пост недели Bill Potts — Те, кого мы нашли в безопасности, — сразу сказала Билл, предвосхищая его вопрос, — зачем далеки это делают? — спросила она наблюдая, как далеки начали захватывать шаллакатопцев. Это был риторический вопрос, Билл прекрасно понимала, что они не ничего не могут кроме как уничтожать. Вся их суть заключена в ненависти, с ними невозможно договориться, умолять их бесполезно. На кого-то другого мольбы, в теории, могут подействовать, но далеков это точно не касалось. И сейчас Билл девушка вынуждена была наблюдать, как эти чудовища берут в плен жителей планеты. Она хотела вмешаться, очень хотела, но что она могла? Стать потоком воды? Против далеков это бесполезно, они, конечно, не могут её убить своим обычным оружием, но могут её запереть или ранить, если додумаются как это сделать. Билл уже как-то в открытую пошла против сикораксов, так они её так электричеством поджарили, что девушка после этого долго восстанавливалась.
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #155vk-time Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Любой обман за Вашу душу [The Witcher]


Любой обман за Вашу душу [The Witcher]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Любой обман за Вашу душу
Сказка приходит, только не в этот дом.
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://funkyimg.com/i/2Met4.jpg

http://funkyimg.com/i/2Met5.jpg

Дети спят. Им снятся хрустальные сны.

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Йеннифэр, Геральт

Скеллиге, 1272г.

АННОТАЦИЯ

Сопряжение Сфер оставило много подарков.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+2

2

Она бы принялись решать эту проблему гораздо раньше, если бы не одно "но". Йеннифер вообще не знала, что в деревне происходит что-то нехорошее. Островитяне не шибко ее жаловали после истории с Рощей Фрейи и желали, чтобы чародейка поскорее убралась на континент. Лишь изредко, под покровом ночи, одна-две девушки, опасливо оглядываясь, ужом проскальзывали в башню колдуньи. Одна из таких посетительниц и поведала ведьме о странных бесследных исчезновениях.
И ее бы это ни капли не тронуло - на диких островах Скеллиге все пропадают - если бы на следующее утро не явился староста. Этот старый хрен, казалось, ненавидел ее больше всех. Высекал и держал босыми ногами в ледяной воде каждого, кто осмелился обратиться к чародейке за помощью или торговал с ней. И если он сейчас стоит на пороге - значит дело и в правду серьезное.

Именно поэтому сейчас она сидит над пустым пергаментом и не знает как обратиться к одному из самых близких людей. "Любимый" - слишком слащаво, по имени - слишком официально, "дорогой друг" - ей просто не нравилось, слишком уж это обращение напоминало ей те самый полуофициальные просьбы-требования разнообразных коронованных особ.

Премногоуважаемый спаситель земли ничейной от чудовищ кровожадных Геральт Ривийсикий,

обращаются к вам жители деревни Раннвейг с островов Скеллиге.
Любезнейше просим вас о помощи, справится с неведомым чудищем, заманивающим наших мужей, детей и стариков в свое богомерзкое логово. Награду за убийство твари, губящей нас, обещаем соразмерную вашей славе.
Да хранит вас Великая Фрейя!

P.S.: кажется дело и вправду серьезное, приезжай, я буду рада.

Йен.


Йеннифер в задумчивости стоит у окна, наблюдая за удаляюшейся птицей. Обычно она отсылает послания в корчму "На распутье" - их место встречи. Но не в этот раз. Дело серьезное и не терпит отлагательств. Наверное. Никто не знает как выглядит тварь, она не нападала в открытую - ни днем, ни в ночи. У самих жителей нет уверенности, что чудовище и в правду существует. В воздухе висит так и не высказанный вопрос: а не сбежали ли эти люди на богатый континент под благовидным предлогом?

Сколько уже прошло? Неделя или две? Или больше? В поселении стояла мрачная атмосфера. Немощные старики снимали со стен уже покрытые ржавчиной топоры, мечи, палицы, собирались отправиться в пещеру на "великую битву с тварью неведомой". Женщины шептались за хатами, готовили защитные обереги и просили их у Йен. А заветного драккара все не было и не было. Надежда таяла как первый снег в солнечных лучах.
В такой обстановке неверия в чудо и явлением ведьмака, одинокий, но уверенный стук в дверь прозвучал как гром среди ясного неба. Йеннифер отрывается от расшифровки дневника профессора Моро и с некоторой опаской подходит к двери. На мгновение замирает, но в следующую секунду уверенно распахивает ее.
- Здравствуй, Геральт.

Весть о прибытии ведьмака облетела поселение быстрее, чем хотелось бы. Йеннифер едва успела поставила перед Белым Волком горячий сбитень как в дверь забарабанили с такой силой, что казалось ее просто вынесут вместе с проемом.
- Они напуганы. Мужчин в деревне почти не осталось, а Нильфгаард все еще неподалеку, - спокойно продолжает чародейка. - Но все же в пещерах кто-то есть. Последние дни мой маяк... - женщина кивнула на небольшой кристалл, небрежно оставленный на столе, перидично вспыхивающий холодным белым светом, -...ловит магические волны. Вчера ночью был особенно сильный всплеск.
За дверью явно был кто-то упорный. Все то время пока ведьмак и чародейка беседовали, в дверь не перестали ломиться. В конце-концов стук просто стал раздражать. Стоило только открыть дверь, как лабораторию с диким ором и матом ввалился староста.
- Это к тебе, - небрежно произносит чародейка, даже не взглянул на старика.

