capt. jack harkness michael wade wilson
oberyn martell susan pevensie steven rogers
— Не забудь про тормоза снова, — напутственно произнесла она, когда вновь опустилась на пятки и широко улыбнулась. — Привет, Вор, — и с этими словами её силуэт озарился оранжево-желтым свечением, а сама фигура постепенно рассыпалась на множество частиц, которые в мгновение закружили по консольной комнате единой волной.. Читать дальше

Дорогие Таймовцы!
01.01.19 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
04.12.18 Очень большое обновление правил по маскам и вторым ролям. Читать тут.
30.10.18 Появились дополнения в правилах и банке, а так же подводим итоги большого кроссворда в честь Дня рождения Тайма!
28.12.17 Мы поменяли дизайн! Внезапно, но почему бы и нет? Вопросы и предложения как всегда в тему тему АМС.
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

faqролигостеваянужныеакцияуход и отсутствиевопросы к АМСбанкVK Тайм

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Забери о тебе мои мысли [Tolkien's legendarium]


Забери о тебе мои мысли [Tolkien's legendarium]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://i.imgur.com/f6fD9jb.png

Забери о тебе мои мысли
Миллиарды звезд сошли на нет
С тех пор как мы с тобой на ты

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://sd.uploads.ru/maKlq.gif

http://sh.uploads.ru/r2ocH.gif

http://sh.uploads.ru/v3thn.gif

http://s9.uploads.ru/m6px9.gif


Abel Korzeniowski - Poison

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Mairon ( Salae Lavellan ), Melkor ( Fenris )

Арда

АННОТАЦИЯ

Тот, кто сеет ложь, соберёт в итоге обильный урожай, и вскорости сможет он отдохнуть от забот своих, ибо другие станут сеять и жать вместо него.

[align=center]•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

[nick]Mairon[/nick][status]Мелькор, нет[/status][icon]http://s7.uploads.ru/r6ywq.jpg[/icon][sign]      [/sign][lz]Сотворённый Илуватором перед Музыкой Айнур, майа Ауле, мастер [/lz]

Отредактировано Salae Lavellan (12-10-2018 22:50:49)

0

2

Все это - иллюзия свободы. Как иронично, Эру. Ты даруешь своим созданиям жизнь, но в то же время требуешь от них беспрекословного подчинения и повиновения. Но все мы - дети твои, твое творение. Так зачем же ты пытаешься скрыть от них свои замыслы?
Ты хитрец, отец. Скрыв это от них, ты лишь наблюдаешь, появляясь лишь тогда, когда они взывают к тебе, растерянные и нуждающиеся в мудром совете, в проявлении твоей любви. Они, как ростки, что Каментари вложила в землю - ждут своего часа, чтобы расцвести, отмеченные твоей рукой.
Но ты не провидец, Эру Илуватар. Не все нуждаются в тебе. Не все существа этого мира ожидают твоего внимания, твоей ласки и испепеляющей мудрости. Нет, далеко не все.
Поэтому власть твоя не абсолютна, всеотец. А значит, однажды - да, в тот день, когда ты отвернешься, занятый своим невероятно важным и бессмысленным замыслом - этот мир погрузится в тьму. И не хватит более сил Варды, чтобы осветить его.
Ведь этот мир уже...искажен.
Его тонкие бледные губы трогает едва заметная улыбка - Мелькору нравится мысль, которая зародилась в его голове, и он играет с её потоком, перекидывая и пересыпая её, как гроздья винограда, что стоят на резном столике в его опочивальне. Да, он пленник здесь, в Валиноре - и для него эта иллюзия более чем тягостна. Ведь они смотрят - все они, идеальные, в своих одеждах, расписанных серебром и золотом, с вплетенными в волосы цветами или звездами, скрывая лицо за вуалями или скрывая свои эмоции под маской спокойствия и отрешенности.
И вот это будут новые боги для тех, кто придет в этот мир позже? Да, и это он слышал - скрываясь в тени, что отбрасывают предметы - что есть что-то о приходе новых существ. Все это дремлет сейчас где-то в глубине этого мира. Но Эру, это место скрыто от него - и нет никакой возможности выяснить, где именно. Но как же он желает этого - испортить, исказить то, что создано этими святыми. Выломать суставы, сломить волю, подчинить себе душу...
Да, это было бы сладко. Какое удовлетворение это принесло - вала невольно облизывает нижнюю губу, сжимая руки в кулаки в предвкушении этой кровавой и жестокой расправы. Особенно сложно и приятно исказить душу - это тонкое дело требует деликатности и осторожности. Цена ошибки в этом случае высока - ведь Аулэ следит за ним не меньше, чем Тулкас. Но этот краснолицый воин не так прозорлив, как ему кажется - он видит лишь часть картины, что ему любезно предоставили, и действует только по тому приказу, что ему отдали.
И снова его губы прорезает усмешка - сегодня он снова отправится туда, где трудятся верные валар майар. Понаблюдает за ними со стороны, оставаясь в темноте, в которой он так хорошо чувствует и ощущает себя. Мрак окутывает тебя, как покрывало, сотканное из тишины, страха и самого черного цвета, что был создан в Эа. И это все - дело его рук. То, что его братья и сестры - сводные и поэтому еще более чужие - никогда не смогут исправить. Ведь об этом они молят Эру - о возвращении того, что было в начале начал.
Его шагов не слышно - их глушит сама тишина - когда он спускается по винтовой лестнице - все ниже и ниже, глубже и горячее. Ярче и обжигающе. Огонь близок ему - ему хочется коснуться его, но вала лишь дает одному из послушных языков пламени лизнуть его ладонь.
Этому ростку не сравниться с тем азартом, что согревает его темную душу, в которой таятся самые коварные замыслы. Разделить их ему не с нем - но Мелькор осознает, что это лишь...вопрос времени.
У него обязательно будет союзник. И не просто кто-то из тех, кто жаждет изучить что-то новое и познать секреты Владыки мрака - это будет самый лучший, самый умный и корыстный. Да, этот майя еще не осознает, что происходит с ним каждый раз, когда они говорят. Но скоро - уже очень близко к этому моменту - в душе его зародятся сомнения. И как легко было заронить их - лишь пара верно подобранных слов, немного лести и разговор о мастере Аулэ, который никогда не позволит своему слуге раскрыть свой потенциал.
И сейчас юный красивый майя снова за работой - все еще пытается сопротивляться его речам, что окутывают его разум подобно вате, заставляя его перебирать возможные варианты развития событий против его воли. Молот вздымается равномерно, чтобы с силой ударить по металлу, высекая из него искры, что золотистыми змейками разлетаются в стороны, сразу же угасая и теряя свою мимолетную красоту. Но Моргот не спешит - он все еще наблюдает за этим действием, слегка им завороженный. Кажется, что в руках кузнеца не тяжелый молот со стесанным уже слоем металла - а легкая флейта из невесомой древесины. При внешней хрупкости внутри этого существа дремлет сила - и вала неосознанно тянется к ней, ощущая её близкой своей силе.
Короткий шаг из тени - и он возникает перед ним во всей своей красе. Голос его вкрадчив и негромок - но даже в шумной кузне, где всегда горит огонь и металл ударяется о металл, его слышно отчетливо. Так, как если бы это звучало в сердце майя.
- Здравствуй, Майрон. - легкий приветственный взмах рукой. - Что пробудило тебя в столь...ранний час? - какие думы мучали тебя во сне, какие образы тревожили тебя, когда ты проснулся? Нельзя спешить с вопросами. Ему нужен самый верный и самый умный. Спугнуть его будет весьма и весьма неприятно.
А Мелькор не терпит провалов.
[nick]Melkor[/nick][status]YeS[/status][icon]http://sg.uploads.ru/WfVA7.jpg[/icon][lz]Совершенный валар, созданный по замыслу Эру Илуватара. Темная сущность этого мира, что ставит своей целью исказить все живое.[/lz]

