capt. jack harkness michael wade wilson
oberyn martell susan pevensie
Он убийца, тот кто замарал руки в крови самых близких людей, не считая количества невинных жизней. Сузаку даже не вздрагивает, слыша в голосе будущей Императрицы шок и удивление, не удивляется и тому что коляска подалась назад. Не отводит взгляд, смотря в глубокий аметист глаз названной сестры ожидая увидеть осуждение, презрение, но… Читать дальше

Дорогие Таймовцы!

30.10.18 Появились дополнения в правилах и банке, а так же подводим итоги большого кроссворда в честь Дня рождения Тайма! 28.12.17 Мы поменяли дизайн! Внезапно, но почему бы и нет? Вопросы и предложения как всегда в тему тему АМС.
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьхочу кастакцияуход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицуТайм-on-line

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Incarcerated [DA:O]


Incarcerated [DA:O]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.imgur.com/f6fD9jb.png

INCARCERATED
А вот пальцами в демонов тыкать не надо.
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://i.imgur.com/WLYXSNB.jpg
https://i.imgur.com/OpbiNxh.jpg

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Zevran Arainai, Adélie Surana

Тень, 9:30 ВД

АННОТАЦИЯ

То, что ты всю жизнь проводишь, не давая демонам облюбовать твое смертное тело, никак не мешает попасться в ловушку Праздности во время ульдредового восстания. Главное только, вырваться из мира иллюзий и вытащить тех, кто за тобой пошел. И не сметь забывать, что в Тени нет ничего настоящего.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+1

2

- Глупое дитя! Я столько тебе дал, а ты только и можешь, что швырнуть мне это в лицо!
Адели широко распахнула глаза, глядя, как Дункан достаёт кинжал из ножен. Этого не могло происходить. Дункан, тот Дункан, которого она знала, который забрал её из Круга и подальше от гнева храмовников, не стал бы нападать только потому, что она посмела ему перечить.
Она видела, как он убил сэра Джори, но ведь сделал это ради Ордена, а не собственной гордости. Не запаникуй тогда Джори, не подставь под удар тайну Посвящения, всё было бы иначе.
А теперь Джори мёртв.
Как и... как и Дункан.

Эльфийка шарахнулась назад, когда вспышки воспоминаний затопили её разум. Остагар, жестокая кровавая баня и их поражение - и Страж-Коммандор, погибший на поле боя вместе с королём. Так сказала им Флемет, и его же ещё оплакивал Алистер.
Адели помнила.
Но тогда почему он жив? Почему так уверен в том, что порождений тьмы больше не существует? Тот Дункан, которого боготворил её друг, всегда оставался начеку, не позволяя себе праздно расслабляться.
Праздно.
Слово неприятно царапнуло внутри, притягивая к себе внимание девушки. Что-то не так - серьезно не так, раз уж человек перед ней очень даже решительно настроен изрубить её на кусочки. Плечо пронзила резкая боль, и Сурана зашипела сквозь зубы, на мгновение позволив себе оглянуться назад: лучник. И маг, но уже за другим её плечом. Движение спереди стало сигналом, что пора спасать себя, что само по себе было той ещё задачей, если уж её противником был опытный Страж. Более того - её друг.

Адели ненавидела подводить тех, кто ей доверился. Потому и согласилась вступить в борьбу с Мором, не смотря на практически нулевые шансы на победу; потому и полезла в лотерингские поля за пропавшей матерью деревенского сироты. Будь она прошлой собой, непременно бы попыталась прислушаться к словам Дункана, но за её спиной уже был Остагар, и инстинкт велел ей сражаться за свою жизнь, волнами электричества вливаясь в тело неожиданно оказавшегося живым друга.
Первым был страх и немедленное желание коснуться ран целебной магией. Дункан уже умирал - однажды. Теперь же, сражаться с ним - против него, а не бок-о-бок, как должно было быть - было больнее, чем Сурана могла представить. Но, видимо, от подобной сентиментальности страдала только она: кинжал мужчины прошелся в миллиметрах от её носа, едва не выбив глаз и оставив кровавую борозду на щеке.
Шутки, действительно, кончились.
Адели глубоко вздохнула, стараясь не обращать внимания на пульсирующее от боли плечо и попытки второго мага вывести её из равновесия, и обрушила на Дункана силу ледяной хватки, после магией разнеся на мелкие осколки получившуюся статую.

