capt. jack harkness michael wade wilson
oberyn martell susan pevensie steven rogers
— Не забудь про тормоза снова, — напутственно произнесла она, когда вновь опустилась на пятки и широко улыбнулась. — Привет, Вор, — и с этими словами её силуэт озарился оранжево-желтым свечением, а сама фигура постепенно рассыпалась на множество частиц, которые в мгновение закружили по консольной комнате единой волной.. Читать дальше

Дорогие Таймовцы!
01.01.19 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
04.12.18 Очень большое обновление правил по маскам и вторым ролям. Читать тут.
30.10.18 Появились дополнения в правилах и банке, а так же подводим итоги большого кроссворда в честь Дня рождения Тайма!
28.12.17 Мы поменяли дизайн! Внезапно, но почему бы и нет? Вопросы и предложения как всегда в тему тему АМС.
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

faqролигостеваянужныеакцияуход и отсутствиевопросы к АМСбанкVK Тайм

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Колыбель для кошки [Detroit: BH]


Колыбель для кошки [Detroit: BH]

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

КОЛЫБЕЛЬ ДЛЯ КОШКИ
...в короткое четверостишие, Боконон вложил парадоксальную мысль, что существует печальная необходимость лгать о реальной жизни и еще более печальная невозможность солгать о ней.
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://images.vfl.ru/ii/1541102396/9a1f3490/24031793.jpg

слышно, как капает кран на кухне -
стакатто переходящее в какофонию,
кто-то кричит на улице в телефонную
"не умирай" - как будто поможет.
передо мною библия и перочинный ножик,
который я задумчиво точу.
я молчу

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Gavin Reed, RK900

04 февраля 2039; дом детектива Рида

АННОТАЦИЯ

Если ты ненавидишь всё и всех за крайне редкими исключениями, то очень трудно эти исключения терять.
Люди могут казаться самодостаточными, уверенными, сильными и неуязвимыми, но на самом деле это не так.
И насчет андроидов правило тоже работает.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано RK900 (01-11-2018 23:16:55)

+2

2

Гэвин Рид не любил свои выходные.

Действительно не любил. Вместо того, чтобы ждать с нетерпением окончания своей ненормированной из-за завала рабочей недели, детектив думал о выходных с искренней досадой. Да, ему тоже необходим был отдых, да ему нужно было хоть иногда высыпаться, отлеживаться дома и давать послабление организму и собственным мозгам, которые в любое другое время работали на полную мощность - Гэвин не зря получил звание детектива.

И все же выходные он не любил.

Ведь в этот день Рид оставался наедине с собой - и котом - и не знал, куда себя приткнуть. Напиться, как некоторые несознательные коллеги? Это не входило в его привычки. Прогуляться или провести день у телевизора? Бессмысленная трата времени. И так и получалось, что в итоге Гэвин даже в собственный выходной, прошатавшись по дому пару часов, возвращался к работе - садился за терминал, чтобы в очередной раз окунуться в человеческое и пластиковое дерьмо, из которого и состояла вся работа в полиции.

Наверное, он просто не умел отдыхать.

Рид заставил себя встать позже, чем обычно - даже выспался почти! - позавтракал, покормил крутящегося под ногами кота, после чего привычно уселся на диван с планшетом в руках. Ему нужно было систематизировать полученную пару дней назад от Коннора информацию, обдумать ее, а так же залезть в поисковики для дополнительных сведений - Гэвин не имел привычки доверять только одному источнику.

На все это ушло не меньше четырех часов.

Прервался Рид только когда телефон зажужжал сообщением - оказывается, один давний информатор хотел передать что-то по одному из старых дел, связанных с красным льдом. Оно уже месяца три висело на душе Гэвина, и Фаулер при каждом удобном случае напоминал, что работать нужно лучше. Да детектив и сам это знал - он терпеть не мог такие висяки. Ненавидел их. И потому, стоило ему узнать, что появилась новая информация, про выходной он моментально забыл - нужно было съездить, поговорить с информатором, перепроверить то, что он скажет…

Привычные будни.

О том, чтобы прихватить с собой RK900, детектив даже не подумал. Даже мысли не мелькнуло, хотя к присутствию андроида Рид и привык. Но сейчас в этом не было нужды - это же просто разговор, да и зачем привлекать к себе излишнее внимание? Так что Гэвин моментально подорвался с дивана, оставив планшет на столике, так же быстро сходил в душ и переоделся в привычную одежду, после чего чуть ли не бегом рванул на место встречи - времени было мало.

Впрочем, он успел еще заехать за кофе.

Выходной протекал куда как интереснее, чем Рид рассчитывал, когда поздно вечером прошлого дня уходил домой. Встреча была назначена на другом конце Детройта, но на машине это не представляло проблемы. И даже не пришлось парковаться за несколько кварталов - автомобиль детектива и без того был неприметным. Так что Гэвин остановился прямо у задрипанного бара с огромной табличкой “Андроидам и собакам вход воспрещен”, хмыкнул, увидев это, и толкнул дверь, заходя внутрь.

Информатор был уже там.

То, что он рассказал, было и правда весьма полезно для дела, и Рид был почти доволен. Точнее, он был менее недоволен, чем обычно, и даже не ругался на “испорченный” выходной. Оно того стоило, да еще и время оставалось, чтобы отдохнуть перед завтрашним рабочим днем. Ну, как отдохнуть - перебрать еще раз материалы дела, протоколы допросов, сделать, наконец, уборку в доме, пока не начал спотыкаться о мусор или грязную одежду, а потом можно и лечь спать.

Простой и четкий план.

Он оказался нарушен еще в самом начале.

Гэвин приехал домой уже под вечер, и первое, что он увидел - это открытую дверь. Детектив точно помнил, что запирал ее, когда уходил - это уже было на уровне рефлексов. В его доме брать было почти нечего, но запирался он все равно, так что сейчас матернулся и достал табельное, медленно заходя в давно остывший темный дом, не спеша вызывать патрульных или чертового напарника. И сам справится - полицейский он или нет?

В доме не раздавалось ни звука.

Пол под ногами не скрипит - Рид знает в собственном доме каждую половицу, и ему даже нет нужды смотреть, куда наступает, чтобы не издавать ни звука. Шаг, еще один шаг. Еще. Гэвин прислушивается и понимает, что вряд ли кто-то остался внутри - кто бы ни был взломщик, наверняка он уже ушел. Но все равно детектив идет осторожно, потому что - а мало ли что? Заглядывает в спальню - пусто и темно, в гостиную - пусто, тихо и только мерцает невыключенный им же телевизор с выключенным звуком. Заходит на кухню - и только тут видит следы присутствия чужого. Холодильник открыт и опустошен, окно разбито, отчего по комнате гуляет сквозняк. Так же открыты все шкафчики - и тоже опустошены.

Рид громко ругается.

Похоже, какой-то отчаявшийся бездомный забрался в первый попавшийся дом в поисках еды. Вряд ли бы он стал так делать, если бы знал, что дом принадлежит полицейскому, и Гэвин снова ругается вслух, убирая пистолет - в доме давно никого нет. Детектив задумчиво осматривает следы на полу, размышляя, искать ублюдка или нет, прежде чем понимает, что в доме не просто никого нет. В доме вообще никого нет.

- Кот? Ты где, пидор пушистый?

Глупо было думать, что тот отзовется.

Рид в который уже раз матернулся и, машинально закрыв пустой холодильник и шкафчики, отправился на поиски кота. Гэвин чувствовал ответственность за эту меховую заразу, а потому решил сначала найти животное, а потом уже думать, что делать со взломом. Только вот дома нигде кота не оказалось, хотя детектив осмотрел буквально все - заодно проверил, не пропало ли что-то еще. Не пропало. Кроме кота, ничего не исчезло, так что детектив двинулся на улицу - дверь и окно же были открыты.

Не самое подходящее занятие для полицейского.

Но Риду плевать.

Он осмотрел задний двор - пусто. Осмотрел все вокруг дома - пусто. Это его здорово напрягало. Очень здорово напрягало. Еще один круг по грязи, смешанной со снегом - весьма осторожный, поскольку Гэвин старался разглядеть кошачьи следы - но прошедший дождь со снегом уничтожил их. По крайней мере, детектив разглядеть ничего не смог. В итоге, он сел прямо на крыльцо и достал сигареты, нервно закуривая и хмурясь - нужно было решить, что делать.

На третьей подряд сигарете он сдался.

Достал из кармана телефон, еще с минуту пялился на один из немногих контактов, забитых в память - “пластиковый хер”. Снова ругнулся, доставая уже четвертую сигарету и, скривившись, нажал на кнопку вызова. В любой другой ситуации Рид ни за что бы не поступил так, но сейчас было не до собственного упрямства и ненависти к сраным кускам пластика. В конце концов, кот где-то шляется, а однажды Гэвин его уже находил чуть ли не при смерти - повторения не хотелось. Сам детектив найти животное не мог, а вот чертов андроид мог увидеть больше - датчиков в него понапихано просто до хера.

Гэвин не мог признаться себе, насколько беспокоится за единственное близкое ему живое существо.

И плевать, что неразумное.

- Приезжай ко мне домой. Сейчас, - вообще-то, это было использование служебного положения в своих целях, но ему просто-напросто плевать, - Твои сканеры, или что там у тебя есть, нужны.

Подробности решил не сообщать - да и что тут скажешь?

Как сраный андроид будет издеваться потом, Рид старался не думать.

Переживет как-нибудь.

+2

3

Первое, что кажется Девятисотому странным в этом звонке, кроме того, что это в принципе звонок от детектива Рида, это тот факт, что он звучит в день, когда у Рида выходной. Девятисотый догадывается, что в свободное время нередко его напарник тоже занимается текущими делами, потому что других увлечений у него попросту нет. Сам Девятисотый делал ровно то же самое – по новым правилам ему теперь полагаются выходные, а он все равно торчит в Департаменте, поскольку некуда больше идти, но подключается не только к активным делам Рида, но и нередко помогает другим детективам и офицерам. От бездействия он чувствует себя отвратительно бесполезным, а занять себя ничем другим не может.

Когда поступает звонок, Девятисотый думает, что случиться обязано что-то из ряда вон. Может быть, Рид наткнулся на ключевую улику для одного из дел, или же ему сломали ноги и он сидит теперь в какой-то подворотне, или он застрял на трассе между Детройтом и Толедо с пробитыми колесами. Впрочем, во вторых двух случаях существуют другие, более специализированные службы, куда Рид мог бы позвонить, поэтому остается только первый вариант.

Это неплохо. Девятисотый ловит себя на том, что ему приятно быть тем, кому может позвонить – и звонит – детектив Рид.

- Я буду через пятнадцать минут, детектив.

Он не уточняет и ничего не спрашивает: если бы Рид хотел рассказать что бы то ни было заранее, то он бы обязательно рассказал. Незачем донимать его излишними расспросами, как бы сильно Девятисотому ни было любопытно и интересно. Пожалуй, даже тревожно – голос у Рида, как он проанализировал уже после звонка, звучал еще более глухо и угрюмо, чем обычно.

Что могло случиться? Девятисотый задает себе этот вопрос, вертит его и так, и эдак, по пути до дома Рида выдвигая все больше разносторонних теорий, одна другой краше. Вот выяснилось, что детектив дома, а это означает, что застрять по дороге до Толедо он никак не мог – вариант сметается, но на его место встает сразу несколько новых. Что-то случилось дома? Пришел кто-то нежелательный? Что-то украдено, взломана дверь? Обнаружен труп? Что?..

Отметив у себя совсем уж странный уровень беспокойства, Девятисотый перепроверяет приоритетности задач и реакций, отметает каждую из теорий, которые успел придумать, и из кибертакси перед домом Рида выходит уже спокойным и собранным, готовым сделать все, что от него может понадобиться.

Рид сидит на ступеньках крыльца, уже не курит, но Девятисотый ощущает запах сигарет и видит окурки рядом и пепел у его ног. Здесь ушло не меньше, чем полпачки, и Девятисотый хмурит брови, отсвечивая желтым индикатором: с Ридом не все в порядке, ему это не нравится.

- У нас неприятности, детектив?

Он нарочно объединяет себя и Рида в одно слово, как команду, которой они уже почти стали, и точно так же нарочно не акцентирует на этом внимания. Оглядев территорию вокруг, Девятисотый замечает не только то, что касается времени ожидания Рида, но и другие следы и знаки: замок на входной двери в дом выглядит так, как выглядят обычно взломанные замки, цепочка следов, принадлежащих самому Риду, свидетельствует о том, что нечто вынудило его сделать осмотр территории.

- Взлом? – выдвигает андроид первую, самую элементарную, догадку. - Украдено что-то ценное? Необходима проверка на следящие и взрывные устройства?

Мысль о том, что здесь что-либо может в любой момент взорваться, заставляет Девятисотого нахмуриться еще больше. И Рид сидел тут, прямо на крыльце, у самого дома, все то время, пока кибертакси добиралось от Департамента сюда! Что угодно могло произойти, чуть меньше удачливости – и безрассудность закончилась бы для Рида оторванной рукой, в лучшем случае!

- Пожалуйста, отойдите на безопасное расстояние от здания, – он не просит, но почти командует. Почти. - И как можно четче обрисуйте все произошедшее. Если вас это не затруднит.

Последнее он добавляет из расчета на то, что Рид обязательно взбрыкнет, начнет сопротивляться и навязывать свои условия; а чужие условия Девятисотому сейчас не нужны. Он отлично знает, как должен поступать в ситуациях, похожих на эту.

+3

4

Пятнадцать минут - именно столько времени нужно, чтобы добраться на такси от Департамента до дома Рида. Пятнадцать минут - всего лишь пятнадцать гребаных минут. Гэвин только мрачно хмыкает, бросая трубку и закуривая очередную сигарету - его не сильно удивило, что RK900 даже не стал вопросов задавать, а сразу же отправился “на помощь”. Наверняка ведь подумал, что случилось что-то страшное или из ряда вон выходящее - ведь детектив иначе ни за что в жизни не позвонил бы сраному куску пластика с просьбой, а точнее с приказом, о помощи. Впрочем, ему было просто-напросто плевать, что именно подумал чертов напарник - главное результат.

Через пятнадцать минут сраный андроид будет здесь.

И эти пятнадцать минут показались бесконечными.

Рид мог бы зайти в дом, чтобы не сидеть на холодных ступеньках под пронизывающим ветром, но он не собирался этого делать. Это было бы разумнее, чем вероятность застудить себе все и снова заболеть, но Гэвину было откровенно плевать. Он лишь мрачно застегнул куртку поплотнее, накинул капюшон на голову и продолжал курить сигареты - одну за одной, пока легкие не начало разрывать от кашля, а где-то под сердцем не поселилось ощущение тошноты. Еще немного, и его вывернет наизнанку, поэтому детектив погасил последний окурок - бросил рядом с другими - и запихал руки в карманы, все так же внимательно глядя в окружающую непогоду.

Он надеялся, что вернется пропажа.

И чем больше проходило времени, тем мрачнее он становился.

Рид никогда не думал о том, насколько привязался к самому обычному наглому комку шерсти. Был уверен, что ему плевать на этого засранца - вылечил, кормит, поит, купает, выгребает за ним лоток, и сойдет. И пока кошак не пропал, Гэвин не осознавал, что ему не все равно. Настолько не все равно, что он забил на сам факт взлома своего дома - потом разберется - и позвонил сраному куску пластика, чтобы тот помог в поисках.

Абсурд.

Но дома было слишком пусто без кота.

А в районе часто можно было встретить бродячих собак.

Рид глухо ругнулся - он замерз, устал, окончательно разозлился и отсидел себе всю задницу. Он даже собирался было позвонить RK900 еще раз, поторопить, но вовремя заметил свет фар вдалеке. Еще половина минуты - и к дому подъезжает такси, а из него вылезает сраный андроид. Как всегда идеальный, спокойный, разве что хмурится больше, чем обычно. Гэвин даже не встает, только поднимает взгляд и раздраженно дергает плечом, криво усмехаясь.

Ему не весело.

- Неприятности? - хмыкает и тянется за сигаретой, но глянув на количество окурков, передумывает и снова убирает руки в карманы, - У меня. Так, по мелочи.

Не заметить оговорку - у нас - невозможно, и Рид не может не уточнить, что неприятности по сути у него только. И даже не потому, что ему неприятно думать о том, что он в одной команде со сраным куском пластика - с этим он как раз уже смирился. Привык. Но в данном случае проблемы именно у него, ведь это его дом взломали, это его кот сбежал хер пойми куда, и это он вызвал своего чертового напарника, чтобы найти этого самого кота, вместо того, чтобы как положено вызвать патруль, зафиксировать факт взлома и начать искать гребаного ублюдка.

Если бы не пропажа кота, Гэвин бы и не подумал обратиться за помощью.

В конце концов, это просто кража со взломом.

Работы на полчаса от силы.

Детектив все же поднимается, отряхивает зад от грязи и подтаявшего снега - на штанах осталось пятно, но Гэвину плевать. На всякий случай зачем-то отряхнул и колени, слушая чертового напарника и понимая, что не знает, как объяснить то, зачем его вызвал. Когда звонил, это казалось неплохой идеей. Даже хорошей. Но когда сраный андроид заговорил, предполагая вещи куда похуже обычного побега кота, Рид осознал, насколько это глупо будет звучать.

Это его тоже бесит.

- Да залез ублюдок какой-то, - потирает шрам, смотрит на взломанную дверь, распахнутую сейчас настежь, - Все съедобное с кухни выгреб, в другие комнаты, похоже, не заходил. Хер знает, я не смотрел толком.

Глубокий вдох - детектив все же собирается сообщить, зачем позвал напарника, - и резкий выдох. Удивленный взгляд прямо в серые глаза - Гэвин не сразу понимает, что сраный андроид почему-то предположил худший вариант развития событий. Сначала детектив хочет сказать что-то вроде “да нахер это кому надо, минировать мой дом”, но это будет несостоятельное утверждение, ведь за последнее время в какую только задницу Рид не вляпывался.

Машину его уже подорвали.

Впрочем, ему плевать - это не так важно для него сейчас.

Да и вряд ли тот, кто украл еду, мог и дом заминировать.

- Блять, никуда я не отойду, - выдохнул ругательство и устало потер глаза, - Скорее всего сраный бомж забрался в поисках еды, такое случается. Дверь была взломана, окно на кухне разбито - в других комнатах следов я не увидел. Да и похер, - нервно усмехнулся и кивнул на собственные следы вокруг дома, - Я тебя не для этого позвал.

Минутное молчание, раздраженный выдох.

- Кот свалил куда-то, я не нашел, куда, - вслух это звучало еще глупее, чем в мыслях, и Рид смотрел на чертового андроида теперь с вызовом - пусть только попробует усмехнуться, - У нас тут собаки бродят, надо найти пидора этого шерстяного, пока не попался им. Я не собираюсь его лечить опять, нахер мне это надо, - снова хмурится, не отводит взгляд, - Короче, сможешь найти моего кота? А со взломом я потом разберусь.

Отредактировано Gavin Reed (13-11-2018 01:14:34)

+3

5

При другом раскладе Девятисотый обязательно захотел бы пошутить насчет того, что в дом детектива полиции забрался простой бродяга, покусившийся на одну только еду, но видя то, насколько напряжен Рид, он молчит. Молчит он и о том, что в домах обязана быть сигнализация, отключать которую нужно только при входе, а не перманентно; и о том, что проникновение могло быть только имитировано под несущественное и даже слегка забавное. Нет ничего проще, чем прикрыть одно преступление другим, и Девятисотый все-таки не отбрасывает мысль о том, что в доме детектива нужно поискать если не взрывоопасные устройства, то как минимум прослушку и скрытые камеры. Вряд ли с Рида можно что-то взять, ведь все важное он говорит обычно либо в своей машине, либо в департаменте, но не все обязаны знать об этом.

- Ситуация выглядит нелогичной, – он все-таки делится мыслями, но частично. - Дверь взломана, следовательно, преступник обладает навыком взлома замков. Но если так, то он вошел через дверь и мог точно тем же путем уйти, не было никаких причин разбивать окно.

Первым делом Девятисотому хочется обследовать территорию, но даже со своего места он видит, что Рид уже сделал это, тем самым вытоптав вокруг дома целую тропинку из своих следов. Это изрядно усложнит андроиду дело, так что он поджимает губы и внимательно смотрит на Рида. Теперь понятно, откуда это беспокойство. Девятисотый знает благодаря интернету, что люди часто бывают чрезмерно привязаны к своим домашним питомцам, и хотя такого никогда не было заметно по Риду, но сейчас, в стрессовой ситуации, эта привязанность и проявилась, причем во всей красе. Тоже повод улыбнуться, но Девятисотый слишком ценит то, что Рид обратился за помощью именно к нему.

Он знает, что должен искать прослушку. Должен проверить следы и записи ближайших камер, осмотреть замок и разбитое окно. Такова первостепенная задача в случае проникновения со взломом, и плевать что ничего не было украдено; но Рид хочет найти кота. Ничего больше его не интересует.

- Я сделаю все возможное.

Сбой в системе http://images.vfl.ru/ii/1531907048/ce94a7b5/22529557.png

- Можно взглянуть внутри?

Девятисотый проходит мимо, когда Рид сторонится, чтоб пропустить его. Первым делом попадает на кухню, щелкает выключателем, чтоб добавить освещения, присматривается к следам на полу, но присутствия Рида здесь слишком много, чтоб выделить что-то конкретное. Девятисотый изучает почти все горизонтальные поверхности, на которых мог бы ходить кот, но животное достаточно аккуратно и чистоплотно, чтобы не оставлять видимы глазу следов. На улице, в случае, если земля вокруг дома предельно мягкая, что-то могло бы остаться.

По-быстрому андроид заглядывает и в спальню, и в ванну, но ничего особенного там не замечает, поэтому снова выходит из дома и идет в обход. Попутно он модулирует кота Рида, доставая из памяти изображение, и прикладывает получившуюся модель ко всему, что только видит вокруг.

Вот подоконник; кот мог пройти сквозь разбитое на кухне окно, дальше по нему, и тогда спрыгнуть на улицу. Погода холодная и в целом малоприятная для животных, но он мог погнаться за чем-нибудь… кошки очень любопытные. Вот клок земли в два метра, кратчайший путь до забора, сам забор недостаточно надежен для того, чтоб стать преградой коту; у кошек отличные когти, они могут подниматься вверх практически по отвесным стенам, если только на них есть, где зацепиться. Девятисотый приближается и изучает забор, едва не вжимаясь в него лбом, но свежих царапин или следов от когтей там нет.

Потом он продвигается вдоль забора, выискивая подобные следы дальше, но останавливается в дальнем углу. Здесь, внизу, ограда погнута и измята; Девятисотому ясно, что это давние повреждения, возможно, Рид получил дом уже с ними, но в получившийся проем животное вполне могло бы проникнуть.

- Кот прежде не гулял по улице? Я знаю, что домашние животные иногда выходят, даже если живут в квартирах. Обычно они всегда возвращаются. Другой тип котов достаточно труслив, чтоб самостоятельно выходить на улицу. Рид, вы хорошо поискали в доме? Может быть, он испугался взлома и спрятался где-нибудь в темном углу?

Это наилучший вариант. И очень маловероятный. А в худшем варианте кот сбегал на улицу и тут же попадал на дороге под автомобиль.

Для верности Девятисотый обходит ограждение до конца, но нигде больше нет ни следов, ни подходящих по размеру дыр, поэтому он возвращается к первой находке и, зацепившись руками за край ограды, легко перелезает на ту сторону. Здесь почти сразу начинается асфальт, ни о каких следах речи и быть не может, но Девятисотый уже знает, каков план-минимум – осмотреть дорогу на пару километров во все стороны, поискать следы крови и кошачьи трупы на обочине. Если при этом получится найти кота целым и невредимым – хорошо.

Попутно он загружает изображение кота в сеть, система автоматически пытается подобрать совпадения, но терпит фиаско: критерии слишком размыты, а кот слишком мелкий для того, чтоб отчетливо запечатляться на камерах наружного наблюдения. В этом деле придется полагаться только на себя.

- Рид, я пройдусь и поищу его, – Девятисотый повышает голос, чтоб детектив точно его услышал. - Для вас будет лучше оставаться около дома на случай, если он вздумает вернуться.

Не «в доме», а именно «около», потому что насчет взрывных устройств Девятисотый до сих пор не уверен.

+2

6

Рид почти ждет, что услышит сейчас смех - хотя как сраный кусок пластика может смеяться? - что увидит ухмылку на чужих губах, услышит насмешку в обычно ровном голосе. Черт, да он первый бы заржал в подобной ситуации, потому что она, как ни крути, дурацкая и тупая. Какой-то гребаный бомж - или тот, кто им притворился, - забрался в гребаный дом чертового детектива полиции. Это уже само по себе было смешным до нелепости, а уж тот факт, что этот самый детектив игнорирует сейчас сам факт взлома и пытается припрячь новейшую разработку CyberLife к поискам самого обычного кота, добавлял все происходящему долю абсурда.

Но RK900 не смеется.

Даже не улыбается.

Гэвин чуть щурится, с угрозой и напряжением глядя в чужое правильное лицо, но не видит усмешки. Даже если сраного андроида все это забавляет, тот это отлично скрывает. Впрочем, машине это сделать просто. Машина вообще не должна ничего чувствовать, но Рид знает, что это не совсем так - его чертов напарник даже шутить умел, чего только стоит тот стаканчик кофе из “Старбакса”? Но сейчас RK900 не шутит, даже не пытается. Наоборот - выглядит очень серьезным, хотя и не может просто молча сделать то, что детектив попросил.

Найти гребаного кота.

- Ситуация выглядит нелепой, я в курсе, - морщится, привычно трет шрам на переносице, - Ублюдок все равно давно сбежал, так что все это дерьмо можно осмотреть и позже.

Вероятность того, что это был не просто голодный бомж, существует, но Рид не понимал - зачем и кому это нахер надо? Кому мог понадобиться еще дом детектива полиции? Поставить туда какую-нибудь следящую аппаратуру? Это можно было сделать и более незаметно. Заминировать дом? Еще тупее, и нахер никому не надо. Гэвин не помнил, чтобы кому-то настолько переходил дорогу, хотя… черт его знает - дел он закрыл много за всю свою карьеру. Очень много.

Он один из лучших полицейских в Департаменте.

И все равно это было абсурдно.

К счастью, RK900 все же соглашается поискать кота и даже не задает лишних вопрос. Гэвин только машет рукой, отходя в сторону, чтобы сраный андроид прошел внутрь дома. Может, найдет какие следы чертового кошака? Рид беспокоился за этого пушистого засранца, хотя не хотел признаваться в этом даже себе. Он убеждал себя, что просто не хочет больше тратить денег на лечение - в прошлый раз у ветеринара он оставил больше половины зарплаты - вот и все.

Это единственная причина.

Ничего больше.

Сраный андроид заходит в дом, проходит на кухню. Рид не идет следом - чтобы окончательно не уничтожить вероятные следы - только прислоняется к дверному косяку, хмуро наблюдая за действиями напарника. Смотрит за тем, как тот осматривает кухню, видимо, ничего не находит - и только тогда отлепляется от двери и подходит к чертовому андроиду, идя за ним чуть ли не по пятам. Разве что по грязи и снегу больше шлепать не стал - и так ботинки уже были угвазданы, как и штаны.

- Он на улице жил, пока я его не подобрал, - поморщился, вспоминая, как намучился, отмывая животное и пролечивая его, - Но после на прогулку и не рвался особо, жил в доме, - вздохнул и пожал плечами, хотя RK900 смотрел в другую сторону, - Нормально я искал. Пойду посмотрю еще, пока ты там шаришься.

Рид даже почти не ругается сейчас - только фыркает, когда спотыкается о порог дома, когда заходит внутрь. Он отлично слышит, что кричит ему сраный андроид - и почти игнорирует. Оставляет тому поиски на улице - вдруг заметит? - а сам в который уже раз обходит собственный дом, не обращая внимания на то, что оставляет грязные следы. Потом уберет все. Но кот не обнаружился ни в ванной, ни в спальне, ни на кухне, ни в гостинной. Даже в кладовке его не было - только какой-то паук свалился в темноте на пол и шустро убежал куда-то в угол.

Кота не было.

Гэвин злится. Чертовски злится на сраную погоду, которая холодным ветром то била его в лицо, то швыряла мелкие капли ледяного дождя за шиворот, пока детектив не накинул капюшон куртки. Злился на гребаного взломщика, который влез в гребаный дом и, мало того, что пошерудил по полкам, так еще и оставил открытой дверь, разбил сраное окно, и как результат - кот смылся. На Кота Рид злится тоже. Потому что приходится искать этого пушистого засранца вместо того, чтобы отдыхать, либо хотя бы работать на сраным взломом, как и нужно было делать, по-хорошему.

Злится на то, что кот мог попасть в беду.

И на себя злится.

И на чертового напарника.

Гэвин в очередной раз глухо ругнулся, стоя на улице и, щурясь, разглядывая каждую тень. Стоять и ждать было невыносимо - и если бы кот хотел вернуться, или мог, он уже вернулся бы. Поэтому Рид решительно двинулся к дороге, заглядывая под каждый куст и в каждую подозрительную клумбу. Пока RK900 бродил с другой стороны от дома, детектив собирался осмотреть все с этой.

Он очень хотел найти кота целым и невредимым.

Но уже сомневался, что это возможно.

Гэвин Рид всегда был пессимистом.

+2

7

Несколько раз в голову Девятисотого все же приходит мысль о том, что он занимается не своим делом. Постоянное подключение к интернету подбрасывает подобные случаи: домашние животные время от времени сбегают, но обычно околачиваются где-то поблизости и вскоре попадаются владельцу на глаза. Некоторые возвращаются сами, других находят чужие люди. Нужно сделать объявления в интернет и на столбы, сообщить в специальные службы по отлову бездомных животных – если найдут этого, будут знать, что у него есть владелец.

Девятисотый может все это устроить, однако все равно предпочитает простой поиск, потому что Риду хочется быть уверенным хоть в чем-то. Есть кот или нет его – ответ нужен точный.

Перенастроившись на получение теплового сигнала, Девятисотый обследует обочины дороги. Птицы отображаются на сканере небольшими желтыми точками, пробежавшая неподалеку собака – оранжевой кляксой побольше. Люди в домах еле-еле видны, зато пассажиры кибертакси просматриваются даже слишком хорошо. При таком раскладе обнаружить кота будет не проблемой, если только он прячется где-то поблизости.

Условие сложное. Девятисотый хорошо помнит, как выглядит кот, но на тепловом сканере это не будет иметь никакого значения, тут все животные подобного размера одинаковы. Придется вылавливать каждого или… Ладно. Девятисотый перестает беспокоиться об этом и просто двигается вдоль дороги, заворачивая в переулки. Один раз он натыкается на стаю бездомных собак, разворошившую мусорный бак, но псы быстро убегают, стоит начать к ним приближаться. На всякий случай андроид проверяет, что было в баке, но ни следа кота там нет – да и статистика говорит о том, что собаки горазды гоняться за кошками намного больше, чем действительно их ловить и убивать.

В какой-то момент Девятисотый начинает догадываться, что не сможет сегодня найти кота, как бы ни пытался. Возможно, тот уже вернулся в дом. Может быть, стоит подать объявления, как все обычно и делают. Он зашел уже достаточно далеко и не получил никакого результата, поэтому лучше вернуться и помочь Риду с объявлением. В памяти у андроида остались кадры с котом, из них можно сделать фото.

По дороге обратно Девятисотый отключает тепловой сканер, и именно поэтому видит проезжую часть такой, какой она есть. Не только ее, но и обочину, на которой еще издалека замечает то, что пропустил раньше, сосредоточившись на тепловых следах.

До последнего он еще думает, что ошибся, и что там окажется какой-нибудь другой пес, кот или енот, в конце концов, но, уже стоя над трупом, понимает: нет. Это именно он, кот Гэвина Рида, которого Девятисотый пошел искать и вот – нашел. Не совсем так, как собирался, и совершенно не так, как того хочет Рид.

Уровень стресса: http://images.vfl.ru/ii/1531907048/ce94a7b5/22529557.png
Сбой в системе http://images.vfl.ru/ii/1531907048/ce94a7b5/22529557.png

Девятисотый фиксирует отчеты программы, вспоминает, что Рид хотел знать о сбоях, если те появятся. За вечер это был уже второй, но ситуация не располагала к разговорам на эту тему, а теперь перед андроидом встала сложная дилемма: что делать?.. Рид слишком сильно огорчится, когда узнает, что его кот мертв – сбил автомобиль, классический случай. Не лучше ли будет сделать вид, что Девятисотый не нашел его?.. Тогда у Гэвина останется хоть какая-то надежда.

Поддавшись этим мыслям, Девятисотый переносит кошачий труп подальше на обочину, прячет его там под кустом, чтобы Гэвин не обнаружил его случайно, и тогда возвращается обратно, все еще неуверенный в том, что принял правильное решение.

Возле дома Гэвина нет. Внутри его нет тоже. Ушел, должно быть, в другую сторону, но Девятисотый не идет за ним, а садится на ступеньки крыльца, точно там, где до этого сидел Гэвин, и отправляет ему на телефон сообщение.

«Жду около дома»

Без эмоций, но по построению фразы должно быть понятно, что результатов поиск Девятисотого не принес.

Со странным и малоприятным чувством Девятисотый представляет, как совсем скоро ему придется притворяться, будто кота еще можно найти живым и здоровым. Лгать, чтобы сделать объявления, а потом помогать их расклеивать.

Гэвин убьет его, если узнает.

Приближающуюся фигуру Девятисотый видит издалека. Он поднимается, чтобы выглядеть как обычно, заводит руки за спину и говорит раньше, чем Рид успевает спросить:

- Я не нашел его, детектив.

Девятисотому кажется, что по его голосу все понятно. Он не привык лгать напарнику.

+3

8

Гэвин не любил привязываться - к вещам или людям, к животным или предметам. Не важно. Он не любил привязываться ни к чему, хорошо наученный горьким жизненным опытом, что это приносит только неприятности. Да и профессия его не располагает к каким-то нормальным отношениям или чему-то в этом роде - профессиональная деформация не обошла и Рида. Как он мог считать что-то или кого-то дорогим себе, когда знал, насколько все это дерьмо хрупкое и ненадежное? Люди постоянно умирают, их убивают, предметы ломаются или теряются, а животных убивают даже чаще, чем людей, да и в целом город - не самое дружелюбное для них место.

Рид насмотрелся за свою жизнь всякого.

И предпочитал жить в одиночестве - и ведь неплохо выходило же! Он был вполне доволен своей жизнью, которая была почти полностью наполнена работой и человеческой грязью, которую нужно было раскапывать, перекапывать и очищать. Детектив это искренне считал своим призванием и не был приспособлен к иной жизни. И так и было, пока он не подобрал чертового кота со сломанным хвостом - блохастого и больного. Собирался вылечить и отдать в руки понадежнее, чем его - ведь сам он мог домой однажды просто не вернуться - но не вышло.

Сначала лечил, потом как-то привык.

Дома стало не так пусто.

Не так тихо.

И все равно Гэвин отрицал, что привязался к пушистому засранцу, а теперь вот по отвратительной погоде поздно вечером таскался по улице в поисках кота вместо того, чтобы искать ублюдка, который забрался к нему в дом. А ведь в любой иной ситуации Рид бы уже нашел засранца и отбил бы ему все желание лазить в чужие дома, потом приволок бы за решетку - еще и дело бы какое-нибудь закрыл. Сплошная польза. Но нет - он бродит по улице, хрипло зовет Кота по имени, и ломает зрение в попытках разглядеть маленькое животное в тенях.

Чем дольше он бродил, тем тише становился голос.

Гэвин понимал, что за столько часов кот должен был вернуться.

Значит - что-то случилось.

Но терять надежду - ее жалкие и унылые остатки - Рид не хотел, а потому продолжал бродить вдоль дороги, заглядывая в каждый переулок, под каждый куст и за каждый забор. Даже нашел два кошачьих трупа - не первой свежести - похоже, городская служба уборки отходов работала через жопу. Гэвин даже догадывался, почему - там тоже были сраные андроиды, а с ними теперь было все слишком сложно.

Кстати, о сраных андроидах.

Детектив уже окончательно замерз и начинал опасаться, что снова подхватит простуду, когда в кармане завибрировал телефон. Рид ругнулся, достал устройство с какой-то нерациональной надеждой - и отчасти страхом - разблокируя экран. Там было всего одно сообщение, не ободряющее и не расстраивающее, но Гэвин сразу понял, что RK900 ничего не нашел. И если уж этот кусок пластика, напичканный сканерами, не справился, то…

- Блять.

Выдохнул тихо, хрипло, и развернулся, отправляясь домой.

Ничего он не найдет сегодня.

Еще издалека Гэвин видит, что сраный андроид сидит на крыльце - зачем ему было садиться? Детектив вдыхает холодный воздух и еще на полпути тянется в карман куртки за сигаретами. За сегодняшний вечер от них уже начало тошнить, но не закурить нет никакой возможности. Рид поджигает сигарету, делая два последних шага, и выдыхает дым едва ли не напарнику в лицо, глядя прямо в серые глаза без какой-либо надежды и ожиданий.

Спросить он ничего не успевает.

Гэвин щурится, смотрит в чужое слишком правильное лицо - как всегда невозмутимое - и думает о том, что машине нет смысла лгать. Должно быть, RK900 и правда не нашел кота, раз так говорит, ведь причин для того, чтобы скрывать правду, у него быть не должно. И все же на сердце удивительно тяжело - Рид понимает, что если они кота не нашли, и тот не вернулся, значит, и поиски дальнейшие уже бессмысленны. Не тот район, не то животное. Однажды пушистый засранец обманул уже смерть, сможет ли еще раз?

- Ясно.

Детектив выдыхает, трет свободной рукой глаза, переносицу.

- Тогда можешь быть свободен, - после короткого колебания садится на ступени, - Раз он не вернулся, и ты его не нашел, значит, и не вернется уже.

В иной исход Рид не верит.

Гэвин зябко передергивает плечами, запахивает плотнее куртку, устало вытягивая ноги и не глядя на стоящего рядом андроида. Рид и сам удивлен собственной реакции на пропажу кота - это же всего лишь животное, и детектив был уверен, что не выкинул и никуда не дел его только из жалости, а теперь был вполне искренне расстроен пропаже. Сильнее он только злился - на себя, что не уследил, на вора, что взломал дверь и окно, а также на неизвестность с легким привкусом обреченности.

- С утра поищу вокруг еще раз, когда рассветет, - сигарета кончилась подозрительно быстро, обожгла ему пальцы, - Не бросать же его труп на улице.

Голос спокойный, почти будничный, только более мрачный, чем обычно.

- Я пока искал, двух дохлых нашел, - кидает окурок к куче других, - Так себе зрелище.

Зачем, Гэвин это говорит, он и сам не знает.

Просто не хочет молчать.

+3

9

В первый момент Девятисотый еще не верит, что Рид действительно не заметил лжи в его словах, но потом понимает: детектив вплотную занят собственными переживаниями, связанными с пропажей кота, поэтому и не следит за тем, кто и что ему говорит. Возможно, он просто не верит, что андроид способен солгать – вообще или ему лично, - и из-за этого Девятисотому становится неловко и как-то неприятно. Конечно, Рид в основном ведет себя с ним как полный мудак, но все-таки не совсем, и поэтому именно сейчас, когда Рид попал в сложную с точки зрения андроида ситуацию, не хочется ничего усугублять.

Девятисотый уже начинает жалеть о том, что солгал, хотя все прогнозы подсказывают, что если бы он сказал правду, то было бы в разы хуже. Так у Рида хотя бы сохранится какая-то надежда на то, что кот просто сбежал, и где-то в другом доме его обнаружат, покормят, оставят.

- Мне очень жаль, – осторожно говорит Девятисотый, а потом, немного помедлив и поразмыслив, садится на ступеньки неподалеку от детектива Рида.

Детектив говорит, что утром попробует поискать еще раз, но теперь его позиция ясна – он ожидает обнаружить труп. Тот самый, который Девятисотый лично отнес подальше на обочину. Андроид делает в памяти пометку: нужно избавиться от трупа сегодня же ночью, чтоб утром Рид его нигде и ни при каких обстоятельствах не смог обнаружить. Признаться в том, что Девятисотый солгал, становится тем сложнее, чем больше он об этом думает.

- Может быть, он просто сбежал, – Девятисотый хочет хоть как-нибудь сгладить все происходящее и вернуть мысли Рида на более оптимистический лад. - Я могу разместить объявления, это несложно и быстро.

Система выбрасывает уведомление: «Неверный протокол». Андроид-детектив не имеет права обманывать своего напарника, но РК900 обладает собственной волей и рядом программ, чьи показания способен интерпретировать так, как ему кажется наиболее уместным.

Он думает, что Рид наверняка разозлился бы, как сам Дьявол, если бы узнал, что Девятисотый от него скрывает. Хорошо, что он сосредоточен на себе так сильно, что не замечает невербальных знаков, большую часть которых Девятисотый вряд ли сумел бы скрыть – он неплохо разбирается в физиогномике, но лишь когда речь идет о считывании мимики других, а не ее имитации.

- Я помогу вам утром, если вы не против, – тут уместнее было бы сказать «составлю компанию», потому что помощь будет очень сомнительная – Девятисотый только и сможет, что ходить рядом и делать вид, словно изо всех сил старается. Имитировать. Обманывать. Лгать.

Ему от этого не по себе, компоненты сигнализируют о шести процентах перегрева. Это немного, незначительно, но Девятисотый привык к тому, что перегрев происходит во время заданий, расследований и операций, а не когда он сидит на пороге дома напарника и практически ничего не делает.

Искоса он смотрит на Гэвина. На вид тот не отличается от себя обычного, но Девятисотый успел неплохо узнать его, чтобы понимать: не все в порядке. Рид не ругается и не злится, он обессилен и огорчен; у него есть немало дел, которые нужно выполнить прямо сейчас – все они связаны с домом и со взломом, - но Рид сидит и курит.

Кто-то должен если не помочь ему в этот момент, то хотя бы взять всё в свои руки, и кроме Девятисотого тут никого нет.

- Вставайте, Рид, вам нужно принять душ, сейчас. В доме грязно, холодно и не закрывается дверь, но я об этом позабочусь, – чтобы подать пример, Девятисотый поднимается сам, но не сходит с места, требовательно глядя на детектива. Одновременно с этим он отправляет вызов в частную ремонтную фирму: если обратиться в государственную, будет множество вопросов насчет этого взлома и проникновения, а это совершенно не то, что нужно сейчас Риду. - Ну, шевелитесь.

Во второй раз в его голосе уже есть раздражение. Чтоб не стоять столбом, Девятисотый собирает со ступенек окурки, которых Рид успел набросать немало, и первым уходит в дом, чтобы выбросить их в мусорный бак. Здесь, в доме детектива, обстановка уже неплохо ему знакома, так что он знает, где лежат вещи, в том числе и щетка, которой Девятисотый начинает сметать разбросанные по кухонному полу осколки в кучу.

Превращаться в дроида-уборщика ему не хочется, но Рид не выглядит способным позаботиться самостоятельно о всех этих мелочах, поэтому к приходу мастера с полным саквояжем инструментов Девятисотый успевает избавиться не только от осколков, но и от грязи, которую натоптал уже не только взломщик, но и сам Рид.

Потом он стоит у мастера над душой, контролируя все, что он делает: в технике замены дверных замков Девятисотый начал разбираться ровно минуту назад, когда подключился к интернету и загрузил пару подходящих программ.

- Нужно будет заменить стекло, – сообщает он Риду, когда мастер заканчивает и уходит. - Я отложил это на завтра, поскольку процесс занимает время. Во сколько вы хотите, чтоб я был здесь?

Оставаться тут на ночь Девятисотый не может, даже если бы сам Рид этого захотел (что, впрочем, кажется андроиду очень маловероятным), потому что ему необходимо улизнуть и избавиться от кошачьего трупа так, чтобы у детектива не возникло ни единого подозрения.

+3

10

Рид не считает, что много курит. И он действительно не так уж и часто злоупотребляет своей вредной привычкой - не собирается гробить легкие настолько, чтобы однажды задохнуться во время очередной погони за очередным преступником и упустить его. Но работа у него нервная, да и сам он иногда словно комок обнаженных нервов - только ткни, и взорвется. И потому бросить сигареты он не может, хотя и старается курить как можно реже. Только вот это выходит не так хорошо, как хотелось бы - а в такие вечера, как этот, особенно.

За все это время Гэвин скурил не меньше, чем половина пачки.

Может, больше.

Его уже тошнило от сигарет.

И поэтому, когда очередная палочка смерти гаснет, обжигая пальцы, заново Рид не закуривает, хотя мысль такая возникает. Только морщится и все так же не смотрит на сраного андроида, что тот рядом и говорит, чем ему жаль. Детектив только хмыкает невесело, но насмешливо - понимает он прекрасно, что все это дерьмо вроде “мне жаль”, всего лишь программа в механических мозгах сраного куска пластика. Как машине может быть жаль?

Всего лишь разговорное выражение.

Не больше.

RK900 зачем-то садится на ступеньки почти рядом, но Гэвин не особо обращает внимание. Он кутается в куртку, хмурится и думает о том, что надо заняться всем этим дерьмом со взломом и последствиями. И что нет смысла и дальше искать Кота - точнее, его труп скорее всего, - или вот так сидеть на холодном крыльце на самом ветру. Рид даже шумно вздохнул, проверяя - не заложило ли уже нос, но нет. Иммунитет пока справлялся, но уже подавал сигналы о том, что еще немного - и придется детективу опять лечиться, и не только от больного горла.

Неприятно.

Невовремя.

Чертов напарник снова говорит, а Гэвин только и может, что посмотреть на него озадаченно - и хмуро. Рид почти уверен, что кот не просто сбежал, а попал в передрягу, скорее всего смертельную. И поэтому он уверен и в том, что смысла в расклейке объявлений и прочем дерьме просто-напросто нету. Вообще во всем этом смысла нету - как и в собственных неожиданных переживаниях,совершенно не нужных ни ему, ни кому-либо еще.

Это всего лишь кот.

Просто животное.

Какого хера он так расклеился?

- Дерьмо это все, - пожимает плечами, тыкает пальцем андроида в плечо, - Запомни раз и навсегда - жалость или утешение мне нахер не нужны, - взгляд не отводит, смотрит прямо, - Лучше честная дерьмовая реальность, чем сраные иллюзии.

В хриплом сейчас голосе нет даже злости - только мрачная усталость.

Даже Гэвин Рид иногда устает злиться.

Слова о помощи он просто-напросто игнорирует - знает, что не понадобится.

RK900 поднимается на ноги, а детектив только молча поднимает взгляд, хмурится - он не хочет идти в душ, не хочет заниматься домом и всем случившимся дерьмом, вообще ничего не хочет. Но только морщится, криво усмехается самым уголком губ и, коротко оперевшись ладонями о колени, встает с грязных ступенек. Потому что ему и правда нужно в душ, нужно разобраться с делами, нужно переодеться в чистое, и вообще не в его привычке сидеть и ни хера не делать, когда делать что-то надо.

Хотя сейчас он почти удивлен.

Не понимает, зачем сраному андроиду-детективу брать на себя обязанности сраного робота-домохозяйки.

- Ты мне, блять, поуказывай еще.

Тряхнул головой, нахмурившись, заставляя себя влезть в привычную колею, из которой его так выбила пропажа кота. И, разумеется, игнорирует указания - вместо того, чтобы пойти в гребаный душ, осматривает еще раз улицу, ни на что уже не надеясь, тихо ругается себе под нос и возвращается в дом - следом за сраным андроидом, который все-таки решил поизображать из себя уборщика. Рид прислонился плечом к дверному косяку, скрестив руки на груди, и просто смотрел на то, как его собственный чертов напарник сметает стекло на кухне.

Сюрреалистичная картина.

Наверное, Гэвин должен быть благодарен чертовому андроиду за все, что тот сегодня делает. И Рид даже чувствует что-то, смутно похожее на эту самую благодарность, но вслух он этого говорить не собирается. Не хочет. Не умеет. Смотрит на RK900, на мерцающий на виске диод, и помнит - перед ним сраный кусок пластика. Гребаная машина. Это почти все равно, что благодарить кофеварку за кофе. Почти. Потому что этот андроид и не обязан был срываться с места и помогать детективу искать пропавшего кота, а теперь еще и уборкой заниматься.

Тем более, что это не было приказом.

Так ничего и не сказав, Рид морщится и, коротко заглянув в спальню за одеждой, отправляется прямиком в душ. Раз уж сраный андроид решил позаботиться обо всем дерьме, связанным со взломом, то действительно стоит сходить в душ. Гэвин чувствует себя вымотанным даже больше, чем обычно, замерзшим и грязным. Так что он лишь запирается в ванной, включает воду погорячее - в доме и на улице действительно холодно - и залезает под душ.

Заканчивает он едва после ухода мастера, что заменил замки.

- Ни во сколько, - смотрит на андроида хмуро, - Я и сам справлюсь с остальным. Завтра рабочий день - возвращайся в участок или где ты там ошиваешься по ночам. У нас до хера работы.

Спасибо он так и не сказал.

Когда чертов напарник уходит, Рид одевается потеплее - из дома выдувает все тепло через разбитое окно, хотя детектив и завесил его какой-то тряпкой, - и садится на диван в гостиной. Первым делом машинально зовет кота, но осекается на полуслове, сидит еще пару минут и понимает, что в доме стало слишком пусто. Слишком тихо. Гэвин ругается вслух - и даже ругательство кажется неуместным, поэтому он ругается снова и резко поднимается на ноги.

Быстро одевается.

Берет в руки фонарик.

Это нерационально и бессмысленно, но детектив решил еще раз пройтись по улицам в поисках Кота - все равно не уснет иначе. Так что он застегнул куртку поплотнее, накинул капюшон на мокрые волосы и снова вышел к дороге, подсвечивая себе каждый куст и дерево. И почти сразу же замечает весьма примечательную фигуру в гребаном белом пиджаке. Фигуру, которая свернула к обочине и склонилась над чем-то в кустах. Рид выдыхает ругательство и ускоряет шаг, чтобы вовремя подойти и увидеть, что именно сраный андроид забыл под кустом вместо того, чтобы отправиться обратно в участок.

Что ж, Кота они все-таки нашли.

Вот только…

- Какого хера, пластиковый ты хер?

В хриплом голосе детектива возмущение и злость, вперемешку с усталостью, он подходит вплотную, хватает чертового напарника за ворот сраного пиджака, тянет на себя, чтобы тот наклонился, и не приходилось смотреть на него снизу вверх. Гэвин не усмехается сейчас - хмурится и остро жалеет о том, что оставил пистолет в доме. Он ненавидит, когда ему врут, всей душой ненавидит. А RK900, очевидно, соврал, когда говорил, что ничего не нашел. Вот только за каким хером это ему было надо? Рид шумно выдыхает, стискивая ткань в кулаках, встряхивает коротко и говорит угрожающе негромко, но едва справляясь с собственным голосом.

- Никогда не смей мне врать, ушлепок. Это приказ. Тебе ясно?

Рид разжимает руки, напоследок пихнув сраного андроида в плечи, и отбирает труп собственного кота. Животное надо закопать - а с учетом погоды и мерзлой земли, это займет достаточно времени. Детектив чувствует злость, усталость, разочарование - и ощущается себя чертовски разбитым, расстроенным. Впрочем, в руки он себя берет почти сразу, не смотрит в серые глаза чертового напарнка, только криво усмехается уголком губ, едва заметно напряженно приподнимая плечи.

- Вали в участок.

Выдыхает, разворачивается, чтобы вернуться домой и заняться делом.

- Здесь делать больше нечего.

+3

11

«Возвращайся в участок». Девятисотый вздохнул бы, если бы не спохватился за секунду до рефлекторного жеста. В последнее время он немного даже завидует людям с их возможностью спать, потому что некоторым андроидам – да что там, лично Девятисотому, насчет других он не интересовался – попросту нечего делать все то время, когда эти самые люди спят. Девятисотый пробовал заниматься работой, но отчеты с его темпом заканчиваются быстро, анализ проходит еще быстрее, а многие дела, которые он мог бы разбирать по ночам, заблокированы – у него нет доступа.

Девятисотый думает, что если бы в таком режиме пожил сам Рид, у него бы больше язык не повернулся сказать что-то вроде «возвращайся в участок», но для человека эта функция недоступна. Они слишком хрупкие, сон и отдых им необходимы, особенно после того, как они переживают стресс, прямо как сейчас пережил детектив Рид.

В этот раз андроид принимает решение не спорить. Он желает напарнику спокойной ночи, скорее автоматически, чем искренне, да и на ответ не рассчитывает. Потом уходит и пару минут прячется под оградой соседнего дома, чтобы проверить, все ли в порядке и не собирается ли Рид кончать жизнь самоубийством, сжигать свое жилище или делать что-нибудь другое, настолько же идиотское. Потом Девятисотый тихо и быстро уходит в том направлении, которое хорошо запомнил: пора заняться делом, отыскать припрятанный кошачий труп и унести его как можно дальше, а там как-нибудь похоронить, чтобы Рид никогда и ни о чем не догадался.

То, что по дороге кто-то идет, Девятисотый слышит заранее, но в первый момент он слишком занят и не придает этому никакого значения, а потом понимает, что шаги ускоряются и направлены они аккурат к нему. В тот же миг он осознает, кто это может быть – а вариант тут один-единственный, - но даже близко не берется предугадать, что сейчас будет. Программы едва ли не сбоят в попытках отыскать выход из ситуации, однако выхода нет, так что Девятисотый оборачивается, пойманный на месте преступления, и судорожно моргает красно-желтым индикатором у виска.

- Детектив…

Он чуть жмурит глаза, поскольку программа выдает девяносто процентов уверенности в том, что Рид его сейчас ударит. Но вместо этого детектив только хватает за ворот и встряхивает: в этом ничего опасного, но Девятисотому обидно. Немного. Что ж, это он облажался, пытался уберечь Рида от потрясения и, похоже, устроил для него встряску куда крупнее той, что могла бы получиться, если бы детектив нашел труп на дороге сам.

— Никогда не смей мне врать, ушлепок.

Лучше бы Рид кричал. Тогда Девятисотый хотя бы понимал, что происходит, потому что к злому и взбешенному напарнику он уже привык, а вот к такому – с негромким голосом и зашкаливающим уровнем стресса – пока еще нет.

- Ясно.

Уровень стресса Рида остается неизменным, тогда как у Девятисотого он растет. Отчасти он понимает, что не должен сейчас уходить, потому что для человека смерть питомца – трагедия, но… Риду он не нужен. Риду никто не нужен, кроме кота, который теперь мертв; и хотя лично Девятисотый не виноват в его смерти, сейчас ему кажется, будто совсем наоборот. Виноват и еще как. Следует объяснить Риду, почему он поступил так, как поступил, но нормальные слова не приходят Девятисотому на ум, испытывающие стресс протоколы даже не пытаются подобрать что-то вразумительное, и потому он говорит что-то странное, совсем не свойственное машине:

- Я не хотел, чтоб вы видели. Хотел как лучше.

Сбой в системе http://images.vfl.ru/ii/1531907048/ce94a7b5/22529557.png
Уровень стресса: http://images.vfl.ru/ii/1531907048/ce94a7b5/22529557.png

Девятисотый быстро смотрит на Рида. Был разговор, в ходе которого решили, что Девятисотый должен сообщать о сбоях, но сейчас – снова неудачный момент. Неуместно, неудобно, и какие там еще «не», но Рид только что отдал приказ не врать, и хотя умалчивание не считается ложью, Девятисотый все-таки говорит:

- В системе произошел сбой, – в его голосе на этот раз звучат машинные нотки, те самые, которые когда-то были у каждого андроида, пока технический прогресс не позволил сделать модуляции более «живыми».

Сразу после того, как фраза уже произнесена, Девятисотый понимает, что все-таки облажался еще раз. Это было очень некстати, потому что детективу Риду есть чем заняться и есть о чем подумать, кроме как о сбоях, которым нет ни причины, ни объяснения. На этот раз Девятисотый все-таки вздыхает и пробует сделать так, чтобы Рид не придавал этой информации значения:

- Системы работают в пределах нормы. Уровень стресса стабилен, пятьдесят один процент.

+3

12

Диод на чужом виске мерцает желто-алым, ярко, неровно - слишком часто в последнее время. Гэвин привык видеть у служебных андроидов голубое свечение диодов, показывающее, что с их сраными системами все в порядке. Алый цвет вызывал подсознательную тревогу, навевал мысли о девиантах - в обычном случае. Ведь именно красным горели светодиоды сраных кусков пластика в тот момент, когда они совершали убийства, либо пытались деактивироваться или напасть.

RK900, очевидно, не собирался делать ничего из этого.

Да и не был он девиантом.

Но его поведение было максимально нерациональным и глупым - это даже Рид сейчас понимал, когда видел выражение чужого лица, такого искусственного - и такого правдоподобного. Гэвин знал, что под имитацией кожи лишь матовый белый пластик, что серые глаза - всего лишь пустые стекляшки, а если сейчас врезать от души по этому самому лицу, кровь потечет синяя, а не красная. И все же гребаный андроид выглядел сейчас так правдоподобно - удивленно, почти ошарашенно.

Не думал, что детектив откажется оставаться дома?

Да и зачем это все ему вообще?

Рид не понимает, он устало злится - на все. На гребаных андродов, на взломщика, на себя, на кота, на дорогу, на весь сраный мир. Злится глухо - не так как обычно. Не кричит, даже не рычит, и губы не кривятся в злой усмешке. Гэвин не замечает, насколько произошедшее выбило его из колеи, не замечает, даже то, как трудно ему влезть в привычную шкуру, вернуть себе расположение духа и взять себя, наконец, в руки.

Он просто злится.

Он просто устал.

Его и правда злит не столько то, что RK900 с какого-то хера решил скрыть факт смерти кота, сколько то, что тот врал. Внаглую, глядя в глаза, непонятно зачем и для чего - он же гребаная машина, зачем ему изображать что-то, чего нет, обещать помощь и нести прочую ересь? Рид просто не хочет думать об этом, как не хочет, чтобы его собственный напарник - пусть и пластиковый - врал ему даже в подобных мелочах. И приказ срывается с губ даже раньше, чем детектив его обдумал.

И это даже сработало.

Сраные андроиды иногда бывали удивительно послушны.

Гэвин хочет, чтобы сраный кусок пластика вернулся в участок, хочет остаться один, чтобы заняться останками кота. Чувствует себя как никогда усталым, как никогда разбитым - до полусмерти хочется просто напиться, но даже на это нет сил. И только и остается, что машинально прижимать труп животного к груди, хмуро глядя в серые глаза. Рид ожидает, что тот послушается снова - и просто вернется в гребаный участок, оставив детектива наедине с его проблемами, но звучит то, чего детектив не ожидает услышать совершенно.

Такое мог бы сказать человек.

Не сраная машина.

- Как лучше? - удивленно вскидывает брови, смотрит серьезно, - Это, - неопределенный взмах рукой, - ни хера не лучше, - усмехается уголком губ, совершенно не весело, - “Благими намерениями вымощена дорога в Ад”. Запомни это, ушлепок. Я сам решаю, что мне лучше, а что нет.

И все же Рид удивлен. Удивлен тому, что сраный андроид совершенно точно не врет сейчас. Говорит то, что думает, что творится в его чертовых микросхемах. Да RK900 и не смог бы соврать после прямого приказа - Гэвин на это надеялся - и, насколько детектив успел понять, и не стал бы. А это означает, что чертов напарник действительно хотел сделать как лучше для человека, который уже хер знает сколько лет не слышал такое относительно себя.

Потому что заслужил такое отношение.

И все же…

Почему чертова машина вообще такое хочет?

Фигура речи?

Гэвин хмурится и понятия не имеет, что думать - да и трудно думать, держа на руках труп животного, на которое оказалось так внезапно не плевать. Тушка кота холодная, мокрая, грязная и задеревенелая - Риду не по себе, пока он стоит вот так и держит собственного кота, который еще утром теплым комком лежал под боком, а теперь не шевелится, не дышит, а шерсть слиплась от грязи, воды и, кажется, даже крови.

Куртку стирать, если не на выброс.

Детектив не думает об этом.

Его мысли оборвались голосом сраного андроида, от которого он даже вздрогнул едва заметно - настолько неживой, механический он был. Гэвин даже не понял сначала, какого хера тот несет, и только потом вспомнил об относительно недавнем разговоре. RK900 честно сообщал о случившемся сбое, хотя момент был выбран не самый подходящий. Но тут Рид не мог винить его - сам же говорил сообщать о сбоях, толку на технику орать?

Вот только понять, от чего случился сбой у чертового напарника, Гэвин не может при всем желании. Он даже задумывается на несколько секунд, машинально сжимая пальцы на шерсти мертвого животного, смотрит в серые глаза - и не понимает. Рид не техник, и даже попытки разобраться в том, как работают сраные андроиды, ни к чему особо не привели. А сам сраный кусок пластика продолжил, отчитываясь о системе - и удивляет лишь уровень стресса.

Настолько переживает, что обманул напарника?

Это звучало абсурдно, он же гребаная машина.

Гэвин прикрывает глаза, шумно вдыхает, осознавая, насколько нелепо все это выглядит. Темнота, фонари, премерзкая и холодная погода. Труп кота на руках - совсем холодный и грязный - руки заледенели, пальцы уже почти ничего не чувствуют. И перед ним стоит сраный андроид в возмутительно белом пиджаке, мерцает алым диодом так ярко, и вместо того, чтобы вернуться в участок, отчитывается о собственном уровне стресса.

Это было действительно нелепо.

Рид не выдерживает, фыркает, прижимает запястье одной руки ко лбу, второй машинально прижимая труп кота к груди. Смеется громко, будто бы RK900 выдал просто охеренную шутку - вот только в хриплом голосе веселья не слышно совсем. Потому что Гэвину не весело. Он давится холодным воздухом и собственным смехом, кашляет, поднимает усталый взгляд на чертового напарника, опуская руку.

Встряхнулся, тряхнул головой, беря себя в руки.

Нехер расклеиваться перед гребаным андроидом.

- Это все, блять, реально смешно, - криво усмехается, пожимает плечами, - Со сбоем потом разберемся, - тяжело выдыхает, отводит взгляд, - Пошли, поможешь яму выкопать.

Снова посмотрел в серые глаза, усмехнувшись.

- Если не сломаешься, конечно, - поморщился, взмахнул рукой, - Иначе меня Фаулер прибьет, а я за котом на тот свет не тороплюсь.

Отредактировано Gavin Reed (27-12-2018 10:49:20)

+3

13

Каждый раз, когда Девятисотому кажется, что он начал разбираться в проявлениях человеческих эмоций, происходит что-то вроде того, что произошло сейчас с Ридом. Его смех нельзя назвать веселым, и это андроид отлично слышит, но не понимает. Люди смеются, когда им весело, иногда некоторые могут делать это от волнения, но Рид сейчас не подходит ни под описание веселого человека, ни под взволнованного. Он скорее усталый и… здесь системы на секунду подвисают – должно быть еще одно подходящее слово, чтобы описать его состояние, но оно никак не подбирается.

Потом Девятисотому кажется, что детектив смеется над ним. Он еще раз просматривает ситуацию, но видит в ней только поводы разгневаться или ударить, но никак не смеяться. Девятисотый вряд ли умеет хорошо шутить, разве что может сказать что-то забавное, как и большинство современных андроидов, но уж точно это не относится к теперешнему моменту.

Все сводится к одному – у Рида сдали нервы. У них обоих случился сбой, просто у каждого по-своему.

- Системы в пределах нормы, – повторяется Девятисотый, стоит Риду предположить, что он может «сломаться». Не помешала бы, конечно, полная диагностика, но сейчас ему не хочется тратить на это даже того мизерного количества времени, которое она занимает. Этот сбой в точности повторяет предыдущие, так что андроид заранее знает, что никаких отклонений диагностика не выявит.

Когда Девятисотый идет обратно к дому следом за Ридом, его немножко отпускает. Должно быть, Рид его простил, или что там в этой голове может быть – но если бы нет, не стал бы звать с собой, особенно когда собрался делать могилу для кота. По пути Девятисотому хочется сказать какую-нибудь глупую банальщину о том, что ему очень жаль, что кот умер, и что Рид в этом не виноват, потому что произошла обидная случайность. Но вместо слов он просто смотрит Риду в спину и думает, что до этого дня вряд ли смог бы сказать, что на детектива можно эмоционально воздействовать. Оказывается, элементарные человеческие переживания все же не чужды ему, и нужно только знать, в какой области он к ним восприимчив. Вот был кот – но кота-то теперь нет. Логично предположить, что некоторое время Рид еще будет ходить грустный (пусть со стороны никто и не заметит), а потом… что?

Познания Девятисотого в психологии слишком ограничены, чтобы сделать предположение.

Хоронить животное, оказывается, непросто. Вначале Девятисотый ждет, пока Рид выберет подходящее место, потом получает лопату. Февральская земля промерзлая и твердая, древко лопаты поскрипывает от усилия так, будто вот-вот сломается, так что приходится часто останавливаться и давать инструменту передышку. Глубина и ширина ямы ему не нравятся, потому он тратит дополнительное время для того, чтобы расширить ее и уйти еще хотя бы на пару десятков сантиметров вниз.

Потом яма смотрится странно. Слишком маленькая для могилы, слишком мрачная в ночной темноте. Девятисотый украдкой смотрит на Рида, а потом отступает в сторону: это ритуал, который принадлежит человеку и его животному. Девятисотому зато нравится видеть, что Рид хотя бы к чему-то был привязан – до сих пор он такого не мог бы о нем сказать.

После того, как все уже закончено, Девятисотый чувствует себя странно. Он не может полноценно идентифицировать состояние систем, и это здорово напоминает то, что когда-то рассказывал Коннор. Но Девятисотый не девиант, потому что нельзя быть девиантом и не знать об этом, выходит, это что-то другое.

- Я могу остаться с вами до утра, если хотите, – предлагает он, заранее зная, что Рид не хочет. Будь детектив болен, Девятисотый бы на своем варианте настоял, но сейчас он вполне здоров и испытывает моральные, а не физические трудности, а это совсем другое дело. - Или если вам что-нибудь нужно… мне будет не тяжело.

Здесь он тоже знает: слишком низка вероятность того, что Риду от него что-то понадобилось. Это произошло однажды – сегодня, в виде исключения, да и то в итоге Девятисотый все равно его подвел.

+2

14

Иногда Рид удивлялся, как его жизнь умудрялась вывернуться под самым неожиданным углом. Детство, учеба, его становление полицейским, первые дела, первые шрамы. Иногда все течение его жизни делало такие резкие повороты, что детектив едва успевал в них вписаться, не помяв в очередной раз лицо или тело. А иногда не успевал - как это было, когда в жизни всего человечества появились сраные андроиды.

Гэвин словно бы остался на гребаной обочине.

И выгрести обратно в колею было не так-то и просто. Переработки, попытки влезть в самое пекло, доказать себе и всем вокруг, что он незаменим. Что ни одна сраная пластиковая кукла не сможет встать на его место - никогда. И это ведь удавалось - несмотря на сраных андроидов в полиции, их не привлекали непосредственно к расследованиям. Просто послушные исполнители, которых не жалко в случае аварии или перестрелки, не более того.

Рид знал, что это ненадолго.

И оказался прав.

И вот теперь все снова вывернулось будто бы наизнанку - Гэвин не мог и не собирался принимать сраных андроидов на равных с людьми. Старался даже не допускать мысли, что эти гребаные куски пластика заменят его, всячески демонстрировал свою ненависть и отвращение, а чем все закончилось? Тем, что он стоит со своим мертвым котом ровно перед гребаным куском пластика, которого даже воспринимать стал как чертового напарника, и не находит в себе той прежней сжигающей ненависти.

Хотя очень старается.

Но вместо привычной ругани или попытки ударить - а ведь есть за что, между прочим! - он смеется. Нервно, невесело - как самый настоящий сбой в нервной системе, не хуже, чем у сраного андроида. Эта мысль Риду не нравится, но злость в нем будто бы гасла под весом усталости и разочарования в этом гребаном мире. В конце концов, он сейчас держит на руках труп единственного близкого ему существа. Буквально единственного. И как разница, что это существо - всего лишь кот?

Кто узнает, как это его расстроило, долго смеяться будет.

Гэвин не сомневается в этом.

А потому только кивает на слова RK900 и молча разворачивается, чтобы вернуться к дому. Кто бы мог подумать, что он будет просить помощи у сраного куска пластика сначала с поиском кота, а теперь с копанием ямы для этого самого кота? Хотя с последним Рид справился бы и сам, и он не уверен, какого хера не отправил сраного андроида обратно в участок, как собирался.

Но на напарника он все же больше не злится, пожалуй.

Сейчас, по крайней мере.

В кладовке промерзшего, казалось, насквозь - детектив забыл закрыть дверь - дома нашлась и лопата, и подходящая коробка, содержимое которой он просто вытряхнул на пол. Гэвин забрал вдобавок с кресла кошачий плед - весь в шерсти, на нем спал Кот постоянно, благодаря чему остальная мебель не сильно страдала, - и вышел на задний двор. Под сухим деревцем было подходящее место для могилы, и Рид всучил сраному андроиду лопату. Так же молча показал под дерево, а сам занялся трупом кота.

Не бросать же его в землю было.

Под звук собственного дыхания и мерный стук лопаты - земля промерзла капитально, лопата была не лучшего качества, - Гэвин завернул кота в плед и уложил в коробку. Как раз поместился, и даже накрыть крышкой удалось. Оставшееся время детектив мрачно стоял рядом, стараясь не думать ни о чем. Только скрестил руки на груди, укутавшись в грязную куртку - хорошо, догадался старую накинуть, можно просто выбросить.

Холодно.

Тяжело.

Рид стоит и думает о том, что у него копание ямы заняло бы гораздо больше времени и усилий. Хотя, может, удалось бы получше отделаться от мыслей, что так и ползали в больной от всего произошедшего за день голове. Гэвин старается думать о расследовании, об информации, полученной сегодня, о том, что звук лопаты чертовски бесит, но не о том, что он, по сути, хоронит собственного кота, а помогает ему в этом гребаный андроид, чью помощь принимать детектив когда-то зарекался.

Кто бы мог подумать?

Но, наконец, яма выкопана, и Рид даже не находит, к чему придраться. Только молча берет коробку, опускает в могилу и еще пару минут сидит на корточках, так же молча глядя в темный провал. Темную коробку не видно в темной же яме при общей окружающей темноте, и это даже хорошо. Гэвин тихо ругается вслух и резко выпрямляется, кивая RK900 и даже помогая ему засыпать все это землей. Затем, поддавшись порыву, кладет сверху какой-то булыжник и тянется в карман за сигаретами.

За сегодня он выкурил чуть ли не недельную норму.

Но ему плевать.

- Скажешь хоть кому-то - деактивирую к херам, ясно?

И Рид не собирается пояснять - про что именно нельзя говорить.

И так очевидно.

- Не хочу, - смотрит в серые глаза хмуро, молчит целую долгую минуту, - Спасибо за помощь.

Отворачивается резко, не дожидаясь ответа, возвращается дом.

Его ждет еще ночь в промерзшем доме наедине с собой и тишиной. Рид не собирается признаваться даже себе, что со своим “не хочу” он соврал. Потому что без кота в доме оказалось даже слишком тихо и слишком холодно, и разбитое окно тут не причем. Впрочем, пара стаканов виски, горячий душ и теплая одежда отчасти спасли положение, а ранним утром заменили окна, так что детектив мог со спокойной - относительно - душой отправиться на работу, чтобы завалиться делами и занять мозг чем-нибудь полезным.

В конце концов, это всего лишь кот.

Нескольких дней хватило, чтобы полностью вернуться в привычную колею и вернуть себе привычно-херовое расположение духа. Даже полученные не в своем деле синяки зажили, и только гребаного взломщика Рид так и не нашел. Да и не искал особо - толку-то? Дел хватало и без этого - убийцы, наркоманы, потерявшиеся гребаные девианты. Город будто бы после революции жил своей жизнью, только вот хаоса заметно прибавилось, как и работы.

Иногда Гэвину даже поспать было некогда.

Иногда - отдохнуть.

Рид ненавидел зиму в Детройте, и предпочел бы честные морозы, как в горах или на севере, чем это невразумительное нечто с мокрым снегом, а то и дождем. И даже матерился на любого преступника, который совершал свои сраные преступления где-нибудь на улицах, складах и в прочих неотапливаемых или открытых местах. Как это было сегодня, когда полдня он убил на ублюдка, который решил поорать о своих человеческих правах, громя машины чуть ли не на другом конце города.

И кому он что доказал?

Даже сраные девианты поступали разумнее.

Именно об этом Гэвин делился с Тиной под конец рабочего дня в кафетерии - о том, как же херово в такую погоду носиться за гребаными идиотами, которые занимаются какой-то херью. И что лучше бы он отчеты сидел писал, зато в тепле и сухой, тогда как в участок он вернулся мокрый насквозь, злой, зато с ублюдком в наручниках, который теперь сидел в камере временного задержания и ныл о своей нечестной доле.

Идиот.

Впрочем, Тина быстро ушла на вызов, а Рид остался пить кофе и смотреть в телевизор без звука.

Делать ничего не хотелось.

Вообще ничего.

+2

15

На следующий день у Девятисотого по-прежнему остается это в голове. То, как Рид сказал ему «спасибо». Если быть точным – ему потребовалось слишком много времени на эти слова, и звучали они как-то по-странному, будто Риду пришлось через себя переступить, чтобы нечто подобное смогло сорваться с его языка, но тем не менее это произошло впервые. Даже когда Девятисотый приехал за ним, избитым и запертым, Рид не произнес ничего, что хоть сколько-нибудь напоминало благодарность; не то чтобы Девятисотому было это нужно, но чем больше проходило времени, тем сильнее он сравнивал себя с Коннором (просто потому, что других андроидов-девиантов поблизости не было) и тем больше замечал отличия.

Теперь он как будто лишился одного из этих отличий, и Девятисотому интересно, как это повлияет на отношения с напарником в дальнейшем. Впрочем, разговаривать об этом нельзя ни с кем – с другими людьми Рид запретил сам, а с ним… Ну, Девятисотый еще не настолько утратил способность мыслить логически, чтобы не понимать, к чему привел бы подобный разговор.

Ему вообще кажется, что Риду проще делать вид, будто никогда у него не было ни кота, ни взлома в доме. Работал он так же, как прежде, его настроение разве что ухудшилось – но такая перемена не вызвала ни у кого вопросов: типично для Рида. Даже сам Девятисотый может подтвердить – типично.

Только это «типично» не значит, что так и должно быть.

Чем больше проходит времени, тем сильнее Девятисотому хочется понять, как присутствие домашнего животного влияет на человека. Он может найти массу информации в свободном доступе, может прочитать немало научно обоснованных работ на эту тему, но этого недостаточно. Ни один из авторов таких работ не был знаком с Гэвином Ридом, их нельзя считать подходящими для его типа личности. А поговорить с теми, кто Рида знал, Девятисотый не мог, потому что обещал напарнику не врать, и все эти ограничения стояли вокруг его интереса настоящим забором, пока он не нашел единственный нормальный вариант.

Нужно проверить на реальном опыте, вот как.

Следующий день Девятисотый проводит в фоновом поиске – ему необходим подходящий кот, чтобы принести его Риду. Такой, чтобы не был чересчур красивым и тем более породистым. Прошлого кота Рид нашел и вылечил, вряд ли ему понравится холеный выставочный образец. Но вместе с тем Девятисотый не хочет получить миллион проблем в кошачей шкуре. Так что животное должно быть хотя бы без свежих переломов, и желательно, чтобы оно имело необходимое количество конечностей и все прочие части тела в порядке.

Девятисотый довольно быстро получает доступ к базам детройтских приютов. Он выбирает день и ездит в несколько, чтобы посмотреть на котов вживую, но что-то в них все равно не так. Он мог бы взять любого – каждый достаточно побит жизнью, многие выглядят непрезентабельно (именно то, что Девятисотый и ищет), но полного попадания до сих пор нет. Девятисотый не уверен, и поскольку время его не ограничивает, он готов ждать, пока не появится что-то подходящее.

И, конечно, оно появляется.

Погода выдалась отвратительной, дождь со снегом и мороз, и Рид почему-то сидит на работе, когда давно уже пора ехать домой. Девятисотому хочется поторопить его, но он знает, какой получит ответ, и в конце концов решает, что Риду не будет никакого дела до того, куда андроид уедет. Подумает, что в «КиберЛайф», а из-за усталости все равно не станет проверять – именно с этой мыслью Девятисотый вышел из Департамента и сел в кибертакси. Стоило, наверное, хотя бы уведомить напарника, но нет – тот запретил лгать, и поэтому Девятисотый не смог бы сказать о «КиберЛайф». Пусть лучше так, молча: Риду все равно его собственная принципиальность не позволит выдать интереса.

Девятисотый едет по адресу, где сегодня днем семья нашла и приютила выброшенных на улицу котят. Всего их в коробке оказывается пятеро, но Девятисотый понимает, что пять – это слишком много, поэтому берет двоих, не выбирая. Ему дают для них другую коробку, поменьше, и вначале этого кажется достаточно, пока Девятисотый не оказывается на улице, где слишком мокро, холодно и ветрено – тогда он снимает куртку и заворачивает коробку в нее, оставляя только небольшую щель для того, чтобы поступал воздух. Котята внутри возятся и мяукают, Девятисотый понятия не имеет, какой у них возраст: не только родились, но и не окрепли полностью.

По пути к дому Рида он думает, что детектив вышвырнет его на улицу вместе с этими котами. Но сперва нужно убедиться, что будет кому вышвыривать, поэтому Девятисотый делает анонимный звонок Департамент, чтобы узнать, на месте ли Гэвин Рид. Его там нет; скорее всего, уже уехал, и Девятисотый выжидает еще с полчаса для того, чтобы быть уверенным, что он уже дома.

И только потом берет такси.

У дома Рида Девятисотый ненадолго останавливается. В окнах горит свет – это хороший знак. На улице по-прежнему мокрый снег, и это плохой знак: Девятисотый весь промок и обязательно испачкает Риду пол… если тот вообще его пустит. Но коробка благодаря форменной куртке осталась сухой, котята в ней тоже, и Девятисотому все равно некуда с ними больше идти.

Он стучит в дверь, запоздало понимает, что тут-то уже можно было и снять с коробки куртку, но не успевает, потому что дверь открывается, а морда у Рида злая. И, чтобы он не успел его сразу послать, Девятисотый говорит, протягивая коробку:

- Это для вас, детектив.

+2

16

Вообще, рабочий день уже подходил к концу. Заебанный работой, ранними подъемами и переработками, Гэвин вполне мог бы и вернуться уже домой, но… не хочет. Он просто стоит в кафетерии, пьет невкусный кофе и смотрит телевизор без звука - бегущей строки внизу вполне достаточно. Диктор с безукоризненно вежливым лицом - человек, как и все, - вещает что-то о том, что законы, уравнивающие в правах андроидов и людей, все еще в разработке, что какие-то уже даже приняты. Рассказывает о том, как люди помогают девиантам освоиться в новом для них мире, как девианты взаимодействуют с людьми…

Настолько сахарно, что аж тошнит.

Рид кривится, сминает стаканчик в руке и швыряет его в мусорку. Мог бы и оставить на столике - как ни странно, уборщики андроиды не уволились и, кажется, умудрились даже не подхватить сраную девиацию, - но зачем-то все равно выкидывает. И вместо того, чтобы двинуться домой, решает закрыть дело с любителем погромить машины - злой и мрачный, едва высохший после окончания долбаной погони, направился прямо к камере временного задержания, на ходу кивая дежурному офицеру, чтобы ублюдка препроводить в допросную.

Дело было на полчаса от силы.

Но Рид задержался дольше - урод упрямился и нес откровенную херь, так что в итоге детектив даже сорвался и от души наорал на придурка. Он даже не помнил, что орал, но подсознательно ощущал, что что-то не так. И только выходя из допросной - как жаль, что нельзя хлопнуть автоматической дверью! - сообразил, что именно не так. Уже какое-то время не маячил рядом чертов пластиковый напарник. Гэвин нахмурился и растерянно оглядел офис - RK900 нигде не было видно.

Впрочем, тот же и не обязан после окончания рабочего дня торчать в офисе.

С некоторых пор - после революции - не обязан.

И хотя Риду даже любопытно, куда этот пластиковый засранец отправился, он молчит. Не спрашивает ни у кого - чтобы не выдавать любопытство, да и вряд ли сраный кусок пластика докладывал кому-то что-то. Наверняка поехал в свой CyberLife или еще куда. И Гэвин мог бы даже позвонить тому напрямую и спросить - и даже тот не смог бы соврать после прямого приказа - но не делает этого. Молча садится за свое место - нужно заполнить отчет, закрыть дело и забыть об утырке, которому светит огромный штраф и судебные разбирательства с владельцами машин.

Отделается общественными работами скорее всего.

Если повезет.

Гэвину плевать.

Домой ехать все еще не хочется - Рид знает даже, почему. Хотя он никак не выдавал своего настроения - точнее, оно никого и не интересовало, - перспектива возвращаться в пустой дом его совсем не радовала. Он даже и не замечал раньше, насколько он привязался к Коту, а теперь того не стало, и в доме стало слишком пусто, слишком тихо, слишком… невыносимо. Гэвин даже подумал о том, чтобы заночевать в участке, но это было бы совсем глупостью, так что пришлось собраться и двинуть по мерзкой погоде домой.

Дома было так же отвратительно, как детектив и думал.

Тепло, сухо - и пусто. Никто не путался под ногами, не требовал жратвы вот-прям-сейчас, на полу не стояла миска - Рид убрал ее на следующий день после взлома - и только кошачий корм в холодильнике и купленное вчера машинально молоко напоминало о том, что тут вообще когда-то жил кот. Ужинать Гэвин не стал - аппетита не было - только сходил в душ, переоделся в домашнее и, сделав себе кофе, привычно завалился на диван с планшетом, чтобы просмотреть материалы по последним делам.

Еще пара часов, и можно будет лечь спать.

Попытаться уснуть.

Планы, впрочем, прервались отвратительно мерзким - или это только так кажется? - стуком в дверь. Гостей Рид никогда не ждал, да и некому было к нему приходить в те самые гости, так что детектив заранее злился. Либо соседи, либо пьяные дебилы, либо пластиковый хер, которому понадобилось вытащить напарника на какое-нибудь очередное дерьмовое дело. С учетом погоды на улице - весьма отвратительной - Гэвин выбираться из неуютного, но хотя бы теплого, дома не собирался.

И пошли все к херам.

Босиком пройдясь по холодному полу, Рид открыл дверь с твердым намерением послать позднего визитера нахер. И даже не сильно удивился, увидев за дверью RK900, куда сильнее его удивил внешний вид того - насквозь мокрый, без своего извечного пиджака, тот выглядел… почти человечно. Гэвин даже растерялся немного, и еще больше растерялся, когда осознал, что сраный андроид протягивает ему… коробку. Гребаную коробку, завернутую в тот самый форменный пиджак, мерцающий светодиодами.

- Что?

Он смотрит несколько долгих секунд в серые глаза напарника в попытках осознать ситуацию. Впрочем, на реакцию Рид никогда не жаловался, так что соображает он быстро. Чертов андроид приперся к нему поздним вечером, почему-то без пиджака и вымокший, и теперь протягивает коробку, которая зашуршала и мяукнула?

- Какого хера?

В голосе Гэвина злости, на удивление, нет. Он просто ни черта не понимает, но коробку в руки берет и отходит в сторону, не закрывая дверь - таким образом молча приглашая RK900 зайти внутрь. Рид осознавал, что тому не холодно, несмотря на мокрый вид, но сам вот замерз моментально, а ответы получить хотел. Прямо сейчас. Поэтому поежился и прошел вместе с коробкой на кухню, кивнув сраному андроиду, чтобы тот закрыл дверь и зашел следом.

Наследит тот наверняка, но это сейчас не важно.

В коридоре и без того не очень чисто.

- Так, а теперь с самого начала и по порядку, - детектив поставил коробку на стол, разматывая мокрый снаружи пиджак, и озадаченно уставившись на двух котят внутри, - Рассказывай, что за херня происходит?

Гэвин чувствовал сейчас себя почти тупым.

Потому что мотивов куска пластика понять не мог.

“ - Это для вас, детектив.”

- Почему ты мокрый и нахера притащил мне котят?

Сунул руку в коробку и почесал одного из них за ухом чисто машинально.

Что ему с ними делать?

Отредактировано Gavin Reed (12-01-2019 14:59:03)

+2

17

В самом начале еще есть невысокая вероятность того, что Рид его не пустит и коробку не возьмет, но когда прошли первые несколько секунд, Девятисотый убеждается, что этот сценарий откладывается. Гэвин берет коробку, и тогда Девятисотый шагает вперед и остается на пороге. Потом он закрывает входную дверь, но следом за детективом на кухню не торопится. Вначале он разувается, оставляя мокрые и грязные ботинки все там же, рядом с дверью, потом проводит пятерней по волосам, сжимая пальцы и заставляя дождевые капли выжаться прямо на рубашку. Только после этого он идет на кухню, чтобы увидеть, как Рид рассматривает котят.

- Снаружи осадки в виде снега с дождем, поэтому я мокрый. – На первый вопрос ответить намного легче, чем на второй, поэтому андроид делает паузу и тоже смотрит на котят. Они оба любопытные, обнюхивают руку Гэвина, которую тот сунул в коробку. Девятисотый отмечает, что ему тоже хочется погладить котят, проверить, таковы ли они окажутся на ощупь, каким был прошлый кот Рида, и захотят ли они так же поцарапать его, как и он хотел.

- Это новые коты для вас, – к объяснению Девятисотый не подготовился заранее, поэтому сейчас все слова кажутся не вполне подходящими, а порой и не совсем уместными. Для него все было очевидным: он приносит котят, Рид их забирает, все становится немного лучше, но теперь события начинают развиваться не по этому очевидному сценарию, поэтому у Девятисотого тут же возникают трудности. - Вы грустили, потому что ваш кот погиб. Чтобы вам не было грустно, нужен другой кот. Я понимаю, что животное, проведя долгое время с вами, приобрело характерные черты уникальной личности, и поэтому другое подобное животное не сумеет в точности повторить предыдущее, поэтому взял на всякий случай двоих. Если вы считаете, что требуется больше, я могу привезти еще троих без проблем, но если нужно четверо или пятеро, мне понадобится некоторое время, чтобы их найти.

Теперь Девятисотый подумал, что Рид может и отказаться принимать котят. Тогда придется относить их обратно или искать, куда пристроить. Например, Хэнку Андерсону – он, должно быть, воспримет это на свой счет, поскольку однажды сочинил для Девятисотого историю с участием кота, но и пускай. Может, чувство вины не даст ему отказаться.

Но куда лучше было бы сделать так, чтобы у Рида тоже не было шансов отказываться. Девятисотый пока еще не знает, как именно, и поэтому надеется, что все сложится само собой. Вот, детектив уже гладит котят, а они не кусают его и не царапают. Даже выглядят неплохо, с короткой пятнистой шерстью без грязи и мусора на ней. Только самую малость мокрые, но они должны быстро подсохнуть, судя по прогнозу и поверхностному анализу состава шерсти.

- У вас есть все условия для их содержания. Необходимы прививки и стерилизация, а также дополнительная миска для еды, иначе у них может возникнуть конфликт. Также вам понадобится когтеточка и расческа для короткой шерсти, витамины и некоторые другие вещи, я могу составить полный список.

Он все-таки не удержался и, подойдя еще ближе, тоже сунул руку в коробку. Котенок потемнее уже пытался из нее вылезти, но, почувствовав на спине пальцы андроида, передумал и развернулся. Девятисотый осторожно провел по его шерсти от шеи и до основания хвоста – ощущения были положительными, особенно ему понравилось то, как животное реагировало на касание. Не так уж часто Девятисотому доводилось прикасаться к кому-то живому, не считая преступников, поэтому всякий раз непривычная реакция очень его интересовала.

- Согласно статистике большинство владельцев кошек называют их стандартным набором имен: Макс, Тайгер, Смоки, Бадди, Симба, Лаки, Феликс, Харли, Люси, Мисти, Шедоу, Джинджер… Я могу привести больше примеров, в том числе специфических, если вы не сможете сделать выбор.

Последнее он добавляет исключительно потому, что предыдущего кота Гэвин так и называл – Кот, и это было нормально, но теперь их двое, поэтом так просто выйти из ситуации у детектива Рида уже не получится.

+2

18

Гэвин мельком смотрит в окно, по стеклу которого стекают капли дождя и подтаявшего снега, и кивает. Ну да, логично. Сраный андроид мокрый, потому что на улице дерьмо с погодой, и она не может решить, зима в городе или еще сраная осень не закончилась, и выливает на головы прохожим то снег, то дождь, а то и все сразу. Рид снова переводит взгляд на напарника и морщится, невольно передергивая плечами - на того даже смотреть холодно, настолько тот мокрый, но это же сраный кусок пластика.

Его даже не закоротит от воды.

Но на самом деле этот вопрос не особо и важен. Куда важнее - какого хера сраный андроид притащил в коробке чертовых котят. Целых двух. Чуть влажных - но скоро высохнут - пестрых. Один темнее второго, у одного на ухе черное пятно, у второго - на мордочке. Гэвин ни хера не понимает, что происходит, и что ему делать дальше, еще меньше он понимает в мотивах машины, а сам машинально сунул руку в коробку и чешет короткую шерстку, потому что не может иначе.

Оно само.

Котята совсем не шуганные, выглядят здоровыми и совсем еще мелкими. Хорошо, если сами есть начали - очевидно, какой-то урод их выкинул, а пластиковый засранец или подобрал, или взял у тех, кто подобрал. То, что их не прямо с улицы притащили, очевидно, поскольку они были достаточно сухими, в отличие от того же RK900, в которого Рид испытывал смутное желание швырнуть полотенцем.

Подсознательное.

Но сраный андроид объясняет, что вообще происходит, и Гэвин про полотенце забывает. Он вообще про все забывает, крайней озадаченно глядя на чертового напарника, даже забыв про то, что вообще-то стоял котят гладил. Один из них, возмущенный таким пренебрежением, вцепился зубами и лапами в руку детектива, но тот даже не обратил внимания.

Он все равно ни хера не понимал.

Первым порывом было послать сраный кусок пластика - ведь ни хера он не грустил после смерти Кота! - но делать этого Рид не стал. Потому что да, грустил, да расклеился, да еще и перед этим самым сраным куском пластика. Но заводить нового - тем более новых - он не собирался, глубоко убежденный, что ничего хорошего из этой затеи не выйдет. А вот RK900 так не считал и где-то раздобыл котят, притащил их сюда, чтобы детективу не было грустно, и теперь смотрит с максимально честным видом и предлагает притащить еще котят.

Каким образом так вывернулись его микросхемы, Гэвин даже предположить не мог.

- Так, стоп. Больше точно не нужно, - снова смотрит на котят, снова гладит их и трясет головой, - Но почему ты вообще решил их притащить? - морщится, машинально трет шрам на переносице и добавляет, - В смысле, нахера это тебе?

Рид и правда не понимает.

Продолжая говорить, чертов андроид подходит к коробке, и теперь котят гладят они вдвоем, а Гэвин думает, что выглядит это все как странный и дерьмовый сон. Ну, правда - разве может быть такое в реальности, что на его гребаной кухне будет стоять гребаный насквозь мокрый андроид и гладить котят в коробке, которых сам же и притащил детективу, который едва ли неделю назад лишился кота? Это был какой-то сраный сюрреализм, но Рид явно начинает к подобному привыкать, и поэтому до сих пор не выставил кусок пластика за порог - котят он тем более не выкинул бы, не настолько же он мудак, - а стоит и гладит животных вместе с этим самым куском пластика и даже не особо возникает.

Кто бы мог подумать?

- Составь.

Только и может коротко согласиться на составление списка, потому что у него самого голова идет кругом. И от происходящего, и от усталости с недосыпом, и от того, что теперь на его шее два дармоеда вместо одного, да еще и в таком возрасте, когда будут драть все, что видят, лезть, куда не надо, а еще их надо кормить чаще, чем раз в день, а это значит, придется дома появляться чаще, чем обычно. Впрочем, эта мысль, на удивление, не вызвала такого отторжения, как еще сегодня днем.

Возможно, дело было в котятах.

Возможно, сраный кусок пластика как-то умудрился сделать верные выводы.

Рид не уверен.

- Э, нет, вот не хватало еще, чтобы моим котам имя сраный андроид выбирал.

Котят детектив уже считал своими, поэтому решительно вытащил одного из них - того, которого не гладил RK900, - и приподнял в руках, разглядывая на свету.

- Девочка, - в голосе была уверенность, а котенок тем временем вцепился зубами в пальцы, оставляя новые следы на уже расцарапанной руке, - Будет Хренью.

Поколебавшись, Гэвин посадил котенка обратно, наблюдая за тем, как второй ластится к пластиковой руке андроида. Выглядело это забавно и даже… мило, что ли? Детектив не мог не заметить, что чертовому напарнику гладить животное явно нравится. RK900 и к старому Коту пытался приставать, но тот прикосновения не любил, так что дело было обречено на провал. С котятами, очевидно, все было иначе, но Рид все-таки вытащил и второго котенка, чтобы точно так же осмотреть, как и первого.

- Мальчик, - хмыкнул, улыбаясь краешком рта, хотя вряд ли это улыбкой-то можно назвать, - Будет Пиздюком.

Этого котенка Гэвин оставил на руках, несмотря на очередные попытки животного располосовать кожу человека, погладил, успокаивая, и растерянно посмотрел сначала на андроида, потом на коробку.

- Тебе нравится возиться с животными? - он и сам был не уверен, почему спросил и зачем спросил, и нахера ему эта информация, не считая того, что вообще не был уверен, что машине в принципе что-то может "нравиться", но добавил сразу же, опуская котенка на пол и вспоминая, куда сунул миску, - В любом случае, притащил - помогай.

Миска обнаружилась в шкафчике с посудой, ее Рид сунул в руки андроиду и кивнул на холодильик - молоко стояло там со вчерашнего дня нераспакованное, и что с ним делать сраный кусок пластика наверняка сам догадается погуглить. Гэвин же перешагнул через котенка, решившего поохотиться за его ногами, и сходил в ванную, чтобы прихватить чистое полотенце и, вернувшись, швырнуть в RK900.

- И вытрись, блять, на тебя смотреть холодно.

+2

19

Вопросы, которые задает детектив Рид, на поверку оказываются сложнее, чем можно предположить. Для Девятисотого ответ очевиден – потому, что так лучше для Рида, - но детектив понимает этот вариант и нарочно уточняет его. И здесь уже затрудяется сам Девятисотый, смотрит с долей растерянности то на котят, то на Гэвина, и хотя бы самому себе пытается ответить.

А получается в ответе все равно то же самое: потому что так лучше для Рида. А ему, Девятисотому, не трудно. Почему бы тогда не помочь.

И все-таки вслух он не дает никакого ответа. Им обоим есть на что отвлечься от этого разговора, и пальцы проходятся у котенка под подбородком, а потом Девятисотый опирается локтем на стол, где стоит коробка, и разглядывает животных совсем близко, так, что отчетливо виден каждый волосок шерсти, и то, как в круглых глазах отражается лицо Девятисотого. Они крошечные; перестраивая зрение на инфракрасное, Девятисотый видит, какая горячая у них кровь.

- Составь.

Теперь он почти не удивляется тому, что Рид больше не отказывается от помощи с его стороны. Вернее, не «больше», а просто изредка этой помощью пользуется, как было с поиском кота, с могилой, и вот теперь, со списком. На то, чтобы сделать его, уходит очень мало времени, и Девятисотый сбрасывает готовый список на почту детектива Рида, коротко мигая диодом. А потом смотрит за тем, как Рид поднимает растопырившего лапы котенка вверх и дает ему имя, такое ужасное, что Девятисотому хочется поморщиться.

Он этого не делает. Хрень так Хрень. Андроиду такие вещи воспринимать намного легче, чем было бы человеку – он просто записывает набор букв и звуков в систему, в графу с именем конкретного животного, и оно становится в порядке вещей. Почти:

- Вам придется называть эти имена в ветеринарной клинике. Будьте готовы к тому, что не все поймут.

Второе имя получается ничем не лучше. Девятисотый не знает даже, пожалеть этих котят за то, что их хозяин идиот и не придумал ничего нормального, или позавидовать им из-за того, что у них, в отличие от Девятисотого, есть имена. Впрочем, Гэвин и так частенько награждал напарника красочными эпитетами, так что разница почти не видна.

- Мне… Да, скорее нравится. Они очень маленькие, но их организм имеет полноценную дыхательную и кровеносную систему, а также систему выделения, мышечный каркас, скелет, мозг, нервы. К тому же, внешне они выглядят привлекательно. – Он полностью не уверен в своем ответе. О кровеносной и прочих системах Девятисотый вспоминает только теперь, когда нужно подыскать ответ на вопрос Рида, а до сих пор животные – котята – просто были симпатичны ему. Привлекали внимания, как, бывало, привлекало его все необычное, новое и не относящееся непосредственно к работе.

Взяв миску, Девятисотый вынул из холодильника упаковку молока, вылил немного в чашку, которую сунул в микроволновку – холодную еду котятам было нельзя. Хватило пятнадцати секунд, чтобы молоко достаточно нагрелось, потом Девятисотый вылил его в миску, поставил ее на пол и высадил Хрень из коробки на пол, подобрал Пиздюка и поставил рядом – оба уже заинтересованно тянулись к миске, оставалось только подождать, чтобы начали пить.

Подождать Девятисотый не успел, получив по голове полотенцем. Он немного нахмурился, поднимаясь во весь рост, вытер полотенцем лицо – движения получились неуверенными, обычно он этого не делал, - а потом положил его на стол и принялся расстегивать мокрую рубашку.

- Мне нужно повесить куда-то рубашку, она тоже вся мокрая, и судя по вашей логике, смотреть на нее тоже холодно, – закончив с пуговицами, он в два движения расстегнул манжеты и тогда снял рубашку совсем. Повесил пока на спинку стула, хотя там ей было очевидно не место, вытерся полотенцем как мог – до спины он просто не доставал, - и тогда в привычной манере, самую малость склонив голову набок, посмотрел на Рида: - Брюки тоже мокрые. Мои данные о нормах этикета говорят о том, что снимать брюки не будет прилично, однако в доме человека, назвавшего котов «Хрень» и «Пиздюк» данное правило вряд ли соблюдается.

Закончив и не изменив выражения лица, Девятисотый стал снимать брюки – для этого ему не обязательно было даже садиться, потому что равновесие потерять он мог только при повреждении акселерометра, а не стоя на одной ноге и выпутывая другую из штанины.

+2

20

Где-то в глубине дома глухо звякнуло уведомление на телефоне - пришло письмо. Гэвин даже не дернулся в ту сторону - видел, как мерцал желтым диод сраного андроида, который с таким неподдельным интересом разглядывал котят, что даже трудно было помнить о том, что перед детективом стоит сейчас машина. Стоит, опирается о стол и смотрит на животных, не забывая почесывать котенка, который на ласку реагирует громким мурлыканием.

Сейчас Риду даже трудно ненавидеть кусок пластика.

Он не думает об этом, но ему уже давно трудно это делать.

Но так или иначе, а теперь у Гэвина даже есть список всего необходимого, на который наверняка уйдет вся его премия, но денег ему не жалко. Для подобных целей - не жалко. Как не жалко было отдавать их на лечение Кота, на корм, на лекарства и на прочее дерьмо, которое нужно для ухода за животным. Теперь животных двое, и они совсем мелкие, так что Рид прекрасно представляет масштаб всех проблем, которые его ждут, но эти проблемы не злят.

Как ни странно.

Гэвин даже чувствует себя немного лучше, чем в последние дни, когда разглядывает котят, гладит их и дает просто ужасные имена. Он прекрасно знает, насколько херово у него с фантазией, и логично было бы взять что-то из списка, предложенного напарником, но Рид не хочет. Это его коты, и будут они жить с теми именами, которые ему пришли в голову в данный момент времени. Да и вообще.

Хрень и Пиздюк.

Нормально же.

Рид откровенно усмехается на замечание сраного андроида - широко и даже без доли привычной злости. Щурится с максимально возможным для себя довольным видом, скрестив руки на груди и глядя прямо в серые глаза - в который раз уже ловит себя на мысли, что трудно воспринимать их как искусственные. Чертовы CyberLife слишком постарались.

- Да и посрать. Мне чужое понимание не нужно.

Он даже не врет.

Ни капли.

Гэвину действительно срать на то, как воспримут его фантазию в ветеринарной клинике, или то, что думает напарнику по поводу имен - его это даже забавляет. Впрочем, тот иных возражений вроде как не имеет, либо не высказывает их вслух, так что вопрос с именами был решен. Рида же сейчас больше интересует ответ на свой вопрос. Если он раньше не задумывался совершенно, есть ли у машины какие-то предпочтения или что-то в этом роде, то с недавних пор не задумываться не мог. Детектив все еще убежден, что RK900 -  не девиант, но не может не замечать некоторых признаков, машине совершенно не свойственных.

Как сейчас, например.

Гэвин фыркает, скрестив руки на груди - объяснение было вполне в духе сраного куска пластика. Это ж надо - простое “нравится” в такие слова облечь про все системы животных и прочее дерьмо. Но как ответ детектив это засчитывает и кивает - чем не причина для симпатии к котятам? Хотя можно было бы и просто сказать, что нравится, и это тоже сошло бы, но это же сраный андроид.

“Просто” он не умеет.

Пока Рид ходил за полотенцем - ну, не мог он смотреть спокойно на кого-то столь мокрого рядом, пусть этот кто-то был скорее “чем-то”, - он слышал с кухни звук микроволновки. Сраный андроид догадался погреть молоко, так что детектив мог не беспокоиться, что тот случайно причинит вред котятам. Да что уж там - Гэвин прекрасно осознает, что напарник в целом мог позаботиться о животных лучше, чем он сам.

Это было очевидно.

А вот следующих действий RK900 Рид, признаться, не ожидал. Когда он кидался полотенцем, то думал, что тот просто вытрется и все, а дальше не размышлял в принципе, но сраный андроид его удивил. Гэвин в некотором ступоре смотрел за тем, как чертов кусок пластика начинает расстегивать мокрую рубашку - с самым что ни на есть невозмутимым видом. Детектив вскинул брови в удивлении, снова скрещивая руки на груди и прислоняясь к косяку.

Без одежды он его видит не в первый раз, хотя воспоминания об их первом задании слегка помутнели из-за общего стресса в тот момент и отравления газом. Но в такой вот обстановке - точно впервые. И Риду даже любопытно на это посмотреть - хотя, пожалуй, еще месяц назад он бы наорал на придурка и пригрозил бы пистолетом. Впрочем, месяца полтора назад он бы вообще не пустил гребаного андроида на порог дома, пусть тот был бы хоть с целой толпой котят и полностью мокрый.

Гэвин удивлен себе, что не чувствует сейчас ни злости, ни отторжения.

Только усмехается, наблюдая теперь за тем, как чертов андроид стягивает брюки - выглядит достаточно забавно из-за того, что тот даже не присел, чтобы это сделать. Рид фыркает на замечание RK900 и отлипает от косяка двери, стараясь не особо размышлять над тем, что все происходящее только что приобрело еще больший оттенок сюрреализма. Мало того, что на его кухне находится сраный андроид, так теперь этот самый андроид еще и без одежды.

- Вообще-то соблюдается.

Гэвин смущения не чувствует - а чего тут смущаться-то? - хотя мысленно признает, что те самые ублюдки из CyberLife постарались, проектируя свое последнее творение. Буквально от души постарались, хотя нахера такое тело гребаному андроиду-детективу, Рид не понимает, но логику идиотов из компании он вообще и в принципе не понимает.

Да и не хочет понимать.

- В ванной есть стиральная машинка, и куда повесить вещи, - несколько шагов до спальни, из шкафа детектив вытаскивает свою запасную домашнюю одежду и, выходя в коридор, снова швыряется теперь ею в сраного андроида, - Надень, что ли. Без одежды теплее ты не выглядишь, - губы будто бы сами растягиваются в усмешке, - Или у тебя тяга к эксгибиоционизму?

Вообще-то проще было до всего этого происходящего просто выгнать напарника обратно под дождь со снегом. Гэвин и сам не знал, почему не сделал этого сразу - возможно, из-за того что этот самый напарник с какого-то хера решил позаботиться о состоянии детектива, пусть и непонятно зачем и таким образом. Заморочился и притащил котят, которые теперь уткнулись в чашку, разлив часть молока на пол. Но Рид его не выгнал и даже думать не хотел - почему.

А теперь и подавно - не выгонять же.

Не сейчас, по крайней мере.

+2

21

Если бы детектив Рид спросил и в этот раз, Девятисотый вряд ли смог бы что-то ответить. У него нет объяснения тому, почему именно ему интересно посмотреть на реакцию Рида на собственную выходку. Он прекрасно знает, что делает то, что андроиды обычно не делают. Машина не должна позволять себе ничего подобного – ни приносить домой к человеку живых существ, никак об этом заранее не сообщив, ни проверять реакцию человека, совершая поступки… просто поступки. У Девятисотого нет общего названия для того, что он пытается сделать, сняв с себя почти все, что на нем было.

Может быть, дразнит. Это определение подходит наиболее точно, а все другие слова, которые приходят на ум при поисковом запросе, неспособны даже приблизительно обозначить то, что нужно.

Девятисотый перекидывает брюки через локоть, стягивает со спинки стула рубашку, делает с ней то же самое. Он знает, где здесь ванная, поэтому идет туда, и на полпути успевает поймать брошенную одежду свободной рукой.

- У меня нет тяги, – он мельком изучает выцветшие до светлого джинсы и серую толстовку с полустертым принтом. - Но я подумал, что вам понравится.

Теперь предыдущее определение подходит уже куда больше, и Девятисотый этим доволен. Что ж, если он не может подобрать термин к своему поведению, то приходится подгонять поведение под термин.

- Посмотрите пока список, – советует он, прежде чем уйти в ванную.

Здесь Девятисотый не закрывается. Он не думает, что Рид так или иначе захочет войти сюда, поэтому причин запирать замок нет; Девятисотый кладет свои вещи в машинку – там уже что-то есть, и поэтому он проверяет, чтобы оно тоже было темным. У Рида, должно быть, совершенно нет ни ярких, ни хотя бы светлых вещей, но Девятисотый все-таки удерживается от того, чтобы вынуть содержимое барабана машинки и как следует изучить: он просто насыпает порошок и выбирает программу, в которой есть отжим.

Потом переодевается в вещи Рида и смотрит на себя в зеркало. Вид у него странный. Диод на виске как будто лишний, потому что в остальном Девятисотый выглядит человеком – не только одежда, но и начавшие подсыхать волосы, которые, конечно, не лежат так, как должны. Он снова прилизывает их пальцами, смотрит на рукава толстовки – они как раз по запястья; зато джинсы оказываются коротковатыми, а на правом колене обнаруживается широкая дыра со светлыми нитками по краям. Девятисотый пока не понимает, считается эта дыра дизайнерской, или Рид проделал ее сам, откуда-нибудь упав.

Выйдя из ванны, он возвращается на кухню. Котята уже поели, у девочки мордочка в молоке, мальчик уже облизался, да и продолжал облизываться. Девятисотый вытирает пролитое на пол молоко, потом пытается отмыть мордочку, а уже после этого берет обоих котят и несет к Гэвину в спальню.

Здесь он никогда до сих пор не был. Заглядывал раз или два через порог, но не входил, соблюдая зону личного пространства; но сейчас он решает, что отсутствие официоза в виде форменной одежды, плюс вещи Гэвина, плюс котята дают ему право оказаться «по ту сторону».

Вряд ли машина чувствует, как нарушает границу. По крайней мере, у Девятисотого нет никакого особенного ощущения, когда он ставит котят посреди комнаты на пол, когда садится рядом, скрестив ноги – он видел, что люди сидят так, когда ничем не заняты. Он снова начинает поглаживать короткую шерсть, но старается не мешать котятам делать то, что они хотят – ходить на нетвердых лапах туда-сюда, обнюхивать пол и друг друга, падать где попало и тонко мяукать.

- Я рад, что тебе понравились коты, – признается Девятисотый, наконец отрывая от них взгляд, чтобы посмотреть на детектива Рида. Его речь теперь менее формальна, как будто то, что он оказался в спальне, было действительно пересечением границы. - И еще что ты меня не выгнал и даже дал одежду. Если бы знал, что они на тебя благотворно влияют, давно бы уже принес несколько. Может, стоит брать их на работу? – последний вопрос он задает уже как будто самому себе, но в действительности прикидывает вариант, когда котята едут в Департамент и продолжают благотворно влиять на Рида уже там. Коллеги были бы довольны, вот только с капитаном могли возникнуть трудности. - Тем более, что их не рекомендуется надолго оставлять одних, пока они еще маленькие… Думаю, Коннор был бы не против. Я слышал, он любит собак, но, может быть, он просто не пробовал гладить кошку.

+2

22

Наверное, Гэвин должен был бы смутиться. Или озадачиться. Или хотя бы покраснеть ради приличия или что в таких случаях вообще происходить должно? Но он не смущается, не озадачивается и тем более не краснеет. Риду лишь кажется, что либо андроид ему достался какой-то бракованный, либо в нем действительно гораздо меньше от машины, чем детективу даже казалось. Гэвин чуть щурится и неожиданно смеется, подмигивая чертовому напарнику - как умеет, хотя и знает, что умеет плохо.

Тина однажды назвала это "пиздец".

Но ему плевать.

- Может, и понравилось, - усмехается почти беззлобно, - Когда еще выдастся случай бесплатно стриптиз посмотреть?

Если сраный андроид надеялся его смутить, то ошибался.

Хотя его мотивы все еще оставались непонятными.

Но размышлять сейчас над этим не хотелось.

Когда дверь ванной закрылась за RK900, Рид фыркнул и вернулся в гостинную - взять в руки телефон, где висело уведомление о новом письме. Как детектив и думал, это был список от чертового напарника, и список вышел довольно длинным. Прикинув, сколько это все будет стоить, Гэвин только вздохнул, припоминая, есть ли на карточке деньги. Так и не вспомнил, так что вдобавок еще залез в сообщения, чтобы проверить последние операции, и только тогда удовлетворенно кивнул - деньги были.

Осталось только все это закупить.

И оттащить котят к ветеринару.

Лучше это было оставить на завтра.

Детектив прихватил еще и планшет с собой, на экране которого до сих пор была открыта фотография с места преступления, которая у неподготовленного человека вполне могла вызвать рвотный рефлекс. Рид был не уверен, хочет ли еще поработать, или уже нет смысла пытаться, но все же прошел в спальню вместе с планшетом, усаживаясь на кровать и задумчиво уставившись на фотографию.

Только распоротый живот жертвы он будто бы не видел.

И думал совершенно не о деле.

В ванной чем-то шуршал андроид, затем вышел - Гэвин отлично все слышал в мертвенно-тихом доме - едва слышно прошелся на кухню, после чего тихие шаги ненадолго замерли, чтобы затем приблизиться к спальне. Вообще Рид понятия не имел, что делать дальше - раз уж позволил чертовому напарнику остаться и даже одежду ему свою выделил, то и выгонять его в ночь на мороз не было смысла. Но и ложиться спать в чужом присутствии детектив не мог - да и сна не было ни в одном глазу, несмотря на подкравшуюся и надавившую на плечи усталость.

Он же вымотался за день.

И вечер выдался насыщенным.

Сил оставалось не так что бы много.

То, что сраный андроид ни разу на заходил в спальню, Гэвин прекрасно помнит. Несмотря на то, сколько времени в общей сложности RK900 проторчал в его доме - в период заживления ребер особенно много - тот будто бы не пересекал некоторую границу, не заходил в спальню к Риду, словно не хотел нарушить личное пространство. Хотя спальня детектива не сильно отличалась от остального дома - здесь он спал и ничего больше.

Ну, и переодевался еще.

И вот теперь сраный кусок пластика заходит внутрь как-то чуть ли не по-хозяйски, заставляя Гэвина почувствовать себя так, словно это он в гостях, а не у себя дома. Потому что этот дом как-то совершенно не сочетается с мирно ползающими по полу котятами и присутствием чертового андроида в домашних вещах. Это выглядит слишком странно и слишком непривычно.

Особенно андроид.

Рид невольно вскидывает брови в удивлении, рассматривая усевшегося на пол напарника. В старой одежде Гэвина тот был совсем похож на человека, особенно когда поворачивался левой стороной, где не было диода. Старая толстовка и выцветшие джинсы с дырой на колене - в процессе погони за каким-то ублюдком Рид споткнулся и пропахал асфальт ногой, из-за чего, собственно, штаны и отправились в “домашние”. Толстовка чуть болталась - она и Гэвину была велика после стольких-то стирок - а джинсы были коротковаты, чем вызвали короткий приступ глухого раздражения напоминанием о разнице в росте у человека и сраного андроида. Из-за всего этого чертов кусок пластика смотрелся как-то совсем уж мирно, по-домашнему, что настолько выбивалось из привычного для RK900 образа, что детектив даже тряхнул головой на всякий случай.

Нет, не спит.

И не пьян.

Гэвин трет ладонями лицо и устало опирается локтями о колени, сгорбившись и наблюдая за всем происходящим. Исследующие спальню котята странным образом успокаивают, а вид сраного андроида посреди спальни почему-то не бесит. И слова его почему-то не бесят, как и резкий переход к менее формальной речи. Гэвин этот переход замечает, но внимание не акцентирует.

В принципе, он не имеет ничего против.

Ему все равно.

- Я люблю котов, - почему-то сраному андроиду в таком виде даже тянет признаваться в подобной херне, и Рид слишком устал, чтобы следить за собственной речью, - Считай это единоразовой акцией. Одолжение за одолжение. Но кому расскажешь, - усмехается криво, щурится, - пристрелю.

Насмешек от коллег ему уж точно не хватало.

На предложение взять котов на работу Гэвин громко и демонстративно фыркает, чем привлекает к себе внимание одного из котят. Пиздюк подбирается к ноге детектива, начинает забираться по штанине, за чем Рид наблюдает с неподдельным интересом - долезет или шлепнется. Долез, перебрался на кровать, исследуя уже ее, а Хрень теперь мяукала и тыкалась в руки сраного андроида.

Идиллия, мать ее.

- Херовая идея, ушлепок, - вспомнив, от чего отвлекся, Гэвин ловит котенка у края кровати, сажает себе на колени, чешет за ушами, но смотрит прямо на напарника, - Не будут они на меня благотворно влиять, даже не надейся, - снова усмехается, широко и ехидно, - Или ты просто хочешь под таким предлогом возиться с ними вместо работы?

Коротко смеется, удобно вытягивая ноги.

- Отлынивающий от работы сраный андроид - это что-то новенькое.

+2

23

Девятисотый думает, что на детектива Рида как-то повлияла смерть его кота. Вроде бы это отрицательное событие, а следовательно и влияние от него плохое, но если к этому добавить двух котят, получается интересная смесь: Гэвин кажется таким же, каким был прежде, но… Девятисотому раньше не нравилось слово «но», однако теперь он видит в нем одни плюсы. «Но» - это как поправка; Рид такой же мудак, но впустил его в дом, но принял котят, но даже сейчас он не возражает против того, чтобы андроид здесь находился.

Еще – дал свою одежду. Девятисотому понятно, что это для человека вроде Рида считается гигантским жестом, но программы не справляются с анализом, и он не может определить, что именно этот жест означает. Куда проще и в самом деле списывать отличия на влияние котов, особенно с учетом того, что Рид сам признается, что их любит.

- Не знал, что это твой самый серьезный секрет, – он чуть улыбается; в памяти невольно возникает другой секрет, общий: о том дне, когда Девятисотый по своей глупости убил человека. И о том, что Рид дал обещание его не выдавать.

Девятисотый так же, как и Гэвин, наблюдает за поднимающимся по ноге мужчины котенком. Программа просчитывает вероятность его падения, и она довольно мала, так что андроид не удивлен тому, что у животного получилось подняться вверх. Когти и инстинкты, что ему еще нужно? Да и за тем, как на все происходящее реагирует человек, наблюдать намного интереснее, чем за любым известным животным.

- Не «вместо», а «во время», – поправляет Девятисотый. - Котятам в этом возрасте необходимо много внимания. – Но по возражении Рида ему уже понятно, что брать животных с собой они не будут. Но наверняка смогут заезжать сюда во время рабочего дня – на обеденном перерыве или в процессе ведения какого-то дела, так что коты не будут ощущать себя покинутыми. - В Европе еще семь лет назад разработали электронные компоненты системы «умный дом» для домашних животных. Видеокамеры фиксируют питомцев, датчики движения исключают их из внимания, а еще есть специальная лазерная указка, которая проецирует изображение на разные плоскости и играет с животными. Можно руководить указкой дистанционно, то есть ты сам можешь играть с котами, находясь на работе… Вряд ли капитан Фаулер придет в восторг, но котята будут этому рады. А если это буду делать я, никто даже не заметит.

Ему ясно, как Рид отреагирует на подобное предложение, и вносит его Девятисотый скорее ради поддержания разговора, чем потому что думает, будто Гэвин будет согласен.

Девятисотого самую малость огорчает то, что девяносто процентов разговоров между ним и детективом Ридом строятся на базе работы, однако это логично, ведь именно работой они и связаны. Теперь еще котятами, но именно на них уходят остальные десять процентов; и потому сейчас Девятисотый отвлекается от кошки и вытягивает шею, чтобы попытаться заглянуть в планшет Гэвина:

- Что у тебя там, сегодняшнее дело? – в поле зрения мелькает уведомление о нерабочем времени, о том, что ресурсы человеческого организма конечно, что детективу Риду требуется отдых. Это все пройденный этап: те же уведомления бывали у Девятисотого и раньше, когда Рид после больницы приходил в себя, и тогда андроид следовал всем указаниям, но сейчас здоровью Гэвина угрожает разве что переутомление. Девятисотому не хочется раздражать его советами, и он думает – раз единственное, что у них общего, это работа, то почему бы и не позаниматься работой?

Он не уверен, что это верный подход, но он однозначно логичный. Девятисотому этого достаточно.

- Я собрал часть данных по характеру повреждения трупа, планировал оформить и передать завтра с утра, но если хочешь, я сделаю это сейчас, – диод мелькает, пока информация собирается и упаковывается в архив, но отправлять полученный архив Девятисотый не торопится, ожидая отмашки.

Еще он думает о том, что через полчаса машинка закончит стирку. Автоматической сушилки у Гэвина в доме нет, вещи придется развесить так и ждать, пока они просохнут. И если Рид не захочет, чтобы андроид оставался у него на ночь, значит, Девятисотый уйдет в его вещах, и в них же появится завтра в Департаменте. Либо же переночует здесь и утром переоденется в форму.

Девятисотому заранее любопытно, какой из вариантов предпочтет Гэвин, но сам он затрудняется поставить на что-то конкретное. С этим человеком прогнозы работают далеко не всегда.

+2

24

Кто бы мог подумать, что однажды дойдет до такого? Что человек, который ненавидит сраных андроидов до дрожи в руках и желания вытащить пистолет, чтобы пристрелить пластиковых говнюков, однажды пустит одного из этих самых сраных андроидов в собственный дом. И что случится такой день, когда не просто пустит этого сраного андроида в дом, но и примет от него котят, а после еще и не выгонит на улицу, как это сделал бы с мокрым человеком, выдаст ему свою одежду и даже позволит зайти в собственную спальню.

Гэвин подобного развития событий и предположить не мог.

А ведь он все-таки был детективом.

Рид сам не ожидал от себя такого, но факт оставался фактом. Его чертов пластиковый напарник сидит в его старой одежде в его доме и играется уже с его котятами. И Гэвин не так что бы сильно против - и ему даже не хочется думать, с чего это вдруг. Просто не поднялась рука сначала прогнать вместе с коробкой, потом оставить в мокрых вещах, затем - выгнать в ночь и холод.

А ведь это просто сраный кусок пластика.

Странно было относиться к нему чуть иначе.

- Это не секрет, - он морщится, но не злится, припоминая, сколько у него именно что секретов: хватает на целое кладбище скелетов в шкафу, - Но нехер давать моим драгоценным, - ехидный смешок, - сраным коллегам повод посмеяться надо мной лишний раз.

И без того что только не обсуждают за его спиной.

В участке Гэвина не любят.

Его нигде не любят.

На насмешку же RK900 не реагирует почти, даже разразился целой лекции на тему умных домов - как будто бы Рид не знает о существовании таких систем. Он же не Хэнк, с технологиями дружит, но не со всеми. В его доме такой системы никогда не было, нет и не будет - отвращение у Гэвина к подобному не такое, как к сраным андроидам, но и его хватает на то, чтобы жить в самом обычном доме безо всяких приблуд и наворотов.

Разве что техника относительно современная.

- Ага, и взламывается это дерьмо как нехер делать, - усмехается, чешет котенка за ухом, скептично глядя на напарника, - Еще не хватало, чтобы я в собственном спокойно даже яйца почесать не мог. Камер мне и в участке хватает, а котята и друг с другом поиграют. На работе надо работать.

А дома надо отдыхать, но про это Рид часто забывает.

Как и сегодня - до прихода андроида детектив пытался поработать над сегодняшним делом, только не успел толком. И теперь на планшете так и осталось оно открытым, что не мог не заметить чертов внимательный пластиковый ушлепок. Гэвин нахмурился, поколебался пару секунд - а какая разница уже, если этот ушлепок сидит в его спальне в его же одежде? - и потянулся за планшетом, поднимая и разворачивая экраном к RK900.

- Да.

Сидеть над фотографий раскуроченного трупа, когда на коленях мурчит котенок, для кого-то показалось бы странным, но не для Рида. Он разве что не привык, что животное проявляет привязанность и реагирует на ласку так - Кот редко приходил самостоятельно и еще реже вел себя как нормальный кот, а не мудак в пушистой шкуре. Гэвин мысли о коте моментально отбросил, как только заметил их за собой - ему не хватало этого шерстяного пидора, как бы не хотелось это не признавать.

Но нехер об этом думать больше положенного.

Тут котята шуршат, сраный андроид сидит на полу, и дело на планшете открыто.

Не до воспоминаний.

- Кидай, посмотрю перед сном.

Рид пожимает плечами - он уже перестал так активно сопротивляться помощи сраного куска пластика в делах. В конце концов, расследования вести надо, преступников находить надо, и работать тоже надо, а попытки сопротивления каждому рабочему процессу лишь тормозят и отнимают время и силы. Поэтому Гэвин в таких случаях даже соглашается, хотя и не выглядит слишком довольным.

Впрочем, стоит признать, это бывало полезным.

Чаще всего.

Планшет мигает уведомлением - пришли переданные андроидом данные - и Рид открывает файл, понимая, что здесь нужно будет углубиться. Несмотря на усталость, сна ни в одном глазу, так что этим детектив и собирается заняться. Работа, трупы и напряженная мыслительная деятельность для него были лучшим лекарством, успокоительным и даже снотворным, так что Гэвин лег на кровать, поднимая планшет над собой и листая файлы, игнорируя то, что котенок переполз на живот и так, судя по всему, собрался спать.

Не мешает, и ладно.

И оставался только один нерешенный вопрос.

- Ты вроде не спишь, - голос хмурый и недовольный, но злости в нем нет, - А мне вот спать надо, так что, когда начну вырубаться, свали отсюда куда-нибудь. На сегодня диван твой, - привычно усмехнулся, переводя взгляд с планшета на напарника, - Утром будить даже не вздумай, если не хочешь лишней дырой в голове обзавестись, - и это звучит не как угроза, а как констатация факта - о таком предупредить все-таки стоит, - У меня пистолет под подушкой, могу и пристрелить случайно.

Но не выгонять же RK900 в мокрых - либо в своих домашних - вещах на улицу?

Хотя он же сраный андроид, даже не замерзнет.

Но Гэвин не может.

И ему даже плевать - почему.

+1


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Колыбель для кошки [Detroit: BH]