Отредактировано Fenris (18-10-2018 11:57:11)

+1

3

[indent]Они называли это время «Весна Арды». Этот мир, по меркам бессмертных айну, был еще совсем юн – его путь только начинался. Земля наливалась силой, расцветала, покрывалась лесами, полями, реки шумели синими водами, горел яркий свет Иллуина и Ормала, сходившийся на Альмарене, обители валар и майар.
[indent]Все айну усердно трудились в своих чертогах, садах и кузнях, предвкушая день, когда проснутся дети Илуватара, продолжая подготавливать этот мир для них, как того и требовал Замысел, из всех валар наиболее понятный именно мудрейшему Манвэ. 
***
[indent]Майрон был майа Ауле, его самым способным, самым талантливым учеником, усердно внимающим каждому уроку своего господина, подолгу наблюдающим за его работой, искусной, совершенной, перенимая его опыт, впитывая в себя все знания, которому ему доверяли. Майрон ничуть не стремился превзойти своего господина ни в силе, ни в навыке, только хотел помочь, быть полезным, быть нужным. Они проделали уже много работы, но и дел оставалось все еще немало. Работа была в радость, не в тягость, но телам, таким настоящим, осязаемым и живым, нужен был отдых и покой. В этом было что-то… удивительное, странное, но притягательное. Духам, коими являлись все они сейчас и до создания Арды, не был ведом ни голод, ни жажда, ни усталость, но это было раньше. Теперь они все ходили по этой земле, и хотя могли менять свой облик, вновь становясь невидимыми, могущественными, настоящими, им все равно требовалось восполнять свои силы так, как это будут делать Перворожденные, когда очнутся от своего сна.
[indent]Но Майрон, кузнец, покой свой потерял. На горизонте ширилась буря, это все чувствовали: и валар, и слуги их, майар, но Майрон, тоже еще весьма и весьма юный, ощущал ее иначе.
[indent]Он слышал шепот. Уже давно. Тогда в кузне, наполненной жаром, звоном металла, переливом камней, бросающими яркие блики на раскаленные пламенем стены, он услышал его впервые. Совсем тихий, едва уловимый, и майа решил, что ему просто кажется. Что это другие кузнецы, покидающие чертог Ауле, разговаривают в тишине коридоров и залов, возвращаясь домой, а эхо разносит их голоса. Майрон успокоился было, потому что шепот этот стих.
[indent]А потом зазвучал с новой силой, и Майрон ощущал, как он отдается у него в голове. Бессвязные слова, складывающиеся в речи, смысла которых он не улавливал из-за стука молота и пения металла у него в руках. Чем звонче и сильнее были удары, тем громче звучал голос, пока майа не стал различать наконец слова. Обрывки фраз, вводившие в ступор своей… неправильностью и запретностью.
[indent]Это не его мысли! Он не мог так думать! Но сладостный голос все шептал, что Майрон стоит большего, чем скучная чеканка изо дня в день, что Ауле, его господин, должен сильнее ценить своего талантливого ученика, что все его труды рано или поздно пойдут насмарку, когда дети Илуватара пробудятся…
[indent]Майрон ничего не сказал Ауле или другим валар, боясь, что его накажут за подобные мысли, просто не поверив, что они не его. И все больше и больше взваливал себя непосильной работой, только чтобы затмить этот голос шумом, чтобы не было свободного времени, чтобы не отвлекаться на пленительные речи. Работа и короткий отдых, короткий и отдых и снова работа…
Пока этот самый голос он не услышал вновь, в живую, прямо в кузне.

***

[indent]Он даже не оборачивается, чтобы посмотреть на гостя, прекрасно чувствуя его, зная его. Мало кто захаживал в кузни – приятнее было прогуляться по саду, где все цвело и благоухало, чем томиться у жара горнила, покрываться липкой испариной, дышать воздухом, коловшим грудь изнутри. Вся работа – во благо, все старания – равны. Так говорят им валар.
[indent]Но снова он. Снова этот… Мелькор. Вновь пришел ему мешаться, мучать его своими сладостными речами, путать его инструменты, любовно разложенные на столе. Майрон не любил беспорядка, ни в мыслях своих, ни за работой. Мелькор вносил вместе с собой Хаос, кутерьму и бедлам. И в мысли, и в работу.
[indent]Майрон бросает короткий взгляд на вошедшего вала, вновь возвращаясь к пока еще неготовому изделию. Металл раскален докрасна, искрится, греет, но юный майа будто и не чувствует исходящего жара. Он сам – этот пожар, это пламя, всегда зажженное в очагах, и каждый раз, выбираясь из кузни, втягивая носом свежий, пахнущий травами и цветами воздух, он зябко ежился. Его телу, слегка загорелому, с пылающими пламенем рыжими волосами, с раскрасневшимися щеками, на которых вспыхивала щедрая россыпь веснушек, руками и шеей, было зябко.
[indent]-Тебе не рады здесь, - только и бросает рыжеволосый майа, не отвлекаясь от работы. Сегодня это будет только кольцо. Совсем обычное, ровное, даже без гравировки. Возможно, он вставит в оправу камень, нашедший недавно в ящике, почему-то всеми забытый, но притягательно красивый. Он золотисто-оранжевый, гладкий и прозрачный. Будет хорошо смотреться с желтым же металлом.
[indent]Валар предупредили своих слуг, чтобы были осторожнее с этим мятежником, но слушали его, не внимали речам. Одного только не мог понять Майрон, если его присутствие так нежелательно на континенте, почему всесильные валар его наконец не прогонят прочь?
[nick]Mairon[/nick][status]кую, прелесть моя[/status][icon]http://s7.uploads.ru/r6ywq.jpg[/icon][sign]      [/sign][lz]Сотворённый Илуватором перед Музыкой Айнур, майа Ауле, мастер [/lz]

Отредактировано Salae Lavellan (26-10-2018 00:38:19)