«Что может быть страшнее разъяренного мага?», спросил однажды Ирвинг, и по-настоящему впервые Сурана полностью поняла весь смысл его слов. До этого она сражалась за других. Остагар был одним сплошным полем боя, по которому её тянуло безудержное желание выполнить волю короля и убедиться, что Алистер в порядке.
Сейчас же она билась за свою жизнь, отчасти пребывая в ужасе от того, что своими руками во второй раз упокоила своего друга. Она злилась - на поведение Дункана, на свой же запал, и эта злость придавала сил.
Маг упал последним.
А Адели в шоке прижала ладонь к губам, когда осознание происходящего - настоящего происходящего - наконец-то вернулось к ней.

Она находилась в Тени. Она и те, кто пошел за ней, чтобы зачистить от одержимых и малефикаров твердиню Кинлоха. Сурана медленно обернулась, осмелившись посмотреть на то, что называло себя Дунканом, но на деле оказалось всего лишь подделкой, жалкой пародией на оригинал.
Всё вернулось в троекратном размере, и эльфийка опустилась на колени, только сейчас позволив себе вспомнить про торчащую из плеча стрелу: не обращать внимание на боль научил опыт, пусть для изнеженной жизнью в Башне Адели это было нелегко. Но ведь... она в Тени, верно? Тень, как неоднократно повторяли её наставники, способна меняться по чужой воле. И, если она решит, что стрелы не существует...
Блондинка зажмурилась, стараясь убедить себя в том, что древка, прошившего её плечо, нет. И боли нет. И все хорошо. Вышло, правда, наполовину: рана в плече так и осталась на месте, но исцелить её не составило труда. Чуть пошатываясь от обескураживающих переживаний, Сурана наконец поднялась на ноги, замечая странный пьедестал, слишком удобно возникший словно из ниоткуда прямо перед ней.

Это могло быть ловушкой. Это скорее всего и было ловушкой - очередной, но выбора у эльфийки особого не было. Она пыталась проснуться, даже подумывала ущипнуть себя за руку, но в месте, где стрела в плечо и разрезанная щека не дают нужного эффекта, все остальное будет ещё более бесполезным.
Кроме, вероятно, смерти.
Но умереть в Тени - значит погибнуть в реальности? Или это отсечет её от мира духов, сделав Усмиренной? Магесса вздрогнула, не желая представлять последствия фатальной ошибки.
Вернуться назад она не могла. Значит, стоило идти вперед? Тот демон, Праздность, не на неё одну наложил свою уродливую лапу, заставив поверить в то, что она находится в другом месте и в другое время. Сделал ли он то же самое с остальными её спутниками?
Память услужливо подложила воспоминание о Мыши, демоне Гордыни с её Истязаний, убеждающим, что, если долгое время провести в Тени, проснуться уже невозможно. Хотя бы потому, что твоё тело, уязвимое и неподвижное, может подвергнуться нападению. Храмовников ли, решивших, что ты стал одержимым, или самими омерзительными тварями - не важно.
Важно то, что можно не проснуться. А этот вариант Адели совершенно не подходил. У неё была миссия. От неё зависели жизни тех, кто верил ей.
Подводить она никого не собиралась.

К пьедесталу Сурана шагает с большей нерешительностью, чем ей бы хотелось, кончиками пальцев водя над витиеватыми символами, вырезанными на черном камне. Силу, исходящую от него, она чувствует кожей, и поддаётся ей на мгновение; этого времени хватает, чтобы мир перед глазами вспыхнул чередой цветов, затягивая всё глубже в Тень.
Волна страха накрыла её с головой, грозя вырваться наружу тошнотой. Эльфийка отшатнулась от пьедестала, хватаясь за голову: вокруг заново строилась искалеченная реальность, явно недовольная, что её невольная гостья так и не дождалась переправы в нужное место.
Возможно, это было ошибкой, и магессе стоило позволить пьедестану перенести её туда, куда он требовал. Но сожалеть было поздно, а поддаться панике означало верную гибель, ведь о демонах забывать ни в коем случае было нельзя. Новое местоположение Адели не походило на святилище очередного обмана, манипулирующего её желаниями - наоборот, она была вполне уверена, что никогда раньше не была в подобном помещении, воздух в котором был пропитан запахом крови и чужого отчаяния, а до слуха доносились чьи-то приглушенные голоса.