+3

3

[indent] Прошло не так уж и много времени с тех пор, как Геральт из Ривии прославился на весь Туссент. Мало кто знал об истинных обстоятельствах нападения вампиров и резни в Боклере, а также об отношениях внутри княжеской семьи, поэтому местные жители, как всегда, ударились в сплетни, которых стало лишь еще больше после новой баллады Лютика, основанной на страшных и горьких событиях недавнего времени. Молва ходила разная, начиная с того, что ведьмак исполнил свой долг недобросовестно и тем самым навлек ужасы на город, и заканчивая тем, что он боролся с Бестией до последней капли крови и смог прикончить проклятую тварь. По факту же Геральт пытался действовать по совести и свести потери к минимуму. Вышло скверно, как всегда, но зато Белый Волк не чувствовал той сильной вины, которую бы мог, кабы позволил Детлаффу и княгине умереть. Сианна… Не была беспричинно злой. Не была и доброй. Может, проклятие Черного Солнца все-таки существует, а может, здесь действовало проклятие Черного Сердца, которое насылают на несчастных принцесс сами люди, слишком боящиеся суеверий. Геральт не раз за это время вспоминал Ренфри. Та показалась ему жертвой обстоятельств. Девочка, вынужденная стать сильной, прошедшая слишком много страшных испытаний и желающая отомстить. Потом ведьмак мысленно ставил рядом Сианну и видел злого и ненасытного на жестокость ребенка, который сам навлек на себя беду и сам явился за нее мстить. Может, и существует оно, это проклятие? Судить он так и не брался. Лишь постарался выбрать Меньшее Зло.
[indent] В княжеском дворце он стал нежеланным гостем, несмотря на то, что предъявил все доказательства виновности Сианны и ее намерения убить собственную сестру. Но почему-то не лишили мертвецкой-винодельни, вверенной ему во владение с повеления Анны-Генриетты. Тут-то Геральт и решил остаться на некоторое время. Заказов в Туссенте хватало сполна, а наличие имущества вселяло в мужчину пленящее ощущение дома. Своего дома, о котором столько приходилось мечтать ранее. Обустраивать свою собственную берлогу оказалось... занимательно. И непривычно. Белый Волк пропал бы, кабы не Варнава-Базиль, соображающий в этом куда больше, чем он.
[indent] Пустельга прилетела в Корво Бьянко на закате, когда Геральт вместе со своим дворецким любовался прекрасными видами Туссента за бокалом вина. Птица села на перила балкона и крикнула, взмахнув черными крыльями. Сердце Геральта пропустило удар, когда он снимал письмо с тонкой птичьей ноги.

***
[indent] С Йен всегда было непросто, но каждый раз она умудрялась задевать струны его души так, что все прошлые обиды и разногласия оставались позади. Она звала его, а он мчался ей навстречу, безошибочно улавливая в воздухе отголоски до боли знакомого аромата сирени и крыжовника. И всякая новая встреча - словно впервые.
[indent] С затаенным дыханием ведьмак ждал, когда дверь откроется, и скорее почувствовал, чем услышал и почуял - идет.
[indent] - Здравствуй, Йен, - сказал он и лишь каким-то чудом не потянулся обнять. Голос его не дрогнул, но в уголках блеснувших глаз пролегли "радостные" морщинки. Волк соскучился по чародейке, они не виделись уже очень давно. Шагнув внутрь, мужчина закрыл за собой дверь и втянул причудливый запах духов так, что затрепетали ноздри. Обвел Йеннифэр внимательным взглядом от пышной макушки до каблуков изящных туфель. Черное и белое, умелый покрой, подчеркивающий все прелести идеальной фигуры. Внимательный, пронзительный взгляд фиалковых глаз и легкая усмешка на губах: заметила, что залюбовался. И осталась довольна.
[indent] - Прекрасно выглядишь.
[indent] Желание говорить ей комплименты, но неумение их делать не оставят Геральта по гроб жизни, но он не отчаивался и действовал, как мог. Бросив большую дорожную поклажу на пол, охотник на чудовищ прошел за чародейкой в столовую, где та без лишних слов дала ему горячей еды и питья. Интересно, сама ли готовила? Здесь, на Скеллиге, Йеннифэр из Венгерберга не любят, никак не в силах простить убийство Рощи, поэтому вряд ли у нее здесь есть прислуга и возможность ее иметь. Но ей... шло это. от факт, что она что-то вынуждена была делать сама, делал женщину лишь еще привлекательнее.
[indent] Как все-таки удивительна жизнь. Геральт теперь владелец винодельни, а Йен сама стоит у плиты. Кому расскажешь, не поверят.
[indent] Только вот насладиться встречей им спокойно было не суждено. Ведьмак едва успел положить кусок в рот, как в дверь не просто застучали - затарабанили. Йеннифэр продолжила говорить, не обращая на это внимание. Видимо, невпервые ей не дают покоя с этим таинственным делом. По дороге сюда Геральт видел, как селяне, даже не стесняясь открытых действий, выбегали из домов, чтобы взглянуть на него. Напуганные и отчаявшиеся.
[indent] Отодвинув тарелку, мутант сам направился к двери вместе с чародейкой. Несмотря на то, что есть хотелось неимоверно, в первую очередь стоило выслушать местных, успокоить их. Хотя бы для того, чтобы не ломились в дверь каждые десять минут с вопросами о том, когда же Белый Волк выйдет на охоту.
[indent] - Ведьмак! - не стал церемониться старик. - Наконец-то! А то мы уже думали, что послание не дошло! Беда у нас стряслась, ебсти ее в три погибели!
[indent] - Тише, тише, добрый человек, - осадил его Геральт, жестом руки пригласив сесть на ближайший стул. Староста снова заматерился и нервно прошел внутрь башни, бросив недоверчивый взгляд на равнодушную чародейку. Но сидеть спокойно у него все равно не вышло: ерзал, постоянно теребил рукава потрепанной рубахи и хлипкую шапку, которую запоздало снял.
[indent] - Беда, ведьмак! - воскликнул старик. - Люди пропадают вот ужо много недель, никто найти не может! А недавно Сарья наша увидала, как в пещерах на юге кто-то ходит! Как человек, говорит, но сутулый, прихрамывает, глаза в темноте синим огнем горят! Ну наши молодцы собрались и пошли туда. Ни один не вернулся!
[indent] - А давно ушли?
[indent] - Два дня назад, утром выдвинулись. Тут в округе никакая тварь не водится, мы всех разогнали, а до гор полдня пути. Не могли они просто так там потеряться. Сука какая-то нас жрет, Белый Волк! Любые деньги заплатим, только спаси!

+1

4

Какого черта они вообще отправились сюда на ночь глядя? Не зги же не видно! Шар света не слишком-то помогал в поиске каких-либо следов, позволял лишь не свалиться в канаву, выгребную яму и не покатиться кубарем под гору. Какая-то неестественвя тьма. Связь с реальностью происходящего помогали лишь держать "звуки природы" и чьи-то пьяные вопли вдали, что "всё у них теперь будет заебись".
- Когда только успели нажраться, - хмыкнула Йеннифер, стараясь держаться ближе к ведьмаку. Не то чтобы она не могла о себе позаботиться, но когда ты идешь охотиться на неизвестное  чудовище лучше быть рядом с профессионалом. - Страх быстро прош... Смотри! - она не договорила, внезапно указав на резко свернувшие с тропы следы. Выглядело всё так, как будто люди долгое время топтались на месте, а потом их внезапно обуял страх и они побежали не разбирая дороги. Или что-то напало на них? Но следов никакой твари не было. С воздуха? Может сирены или гарпии?
Следы оборвались на берегу. Три растерзанных тела, до которых уже добрались утопцы и прочие твари, что так любят питаться человеченкой. Брюхо вспорото, кишки тянуться вдоль береговой линии, череп проломлен и мозг начали понемногу клевать птицы. Еще несколько дней и они бы тут нашли только кости.