+1

4

У вала сегодня много дел - как впрочем, и всегда. Ему надобно исказить сегодня еще, еще больше вещей, что существуют в этом чересчур правильном и аккуратном мире - но он увлечен куда больше тем, кто сейчас стоит перед ним, сосредоточенный и напряженный, как струна, как тетива лука, как гибкий тростник. Дотронься - уйдет от прикосновения и закроется на десяток замков. А ведь так прошло немало времени, прежде чем были подобраны ключи к части из них. Теперь майар не уходит, едва завидев мятежника, он мирится с его присутствием, более того - больше не пытается использовать другие, более, мм, изощренные методы для того, чтобы выдворить из своей кузни незванного гостя.
Теперь самый послушный и умелый ученик Аулэ проводит все больше и больше времени здесь - да, наверняка силясь позабыть что-то, что услышал или увидел. А может, и то, и другое? Что коснулось этих острых ушей, что заставило его лицо так пылать, что зажгло в этом наивном и невинном сердце огонь? Желание превосходства. О даа - Мелькор слышит, как неровно бьется сердце майар, как вырастают в нем обиды, корнями утыкаясь в грудную клетку и мешая свободно вздохнуть.
Зависть ли? Ах, нет, пустое, это мимо - такое чувство он еще не успел поселить в этом существе.
Майрон отвечает - а Моргот лишь тихо и деликатно смеется, бесшумно возникая сзади и заглядывая через плечо. Настырный, бестактный, любопытный - как много слов можно подобрать, и у каждого из них будет свой уникальный оттенок.
О Эру, разве не твоя вина, что ты вложил в своих существ эти черты? Заставил их стремиться к постоянному развитию, к просветлению, достигать совершенства? Ведь никто не идеален, всеотец. Все твои валар совершают ошибки - а ведь ты задумывал, что они будут мудры, величественны, идеальны. Как...нерасторопно, Илуватар. Ведь тогда и роль Мелькора, что отличен ото всех остальных, тоже была предопределена - так почему же твои существа гневаются? Как смешно и радостно видеть лицо его брата Манвэ, отмеченное тенью неудовольствия, стоит им столкнуться где-то? Сидеть вместе за одним столом, поглощая...растительность. Когда давно уже есть то, что куда вкуснее - то, что было живым, но таковым быть перестало. Как упоительно вгрызаться в плоть, ощущая, как кто-то, некогда живой, делится с тобой своей жизненной энергией, передавая её тебе - а после чувствовать, как силой наливаются твои мышцы и как громко отсчитывает удары сердце. Какая мощь сокрыта в убиении живого существа, какие эмоции это дарит!
- Для кого ты куешь это, Майрон? Для высоких господ? Чего ты алчешь более - награды или похвалы? - шепот его стелется по всей кузне, заполняя её темными, почти черными, тенями - лишь языки пламени могут спугнуть этот полумрак, что, как дикий зверь, отскакивает поначалу - а после снова тянется лапой, любопытный и бесстрашный. Так и Мелькор легко перехватывает кольцо, едва майар окунает его в воду - оно все еще теплое и гладкое, катается в его грубой ладони и выглядит маленьким и изящным. Оно сковано с болью, с осознанием, что работа никогда не будет идеальной.
Есть отверстие для камня - какой же ты хочешь вставить и запереть в клетке зубцов?
- Ох, кажется, здесь не хватает чего-то важного... - его речь тягуча, как патока и сладка, как эль. Он смеется, поднимая руку выше - так, что Майрон не может дотянуться - ведь рост его значительно меньше, чем рост вал - и продолжая рассматривать кольцо, чуть сощурив недобро глаза.
- Какое тонкое искусство ковки... - шепчут его губы, но в этой улыбке нет привычного коварства - лишь легко удивление и немного восхищения. Прекрасное не чуждо Морготу - но оно прекрасно сейчас, когда острые шипы для того, чтобы удержать камень, сверкают на солнце, опасные и смертоносные. Стоит лишь нанести немного яда - и безобидный на первый взгляд перстень станет смертельным. Не для валар, увы. Но для эльфа или животного...заставить его умирать в муках, любуясь этим процессом, освещенным луной. Ощущать невероятное наслаждение, глядя как оплакивают умершего, как умирают вслед за ним...
Его безумный смех разносится по кухне, пугая и заставляя пригнуться огонь в печи.
- Майрон, ты когда-нибудь задумывался, что такое - смерть? - кольцо небрежно брошено обратно - и вала усмехается, глядя как майар ловит его - бережно и осторожно, рассматривая на предмет ущерба. Слишком поздно, мастер, оно уже осквернено...

[nick]Melkor[/nick][status]YeS[/status][icon]http://sg.uploads.ru/WfVA7.jpg[/icon][lz]Совершенный валар, созданный по замыслу Эру Илуватара. Темная сущность этого мира, что ставит своей целью исказить все живое.[/lz]

+1

5

[indent]Он чувствует его присутствие совсем рядом, у себя за спиной, хочется отмахнуться, избавиться от этого назойливого внимания, но кажется ему, что лучше попытаться игнорировать вовсе. Тогда тому надоест, рано или поздно, и он все-таки оставит его в покое. Наверное.
[indent]Майрон быстро осматривает заготовку и, кивнув своим мыслям и удовлетворившись результатом, опускает ее в чан с холодной водой, остужая раскаленной металл, но не успевает даже поднять – чужая ладонь накрывает его собственную и обжигает. Но вовсе не жаром, а холодом, и кузнец неосознанно дергается от этого чувства, упускает момент, позволяя вала перехватить пока еще неготовое кольцо.
[indent]Все-таки оно недостаточно идеально. Недостаточно ровное, недостаточно гладкое, хоть и маняще блестит в свете зажженных факелов и ярко горящего очага. В оправу все еще не вставлен камень, и оставленное для него место зияет, словно развороченная рана с острыми торчащими зубцами.
[indent]Но Мелькор этого не замечает – он не кузнец, ему не видны все изъяны, а красота изделия не раскрывается в полной мере.
И все же, Майрон складывает руки на груди, в замешательстве отворачиваясь от вала.
[indent]-Я кую его для себя, - только и отвечает, сухо и скупо, хотя вопросы Мелькора так и манили ответить на них.
[indent]Не нужна ему никакая награда. Только признание мастера Ауле, который хоть и гордился талантливым учеником и его успехами, но так и не позволял отойти от намеченных планов, не разрешал тому вольностей, которых хотелось все больше и больше.
[indent]Раньше он не позволял себе подобных мыслей, ему не приходило в голову, что за свою работу можно просить похвалы, но сейчас его терзали сомнения и даже толика неудовлетворенности. Ему словно становилось мало одного только кивка головы и молчаливого одобрения от мастера Ауле, который время от времени проверял работу своих майар, особенно – самых юных и неумелых, но Майрон уже давно вышел из разряда подмастерья, и господин словно забыл о нем вовсе.
[indent]В памяти всплыли отрывки разговоров, услышанные ранее. Ауле и Йаванны, других мудрых и могущественных валар. Они, хоть и согласно Замыслу, все же могли творить. Варда зажгла на небе звезды, Йаванна – растений и животных, его мастер, Ауле, эти прекрасные Светильники, а майар… майар оставались прислуживать. Помогать, своим господам, и только.
[indent]Поэтому Майрон изготавливал это кольцо только для себя и только после того, как последний кузнец покинет чертоги, а Ауле отправится к себе в покои. Знал, что могут наказать за такое. Но наказания не боялся, вел себя, как обычно, чтобы ничем не выдать себя ни перед мастером, ни перед другими майар, и все равно продолжал свою работу, потому что ему хотелось создать что-то прекрасное, что-то, что не вписывалось во все эти планы и замыслы, что-то, что будет принадлежать ему.
Вала, чей тихий шепот мучил его уже долгое время, знает об этом. И щеки майа горят от похвалы в его адрес. Приятно. Сладко слышать, что твой талант оценен, но страшно, что это делает Мелькор.
[indent]— Майрон, ты когда-нибудь задумывался, что такое — смерть?
[indent]Вопрос майа удивляет, он даже не скрывает этого, чуть повернувшись к Мелькору, глядя на него недоуменно. Вопрос кажется ему даже… глупым. Вала подбрасывает кольцо в воздух, и Майрон мгновенно вспыхивает злостью, но совершенно не показывает это, ловко ловит брошенную заготовку, придирчиво осматривает ее со всех сторон, крутит тонкими пальцами. Странно. Металл остыл быстрее, чем это происходило обычно, но потом майа вспоминает пронзивший его холод, когда Мелькор к нему прикоснулся, и все встает на свои места. Это из-за него. Но кольцо не откладывается в ящик, как испорченное – юный майа даже не догадывается об этом, стискивает в ладони, раня кожу острыми зубцами, и только потом отвечает:
[indent]-Мы бессмертные духи. Смерть нам неведома. Как и Детям Илуватара, когда они проснутся
Майрон перебирает в памяти Айнулиндалэ, в которой у него была и собственная партия, и собственная песнь. Но помнил он мало, обрывками, в основном только то, что касалось его.
[indent]-Зачем ты спрашиваешь? – рыжие брови сводятся на переносице. Он будто вспоминает, кто перед ним, вновь напрягается, хотя выглядит отстраненным и холодным. Предупрежденный своим мастером, майа знает, что Мелькор ничего не говорит просто так, что он хитер, а речи его обманчивы и сладки.
[indent]Майрон бросает на вала короткий взгляд, убирает кольцо в карман тяжелого фартука, быстрыми движениями наводя порядок на своем рабочем месте. Раскладывает потревоженные Мелькором инструменты так, как и они должны лежать. Собственные движения успокаивают, как и восстановившийся порядок.