На свой страх и риск, эльфийка осторожно пошла вперед, рукой ведя по стене, словно та могла помочь ей устоять на ногах. Когда же говорившие оказались в поле зрения, она тихо порадовалась, что нашла себе другую точку опоры - коленки задрожали, грозя уронить её на пол.
Подземелье. Пыточная камера, от и до заставленная всевозможными предметами, включая огромную дыбу, находящуюся прямо по центру.
- Мне показалось, что на этот раз он вздрогнул.
Ещё крохотный шажок вперед - и Сурана присматривается к палачам, с удивлением видя на лицах обоих татуировки, и смутно припоминая, что что-то подобное носили долийцы.
- Возможно. Но мы ещё заставим тебя вопить в голос.
На мгновение ей кажется, что её обнаружили; но - нет, внимание эльфов приковано к третьему участнику пытки, распятого на дыбе. Одного взгляда хватает, чтобы волосы на затылке встали дыбом: Зевран.
Тихий, наполненный болезненными обещаниями разговор продолжается, а Адели с трудом собирает силу воли в кулак, решительно шагая в центр комнаты и давая понять, что она тоже здесь.
- Убирайтесь. От него. Прочь, - прошипела магесса, отдаленно понимая, что, если эти двое - кто-то из прошлого антиванца, то ей нужно будет очень сильно постараться, чтобы избавиться от них. Но и стоять в стороне, позволяя им пытать её спутника, она тоже не могла.
Пальцы покрывает корка льда, прилетающая в лицо одного из палачей, стоило ему достать оружие и приблизиться. Но эта комната, как и палач - не настоящие. Значит, у неё есть шанс на победу.

Отредактировано Adélie Surana (07-10-2018 16:31:54)

+1

3

Оказавшись в самом эпицентре событий, что развернулись в башне Круга, Зевран ожидал чего угодно, но только не этого. Далёкий от магии и разных её проявлений, он считал одержимых и демонов какими-то сказками, которыми пугают непослушных детишек. И вон как все обернулось. Мёртвые тела разбросанные по всем комнатам Башни ничуть не впечатлили Ворона, зато огромное уродливое существо, склонившееся над бездыханным телом одного из магов, выглядело до того отвратительно, что эльф невольно содрогнулся. Сражаться с такой тварью совершенно не хотелось.
- Ну и образина. - Беспокойство успешно скрывается за показной бравадой, не в его правилах демонстрировать свои эмоции перед другими.
- Не дайте ему завладеть разумом! - Предостерегающе кричит Винн, но Зевран уже не может противостоять той сонливости, что сковывает его тело. Сознание плывет и эльф падает на колени. Нет, нельзя спать! Кинжал полоснул по запястью, рассекая кожу. Боль немного отрезвила его, заставила вскочить на ноги.
- Адели! - Ворон кидается к осевшей на пол эльфийке, тормошит её за плечи, зовёт. Краем глаза он видит, как рядом опускается Винн, устало прикрывая глаза. Она прижимает руку ко лбу, и эльф понимает - магесса борется из последних сил. Следом за ней ничком, грохоча доспехами, свалился Алистер. - Адели, проснись!
Зевран снова встряхивает её, на миг встречается взглядом с её глазами, она смотрит так, будто не узнает его.
- Поздно, эльф. Она уже в моей власти. И ты - тоже. - Зевран осторожно кладет обмякшее тело возлюбленной на холодный пол, поднимается на ноги, вытягивая из ножен второй клинок.
- Ну давай, попробуй одолеть меня, демонская рожа. - Шаг в сторону Праздности и мир переворачивается, одновременно с сильным ударом чем-то железным по рёбрам.