- Как будто часотка напала, - чародейка присаживается на корточки рядом с наиболее целым трупом, тонким пальчиком показывая на расчесанные до мяса руки, ноги, остатки тела. - Сейчас маска Уробороса тоже пригодилась бы, - вставая на ноги и перемещаясь к следующему труду, бормочет под нос Йен. - А этот как будто избит. Синяки только начали появлять, когда он отдал концы... Но там ведь не было следов драки, верно? - оборачиваясь к Геральту, уточняет ведьма. - Что же произошло... - впервые ни у нее, ни у Белого Волка не было предположений что могло произойти и что за чудовище выкашивает деревню.

Черный провал пещеры выглядел устрашающе и нагонял неприятные воспоминания. Чего греха таить, идти туда не хотелось. Но и отступать было не в ее правилах.
- Ничего подозрительного. Даже странно, - хмуро заключает Йен, рассматривая сталактиты, сталагмиты, подземные озера, уступы, летучих мышей. Здесь не было и намека на чье-либо гнездо. Обычная пещера. Вдоль стен стоял бочки, доски, ящики с припасами, все что могли оставить люди.
Не могло же все селение ошибаться? Ведьмак с чародейкой облазали уже весь грот, но ничего подозрительного на первый взгляд так и не увидели. Но медальон все же дрожит.
- С другого входа попробуем? - еще раз оглядывая пещеру, спрашивает чародейка, уже направляясь к выходу.
Но вот только выхода больше не было. Только сплошная скала. Это было бы не так страшно, если бы это была всего лишь иллюзия. Но нет. Нет! Это был самый настоящий камень. Что за неизвестная доселе магия? Как она могла пройти мимо них? Они же не полные профаны и заметили бы сильный выброс энергии.
- Что за хуйня? - невольно вырвалось у чародейки, пока та ошарашенно ощупывала холодный камень. - Геральт, я перестаю понимать... происходящее... - Йен замирает. На мгновение она увидела в противоположном конце пещеры Вильгефорца. Еще так издевательски помахал, демонстрируя свою уродливую половину лица. Сначала стало жутко, а потом пришло осознание, что эта тварь сдохла и теперь благополучно гниет.
- Ничего, показалось. Идем искать выход, - аккуратно обойдя ведьмака, вороная ведьма направляется к тоннелю. Странно, они обошли грот не один раз и никакого ответвления от основной пещеры не было.
- Геральт! - Йен вскрикнула быстрее, чем смогла полностью осознать увиденное. Цири. Мертвая Цири. Бледная, с потухшими глазами, с вывернутым наизнанку животом, точно также как у тех трупов на берегу. И кровь. Везде кровь. На лавке, на которой лежало тело растерзанной девушки, на полу, стенах...
- Я не верю. Это какой-то бред, - руки дрожат, реальность пошатнулась и в голову закрылось одно подозрение. Их поймали.

+2

5

[indent] Что бы это ни было, оно их поймало. Заперло. Так надежно и незаметно, что впору было лишь гадать, насколько сильно это нечто, раз обхитрил не только ведьмака, но и чародейку, которая в магии куда искуснее его. Не помог им даже глаз Нехалены. И несмотря на все понимание, что дорога еще несколько минут здесь была, а теперь перед ними прочный заслон горной породы, никак не влияло на беспомощность перед этим колдовством. Им оставалось лишь блуждать по пещере в поисках подсказок, ключей или новых ходов, которым попросту неоткуда было взяться. До какого-то момента.
[indent] Когда они видят Цири, никакой разум и доводы не могут уберечь от того, что сердце сбивается с ритма, а ослабевшие колени почти подкашиваются. Геральт устремляется к телу. Оно точно такое же, как у пострадавших на берегу - растерзанное, гниющее здесь уже много дней. Сразу же ведьмак вспомнил, когда последний раз видел Цири. Та входила в портал, собираясь сразиться с Белым Хладом. С тех пор и не возвратилась. Если бы вернулась, ведьмак верил, она бы сразу его нашла. Цири не могла умереть вот так, здесь... Однако при взгляде на остекленевшие глаза становится так мучительно больше, что хоть вой, лишь бы как-то выпустить это наружу. Прервав осмотр тела, Белый Волк отшатнулся от него, мотнув головой.
[indent] - Нет, - сказал он сипло и почти беззвучно. - Нет.
[indent] Трупный смрад, к которому мужчина привык в силу своей профессии, казался сейчас просто невыносимым, а из-за замкнутости пещеры ощущался стократ сильнее. Взяв чародейку за руку, Геральт потянул ее прочь.
[indent] - Это не она, - сказал ведьмак без сильной уверенности. Что-то мешало ему быть полностью уверенным в этом. Он не привык к самообману и никогда себя этим не тешил, но полагался на свое предчувствие, которое подсказывало, что сейчас происходило что-то странное. Во всяком случае, Геральт хотел верить, что и вправду не ищет себе оправданий. Направляясь вперед и внимательно оглядываясь вокруг, охотник на чудовищ пытался рассмотреть хоть что-нибудь, похожее на подсказку: руны, отметины на стенах или полу от когтей ли, от оружия ли - что угодно. Но не было ничего. Даже припасов, которые они видели в самой первой пещере. Все так же пахло трупами, как будто все это время Йеннифэр и Геральт кружили вокруг тех останков, а не двигались вперед. За время пути они не встретили ни единой тварей, лишь слышали шорох крыльев летучих мышей и их негромкие попискивания. Иногда небольшие стаи срывались сверху, потревоженные магическим светом, и уносились прочь, в более темное и комфортное место.
[indent] - Тише, - промолвил вдруг седовласый, замирая и прислушиваясь. Впереди доносилась возня кого-то крупного и массивного, верное, почти в полной тишине пещеры даже чародейка, не имея никакой мутантской сверхчувствительности, смогла бы расслышать, как скрежетнули когти об камень. Существо было далеко, свет магического шара не захватывал его, а вот ведьмачье зрение - да. Высокая фигура, стремительно метнувшаяся от одной стены пещеры к другой, очень напоминала катакана, а секунду спустя издала предупреждающий звук, свойственный им. - Отойди назад.
[indent] Отточенным плавным движением Геральт из Ривии достал из ножен серебряный меч.