[nick]Mairon[/nick][status]кую, прелесть моя[/status][icon]http://s7.uploads.ru/r6ywq.jpg[/icon][sign]      [/sign][lz]Майрон, unk
"Восхитительный", Сотворённый Илуватором перед Музыкой Айнур, майа Ауле, мастер-кузнец[/lz]

Отредактировано Salae Lavellan (28-10-2018 04:44:39)

+1

6

Для себя. Мелькор отворачивается, ликуя, отчего губы его прорезает усмешка - короткая фраза, этот грубый ответ, возможно, не несет для майа никакого смысла - только желание отделаться от нежелательного гостя. Но для него - о да, для него это значит многое. Как долго майар скрывались в тени своих господ, не отличая их прихоть от своей, высшим своим желанием видя желание господина. Они не знали о своих стремлениях, ведь все, что они создавали в этих душных кузнях - рука его тянется, чтобы расстегнуть ворот чересчур тесного воротника-стойки, отороченного золотом - они создавали для высоких господ. И это тоже Ваш замысел, Все-отец?
Создать всех существ изначально неравными друг другу, создать иерархию, в которой нижний всегда будет зависеть от того, кто сверху, вложив в голову последнего чувство изначального превосходства.
Как же ему хочется! Исказить все эти сердца, наполнить их чернотой, омрачить все светлые идеалы, которыми они напичканы с ног до головы, сломать эту слепую веру в валар. Ведь они не всесильны - о да, их возможности все же имеют границы. Йаванна не сумеет управлять морем, Варде неподвластны существа, которых создал Аулэ, никто не сможет сотворить того же, что может создать он, Моргот, темный враг этого мира. Как приятно звучат в его ушах эти отголоски - в них страх и ужас, он тот, чье имя называют с оглядкой. Да, именно этого он желал - не слепого повиновения от обожания, а подчинения в страхе, от которого трясутся поджилки.
Владыка тьмы внимателен и хитер - он смотрит не только на кольцо, вознося его прелесть, но и чутко ловит краем глаза реакцию мастера, что создал его. Да, Майрон, тебе приятно - и нет, твое лицо заливается краской не потому, что тебе жарко в этом помещении, эта краска - краска удовольствия, которое ты познал, похвала, что цветет в твоем сердце, согревает его - и очерняет, будит в тебе это чувство. Желание большего. Больше заслуг, больше желаний. Сковать еще колец, украсить умелые руки, продемонстрировать всем и каждому, что он, Майрон, единственный в этой кузне, кто действительно достоин похвалы...Да. Здесь ты будешь запинаться, ведь окажется, что важно не доброе слово или улыбка Аулэ...и отсюда начнется отсчет твоего падения в беспросветную темноту.
Он не спешит, рассматривая майа издалека, не мешая раскладывать инструменты, которые запутались будто бы сам собой - нет, его рука не касалась их, это всего лишь северный ветер - лукаво улыбаясь. Его мысли плавают, пока не оформившиеся, беспомощные, как дети Илуватара, что спят в глубине этого мира, скрытые от его взора. Ух, только бы найти - пустить своих гончих по всем полям и лесам, заставить их разнюхать, где, где же сокрыты эти существа, о которых только и разговору за общим столом, где валар вкушают пышные трапезы. Скучно, официально, строго - и также бессмысленно и бессистемно существуют эти божества.
Но его гончие не могут взять след - но у Мелькора есть союзники. Даже если пока - ироничная улыбка сменяется безумной - они об этом не подозревает.
Кому, как не ему, знать, как заставить интересы валар работать на него. Он знает, как обратить белое в черное, сделать вино из винограда и сломать хрупкую душу, заставив её жаждать иного. Как долго осталось Майрону? О нет, недолго - ведь в его голове уже слышны шепотки, что каждый раз рассказывают ему истории о возможном величии. Сделай шаг навстречу, скажи одно слово - и ты перестанешь быть пешкой. Ведь на нашей с тобой доске ты не будешь обычным солдатом, который отдаст жизнь...
- О, так ты считаешь, что дух не может... умереть? - руки его стремительны,  движения размашисты - в пальцах его, выскальзывая из широкого, разукрашенного цветом рукава, оказывается изящный, резной кинжал - судя по огранке и тому, как ложится на него сложная гравировка, тоже работа Майрона, ведь на ней чувствуется еще его теплая энергия, бодрящая и молодая.
Капли крови падают на одеяние, на стол, инструменты, отливают серебром и золотом, купаясь в отблесках огня - а вала неспешно проводит рукой, по которой все еще стекает вязкая жидкость, по щеке Майрона, невесомым движением оказываясь непростительно близко.
- В этом мире...однажды...все станет смертным. - птица перестает биться в его руках - её грудная клетка раскроена точным ударом, а щека майа полыхает таким же алым заревом - но он не замечает этого, завороженный медленным угасанием жизни и видением смерти, что является ему в это мгновение.
[nick]Melkor[/nick][status]YeS[/status][icon]http://sg.uploads.ru/WfVA7.jpg[/icon][lz]Совершенный валар, созданный по замыслу Эру Илуватара. Темная сущность этого мира, что ставит своей целью исказить все живое.[/lz]

+1

7

[indent] -Да, - только и отвечает тихо майа, впрочем, в голосе его уверенности не было.
[indent]Альмарен был великолепен, цветущим и полным всего. Но он оставался неизменным, словно застывшим в свой самый прекрасный момент, и майа не размышлял о гибели чего-то живого, потому что никогда этого так и не видел и наблюдать не мог.
[indent]Майрон даже задумываться не смел о смерти. Зачем? Он дух, не столь могущественный, как валар, но все же сильный, и он, как и все айну, бессмертен. Они могут лишиться телесной оболочки, но это их не убьет. В конце концов, он ведь майа Ауле, кузнец, он создает, а не уничтожает. Ему нравится творить в огне и жаре, и хотел бы больше отдаваться этому процессу, если бы не господин, но… почему же Мелькор спрашивает его о подобных вещах? Почему из всех майа, служащих Ауле, только к нему он является, говорит только с ним, путая мысли и отбирая покой?
[indent]В свете факелов блеснул остро заточенный короткий клинок, который рыжеволосый мастер-кузнец узнал сразу же, потому что гравировка на металле вышла из-под его руки. А ведь это была первая вещь, которую он сделал просто так, по своей прихоти, а не приказу своего господина. Создавал долго, в опустевших чертогах, возился с рисунком на металле, любовно терзая его своим инструментом. Откуда он у Мелькора?
[indent]Майа не успевает ни задать интересующего его вопроса, ни возмутиться, лишь завороженно смотрит на то, как в свободной ладони мятежного вала появляется птица, пестрая и красивая, и как острозаточенный клинок быстрым движением пронзает ее меж ярких перьев.
[indent]Ему вдруг кажется, что вокруг все замирает, кроме огня в очаге, пляшущем отблесками в алой крови на лезвии кинжала. Клинок, которому никогда не было суждено вкусить крови, потому что его создатель никогда об этом не думал. Кинжал восхитительной работы, который был убран хозяином в ящик своего стола под свернутые полотенца и пластинки оставшегося металла, пока его оттуда не забрал этот вала.
[indent]Ладонь Мелькора больше не обжигала своим прикосновением, она на удивление была теплой. Скользкой от алой, пылающей в свете очага и факелов крови, и… приятной. В груди вспыхнула злость на самого себя за то, что прикосновения этого вала перестали приносить ему дискомфорт. Что колкий холод вдруг исчез. Это все надо прекратить пока не стало слишком поздно.
[indent] -Убирайся, - тихо выдохнул Майрон, так и застыв на своем месте, рассеянным жестом пытаясь стереть с щеки кровь,оставленную рукой темного вала, но размазывая ее еще больше, пачкая сажей, которая была на перчатке. – И не беспокой меня больше, иначе я расскажу все господину Ауле.
[indent]Надо было давно так поступить, но он так стеснялся признаться и боялся наказания за одни только разговоры с этим мятежным вала, только сейчас понимая, что если бы рассказал об этом раньше, Мелькор бы перестал его мучить своими пространными речами и неожиданными вопросами. И он не стоял бы сейчас в кузне с кровью на лице, заворожённо глядя на выкованный своими руками кинжал, несколько мгновений назад лишивший жизни существо. Птицу. Создание Йаванны, жены его господина. Не наслаждался бы прикосновением руки, перепачканной кровью.
[indent]Все это так жутко, так страшно и неправильно, что Майрон на шаг отходит от вала, продолжая смотреть на него со смесью ужаса и злости. Отвращение к нему, к себе, за то, что просто стоял и смотрел, а не попытался остановить, топило его с головой, грозясь в скором времени выйти наружу, являя сущность сильного духа, запертого в теле из плоти и крови.

[nick]Mairon[/nick][status]кую, прелесть моя[/status][icon]http://s7.uploads.ru/r6ywq.jpg[/icon][sign]      [/sign][lz]Майрон, unk
"Восхитительный", Сотворённый Илуватором перед Музыкой Айнур, майа Ауле, мастер-кузнец[/lz]

Отредактировано Salae Lavellan (01-11-2018 13:41:44)

+1

8

Он смеется - ему нравится видеть на лице Майрона растерянность, отвращение и испуг, которые смешиваются между собой. Эмоции это сладки для Мелькора. Ведь он только что сломал еще одну стену защиты - довел спокойного на первый взгляд майа до всего этого, заставил ощущать себя беспомощным и неспособным что-то изменить.
Всего лишь один удар - и жизнь угасает в его ладонях, развеянная и возвращенная этому миру. Но ей не суждено перерождение - нет, Йаванна не заложила этого в своих существ. А это значит, что система несовершенна, и при...должных усилиях смерть может настигнуть кого угодно. По крайней мере, тех, кто будет оставаться в этих садах и рощах, среди этих сводчатых потолков и залов.
Рука его сжимается в кулак - от птицы остаются только ошметки, изуродованные, растоптанные, кровь струится из его кулака, смешиваясь с перьями, кости впиваются в кожу - но ему наплевать, он лишь продолжает смеяться, бросая останки в костер, что вздымается высоко, почти опалив лицо майар, что отшатывается, выскользнув из своего оцепенения. 
- В этом мире...все конечно. До тех пор, пока существую я, Мелькор, самый великий из валар! - рука его все еще в крови, кровью пропитаны рукава его одеяния, она же на лице слуги Аулэ.
- Я возвращаю его, Майрон. - кинжал брошен небрежно, но точно - он застревает в деревянной столешнице, тихонько зазвенев. С остро отточенного клинка также срываются багряные капли, но когда завороженный кузнец отрывает от них взгляд - Темного Владыки уже нет в этом помещении, тени вновь уходят в углы, и, кажется, и не было этой темноты и этого сковывающего оцепенения, что охватывало его всего лишь несколько томительных мгновений.
***
Мелькору не нравится выходить в сады - для него Светильники неприятны, они будто жгут его, роняя лучи на его кожу. На ярком, почти ослепительном свете нет тени - и ему негде укрыться от всевидящего взора Манве. Он лишь может отвлечь его своей игрой, своим благочестивым видом, гладкими, стесняющими движения и скрывающими его суть одеждами. Но Владыка Тьмы не может терпеть этот свет.
Поэтому он всегда ждет, пока тени станут чуть длиннее, чтобы вдохнуть полной грудью, закрывая глаза, припадая к земле и чувствуя, как в глубине - далеко-далеко отсюда, там, где взор Манве не может достать - копошатся его союзники, скованные долгим сном, который лишь он может прервать. Но ему еще рано уходить отсюда, пока что у него недостаточно...сил, что для того, чтобы совершить задуманное. Этот план еще только зреет в его голове - коварный, злой, отравляющий его черную душу, как яд, капающий с зубов змеи.
Сегодня он не ищет компании - он пришел тайно, желая исказить что-то, что существует в этом мире. Но все, что предстает его взору, не нравится ему - деревья кажутся слишком здоровыми, трава под ногами - мягкой и ластящейся к ним, как прирученный зверь. Он гневается - и трава опадает, сереет, а после рассыпается пеплом. Он едва касается древа, что цветет буйным цветом - и по его стволу начинают рассыпаться язвы поражения, из-за чего оно начинает терять свою листву. Еще немного - и оно исчезнет, обнажив гнилые корни. Все, к чему не прикасается Мелькор, искажается, отражая его безумную и завистливую душу.
Но вот он огибает погибающее дерево - и замечает, как мелькает вперед густая копна медных волос. Их обладатель ассоциируется со звоном металла и жара от печи. Любопытный, вала следует за ним, легко теряясь среди древ - ведь он может принять любое обличие помимо излюбленного. Может спрятаться в тени Майрона, обернуться пятном на траве, скрыться среди кустов яркой ящеркой.
Но слежка - не самое любимое его занятие. Она нужна лишь для оценки ситуации. Кажется, юный майар чем-то...расстроен?
Раздосадован? Носит в сердце тайную боль? Скрывает какие-то чувства? Как же сладко! Какие краски можно вписать в его портрет!
Он ликует, но выходит из сумрака с лицом умным и спокойным, срисовывая эти эмоции с лица Манве, стараясь придать им мягкость Варды и сопереживание Йаванны.
- Приветствую, Майрон. - один из выдающихся мастеров Аулэ сегодня не гонит его прочь. Куда-то делась вся его живость, а с лица как будто убрали краски. Напротив, он весьма бледен и не хочет говорить, предпочитая сидеть на прохладной ступени, невидящим взглядом упершись куда-то в землю.
Облик его сегодня также благостен - красные одеяния сменились черными, и вместо золота бежит по ним, рассыпаясь на тысячи ручейков, серебряная нить. Волосы его убраны (как же утомительно!), и лента искрится в молочном свете, как лед, что оседает инеем на траву.
- Что произошло? - любопытство Мелькора не унять, и сегодня он хочет знать - хотя и догадывается, ведь валар создавали самыми умными и прекрасными - что же наложило эти тени, красиво оттеняющие его лицо?
[nick]Melkor[/nick][status]YeS[/status][icon]http://sg.uploads.ru/WfVA7.jpg[/icon][lz]Совершенный валар, созданный по замыслу Эру Илуватара. Темная сущность этого мира, что ставит своей целью исказить все живое.[/lz]

Отредактировано Fenris (04-11-2018 17:21:01)