Цепи натянулись, возвращая Зеврана в действительность. Он открыл глаза и часто заморгал от непривычно размытой картины окружающего его пространства. Левый глаз опух и видел гораздо хуже правого, кожу на щеке и подбородке стягивала засохшая кровь. Первые мгновения он не мог сообразить где находится и что произошло. Последнее, что он помнил, это как получил в висок железной гирькой.
- Гляньте-ка, наша красавица проснулась, - ехидно хмыкнул грубоватый мужской голос, заставив Ворона насторожиться и заморгать еще чаще, чтобы с глаз, наконец, спала эта проклятая пелена тумана, которая делала его совсем беспомощным. Что же произошло? Ворон чуть наморщил лоб, пытаясь хоть что-нибудь вспомнить.
- Подъем! - рявкнул совсем рядом все тот же голос, а в следующий миг лицо окатили ледяной водой, от которой свело скулы и Зевран судорожно вздохнул, окончательно приходя в себя. Туман перед глазами рассеялся, обретая очертания какого-то затхлого помещения с каменными стенами, освещенного только несколькими факелами. Кажется, он угодил в пыточную, о чем красноречиво говорили множественные орудия пыток, клетки подвешенные к потолку и жарко полыхающее пламя в печи. Эльф повернул голову и увидел молодого парня с татуировкой воронов на лице, который широко ухмылялся, поигрывая латной рукавицей.
- Кажется, его сильнее приложило, чем я думал. - хмыкнул тот, оборачиваясь куда-то в тень. - Какого хрена мы ждали, пока он очухается? Давно можно было отрезать ему голову и дело с концом!
- Заткнись, мастер приказал не убивать, или тебе руки мешают? - гаркнул на него здоровый силуэт из темноты и медленно выплыл на затхлый свет факелов, вырисовывая фигуру предводителя.
- Ты?! - не веря своим глазам, переспросил Ворон.
От холодной воды, которой окатили пленника, обнаженное по пояс тело свело неприятной судорогой, ведь температура в помещении казалась очень низкой.
- Знаешь, как поступают с крысами, Араннай?
В тот же момент по груди пришелся удар латной перчаткой, заставив Ворона непроизвольно согнуться и хрипло выдохнуть, однако цепи снова вернули его в удобную для атак позицию.
- Я бы с удовольствием послушал, как ты вопишь. - криво усмехнулся мучитель, удобнее поправляя рукавицу на руке. - Лучше расслабься и получай удовольствие. А потом ты нам расскажешь, на какой хрен ты надеялся, предавая гильдию, ушастый ублюдок.
Ворон лишь тихо выдохнул, словно готовясь к тому, что за первым ударом последует еще один. Нет, убить его, пока не убьют - этим подонкам нужно выместить злобу, и сейчас он как раз самая подходящая «жертва».
Лидер команды палачей ударил его по челюсти. Зевран вздрогнул. Во рту появился медноватый привкус. Сплюнув кровь под ноги воронам, он ухмыльнулся и снова поднял голову, глядя на их предводителя упрямыми карими глазами. За последним, потирая и разминая руки, подошли другие, мечтательно закатывая глаза. Удар за ударом, которые заставляли цепи содрогаться каждый раз. И боль, которая судорогами расходилась по всему телу, накрывая волна за волной.
« Отключить сознание. Держаться, Безда раздери!»
И он держался. Молча, сцепив зубы, и лишь изредка делая тихий вдох, чтобы не позволять врагам услышать ни один болезненный стон, который мог бы сорваться с губ Ворона. Если бы он только мог освободиться, чтобы дать отпор. Хотя бы попытаться. Очередной удар отозвался глухим хрустом, а шипованная рукавица окрасилась в красный цвет, дыхание на несколько секунд перекрыло , от чего бывший наёмник попытался судорожно схватить ртом воздух, не в силах сопротивляться этой боли, из уголка его рта сползла алая струйка крови, цвет которой уже застилал глаза.
....Нужно... держаться... нужно...
- Замах на андрис, а удар на медьку. Спорю, что твоя мамаша бьет сильнее.
Палач рассвирепел.
- Это только начало, остроухий. - Раскаленный прут воткнулся чуть ниже правой ключицы, прожигая плоть. В нос ударил тошнотворный запах паленого мяса. Зевран не издал ни звука, только хмыкнул презрительно. Он заставил себя смотреть в лицо своему мучителю, с насмешкой во взгляде и расслабленной ухмылкой на окрасившихся в алый губах и, стойко выдерживая новую серию ударов по ребрам и по груди. Где-то внутри снова послышался странный хруст, от которого дышать стало еще сложнее. Ворон зашелся в приступе хриплого кашля, снова ощутив во рту привкус крови.
"Гарлок... ребра..." - пронеслось уже на грани сознания, которое вот-вот готово было уступить место болевому шоку. Цепи ослабли, и потерявшегося на несколько мгновений Зеврана переволокли от стены к дыбе, где и распяли, плотно скрутив цепями запястья и лодыжки. - "Кажется, пришло время попрощаться с суставами."
Пытка закончилась внезапно. Кто-то помешал воронам довести начатое до конца. И чей-то очень знакомый голос выдернул Зеврана из полузабытья. Эльф скосил глаза, пытаясь рассмотреть вошедшую.
- Адели? - Он отказывается верить в происходящее, ведь он в Антиве, пойман своими же согильдийцами и скоро будет казнен, как предатель. Неужели Страж явилась сюда из Ферелдена, ради него?

+1

4

«А ведь демон звался Праздностью».
Несмотря на боевой вид, магесса искренне чувствовала себя воробьем, решившим напасть на... ну, ворон, как бы странно ни звучал этот внезапный каламбур. Её опыт подобных боёв ограничивался целой одной засадой, в которой её спину прикрывали два воина и разбойница, попросту не дававшие никому приблизиться к Адели. Одной же ей было жутковато, ведь сказать, какой выпад мог навсегда отрезать её от мира смертных, она не могла.
Порождения тьмы ведь на грубую силу полагаются, а не уловки. Можно было бы припомнить крикунов, но они хотя бы кричат перед нападением - и далеко не боевые кличи.
Здесь же её ожидала та же мрачная тишина уверенных в себе убийц, сотканных демоном для удержания своего пленника, в чью сторону Страж посмотреть попросту боялась: сложнее будет защищаться, если то, что она увидит, намертво пригвоздит её к каменному полу.
А ведь пригвоздит. Это она нутром чувствовала.

По крайней мере, Зевран был жив - она слышала его голос, запретив себе даже думать о том, как одно произнесенное её имя звучало, исполненное боли и невероятного недоверия, словно она была последним существом в Тедасе, которое он ожидал увидеть. Впрочем, возможно, так и было. Она сама не верила в то, что за пределами навеянного иллюзиями Вейсхаупта может быть кто-то другой, помимо Дункана.
Но ведь кроме того-единственного путешествия до Остагара её с покойным Командором ничего не связывало, оттого и разорвать дурман было легче.
А Вороны для Аранная были целой жизнью. Которая явно висела на волоске, и это понимание заставляло Адели пошевеливаться.

В легкой разбойничьей броне, приобретенной в Орзаммаре, двигаться оказалось значительно легче; будь эльфийка в робе мага, давно бы о свои же ноги споткнулась и рухнула на чей-то заботливо подставленный кинжал. Но даже с подобным преимуществом до своих противников ей было, как до Антивы пешком.
Они что-то говорят, а Сурана полностью концентрируется на том, чтобы не поддаться сковывающему страху проиграть - и даже не ради себя самой, а ради Зеврана, который сам вряд ли сможет освободиться от кошмара. Искреннему желанию спасти спутника она не удивляется; она - целитель, одна из двух оставшихся в Ферелдене Серых Стражей, потребность спасать успела въесться ей под кожу.
Только вот, иногда, чтобы сохранить жизнь, нужно научиться отнимать другие.
Хорошо, что демоны Тени и живыми-то никогда не были.

Двоих нападавших держать в поле зрения оказывается сложнее, чем девушка думала: излюбленная «Ледяная хватка» помогла поскольку-постольку, захватив только одного Ворона; второй отмахнулся от заклинания, словно от надоедливой мухи, продолжая своё наступление. Действуя под чистым адреналином, Адели резко ушла в сторону, грубо проходясь посохом по голове врага и, касаясь ладонью его незащищенной шеи, выплеснула в тело волну электричества.
Бьющееся в конвульсиях тело рухнуло наземь, давая возможность эльфийке заняться успевшим подтаять Вороном. Первая победа придала сил, помогая верить в окончательный успех ситуации - и именно тогда она поняла, что слишком рано радовалась.
Острая боль в правом боку заставила её заскулить, падая на колени и оглядываясь через плечо: третьего палача Сурана и не заметила. Её не удивляет то, что он позволил одному из сообщников погибнуть; все же, они были все сотканы из иллюзий. Своя же небрежность злит, раздражает до зуда, и, вместе с тем, пугает до дрожи.

Адели всегда дралась испуганной лучше, чем злой.

Заклинанию не нужно много времени: воздух прорезает запах озона, предвещая собой мощную бурю, вспышками молнии вонзающуюся во врагов. Маленький размер помещения только играет магессе на руку, направляя энергию в близко находящихся друг к другу палачей, но единственным что её беспокоит - помимо раны под рёбрами, в нереальности которой она истово пыталась себя убедить, - был все так же связанный Зевран, которому тоже могла достаться пара ударов молнии.
Лучше было поскорее заканчивать.
Девушка прижала к боку ладонь, сдерживая кровотечение; вторую с зажатым в ней посохом направила в сторону одного из противников, посылая в его голову каменный кулак - и тут же отворачиваясь, стараясь не обращать внимания на глухой звук расколовшегося черепа и на кровавый след, который оставил второй мертвец на стене комнаты.
Последнего она сбивает льдом - снова, - едва успев сделать это вовремя: мужчина оказался куда ближе, чем ей хотелось бы, готовясь нанести решающий удар.
Его самоуверенность злит. То, что он уже смог ранить её, злит. То, что он посмел навредить одному из её спутников натурально приводит в бешенство, и магия Адели ревёт адским огнём, вливаясь в тело Ворона, дотла сжигая каждую клетку.

Эльфийке кажется, что его предсмертный вопль она будет слышать во снах - если, конечно, сможет выбраться из этого кошмара. Когда сможет выбраться. Она дрожит, рассеивая последние отголоски бури вокруг, и аккуратно исцеляет себя от пульсирующей раны. И только тогда поднимается на ноги, спеша к дыбе и распятому на ней Араннаю.

- Создатель, - выдыхает Сурана, склоняясь над эльфом и чувствуя, как на глаза наворачиваются слёзы: на его теле нет живого места, и это разбивает ей сердце. Дрожащими руками она проводит над телом бывшего Ворона, чувствуя, как его аура пульсирует болью. - Что же он с тобой... - она закусывает губу, сама не зная, что сдерживает: слова или всхлип, так и просящийся наружу. Подобная жестокость не должна существовать в мире. Видеть же, как ей подвергся Зевран, оказывается вдвойне горше.
Адели тянется к сдерживающим его запястья цепям, расплавляя звенья остатками огня - злость улетучивалась, вытесняясь неистовой потребностью проснуться от кошмара - и забрать с собой в реальность всех, кто попал под влияние Праздности.

- Погоди, не двигайся, - шепчет она, хмурясь, мягко и аккуратно магией касаясь каждого перелома, каждой трещины и уродливых повреждений обожженной плоти. Эмоции захлёстывают её одна за другой, а по щекам бегут тонкие ручейки слёз: Создатель, она знает, что ей нельзя расклеиваться, что меньше всего сейчас Араннаю нужна плакса в роли спасителя. Но иначе сложно.
Она может понять тягу к подобному у порождений тьмы - мерзкие твари вообще ничего человеческого не несли в себе; но живые, те, кто наслаждался пыткой, не прекращали её поражать, в самом худшем значении этого слова. Ужасно. Страшно. Девушка шмыгнула носом, стараясь отогнать ненужные мысли и сильнее сконцентрироваться на исцелении.

Наконец, зеленое свечение магии меркнет, и Адели не может удержать себя от того, чтобы аккуратно сжать ладонь Зеврана своей, подсознательно надеясь найти якорь, который не даст снова представлять на теле эльфа все раны и синяки.
- Прости, - смущенно пробормотала она, свободной рукой вытирая с лица влагу. «Хорош лидер», мелькнуло в голове отчего-то преувеличенно-насмешливым голосом Андерса, и магесса молча с ним согласилась.
Взять себя в руки казалось отличной идеей.
- Клянусь, выберемся отсюда, и этот демон не спрячется от нас в самых глубоких уголках Тени, - пообещала она, все же сумев вернуть себе часть душевного равновесия; почему это равновесие оказалось мрачно-решительным, она сказать не могла. Страж чуть прищурилась, видя непонимание в глазах Аранная - что не так? Быть не может, чтобы он не хотел надавать по самое не хочу тому, кто решил поиздеваться над ним столь изощренным способом. - Зев? Что не т... - Адели осеклась, вспоминая, что сама не могла сначала вспомнить, где находилась и что делала, до того, как та омерзительная тварь наложила на них свои лапы. - Зев, это Тень. Это все не настоящее. Ты помнишь Ферелден? Мор? Башню Круга Магов? Мы наткнулись на демона Праздности, который перенес нас... сюда. И мы все ещё не смогли выбраться. Это всего лишь кошмар, - она внимательно посмотрела на эльфа, надеясь, что он все же прислушается и сможет прийти в себя. - Пожалуйста, поверь мне.

Отредактировано Adelie Surana (11-11-2018 19:27:15)

+1

5

Наверное, если бы у него была возможность протереть глаза, Зевран именно это и сделал бы, чтоб прогнать видение, которое одновременно дарило надежду и заставляло сердце болезненно сжиматься - лучше бы все происходящее оказалось сном, или вывертом готового вот-вот отключиться сознания. Потому что в противном случае, Адели может постигнуть та же участь, что и его, а он попросту ничем не сможет ей помочь. Наблюдать за страданиями существа, заставляющего учащаться пульс и сбиваться дыхание - то еще удовольствие. С одной стороны, умереть вместе, в одной пыточной камере, безусловно очень романтично, но не хотелось бы.
Двое палачей вытащили из ножен клинки и медленно двинулись к нарушительнице тюремного спокойствия, а третий крутанул колесо механизма, натягивая цепи - если приговор нужно исполнить, то отступить от плана воронам может помешать разве что смерть. Вероятно, этот наемник был более, чем уверен, что его товарищи справятся с одной остроухой дурындой, которая так неосторожно сунулась к волкам в пасть. Зевран напрягся в попытке удержать цепи.
- Знаешь, приятель, я всегда мечтал стать повыше. - короткий смешок получился несколько фальшивым и эльф предпочел умолкнуть. К тому же беспокойство за жизнь Адели все росло, а тут уже определенно было не до смеха. Ворон с трудом повернул голову, ощущая как мышцы будто рвутся по волокнам, и только сильнее стиснул зубы. Но то, что предстало перед его глазами, вселило некоторую уверенность. Страж расправлялась с врагом весьма успешно, но кажется, досталось и ей. Тем временем в пыточной, и без того не шибко теплой, стало заметно холоднее, стараниями все той же Сураны, очевидно решившей заморозить противника, а может ему это только показалось. Зевран сморгнул, ресницы склеились не то от холода, не то от крови, и вода, которой его облили, очень неохотно испарялась. Под кожей забегали табуны противных мурашек.
Третий палач увидев такое дело, бросил рычаг и поспешил на помощь соратникам. Еще несколько долгих мгновений, показавшихся Зеврану вечностью, и все трое красиво улеглись на грязном холодном полу. По крайней мере, он больше не слышал их возни сквозь ревущей в неистовстве стихии и невольно содрогнулся. Сила магии этой хрупкой тоненькой девушки пугала и внушала странный трепет.
- Очень надеюсь, что они больше не встанут. - Прокомментировал Ворон сквозь плотно сжатые зубы и тут же словил себя на мысли, что если путы в ближайшее время не ослабнут, он точно получит вывих челюсти.
Вот Адели склоняется над ним, ее светлые волосы щекочут его лицо, однако ощущается это очень размыто, кожа из-за холода и побоев практически потеряла чувствительность, и эльф подозревал, что когда он согреется и нервные окончания вернутся в нормальное состояние, болеть будет все, что только может болеть. Он ругнулся про себя, когда взгляд остановился на красивом бледном лице.
- Ну эй, что это еще такое? Не разводи сырость, тут и без того... - Прикусил язык, вздрогнув. Теперь у магессы из-за него глаза на мокром месте, нужно срочно успокоить, чтобы не доводить до истерики. - Подумаешь, пощекотали немного. Шкура заживет, не впервой.
Привычная беззаботная улыбка на распухших губах немного не вяжется с общей картиной, с этими разводами запекшейся крови на коже, которую так неприятно стягивает теперь, с грязными, некогда пшеничными, а теперь грязновато-рыжими слипшимися волосами. Левый глаз и вовсе закрылся, наверняка вокруг него красовался здоровенный синяк. Одним словом - красавец.
- Да я и не двигаюсь. - Блаженный выдох, когда получает долгожданный отдых от сопротивления с растягивающим механизмом. - Посмотри, я выше не стал?
Почти веселый смех, прерывающийся звуками похожими на всхлипы. Тело прошибла крупная дрожь, кажется, он знатно перемерз в этом склепе и, пока Адели в прямом смысле колдует над его телом, Зевран старается лежать тихо и прекратить дрожать, однако мышцы по-прежнему сводит судорогами. Он повел плечами и едва не взвыл, решив до окончания сеанса исцеления больше не предпринимать никаких попыток двигаться.
Наконец стало гораздо легче, и больше всего эльфа радовала возможность смотреть на мир обоими глазами, а так же шевелить губами не кривясь от боли. Он осторожно поднялся, поначалу пробуя собственное тело на прочность, где-то глубоко оно еще отзывалось тянущей болью, и все же двигаться он теперь мог без особого труда. Жесткие ледяные пальцы сжали теплую узкую ладошку эльфийки в ободряющем жесте. Зевран ласково провел рукой по холодным щекам, которые сама Адели только что вытирала от слез.
- За что ты вздумала просить прощения? - Он осторожно привлек ее к себе, обнимая за плечи. - Ферелден? Мор? Я не совсем уверен, что...
Виски сдавило с такой силой, что Зевран тихо зашипел. Воспоминания лавиной хлынули в его голову, мелькая разноцветными рваными картинками, ни в какую не желающими выстраиваться в один четкий образ. И все же основную суть эльф сумел уловить. Тогда, как же быть с его ощущениями, странными видениями? Все это просто сон? Может быть потом ,когда они отсюда выберутся, он обязательно расспросит Адели о том, что это было на самом деле.
Выпустив девушку из объятий, Ворон слез с дыбы. Ноги немного дрожали, но в целом вполне могли удерживать его в вертикальном положении.
- Засиделись мы тут с тобой. Мне уже порядком надоело это место, да и тебе, думаю, тоже. - Слегка пошатываясь эльф прошел по камере, наклонился, подобрал разбросанные кинжалы и сунул их за пояс штанов. Возиться с отстегиванием перевязей он не стал, решив, что сейчас не самое подходящее время быть педантом. - Хоть какая-то польза от этих воронов. Кстати...
Он обернулся уже у самой двери.
- Если все это нам снится, то мы... Мм, нет, не так. С чем мы можем тут столкнуться? - Тяжелая железная дверь натужно заскрипела несмазанными петлями, нижняя ее часть оставила на полу несколько царапин. Эльф выглянул в полутемный коридор, в котором пахло сыростью, пылью и какой-то неведомой дрянью, отдаленно напоминающей запах разложения. Он поморщился, протянул Адели руку, чтобы выйти вместе с ней. В нескольких шагах от них на стене чадил одинокий факел, его пламя иногда вздрагивало от проникающего откуда-то ветра. В коридоре послышались шаги. Кто-то направлялся в их сторону. Приглушенные голоса принадлежали мужчинам, однако разобрать слов толком не удалось. Эльф дернул Адели за руку, ныряя за каменный выступ и прижимая ее к себе.

