пост недели Peyton Charles Богатые люди обычно нанимают себе опытных адвокатов, которые говорят своим клиентам что-то вроде "молчи" и говорят вместо них, решают проблемы, ищут доказательства, могут даже сделать что-то такое не совсем законное, например, подкуп свидетеля или сокрытие улик...
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #146vk-timeрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » Сон в летнюю ночь [DA AU]


Сон в летнюю ночь [DA AU]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

СОН В ЛЕТНЮЮ НОЧЬ [DA AU]

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://s3.uploads.ru/aR8Qq.jpg

http://s9.uploads.ru/wGHQR.jpg

http://s3.uploads.ru/aBySr.jpg

http://s8.uploads.ru/8KXCE.gif

Florence + The Machine - No Light, No Light

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Dorian Pavus, Salae Lavellan

Наши дни

АННОТАЦИЯ

В черном небе слова начертаны -
И ослепли глаза прекрасные...
И не страшно нам ложе смертное,
И не сладко нам ложе страстное.

В поте - пишущий, в поте - пашущий!
Нам знакомо иное рвение:
Легкий огнь, над кудрями пляшущий,-
Дуновение вдохновения!

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Salae Lavellan (12-11-2018 22:59:11)

+1

2

[indent]Воздух пропах табаком, кисловато-сладким запахом алкоголя и коктейлей, жаром и всеобщим безумием. В курилке стоял тугой сизый дым, который уже не думал плавно сворачиваться кольцами, скрывая лицо выходящих сюда из общего зала, хотя музыка, оглушающая и быстрая, просачивалась даже через здоровую ангарную дверь из толстого металла.
[indent]К обшарпанным, побеленным лет десять назад стенам, которые сверху донизу были испещрены именами, какими-то датами, лозунгами и, кажется, даже стихами, прикасаться не хотелось, но мало кого останавливала грязь и прохлада бетона, когда под пальцами у тебя теплое и мягкое тело, так здорово выгибающееся навстречу.
[indent]Салае, рассеянно глядя, как незнакомый ему парень зажимает в углу не менее незнакомую девушку (и рыжеволосый был уверен, что эти двое пару часов назад вряд ли знали о существовании друг друга), только покачал головой. Сколько бы он не собирался с друзьями в клубах и барах, никогда не понимал этой весьма сомнительной романтики поцеловаться где-нибудь в туалете, под звук смываемой воды, или быть вот так прижат голой кожей к стене, о которую и бычки тушат, и жвачки приклеивают.
Только хмыкнув, вновь поразившись людской любви к сложностям, рыжеволосый затушил тонкую ментоловую сигарету о вмятину в стене, тряхнул волосами и побрел обратно ко входу в клуб.
[indent]Типичная пятница в разгаре. Клуб, хоть и был ближайшим к студенческому городку, был на удивление большим, стильным и с хорошей выпивкой. Тут нельзя было встретить толстосумов из Сити со своими сногсшибательными любовницами, которые через одну мелькали на обложках журналов, посвященных явно не домохозяйству, но и своих знаменитостей тоже хватало: от богатеньких парней и девушек, которые всегда мелькали где-то наверху рейтинга успеваемости по университету, до заглядывающих к ним мажоров и снобов, любящих потусоваться с “молодой кровью”. Салае лично знал нескольких парней и девушек, которым вот так просто повезло подмазаться в клубе к нужному человеку, чтобы его как минимум запомнили или даже порекомендовали.
[indent]Но рыжий ходил сюда не искать себе покровителя, а просто отдохнуть. Своеобразная традиция факультета права, их маленькой обособленной группки, которая еще в самом начале обучения, притеревшись и присмотревшись друг к другу, договорилась по мере возможностей помогать друг другу и стараться не перегрызть глотки в погоне за баллами и адвокатской практикой, устраиваемой преподавателями.
[indent]Надо было как-то отдыхать, чтобы не свихнуться от постоянного мелкого текста законов, прецедентов и латыни перед глазами, поэтому совершенно случайно был выбран этот клуб, два года назад еще все же чуть меньше, чуть проще, чуть тише. Уже на протяжении двух лет, исключая лето, каникулы, праздники и больничные, они собирались тут каждую неделю, пили, ржали, танцевали.
[indent]Успешно лавируя между танцующими парнями и девушками, которые совсем не замечали желающих протиснуться между ними, ритмично выбрасывали руки, или двигали бедрами, или подпрыгивали, короче говоря, делали все, что угодно, только не стояли спокойно, Салае все-таки добрался до длинной барной стойки, получив пару раз по затылку ладонью. Тут тоже было много народу, но большинство только переводило дух, вяло, но с довольными улыбочками переговаривалось, чтобы потом вновь слиться с единым беспокойным потоком танцпола.
[indent]Рыжеволосый бросил быстрый взгляд на занятый ими столик, но тот был пуст. Значит, его ребята, зная, что Лавеллан не очень жалует клубную толкотню в центре зала, ушли танцевать не дожидаясь, поэтому он может пропустить пару коктейлей тут, у стойки.
[indent]Заказав что-то вырвиглазное, приторно-сладкое и явно девчачье, парень огляделся по сторонам приглядываясь к сидящим на высоких стульях по обе стороны от него. Некоторых он знал, кого-то - просто видел в университете, хотя не был знаком лично. Вон того крепкого, смуглокожего парня с наглым и дерзким выражением лица, жующим соломинку такого же клубничного коктейля, он уже несколько раз тут наблюдал, поражаясь его…. эксцентричным поведением и внешним видом. А в университете еще и тому, что часто тот появлялся с подрамниками в руках.
[indent]-Почему мы еще не знакомы? - Салае чуть поворачивается и хищно щурит глаза, не забывая при этом натянуть на яркие от природы губы улыбку.

