capt. jack harkness michael wade wilson
oberyn martell susan pevensie steven rogers
Это была... тяжелая ночь. Будем честными. Питер устал. Он вытащил из колонизации мелкую и лающую собаку, которая умудрилась сломать три лапы из четырех. За этот подвиг он был вознагражден укусом, чуть ли не за нос (стыдно, но спасла маска), но обошлось запястьем. Неприятно, но это еще терпимо. Ибо хозяйка питомца не обошлась с ним строго (начала лупить сумкой, думая, что это он навредил ее “любимой собачичке), а затем лишь как-то странно на него смотрела, но поблагодарила. И за это спасибо! Он же не единственный герой, ну, хей. Читать дальше

Дорогие Таймовцы!
04.12.18 Очень большое обновление правил по маскам и вторым ролям. Читать тут.
30.10.18 Появились дополнения в правилах и банке, а так же подводим итоги большого кроссворда в честь Дня рождения Тайма!
28.12.17 Мы поменяли дизайн! Внезапно, но почему бы и нет? Вопросы и предложения как всегда в тему тему АМС.
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

faqролигостеваянужныеакцияуход и отсутствиевопросы к АМСбанкVK Тайм

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Ab abusu ad usum non valet consequentia. [GoT/Rome]


Ab abusu ad usum non valet consequentia. [GoT/Rome]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Ab abusu ad usum non valet consequentia.
Мы не ангелы, парень. Нет, мы не ангелы.
Там на пожаре, утратили ранги мы.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://s7.uploads.ru/kQy5U.gif
http://s8.uploads.ru/z8sGj.gif


Проклятье поразит тела людей;
Гражданская война, усобиц ярость
Италию на части раздерут;
И кровь и гибель будут так привычны,
Ужасное таким привычным станет,
Что матери смотреть с улыбкой будут,
Как четвертует их детей война.

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Марк Антоний, Оберин Мартелл

42 год до н.э., Италия, ставка генерала Марка Антония

АННОТАЦИЯ

— За нами Сенат и все высшие сословия...
— А за мной разъярённая толпа, которая поджарит высшие сословия на углях догорающего сената!

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+2

2

Холодный рассвет вставал над итальянским лесом, окрашивая все вокруг в кристально чистые голубые тона: деревья и траву, лужи и грязь, палатки и остывающие угли походных костров. Обычные звуки просыпающегося воинского лагеря наполняли воздух… какое-то время, пока  вдруг не сменились возбужденным гомоном и причитаниями жрецов.
Гомон и вой зародился на границе лагеря, но очень быстро переместились вглубь, все ближе, пока порядочных размеров толпа удивленных солдат не добралась до шатра самого генерала Марка Антония. Полуодетые и все еще полусонные они, тем не менее, с мечами наголо кружили вокруг двоих человек. Один из них был жрецом Марса, который сопровождал войско Антония в походах. Второй был одет в причудливые доспехи, носил короткую черную бороду и усы, как варвар или какой-нибудь жалкий испанец, а в руках у него было длинное копье и живая гадюка, которую он небрежно держал за голову.
Когда до шатра оставалось всего несколько шагов, странная процессия остановилась, и воин лениво махнул жрецу змеиным хвостом. Змея возмущенно зашипела. Жрец подобрал полы одеяния и поспешил, куда ему было указано.
Рабам генерала Антония он передал следующую весть: на рассвете в лагерь пришел человек. Он говорил со странным акцентом и держался с неслыханной наглостью. Он сказал, что его боги послали его в Италию, чтобы сражаться. Он долго выбирал достойного полководца и решил прийти к Марку Антонию. Чтобы доказать, что он достоин внимания, он потребовал трех лучших бойцов сразиться с ним. Своим единственным оружием он выбрал ядовитую змею, которую поймал тут же на глазах у солдат. Троих достойных легионеров уже отнесли в палатки к лекарям, и, вероятно, их еще удастся излечить от яда.

