пост недели C. C. Теплый вечер спустился на новую столицу Британнии. Теплый, немного душный, совершенно неподвижный воздух. И практически полная, сонная тишина, изредка нарушаемая голосами, какими-то вялыми и уставшими. Странный, удушливый вечер. Словно большая часть ее неимоверно долгой жизни.
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #142vk-time-onlineрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Ты будешь моим! [Code Geass]


Ты будешь моим! [Code Geass]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

ТЫ БУДЕШЬ МОИМ!
Иное время. Иная реальность. Иная жизнь.
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://s3.uploads.ru/sJEOR.jpg

http://sh.uploads.ru/osjZV.jpg

http://sh.uploads.ru/YzXRh.jpg

Flow - Colors

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

C. C., Lelouch vi Britannia, Suzaku Kururugi

сентябрь 2017 года, Токийское поселение, Зона 11, Священная Британская Империя

АННОТАЦИЯ

Школьник Лелуш Ламперуж становится свидетелем аварии и спешит помочь пострадавшим. Но сам попадает в ловушку. Невозможная девушка, которую выдают за ядовитый газ. Сила, которой сложно найти объяснения. Сможет ли подросток выбраться из заварушки и не потерять очень много?

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Lelouch vi Britannia (10-11-2018 20:21:48)

+1

2

Скука....

Это ощущение не оставляло Лелуша уже несколько лет. С виду обычный школьник, по факту опальный принц одной из самых больших и влиятельных стран. Уже восемь лет он горел жаждой мести. Парень хотел найти ответы на свои вопросы. Каждый день Лулу придумывал, как будет уничтожать Британию. И каждый раз убеждался, что у него недостаточно сил и возможностей это сделать.

Ненавижу....

Семь лет назад, тогда ещё Лелуш ви Британия, поклялся при свидетелях уничтожить Британию. За то, что император не защитил его мать, за то, что отправил его и Наннали в Японию, в качестве заложников. Он ненавидел отца за то, что тот отвернулся от него. И переложил эту ненависть на всё государство. Так было проще. Лелуш понимал, что вряд ли в ближайшее время появится перед отцом, потому что это будет предательством по отношению к младшей сестре. Её жизнью подросток рисковать не собирался. Она и так натерпелась.

Мой ангел....

Каждый день начинался с того, что Лелуш Ламперуж помогал Саёко одеть и привести в порядок внешний вид сестры. Нанна была смыслом жизни опального принца. Ближе и дороже неё у него никого не было. И он исполнял любой её каприз, любое желание. Наннали стала его ангелом-хранителем. Без неё он давно бы сорвался. Без неё его самого бы уже не было.

Аристократ....

Презрительная усмешка. Он терпеть не мог подобных людей. Да, и не считал их за людей. От этого ненависть, казалось, задремавшая в глубине души, просыпалась. С новой силой хотелось исполнить ту клятву. Ещё сильнее хотелось уничтожить страну, что разрушила его жизнь.

Пока не сдвинется король, окружение тоже останется на месте....

Игры на деньги не приносили должного удовлетворения, но помогали отвлечься от тягостных дум. Это давало передышку. И чем противник сильнее был противник, тем больше времени получал Лулу на отдых. В этот раз приходилось спасать партию, на первый взгляд, безвыходную. Но опальный принц справился и с этим, поставив ещё один личный рекорд.

Надоело....

Когда они с Ривалом покинули торговый центр, на огромном экране показывали выступление третьего принца Британии. Это вызывало новый прилив ненависти. Один их самых нелюбимых им братьев. Они всегда ругались, всё время, сколько себя помнил Лелуш. Принц всегда цеплял старшего брата, находил причины для придирок. И иногда ловил себя на мысли, что ему нравится этот процесс.

- Как бы ты не старался, мир останется прежним, - проворчал Лелуш в ответ на речь Кловиса. Они ехали в академию, когда позади просигналила фура. Машина мчала на огромной скорости. Ривал еле успел увернуться и предотвратить аварию. - Что за?...

Фургон вылетел с дороги и врезался в недостроенное здание. Слова друга он пропустил мимо ушей. Над кузовом парню померещился силуэт девушки. Но и от этого Лулу отмахнулся. Наверно, силовой кабель задело, - то ли подумал опальный принц, то ли произнёс его друг. Лелуш сорвался с места, чтобы помочь пострадавшим. О последствиях он в тот момент не думал.

Нашла! Моё!

Эта мысль пронзает Лелуша, когда он касается металла машины. На мгновение он замирает, но ничего больше не происходит. И парень продолжает движение вверх, нужно пробраться в кабину и помочь водителю. Подняв голову вверх, он замечает зевак, которые вместо того, чтобы позвать на помощь, просто снимали происшествие. Школьник только крепче стиснул зубы. И стоило ему добраться до крыши фургона, как машина сорвалась с места.

Падение было болезненным, хотя один плюс в этом всё же был: он упал внутрь машина, а не ей под колёса. Машина двигалась быстро, часто виляла, как будто водитель не мог справиться с управлением. Лулу огляделся внутри была только капсула. В таких британская армия хранит отравляющий газ. - Вот же влип...

Когда мобильник перестал ловить, принц всерьёз подумал о последствиях. Если водитель смог уехать с места аварии, то беспокоиться о нём не было смысла. Эта ситуация казалась безвыходной. Лулу огляделся по сторонам, в попытке отыскать выход или получит хоть какое-то преимущество. Когда скрипнула дверь, Лелуш во время успел спрятаться за капсулу.

- Да, лучше сразу застрелиться! - проговорила девушка, проходя в задний отсек прицеп. Она сбросила халат, из кармана которого выпала рация. Когда дверь за ней закрылась, Лелуш вышел из укрытия и подобрал средство связи. - Пригодится.

Связь не появлялась, и опальный принц нервно крутил в руках абсолютно бесполезный телефон. Я не могу, умереть вот так, неизвестно где и не понятно почему... Машина резко остановилась, и Лелуш снова ударился, теперь плечом. А боковая дверь медленно отъехала в сторону. Лулу осторожно выглянул наружу, но тут на него налетел молодой человек, судя по мелькнувшей форме британский военный. - Британцы, - презрительно выплюнул Лелуш, отталкивая солдата.

+2

3

Срочная мобилизация всех, привычный короткий инструктаж и вертолеты что доставят на место. Привычная форма что скрывает даже лицо и «напутственно слово», ответ чисто на автомате. Все это уже семь лет является его жизнью, но является ли его призванием? Как бы сложилась его жизнь если бы в тот день он смог выйти на связь со своим учителем Тодо? Быть может не стал бы он тогда ни жалованным британцем, ни военным. Но судьба распорядилась именно так, японец опускает взгляд на свои руки, облаченные в перчатки, рука которую семь лет назад держала Нанали обещая, что они обязательно встретятся, но уже тогда Сузаку знал, что этого никогда не произойдет, что такой как он только все испортит, появившись снова в их жизни. Но как же ему отчаянно их не хватало порой, Лелуша и Нанали единственных друзей, тех кто научили его улыбаться, те кто показал, что значит настоящая забота и дружба. Вспоминая тот год, проведенный рядом с британскими принцем и принцессой, что стали для него второй семьей Курурги часто ловил себя на мысли что отчаянно хочет найти их, чтобы хоть издалека снова увидеть лица, услышать смех.
Сигнал о высадке вырывает из раздумий, и шатен крепко хватается за модульный трос, вслушиваясь в куцые пояснения главнокомандующего о цели, невольно вздрагивая слыша слова, относящиеся к мирному населению. – "Да ведь это вы их довели." – Мысленно вздыхает шатен, чувствуя острый укол вины, не убей он семь лет назад отца…
- Есть мой Лорд.
Вместе со всеми отзывается Сузаку и спрыгнув на землю направляется ко входу в заброшенный железнодорожный туннель активируя сканирование и направляясь в глубь разрушенного почти туннеля. Искать грузовик что перевозил украденный ядовитый газ в этих лабиринтах, все равно что искать иголку в стоге сена, солдат минует один поворот за другим, находя небольшую лестницу, ведущую вниз и замирает прислушиваясь. Тишину нарушает звук удара и при чем это явно транспортное средство. Японец оглядывается по сторонам, направляясь к источнику звука.
Грузовик чье колесо явно застряло в выбоине, напрасно пытается сдвинутся с места. – "Нашел?" – Задается немым вопросом Сузаку, внимательно следя за машиной, в таких делах не стоит торопится ведь если сообщение окажется ошибочным он, как японец получит не просто строгий выговор. Дверь кузова открывается, и шатен приближает изображение. Оно.
Пара точечных ударов, сигнализирующих высшему командованию о находке. Но не все так просто, возле контейнера движение. – "Террорист? Он же школьник." – С сожалением понимает Курурги, срываясь с места, ему стоит обезвредит его до того, как парень активирует украденное оружие. Привычный удар сбивает паренька с ног и Сузаку прижимает его к полу кузова, снимая маску скрывающую нижнюю половину лица.
- Хватит уже убийств! – голос против воли звенит от негодования. – Вы хотели использовать ядовитый газ! – Курурги не понимает и сам почему говорит с этим террористом, хочет достучаться? Объяснить, что смерть невинных людей ничего не принесет? Он сам слишком много их видел, будучи еще ребенком.
Но его не слушают, выплюнув презрительное «Британцы» попросту отталкивают от себя и солдат вынужден отпрыгнуть назад, тут же принимая упор на правую ногу, скорее всего драки сейчас не избежть.

+2

4

Холодно.
Сила короля, обернувшаяся проклятием одиночества.
Её никто не предупреждал. Её предали. Снова.
Лицо монахини, приютившей её, в мыслях сменяется образом Марианны. Платок - обрамляющими лицо темными локонами. Улыбка первой, к кому она привязалась... Улыбкой той, к которой она привязалась последней. Названой сестры. Самое смешное, что обе эти женщины до сих пор были дороги ведьме. Обеих она почти простила. Она любила обеих.
Холодно...
Так много людей вокруг, безликих, едва отличимых один от другого, от того, как ощущаются их души, порой, право слово, тошнит. Никто не привлекает ее внимания. Напротив, они усиливают ощущение скованности. Скованности не просто Кодом гиасса, не просто капсулой, в которую ее заключил сын Чарльза, не просто смирительной рубашкой. Скованность этим миром, своей же душой, своими же ошибками. Одни и те же грабли, в который раз...
Тихая усмешка скользит по губам девушки, пребывающей в полудреме. Странная рыжеватая жидкость, которой ей заменили способность дышать, на вкус напоминает апельсины. Отказавшаяся от своего имени ловит себя на мысли, что ей становится отвратителен этот вкус.
Вообще, пожалуй, немного совестно на душе. Она так глупо позволила поймать себя, сковать себя. Потерять тех мальчишек, интересовавших их по двум причинам. Первая заключалась в том, что один из них был сыном Марианны, за которым та просила присмотреть, хотя к этой просьбе Шицу испытывала противоречивые чувства:
"Тогда не надо было их бросать."
Горечь, понимание чувств обозлившегося на мир паренька смешивались с тем, что девушка чувствовала себя обязанной названой сестре. И, право, Ведьма никак не могла решить, что из этого хуже. Ведь, по сути, до самого мальчишки ей не было никакого дела.
Вторая же причина была в том, что и Лелуш, и Сузаку отличались от остальных. Зеленоволосая заметила это еще в детстве, когда наблюдала за ними в тогда еще Японии, мальчишки могли чувствовать её, кроме того, они были куда более сильны духом, не просто чем их сверстники, но чем большинство людей.
У них было достаточно решимости и отчаянности, чтобы выдержать бремя, которое бросила бы на их плечи сила короля.
Они могли дойти до конца, могли наконец освободить её.
Могли подарить ей то, чего она так желала - окончательную смерть.
Меркантильно, прагматично, жестоко? Может быть. Но разве с ней обошлись менее жестоко, обрекая на этот ад в несколько сотен лет?
Так устала...
Мысли разбегаются, расплываются, теряясь в бесконечном потоке сознания, отчасти и спутываясь с окружающим миром, таким близким, таким недосягаемым.
Искра.
Показалось? Движение, смутно ощущавшееся раньше, вдруг прерывается, капсулу резко трясет, перевози ее в чем другом, ведьма определенно ударилась бы о стенки и отделалась бы, по меньшей мере, сотрясением. Что значит этот удар? Авария?
Шанс?
И, что более важно - что значило то чувство, чуть раньше? Зеленоволосая чуть жмурится, напряженно прислушиваясь к происходящему. Жидкость начинает постепенно вытекать.
Вспышка. Совсем как чуть раньше, только гораздо ближе на сей раз. Совершенно другое ощущение от сознания, резко выделившегося из толпы. Совсем, как от тех детей.
Нашла... Мой!...
Волнение охватывает лишенную, казалось бы, всяких эмоций душу. Ведьма дергается, но мешает рубашка, и давление жидкости слишком велико. Пока.
Ну, давай же, иди сюда... Отчаянная надежда. От нетерпения зудят затекшие мышцы. Неужели на сей раз ей повезет?
Совсем рядом раздается юношеский голос, вскрик, приглушенный, но все-таки различимый. Отчего-то кажущийся знакомым, отчего-то отзывающийся теплом. С.С. настойчиво гонит от себя эти мысли.
Не стоит привязываться ни к кому, не стоит ни на кого надеяться.
Это всего лишь потенциальный контракт.
Движение вновь возобновляется, капсулу трясет, ведьма теснее сворачивается в клубок, чтобы уберечься от возможных ударов. Бессмертие бессмертием, но боль - штука по-прежнему неприятная.
Удар.
Движение прекращается, жидкость продолжает вытекать, тут же испаряясь при контакте с воздухом. А поблизости ощущаются уже два сознания, два иных.
"Интересно..."
Шицу замирает, прислушиваясь, ожидая возможности освободиться, зная: возможность скоро наступит.

+2

5

Положение Лелуша становилось всё хуже. Мало того, что он попал в передрягу, которую с радостью оставил бы для других, так ещё его засёк британский солдат. Сколько морали, - подумал он, отмечая, что парень не торопится его арестовывать. С одной стороны это было хорошо, с другой - не очень. Если придёт подкрепление, опальному принцу несдобровать. - Где была ваша мораль, когда вы создавали этот газ?

- Но этот газ создала Британия, - будь, что будет. Терять сейчас ему уже нечего. Теперь остаётся идти до конца, вряд ли он выберется отсюда живым, и на секунду его разум посещает сожаление: Наннали останется совсем одна. Школьник делает шаг вперёд, выходя на свет. Гордо поднятый подбородок, не зря же он член императорской семьи, ледяной взгляд. Он не боится, бояться он перестал, когда увидел свою мать в крови на одной из лестниц имперской резиденции. Тогда мир перестал существовать, замкнувшись на младшей сестре. Только ради неё он сейчас жив. Ради неё он хотел уничтожить Британию. Ради неё он был готов перевернуть мир. Только теперь это совсем не имеет значение. - Если ты не хочешь больше смертей - отрекись от Британии!

Сейчас обыкновенный школьник, не имеющий специальной подготовки ничего не сможет сделать. Его либо убьют на месте, либо арестуют, что ещё хуже. Он равнодушно смотрел на противника, когда один из клапанов капсулы щёлкнул. Оба, и военный и опальный принц, посмотрели на источник шума. А Лелуш снова ощутил то чувство, что было в тот момент, когда он коснулся машины. Что это такое? Почему я это чувствую? Это так действует газ? Последняя мысль была неприятным осознанием собственной беспомощности. Если это оружие массового поражения, то он давно пропал. И те люди, что наблюдали скорее всего тоже попали под действие.

Но на лице парня его мысли не отразились, нечего давать подсказки этому британцу. Сам уйду и его заберу. Одним британцем будет меньше. Себя представителем он давно не считал. С тех давних пор, когда император изгнал его и Наннали в Японию. Тогда Лелуш ви Британия перестал существовать. Пусть и официально погиб только через год.

Отредактировано Lelouch vi Britannia (27-01-2019 17:31:11)

+1

6

Этот голос, эта стать, он знает их, знает слишком хорошо, даже несмотря на то что прошло уже семь лет. Сталь в этом голосе, звенящее негодование, эти властные нотки присущие только ему. Сузаку замирает, опуская руки, завороженно наблюдая за тем как неизвестный террорист выходит на свет, смотрит в аметистовые глаза своего прошлого. Единственный, настоящий друг, тот из чьей жизни он сам себе обещал исчезнуть еще тогда, у погребального костра отца. Опальный принц, Лелуш ви Британия… Смотря сейчас на подростка перед собой, Курурги чувствовал словно земля уходит у него из-под ног, в голове не укладывалось что Лелуш, тот Лелуш которого он знал, знает, стал террористом. Нет, все это какой-то абсурд, неправдоподобный бред. Слова, произнесенные семь лет назад, слова что так четко врезались в память, что до сих пор молотом вины стучат в висках, они не могли привести единственного дорогого в его жизни человека к пути террориста. Неосознанно для себя, военный делает шаг назад, словно эта власть что исходит от британца ощутима физически.
Но что теперь делать ему? Жалованный британец, появившись в жизни Лелуша снова он только все испортит. Форма британской академии, в которую облачен друг говорит сама за себя. Британцу не стоит даже в знакомых иметь подобного ему, но что теперь делать? Ведь он уже дал сигнал что обнаружил «пропажу». Японец чувствует, как неприятный холодок скользит вдоль позвоночника, осознание простого факта что он вот так подставил друга бьет по нервам подобно разряду тока. Командование что скоро появится здесь явно не стонет разбираться почему возле газа британский школьник, уничтожит как террориста. – "Но ты поклялся" – в памяти всплывает ощущение теплых рук Нанали, что так бережно сжимали его ладонь и слова опальной принцессы мы обязательно встретимся.
Сама судьба решила сыграть с ними злую шутку. Решила посмеяться над ними, ну да, ей явно забавно наблюдать как это, рушить собственную клятву, ломать собственноручно возведенные границы. Курурги незаметно для себя закусывает губу, оборачиваясь на тихий щелчок клапана. – "Газ произвольно открывается?" – Проскальзывает паническая мысль, чудится что он видит зеленоватую дымку и это осознание бьет по нервам не хуже плети. Он должен увести Лелуша отсюда, должен обезопасить его, спрятать, его обязанность защищать. Нужно успеть до того, как придут вышестоящие чины, нужно скрыть от них присутствие кого-то еще в фургоне, рядом с капсулой. Но как это сделать? С простым британским солдатом опальный принц не пойдет. – "А с другом? Но считает ли он меня им?" – Противоречивые вопросы и желания разрывают на части душу японца, а время неумолимо бежит, отсчитывая и без того ценное время. – "Примешь ли ты меня, Лелуш?" – Немой вопрос и руки словно сами тянутся к шлему, так отчаянно хочется посмотреть в глаза без этой проклятой маски.
- Лелуш… - Негромко срывается с губ, стоит ладоням сжать металл шлема. Решение сейчас только одно, другого пути нет, он должен открыться другу, увести его отсюда, подальше от военных, газа, террористов, туда где безопасно. – Это я, Сузаку. – Маска соскальзывает с лица и Курурги улыбается, тепло и открыто, смотря в глубокий аметист глаз, чувствуя странное облегчение, чувствуя счастье от встречи с другом, братом, пусть и в таких условиях, пусть и нарушая собственную клятву.

+1

7

Солдат ведёт себя странно. По крайней мере, так кажется Лелушу. Сначала будто отстраняется, а потом, наоборот, идёт вперёд. Идёт и снимает шлем... и вот тут опальному принцу перестало хватать воздуха. Такой встречи он никак не ожидал. Его старый друг. Единственный друг. В памяти всплыли моменты, которые британец, вряд ли, когда-нибудь забудет: подсолнуховое поле, погребальный костёр его отца и клятва, которую вслух произнёс десятилетний наследник британского престола. Клятва, которую, скорее всего, он уже не сможет исполнить.

- Ты вступил в Британскую армию? - спросил парень, удивлённо разглядывая японца. Мог ли он предположить, что вот так встретит его? Нет, конечно. Только это не отменяло сложившейся ситуации. Впервые за долгое он боялся того, что Сузаку примет его за террориста.

Ужа давно его не беспокоит мнение других людей. Уже много лет, единственное важное мнение - это мнение сестры. Ради неё он пойдёт на всё. Даже станет террористом. Тихий щелчок клапана привлекает внимание Лелуша, и он переводит взгляд на капсулу. Кажется, сегодня не повезло им обоим. И от осознания этого факта становится не по себе. Ладно он, Лелуш ви Британния, опальный принц страны, что поработила множество государств, потерянный и потерявший всё человек. Британец готов принять смерть, даже такую, даже на таких условиях. Но его друг не должен пострадать. Ни при каких обстоятельствах.

Лелуш наконец-то пришел в себя и улыбнулся. Он всё-таки рад был его видеть. Путь даже так. Пусть по разные стороны баррикад. Лишь бы встретиться. Отношения они выяснят потом, если представится случай. Но в глазах друга неверие. Опальный принц мысленно выругался. То, чего он так боялся произошло. Но даже в таком положении британец будет искать возможность сохранить лицо. Он не будет оправдываться. Оправдания не нужны никому.

Какая разница, что он скажет? Это сейчас не имеет никакого значения. Главное, договориться с Сузаку и уйти подальше отсюда. Подальше от остальных военных. Если ему удастся скрыться, появится шанс исполнить клятву и уничтожить Британию. Создать мир, в котором Наннали не будет бояться.

+1

8

Этот взгляд, эмоции что вихрем проносятся в аметистовых глазах, Лелуш так же, как и он шокирован встречей. Но, кажется, сам Курурги зря боялся, в глазах опального принца нет ни отчуждения, ни презрения, все-таки что-то еще осталось, те нити дружбы что связали их семь лет назад все еще есть. И словно камень падает с плеч, от этого простого осознания, Лелуш не отшатнулся от него, а в вопросе чудится тревога, но не отвращения к форме, страны которую друг так ненавидит, Сузаку позволяет тени улыбки скользнуть по губам, как же он скучал по единственному другу все эти семь лет. Хочется подойти, обнять, просто почувствовать тепло, что Лелуш жив и с ним все хорошо. Хочется расспросить как он жил все эти годы, спросить, как там Нанали, их маленький ангел. Но сейчас не время и не место, нужно увести опального принца подальше от этого места, вот только…
- А ты, только не говори мне… - С сомнением произносит японец, но тут же отметает подобное предположение, Лелуш которого он знает, Лелуш его единственный лучший друг, названный брат не может быть террористом. Это все глупое стечение обстоятельств, жертвой которых и стал британец. Военный делает шаг вперед, словно собираясь что-то сказать, быть может протянуть руку, но не успевает даже испугаться. Щелчки клапанов капсулы срабатывают на открытие и помещение озаряет яркая вспышка. В голове стучит единственная мысль – «Спасти друга» - и Куруруги срывается с места, маска с кислородом, что недавно закрывала половину его лица оказывается на лице ви Британии, падая на пол фургона Сузаку мысленно попрощался и с другом, успев даже пожалеть, что не увидел Нанали…
Но газ оказался не газом, словно насмешка над пехотинцем из капсулы показалась девушка.
- Это не газ… - Пораженно шепчет японец, все еще прижимая маску к лицу друга, на мгновенье встречая взгляд янтарных глаз, что кажется видят его насквозь. Вот только девушка теряет сознание, да и движения ее скованны тюремной робой. Мгновенье и шатен оказывается возле капсулы, чтобы подхватить на руки бессознательную пленницу, предотвращая ее «встречу» с полом, поднимая немного напуганный и удивленный взгляд на друга.

Отредактировано Suzaku Kururugi (29-03-2019 22:20:59)

+1

9

Ее ощущение, ее отчаянная надежда - это не наваждение, оно не исчезает со временем, напротив, становится более четким. Словно те двое и не собираются уходить. И все-таки, ведьме страшно.
"Не уходите".
Сильнее начинают давить оковы, тесное пространство, отчего-то становится труднее дышать. Скорее интуитивно, чем абсолютно физически, С.С. чувствует, как ослабевают с легким скрежетом и шипением удерживающие капсулу закрытой массивные болты, как потихоньку вытекает и испаряется жидкость с терпким опостылевшим привкусом апельсинов.
"Еще немного...побудьте рядом еще немного."
Зеленоволосая ведьма чует близящуюся долгожданную свободу, и сердце начинает биться быстрее, с усилием, организм не вышел еще полностью из состояния сна, анабиоза, более задорно заструившаяся по венам кровь распространяет с собой волны боли и неприятных "ежиков", оживляющих постепенно затекшие, занемевшие конечности. Хочется тихо шипеть, хочется кричать, но опутывающая тело тюремная роба закрывает и лицо, не дает произнести ни звука. Ведьма старается абстрагироваться от физического. Ведьма прислушивается и почти видит.
Один из тех, кто находится сейчас рядом, есть в нем что-то родное, до боли знакомое и отчего-то печальное, словно связанное с грустными для нее воспоминаниями. Что-то далекое, что-то о вилле Овна, и в то же время резко противостоящее. Дикое, странное ощущение.
"Еще немного..."
Шицу делает попытку выпрямиться, но давление, пусть и изрядно ослабевшее, все еще не дает. Зато девушка понимает, что начинает слышать звуки, слышать физически. Постепенно, с тем, как исчезает препротивное ощущение воды в ушах, какое иногда бывает после душа или не очень удачного ныряния в реку или море. Слышит шаги, слышит смутно знакомые голоса, повзрослевшие довольно сильно, но слишком много в них знакомых ноток, не исчезнувших за годы... Сколько же лет прошло? Легкая дрожь пробирает ведьму, когда та понимает, что совсем потеряла счет дням. Сколько же?... Липкое, неприятное ощущение. Девушка жмурится. Холод пробирается под тонкую, влажную ткань робы.
Шипение становится громче, почти ультразвуком, тихим монотонным гудением на высоких тонах. Дышать внезапно становится почти нечем, противное ощущение жжет горло, вселяя страх, неужели предстоит очередная смерть? Как же она устала... От всего этого. От этого проклятого кода, который забрать не смогла даже Марианна... Сознание постепенно темнеет, звуки смешиваются в однообразную пелену, гудение давит, отдается пульсирующей болью в висках. Мысли начинают путаться.
"Нет..."
Шипение нарастает в резкой градации и внезапно обрывается, сходит на нет. Давление исчезает, становится непривычно легко, что кружится голова и слегка немеют, не полностью слушаются мышцы. С наслаждением выпрямляюсь, наконец-то расправить позвоночник  после осточертевшей позы эмбриона, воистину, это более бесценно, чем скинуть по возвращении домой утомительные каблуки или корсет. Отдающая апельсинами жидкость разлетается тускло мерцающими брызгами, почти тут же испаряющимися при контакте с воздухом. Осознавать реальность становится несколько легче, хотя чувства возвращаются со скрипом, как-то сумбурно и путано, жутко дезориентируя. Тело не слушается, кажется, колючится каждая клеточка, настолько мышцы затекли от пребывания в одной позе. Единственным ясным ощущением остается присутствие. Приоткрываю глаза, хочется видеть, что представляет из себя во плоти надежда, но картинка предательски расплывается. Зато удивительно отчетливым ощущением оказываются крепкие теплые руки, подхватившие под спину, не давшие упасть, настолько неожиданные, что невольно отходит на второй план ощущение собственной пренеприятной, отвратительной, жутко досадной слабости, от невозможности даже удержать хоть сколько-нибудь прямое положение, не то что вдохнуть нормально, легкие нестерпимо жжет от слишком "злого", по сравнению с растворенным в жидкости, кислорода, межреберные мышцы сводит. Удерживают только эти руки. Чьи?

+1


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Ты будешь моим! [Code Geass]