[lz]Салае Лавеллан, 22
DRAGON AGE: MODERN AU

Сильный и независимый студент факультета права, тихо лелеющий своих внутренних демонов[/lz]

Отредактировано Salae Lavellan (13-11-2018 20:49:34)

+1

3

Она исчезла!
Дориан вздыхает, роняя голову на подушку и обессиленно прикрывая глаза. В его студии беспорядок - по полу веером раскиданы наброски, хаотичные и грубые, местами бумага даже прорвана от нажима острого карандаша, краски на палитре у малого мольберта перемешаны и засохли, за столом ворох бумаг давным-давно скрыл кубики акварели, что раскиданы не по цветам даже, а по наитию, как бросают кости в рулетке в надежде сорвать джекпот. Запахи растворителя, несвежей воды, сырого грунта, мела и сепии - все смешивается в странном аромате, в котором не хватает только одной части...
В таком же хаосе пребывает и жилая часть, в которую можно попасть, поднявшись на второй этаж, отделенный от самой мастерской лишь тонкой кованой перегородкой - когда-то он...близко общался с одним юношей, который и сделал её, создав по эскизу самого Павуса, внеся еще чуть больше символизма и добавив змей, что обвивали тонкие перегородки, съедая цветы, что прорастали из их пасти. В этом закутке, где помещается широкая кровать, заваленная вышитыми шелковыми подушками, покрывалами и одеялами, с неизменным кальяном на прикроватном столике, еще один - сугубо для записей и работы за ноутбуком - стол, кресло для размышлений, обтянутое кожей с тиснением, задвинутое в самый темный угол, все также запутано и запущенно. Вещи спутаны между собой, что-то валяется на полу - и нет никакого желания убрать все это блестящее и изысканное великолепие или хотя бы донести до химчистки.
У него нет отбоя от заказчиков последние полгода, поэтому он...истощен. То, что отсутствует в этих стенах, что щедро залиты поутру солнечным светом (он специально выбрал этот вариант, чтобы иметь возможность работать как можно дольше и раньше) - это его вдохновение. Его муза, что была так благосклонна к нему все эти годы, что он учился в этом университете, в последнее время не захаживала и никаким другим способом не выходила на контакт. Заказы были дописаны через силу, "по привычке" - но Павус постарался отделаться от них как можно быстрее, не в силах наблюдать бездушность этих картин, поражаясь тому, как продажен он стал и как ответственность вышла ему боком.
Мужчина слышит, как звякает уведомление на смартфоне, а следом - на ноутбуке, оповещая о том, что кто-то снова написал. Но он лишь потирается щекой о гладкую и шелковистую поверхность подушки, а после и вовсе укрывается одеялом с головой, не желая сейчас слышать ни трели дверного звонка, ни басистого напева телефона.
Потом, все потом...
Но такое состояние не может продолжаться долго: по природе своей морально гибкий, подвижный Дориан быстро устает от безделья, и, понимая, что лучший способ отыскать то, что потеряно - сию секунду броситься искать затерявшийся предмет. Пусть даже он эфемерен и кажется недостижимым, парит в небесах, как сброшенная с высоты вуаль. Однажды ты сможешь ухватить её за край - нужно лишь оказаться в нужном месте в правильное время.
В конце концов, утомившись в четырех стенах и трижды переложив эскизы - а после и вовсе убрав их в папку, чтобы не видеть сего творческого бессилия - он занимается тем, чем должен был давно заняться. Убирает подрамники, которые сейчас не понадобятся отчищает, тихо ругаясь сквозь зубы и проклиная себя за лень, палитру от масляной краски, раскрывая после все окна, чтобы выветрить стойкий запах, быстро раскладывает акварель радугой на столе и скидывает в ящичек сангину и пастель - и вот, наконец, в его голове рисуется какой-то план на сегодняшний день. Он не будет сегодня рисовать - все эти потуги похожи более на рисунки ученика, нежели на линию мастера, к коим он нескромно стал себя причислять по мере приближения к диплому. Сегодня Павус отправится за вдохновением.
Сей вояж нельзя считать легким - он будет искать вдохновение в лицах, в людях, в жестах и мимике, в причудливых одеяниях и новых материалах, что встретятся ему на улице. Возможно, он заглянет и в химчистку и прачечную - где, как не там, можно узреть новые типажи, которые станут идеей для его работы? Дориан ухмыляется, упаковывая грязные вещи в пакет и брезгливо сморщив нос - стоило заняться этим...на день-другой раньше.