+1

3

- И какого хера ты мне это говоришь? - застегивая кожаный ремень на поясе фыркнул Марк Антоний. - Я что, должен быть польщен, что этот проклятый заклинатель змей решил выбрать меня? - рыкнул генерал на побледневшего как смерть раба. Неделя итак у него не задалась еще с прошлого месяца, а теперь какой-то иноземец пришел в его лагерь, покалечил его легионеров, а теперь еще имеет наглость заявляться к нему лично. Марк Антоний пылал праведным гневом и лишь одна занятная мысль сдерживала его желание отдать приказ о казни наглеца - любопытство. Ему было интересно, как можно убить римского легионера только с помощью змеи. Если конечно там не было подвоха. Накинув на плечи плащ из плотной шкуры он вышел в прохладное утро Италии, провел ладонью по отросшей щетине и смерил взглядом собравшуюся толпу.
- Легионеры! - рявкнул генерал своим зычным поставленным голосом привыкшего командовать человека. - Мне доложили, что лучших моих воинов победил чужеземец со змеей в руках... - он свел брови, легионеры перестали галдеть и насупились. - И что я вижу?! Стадо полуголых баранов, которые словно слезли с бабы, потому что ее муж вернулся! - в ответ прозвучал сдавленный смех. - И это защитники Рима?! Варвары! Марш по палаткам! Одеться, вашу мать! - последние слова заглушил топот солдат, разбегающихся по лагерю. Возле Марка Антония остались двое его офицеров, и верный раб.
- А что касается тебя... - генерал подошел к чужеземцу, заглянул в его темные глаза, оскалился. - Я удивлен, что ты еще жив... - он брезгливо поморщился. - Но мне не нужны фокусники со зверушками. Мне нужны воины. - одним резким и быстрым движением он достал свой меч и приставил лезвие к горлу гостя. - Что может твоя змея против моего меча?

Отредактировано Marwyn the Mage (04-10-2018 22:42:15)

+1

4

Оберин оскалился в усмешке: да, сплетники по дороге его не обманули, этот “генерал” действительно умел держать меч в руках. Хорошо. Оберин не терпел разжиревших старых олухов вроде Тайрелла, которые не могли даже на коня забраться, но смели называть себя подководцами. Несколько секунд Оберин стоял неподвижно, оценивая осанку, позу, рост и комплекцию “генерала Марка Антония”, потом резко выбросил вперед руку со змеей и отпустил несчастное создание. В секунду заминки он успел уклониться вниз, шагнуть назад, уходя из-под удара меча, и выставить копье. Теперь преимущество было у него, так что он мог ответить.
- Смотрю, ты умеешь располагать к себе людей. По правде говоря, - выпад, парирование, шаг в сторону, - я и сам не уверен, что пришел в нужное место. - Рывок, парирование, уворот. Оберин не спешил атаковать. В конце концов, он пришел не убить этого непротрезвевшего со вчерашнего идиота, а наняться к на службу. Хотя соблазн был велик. - Я хотел отправиться куда-нибудь в большой город и там искать совета жрецов.
Выпад, широкий взмах копьем, пируэт и красивая фигура копьем в воздухе. Все-таки он не мог оставить публику без маленького представления.
- Но по пути меня уже четыре раза пытались поймать в рабство какие-то недоумки и мародеры. Мне надоело их убивать, так что я решил, что жрецам придется подождать, пока я не накоплю денег на хорошего коня. - Оберин ушел в сторону от очередного искусного  - надо признать, - но слишком горячного выпада. Похоже, в генерале наравне с воинскими инстинктами все еще говорило вчерашнее вино. Оберин быстро оказался сзади и от души приложил Антония древком по спине: - Поэтому я пришел сюда, зарабатывать тем, что умею.
Когда Марк Антоний повернулся, копье Оберина уже торчало в земле, а сам он улыбался с самым невозмутимым видом.

+1

5

- Так какого ты машешь тут своей палкой? Шел бы впечатлять еще кого... - насмешливо фыркнул в ответ Марк, отражая очередной удар и стараясь не упустить чужестранца из вида. Прыгучая тварь... - нахмурился генерал. Прежде он не встречал такого стиля боя, но быстро адаптировался, ловко и быстро поворачиваясь в своих доспехах. - В Риме из тебя скорее сделают раба, чем разрешат взять в руки оружие, глупец. - бросил Антоний через плечо, поднял руку вверх и его меч звякнул отразив наконечник копья. Один за одним легионеры, уже при полном параде, вернулись к палатке генерала и наблюдали за поединком.
- Если прыгать с палкой единственное, что ты умеешшшшь, - прошипел Марк Антоний, получив удар в спину и резко развернулся. - то пошел ты на хер. - он крутанул меч в руке, сплюнул на землю, фыркнул и втянув ноздрями прохладный воздух окончательно протрезвел. - Я готов тебе отдать собственного коня, лишь бы ты убрался из моего лагеря. - генерал сделал шаг вперед, - Ты позер и наглец. А мне служат простые, но верные люди, не за деньги, и не за коня. - он приблизился вплотную, практически нос к носу. - Предложи себя Октавиану - он любит все экзотическое... Или Бруту - он найдет поэтичным твой рассказ о жрецах. - поморщился Антоний. - А я в тебе вижу лишь проблему. - он смерил чужестранца холодным пронзительным взглядом. - Так что бери коня - ты заслужил. - меч вернулся в ножны. - И проваливай. - толкнув плечом наглеца, Марк Антоний направился к палатке.