+1

6

Катакан? Йеннифер хмурится, но решает не выяснять все прямо сейчас. К тому же вампир их пока не замечает, увлеченный своей добычей. Мерзкие сосущие звуки, скрежет когтей по камню и постепенно "высыхающее" тело мужчины. Один вид этого действа холодит кровь и вселяет ужас у стороннего наблюдателя.

Все закончилось не успев начаться. Упившийся крови под завязку катакан был неповоротлив, даже ленив. Йеннифер отступает назад, близоруко щурится в полутьме. Края чудовища как будто расплываются, а потом вновь собираются воедино. И все вокруг выглядит таким искусственным, протяни руку и сорвешь декорацию. Йеннифер жалеет, что не взяла глаз Нехалены. Но вот кровь расстекается очень правдоподобно. Вороная чародейка невольно прикрывает нос и рот рукой, чувствуя как к горлу подкатывает ком. Надо закончить тут побыстрее и выйти на свежий воздух.
- Вроде все тут, - задумчиво произносит женщина, оглядывая тела. Кто-то был относительно свежим, кто-то уже начал гнить, но абсолютно все были выпиты досуха. Все это было необычно и даже странно. Катаканы создают иллюзии и испускают магическую энергию как деревенский ворожей? Может она чего-то не знает о чудовищах?
Проход наружу открылся. Или вернулся? Как лучше сказать про то, что было изначально, но потом исчезло? Йеннифер вдыхает полной грудью. После пропитанной трупным смрадом и гнилью пещеры морской воздух, с примесью рыбы и тухлятины со стороны порта, казался самым свежим. Омрачало это счастье легкое беспокойство, что их обвели вокруг пальца как маленьких детей. Уверенность Геральта, что все закончилось хорошо не очень охотно передается и ей, не оставляя места для сомнения.
- Уверен? - еще раз спрашивает Йен по дороге в деревню. Она недоверчиво оглядывается назад, пытаясь собрать всё в единую картину. Может она действительно ничего не понимает и в монстрах и лучше довериться профессионалу?

Йеннифер стоит в стороне, наблюдая за решающими драккарами. Или за разбушевавшимся морем. Пожалуй, сейчас чародейка и сама не скажет на что именно смотрит. Ее никто не приглашал на ритуал, она до сих пор нежеланный гость на островах. В отличии от того же Геральта.
- Может сделать приятно и себе, и им? - особо ни к кому не обращаясь, произносит чародейка. - Уехать со Скеллиге, - отвечая на вопросительный взгляд ведьмака, добавляет женщина. Куда - это уже другой вопрос.
Застряли в Каэр Трольде. Кто бы мог подумать? Ан Крайт едва прознав о прибытии на острова ведьмака и о его победе над чудовищем, поселившемся в пещерах, в тот же день выкатил из погребов свои запасы. Больше гостей набилось в крепость только, наверное, в день коронации. К слову, Керис Ан Крайт тоже не оставила их без внимания и подошла поприветствовать. Только вот двусмысленые и поддевающие чародейку и ведьмака фразы этой девицы, хоть и полноправной королевы Скеллиге, несколько раздражали. Должны были раздражать. Йен была слишком расслаблена и немного пьяна, чтобы обращать на это внимания.
- Надеюсь, в этот пир ты ничего из моей лаборатории не украдешь? - появление верховного друида в их компании было неожиданным.
- А у тебя появилось что-то действительно стоящее? - совсем беззлобно ответила чародейка. Мышовур был в своем репертуаре. Хоть он и был готов помочь в поисках Цири всем, чем смог, но все еще гневался на Йен за то "ограбление". - Я рада тебя видеть, - спустя несколько долгих мгновений, с теплом в голосе добавляет ведьма.

Мороз приятно колет разгоряченную кожу. Из-за моря уже виднеется солнечный диск, а из крепости еще не вышел ни один гость. Только они. Йеннифер, слегка пошатываясь, бредет впереди. Временами чародейка опасно подходит краю, норовя свалится в пропасть. Но каждый раз ее удерживает твердая рука.
- Не упаду, - прижимаясь к плечу ведьмака, шепчет чародейка. Так спокойно ей давно не было. Она невольно прикрывает глаза, ловя такие редкие мгновения, когда никуда не надо бежать, ничего не нужно замышлять и расчитывать. Действительно спокойно... Все заботы остались в той пещере. Как будто вместе с чудовищем, Геральт умертвил и ее тревоги.
- Если так будет каждое утро, то я готова остался тут навсегда, - продолжает шептать ведьма. Наивно, но именно это она и хотела сказать. Она боится повышать голос, боится развееть эту тишину, эту иллюзию. Она наконец поверила в нее, и хочет в ней остаться на одно мгновение дольше.

+2

7

[indent] Поначалу Геральта это тревожит: катаканы никогда не умели создавать иллюзии, но в пещерах тех ведьмак более никого не нашел, хоть и возвращался, оставив Йеннифэр снаружи ради ее же безопасности. Чародейка, безусловно, не была беззащитной, но все же оставалась уязвимой, как любой обычный человек. В замкнутом пространстве, теоретически наполненным быстрыми кровожадными тварями ей было опасно.
[indent] Только тщательно исследовав пещеры и убедившись, что там действительно больше никого и ничего нет (и трупа Цири, конечно же, тоже), охотник вернулся обратно. Йен все еще дожидалась его на берегу и встретила привычной сдержанной, но полной нежности улыбкой. Такой, на которую была способна лишь она.
[indent] В честь победы над бестией закатили пир. Геральт не видел в этом особого повода, ведь убивать чудовищ - это его работа, но возражать королеве не стал. Праздник, значит, праздник. Народу собралось так много, что в какой-то момент в зале стало нечем дышать, и они с Йен вышли на улицу. Кажется, исчезновения виновника торжества и его спутницы даже и не заметили. После оглушающего шума главной залы тишина улицы показалась очень громкой. Геральт наконец мог услышать собственные мысли, а звук прибоя лишь убаюкивал, добавляя романтики этой прогулке. Отвратительные вопли чаек - единственное, что перебивало желание прямо тут и сидеть-сидеть-сидеть, обнимая свою женщину и любуясь мятежным морем, пока не кончится все время мира. Расслабленное настроение чародейки вызывало улыбку - давно ведьмак ее такой не видел. Ласковая, спокойная, улыбающаяся открыто. Придерживая ее за талию, Геральт не уставал любоваться этой чарующей красотой, перед которой не мог устоять всякий раз, когда видел.
[indent] - Так давай останемся, Йен, - прошептал мужчина, утыкаясь носом в пышные пряди волнистых волос. Пахли они, как и всегда, крыжовником и сиренью. И дурманили все так же. Странно так получалось - вроде бы, и магия джина уже разрушена, а эта женщина все равно пьянила его, как в первый раз.
[indent] - Здесь хватает работы и для меня, и для тебя, а вид из твоей башни просто потрясающий, - здесь он, правда, немного слукавил. На самом деле, вид оценивать не было времени, но и значения это не имело ровным счетом никакого, ведь даже если бы Йен жила посреди болота или по соседству с навозными кучами, Геральту бы все равно понравилось, потому что он хотел быть с ней где угодно, лишь бы вместе. Столько, сколько это вообще возможно с их образом жизни и тягой к свободе. - Дождемся Цири...
[indent] Ведь только ее сейчас не хватало здесь. Девочки, Предназначения, дочери, ради которой и ведьмак, и чародейка без раздумий отдали бы жизни. С тех пор, как она вошла в портал, вестей о ней не было, но Геральт не хотел допускать даже мысль о том, что Цири могла не справиться. Справилась. Победила. И должно быть, упорхнула в другие миры, почувствовав полную свободу - никто больше не гонится, не угрожает. Она вернется, просто по дороге решила заглянуть куда-то еще. Она не могла не вернуться к ним, ведь здесь ее дом.

+1

8

Тихо смеется. Совсем тихо, почти не слышно для обычного человека. Смеется так, как будто боится разрушить тишину. И замолкает также внезапно. Прижимается спиной к широкой груди ведьмака. Так тепло. Так надежно.
Кивает вместо ответа. Не этого ли она хотела? Не об этом ли они говорили, стоя на корабле у берегов Ард Скеллиге? Уехать далеко-далеко и больше никогда не думать об интригах. Только вот тогда она думала, что это будет Назаир. Но как оказалось надежный дом нашелся совсем не в теплом благодатном крае, а на суровых северных островах.
— Дождемся. Обязательно дождемся, - все также шепчет Йеннифер. Никто из них не допускал и мысли что Цири, их Ласточка, могла погибнуть. И тот мираж никак не может убедить их в обратном. Чародейка пытается его вспомнить, но образ расплывается, ускользает. Но это и к лучшему.

Затишье. Деревня погрузилась в свой обычный ритм. Вылов рыбы, грабежи кораблей, утопцы разрывающие сети и крики сирен с утра. Йенна наблюдает за всем этим из окна башни. Легкий морозец хватает за обнаженные шею, плечи, руки... Но женщина не обращает на это внимания. Ощущение эйфории все еще не отпустило ее, даже не смотря на то, что с того тихого утра прошло несколько дней. Затянувшееся счастье. В любое другое время она бы забеспокоилась, но только не сейчас. Она наконец-то может расслабиться. По-настоящему расслабиться. Нет никаких выматывающих эмоционально интриг, нет никакой опасности от Эредина и его черных всадников, и даже безумный Радовид со своими охотниками и жрецами где-то там далеко за морем. И даже местные перестали проклинать ее вслед. Йен рассеянно улыбается и отходит от окна, довольно потягиваясь и натыкаясь взглядом на главную причину своего спокойствия, безмятежности и счастья. Геральт. Белый Волк. Мясник из Блавикена. Убийца ледяного великана. Люди могут называть его как угодно, но ее это мало волнует.
Ведьмак лежал в горячей воде, свесив руки и голову с края и, кажется, дремлет. Йеннифер осторожно прикасается к влажным волосам, ведет тонкими пальчиками по шраму. Невольно пугается, когда мужчина хватает ее руку.
— Я думала ты спишь, - с легкой улыбкой произносит Йенна, присаживаясь рядом. Не было желания язвить, ерничать, поддевать и еще как-либо разрушать это хрупкое нежное чувство и атмосферу приятной безмятежности. За все двадцать лет, что длился их роман, даже в самые лучшие времена между ними не было такой теплоты.
— Я заметила нарастание энергии вокруг
Tor Gvalch'ca, - Йеннифер переходит сразу к делу, замечая как изменился в лице ведьмак. От прежней сонливости не осталось и следа, а его рука крепче сжала ее ладонь. Не нужно сильно разбираться в магии, чтобы понимать что это может означать. Из этой башни юная ведьмачка ушла на последнюю битву с Белым Хладом. И вот сейчас она может вернуться. О том, что она могла проиграть не было и мысли. Ослепленные беспокойством и надеждой никто из них не по дал значению, что Цири возвращается слишком быстро. Словно исполняя их желание.
— Я тоже об этом подумала, - нет времени рассиживаться. Йенна не тратит время на натягивание вещей вручную. На такие случаи есть магия. — Лошади или портал?
[status]ведьма[/status][icon]http://i.picasion.com/resize89/ac1de8bd827d8514c97807cbf77adce9.jpg[/icon]

+2

9

[nick]Geralt of Rivia[/nick][status]Папин бродяга, мамин симпатяга[/status][icon]https://b.radikal.ru/b04/1906/a5/9b2cf690586a.jpg[/icon][lz]Witcher
Геральт из Ривии,50
Ведьмак[/lz]
Порой это все начинало напоминать сон, иллюзию, что угодно, только не реальность. Не его реальность. Он к этому не привык. Спокойствие. Безмятежность. Черт, какие пленительные слова. И какие опасные, если вдуматься. Престало ли ведьмаку расслабляться, рискуя размякнуть подобно хлебному катышку в кадке с водой. Его профессия, его призвание, все, чем он жил заставляло долгие годы ходить по лезвию меча, не позволяя себе такого отдыха. Ведь враг может поджидать где угодно и напасть в любой момент, а ты тут такой весь размякший, погрязший в обустройстве дома и винодельни. Опасно, Геральт, но разве ты этого не заслужил?
Он мог сколько угодно пытаться обмануть себя, заставляя думать, что такая жизнь не по нем, нет, конечно нет. Самообман, это последнее, чем Белый волк предпочитал заниматься. Поэтому он искренне признавал, что ему нравилось все это. Разве ж плохо, обрести наконец-то дом. Настоящий дом. Перестать скитаться, ища где подзаработать, чтобы не протянуть зимою ноги. Здесь у него было все: чудовищ хватало, его не прогоняли, выкрикивая обидные прозвища из-за частокола, да и положение какое никакое есть. Но самое главное, здесь была она. Геральт невольно возвращался мыслями в тот город, где Йен впервые предложила ему задержаться. Его тогда раздражало все и ведьмак даже помыслить не мог, что его мнение изменится. Возможно следовало успокоиться раньше. Возможно. Но Судьба выбирает странные пути, приводя всех к счастью и спокойствию разными дорогами. Их пути, наконец-то, пересеклись и в эту самую минуту, когда он расслабленно лежал в горячей воде, смотря на Йен сквозь опущенные ресницы он был счастлив.
Ведьмак пребывал в блаженном состоянии полусна, когда грани миров стираются, позволяя окунуться в свои фантазии, еще не распростившись с реальностью.
Улыбка. Боги милосердные! За оду лишь искреннюю эмоцию черноволосой чародейки он был готов на все. Не как сопляки, клянущиеся в своей любви дочкам мельников и доярок, а действительно на все. И сколько раз он спасал ее, а она его… Ему захотелось притянуть женщину к себе, затаскивая в воду. Услышать может смех, а может и отборный мат. Но рисковать не стал, настроение Йен штука переменчивая, и вместо этого лишь осторожно погладил ее ладонь мозолистым пальцем.
Он улыбается в ответ, закрывая глаза и собираясь расслабляться дальше, поглощенный в собственные мысли. Но следующие слова Йеннифер заставляют его скинуть полусонное состояние и подобраться. Он невольно сжал ее ладонь сильнее. Тревога и слабый огонек надежды, разрастались в его душе.
Цири. Девочка.
Чародейка развивает по истине бешенную деятельность в мгновение ока оказываясь одетой. А вот ему самому приходится без сожаления (повод куда весомей) покинуть воду. Наспех протерев воду полотенцем Геральт быстро облачается в одежду.
- Портал, - коротко произносит мужчина, возясь с застежками на сапогах. Он не скрывает досады в голосе. Уж что-что, а порталы Геральт не любил. Нет, Йен он всецело доверял и ее порталам тоже. Чародейка вообще все, к чему прикасалась или творила делала хорошо, но все же эти порталы... ох не хотел бы он, шагнув туда, в темноту, располовиниться. Не такая смерть должна была ждать волка. Усмехнувшись самому себе и желанию отправиться на тот свет более эффектным ну или героическим способом, Геральт подошел к ней. Руки сомкнулись, прижимая к себе эту потрясающую женщину.
- Пойдем.

+3

10

На что только не пойдешь ради родных и любимых. Вот и Геральт не смотря на свою нелюбовь к порталам смело шагнул в темную воронку. Это не трудно, когда в голове стучит: Цири, Цири, Цири... Нет, она не читала его мысли, просто знала о чем думает ведьмак. Ведь у нее в голове засела таже мысль. Сейчас их занимали одни и те же чувства, одни и те же страхи, одни и те же переживания  что они увидят в башне? Свою дочь живую и здоровую или ее остывшее тело, что Вселенная милостливо решила вернуть в родной мир, или, быть может, прорывающийся сквозь ткань миров Белый Хлад?
Йеннифер открывает портал в том же месте, что и в день последнего боя с Дикой Охотой. Символично. Впрочем, все в этом мире символично, все временами заставляет вспомнить былое. Вот и сейчас они стоят на пригорке, смотрят что же изменилось тут. Чародейка не была здесь с того самого момента, как ее девочка отправилась на встречу своему Предназначенью, но уверена что здесь не изменилось ничего. Снег, голые скалы, выкорчеванные великанами и циклопами столетние деревья... Для полной картины не хватает только бегущих островитян и нильфов.
Холодный белый свет вырывается изнутри башни, прорезая предрассветную мглу. Гул давил на уши, заставлял голову разрываться. Перед глазами все плыло, но они упрямо пробирались к башне через поваленные деревья и огромные валуны. Нарастающую мощь невозможно было сдержать или как-либо отгородиться от нее. Невидимая сила пробивала защитную сферу Йеннифер, квен ведьмака разбивался с глухим хлопком, окатив их снопом искр.
— Сопряжение было слабее. Оно успело закинуть сюда тварей да ландшафт попортить, а это сейчас все сметет к чертовой матери, - стараясь перекричать гул в ушах кричит ведьма, с трудом перставляя ноги. Чем ближе к Tor Gvalch'ca, тем сложнее приходилось. Еще немного и кости затрещат и сломаются, как сухие ветки во время шторма. Потоки энергии, казалось, можно было пощупать рукой, чтобы видеть как они клубятся и перетекают друг в друга не нужно быть ведьмаком или магом. Но стоило им войти в башню как это давящее чувство исчезло. Как в тот раз, стоило только войти в проклятую башню.  Почему сейчас всё как в тот раз?
— Надо ждать, - едва слышно произносит Йеннифер, глядя на едва обозначившийся переход между мирами. Сколько ждать? Чего ждать? Она не могла ответить на эти вопросы кто бы ее не спрашивал. Геральт ли, император или, быть может, Мышовур. Ответ всегда был один - "надеюсь, Цири".
— Что тут происходит?! - друид ворвался в единственную уцелевшую залу буквально вслед за ними. Запыхавшийся, размахивающий своим посохом, он был больше похож на безумного отшельника, а не на верховного друида. — Опять беду на острова накликаешь?! - показывая посохом на чародейку, Мышовур старается не отводить взгляд от все больше расширяющегося портала.
Но Йеннифер не успевает и слова сказать до того как всех троих сносит энергетической волной в разы сильнее той, что старалась прижать их к земле по пути к башне. Ведьма не в силах устоять на ногах, ее буквально швыряет к стене. В глазах потемнело от удара, в голове снова поднялся шум. Чародейка медленно опускается на пол, закрывает глаза лишь бы не видеть этих раздражающих кругов перед глазами, пришедших взамен непроницаемой темноты. Инстинктивно бормочет заклинания уменьшающие боль. Сейчас не время валяться.
В один момент все стихло. Пропал грохот, пропало давление, пропали все звуки. А потом раздался тихий равномерный стук каблуков о каменный пол. Сердце пропустило пару ударов, чтобы в следующее мгновение с лихвой их набрать.
— Цири... - одновременно выдыхают ведьмак и друид. Йеннифер распахивает глаза. Плевать что все плывет! Она должна увидеть ее! Убедиться лично, что с дочерью все в полно порядке!

+2

11

[nick]Geralt of Rivia[/nick][status]Папин бродяга, мамин симпатяга[/status][icon]https://b.radikal.ru/b04/1906/a5/9b2cf690586a.jpg[/icon][lz]Witcher
Геральт из Ривии,50
Ведьмак[/lz]

Привычная тьма и холод окутали его. Геральт поморщился и стиснул зубы. Еще застрять здесь не хватало. Руки сильнее прижали к себе Йен, толи для собственного успокоения, толи из-за страха потерять ее. Не смотря, что все действо заняло всего несколько секунд мужчина успел вспомнить почти все несчастные случаи, связанные с переходом через портал. А вот это было уже совсем лишним и явно не к месту. Но все закончилось, тело собралось из миллионов частиц и двое выпали из портала. Не успел Геральт осмотреться, чтобы понять, где они, как ледяной ветер швырнул ему в лицо снег. Мужчина отпустил Йеннифер и протер глаза. Представшая его взору картина была знакома. Ну конечно. Мужчина криво усмехнулся. В том же месте, только не в то же время. Хотя, как знать, когда оно придет, то самое время? Может вот оно? Сейчас?
Цири.
Почему-то ему верилось, что все так и должно быть. Самообман? Ох, не хотелось бы. Не хотелось... Надежда? Только бы не ложная. В какой момент он перестал быть реалистом и циником? В момент, когда в его жизни появились те, за которых можно было умереть. Одни из них сейчас стояла рядом с ним, появления другой они ждали, пока Мир вокруг сходил с ума. Геральт чувствовал, что все это не просто так, но легче от этого осознания не стало. Он выкинул руку вперед, пальцами, сложенными в Знаке Квен. Йен применила сферу. Но обоим это не сильно помогало, энергия от сопряжения Миров была чудовищна сильна.
Чародейка кричала ему, стараясь пересилить гул и ветер, Геральт лишь кивал, показывая, что слышит ее и сильнее стискивал зубы. Они шли, помогая друг другу, не взирая на все, что происходило вокруг. Цель, к которой стремились ведьмак и ведьма была дороже всего.
Так уже было. Черт бы вас всех побрал! Так уже было! Да. Было. Так почему не могло повториться? Мужчина чувствовал себя странно. Не покидало ощущение лживой изнанки. Не настоящее. Не то. Ведьмак редко, когда пренебрегал своим чутьем, но сейчас оттолкнул его, заставляя замолчать. Йен не могла ошибиться. Кто угодно, только не она. Это немного успокаивало.
Едва они оказались в башне, все стихло. Геральт выдохнул, опираясь ладонями на колени.
- Надо ждать, - тихо произносит она.
- Будем ждать, - вторит он.
Столько, сколько потребуется. Они должны увидеть Цири. Все остальное не имеет значения. Мужчина собрался было притянуть к себе Йен, чтобы произнесли что-то ободряющее, пригладить черные растрепавшиеся на ветру волосы, но голос Мышовура заставил его резко обернуться.
- Спокойно, она здесь не при чем, - Геральт знал, что чародейка и сама за себя постоит, но все же закрыл ее, становясь между ней и друидом. Он собирался добавить, что не время для разборок и претензий, но не успел. Ни чего не успел. Ни знак выкинуть, ни Йен прикрыть, ни сгруппироваться толком. Лишь в последний момент, он все же сумел пригнуться и закрыть руками голову. Удар о стену получился жестким, но бывало и похуже. На секунду перебило дыхание. Он открыл глаза и тут же зажмурился. Дьявол! Перед ними все плыло, а в ушах медленно нарастал монотонный гул. Геральт зажмурился и вновь открыл глаза, ища подругу. Чародейке досталось больше него, но она уже пришла в чувство и смотрела на портал. Геральт с трудом поднялся на ноги, опираясь на стену, к которой его все еще прижимало невидимой энергией. Где-то рядом простонал друид. Но сперва нужно помочь Йен, а уже потом...
Все стихло. В один момент. Словно ничего и не было. Мужчина тряхнул головой, проверяя, не у него ли пропал слух, не выдержав этого безумия.
Стук каблуков о пол. Геральт переводит взгляд с возлюбленной туда, откуда доносится этот стук. Полный надежды.
- Цири...
Геральт шумно выдохнул.
- Цири, это ты? - он сделал шаг, другой. Неуверенные, словно мужчина разучился ходить и теперь старался заново этому обучиться. Наверное, впервые в жизни, Белый волк понял, чувствуют люди, когда дрожат колени.
Цири шла к ним. Не бежала, как обычно делала эта импульсивная девчонка, не стремилась заключить в объятия, но все же шла и улыбалась. Но почему-то он остановился. Не сдвинулся с места ни на пядь, а когда Верховный друид поравнялся с ним, то тяжелая рука мужчины легла на его плечо, задерживая.
Он не мог объяснить, что не так. Все было так. Но чутье, инстинкт, который Геральт отвергал всю дорогу усилился. Медальон с изображением волка на груди закачался.
- Что такое? - друид вовсе не рвался к Цири, оставшись стоять вместе с мужчиной.
- Не знаю, - одними губами ответил ведьмак, не сводя настороженного взгляда с дочери. До их встречи оставалось не больше трех метров.
Она бы побежала. Она бы кинулась к нам с Йен. Она бы... она бы сделала все по-другому. Почему она молчит?

+3

12

Она понимает неуверенность ведьмака. Она понимает замешательство  друида. Понимает их сомнения, она и сама их ощущает. Йеннифер рассеянно переглядывается с Волком, а потом вновь переводит взгляд на девушку.
Цири шла. Медленно. Отстукивая каблуками сапогов четкий размеренный ритм. Не бежала, как тогда, в Каэр Морхене, а размеренно шла. Чародейка напряженно вглядывается, пытаясь понять почему все именно так. Может ей больно идти? Может она вымотана и нет сил со всей силы бросится в объятия отца? Но нет. Цирилла выглядит точно также, как перед битвой у берегов Ундвика. Казалось, что даже волосы не растрепались под порывами ледяного ветра.
— Цири... - она поднимается, делает шаг на встречу... И не может понять своего внезапного отторжения. Серебряный колокольчик интуиции на краю сознания едва слышно звякнул, будто бы сама Вселенная сомневалась в реальности происходящего. — Мы ждали, - с трудом, как будто грудь сдавили невидимыми тисками, выдавливает ведьма, все еще напряженно вглядываясь в юную ведьмачку.
— Вы как будто призрака увидели, - Цири смеется. Также звонко, заливисто, как и в детстве хватаясь за живот и запрокидывая голову. — Это я, не призрак. Я! - она заливается все громче, как будто вместе с этим смехом сбрасывая все напряжение, переживания, сомнения. И чем дольше она слышит такой родной смех, тем больше ей кажется, что все ее [их] сомнения смешны и нелепы. Ну как можно не признать собственного ребенка?

Они опять в главном зале Каэр Трольде. Опять бурное празднество. Йеннифер не первый раз за вечер задается вопросом откуда подвалах крепости столько выпивки. Но так и не задает его. Какая в сущности разница сколько бухла запас ярл?
Цири веселится за главным столом вместе с Хьялмаром, Керис и другими молодыми ярлами, что-то рассказывает, смеется, кажется даже успела поспорить. В этом вся Цири. Настоящая. Даже слишком.
— Так странно, правда? - отхлебнув пива, интересуется ведьма, все также не отводя взгляда от девушки. — Я сначала не поверила, что это она. А теперь думаю, вот же идиотка, - губы невольно растягиваются в усмешке. — Но знаешь, кристаллы, которые я выставляла на улавливания посторонней энергии -  все еще не потухли, - наконец отрывает взгляд от Ласточки. Геральт лишь неопределенно хмыкнул, лишний раз подтвердив ее сомнения. Еще ничего не закончилось - тварь все еще тут. Но ей уже удалось провести их катаканом. Чародейка не произносит этого в слух, но надеется, что это единственная маленькая победа чудовища.

Ей нужно больше информации. Тех книг, что были в личной библиотеке недостаточно. Мышовур тоже не располагал какими-либо сведениями имеющими отношение к тварям. Единственный выход она видела в Аретузе. Академии магии, где обучалась сама и куда возила юную цинтрийскую княжну. Тут-то и обнаружилась главная проблема.
Она стояла перед аркой портала, сначала непонимающе, а потом раздраженно хмурясь. Постоянный переход сиял холодным голубым светом, испуская легкие волны магической энергии. Все выглядело как обычно. Как она помнила. Но стоит прислушаться и сразу уловишь незнакомые потоки. Они опутывают ее, Геральта, кристаллы, мебель... Оплетают окружающее пространство, ловит их в свои сети, как паук мух.
— Что-то не так? - ведьмак появляется неожиданно. Ни одна половица не скрипнула под ним.
— Я не могу открыть портал куда-либо еще, кроме Ард Скеллиг, - мрачно заключает Йеннифер, не отводя взгляд от мерно вспыхивающего, но совершенно бесполезного портала.
[status]Ведьма[/status][icon]http://i.picasion.com/resize89/44d0cb87eca53f5e9b0a3b7aa4c9e017.jpg[/icon]

+2

13

[nick]Geralt of Rivia[/nick][status]Папин бродяга, мамин симпатяга[/status][icon]https://c.radikal.ru/c34/1907/85/40182323c214.png[/icon][sign]https://b.radikal.ru/b30/1907/6a/07a1f3b9ecc0.gif[/sign][lz]Witcher
Геральт из Ривии,50
Ведьмак[/lz]
Геральта сложно было назвать общительным человеком. Нет, конечно все дело в выпивке. После должного количества и самый угрюмый ведьмак станет веселым. Или уснет лицом в похлебке, тут как повезет. Но сейчас не помогал даже алкоголь. Мужчина машинально подносил кружку к губам, делал глоток и не чувствовал вкуса пива. Все мысли ведьмака занимала Цири. Память услужливо погружала его в прошлое, к моменту их первой встречи, а затем выдергивала и перемещала в другие периоды, не менее важные. Обучение, странствия, долгие ночи, когда он охранял девочку, а после уже разговаривал со взрослой Цирилой. Он словно заново прокручивал в себе все эти годы. Голос Йен выдернул его из мыслей, возвращая в наполненной музыкой и смехом зал. Геральт несколько рассеянно взглянул на чародейку. Она была спокойна и расслаблена. Он промолчал. Сейчас его собственные терзания казались ему глупыми. Недопитая кружка опускает на стол, но затем он вновь машинально подносит е ко рту вливая в себя пенный напиток. Есть вещи, которые лучше оставить при себе. Наверное. Так будет лучше. Но как понять, что именно сейчас лучше? Рассказать ей о том, что ведьмачье чутье не спокойно? Что я, как параноик, подозреваю всех и вся? Что не доверяю своей девочке? Он лишь хмыкнул и покачал головой. Нет, не сейчас. Йен не захочет слушать. А может и слышать. Нет, позже. Может ночью. Все слова, которые должны быть сказаны - будут сказаны, но для них должно прийти время. И потом, Геральт не опровергал ого, что может быть не прав. Он не хотел ранить своими подозрениями ни возлюбленную, ни дочь.
И все же... "кристаллы не потухли". Не хорошо. Геральт пристально смотрит на чародейку, аккуратно беря ее за руку и поднося ладонь к губам. Кожа как всегда нежная. Как всегда, пахнущая сиренью и крыжовником. Он касается ее губами, а затем слегка сжимает пальцами. Чтобы не случилось, он рядом. Так было не всегда, но теперь все по-другому. Они вместе: он, она и их дочь. Он переводит взгляд на смеющуюся Цири. Почему так сложно принять тот факт, что она вернулась? Ты старый параноик. Или осторожный волк.

Йен не слишком делилась с ним подозрениями и тревогами, но он чувствовал, что что-то не так. Чародейка испытывала нечто похожее, что и он сам, поэтому не заметить изменения в ее состоянии ведьмак не мог. Тут не нужно быть особо чувствительным и внимательным, достаточно просто понимать своего партнера и быть ведьмаком. Удобно.
Поэтому, когда чародейка решила посетить Академию магии, где обучалась она сама, а потом и Цири, ведьмак понял ее. Оставить Йен в такой момент он не мог и не хотел. Да и потом, чем еще ему заняться? Пойти местную нечисть изводить, которая никогда не переведется. Нет, сейчас намного важнее другое - быть рядом с ней.
И не зря. Как не любил он это выражение лица, как не любил складку на лбу, когда Йен была озадачена. Не было ничего на свете, что могло бы испортить ее лица, но мрачное выражение ей не шло.
- Что-то не так? - он бесшумно приблизился к ней, становясь рядом.
Проклятье. Плохо, это плохо.
- Йен, может ты, - он неловко кашлянул, - Может ты попробуешь еще раз?
Дурак ты. Сомневаться в таланте чародейки ему не приходилось. Но ведь всему имеет место «случай». Ну а вдруг, ну а... Геральт понял, как цепляется за ложную надежду. Это еще хуже. Если так обстоят дела, то он просто дурак, не способный трезво оценивать ситуацию. А он не может быть дураком. Йен сейчас говорит о вещах, которые знает и в которых разбирается и если она сказала, что не может открыть другой портал, значит не может.
- Что будем делать? Йеннифер, - он берет ее за руку, разворачивая к себе, - Йен, я думал на счет нашей девочки и знаешь, я должен тебе сказать, - он ловит ее взгляд фиалковых глаз, - Мне кажется это не она. Не наша Цири.
Вот он и сказал.

+2


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Любой обман за Вашу душу [The Witcher]