Теперь дело за малым - захватить свою сумку-портфель через плечо, поправить прическу и усы (его облик должен быть безупречен и неотразим) - и выйти из остывающей уже квартиры на улицы, переполненную светом, движением и суетой. Чтобы навсегда затеряться в этих улочках, просиживая на бульварах и делая наброски, которые будут радовать его душу и самооценку. Или напротив - повергать в бездну отчаяния и сожаления.
***
В баре Павус оказывается почти случайно. Однако почти это не самое простое слово. Первоначально его звали сокурсники, нашедшие его на одной из прилегающих к университету улиц, где он задумчиво следил за голубями, пытаясь уловить динамику их полета, чтобы зарисовать крылья - они обязательно пригодились бы ему для работы, общий смысл которой медленно стал формироваться в его голове, как нечто более осознанное. Но, к сожалению, его беспечные друзья распугали накопленный с таким трудом интерес и распугали недоверчивых птиц, что поход в "студенческий паб" перестал казаться такой уж дурной идеей, на которую следовало бы реагировать агрессией.
Павусу не нравятся дискотеки - в отличие от бальных танцев или танго. Но здесь можно почерпнуть какие-то интересные позы...
- Каффас. - тихо ругается мужчина, вздохнув и пробираясь по стене, становясь неожиданно брезгливым, ощущая под руками неровное покрытие, и отдергивая руке. Барная стойка кажется спасительным островом среди этого микро-безумия, сосредоточенного на нескольких десятках квадратных метров. Но его губы не поэтому гнет разочарованная ухмылка - а потому, что освещения в этом зале едва хватает на то, чтобы видеть контуры людей, призрачные и недоступные - лишь изредка выхватывает хаотичный свет т или иную фигуру. Кажется, для этого квеста ему не хватает...смелости.
- Будьте добры, это. - он наугад тычет в один из коктейлей - выпивать в чистом виде он согласен только красное вино, и то желательно хорошей выдержки. А здесь подойдет и это..пойло, оказавшееся неожиданно сладким и сахарным. Даже...вкусно, стоит признать.
Он вздыхает, расстегивая легкий пиджак и верхние пуговицы рубашки - в небольшом помещении уже давно стало душно, и вентиляция не справляется с натиском разгоряченной молодежи, которая, к тому же, постоянно поднимает градус внутри себя и в помещении. К счастью, Дориан сидит чуть подальше - и требовательные хлопки по барной стойке лишь вибрацией отзываются в его локтях, что устроены на деревянной, отполированной годами натираний тряпкой разными барменами, столешнице.
Коктейль кажется бесконечным, если пить его через трубочку - но Павус не торопится, созерцая мечтательно что-то перед собой, не особо вслушиваясь в музыку, изучая надписи на бутылках на полках за спиной бармена - поэтому он реагирует на вопрос не сразу, скорее ощутив, чем услышав - в общем гуле расслышать достоверно, что имел ввиду его новый собеседник, проблематично.
Но замирает он не поэтому - в молодом человеке, которого он видит, как будто сосредоточено все то, чего ему не хватало для окончания этого эскиза, что сейчас покоился в его сумке. Чистой красоты лицо, с легкой ноткой печали и озорства в ярких глазах - все это он видит, когда на нового знакомого падает луч прожектора, заставляя прикрыть глаза. 
- Потому что судьба этого не хотела, очевидно... - губы его растягиваются в затейливой улыбке, он протягивает руку, усыпанную кольцами всех мастей и цветов.
- Дориан Павус, факультет искусств. А...вы? - вопрос затянут, художник еще не определился, может ли он перейти на ты, или же стоит повременить с этим до...более близкого знакомство. Ему уже интересно. Он уже ощущает нетерпение, что сжигает его душу, жаждет проникнуть за оболочку этого образа. Ведь как часто за красивой оберткой скрывается что-то темное и таинственное, опасное - и от того еще более завораживающее.
[lz]Студент старших курсов в поисках вдохновения для выпускной работы. Художник-экспериментатор, поэт, эстет, позер.[/lz]
[icon]http://sg.uploads.ru/Y4XvU.jpg[/icon]
[sign]И каждый вечер друг единственный
В моем стакане отражен
И влагой терпкой и таинственной
Как я, смирен и оглушен.
А.А. Блок
[/sign]

Отредактировано Dorian Pavus (22-11-2018 15:14:38)

+1

4

[indent]-Вероятно, она ждала именно этого момента,  - Салае сладко улыбается, с интересом разглядывая собеседника, потому что было действительно на что посмотреть.
[indent]Длинные волосы, черные и ухоженные, блестящие даже в таком скудном свете, но у висков сбритые, часть заплетена в косички с вставленными в “звенья” колечками и цепочками, пышные усы, закрученные к кончикам, что невольно вызывали улыбку и желание прикоснуться... У Салае на лице волосы, кроме бровей, не росли вовсе, впрочем, как и по большей части по всему телу, так что он любил растительность на лице и теле у других. Прямо восторгался тем, что от природы не дано ему.
[indent]-Салае Лавеллан, право, - парень подал руку, чувствуя, как его изящная ладонь с тонкими пальцами буквально тонет в широкой руке Павуса. Кожа у него - горячая, а металл колец, которые были нанизаны на пальцы даже не по одному, холодный.
Рыжеволосый склоняет голову на бок, чуть прищурившись. Где-то в груди им уже овладевал интерес: жгучий и неуемный, но пока следует держать себя в руках, чтобы не испугать этого художника, вполне популярного в университете, как мог припомнить Лавеллан по постам в социальных сетях. Хотя… что-то ему подсказывало, что Павус уж точно не из пугливых.
[indent]-И можно на “ты”. Не в ресторане же ведь встретились, к чему такой официоз, - Лавеллан хмыкает, чуть поворачиваясь на своем барном стуле к собеседнику и подпирает подбородок рукой, оставляя ладонь другой на худом бедре. - У меня полно знакомых. Всяких, от технарей до, - Салае говорит уже шепотом, чтобы не привлекать лишнего внимания, но в этом не было нужды из-за громкой музыки. - До хастлеров. А вот художника - ни одного до этого момента. Я бы посмотрел на твою студию.
Последнее рыжеволосый парень ляпнул не подумав о том, что можно будет воспринять его невинное желание, почти что мечту, уже совершенно иначе.
[indent]Но он действительно хотел бы побывать в подобном месте, потрогать все, полапать, посмотреть, где творятся шедевры. Стать частью этого мира, потому что в этих студиях, наверное, просто невероятная энергетика. Как и в залах суда, где Лавеллану после учебы предстоит тоже творить, вертеть умными словами и эмоциями присяжных, но это… другое.
[indent]Неловко хмыкнув и коротко облизав пересохшие губы, Лавеллан тут же цапнул узкой ладонью бокал с коктейлем за тонкую ножку и отпил, наверное, половину.  Во рту тут же стало непростительно сладко и клубнично.
[indent]Окинув художника еще одним долгим, пристальным взглядом с ног до головы, Салае решил, что если Дориан предложит ему "показать студию", то он не откажется. [lz]Салае Лавеллан, 22
DRAGON AGE: MODERN AU

Сильный и независимый студент факультета права, тихо лелеющий своих внутренних демонов[/lz]

