палочки. Дамблдор чувствует её напряжение и потому кладет руку ей на плечо:
- Не беспокойтесь, Лита. Это всего лишь боггарт. Вы знаете как с ним справиться. - Любой знает, любой должен знать, как смириться с тем, что преследует тебя ночами. Нет, не забыть, не стереть из памяти, не уничтожить, а смириться, стать симбиозом, научиться жить с этим. Он наклоняет голову набок изучая в гробовой тишине то, что видит весь класс: тонкую почти прозрачную ткань, словно чей-то саван опускающуюся с потолка. Никто не понимает что это, и только он угадывает в очертаниях белой простыни чье-то тело. Лита не справляется и пока все зачарованно смотрят на танец смерти, он встаёт впереди, ограждая по сути ребенка от ужаса, сковавшего её горло - боггарт меняет обличье, на секунду, мелькнув то светлым лицом длинноволосой девушки, то становясь сразу же портретом гоблина в кудрявом парике.
Жаль ли ему слизеринку? Жаль ли её внутренний мир, её растерзанное сердце - каким бы ни был боггарт и что бы ни значила фигура под белым саваном со звенящей тишиной падающая вниз? Жаль ли её трагедию, изменившую не только саму Литу, но и весь мир, который её окружает? Да. Любое чужеродное вмешательство в умиротворенную область меняет все планы, всю сущность, лишает покоя и дарит душевные муки. Возможно, с этимсправилсябы взрослый человек, но никак не ребенок. Поэтому Альбус завершает урок. Завершает, чтобы никто из учеников не думал анализировать происходящее.
Он знает, что за утешением она отправится к Скамандеру - единственному непонятому и странному в Хогвартсе, единственному, кому хватает смелости признавать в себе свои ошибки и учиться на  них, становясь сильнее и лучше. Дамблдор не может встать перед Лестрейндж, растопырить руки и сказать: "ты здесь не пройдешь"! Дамблдор допускает их общение, но после делает всё, чтобы оно закончилось, потому что где-то он уже это видел - дурное, гадкое влияние, отсутствие стоп-крана, нежелание видеть дальше своего носа. У таких как она есть только одно чувство, которое они любят в себе тешить - чувство вседозволенности. Любовь к ярким эмоциям, что отсутствуют в их повседневной жизни, подстегивают их к порой эгоистическим поступкам, о которых профессор предупреждал своего ученика. Он выгораживал, заступался, брал под свою ответственность, но Лите было плевать, что она подставляет не только своего единственного друга, но и единственного взрослого человека, готового встать на их защиту.
[float=left]https://vignette.wikia.nocookie.net/harrypotter/images/e/e3/Tumblr_n00ynfMpEz1rzwvopo5_250.gif/revision/latest?cb=20140407141925&path-prefix=ru[/float] Приглашение юной слизеринки на разговор он не планировал, но должен был это сделать - для профилактики. С каждым годом пребывания её рядом с Ньютоном делало их возможную дружбу мизерной, но Альбус должен был попытаться. Поэтому ждал её в условленном месте: на деревянном мосту после ужина. В обычное время здесь практически никого не бывало - студенты пользовались другими путями, чтобы попасть на тот же каменный круг, поскольку деревянный мост никогда не внушал доверия, казался хлипким, скрипучим и вообще ненадежным. А уж в вечернее время, слабо освещаемый несколькими лампами под темным деревянным потолком, казался абсолютным местом для тех, кто хочет покончить жизнь самоубийством, спрыгнув с этого моста вниз, на камни. У Альбуса есть несколько вопросов и одно предложение, которое он непременно сделает мисс Лестрейндж до того, как она совершит какую-нибудь оплошность и всё, что он творил все эти годы пойдет прахом. Впрочем, это слишком громкое заявление, но Альбус не хотел бы нескольких вещей: исключения Скамандера, его дружбы с Лестрейндж и бобы Берти Боттс, которые ему каждое воскресенье присылал тайный поклонник с хогвартской совой.
Дамблдор был уверен, что она придет. Ей, может быть и не нужен этот разговор, но отказать профессору она не сможет.
Туман потихоньку наползал в низине, охватывая собой деревянные сваи моста, облизывая мокрые от вечерней росы камни. В такой росе часто купаются фестралы, а вот в утреннюю они ныряют по самые уши, вздрагивая сильными кожистыми крыльями и легонько пофыркивая. Альбус же приподнял воротник серого меланжевого жакета и уперся в перила локтями, угадывая внизу фигурки фестралов. Наконец, она появилась и профессор трансфигурации, будто бы лениво, повернулся к слизеринке.
- Добрый вечер, мисс Лестрейндж. Надеюсь, я не оторвал вас от каких-нибудь важных дел? - Он оценивающе посмотрел на Литу, отмечая её недоумение и осторожность. Альбус никогда не был её любимым педагогом и он это чувствовал, совершенно взаимно. - До отбоя еще несколько часов и, если у вас нет срочных мероприятий, я хотел бы с вами побеседовать.

+2


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Homini Reveles


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC