пост недели Peyton Charles Богатые люди обычно нанимают себе опытных адвокатов, которые говорят своим клиентам что-то вроде "молчи" и говорят вместо них, решают проблемы, ищут доказательства, могут даже сделать что-то такое не совсем законное, например, подкуп свидетеля или сокрытие улик...
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #146vk-timeрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » Душа моя навеки отдана... [Гоголь]


Душа моя навеки отдана... [Гоголь]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

ДУША МОЯ НАВЕКИ ОТДАНА... [ГОГОЛЬ]
***
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••



Alekseev - Океанами стали

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Гоголь, Оксана

Петербург

АННОТАЦИЯ

Он помнил её. Больше, чем она могла себе представить. Каждый взгляд, прикосновение, он помнил вкус её губ.
Шутка ли?
Он бредил Лизаветой лишь с того, что та была живой...
Но всей своей душой он предан был Оксане.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

[nick]Николай Гоголь[/nick][status]Тёмный[/status][icon]http://s3.uploads.ru/t/uep0z.gif[/icon][sign] [/sign][lz]Николай Гоголь, 20
Гоголь

Писарь, личность непредсказуемая, крайне разносторонняя и любопытная, страдает припадками, вызывающими видениями, испытывает странные чувства к мавке и всем сердцем предан питает ненависть к ищущему бессмертие[/lz]

Отредактировано Василина (06-11-2018 01:50:13)

+1

2

[indent]Всё также, по-прежнему. Ветер играет с камышами да травой, этот звук уже стал как родной. Оксана сидит в задумчивости на берегу. В заводи уже ей жизни нет, но душой привязана она к этому месту - шутка ли тридцать лет. Тридцать лет постель эта из ила и песка её баюкала от утра до утра.
[indent]Оксана плачет. Горькими, злыми, безжизненными слезами. Когда-то мавка всё на свете бы отдала, чтобы отвязаться от заводи навсегда. А теперь и туда дороги нет. Теперь ещё хуже, чем тогда. Неприкаянная душа обрела мёртвую плоть. Тело так и не стало родным. Как жить-то теперь? Ни жива ни мертва. И дела до неё никому не было. Выдумали тоже! Теперь и не верят, что утопленница, говорят будто сама руки на себя возвела. Лишь бы дела не иметь.
[indent]Злится девка, плачет безутешно, не в силах сама помочь своей беде. Василина, добрая душа, сделала что могла. Да только куда маленькой ведьме за такое-то браться? Вакула на Оксане тогда живого места не оставит (как забавно звучит! слышен над заводью грустный смех), если с девчонкой случится что-то. Она ведь обещала её учить, а не убить. Остаётся ждать пока девочка вырастет, может быть тогда сладится? Только сколько ждать? Как время коротать? И утешения негде сыскать. Пустеет Диканька, знакомых лиц совсем не осталось. Гости откланялись, да домой воротились, а свои про мавку и думать забыли.
[indent]Вспомнила так-то Оксана столичных гостей и сердце пуще зашлось, словно живое. И помнила она какой морок на писаря навела, такой, что сама до сих пор его помнила.
Только пустое всё это, самый морок и есть. Не был он никогда её, а она его. Выдумала себе всё. Но ежели выдумала, то от чего сердце так рвётся, словно живое?
Мельникова дочка уже и забыла каково это - кого-то любить. И девичьи воспоминания стёрлись из памяти. Да и что было помнить? Юна была, чтобы парубки больно смело себя повели. Целовали в ночном мраке, да и только. Всё, что сумела тогда навести - от лукавого научилась неупокоенная душа. Но Оксана, закрывая глаза, снова чувствовала его. Жар его тела, горячий шёпот, жадные поцелуи - всё как наяву. Он смог её согреть. Словно лучину к её мёртвому сердцу поднёс. И она от этого света сошла с ума.
- Лучше пусть прогонит с глаз долой, чем такую муку одной сносить, - поднялась с травы Оксана. Слёзы высохли, глаза заблестели знакомым всем диканьковцам огнём.
***
[indent]Девушка, бледная, в нежно-голубом платье - истинно украшение. Она готова задохнуться, только не от красоты столицы, а от того, что до него рукой подать. Ей удалось! Только перед парадной-то дверью Оксана и оробела. Как представиться? Неприятный мужчина сторожил дверь. «Сказать к пану писарю? Николаю Гоголю? К писателю?» - у неё кружилась голова от разнообразия вариантов. Вспомнит, примет али прогонит? Оксана не узнавала себя. Время шло, молодой соглядатай становился всё серьёзнее и пристальнее смотрел. Нет, с ним связываться не хотелось. Оксана, придав себе наиболее важный вид, обошла здание ещё раз. Девушка не могла ошибиться, чувствовала, что дом его здесь и сам он - дома. На Большой Мещанской было много народу, но в этот час все разбредались мало-помалу - накрапывал дождь, угрожающий ливнем. Девушка устремила взгляд на окна. Плохо освещены, но она не ошиблась. Обострённые чувства. Взгляд уцепился за выступы окон. Глаза азартно блеснули. «Славную хату стесали», - одобрила Оксана.
[indent]Небогатая обстановка выдавала, что дело в Диканьке не принесло Николаю большого дохода. Или он просто сам был скромен? Девушка незаметно глядела внутрь комнаты. Не в силах разобрать, чем занят хозяин, но не могла отвести от него глаз. «Обрадуешься, что я нашла тебя?». Окно приотворено. Подойдёт ли закрыть, когда начнётся дождь? Подождать?
Нет, наждалась. Оксана тронула раму, потом короткие ноготки постучали по стеклу. Ещё немного подумав, девушка толкнула створку. Та с тихим скрипом раскрылась.
- Привечай гостей, барин. Гости на пороге мёрзнут, гости под дождём промокнут, - ласково, но холодным своим, неживым голосом, напевает Оксана. - Привечай гостей, привечай...
И пока до хозяина доходит смысл её слов, мертвячка, слившись с застиранными белыми шторами до полу, села на подоконнике. Минута-другая и он распахнёт занавески и увидит её.
[indent]Оксане кажется, что она слышит стук собственного сердца.
[nick]Оксана[/nick][status]всё движется в серебряной воде[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2QKfG.jpg[/icon][sign]Танцевала канкан
от г-на Алова[/sign][lz]ОКСАНА, 17
ГОГОЛЬ

Некогда дочь мельника, а ныне мавка. Неприлично прекрасна и неприлично умна, временами ревнива.[/lz]

Отредактировано Queenie Goldstein (12-02-2019 00:03:58)

+1

3

[indent]Пнув ногой очередную пустую бутылку, Николай проходит из спальни в свой небольшой кабинет, в котором он, как правило, предпочитал творить. Правда сейчас он заходил в него без единого замысла для нового повествования. Здесь тоже цари бардак. Помимо пустых и полупустых бутылок, на полу были разбросаны листы бумаги исписанные и абсолютно чистые, изорванные и смятые в комок, кругом пятна от чернил, куски уже засохшей еды на столе, стуле и даже какой-то соус на стене. Гоголь называл это творческим беспорядком, правда атмосфера такая к творчеству совершенно не располагала.
[indent]Сегодня Гоголь остался один, наедине со своими страхами, сомнениями, мыслями, воспоминаниями и прочим. Он решил выделить Якиму выходной, что бы тот, к примеру, повидался с роднёй или просто развеялся, сходив в театр. Яким умел вести себя в доме Николая Васильевича так, что тот порой не замечал его и забывал о его существовании, а порой он был как нельзя кстати. Но сегодня Гоголь решительно был настроен остаться одним. Хотелось какого-то душевного спокойствия и равновесия. Новое произведение сулило овации со стороны благодарного слушателя, но Гоголь всё равно был собой недоволен. Перед глазами возникало лицо Лизаветы Андреевны, наизусть читающей его же собственные строки. Что творилось на тот момент в голове у Николая - трудно было сказать (или вспомнить. Но он с точностью запомнил черты лица Лизы, её улыбку и цвет глаз. Она была прекрасна, как Богиня, но, бес попутал, внешность бывает обманчива. Не то, чтобы Гоголь и раньше не знал этого, вот только на собственной шкуре никогда не испытывал. Конечно же, ему было сложно смирится со смертью женщины, которая покорила его сердце. Потому-то он и оставил себе ту треклятую брошь. Хотел, что бы хоть что-то осталось у него на память о ней. Где-то глубоко в душе Николай был безнадежным романтиком. А впрочем все творческие личности в душе немного бр...
[indent]Но очутившись в знакомых стенах собственной квартиры, Гоголь вдруг остро ощутил, что ему неумолимо чего-то не хватает. А точнее, кого-то. Сперва он, конечно же, подумал о Гуро. Но от мысли о нём становилось тошно. Человек, которому Гоголь был чуть ли не предан, оказался предателем. Нет, Николай Васильевич не верил, что предметом интереса Якова Петровича было лишь бессмертие. Но думать об этом человеке не хотелось от слова совсем. Бинх... тяжёлая утрата, однако, Гоголь как-то уж быстро свыкся. А всё из-за того, что душа его никак не могла найти покоя. Позволить мысли идти по течению, чтобы, наконец, понять, кто же всё-таки не дает покоя столичному писарю. Явно та личность была з Диканьки, но там произошло столько хитросплетений различных судьб, что Николаю оставалось только гадать, ходя из комнаты в комнату, изо всех сил пытаясь сосредоточиться на своём будущем произведении. Выходило это ело, конечно, из рук вон плохо, но Николай не отчаивался. Это было единственное занятие, которое хоть как-то отвлекало его.
[indent]Гоголь не спеша, обходя весь свой творческий беспорядок, подходит к письменному столу и, обойдя его, садиться на стул, окидывает взглядом свои рукописи и смахивает половину на пол. В домашней обстановки приступы возникают значительно реже, но нервы всё равно ни к чёрту. Кажется, вся его собранность и сдержанность осталась где-то в Диканьке. Пару раз он порывался собрать вещи и вернуться туда. Но всякий раз что-то да останавливало. Слишком много всего произошло на том хуторе. Да, там остались ещё те, кто был дорог сердцу Николая, но он всё ещё не мог себе простить того, что позволил Марии погубить Бинха. О многом, о многом Николай Васильевич жалел, да вот только прошлое уже не изменишь. А настоящим и жить не хочется.
[indent]До слуха писателя доносится чей-то голос. Гоголь невольно вздрагивает. «Оксана?» Николай резко подрывается с места. До того резко, что в глазах тут же начинает темнеть, Гоголь чуть не падает, едва совладав с координацией. Он спешно покидает небольшой скромный кабинетик по дороге чудом не упавши, споткнувшись о пустую бутыль. В последнюю секунду Николай схватился за дверной косяк. Буквально выскочив в зал он почему-то машинально повернул голову в сторону окна и тут же застыл на месте. За бледными полупрозрачными тюлями виднелся женский силуэт. Гоголь мотнул головой и протер глаза, дабы убедиться, что это не мерещится ему в пьяном бреду и не очередное его видение. Хотя, видения порой слишком похожи на реальность, что не сразу и отличишь.
[indent]И тут Гоголю в голову закрадывается слишком очевидная мысль. Ведь Оксанка-то мертва была. Собственными глазами Николай Васильевич видел, как Всадник горло ей перерезал. Недолго мавка живою была... Гоголь вздрогнул, всматриваясь в того, кто на подоконнике его сидел. Подойти ближе робел, конечно. Много чего он на Диканьке повидал, но никак уж не думал, что нечисть Диканьская до него сюда доберётся. Гоголь видел, как Оксану хоронили лишь издалека, сам подойти не решился. А может всё-таки и надо было...
[indent]— Оксана?..
[indent]Ноги сами повели Гоголя к окну. Противится не стал. Подойдя ближе, одернул тюль и встретился прямо взглядом с дивчиной. Не выглядела та как живая, отнюдь, но и призраком не казалась. Николай так и не нашёлся со словами. Не ожидал он её здесь увидеть. И даже среагировать нормально на сию встречу не сумел. Будто все мимические мышцы занемели разом.
[indent]— Т-ты, это, проходи, коли явилась... — несколько неуверенно и растерянно говорит Николай, отходя сам от окна.[nick]Николай Гоголь[/nick][status]Тёмный[/status][icon]http://s3.uploads.ru/t/uep0z.gif[/icon][sign] [/sign][lz]Николай Гоголь, 20
Гоголь

Писарь, личность непредсказуемая, крайне разносторонняя и любопытная, страдает припадками, вызывающими видениями, испытывает странные чувства к мавке и всем сердцем предан питает ненависть к ищущему бессмертие[/lz]
[nick]Николай Гоголь[/nick][status]Тёмный[/status][icon]http://s3.uploads.ru/t/uep0z.gif[/icon][sign] [/sign][lz]Николай Гоголь, 20
Гоголь

Писарь, личность непредсказуемая, крайне разносторонняя и любопытная, страдает припадками, вызывающими видениями, испытывает странные чувства к мавке и всем сердцем предан питает ненависть к ищущему бессмертие[/lz]

+1

4

[indent]Улыбка оживляет её губы, хотя живостью это вряд ли можно назвать. Но Оксана улыбается ему действительно ласково: она скучала. По нему, по его голосу - вкрадчивому, скромному - чертам лица, робкой улыбке, даже по потерянному взгляду его скучала. Может быть потому и не удивилась, что он так на неё смотрит. Однако мысль всё же ужалила: «Не рад мне никак?», но со свойственным ей своенравием Оксана откинула её поскорее. Пришла сюда не для того, чтобы жеманничать с ним. А по делу, и...дальше будет видно. Нечего и мечтать. Живые с мёртвыми не должны знаться.
[indent]Мавка вышла из-за занавесок, показавшись в полной мере своего мертвецкого очарования. Бледную кожу ещё более оттенял голубой цвет платья, высокий кружевной воротник прятал уродливый шрам на шее. Василинка сделала что могла, заживила страшную рану, оставив только некрасивый рубец, но разве ж это печаль? Оксана себе и такой нравилась. Однако, поймала себя на мысли, что став из мавки мертвячкой вряд ли может делать тоже, что прежде. А что она умеет, мельничиха до сих пор не знала. Но самое важное было сохранить связь между мирами - их единственную с Гоголем нить. Иначе зачем бы она пришла? Уверенность была слепой и только сейчас девушка усомнилась. А так ли это? По-прежнему ли она может провести писаря между мирами? Эта мысль на короткое мгновение заставила её помедлить у окна. Но кажется он ровным счётом ничего не заметил.
- Не ждал, тёмный? - это было жестоким вызовом ему и себе. Но она должна была убедиться, что эта связь не потеряна. И эта полусумасшедшая улыбка снова на её выразительных губах. - Змей-то, - она обвела взглядом комнату, - целая запруда, а змеи нет. - Но на лице мавки нет презрения к обстановке, ей решительно всё равно, что было до её появления на его подоконнике. Теперь всё будет иначе. - Али уже забыл, как у нас гостевал? - заметив перемену в его лице подколола Оксана. - Разжился, разнежился в своей столице. Даже в мыслях меня не поминаешь. А ежели бы померла и в ожидании твоей молитвы за мою грешную душу томилась? - на лице девушки поистине блаженная улыбка - безмятежная, светлая, руки, чинно сложенные на тонкой талии - не была бы жива - хоть в гроб клади - такая невинность и чистота покинула эту юдоль страданий. Но синие глаза вспыхивают холодным блеском, стоит их распахнуть, снова жадно исследуют молодого писателя. Её появление, почти от лукавого, не может не притягивать взгляд. Девушка делает несколько решительных шагов, расстояние сократилось настолько, что между ними меньше вытянутой руки. - Ровно ли твоё сердце бьётся? - холодная, бесчувственная рука дотрагивается до груди мужчины. И ей снова страшно хочется его поцеловать. Но краденные поцелуи так горьки. Сам, сам, только сам подарит он ей жизнь, так поговаривали в старые времена. И Оксана решительно настроена своего добиться. Но не силой, а любовью. Своей любовью к нему и найти его любовь к себе.
[nick]Оксана[/nick][status]всё движется в серебряной воде[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2QKfG.jpg[/icon][sign]Танцевала канкан
от г-на Алова[/sign][lz]ОКСАНА, 17
ГОГОЛЬ

Некогда дочь мельника, а ныне мавка. Неприлично прекрасна и неприлично умна, временами ревнива.[/lz]

Отредактировано Queenie Goldstein (12-02-2019 00:04:21)

+1

5

[indent]Совладать с собой удаётся. Почти. Если бы Гоголя сейчас спросили: был ли он рад вновь увидеть Оксану, он не смог бы ответить на этот вопрос сразу, так как при виде неё он просто терял дар речи. В памяти всплыли те моменты, когда он требовал от Оксаны, чтобы она не приближалась к Лизе, как он приходил к ней на запруду, хотя она говорила не делать этого, как он её целовал. А ведь тогда все его мысли принадлежали лишь одной девушке - Елизавете Данишевской. Даже, не смотря на то, что тогда он полагал, что они не могут быть вместе из-за того, что Лизавета Андреевна замужем, она никак не выходила из его головы. Сейчас же, он вообще не думал о Лизе.И Николай не испытывал облегчения от этого, он просто всячески избегал любой возможной мысли о ней, потому что рано или поздно это привело бы его к чёткому осознанию того, кем она являлась на самом деле.
[indent]Он смотрел на Оксану и думал об Оксане. Это было впервые. И он думал о том, насколько виноват перед ней за все те слова, что говорил ей, будучи в Диканьке, за своё отношение к ней. Пожалуй, он даже попросил бы прощения. Он был не прав, слеп как крот, но во всякой дурной романтической балладе именно так и поступают юноши. Они выбирают не тех, а потом, раскаявшись, падает к ногам той, которая была его судьбой. Как Онегин с Татьяной. Гоголь качнул головой и поднял глаза на Оксану. Невежливо было молчать. Да, он действительно извинится перед ней, когда подвернётся подходящий момент. Но он слышал её голос и хотел, чтобы она не прекращала говорить. Да! Он готов был слушать её голос, потому что тот ласкал его слух, хотел запомнить вновь её черты лица и вновь коснуться ее холодной кожи, ощутить вкус её губ. Безумие! Нет, должно быть Николай Васильевич и впрямь сошёл с ума! Чтобы сметь хотя бы думать о таком сейчас...
[indent]Николай делает уверенный шаг навстречу. Вздрагивает, когда девичья рука касается его груди и тут же хватает ладонь в свою. И замирает. Не сон, не ведение. И это слишком сложно даётся восприятию. Реальность всегда кажется такой серой и обыденной, в пору восприятию Бинха с его не желанием верить в существование чудес в спокойной мирной жизни. И с одной стороны, Гоголь охотно разделил бы такую точку зрения, но с другой, судьбою было начертано именно так, и Гоголь был Тёмным и видел то, что другие не могут видеть. Но паночка перед ним была реальна, вот только была-то ни жива, ни мертва. Это не пугало юного писаря, не отталкивало, но... живые обычно приходят через дверь.
[indent]— Как ты... что ты... — Гоголь не мог правильно сформулировать вопрос. — Я... ждал? — неправильная интонация превращает утверждение в вопрос. Николай нервно сглатывает, понимая, что правильнее всего сейчас отстраниться, но он не может этого сделать. Или не хочет. — Всадник... ты... как? Лиза...
[indent]Непонятная цепочка слов, отдалённо напоминающая слова, которые он писал во время своих видений, если в его руке было перо. Он так и не смог правильно сформулировать вопрос. И... всё же вспомнил о Лизе. Он подумал о том, что та тоже могла быть ни жива, ни мертва, как сейчас Оксана. Что, если Всадник всё ещё жив? Что, если Лиза жива? Сердце ёкнуло в груди, заставив Гоголя вздрогнуть. Он опомнился практически тут же, осознавая, что вновь вспомнил о Лизе в присутствии Оксаны. И сейчас самое время сказать: «это не то,о чём ты подумала». И в самом деле, всё именно так и было. Нет, Гоголь не вспомнил о Лизе, как о предмете своей любви. Он в первую очередь вспомнил о Всаднике, который, если он жив, пусть и не сейчас, но через тридцать лет вновь может принести беду в Диканьку. Или, может всё дело  впрямь было в Лизавете Андреевне?
[indent]Николай мотнул головой.
[indent]— Прости я.. не хотел о ней вспоминать, — неуверенно произносит Гоголь и решает вернуться к тому, с чего всё началось. — Ты же была мертва, как ты оказалась здесь?
[indent]Не на такое извинение рассчитывал Гоголь. Совершенно не на такое. Но у него ещё будет время исправится. Но сперва ему хотелось бы узнать, как так получилось, что Оксана сейчас здесь с ним. С каждой секундой осознавать свою неправоту в прошлом становилось сложнее. Если б было можно, Николай, наверное, провалился бы сквозь землю прямо сейчас. Но если смотреть на вещи трезво: перед ним сейчас полуживая девушка, которая прибыла из Диканьки в Петербург и явилась к нему, чтобы... чтобы что?
[indent]— Зачем ты здесь? — спрашивает Николай. — Зачем пришла ко мне?
[indent]И лучше бы Николай Васильевич молчал. Если бы комнате был кто-то третий, тот же Яким, к примеру, он бы непременно одернул бы пана, сообщив тому о том, что он только всё портит. И как бы Гоголь ни был согласен с этим, не пригрозить продать слугу татарам вряд ли смог бы. Но одёргивать было некому...
[nick]Николай Гоголь[/nick][status]Тёмный[/status][icon]https://69.media.tumblr.com/48663f4424d8b2a25287e9607c1185e5/tumblr_p04wq0vZs11tnagyvo1_1280.jpg[/icon][sign]https://69.media.tumblr.com/891de3644404144520b4cb6900f36723/tumblr_n2q545sCGk1tpa5afo1_640.jpg[/sign][lz]Николай Гоголь, 20
Гоголь

Писарь, личность непредсказуемая, крайне разносторонняя и любопытная, страдает припадками, вызывающими видениями, испытывает странные чувства к мавке и всем сердцем предан питает ненависть к ищущему бессмертие[/lz]

+1

6

[indent]Мавка держит свою руку, не дрогнув. Хотя чувствует его хаотичное биение. Оно бьётся из-за этой женщины, другой женщины. Не из-за неё, Оксаны. Как можно её помнить после того, кем она оказалась? Но мавка выдерживает испытание. Хватит, прежде он уже видел её ревность и остался равнодушным. Больше она так не унизится, хоть и простая дочь мельника, а не знатная вроде его зазнобы. Оксана держит руку ровно. Показывает, что ей всё равно, что его мысли вращаются снова вокруг одной женщины.
- Что ж верно говорят, что не всякую змею зелёный змий задушит, - понимающе кивнула Оксана. Кивнула, а сама словно молнию через себя пропустила. Только та её насмерть не убьёт. Он спрашивает, не утверждает. Впрочем, она сама наверное бы не ждала мертвеца на своём пороге (если бы на пороге!).
[indent]Ей даже стало жаль его, снова потерявшегося в хаосе собственных мыслей, слов, видений. Мальчишка, так мало знающий о мире за чертой, о мире тёмных, таких же как он. Тёмных, что управляют такими, как она. Оксана ловит жадное желание оказаться в его власти. Однажды он уже показал на что способен. Её губы невольно дрожат в улыбке. Знает ли он, что она всё помнит? Каким бы он был (то, что всё может повториться, она пока не смеет надеяться), если бы между ними не стояла проклятая Лиза? Оксана потом долго вспоминала, как он смотрел на Данишевскую. Он на неё смотрел, глаз не мог отвести. И её даже не утешало, что полуживая в его объятиях Лиза, не вызывала той страсти, что она. Против воли горели его глаза разным огнём. Как бы холодно он не относился к ней во всякое другое время.
[indent]Но сейчас Оксане была нужна не страсть, ей хотелось жить. Чувствовать жизнь, как он. Чувствовать его, как живая женщина чувствует мужчину, которого любит. Ей хотелось слышать удары собственного сердца, также как сейчас его сердце билось об её ладонь.
[indent]Затаённая грусть в глазах девушки, пока он отчаянно цепляется за слова, словно рассыпавшийся жемчуг ожерелья любимой жены. А он с лихорадкой мужа, что был застигнут с любовницей, которой минутой ранее застегнул на шее женин жемчуг. Оксана улыбается. Забавная выходит картина. «А если ты лжёшь и сейчас сюда войдёт Лиза? Данишевский мёртв, в глазах света она свободна. Свободное чудовище, но кому до этого есть дело в Петербурге? Тут в каждой второй гостиной мегер ей подобных отыщется».
Даже когда он приносил извинения, Оксана не выдала своей подлинной обиды. Шутки кончились, играть в ревнивицу ей наскучило. Она или заполучит жизнь и его любовь, или пусть он здесь же её убьёт. В его власти, он - Тёмный.
Мавка тихо хмыкнула, снова осмотрелась, словно ища ответ на его вопрос в самой комнате.
- Я была убита, - она не хотела ни в чём никого винить. В конце концов его ли беда, что она в него влюблена? - А потом меня дочь Вакулы - помнишь ли её? - как могла с того света вернула. Больно уж плохо мне было в адском пламени, жить захотелось. Тебя повидать, - она снова заигрывающе улыбнулась, словно речь шла не о её смерти. - Только вот получилось у нас не всё. Так что как была мяртвячка, так к тебе и явилась. Разве что платье разыскала ваше, столичное. И одним глазком подглядела где тебя искать. Не сказывал Яким про то что в зеркале меня видел? - лукавая улыбка не сходит с губ мавки. Словно на один день превратилась она в красивую петербурженку из тех, что пьют вино, слушают стихи в своих богатых комнатах, шёпотом сплетничают да мужьям старым и богатым изменяют с молодыми офицерами. Она была также, как они красива, но по-прежнему оставалась мельниковой дочкой. Улавливает ли Николай эту разницу? Девушке хотелось верить что да, но зная всю неискушённость молодого писателя в общении с женщинами, Оксана на это не рассчитывала. Однако, ему удалось удивить её.
[indent]Несколько мгновений девушка осмысливала заданные ей вопросы. Искала в его глазах оттенок шутки, непонимания. Но он был как всегда сосредоточен, несколько потерян. Он действительно не понимал зачем она здесь?
Отчаяние редко овладевало Оксаной, но сейчас она чувствовала, что стоит на краю. Если ничего не удастся добиться, то она соскользнёт в пропасть. «Буду падать, поймать успеешь?», - плещется немой вопрос в голубых её глазах. Девушка смотрит на него и молчит. Впервые рядом с ним она не может подобрать слов, словно он задал ей вопрос, на который простая дочка мельника не знает ответа. Так ведь так и есть. Навести морок любая загробная сила может, а вот знать о любви по-настоящему...
И Оксана не уверена, что прямота ответа сейчас откроет ей дорогу. Вот он - вес слов любви. Настоящей, когда ты не можешь слова вымолвить стоя перед любимым человеком.
[indent]Девушка взяла его руку в свою. Мертвецкий холод - вот что наверняка почувствовал Николай, но она его не отпускала.
Стыдно это - предлагать себя мужчине, который тебя знать не хочет, а дважды предлагать и вовсе позор. Будь она жива, мельницу бы вымазали сажей.
Но Оксане всё равно. Она знает, что он просто ей нужен. Нужен не только для того чтобы жить. Только неужели о таком можно сказать вот так, запросто? У неё в голове это не укладывается.
Девушка думает. Открыться? Иначе ведь никак. Потому что просить о помощи это всё равно что украсть, то не любовь будет, а долг. А она не из благородных, чтобы он был ей должен.
- К тебе, сказала же, - тихо повторила Оксана. - Повидать. Когда же ты ещё к нам приедешь. Никогда, верно. А я с тех пор без тебя не могу. Может быть и рада бы, да не могу. К сердцу ты мне припал, - и единым порывом прильнула к нему, доверчиво, ласково, нежно. - Сокол мой ясный. - со стороны всё так, словно она его соблазняет, ловкой, юркой змейкой, обвившись вокруг, устроив голову на его плече. На самом деле Оксана бесхитростно вдыхала счастье. Те краткие его мгновения, пока он не осознал, не оттолкнул.
[nick]Оксана[/nick][status]всё движется в серебряной воде[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2QKfG.jpg[/icon][sign]Танцевала канкан
от г-на Алова[/sign][lz]ОКСАНА, 17
ГОГОЛЬ

Некогда дочь мельника, а ныне мавка. Неприлично прекрасна и неприлично умна, временами ревнива.[/lz]

Отредактировано Queenie Goldstein (12-02-2019 00:04:43)

+1

7

[indent]Это определённо был не сон и не было необходимости даже щипать себя, дабы убедиться в этом, но от осознания того, что это реальность лучше не становилось. Иногда хотелось, чтобы всё, что происходило в Диканьке оставалось в Диканьке, но, оказывается, даже мёртвые умеют делать визиты в сам Петербург только для того, что бы увидеть его? В голове не укладывалось. Оксана, пройдя через всё то, что ей довелось испытать, повидав безразличие в глазах того, кого любила и любит до сих пор, прошла весь этот путь просто для того, чтобы увидеть его.
[indent]— З-зачем ты использовала девочку в своих целях? — отнюдь, Гоголь задавал совершенно не те вопросы, которые хотелось бы, но ведь куда проще говорить на отвлечённые темы. — А если бы с ней что-то случилось? Ты хоть понимаешь, какому риску подвергала маленького ребёнка? Как вообще Вакула допусти это?
[indent]Нет, он не хотел возмущаться и даже выглядеть возмущенным, он даже не винил Оксану в том, что она воспользовалась способностями девочки, подвергая ту риску, просто потому, что по себе знал, что это такое - пойти ради любви на всё, но выходило именно так, как он не хотел и именно понимание этого остановило его. С другой стороны, Гоголь запомни Вакулу как очень хорошего человека с доброй душой и благими намерениями, ровно, как и запомнил то, что Василина - да, он помнил эту маленькую девчушку с соломенной куклой - была единственной, кто остался у Вакулы и, если бы с той что-нибудь случилось, кузнец, верно, погряз бы в горе и, несомненно, обвинял бы Николая Васильевича в произошедшем, ведь это его дивчина. Гоголь повёл плечом и мотнул головой, возвращая взгляд на Оксану. Он понимает, что нужно было начинать не с этого, но слов назад уже не вернёшь и хотелось бы верить, что с Василиной всё в порядке.
[indent]А пока нужно было разобраться с тем, что происходило здесь и сейчас в Петербурге. И осознавая со своей стороны всю неловкость ситуации, Гоголю хотелось прижать к груди бывшую мавку так крепко, как только было возможно. Раньше он никогда так не делал, относился к Оксане именно так, как только что, задавая вопросы о ребёнке с Диканьки, а может, раньше он был по отношению к девушке ещё холоднее. Вспомнить только сколько раз он не просил, а буквально запрещал Оксане даже близко подходить к Лизе, а оказалось, что это мавку нужно было защищать от Лизаветы Андреевны. Воспоминания вновь спутались в один большой клубок, в который не хотелось даже лезть, ведь Гоголь вернулся в Петербург и, поле своего так называемого загула, планировал начать жить заново. Призраки прошлого не отпускали. В таком случае, казалось бы, что ему мешает и впрямь прижать к груди Оксану, позволить ей почувствовать настоящее человеческое тепло и... любовь.
[indent]— Да, не стоило... — обрывисто говорит Николай, понимая, что глупо отмазываясь, говоря, что это постепенно  переросло в дело привычки от которого, пока не так-то просто избавиться. — Знаешь, я рад что ты здесь, не ожидал тебя увидеть, особенно после всех тех событий в Диканьке, но сейчас ты здесь, со мной, приехала в город только для того, чтобы увидеть меня... За последнее время, это лучшее, что со мной происходило, я уж начал было думать, что это треклятая белочка творит чудеса, но нет, это правда ты...
[indent]Возможно ли поверить в то, что всё это и правда говорит он? Да он и сам бы себе не поверил, но всё же он смог, справился, совладал с собой и сказал то, что у него было на уме и на этот раз он не говорил о Лизе и даже не думал упомянуть её вновь, он говорил эти слова именно Оксане и на душе постепенно становилось тепло, настолько, что он всё же позволил себе обнять её за талию, пусть и неуклюже, но всё же, не каждый же день ему доводилось обниматься с живыми мертвецами. А это объятие настолько нежным и заботливым, словно он боялся, что сломает её, впрочем, именно так всё и было, ведь по идее её кости куда более хрупкие, чем у живого человека. Пожалуй, это очень большой шаг между глубочайшим безразличием и настоящими искренними чувствами. Гоголю казалось, что его счастье совершенно в другой женщине просто по тому, что безжизненность Оксаны пугала его, настолько, что он намеренно отталкивал её от себя и лишь сейчас он понял, что на самом деле всё это время всё зависело только от него. Ему хотелось, чтобы она была живой, дольше, чем в прошлый раз и эта идея вскружила ему голову. Были ли у него какие-то способности, которые способствовали бы полному оживлению полуживого человека? Он ещё не до конца разобрался в том, что даровала ему тёмная сторона по мимо этого так называемого бессмертия из-за которого его отец не мог обрести покой на том свете, да, всё было наоборот, но Гоголь слишком часто думал об этом. И, сейчас, он готов сделать всё возможно ради того, чтобы она была жива.
[indent]Пальцы судорожно сжимали девичий стан, когда он её целовал, чувствуя, как бешено бьётся его сердце, а бабочки пархают где-то в животе, и он готов подхватить её на руки и кружить по всей комнате, останавливаясь лишь для того, чтобы вновь взглянуть в её ясные очи и припасть к её губам. Это был вовсе не тот поцелуй, который нужно было выпрашивать, не тот, что выходил насильно, а тот, что вышел абсолютно спонтанно, но был настолько желан, что вышел не в меру страстным и чувственным. И Николай нисколько не жалел о том, что делал, напротив, ему не хотелось прекращать. Он не придумал способа лучше, чем поцеловать принцессу.
[nick]Николай Гоголь[/nick][status]Тёмный[/status][icon]https://69.media.tumblr.com/48663f4424d8b2a25287e9607c1185e5/tumblr_p04wq0vZs11tnagyvo1_1280.jpg[/icon][sign]https://69.media.tumblr.com/891de3644404144520b4cb6900f36723/tumblr_n2q545sCGk1tpa5afo1_640.jpg[/sign][lz]Николай Гоголь, 20
Гоголь

Писарь, личность непредсказуемая, крайне разносторонняя и любопытная, страдает припадками, вызывающими видениями, испытывает странные чувства к мавке и всем сердцем предан питает ненависть к ищущему бессмертие[/lz]

+1

8

«Держи меня, мне без тебя не справиться,
Сгорать дотла, в твоих руках мне нравится».

Skillet - Awake and Alive
[indent]Оксана слушает его сбивчивые вопросы. Сбивающийся голос тем не менее строг, требователен. Но ей не страшно дать ему ответ. Девушка знает, что не совершила ничего зазорного. Ну напугала Василинку, но так всегда бывает, будто сам Гоголь её не боялся. И потому мавка даже не испугалась, просто наслаждалась.
- С ней ничего не случилось, ей не в первой, - уклончиво ответила Оксана. Ещё не хватало, чтобы последние события Диканьки они сейчас обсуждали. Потом, потом...столько миль за плечами не ради этого. - Я никого не заставляла, просто хотела быть с тобой. - она мёртвая, запахов не чувствует, но Оксане кажется, что она знает этот запах. Чернил, бумаги, терпкий запах пламени в камине. «Снова жёг свои книги?», - девушке грустно. Вдруг это были те самые «Вечера?»  Она бы прочла, да читать хуторянка не умела. Оксана немного подумала, продолжая слушать, не в силах ни на мгновение отпустить от себя сбывшееся своё счастье. И её даже не отпугнуло, что он, кажется, беспробудно пил. Она сможет это остановить. Вот уже и голос его вроде теплеет, не такой потерянный.
- Первый раз тоже так обо мне подумал? Что я твоё видение? Будем считать, что мы начали сызнова. - Мавка не узнаёт себя. Ей кажется, никогда прежде не случалось с ней такого. Не дрожала она в чужих руках, не чувствовала себя любимой. И никогда ей ещё не было так тепло. Ещё задолго до злосчастного утопления, но те времена Оксана помнила так плохо, что готова была признать, что впервые почувствовала любовь по-настоящему.
[indent]Ему не нужно было говорить ей «люблю», чтобы она поняла. Она не Данишевская, которая была так похожа на этих, из столицы, жадно пожирающих слова, словно самое важное в жизни.
Но в одну минуту Оксана испугалась. Она в руках Тёмного. Он её любит, она его любит - не убьёт ли их это? Она тоже не знает, где границы его власти. Он может её уничтожить, потому что сильнее, но при этом не способен управлять своей властью - сама не научила.  А тем временем страхи отступают. Потому что девушка чувствует нежность, которой не знала от него прежде, да и вряд ли знала вообще. Мавка чувствует его руки на своей талии и проклинает столичную моду, которой решила последовать, потому что так она не чувствует его рук, тепла и любви, что исходят от его объятий красноречивее слов. Понимает ли он это? Понимает, что дарит ей надежду?
[indent]Она чувствует тепло. Не мнимое, не воображаемое. Настоящее. Чувствует, что наливается жизнью с каждым мгновением. Руки начинает покалывать от тепла. Он вдыхает в неё жизнь. Любит? Значит ли это что он любит её? Оксана боится поверить, что чувствует тепло, что к щекам приливает румянец, мертвенно-бледные губы алеют. Девушка не может сдержать слёз. Но это больше не холодная вода. Теперь они согреваются на её щеках.
- Тебе больше не холодно, - едва получив первую возможность говорить, произносит девушка. Больше не «мавка», не «мертвячка», а живая. Живая девушка! Оксана даже не знает, как сказать ему спасибо. Любовь захлестнула её с силой сумасшедшей волны (такую она видела, проходя вдоль Невы. Говаривают, грядёт наводнение). Оксана счастлива настолько невероятно, что не верится, что судьба наконец к ней милосердна.
[indent]Она догадывалась, что ничего не изменилось, иначе бы Николай отпрянул бы, начни она рассыпаться на глазах или превращаясь в уродливую старуху, какой была Мария. Она как-будто вынырнула из озера вопреки стараниям Ганны. Та мертва, а она, Оксана, молодая, живая. Дышит, чувствует тепло, целует любимого. Но коварство словно улетучилось вместе с потусторонней сущностью, появились, такие же как она, живые страхи. Девушка боится. Боится спросить, что она теперь для него? Теперь порвалась эта нить, приведшая её в столицу. Он - вечно живой, бессмертный, а она? Теперь простая смертная? И как скоро она умрёт? Вопросы заполняют сознание против воли. И вкус поцелуя вновь приобретает горечь. Но девушка старается не думать, хотя бы до тех пор пока он её целует так, словно между ними сию минуту разверзнется пропасть.
- На целую жизнь вперёд поцеловал, - голос приглушён от счастья, которому девушка ещё не верит. - Жизнь, сокол мой ясный. Ты сделал меня живой. Без обмана, без обещаний, просто потому что..., - Оксана не смеет утверждать или спрашивать. - Ты не мог знать, что это случится. - нет, с её губ не сорвётся этот вопрос, словно может разрушить прекрасный, как сон, момент. Она не хочет подгонять минуту, когда их встреча подойдёт к концу.
[nick]Оксана[/nick][status]всё движется в серебряной воде[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2QKfG.jpg[/icon][sign]Танцевала канкан
от г-на Алова[/sign][lz]ОКСАНА, 17
ГОГОЛЬ

Некогда дочь мельника, а ныне мавка. Неприлично прекрасна и неприлично умна, временами ревнива.[/lz]

Отредактировано Queenie Goldstein (12-02-2019 00:05:08)

+1

9

[indent]Можно бесконечно долго смотреть, как в камине дотла сгорают листы книг, как буквы одну за другой поедает яркое рыжие пламя, можно чувствовать то тепло, исходящее от огня, но оно никогда не сравнится с тем пожаром, который разжегся внутри, наполняя собой легкие, испепеляя бабочек и овладевая теми чувствами, которые его вызвали. Эта девушка вскружила Николаю Васильевичу голову. Сейчас она была с ним так близко и он хотел этой близости, всем сердцем, всей душой. Он много раз пытался написать об этом пером на бумаге, столько раз живо и ярко представлял у себя в голове, но сейчас он понял, что это не описать словами, это надо почувствовать, ощутить на собственной шкуре и лишь тогда уже будут не нужны никакие слова. О, как же далек он был от этого раньше! Юн, безрассуден, влюбчив, наивен. Николай никогда не задумывался о том, что чувствовать можно так тонко, а любить - так нежно.
[indent]Он чувствовал! Он и впрямь чувствовал её тепло. Как будто лишь поцелуй способен был излечить её от смерти. Это кажется таким нереальным, как будто Гоголь на какое-то мгновение попал в мир собственных грёз. Но даже, если всё это - всего-лишь грёзы, он готов с головой окунуться в них и остаться здесь навсегда. Однако, Гоголь склонялся верить и в то, что это реальность, к тому же, в последнее время всё именно так и было, всё то, что некогда даже не думало входить в порядке вещей, сейчас казалось даже более вероятным и очевидным, чем сама повседневность. Ему дважды доводилось наблюдать за тем, как оживает Оксана, и, если первый раз выглядел жутковато, взять только тот момент, когда изо рта полилась вода, то сейчас, это было волшебно. И уже не было никакого Всадника, который взялся бы из неоткуда и перерезал девушке горло, более того, здесь Оксана могла чувствовать себя в полной безопасности, на этот раз Гоголь не отдаст её в рук никакому дьяволу, чёрту, бесу, ведьме, всаднику. Она его, и только его. Может быть, это ветреность, ведь ещё не давно он болел одной, а теперь сжимает в объятиях другую, может, ему просто нравились живые, а может он и вовсе просто запутался в собственных чувствах - сейчас ли рассуждать об этом? Гоголь не стремился искать оправданий своим поступкам - что было, то прошло, - не стремился исправить ошибки прошлого, объясниться, признаться, ему были ни к чему все эти слова, мысли и рассуждения, и интуитивно он чувствовал, что всё это не нужно им обоим, нужно просто оставить всё в прошлом и действительно начать всё с чистого листа. И, если со временем огонь в камине погаснет, то огонь в груди отныне вечен.
[indent]Николай лишь крепче прижимает девушку к себе, с тёплой улыбкой на устах разглядывая её прекрасное лицо с проступившим на лице румянцем. О уже совершенно забыл о своих заботах, о том, что беспокоился о кузнецовой дочке, всё это осталось где-то в закромах памяти. Всего в одно мгновение это стало настолько неважным, что даже откладывать на чёрный день, казалось, не было необходимости.
[indent]— Просто потому что захотел, — закончил он, хотя, возможно, можно было обойтись и без этого, но ведь он и впрямь полагал, что из этого что-нибудь выйдет иначе бы вряд ли решился на это безумие, где-то она даже была права. — ты же не думала, что явишься вновь в мою жизнь и я отпущу тебя, прогоню? Или думала? У меня было время для того чтобы подумать... не смотри на этот бардак, я... это творческий беспорядок. Наверно. Эта одежда, ты специально так вырядилась, чтобы подобать столичным? — нервная усмешка; ему нравилось то, как сидел на неё её новый наряд, нравилось, как тонко и изящно обрамлял её формы, но ему чертовски хотелось избавится от всей этой мишуры, на которую он и без того вдоволь насмотрелся в Петербурге, а эти роскошные вечерние платья, в которых барышни посещают балы - наверняка невероятное мучение для самих женщин. Красота женщины в ней самой, в умении подать себя так, чтобы пришлась по душе мужчине, а вовсе не в роскошных нарядах и вычурных украшениях. — Тебе это не нужно, дорогая моя. Никогда не понимал, разве в этом удобно дышать?
[indent]Николай оглядел платье, что было на девушке. Бесспорно, оно и впрямь подходило Оксане и Гоголю даже нравилось как оно сидело на ней, пожалуй, в таком наряде он отправился с ней на те самые балы, на которые предлагал ему сходить Яким или прогулялся бы по ночному Петербургу вдоль Невы, ведя ненавязчивые беседы или читая стихи собственного сочинения - ему теперь казалось, что он стал писать несколько лучше, и, если уж читать кому-то свои пусть ещё сырые строки, то это Оксане, понимая, что навряд ли их когда-нибудь услышит кто-то ещё. Теперь Гоголь более тщательно подходил к материалу для публикации и жёг скорее черновики, нежели готовые экземпляры.
[indent]Сжимая в руках тонкую девичью талию, Николай всё же добрался до треклятой шнуровки, и неуклюже, неловко предпринял попытку справится с ней. Ну откуда ж набраться опыта, когда ранее подобным заниматься не доводилось? Гоголь чувствовал, как алеют его щеки, но он уверенно шёл к своей цели и, наконец, понял, как это работает и, что его женщина будет носить корсет лишь в тех редких случаях, когда Николаю вздумается сойти с ума от скуки и выдумать для себя что-нибудь эдакое. Ну, или же если их пригласят на бал.
[indent]Справившись со шнуровкой, Николай взял Оксанину рук в свою и приложил обе к своей груди, заглядывая в глаза девушки.
[indent]— Я скажу Якиму, чтобы подобрал для тебя что-нибудь... — несколько растерянно говорит он и, словно его пронзила молния, вздрагивает, окидывая Оксану взволнованным взглядом. — Ты же останешься? — как-то даже по-детски спрашивает он и, усмехнувшись, прижимает девушку к себе, — Хотя, куда я тебя отпущу?... — сменив усмешку на улыбку, он мягко целует её в губы.

+1

10

[indent]Оксана дрожит. Но ей не холодно. Она счастлива и ей страшно от этого счастья. Разве ждала она этого? Ждала чего угодно, но не того, что он захочет оставить её рядом с собой. Насовсем. Навсегда. Её дрожащие пальцы отбивают неясные ритмы на воротнике его одежды. А он держит её всё крепче, всё ласковее. И ей хочется расплакаться, впервые за последние тридцать лет счастливыми слезами, живыми и счастливыми. Но как же тогда она будет выглядеть? Он к такому и не привык. Разве можно в такое счастье поверить? И говорит он с ней ласково, не чета тому, что было в Диканьке. Может и не было никакой любви к этой Лизе? Ей всё ещё тяжело дышать от счастья.
- А какая теперь разница, если ты меня не отпустишь? - с привычным ему лукавством улыбается Оксана. - Или теперь я от тебя не уйду? - девушка не может надышаться привычными запахами, ставшими будто острее здесь, в столице. В Дианьке от него веяло луговой травой, запрудной водой, их хуторской землёй и совсем немного чернилами (там писать было некогда). А здесь чернила, столичный флёр, проникающий даже в его нелюдимое жилище, каким-то неприятным, кислым вином. Но она всё равно любила его, всего, всей душой.
- А мы сейчас наведём порядок, - улыбнулась Оксана, хотя имела ввиду далеко не разбросанные кругом вещи. - В твоей душе тоже такой же и он поважнее будет, сокол мой ясный. - Может поэтому девушка и чувствовала себя спокойно и весело. Он шутил с ней, но вместе с тем был так серьёзен, как она не смела и мечтать. Серьёзен по отношению к ней и не отчуждён, как прежде. Она ему больше не чужая, она - его. И Николай не теряется больше, говоря эти слова.
Возможно, иллюзия, созданная ею самой, осталась в памяти Оксаны. И потому девушка не испытала ни секунды ложного стыда, когда его руки избавляли её от поистине душащего корсета. Она рассмеялась, наполняя комнату жизнью.
- Что верно-то верно, - сквозь смех заметила она, - их мужьям даже трудиться не надо, чтобы постылая жена задохнулась. Потуже затянуть её в эту вещицу - и сама Богу душу отдаст. - Девушка шутила, но сама не торопилась помочь своему ненаглядному. Ей было приятно, наслаждаться его прикосновениями, чуть дрожащими, торопливыми, но это было истинным наслаждением. И когда наконец пальцы коснулись спины, её  аккуратная фигурка дрогнула. Не от холода - от нежности, переполняющей всю её. И держать свою руку в его руке. Нет, бывшая мавка не смела надеяться, что все её мечты сбудутся разом. Да и не торопилась она. Впереди - целая жизнь.
- Но мне же нужно было соответствовать! Твой дом такой мужлан стрежёт, что наш Вакула, да только тот добрый. А твой глядишь и не пустил бы на порог, явись в простом платье. - Оксана чувствует мягкую - нет, не пошлый шёлк, - ткань под ногами. Она одета не по всем светским правилам: раздень её кто другой был бы (не)приятно удивлён доступности к женской плоти. Но перед ним ей даже не пришло бы в голову смущаться. Впрочем, так ли он на самом деле смешался, как в любое другое время непременно случилось бы? Поэтому Оксана улыбается с очарованием, присущим ей посмертно. Устоит ли её писатель перед такой улыбкой, что ему дарит живая мавка? Но ей теперь ни к чему искать его любви. Николай - её, а она уже давно отдала ему своё сердце. И, как оказалось, даже не зная, что с нею сталось, память о ней он берёг. А теперь готов был держать сердце её столь бережно, как редко какая дивчина могла мечтать. Замуж по любви и на их хуторе-то нечасто выходили.
[indent]Он смотрит на неё в таком волнении, что ей хочется смеяться и утешать его одновременно. Девушка ласково касается его лица, всё ещё чувствует покалывание в пальцах.
- Ты же сам сказал, что никуда не отпустишь. У меня конечно прежде была своя воля, а теперь своей воли нет, зато есть ты. Ты моя воля, вся свобода, которая мне нужна от этой жизни, мой ясный сокол. И любовь. Веришь ли? - негоже девушке первой в подобном признаваться, да не всё ли ровно Оксане? Ей хочется, а это всегда было важнее условностей, наставлений отца, проклятий Ганны, несущихся ей в спину. - Ну ежели тебе не по нраву меня такой видеть, - девушка смеётся, - заставь Якима немного потрудиться. Право, даже обидно, что не встретил меня. Неужто я его так напугала? Да и встречи с ним сподручнее будет. Не для всякого глазу моя красота теперь. - и в подтверждение своих слов целует своего мужчину. То что он теперь её Оксана не сомневается вовсе.
[indent]Он застал её сидящей на старой софе в окружении своих книг. Старых ли, новых. Мельникова дочка читать не умела, с трудом считала, но не могла отвести взгляда от рукописных строк - черновики смешались с отпечатанными книгами. Ей хотелось знать, что же написано на этих страницах, что написано его рукой. Девушка в бессилии опустила книгу на колени, но не отчаяние было в её глазах, но живой интерес. Вокруг уже не было так беспорядочно, как прежде.
- Почитаешь мне? - поднимая на него глаза, спросила Оксана. - До Диканьки твои истории не скоро дойдут. - в её глазах пляшут искорки, заметив, что он держит в руках одежду, девушка не смогла скрыть улыбки. О ней заботились впервые за столько лет. После отца за нею так никто не ухаживал. - Яким расщедрился? - разглядывая простые, но удобные вещи, улыбалась она. Его вещи, что важнее всего. И не дожидаясь каких-либо слов, облачилась в принесённую одежду, скрывая под ней красоту, которая теперь обрела своего единственного ценителя.
[nick]Оксана[/nick][status]всё движется в серебряной воде[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2QKfG.jpg[/icon][sign]Танцевала канкан
от г-на Алова[/sign][lz]ОКСАНА, 17
ГОГОЛЬ

Некогда дочь мельника, а ныне мавка. Неприлично прекрасна и неприлично умна, временами ревнива.[/lz]

Отредактировано Queenie Goldstein (12-02-2019 00:05:32)

+1

11

[indent]Быть может, Николай не знал ничего о романтике, но он всерьёз полагал, что умеет любить. И если эта девушка с очаровательной улыбкой, на которую он готов смотреть бесконечно, готова стать неотъемлемой частью его жизни, то это сделает его счастливым, а он в свою очередь, сделает всё возможное, чтобы это счастье они разделили на двоих и продержалось как можно дольше. И совершенно наплевать на то, что сейчас ей буквально придётся учиться жить заново, ведь тридцать лет назад всё был совершенно по-другому, были другие порядки, обряды, обычаи, привычки, но вместе они справятся. Он многому сможет её научить и это действительно вдохновляло его. Этот союз теперь не казался чем-то безумным и уж тем более обречённым на провал. Гоголь знал, что Яким к таким новостям не сразу отнесётся одобрительно и, на самом деле, Николай Васильевич считался с его мнением, ведь Яким - единственный близкий для Гоголя человек, который знал о писаре буквально всё и прежде, чем доверить Николая кому-то ещё, Яким, конечно же, пару дней будет ворчать, охать, ахать и неодобрительно кивать головой. Но он ничего не понимает! Гоголь, наконец, нашёл ту, кому готов отдать своё сердце, та, которая вернула ему смысл жизни. Ведь в то мгновение, когда он смотрел, как она вот уже второй раз оживает на его глазах, он чувствовал, что разделяет вместе с ней это мгновение, испытывает те же чувства, что и она. Теперь у них было то, что связывало их прочной невидимой нитью, которая, он уверен, продержится на века.
[indent]Нет, ему не было нисколько не стыдно за свой бардак, даже не смотря на то,что сейчас он принимал у себя девушку. Этот беспорядок создавал в его квартире особую атмосферу, которая способствовала его писательству. Да, страница за страницей комками летели на пол, не та строчка, не то слово, клякса, клякса, но Гоголь творил именно в такой атмосфере и, если уж и нужно навести порядок, то начинать стоило с его головы. И с изъятием спиртного из этой квартиры. Однако, Гоголь мог позволить себе носить девушку на руках, ухаживать за ней, как за дамой короля, но при этом позволить кому-то помыкать собой он не мог. Ему нужно было время, чтобы самостоятельно осознать себя и то, что творится вокруг. Но сейчас ему было вовсе не до этого.
[indent]В одной руке новая одежда, в другой - тёплый мягкий плед. Где-то на подносе осталось какао, за ним он ещё вернётся. Николай не стал надолго задерживать Якима и отпустил его тот час, как только тот выполнил все его поручения. Гоголю хотелось, чтобы в квартире не было никого, кроме них двоих. И пусть он знал о способности Якима становиться незримой тенью, сам факт того, что он всё же находился где-то поблизости, смущал бы писателя.
[indent]Гоголь неловко улыбнулся. Пройдя через всю комнату, он передал вещи, которые принёс, поцеловал девушку в макушку и, ненадолго отлучившись за какао, вскоре всё же разместился рядом с Оксаной, краем глаза считав название книги, которую она держала в руках. И первая брешь бардака - на пару с книгами здесь располагались исписанные его рукой листы бумаги. Николай, хоть и был сейчас гораздо увереннее, чем раньше, но всё так же по-прежнему смущался собственных строк.
[indent]Осторожно приобняв девушку за талию, он взял книгу из её рук, думая о том, что это, наверное, должно быть красиво - тихое размерное чтение у камина, но Гоголю хотелось наполнить этот вечер чем-то необычным, чарующим и завораживающим. Ведь порой для настоящей магии вовсе не обязательно быть магом и смыслить в колдовстве.
[indent]— Я научу читать тебя, — тихо говорит он, заглядывая в глаза Оксане и улавливая в них искорки, которые можно было сравнить разве что с искорками в глазах ребёнка, ожидающего рождественское чудо, — Да, понимаю, это нечто другое, но, научившись читать, ты и без меня сможешь погрузиться в необычайные миры, которые открывают читателю авторы. Я считаю, что это есть нечто волшебное и необычное и хочу, чтобы ты тоже это увидела и поняла. Я лишь предлагаю, если ты не хочешь, я, конечно же, почитаю тебе.
[indent]Своим предложением, он не пытался от неё отвязаться, навьючив ей кучу книг, напротив, сейчас он хотел, чтобы она была не только его первой слушательницей, но и читательницей. Ведь он прекрасно знал, что глаза воспринимают всё иначе, чем уши. Именно слова, за которые цепляется взгляд в тексте, делают картину, которая обрисовывается в голове в процессе чтения, более яркой и красочной. Возможно, он судил по себе и по своему восприятию, но он не собирался настаивать на своём предложении, Оксана сама вольна выбирать, что ей нравится больше.
[indent]— А знаешь, мы можем устраивать вот такие вот «вечера чтения», — задумчиво говорит Николай, обращая взгляд к огню. — Неважно в каком формате будет это чтение. Проводить время вместе - уже бесценно. И как бы я не хотел быть рядом каждую секунду... увы, мы не герои сказок, а жизнь в городе куда более насыщенная, чем на хуторе. Как-нибудь мы побываем на балу... — неожиданно для самого себя, Гоголь понял, что уводит разговор совершенно не в те дебри. Для искусного перехода с темы на тему нужны особые навыки, в которых Николай Васильевич мало что смыслил, да и не стремился к этому. — Прости, кажется, я отвлёкся.
[indent]Он быстро пролистал к началу книги, несколько раз про себя перечитал название, ему понадобилось ещё какое-то время, чтобы понять, что это его книга. Та самая из многочисленных экземпляров, которые он некогда сжигал прямо в этом камине, возле которого сидел сейчас. Гоголь считал, что сжёг всё, но оказалось, что вот она, уцелела каким-то чудом. Николай перечитал название ещё раз и бросил косой взгляд на камин. Его начало терзать сомнение, он хотел избавиться от прошлого и начать жить новой жизнью, но прошлое безустанно напоминало о себе. В голове всплыл образ Лизы, качающейся на качели и читающей отрывки из Ганца Кюхельгартена. Николай мотнул головой и вернул взгляд к Оксане, стараясь собраться с мыслями и сделать вид, что всё в порядке. Но даже сам Гоголь знал, то актёр из него не очень.
[indent]— Воспоминания... нахлынули... — он решил, что будет правильно, если он будет честен и потому рассказал девушке обо всём.
[nick]Николай Гоголь[/nick][status]Тёмный[/status][icon]https://69.media.tumblr.com/48663f4424d8b2a25287e9607c1185e5/tumblr_p04wq0vZs11tnagyvo1_1280.jpg[/icon][sign]https://69.media.tumblr.com/891de3644404144520b4cb6900f36723/tumblr_n2q545sCGk1tpa5afo1_640.jpg[/sign][lz]Николай Гоголь, 20
Гоголь

Писарь, личность непредсказуемая, крайне разносторонняя и любопытная, страдает припадками, вызывающими видениями, испытывает странные чувства к мавке и всем сердцем предан питает ненависть к ищущему бессмертие[/lz]

+1

12

[indent]Редко кто видел Оксану такой. Бойкая, весёлая, шумная, в Диканьке редкая дивчина могла равняться с нею в том, чтобы пойти с парубками не только по селу гулять да песни петь, а и проспорить им что-нибудь. Мельница стояла на отшибе, так что темноты, волков и медведей девушка не боялась, привыкла к вою за окном дома. Это к её дому сбегались парубки, когда спорили с друг другом на смелость и она шутила с ними, поддерживала, а победитель потом из рук её получал благодарность. А сейчас будто и присмирела. Был ли Николай когда-то таким же бесстрашным мальчишкой? Не походил, а вот сердце её заставил биться чаще. И как только так вышло? Не нужны больше Оксане споры бравых казаков, только его голос да ласка, его добрые глаза и улыбка. Да и кому теперь будет дело до старой памяти, какой была мельникова дочка? Все помнят мавку, ожесточённую своею долей скитаться по свету. А вот приезжий писарь разглядел в ней нечто. Оксана не скрывает своего счастья. Блуждает на её губах счастливая, игривая улыбка. И всё же осталось у неё что-то от мавки: стыдиться того, что брала без спросу его вещи, девушка не собиралась. Наоборот хотелось его поддразнить или ободрить - она ещё не решила.
[indent]С его появлением в комнате возник и новый, незнакомый запах. Приятный, но настораживающий своей неизвестностью. Не знай она уже сейчас, что хозяин ей рад, подумала бы, что её решили отравить. В бытность свою живой, ещё при отце, Оксана знавала от Ганны всякие беды. И однажды не лишилась жизни ещё раньше запруды как раз напитком из рук мачехи. Только пах он знакомыми, травными запахами, а тут и вовсе чем-то заморским.
- Что это? - с недоверчивым любопытством вскинула голову девушка, требовательно уставившись на аккуратную чашку. И даже слегка приподнялась, пытаясь в неё заглянуть. Но уже следующее его предложение вызвало у Оксаны восхищение, смешавшееся со страхом. - Батько не учил читать меня, говорил ненадобно. Для того чтобы хорошей женой быть этого не пригодится. С чернил да бумаги мужу харчи не сваришь. Да к тому же ослепнешь от чтения раньше времени, как одежду штопать? - в её голосе даже скользят интонации отца. Девушка живо припоминает его, словно и не было тридцати лет, минувших с их последней встречи. Она не отказывается, просто тот мир, в котором Оксана жила прежде был прямо противоположен тому, где она оказалась теперь. - Но теперь тебе должно быть не зазорно со мной в люди явиться. Ты мне показал другую жизнь. И теперь наука эта может и пригодится мне? - Оксанка протянула Николаю книгу. - И как же ты будешь учить меня? - в её спокойном, размеренном голосе сейчас снова искра. - Расскажи же! - и подскакивает со своего места так быстро, что тот не успевает глазом моргнуть и быстро поцеловала в щёку. - Так? - и в губы. -Или может быть так? - Оксана и сама не знала, как у него получается делать её счастливой. - Для таких как я, верно, и книг-то не пишут, - до чего быстро менялось её настроение! Вот и опять серьёзная, словно и не было ничего. - Или ты напишешь её для меня? По твоим книгам учиться мне было бы по сердцу, - призналась девушка. И словно невзначай вспомнила про напиток. - Как ты сказал? - она вертит кружку в руках, разглядывая жидкость внутри. И не решаясь попробовать. - Запах был приятный, а всё же незнакомый. - Зачем пить это, если есть чай? Есть квас, есть ягоды, у которых такой вкусный сок. - Под его взглядом и терпеливыми объяснениями девушка всё же решилась попробовать. По языку и горлу прокатился горьковатый вкус горячего напитка. Девушка слегка поморщилась. Но ещё большие трудности у неё вызвала необходимость объяснить свои чувства словами. - Горький, как слёзы. Наверное его пьют те, кому очень грустно. Поэтому его так любят в столице: знатные и богатые всегда грустны. И тебе здесь тоже было грустно? - взгляд вновь останавливается на писателе, Оксана внимательно изучает его лицо, ждёт ответа. 
[indent]И хорошо что она проглотила горькую жидкость раньше - поперхнулась бы. Уж слишком много невероятных предложений за такое короткое время.
- Там, где сама царица бывает? - восхищённый страх в её глазах отражается и в голосе. А потом она расхохоталась. - Оставь это, сокол мой, где уж мне до ваших балов, - по слогам и с неправильным ударением говорит Оксана. - Кто же простую дочь мельника во дворец пустит? - Ненадолго задумалась, словно припоминая что-то. - Хоть и сказывают на хуторе, что Вакула наш к самой царице без стеснения ездил по капризу своей возлюбленной. - и тихо, словно по секрету, добавила. - Говорят, что для того, чтобы черевички те достать он самого чёрта оседлал и за одну ночь до Петербурха домчал. Только, слышно, отказалась от тех черевичек его сердечная. Впустую чёрта с поводу спустил. - Оксана так увлеклась, что не заметила смутившегося Николая. А когда опомнилась, добавила: - А то и лучше, к чему мне всё это? Не для того я рождена, чтобы в царском дворце каблуки сбивать, уж лучше на нашем постоялом дворе али у костра. Они там небось и прыгать-то через костёр не умеют! - посмеялась так-то. И замолкла, едва проследив его взглядом.
[indent]Нехорошие предчувствия сковали Оксану. Что он намерен делать? Красавица мягко положила свои руки на его, успокаивающе сжала. - От тебя нынче и так пахнет огнём да золой. Как же ты меня обнимать будешь? Али захотел быть на Вакулиного чёрта похож? - девушка продолжала гладить его бледные кисти рук, пытаясь спасти книгу от незавидной участи. - Ты можешь выбрать любую другую. Мне же только предстоит учиться. Почитай мне о Диканьке. Мне будет радостно и легко понять тебя. - Ей хочется убрать с его лица эту тревогу, эту потерянность.
Когда он заговорил о Лизе, на какое-то мгновение в её душе вновь шевельнулась ревность. И обида, что они с этой женщиной испытывали совершенно одинаковые чувства к его таланту. Но, поразмыслив, Оксана не выказала этих чувств. Наоборот, на этом нужно было особенно остановить его внимание.
- И она, и я, видим в тебе больше, чем ты сам. Неужели ты не веришь той, что любила тебя, - нет, голос всё же предательски дрогнул, однако, дальше она заговорила с упрямством уверенности. - И той, что любит? Мы обе не могли бы ошибаться, сколько бы дурно друг о друге не думали. И если тебе этого недостаточно, пообещай и мне, как обещал ей. Никогда не сжигать свои книги больше. - она требовательно смотрела в глаза Николая. - Не всё, что ты обещал ей, ушло вместе с ней. Я не хочу иметь ничего общего с Лизой, кроме этого. Обещания, что ты перестанешь зарывать свой талант и бояться. Пообещай. - и дождавшись слов, добавила. - А теперь закрепи обещание, - и снова улыбнулась, уже знакомой ему улыбкой. Так не похожей на улыбку Лизы.
[nick]Оксана[/nick][status]всё движется в серебряной воде[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2QKfG.jpg[/icon][sign]Танцевала канкан
от г-на Алова[/sign][lz]ОКСАНА, 17
ГОГОЛЬ

Некогда дочь мельника, а ныне мавка. Неприлично прекрасна и неприлично умна, временами ревнива.[/lz]

Отредактировано Queenie Goldstein (12-02-2019 00:05:55)

+1

13

[indent]Он ещё помнил, как вдохновляли его светские вечера и компании прелестных городских дам в прекрасных вечерних платьях, милые беседы и красивый вальс, в котором он кружил то с одной барышней, то с другой, провожать до дому он мог, конечно же, третью, а то и четвёртую. Правда, так случалось не всегда, ведь сам Гоголь был излишне скромен, чтобы посещать сие мероприятие довольно часто, да и особой популярностью среди женщин он, по правде говоря, и не пользовался, как правило на него вешались самые отчаявшиеся девицы, но никто не запрещал ему видеть и в них своё великолепие. Но сейчас ему не нужна была никакая из тех барышень и у него впервые была спутница, с которой он мог прийти и уйти с бала, не ища себе другую. И ему было абсолютно неважно умеет ли она танцевать вальс, обучена ли манерам и подобающему светскому этикету, и как её примут завсегдатае любого светского мероприятия. Они никогда не смогут увидеть её такой, какой увидел её он, не смогут разглядеть в ней то, что разглядел он, в этом и была особенность. Но, разумеется, если она не хочет принимать участия в этом, он не станет её заставлять. Он понимал, что городская жизнь не так проста для сельчанки и, что первое время ей будет непросто, а ему предстояло ещё многому её научить, и умудриться всё это совместить с писательством, но, к счастью, у него был Яким - его верный друг и товарищ.
[indent]Николай внимательно посмотрел на Оксану и осторожно взял её руку за запястье.
[indent]— Послушай... — обращая на себя её внимание, произносит он, — Послушай, я хочу, чтобы ты меня услышала. Я знаю, это не просто, многое из того, что ты увидишь и узнаешь в городе для тебя будет в новинку. И мы обязательно выйдем завтра в люди, тебе нужны новые наряды и... какие-нибудь дамские штучки. Так вот, давай договоримся, что с сегодняшнего дня мы оба начинаем новую жизнь, — тут Гоголь окидывает взглядом комнату, в которой он находились, — Мне бы тоже не помешало. А всё свое прошлое мы оставим за порогом. Никто здесь не знает, кто ты и откуда ты родом, никто даже не подозревает, что ещё недавно ты была мавкой. Сейчас у тебя есть шанс всё изменить, начать новую полную и насыщенную жизнь. Скажи мне, ты этого хочешь? — он сделал некоторую паузу, заглядывая в глаза девушке. — Я мог бы отвести тебя в Диканьку, если хочешь. Нет, не для того, чтобы привести и оставить тебя там, даже не смей думать об этом, но, может, ты хочешь увидеть родные края...
[indent]Он задал сам себе вопрос о том, смог бы он остаться жить в Диканьке, оставив всю свою прежнюю жизнь здесь. Ведь, по сути, сейчас он хочет того же от Оксаны. Да, разумеется, Гоголь любил город и всю ту жизнь, которая кипела в нём, любил свою квартиру и улицу, на которой располагался его дом, любил работу, которой раньше посвящал практически всё свое время. Но да, от всего этого он мог бы отказаться просто по тому, что всё оно было вполне себе заменяемым, а вот любовь - она бывает только раз и на всю жизнь. Мимолётные романы, интрижки - это всё не то по сравнению с настоящими искренними чувствами. Да ради неё он отправился бы на край света!
[indent]— Я научу тебя читать, и даже писать, — не скрывая улыбки, говорит он, — Быть может, считать, и, конечно же, правильному поведению в обществе. Ты станешь не просто дочерью мельника, ты станешь королевой, моей королевой. — Николай нежно поцеловал её руку. — Ты станешь моей королевой?
[indent]Это казалось настоящим безумием, в которое сейчас он охотно верил и хотел бы, чтобы оно никогда не заканчивалось, но это и впрямь было безумием, не ему под стать была сельская девушка из прошлого, но ведь сердцу не прикажешь. А ещё как чертовски быстро на него снизошло озарение и понимание того, что Оксана именно та девушка, которая ему нужна и сейчас в этом не было никаких сомнений. Ради неё он готов был свернуть горы, веря, что сможет сделать её счастливой ровно настолько, насколько она его. О, их ещё столько всего ждало впереди, стоило ли торопиться сейчас? Быть может, не стоит терять голову и обещать невозможное?
[indent]Он тепло улыбнулся девушке и опустил взгляд на какао, понимая, что ему стоило принести нечто более привычное для неё, но он - в душе романтик - хотел сделать этот вечер ещё более необычным, но для этого ему, наверное, стоило прислушаться к желанию девушки? Нет, он безнадёжно плох в ухаживании, именно поэтому от него сбегали все девицы и единственным его спутником был алкоголь, который неизменно глушил одиночество и едкое чувство страха, что тяготило где-то внутри. И, конечно, сорваться сейчас и выйти из дома, чтобы поздней ночью босиком гулять по берегу Невы, он мог бы и, на самом деле, безумие - его стихия, но Оксана не угонится за его ритмом, ей нужно пообвыкнуть и начать с чего-то одного. А он что? Обрушивает на бедную девушку бесконечный поток идей - писатель, который заплутал в собственных мыслях.
[indent]— Если не нравится, ты можешь его не пить, — медленно произнёс он, переключаясь с мыслей, — я принесу тебе молока. Надеюсь, тёплый плед тебе не столь чужд? — он старался говорить вежливо заботливо, зная, как чувствительна девичья душа.
[indent]Он осторожно забрал кружку из рук девушки и отставил её в сторону.
[indent]— Да, бывают там всякие личности, — кивнул он и тут же улыбнулся. — Ходют там как нахохлившиеся павлины, веерами машут, да хихикают как будто, ей богу, ума лишённые, высмеивают всех да обсуждают за спинами друг у дружки. Потеха да и только!
[indent]Николай тут же начал изображать из себя павлина, даже вскочил на ноги и начал расхаживать по комнате с важным видом и высоко задранным носом. И это было впервые. Впервые Николай Васильевич показывал кому-то свою «вторую сторону медали». Он был живым, ярким и харизматичным юношей, умело прятавшим всё это за унынием, робостью и некой мрачностью, за которой он привык прятаться. Просто раньше никому кроме Якима до него не было дела, его даже не сразу взяли писарем, с чего-то решив, что он не годится для этого, однако сейчас он чувствовал себя легко и непринуждённо, находясь в компании Оксаны. Общество безустанно требовало от него чего-то большего, она же была совершенно не от мира сего.
[indent]С тем же важным «павлиньим» видом, он подошёл к Оксане и протянул ей руку.
[indent]— Позвольте пригласить вас на танец, — произносит он, — отказы не принимаются!
[indent]Он ожидал доверия с её стороны, прекрасно понимая, что вальса, быть может, она никогда и не танцевала, но ведь сейчас они не были на настоящем балу и могли позволить себе танцевать так, как им хочется. Если бы ему нужна была барышня, умеющая читать, писать, вальсы танцевать и всем манерам подобать, то он давно женился бы на какой-нибудь пани, с которой имел честь познакомиться на одном из балов. Быть может, она когда-нибудь поймёт это? А пока, он терпеливо ожидал её решения.
[nick]Николай Гоголь[/nick][status]Тёмный[/status][icon]https://69.media.tumblr.com/48663f4424d8b2a25287e9607c1185e5/tumblr_p04wq0vZs11tnagyvo1_1280.jpg[/icon][sign]https://69.media.tumblr.com/891de3644404144520b4cb6900f36723/tumblr_n2q545sCGk1tpa5afo1_640.jpg[/sign][lz]Николай Гоголь, 20
Гоголь

Писарь, личность непредсказуемая, крайне разносторонняя и любопытная, страдает припадками, вызывающими видениями, испытывает странные чувства к мавке и всем сердцем предан питает ненависть к ищущему бессмертие[/lz]

+1

14

[indent]Девушка слушала его слова и смотрела своими большими глазами на этот мир, который открывал ей он один. Но он был этим самым миром. В нём одном было всё, что нужно. Даже если бы ей предстояло провести всю жизнь только в этих комнатах, это было бы счастьем. Потому что с ним. Оксана ещё не знала, что представляют собой его слова, что они на самом деле несут для неё, но одно знала точно - если он рядом, это не может быть страшно. Она будет стараться, но если ей не понравится этот его высший свет или не будет получаться, то Николай не станет ей осуждать. Он даст ей свободу, а быть может и решит, что им лучше жить подальше от города. Но пока Оксана верила, что перед ней открывается новая, незнакомая, но прекрасная жизнь.
- Но ведь им придёт в голову спросить, если мы встретим твоих друзей, всех тех, кто тебя знает. Они ведь будут спрашивать кто я такая. Я слышала, что здесь любят разговоры и побольше узнать, кто кого любит. Ты уже придумал, что расскажешь? - некоторое время девушка смотрит на молодого мужчину. Внимательно. Пристально. - Я много думала об этом. Много, пока искала тебя. Но если бы я не хотела этого, не ждала от тебя такого предложения, меня бы здесь не было. Думаю, это тот самый ответ. Я искала тебя, чтобы быть с тобой. Но не для того, чтобы ты отказался ради меня от всего, чем раньше жил. Я бы сделала и сделаю так, как ты хочешь. Потому что у меня никого, кто был бы мне дороже тебя. Важнее тебя. - Оксана смотрит, пытаясь найти ответ на свой немой вопрос: «А ты бы сделал это для меня?» - он уже и так положил весь мир к её ногам, отдал всего себя. Требовать большего было бы глупо. С высоты своей прошлой жизни, Оксана по-прежнему думала, что всегда правильнее, когда жена идёт за мужем. Во всём. Она оставляет всю свою прошлую жизнь, ради мужчины, которому доверяет своё настоящее и будущее. И иначе и быть не могло. - Мы будем жить, где ты скажешь. Так, как ты захочешь. Потому что ты мой, а я твоя. Если ты этого хочешь, то так будет всегда. Потому что я этого ждала с самой первой нашей встречи. Я видела одного тебя, думала о тебе одном. - она снова обнимает его. Порывисто, словно ребёнок, который почувствовал рядом кого-то надёжного. - Если только ты будешь моим. Как это будет правильно? Если я...кроль, каро, кралева, коро..., - Оксана не могла повторить за ним, это вызвало у девушки досаду. - Ах, что за заморское слово ты выдумал! Я просто хочу быть с тобой. Не делай нашу жизнь сложнее, чем она есть. Будь счастлив, как я счастлива быть с тобой сейчас. - Оксана расцветает от его заботы, плотнее укутываясь в тёплую ткань. С тех пор как она ожила, сырость Петербурга стала ощутима для неё. А девушка уже успела и позабыть, что значит чувствовать тепло или холод.
[indent]- И отчего ты ходил туда? - заинтересовалась Оксана. - Разве тебе такое любо? Часами слушать как кудахчут разодетые пав-лины, кто это такие? Зверь такой али птица? - но все её вопросы не нуждались в ответе после того, как Николай стал показывать ей, кого имел ввиду. - Всё одно что наш голова! Только тот больше индюк, не этот твой павлин. Хотя если его в ваше столичное обрядить..., нет, засмеют и того пуще, - хохочет Оксана. Она ещё не привыкла видеть его таким. Свободным, весёлым, шумным. Сейчас ей открывалась дверь в совершенно новый мир Гоголя.
- Вы находите меня годной для ваших забав, барин? - поклонилась Оксана, протягивая Николаю руку. - Только там, откуда я родом, танцев ваших не танцуют. Но говорят, вы в этом лучший. Ведите меня, покажите, что сейчас танцуют ваши дамы. - И её не смущало то, что она выглядит совсем неподобающе. Больше казак в рубахе навыпуск, чем дама в платье. Но в его руках она чувствовала себя той самой, кем он её называл. Казалось, что всё её существо рядом с ним, знает что делать. Со стороны конечно совсем не то, но душа её пела. В один день она была настолько счастлива, как никогда до этого.
Он кружил её, сам вёл, пока она не вполне усвоила движения. Но и потом не оставлял. И это было удивительно. Он так касался её, что Оксана не могла поверить, что такой тон допустим в большом обществе. Ведь все женщины, которых она видела на улицах, казались ей неприступными и холодными. До них невозможно было дотрагиваться так. Ей просто не верилось в подобное.
- Разве так танцуют? У ваших дам соверешенно хрупкие платья и причёски...от них же просто ничего не останется, если так хватать. Или ты меня обманываешь? - она легко могла поверить, что он делает чтобы быть ближе к ней.
[indent]В городе стало совсем темно. В доме царил уют и покой, казалось, что они вдвоём вдохнули в него новую жизнь. Яким конечно ворчал, но приказам барина подчинялся. Тем более на его большом лице трудно было скрыть удовольствие от воцарившегося порядка. Он разыскал для Оксаны каких-то вещей, пока её платья ждали своего часа. Она выглядела в них маленьким чертёнком, а не женщиной. Но вот всё было сделано. Вечер. Глубокий, тёмный, но всё ещё шумный. Оксана долго смотрела в окно, упёршись руками в раму.
- Я бы хотела посмотреть на город. Но кажется, что народу слишком много. Когда он затихнет?[nick]Оксана[/nick][status]всё движется в серебряной воде[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2QKfG.jpg[/icon][sign]Танцевала канкан
от г-на Алова[/sign][lz]ОКСАНА, 17
ГОГОЛЬ

Некогда дочь мельника, а ныне мавка. Неприлично прекрасна и неприлично умна, временами ревнива.[/lz]

0

15

[indent]«Забери меня отсюда, родная»

[indent]Казалось, ситуация под контролем, всё тихо и спокойно. Подозрительно спокойно. На какое-то мгновение он и впрямь поверил, что это реальность. Он здесь сейчас с девушкой, в которую влюблён, и впереди их ждёт прекрасное будущее, в котором они будут счастливы. И никогда не будут оборачиваться назад, в прошлое. Но, насколько он бы ни был готов распрощаться с прошлым, оно никогда не отпустит его. Всю свою жизнь, сколько он себя помнил, он один на один с чудовищем, со своим я, и от этого никуда не деться, потому что это не лечится. И, как бы там ни было, он не мог обременять этим ещё кого-то, это будет слишком жестоко. Не мог поступить так с человеком, который сейчас в его глазах был ему дороже всех на свете. Сейчас он кривлялся, шутил, улыбался, словно почувствовал себя каким-то другим. Однако у него оставалось ещё так много вопросов, и он, конечно, понимал, что, в какой-то мере, она может помочь ему разобраться во всём, но это уже никогда не будет «новой счастливой жизнью», которую она заслужила после стольких лет. Это не будет то, чего он хотел бы для неё.
[indent] — Послушай! — он схватил её за хрупкие плечи. Не хотел напугать, но, кажется, вышло слишком резко. — Это... не правильно. Я не тот, кто тебе нужен. Ты живая, настоящая, а я... Нет! Ты сейчас можешь начать говорить, что вместе мы со всем справимся. Но всё это не взаправду. Я не могу быть таким, как сейчас, не могу. На какое-то мгновение мне показалось, что смогу... посмотри на меня. Я никогда не смогу стать достойным тебя. Не смейся. Я уверен, ты быстро привыкнешь к новомодному нраву и легко освоишься, и ты будешь в разы лучше тех расфуфыренных барышень, что ходят на балы. Потому что ты можешь быть настоящей, простой и непринуждённой. А я так и останусь чудовищем, скрывшимся в полумраке кабинета за кипой бумаг с пером в руке. Мне никогда не мешал бардак в квартире. Он абсолютно точно отражает бардак в моей голове. И я давно потерян в нём. Я никогда не чувствовал себя живее, чем сейчас. Но это всё неправильно!
[indent]Слова эхом отдавались в его голове, отчего виски сводило пульсирующей болью. Вздрогнув, Николай резко разжал руки, и,  заметив, как они трясутся, тут же сжал их в кулаки. На какое-то мгновение он потерял координацию, чудом ему удалось удержаться на ногах.
[indent]Он просто хотел, чтобы она была счастлива. А то, что он бы ей дать, останься она с ним, чистой воды иллюзия. Разве можно прожить бок о бок с таким человеком как он хоть сколько-нибудь? Яким... он знает Николая с пелёнок, его уже ничего не удивляет и, наверное, он всё же не хочет побывать у крымских татар. Но как бы там ни было, Гоголь не в праве выбирать за Оксану как ей быть и как лучше поступить, он не может запретить ей быть с ним и наоборот, однако он и правда хочет уберечь её от всего того, что творится с ним. Это никогда не закончится. Балы? Встречи? Театр? Ему в пору сидеть, запершись у себя в кабинете, раскидывая по полу исписанные чернилами листы, и делать вид, что так и должно быть, что это всего-лишь временный творческий кризис, а не затяжная депрессия. А если на очередном светском приёме он вновь столкнётся со своими видениями? Ведь со стороны это больше выглядит как припадок. Один, второй, третий... ему никогда не стать настоящим писателем. Ни под своим именем, ни под псевдонимом. А иначе... иначе как? Писательство - его главная страсть. Одна из главных. Куда ему податься в противном случае?
[indent]И с этим всем багажом, со всеми своими недостатками, он хочет, чтобы его приняла девушка, души чьей чище он ещё не встречал? Он уткнулся лицом в её плечо, осторожно обнимая её за талию. Как же он ненавидел себя сейчас. Даже проклинал. Хотя, можно ли было проклясть того, кто уже проклят? Всего одно мгновение. Треклятое мгновение, и его волной унесло в чёртовы дебри. Это безумие!
[indent]— П... прости, не... не знаю, что на меня нашло, — с трудом находя слова и понимая, как глупо они звучат теперь, произносит он. — Чувствую себя чудовищем...
[indent]Он полной грудью вдыхает её запах, и выпускает девушку из своих объятий и становится рядом, обращая взор на вид за окном. Ночь укутала город, украсив небо золотыми звёздами и серебряным месяцем, с улиц исчезли толпы людей, закончилась суета, лишь по бокам одиноко стояли фонари, освещая никому не нужные тротуары. Быть может, изредка пройдёт всякий загулявшийся допоздна люд, на какое-то мгновение оживив сонную улицу, но как только они скрывались за ближайшим поворотом, улица вновь погружалась в небытие. И наблюдая за этим, пусть даже из окна, чувствовалось какое-то... умиротворение. Вот она где вся романтика. Но Николай думал о другом: пожалуй, свежий воздух сейчас именно то, что нужно, чтобы освежить голову и избавить её от жалких ненужных мыслей. Всё равно, что выпустить зверя из клетки. И, если раньше он мог позволить себе всё, что только взбредёт ему в голову, и это не зависело ни от кого и ни от чего, то сейчас он был не один. И он всё ещё думал о ней. И прокручивая в голове все те слова, что им были сказаны, он понимал, что все они были сказаны зря, но прошлого уже не вернуть. Он даже не может пообещать, что подобного больше не повторится. А что, если и впрямь это случится снова? Ни один нормальный человек не выдержит такой эмоциональной встряски. Всё выходит из-под контроля стремительно быстро. Есть ли смысл говорить о том, что раньше такого не было, когда, само собой, раньше и в его квартире никого кроме него самого и Якима не было. Любовь — коварная штука, сперва окрыляет, а потом резко спускает с небес на землю. А падать всегда больно...
[indent] — Ты... всё ещё хочешь увидеть город? — сухо спрашивает он, стараясь не смотреть на неё. Не потому что не хочет, потому что стыдно.
[nick]Николай Гоголь[/nick][status]Тёмный[/status][icon]https://69.media.tumblr.com/48663f4424d8b2a25287e9607c1185e5/tumblr_p04wq0vZs11tnagyvo1_1280.jpg[/icon][sign]https://69.media.tumblr.com/891de3644404144520b4cb6900f36723/tumblr_n2q545sCGk1tpa5afo1_640.jpg[/sign][lz]Николай Гоголь, 20
Гоголь

Писарь, личность непредсказуемая, крайне разносторонняя и любопытная, страдает припадками, вызывающими видениями, испытывает странные чувства к мавке и всем сердцем предан питает ненависть к ищущему бессмертие[/lz]

+1


Вы здесь » TimeCross » alternative dream [альтернатива] » Душа моя навеки отдана... [Гоголь]