0

9

[indent]Ноги несли его в сады Йаванны. В голове, как ни странно, не было ни одной мысли, даже шепот, сопровождающий его почти все время, громкий и зазывающий, тихий и спокойный, затих уже давно, в тот самый момент, когда Майрон, сам того не желая, стал случайным свидетелем разговора своего господина Ауле и супруги его Йаванны.
[indent]В разгар работы в кузне, когда воздух пылал жаром, звоном, тяжелым дыханием майар и короткими разговорами между усердным трудом, мастер Ауле, который все также игнорировал своего ученика, не имея, как и полагается могущественному вала, ни одной корыстной мысли, потянулся в один из ящиков, чтобы достать инструмент, используемый редко, от того и положенный Майроном подальше, чтобы не мешался среди остальных. Но там, в глубине стола, он нашел не только его, а еще и кинжал, который его ученик спрятал сразу же после исчезновения Мелькора, не желая даже смотреть на клинок, лишивший жизни существо.
[indent]Этого Майрон боялся больше всего. Он гордился свой работой даже несмотря на то, что кинжал побывал в руке мятежного вала, что клинок был испорчен смертью, потому что качество его было высоко, сталь – остра, а тонкая гравировка витым кружевом тянулась по рукояти. Ему было жаль избавляться от своей первой работы не по просьбе мастера Ауле, и клинок, тщательно вымытый и проверенный на изъяны, был убран в ящик. Как образец, как напоминание, что он, Майрон, прозванный «восхитительным» за свои таланты, усердный труд, навык и чего уж там, внешность тоже, способен на собственные свершения. Сама мысль о том, что у него есть этот кинжал и кольцо, висящее на тонкой цепочке под одеянием, грела его самолюбие.
[indent]Когда господин достал клинок из ящика, меж бровей его сразу залегла глубокая складка. Майрон сразу же опустил взгляд, поджимая губы, скорее кожей чувствуя, чем слыша, что в огромном зале мгновенно становится тихо.
[indent]-Неплохой ножик, - сухо, с ноткой горечи в голосе бросил Ауле, возвращаясь к работе, будто ничего и не случилось. Постепенно, друг за другом каждый из майа тоже вернулся к своему занятию, не задавая лишних вопросов и даже не бросая косых взглядов на любимого ученика их господина. Только Курумо как-то странно завозился в своем углу, порываясь то откинуть молот в сторону, то неловко делал шаг вперед, но, получив замечание от одного из кузнецов подле себя, стушевался и уткнулся носом в работу этого самого майа. Ему еще не дозволялось работать в одиночку.
[indent]Майрон же, несколько мгновений одолеваемый и ужасным стыдом, и злостью, потому что его долгая кропотливая работа была оценена столь небрежно и низко, тряхнул головой, вздохнул, и вновь ударил по не успевшему даже остыть металлу.
[indent]Воспоминания летели у него перед глазами, и майа, облаченный в простые, но элегантные серебристые одежды, скрывающие его фигуру длинными полами, шел босиком по мягкой и чуть влажной траве почти не разбирая дороги. Он был расстроен, наверное, впервые так сильно за все время пребывания в Арде, и поначалу не знал, что с этим делать. Разговаривать с другими майар вовсе не хотелось, как и проводить время в их кругу: все они были какими-то… одинаковыми и тусклыми. Ему хотелось поддержки и понимания, но сомневался, что хоть кто-то из его знакомых, добрых друзей согласится с его мыслями и обидой, закравшейся в сердце, потому что истоки ее уходило глубоко корнями в те вещи и помыслы, которые наказывались.
[indent]Бездумно сев на каменную плиту, Майрон уставился таким же невидящим взглядом куда-то перед собой, совершенно упустив момент, когда в саду появился еще один айну.
[indent]-А, это ты… - только и отзывается слабо, едва скользнув по фигуре вала взглядом. У него нет ни сил, ни желания прогонять его. Даже… наверное, это тоже неправильно, как и все остальное, что касается Мелькора, но Майрону было приятно его видеть. И отчего-то казалось, что как раз он поймет его.
[indent]Потому что шепот, звучащий в его голове бархатным, проникновенным голосом мятежного вала, порой не дающий ему сомкнуть глаз и скользнуть в приятную темноту сна, уже говорил о том, что именно так все и будет.
[indent]-Ауле мной недоволен, - тихо вздыхая, произносит рыжеволосый кузнец, вытягивая длинные ноги и смотря на острые собственные пальцы ног. Холод, который майа всегда ощущал, выбравшись из кузниц, сейчас не казался таким неприятным и колким, как раньше. Приятным, он почти что успокаивал, но чем больше Майрон вспоминал слова своего мастера, чем громче они звучали в голове, тем сильнее ему хотелось… закричать. Разозлиться, высказать все, что думает об этом. Все это – просто несправедливо!
[indent]-А почему ты здесь? – Майрон резко поворачивается, смотрит на Мелькора, сощурив глаза. Он ведь говорил ему, чтобы тот его не беспокоил больше. И он жаждал больше всего, чтобы этот странный вала все-таки не послушал его, и явился вновь. Но сейчас… ему было интересно, что тот скажет ему. Что придумает на этот раз.
[nick]Mairon[/nick][status]кую, прелесть моя[/status][icon]http://sh.uploads.ru/kaK5N.jpg[/icon][sign]http://s9.uploads.ru/KdYCQ.gif http://s7.uploads.ru/A1rth.gif
        [/sign][lz]Майрон, unk
"Восхитительный", дух, сотворённый Илуватором перед Музыкой Айнур, майа вала Ауле и амбициозный мастер-кузнец, не уступающий в таланте своему господину[/lz]
[nick]Mairon[/nick][status]кую, прелесть моя[/status][icon]http://s7.uploads.ru/r6ywq.jpg[/icon][sign]      [/sign][lz]Майрон, unk
"Восхитительный", Сотворённый Илуватором перед Музыкой Айнур, майа Ауле, мастер-кузнец[/lz]

Отредактировано Salae Lavellan (02-11-2018 21:33:20)

+1

10

Мелькор усмехается - едва заметно и сразу же меняя улыбку на участливую и сочувствующую. Он лишь повторяет:
- Да, это я. - и порывом темноты, как пепел, осыпается рядом с ним, удобно устроившись на каменной плите. На них падает тень одного из древ, что выращены песнью Йаванны - и он чуть свободнее вздыхает, полумрак сгущается вокруг них, и тени становятся длиннее, отчего серебряные змейки на  его одеянии слабо начинают мерцать.
Темный Владыка не говорит ни слова - сейчас они и не нужны - откинувшись чуть назад, на сильные руки, разглядывая его со спины, чувствуя каждой клеточкой его напряжение и разочарование. Чудесные чувства, которым он не хочет дать волю, отрицая их, считая неверными, неправильными и совершенно...отступническими.
Майрон умен, и именно эта черта толкает его на те преступные мысли, что сейчас скрываются в этой рыжей голове, клубятся роем, путаясь, мешая ему сосредоточиться, заставляя анализировать все, что с ним происходит и смотреть на привычные ситуации под другим - как он считает, неправильным - углом. Ведь раньше его не заботило все это - он делал свою работу, полностью отдаваясь ей и не пытаясь выслужиться.
Этот шепот - шепот Мелькора - появился, и сначала раздражал, потом сбивал с толку, а под конец...в конце концов Майрон стал прислушиваться. И все стало изменять свой смысл, искажаться в его глазах. Да, именно так все и происходило. Отсчет твоего падения начался давно - в тот самый миг, когда одна из сладких мыслей все же зацепила тебя. "Ты лучший, Майрон. Ты достоин большего" - шептали тебе голоса. И ты поддался им, сам того не зная и не желая этого.
Вала внимательно слушает - и про себя смеется, все еще поражаясь этой наивности и невинности, что осталась в мастере-кузнеце. Его душа, хоть и затронута его искажением, как ржавчина покрывает некачественный сплав металла, все еще чиста, и рыжеватые лохматые пятна греха пока только поверхностно осели на нем. Но Аулэ позволил им проникнуть глубже, разъедая его сердце, поранив его неосторожными фразами.
- Аулэ не может оценить талант, который таится в этих руках. - ладонь его легко скользит по плечу и предплечью, коротко, но сильно - и исчезает с него быстрее, чем Майрон успевает скинуть её.
- Зато я - могу. - да, Мелькор знает, что такое оценка. Он умеет делать это куда лучше остальных валар, которые привыкли считать всех майар равными. Он подозревал, что некоторые из них и на лицо-то их не отличали, считая не то послушными слугами, не то частью обстановки комнат. И ему были понятны чувства этого майа - несправедливое оскорбление, равное отношение, непризнание заслуг...все это в конечном счете оставляет свои следы. Темный уверен, что мастер-кузнец уже давно скрывает многие свои произведения, что вышли из-под рук - ведь это не должно быть так. Майар должны быть скромны и послушны, не должны выказывать никаких амбиций. Ах, как сладка месть, Аулэ. Как хочется сломать твоего ученика больше, сделать...Мелькор замирает на мгновение, а после выдыхает, силясь успокоить часто бьющееся в предвкушении мести сердце и замедлить поток собственных мыслей.
Нет, ему не нужна послушная кукла, которая будет с пустыми глазами выполнять его приказы - такие у него еще будут, да и его созданья подчиняются ему беспрекословно. Сейчас ему нужен союзник - умный, хитрый, умелый, проворный. Все эти качества дремлют в Майроне, как плоды еще не распустившегося дерева. Нужно лишь немного...подтолкнуть к этому. Еще чуть-чуть. Маленькие шажки перед прыжком в пропасть.
И вот оно, вопрос, которого вала не ожидал. Брови его чуть удивленно изгибаются - разве такой вопрос уместен в таком ситуации? Но после он лишь улыбается уголками строгого рта - усмешка выходит смазанной, и поэтому сложно сказать, рад он вопросу или нет.
- Посмотри вверх, Майрон. И посмотри сюда. - он проводит ногтем по каменной плите, оставляя черную полоску. - Где еще находиться Темному Владыке? - ложь и хитрость сейчас неуместны, ведь он будет чувствовать её, этот светлый майа, что сидит здесь, на прохладном камне, вытянув ноги в траве, что щекочет его ступни.
- Впрочем, есть еще одна причина, по которой я здесь. - мягкий жест в сторону дикого винограда, что вьется вверх, обхватывая ствол одного из деревьев, забираясь по нему, как гибкая змея.
Недоуменный взгляд служит ему ответом, и он, вздыхая, поднимается - в руках его появляется темный кувшин с острой рубленой гравировкой, в которой можно рассмотреть сцены сражений. Гроздь винограда легко умещается в его широкой крупной ладони - плоды налиты соком, сквозь тонкую кожицу можно рассмотреть аккуратные косточки. Но им не суждено прожить более - сок стекает по пальцам, утекая в широкое горло кувшина, а остатки небрежно отброшены в траву, теряясь в ней. Темный вала тянет несколько мягких ветвей винограда на себя - и безжалостно вырывает грозди, сминая их, пока кувшин не наполняется соком.
Брезгливо стряхнув с пальцев остатки сока, Мелькор сжимает кувшин в руках, прикрывая глаза и шепча что-то на незнакомом майа наречии - воздух вокруг идет рябью, а ладони, кажется, светятся холодным светом, на кувшине оседает иней. Финальным штрихом мужчина выдыхает в кувшин, после удовлетворенно принюхиваясь.
- Идеально, как и всегда. - из ниоткуда возникают и два бокала, один из которых он наполняет до краев темной жидкостью и протягивает Майрону, тут же с насмешкой уточняя:
- Это тебя не убьет. Всего лишь плоды Йаванны...в другом качестве. - его бокал тоже полон, а кувшин встает между ними, пока вала неспешно отпивает из своего, поглядывая на майа чуть насмешливо, мол, видишь, это не отрава.

[nick]Melkor[/nick][status]YeS[/status][icon]http://sg.uploads.ru/paJNf.jpg[/icon][lz]Совершенный валар, созданный по замыслу Эру Илуватара. Темная сущность этого мира, что ставит своей целью исказить все живое.[/lz]

Отредактировано Fenris (04-11-2018 18:22:16)

+1

11

[indent]От комплиментов темного вала Майрона бросает в жар, а щеки вспыхивают румянцем. Тихий шепот говорил ему подобные вещи и раньше, но тогда эти речи казались лишь издевкой и сильно раздражали слишком занятого своей работой кузнеца, а сейчас… Сейчас майа хотел услышать их вновь. Еще, еще больше, слаще, дольше. Ему так нужно это признание уже хоть от кого-нибудь, а не от собственного мастера и его учеников.
[indent]Он подозревал, что другие майа просто завидуют его талантам и навыкам, брезгуя лишний раз даже поворачивать голову в его сторону, не то, чтобы просто заговорить, обвиняя его же в излишней гордости и пренебрежительности к остальным, но про господина Ауле он даже и не знал, что думать. Вряд ли мастер завидовал своему ученику, ведь все, что Майрон знает и умеет, он перенял от него, но Ауле не мог не ведать о слухах и перешептываниях в своих чертогах и кузне. Как не мог и не знать, что отношения между его учениками стремительно портятся, но все равно даже не пытался с этим что-то сделать, будто бы ему все равно. Чего стоит честь и благополучие одного ученика, пусть и способного, если у него их десятки?
[indent]А Майрону совсем не нравится быть одним из. Из десятков, сотен, тысячей, быть тем, кого легко заменить, потому что он мало чем отличается от другого майа. Тогда, еще во время Музыки Айнур, его переисполняла радость от того, что он являлся частью целого, что голоса сотен и сотен сливались в единую песнь, но сейчас майа все больше и больше разочаровывался в установившемся порядке. 
Ему хотелось быть единственным.
[indent]К тихому проникновенному голосу темного вала добавляется и прикосновение, неожиданно теплое и приятное, но все равно невероятно смущающее, и Майрон даже дернуться не успевает, чтобы сбросить руку Мелькора, как тот сам спешит ее убрать.
А ведь Мелькор действительно может оценить его. И будет ценить так, как он того заслуживает своими деяниями и работами. Темный вала Мелькор понимает его, как никто другой, он знает, каково это – не быть признанным, не иметь возможности выделиться из прочих, недаром был неоднократно наказан, а теперь вынужден жить на Альмарене под бдительным присмотром Манвэ и спутницы его Варды.
[indent]Но бдительным ли? Темный вала совсем не чувствует себя стесненным, не выглядит подавленным и притесняемым, всегда чем-то довольный и с лукавой улыбкой на губах, которая так бесила мастера Ауле. Это было странно. Если ему так противен свет, и брат его, и все собратья, творящие во славу Эру и будущим детям его, то почему и он так счастлив находиться среди этой праздности? Почему Манвэ этого не замечает?
[indent]Майрон вопросительно вскидывает рыжие брови. Он тоже сейчас думал о том, почему же темный вала Мелькор сейчас стоит перед ним, спокойно разговаривает, словно они – друзья, а не прячется во льдах и дыме, вновь готовя какие-то козни, войны и набеги. Словно завороженный, майа следит за широкими ладонями вала, его крепкой фигурой, но совершенно не понимает, что происходит. Тот подносит ему кубок, и Майрон, слишком сбитый с толку столь странным поведением, безоговорочно принимает его.
[indent]-Не убьет… - рассеянно повторяет майа, поглядывая на темно-бордовую жидкость в своем кубке. Краем глаза он замечает, что вала действительно неспешно отпивает из своего, чуть улыбаясь и очевидно наслаждаясь этим неизвестным никому из других айнур напитком. Рыжеволосый кузнец с явным сомнением в том, что ему вообще понравится это угощение, подносит кубок к губам, делает маленький глоток. И тут же капризно морщит веснушчатое лицо.
[indent]-Оно кислое! И… совсем не такое по вкусу, как сладкий виноград, - Майрон резко разворачивается к Мелькору лицом, глядя на него не то обиженно, не то злобно. – Что ты мне дал? Что ты сделал с дарами Йаванны? Отвечай!
Волна возмущения охватывает его, словно он только-только избавился от дурмана, опутавшего его дух. Кубок с жидкостью все еще крепко зажат в пылающей золотом ладони, но до него тянется легкий, кисловатый аромат напитка, словно пытаясь вновь затуманить разум пришедшего в себя майа.
[indent]Мокрая от постоянной росы трава холодит ступни, но запаха зелени от почти не чувствует, как и стылого камня, и леса, и душистых цветов, разбросанных яркими пятнами по плотному зеленому ковру земли. Только вино, только дымчато-холодный аромат сидящего перед ним вала.