+1

5

Дориан, кажется, и не слышит собеседника, который чувствует себя с незнакомыми людьми, как рыба в воде - сразу же предлагает перейти на "ты" и продолжает говорить. А художник все еще заворожен - и тонкой кистью, нежными ладонями, пальцами, которые пожимают его руку деликатно и слабо. Они тонкие, в них чувствуется изящество, и оно видно внешне - по выступающим костяшкам аккуратной формы. Пропорции выдержаны идеально - таким пальцам не нужны никакие дополнительные украшения в виде колец. Запястья кажутся хрупкими, но гибкими - отчего-то в голове сразу же всплывает образ ледника, который тверд до момента, пока на него не упадет луч солнца, отчего он начнет таять и рассыпаться.
Молодого человека зовут Салае - и рукопожатие распадается вместе с наваждением. Павус моргает и улыбается - открыто и чарующе приятно. Ему льстит то, что он слышит - он падок на комплименты, особенно касающиеся его работы и мастерской.
Предложение Лавеллана...бодрит. У смуглого брюнета, к тому же, есть свои планы - но пока он молчит, чуть склонив голову, неспешно допивая коктейль и рассчитываясь за них двоих. Маленький собственнический жест, но даже если кто-то вздумает спорить и возвращать деньги - Дориан их не возьмет. Он зарабатывает достаточно для того, чтобы угостить кого-то, кто ему...очень понравился, напитком или даже ужином. Жаль, что они не в ресторане.
-Мою студию?. - в темных глазах отражается яркий золотистый цвет от украшений и света в клубе, который меняется ежесекундно - он хаотично мечется между танцующими, стремясь урвать себе немного свободного места на танцполе. Но от взгляда на толпу первоначальное желание пригласить этого удивительного юношу туда как-то поугасло - в таком месте ему не удастся рассмотреть внимательно каждое движение и грацию, не выйдет зарисовать красивый профиль и не удастся схватить ту позу, которую он часто пытался нарисовать на картине. Но каждый раз что-то срывалось - то его не устраивало положение руки, то ноги выходили чересчур похожими на женскими, то голова была непропорциональна...Или вовсе все выходило уродливым и искореженным - как их профессора, чьи руки уже поразил артрит, отчего он иногда портил работы учеников, выводя дрожащие линии вместе уверенных и прямых. Дошло до того, что к своим работам Дориан его не допускал, позволяя критиковать и указывать на ошибки только устно - слишком много времени уходило потом на то, чтобы скрыть одну неверную линию.
- Это можно. Но у меня будет условие. Идем. - Павус не медлит с решением - стыдиться ему нечего, к тому же, он довольно часто принимает у себя гостей...с определенными целями. Салае про это, пожалуй, знать не стоит - об ориентации мужчины в вузе итак хватает домыслов, нет смысла усугублять слухи, подкрепляя подозрения. Если человеку станет любопытно - он ведь спросит, не так ли?
К тому же...волков бояться, в лес не ходить. Если Лавеллан сам напросился в гости - значит, может трезво оценить все риски данного мероприятия.
И все же...он прекрасен. Они идут по почти пустынной улочке - Павусу не нравятся большие шумные проспекты, поэтому он обходит их по параллельным улицам, предпочитая общество бродячих котов и пожилых людей, сидящих в кресле-качалке на терассе своего доме, людям, спешащим на работу и не смотрящих под ноги, постоянно задевающих тебя. Художник идет чуть сбоку и чуть позади, имея возможность рассматривать своего невольного знакомого, не стесняясь задавать вопросы о нем:
- Тебе нравится здесь? Ты не выглядишь так, будто часто посещаешь такие места... в одиночестве. - в наблюдательности ему не откажешь, но разговор хочется поддерживать. Голос его собеседника приятный, гораздо выше, чем чуть хриплый и низкий голос Павуса. Диалог между ними льется непринужденно, и в какой-то момент они даже смеются - цепкий взгляд профессионала сразу же схватывает все маленькие особенности мимики, руки даже тянутся к портфелю, чтобы по привычке зарисовать - но лишь достают ключи из бокового кармана.
- Почти пришли. - ключ шелкает, впуская в коридор запах краски и бумаги - и Дориан приглашающим жестом проводит рукой, давая ему возможность проскользнуть внутрь, слаженным жестом закрывая за ними дверь.
- Чувствуй себя как дома. Будешь чай или кофе? Или что-то покрепче? - Дориан - радушный хозяин. В его дома уютно всем, кто решает выбрать местом своего отдыха его квартиру-студию.
[lz]Студент старших курсов в поисках вдохновения для выпускной работы. Художник-экспериментатор, поэт, эстет, позер.[/lz]
[icon]http://sg.uploads.ru/Y4XvU.jpg[/icon]
[sign]Спеши за мной, дыши со мной,
Узнай мою свободу,
Иди, не стой, на запах мой,
Испей меня, как воду.
[/sign]

0

6

[indent]Дориан соглашается быстро, кажется, даже не раздумывая над предложением совершенно ему незнакомого рыжего парня, который разом спрыгнул с высокого стула, торопливо натягивая на себя верхнюю одежду, позволяя заплатить и за себя тоже. Не в первый раз, да и отказываться и играть в саму стеснительность сейчас просто неуместно. Захочет его отблагодарить, независимо от того, как пройдут следующие часы – пришлет ему курьером хорошее вино, или еще какую приятную ерунду. Он не злопамятный, да и не жадина.

[indent]Павус уводит его с широких улицы, в вечер выходного лица полные гулящего и развлекающегося народа, уводя глубже в центр этого района, на подальше от студенческих кварталов.
[indent]-Неплохой район, - беззаботно отозвался Лавеллан, сейчас глазея больше по сторонам, чем на своего спутника. Уютненько, даже сейчас, почти ночью, вполне светло, но машин мало, тихо, хотя те же небоскребы и красивые коробки из стекла и бетона. Идти рядом с Павусом спокойно и совсем нестрашно, хотя они друг друга не знали еще каких-то полчаса назад. Разве что жгучий интерес и предвкушение били ежесекундно по нервам, заставляя улыбаться невпопад, хихикать и стрелять глазками на профиль художника. Они подходят к одной из высоток, каких в Нью-Йорке десятки: не слишком высокая, но и с последнего этажа открывается, наверное, восхитительный вид, особенно по утрам. Лавеллан держится позади мужчины, не задавая вопросов, просто следуя, пока они не останавливаются у одной из дверей – простой, серой. Она не была слишком широкой, ни стеклянной, ни выкрашенной в безумный цвет. Просто дверь в помещение, но салае казалось, что под ее толстой сталью его ждет настоящий Эльдорадо.
[indent]Рыжеволосый парень ловко юркает в квартиру, стараясь озираться не слишком сильно, хотя сдержаться ему было все же очень сложно. Это ведь студия, настоящая! Настоящего художника, не из тех выскочек из инстаграмма и прочих социальных сетей, которые больше любили посетовать на то, что не все довольны их стилем и техникой, а человека, который тратил недели, а то и месяцы на написание одной единственной картины. Красками на холсте. Восхитительно!
[indent]В квартире ожидаемо пресновато пахло бумагой, и чуть более кисло и резко – растворителем, но ни тот, ни другой запах не касались Салае вызывающими, воспринимались как часть этой квартиры. Обычно ему было наплевать, как выглядела квартира его любовника на одну или несколько ночей, лишь бы не вшивый притон, но Лавеллан поймал себя на мысли, что тут ему действительно нравится. И простор, и обилие окон, и легкий беспорядок, хотя ничего лишнего в глаза все равно не бросалось и не мешало.
Хмыкнув, глянув на Павуса через плечо и зацепив кожанку петелькой за крючок, Лавеллан решил воспользоваться гостеприимством, пройти в кухню, совмещенную и со столовой, и с гостиной, где с панорамных окон открывался действительно прекрасный вид.
[indent]-Чаю. Зеленый с молоком, если можно. А дальше… посмотрим, - рыженький лукаво улыбнулся, занимая место на высоком барном стуле у стойки, все-таки продолжая глазеть по сторонам, цепляя детали обстановки, какие-то личные вещи, даже этикетку на бутылке вина, которая, судя по всему, стояла тут еще с прошлого вечера. Если бы он так пялился на Дориана, ему бы стало неловко, да и художник мог понять его не так. Хотя, как можно понять не так, если они оба тут для того, чтобы переспать?
[indent]-А какое условие? Ты говорил, пока мы шли сюда, - да, лучше бы все узнать заранее, как говорится, «на-берегу». Вдруг этот Павус – фанат чего-нибудь… нетрадиционного? Опасного? И хоть Лавеллан и сам любил поэкспериментировать, но про художника ходили слухи. Салае им не верил, но предпочел бы уйти из этой квартиры здоровым.
[lz]Салае Лавеллан, 22
DRAGON AGE: MODERN AU

Сильный и независимый студент факультета права, тихо лелеющий своих внутренних демонов[/lz]

0

7

Его новый знакомый, кажется, совсем беспечный и отвлекающийся - на вопрос художника он на мгновение задумывается, отводит взгляд и после уже начинает говорить о районе, в котором живет Павус, совершенно ожидаемо отвлекшись на созерцание архитектуры и людей, которые окидывают мужчин задумчивыми мудрыми взглядами.
Но Дориан лишь улыбается на ответ собеседника - да, район неплох, однако и здесь случаются и драки, и убийства, и загадочные исчезновения жен и котят. Он ничем не хуже, но и не лучше любого другого района Нью-Йорка, в которых он проводит достаточно времени.
Пока они поднимаются в его квартиру, у него есть еще немного времени полюбоваться Салае - и зеркало в их лифте только больше разжигает его любопытство и интерес. Руки так и тянутся к портфелю, где среди прочих бумаг лежит блокнот для зарисовок. Хочется рисовать от обратного - на черной бумаге белыми меловыми линиями расчертить, а после и подштриховать пастелью мягкие линии лица, высокие скулы и аккуратный нос, которому позавидовали бы многие дамы, гоняющиеся за идеально ровной линией.
Мужчина галантно пропускает гостя вперед, закрывая дверь, по привычке щелкая замком, опуская сумку с плеча на тумбу. Туда же отправляет яркий шейный платок, пиджак устраивается на вешалке, опустив рукава - и он закатывает рукава, улыбнувшись и получив ответ на вопрос.
Художник не мешает Лавеллану осматриваться - в конце концов, все новое кажется нам волшебным и необычным. Мастерская как раз так и выглядит - кажется чем-то вроде волшебного замка, в котором чудеса происходят на каждом шагу. Все же...интуиция его не подвела.
Он усмехается в усы, неспешно заваривая чай, предварительно чуть остудив для него воду, выставляя молоко заранее, чтобы не испортить вкус, смешивая почти горячее и ледяным. Он тянется за чашками - у него нет ни одной одинаковой, но все они по-своему красивы. Павус коллекционирует их, собирая в разных странах, стараясь брать только те, которые, по его скромному мнению и познаниям в истории искусств, отражают дух страны и людей, которые там живут. Салае достается яркая мексиканская кружка, чьи бока украшены цветастыми сложными узорами, которые складываются в мозаику.
- Твой чай. - на губах Дориана играет мягкая улыбка, которой так любят обманываться его знакомые, считая её улыбкой расположения. Улыбка, однако, не такая - в ней есть скрытое коварство и хитрость, лишь присыпанные легким налетом вежливости и кокетства. Поначалу он пользовался ей, потому что хотел скрыть свои настоящие эмоции - в прошлом его посещали приступы бессилия и ощущения собственной бездарности, и он едва удерживался от того, чтобы не снять сию секунду свои работы в выставочном зале. Однако работы его людям нравились, пользовались спросом - и со времени панические атаки прекратились. Это тоже...часть работы.
- Да, я помню. - их взгляды встречаются - сосредоточенный и любопытный - и Павус легко касается его щеки, проводя большим пальцем по нежной коже.
- Допивай чай. Я все подготовлю. - мужчина оставляет Салае, поднимаясь наверх, сосредоточенно выбирая драпировки, в которых он будет смотреться замечательно. Кожа...нет, не хочется сближенных цветов. Контраст? Изумрудно-зеленый шелк, как глаза юноши? Ммм, да, возможно. Желтые ромашки? Нет, слишком пошло. Да, вот тот лазурный тоже должен быть хорош.
- Раздеваться не нужно. - он только сейчас замечает, что Лавеллан потянулся к застежкам своей одежды, спускаясь с винтовой лестницы и потянув его за руку вглубь мастерской, накинув на его плечи шелковую ткань, увлеченно драпируя и мягко, ненавязчиво усадив на стол, шепнув в опасной близости от него лица, внимательно смотря в глаза:
- Я хочу, чтобы ты побыл моей моделью, Салае. Не откажешь мне в этом?
[lz]Студент старших курсов в поисках вдохновения для выпускной работы. Художник-экспериментатор, поэт, эстет, позер.[/lz]
[icon]http://sg.uploads.ru/Y4XvU.jpg[/icon]

Отредактировано Dorian Pavus (13-12-2018 14:24:56)

0

8

[indent]Теплые пальцы касаются щеки, и Салае жмурится как счастливый кот на теплом июньском солнце. Павус уходит по лестнице вниз, где, наверное, и находится спальня, и рыжеволосому остается только проводить его фигуру внимательным взглядом и допить горячий, но не обжигающий зеленый чай в пару глотков. На языке остается приятная сладость с привкусом земляники.
[indent]Подготовить. Дориану надо что-то там подготовить, и после этих слов, сказанным глубоким тихим шепотом, Салае понял - он согласен на все, что угодно.
[indent]Дав художнику пару минут форы, рыжий со стуком поставил яркую чашку на полированную столешницу, плавно опустился с высокого барного стула и направился к лестнице, уже на ней расстегивая верхние пуговицы белоснежной рубашки, дрожа от предвкушения. Каким он будет? Уже обнаженным на постели с такими белоснежными пухлыми подушками и летящим пологом? Или же позволит раздеть себя, дав насладиться видом холеного смуглого тела? А может, Павус и правда любит необычные вещи и наденет на себя кожу? Да, кожаные ремни - это хорошо... и ничего кроме них. Только большая, мягкая и светлая постель.
[indent]Но художник вновь его удивляет. 
[indent]-Не надо?... - рассеянно, неверующе, даже чуть разочаровано шепчет Лавеллан, уставившись на Павуса. Его тут же, безо всяких объяснений, накрывают плотной материей красивого лазурного цвета, таким Ван Гог писал фон своего знаменитого миндаля, и теснят к столу, усаживая.
[indent]И тут до Салае дошло. Вполне вовремя. Его изначально хотели только нарисовать, а не трахнуть. Лавеллан в замешательстве. Он рассчитывал на неплохую ночь, в лучшем случае - несколько встреч без обязательств, пока все это им приносит удовольствие и не надоело. Но никак не думал, что не просто сможет посмотреть мастерскую настоящего художника, а станет... источником вдохновения? И его лицо будет красоваться на холсте. А потом - в какой-нибудь модной галерее с белыми стенами и бесконечным лабиринтом коридоров.
[indent]-Скажи мне, что делать и как сесть. Я помогу, - Салае улыбается своей привычной, мягкой, почти чарующей улыбкой, пристально глядя в глаза Дориану, который сейчас склонился к нему близко-близко, так, что можно даже рассмотреть, что глаза у него тускло-серые, а будто светятся, как лунный диск темными ночами где-нибудь не в Нью-Йорке, огни которого затмевают звезды.
[indent]Если Дориан действительно так хочет его нарисовать, то он вовсе не будет против сидеть по несколько часов хоть каждый день в этой голубой тряпке, на столе, на полу, да хоть голым, размеренно дыша и стараясь лишний раз не шевелиться, чтобы не смазать позу. Но потом он все равно утащит этого художника в койку.

Отредактировано Salae Lavellan (03-04-2019 01:47:25)

+1

9

- Не нужно. - повторяет Дориан, чуть улыбаясь, отчего уголки его щегольских усов будто тоже улыбаются, задираясь вверх.
Ему хочется уложить ткань так, чтобы она выглядела, как римская тога, ложилась точными, выверенными складками на его плечо - и произвольно соскальзывала, по счету должно быть не больше четырех складок, иначе потеряется весь шарм его фигуры и отвлечет от лица, будет слишком громоздко. Художник напевает что-то под нос, довольный и увлеченный - мотив он подхватил еще где-то в том клубе, и теперь навязчивая мелодия никак не желала его покинуть. Он подкалывает несколько складок изнутри булавками - это незаметно, зато они лежат так, как надо, тихо предупредив: 
- Будь осторожен, когда будешь снимать - можешь уколоться. Впрочем, я даже сам сниму все с тебя. - Павус бормочет, размышляя вслух, даже и не задумываясь, какой оттенок может нести эта фраза, отходя, критически осматривая получившуюся композицию, прикидывая рамку на пальцах, внимательно просмотрев через неё всего Салае, хмыкнув и критически поправив драпировку, утащив куда-то вазу и принеся другую, более темную, создавая фон.
Теперь же он в задумчивости сидит перед ним на корточках, аккуратно укладывая его руки на ткани, мягко и нежно касаясь пальцев, нанизывая на них широкий серебряный перстень, щепетильно складывая его руки на коленях и перекладывая пальцы так, чтобы было видно, какие они длинные и красивые.
И самое сложное - поворот головы. 
- Можно? - получив молчаливое согласие, художник мягко проводит кончиками пальцев по подбородку, ощущая, какой именно должна быть эта линия, осторожно поворачивая его голову к окну, откуда льется солнечный свет, делая его лицо еще более ангельским, чем в цветах танцпола - там он кажется прекрасным тысячелетним вампиром, вышедшим на охоту за очередной невинной жертвой.
- Опусти немного правое плечо. - негромко произносит он, еще раз посмотрев через пальцы, улыбаясь Лавеллану через них. - Да, еще чуть-чуть...идеально! Застынь - я сделаю несколько фото, ничего интимного, не более чем помощь художнику, у которого не отличные баллы за композицию в университете. - телефон несколько раз щелкает вспышкой, но после Дориан снимает без неё - слишком отличными получаются цвета и теряется мягкость. После он наконец подтаскивает мольберт и начинает разводить краски.
Павусу не нравится рисовать по частям, начиная с подмалевка, закладывая какие-то основные массы и цвета - они пишет широкой кистью, на лету схватывая акценты, отыскивая и размечая его положение, вопреки всем правилам, начиная писать с лица, пристально вглядываясь в каждый сантиметр. Разумеется, это длительная работа - но даже если за один сеанс он сможет набросать все, что так важно сейчас, это мимолетное чувство, искра, что промелькнула между ними. Во что она разрастется- в бурное пламя или погаснет от неосторожно упавшей капли воды?
Все эти мысли - поверхностны, пока он пишет. Они плывут в его голове, и не одна из них его не цепляет. Идеальное время для того, чтобы отпускать свои проблемы в полет.
Он вздрагивает и останавливается лишь тогда, когда его натурщик, уставший сидеть абсолютно неподвижно, неловко поводит затекшим плечом - и охает, взглянув на часы.
- Я прошу прощения, Салае! - Дориан мотает головой, ведь уже поздний вечер, а у молодого человека, наверняка, есть еще дела!
- Прости, что так задержал тебя, не спросив о твоих планах! Я не разрушил важной встречи или нежного свидания?  - видно, что художнику неловко - он покусывает нижнюю губу, руки его испачканы в краске, как и рабочий фартук, и чувствует себя в высшей степени неловко.
- Быть может, я могу...загладить свою вину, предложив тебе принять бутылочку вина? Я коллекционирую их, есть редкие букеты, терпкие и сладкие, как поцелуй дьявола, а есть и нежные, как мечты юной девушки...Будет ли это достойной платой за мою провинность и...смогу ли я увидеть тебя еще? - Павус открыто улыбается, снимая рабочую одежду, оставаясь обнаженным по пояс, но не придавая этому никакого значения...или все же придавая?

[lz]Студент старших курсов в поисках вдохновения для выпускной работы. Художник-экспериментатор, поэт, эстет, позер.[/lz]
[icon]http://sg.uploads.ru/Y4XvU.jpg[/icon]

0


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » Сон в летнюю ночь [DA AU]