+1

6

Оберин проводил рычащего “генерала” задумчивым взглядом: видят Семеро, этот человек начинал ему нравиться.
Марк Антоний как раз откинул полог шатра, когда копье вонзилось в деревянную дверную раму аккурат напротив его головы.
- Я не беру, - сообщил Оберин неожиданно громким голосом. Он тоже не первый год командовал сражениями, - плату за то, что досталось мне по милости головной боли после вчерашнего гуляния.
Пока Марк Антоний решал, что ответить, он подошел, чтобы вернуть себе оружие, и добавил уже тише:
- Но я не в том положении, чтобы отказываться от такого щедрого предложения. Через пару дней я вернусь и расплачусь с тобой. Так кто покажет мне, где стоят кони генерала Антония?
Последняя фраза была обращена уже к стоявшим рядом рабам и солдатом. С изумлением они переглянулись между собой, но слова уже были сказаны. Через полчаса Оберин выезжал из лагеря на прекрасном вороном жеребце. Вдобавок он прихватил из конюшен пару кинжалов и самый теплый меховой плащ генерала - местная погода его убивала.

Найти способ отплатить Антонию было несложно. В каждой войне были лазутчики, перебежчики, соглядатаи и предатели. В этой, как оказалось, были еще и специально обученные люди, которые помогали сомневающимся решиться на предательство. Мартелл, может быть, был не самым опытным охотником, когда дело касалось северных лесов, но нужно было быть слепцом, чтобы не заметить в окружающей грязи цепочки следов, ведущих не туда. Пешим он, конечно, ни за что бы их не выследил, но на коне один дорниец стоил целого маленького войска местных бандитов, которые называли себя солдатами.
Через три дня он вернулся в лагерь: на этот раз его благоразумно пропустили без боя. За его конем - или пока еще за конем Антония - плелись три обритых на лысо человека и с трудом тащили подбитый железом сундук.
Как и в прошлый раз, Оберин остановился у палатки Антония, спрыгнул на землю и велел пленникам поставить сундук к ногам Антония. В сундуке тяжело звякнули монеты.
- Обещанная плата, - сообщил Мартелл генералу Антонию. - Как я выяснил, эти деньги давно принадлежат твоим солдатам по праву. Они были обещаны тем, кто уйдет из твоего лагеря и примкнет к войску…
  Оберин остановился, задумчиво щелкнул пальцами в воздухе, припоминая непривычное имя. Потом обернулся к пленникам:
- Гая Октавия, - буркнул один из них. - Верного защитника Рима.
- Да, - Оберин улыбнулся и снова повернулся к Антонию. - Забавно, верно? Уже второй раз мы встречаемся, и снова говорим про деньги и верность. Я бы, для разнообразия, поговорил про что-нибудь другое.

0

7

Когда ему доложили, что чужестранец вернулся в лагерь, Марк Антоний сначала разозлился, потом изумился наглости, а потом даже обрадовался - от скуки без боя он уже сам ходил на охоту.
Процессия в этот раз была еще любопытнее - генерал не скрывал своего удивления и благосклонного расположения духа, широко улыбаясь. Выслушав короткую речь он коротко кивнул, принимая плату, или даже скорее подарок.
Марк Антоний подошел к бритым на лысо пленникам, достал меч и коротким резким движением перерезал горло сначала одному, потом второму. Окровавленное лезвие бронзового меча легло на плечо третьего.
- Возвращайся в Рим. Передай, что генерал Марк Антоний благодарит Консулат Рима и лично консула Гая Октавиана Цезаря за помощь в борьбе с убийцами его отца. - голос Марка был спокоен и холоден, а в карих глазах плескался смех и триумф. - Проводите его до ворот Рима! - гаркнул он, убирая меч в ножны и наклонился к сундуку. Звякнул замок, генерал открыл крышку и присвистнул. - А Октавиан дорого ценит ваши тупые головы... Видимо он думает, что вы умеете знатно махать мечом. - коротко посмеялся он, в ответ раздался раскатистый смех воинов. - Пусть никто не сомневается в том, что я ценю вас в сотни раз больше, братья! - он повернулся к центурионам. - Раздать золото легионерам.
- Авэ Марс! Авэ Марс! Авэ Марс!!! - прокричали солдаты.
- Учитывая пленных и сундук золота - мой конь обошелся тебе слишком дорого. - усмехнулся Марк Антоний, обращаясь к чужестранцу, когда гомон довольных солдат утих. - Я не люблю быть должен. - он жестом пригласил странника последовать за ним и вернулся к своей палатке. - Как я уже говорил - люди здесь со мной не из-за золота... И я так понимаю, ты тоже... - римлянин усмехнулся. - Я хочу узнать зачем ты здесь.  - Антоний откинул полог и вошел в свою палатку. Он прошел мимо стола и удобно уселся на стуле, покрытом шкурой, подсунул под локоть подушку. - Услышать твою историю... - жестом он пригласил гостя присесть рядом, разлил в кубки вино.

0

8

Прежде, чем войти, Оберин уважительным взглядом окинул конструкцию, которую, как он понимал, здесь называли «походной палаткой» генерала. В его родном Дорне в пустынях люди строили себе жилища гораздо скромнее, чем этот маленький переносной особняк из дерева и ткани. Но в пустыне не бывало так возмутительно холодно. Как только Антоний прошел к столу, Оберин тут же двинулся в противоположную сторону – к ближайшей жаровне. Он придвинул благословенное пламя практически к самому столу и только потом сел на предложенный стул. Вино тоже было очень кстати.  Оберин уважительно поднял кубок в четь генерала и не без интереса сделал первый глоток. Вино было… недурным. Больше всего оно напоминало невыдержанное арборское. Ну что ж, могло быть и хуже.
Поймав вопросительный, выжидающий взгляд, Оберин усмехнулся и покачал головой:
- Ты не поверишь, генерал, в первый раз у меня есть прекрасная история, но я не знаю, с чего ее начать.
  Он опустил взгляд в бокал с вином, который небрежно держал за обод, покачал его в пальцах, сделал еще глоток.
- Ровно пятнадцать дней назад я шел по коридору, шел поговорить с одним человеком, полный идей и ожиданий и строил в голове большие планы. Для красоты я одел доспехи и взял с собой оружие. Но неожиданно свет вокруг погас, и, когда я очнулся, я уже лежал под деревом в совершенно незнакомом краю, и в небе над головой горели незнакомые звезды. Меня попытались ограбить два оборванца, я убил одного, а от второго попытался добиться ответов. Он говорил на странном языке, который я раньше никогда не слышал, но каким-то чудом я понял его. Я даже смог поговорить с ним, как сейчас говорю с тобой, но чем больше он говорил, тем меньше я понимал.
  Мартелл залпом допил вино, чувствуя, как к груди подступает тоска, и с шумом поставил на стол пустой кубок. Он помолчал, успокаиваясь, а потом продолжил:
- Я никогда не слышал о стране, которую называют Италией. Никогда не слышал слова «республика». Никогда не слышал имен ваших богов. И все, что я понял, - это то, что мои боги решили или проклясть, или испытать меня. Мне хочется верить во второе, - усмешка вышла горькой.
Сначала я хотел спросить совета у богов, но пока искал дорогу, увидел по пути знакомые пепелища и банды дезертиров, и тогда мне пришла в голову мысль. Тогда, в темном коридоре… я мечтал о войне. Может быть, боги услышали меня и решили подарить мне войну. Я поговорил с людьми, и они рассказали мне, что всего в нескольких днях пути стоит лагерь генерала Марка Антония, которого знает каждый хороший солдат и каждая симпатичная девица в округе. Он убивает оленей с одной стрелы и затыкает болтунов сенате одним хорошим солдатским словом, - ироничная усмешка Оберина постепенно становилась шире, из нее уходила горечь. – Я не знаю, что такое «сенат», но описание мне понравилось. И я решил, что не бывает таких совпадений. Так что я пришел посмотреть на тебя и убедился, что боги не промахнулись, когда забросили меня сюда.

0

9

Марк Антоний слушал. Слушал внимательно не прерывая, не перебивая, хотя вопросов было больше чем достаточно, не комментируя. Он подносил бокал к губам делал глоток и замирал, слушая очередную главу пугающе мистического рассказа чужестранца. Генерал был суеверен настолько, насколько это положено добропорядочному римлянину - то есть он верил в богов и приметы, приносил жертвы и молился перед боем, был уверен, что боги вмешиваются в жизнь смертных и раз в поколение нисходят с небес в образе смертных. Кому-то другому рассказ гостя из другого (мира?) мог показаться безумием, бредом пьяницы или наркоманы - но только не Антонию.
- Тоже может сказать любой крестьянин Галлии... - прыснул смехом генерал. - Если бы мы с Цезарем не пришли усмирять эти племена, они бы никогда не узнали о том, что где-то существует великая Римская Империя. - Марк улыбнулся, пригубил вино. В своем повествовании гость явно пропускал детали, оставляя лишь главные детали, но это  не мешало составить картину произошедшего с ним за последние пятнадцать минут. - А ты смекалистый парень. - усмехнулся римлянин. - Раз так быстро разобрался что к чему - не все ученые мужи в Риме готовы признать то, что сейчас идет гражданская война, обычная грызня за власть, а не священный поход в защиту Республики. - генерал брезгливо поморщился.
Рассказ странника подошел к концу и Марк Антоний увлеченный яркими образами не сразу вырвался из мира раздумий, в который его погрузил увлекательный сюжет. Наконец он взял кувшин вина, поднялся и подошел к гостю.
- Однажды, двое легионеров ослушались Гая Юлия Цезаря и я предложил ему казнить их... Но он отказался - сказав, что раз они прошли через столько невзгод целыми и невредимыми, значит боги присматривают за ними и кто я такой, чтобы противостоять богам... - генерал наполнил бокал странника. - Правда это не помешало ему самому попытаться стать богом, но урок я его запомнил. - он коротко кивнул и широко улыбнулся в темно-карих глазах отразилось пламя жаровни. - Тебе покровительствуют боги и я не буду спорить с твоей судьбой. Кроме того, хорошие бойцы мне не повредят, от куда бы они не пришли под мое командование. - он отсалютовал бокалом и выпил залпом, прислонился к столу. - Но ты не рассказал самого главного - как тебя зовут, странник? - насмешливо улыбнулся Антоний, глядя внимательно на чужестранца сверх вниз.

0

10

Оберин взял кубок и откинулся на низкую спинку стула, изучая генерала Антония снизу - вверх.
- Зовут… - повторил он, потом коротко отсалютовал и сделал пару глотков вина, давая себе время подумать. В свои наемничьи годы в Эссосе он никогда не назывался полным именем, потому что считал, что простой наемник не имеет права марать благородное наследние Мартеллов. Во “Вторых сынах” его знали только как Красного Аспида.
- Зови меня Оберином, - решил он наконец. - Оберин - Аспид.
Он замолчал. Антоний стоял так близко, что можно было рассмотреть каждую деталь его доспеха. Но Оберина сейчас интересовали отнюдь не доспехи. С бесовскими искрами в глазах он не спускал глаз с Антония, прожигал его взглядом и наблюдал, как неуловимо меняется его усмешка. Его собственная менялась следом.
- Я уже сказал, что мне все равно, за что вы воюете, - проговорил он тихим, практически шипящим голосом. - Я пришел отдать свое копье тому, за кем хочется идти в бой. Я буду воевать не за страну и не за деньги, а за человека, который сумел заслужить мое уважение…
Он резко вытянул свободную руку вперед и сжал пальцы на рукояти меча Антония:
- … И до тех пор, пока он не потеряет это уважение, я пойду с ним в пекло и обратно. Или где там по вашим верованиям оказываются после смерти все преступники, убийцы, прелюбодеи и содомиты.
  Усмешка Оербина, наконец, превратилась в хищный, довольный оскал.

0

11

Марк Антоний повел бровью, когда рука Оберина легла на его меч и усмехнулся, услышав фразу последовавшую за этим дерзким жестом. Чужестранец дышал уверенностью, наглостью и обжигающим жаром пустыни Египта. Антоний редко встречал такое сочетание, особенно в купе с надменными речами и вызовом в каждом движение, слове, жесте. Он не мог не принять этот вызов. Генерал отставил пустой бокал, наклонился к Оберину, упершись ладонью  в спинку стула над его плечом. Слишком близко, чтобы их разговор имел хоть какое-то отношение к официальным переговорам, слишком двусмысленно, чтобы они оба не понимали о чем идет речь. Улыбка римлянина стала шире, в ямочках на щеках читалось чуть больше чем в смеющихся глазах.
- Раз ты собрался со мной в пекло. - Марк наклонился к Оберину ближе, зеркально повторив его хищный оскал. - Сначала придется принести присягу. - он сжал локоть гостя и дернул резко на себя, отклоняясь чуть назад и заставляя наглеца подняться. - И принести жертву. - губы почти касаются губ, генерал крепко обнимает Аспида за талию, прижимает к себе сильное тело и кожей чувствую опасность, исходящую от этого человека. - А то боги заберут свое благословение и твое копье сломается в самый неподходящий момент. - ухмыляется Антоний, облизывает губы, лукавый взгляд темнеет, на мгновение замирает на чужих губах. Если этот ядовитый Аспид задушит его или отравит - плевать, он никогда не отказывался от боя. Пальцы сжали короткие черные волосы на затылке, резкий властный жест и Марк накрыл губы Оберина кусачим, требовательным поцелуем.

0

12

Дикий, заросший, опасный, генерал Антоний секунду нависал над ним, и Оберин мысленно поблагодарил богов - нет, они точно не прокляли его, они, кажется, наоборот, решили его за что-то наградить. Антоний рывком поднял его со стула, и Оберин, не раздумывая, вцепился в кожаную перевязь на поясе, притягивая мужчину ближе.
- Мы умилостивим богов, и после этого никто на свете не сможет отобрать у меня мое благословение, - проговорил Оберин полушутя, полусерьезно, глядя Антонию в глаза. Через секунду они уже целовались, горячо и грубо, испытывая друг друга на прочность.
Антоний надвинулся на него, крепкий и несгибаемый, очевидно, рассчитывая силой повалить его на стол, но просчитался. Не отрываясь от соблазнительно насмешливых губ, Оберин сделал подсечку, легко выбивая почву из-под ног генерала. С глухим ударом Антоний оказался на собственном столе, его расфокусированные черные глаза изумленно уставились на Оберина снизу вверх. Предугадывая следующее движение, Мартелл перехватил занесенную руку Антония и прижал ее к столу над его головой.
- В моей стране в храме первым на колени опускается хозяин дома, - улыбнулся Оберин и чуть не расхохотался, увидев всполохи ярости в глазах генерала.
Он навалился на мужчину сверху, не давая ему шанса подняться, и начал торопливо расстегивать - или вернее разрывать - эти несуразные завязки и застежки, которыми крепились его доспехи. Когда он, наконец, добрался до разгоряченной кожи, Оберин жадно припал к ней губами, как кочевник, наконец добравшийся до оазиса.
Медленно спускаясь губами все ниже, в какой-то момент он отпустил руки.

0

13

Добротно сбитый стол вздрогнул под генералом, рухнувшим на него где-то между блюдом с фруктами, кувшином вина и свечами. Пустой бокал покатился по столу и упал на пол, с глухим звоном упали ножны с мечом. Однако, римлянина вряд ли можно было назвать обезоруженным - скорее обескураженным напористым гостем. Всего за пару вдохов в глазах Антония сменился весь спектр эмоций от удивления и гнева, до вспыхнувшего с полной силой желания.
- Ах ты змея. - зашипел Марк, понимая, что это будет очередной бой между его силой и ловкостью Оберина. - Надеюсь, ты не во всем так быстррр... - рыкнул он, когда Аспид коснулся губами его кожи. Генерал вздрогнул, дернулся, безуспешно борясь с собственными желаниями и почувствовал, что странник отпустил его. Хищная ухмылка стала шире, Марк оттолкнулся от стола, но не одернул дерзкого гостя, напротив, прихватив за плечи вновь притянул к себе, возвращая себе прерванный поцелуй. Дыхания хватило на несколько мгновений  на которые генерал потратил остатки сдержанности. Он спрыгнул со стола, крепко обнял Оберина за талию, свободной рукой скользнув под многочисленные слои ткани одежды.
- Для путешествия в пекло, ты слишком одет... - Антоний дернул ткань с плеча и коротко поцеловал загорелую кожу. - На мой вкус, ты еще не согрелся. - хмыкнул он, поднимая взгляд на наглую ухмылку Оберина. Он обнял его второй рукой и приподнял над землей. Секунду Марк смотрел на него снизу вверх, потом усмехнулся, укусил за гордый подбородок и унес в более удобное место для умилостивления богов...

0


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Ab abusu ad usum non valet consequentia. [GoT/Rome]