+1

12

Смех разносится по саду: заливистый, громкий, чарующий. Он забирает во все недоступные уголки, разносится, отдаваясь эхом, по всем близлежащим коридорам и комнатам, прячется, оседая пылью, под кроватями и шкафами, стелясь в тенях и полумраке. Мелькор смеется от души - его растрогало и развеселило выражение лица собеседника, его раздражение. Ему видится даже легкий испуг перед представшей перед ним силой - ведь раньше Майрон мог видеть такое могущество только у других валар. А те, как известно, не стремятся показывать этому миру чудеса. На все нужно разрешение высочайшего разума, их Создателя. Ах, Манвэ, как невыносимо наивно, глупо и неэффективно каждый раз ожидать, что Эру непременно захочет поучаствовать в очередной склоке.
Демиург наверняка устал и хочет отдохнуть, а не отвечать на бесконечные запросы, как покарать того майар, что дерзнул сказать слово против. И это было как раз тем, на что рассчитывал Темный - что уставший родитель не станет следить за деятельностью своего старшего чада, сосредоточившись на становлении общего порядка. И маленькая потеря в виде одного майар - ведь по мнению создателя все они равны - не станет трагедией.
Мелькор все еще смеется, но вдруг резко склоняется, обмакнув пальцы в вино в его кубке, стремительно проводя ими по губам Майрона, вторгаясь в его личное пространство, как молния - и так же быстро отстраняясь, все еще весело улыбаясь и посверкивая темными глазами, в которых гаснет искрами веселье.
- Не нравится тебе, о слуга Ауле? Вкус неприятен или же напиток слишком крепок? Быть может, ты юн и неопытен для него? - темный вала дразнит, манит, то и дело, как вспышка мглы, появляясь в тенях сада, проходя в тени, что кидает большой раскидистый дуб на землю. Ведь не бывает тьмы без света, а значит, он имеет право на существование, как и все остальное в этом мире.
Мастер-кузнец растерян и раздражен - его лицо можно читать, как ноты сотворения. Гнев читается на две, желание опровергнуть, доказать, что это не так - на три счета.
Но Владыка тьмы считает до десяти, затаившись в тени позади майа, пока тот пытается решить, что делать с напитком - вылить в траву, опасаясь, что та опалит травинки, или же выпить - и все же остерегаясь отравы в вине. Что ты выберешь, Майрон? Ведь в любом момент могут появиться валар - а здесь ты, с кубком и жидкостью, искаженной и проклятой, созданной из плодов Йаванны? Решайся же!
Мелькор шепчет - и шепот его многократно подхватывает ветер, стелется среди ветвей деревьев и слышится только одному живому существу, чей стройный силуэт застыл изящным изваянием посреди сада.
- Это мое предложение, Майрон. Я могу обучить тебя многому. Ты знаешь, где найти меня. И найдешь - если действительно захочешь учиться этому искусству, желаешь постичь все, что было ранее от тебя сокрыто. - нет смысла ждать, пока юноша что-то решит сейчас. Нужно дать ему возможность остаться наедине со своими мыслями - быть может, напиток все же будет выпит, и решение придет в голову совсем неожиданно. Ведь вино - дурман, обман и может толкнуть на самые...неожиданные поступки.
А он заслужил отдых. К тому же, их сцена в саду могла быть замечена, а ведь он стремится сохранить свое лицо. Пока что.
[nick]Melkor[/nick][status]YeS[/status][icon]http://sg.uploads.ru/paJNf.jpg[/icon][lz]Совершенный валар, созданный по замыслу Эру Илуватара. Темная сущность этого мира, что ставит своей целью исказить все живое.[/lz]

Отредактировано Fenris (27-12-2018 20:38:19)

+1

13

[indent]Когда Майрон открывает глаза, Мелькора в саду уже нет, только в изумрудной листве тянущихся к синему небу своими ветками деревьев до сих пор слышалось низкое чарующее перешептывание и отголосок отзвучавшего заливистого смеха. Но словно в доказательство, что этот мятежный разговор все же был, оскверняя густую чащу Йаванны и пламенный дух одного из детей Илуватара, у юного майа до сих пор горели губы от странного напитка и чужого прикосновения. От стыда. От желания.
[indent]Рыжий кузнец быстрым движением облизал губы кончиком языка, чувствуя привкус пепла во рту. Вяжущей кислоты, которая снова утягивала в свой липкий дурман, путая мысли и чувства. Майрон даже вновь опустился на холодный гладкий камень, с которого вскочил несколько минут назад, невидящим взглядом уставившись в белеющую резную беседку, затерянную между толстых стволов деревьев и цветущего нежно-белым кустарников.
[indent]Он ведь мог сразу устроиться там - на залитом солнце гладком камне под ажурным сводом купола,  где его мог увидеть каждый, куда обязательно обратился бы взор Манвэ, и куда никогда бы не заявился темный вала, которого уже предупреждали и не раз о подозрительности разговоров с чужими майар. И все же занял место здесь - в тени, в глубине сада, под толстыми пушистыми ветками темнеющих дубов. Будто знал, что вала непременно явится к нему. Сам-то он точно хотел этого.
[indent]Мелькор был прав во всем. С самого начала, стоило Майрону только первый раз услышать его тихий шепот тогда в кузне, когда Ауле, вопреки привычке, впервые проигнорировал оценку готовой работы своего лучшего ученика. Он знал, что так произойдет, что могущественный владыка земной тверди и покровитель не потерпит вольностей в работе своих майар, а эти самые майар, собратья Майрона, с которыми он делил и кровь, и кузню, перестанут видеть в нем доброго друга, тоже втайне от мастера взращивая глубоко внутри себя зависть и неприязнь.
[indent]Мысль, которая еще некоторое время назад показалась бы ему чудовищной, стала восприниматься как единственно верная истина. Вовсе не Манвэ был самым могущественным из детей Эру, а Мелькор. И именно Мелькор, сдерживаемый своими собратьями, предлагал ему помощь, обучение и свободу в творчестве. Способность создавать новое самостоятельно, а не повторять вслед за мастером уже готовые чудеса. Ведь Эру создал их такими, а не иными, чтобы они в полной мере использовали данные им умения и таланты, а не  прозябали под чужим неусыпным контролем. Мнимый порядок, возведенный в Арде могущественными валар, порядком вовсе не был. И раз старший сын Эру, единственный, кто изначально не хотел подчиняться намеченным планам, увидел в нем потенциал, то он не станет в этот раз отказываться от предложения.
[indent]За тяжелыми мыслями Майрон и не заметил, как его кубок, до краев наполненный густым нектаром, совсем опустел.

+1


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Забери о тебе мои мысли [Tolkien's legendarium]