+1

6

Адели думает, что это неправильно: не её должны утешать и убеждать в том, что всё хорошо - Создателя ради, они находились в пыточной камере, где повышенное внимание не ей доставалось, — но у Зеврана, кажется, были свои мысли на этот счет. Эльфийка только и может, что вернуть объятие, все ещё пытаясь убедить его в своей реальности.
Вороны - ненастоящие.
Тень — сплошная уловка.
А у Сураны хватит наглости прийти за верными ей людьми в логово Архидемона, если это будет значить, что никому не придется страдать. Морриган бы не одобрила (дитя наивнее тебя я не встречала), и, пожалуй, была бы права: когда предстоит выполнить задание подобной значимости, растрачивать силы на павших неразумно. Неразумно оглядываться назад и забивать голову мыслями о «что, если бы», и блондинка вполне понимала, что в словах отступницы был смысл.
Но, точно так же, она понимала, что легкая дрожь чужого осознания и бьющееся напротив неё сердце стоит спасения.

«Всё хорошо», хочется сказать ей, смешав слова с тихо прошёптанным «я здесь»; вместо этого с губ срывается глухое: - Нам надо идти, — и Адели позволяет себе разве что чуть крепче прижаться к Зеврану, всего на мгновение уцепившись за ощущение холодных пальцев, мягко касающихся её щеки, прежде, чем отстраниться.
Демон ждать не будет, и, кто знает что сейчас переживают Алистер и Винн. Остагар? Разрушение всего Круга? Или - если им повезет и тварь решит подсластить пилюлю - что-то хорошее, из глубин самых потаённых мечт?
Хотелось верить в последнее.
Только когда в последний раз им удавалось отхватить что-то положительное среди разворачивающегося вокруг кошмара?

Эльфийка обвела взглядом комнату, стараясь не морщиться, глядя на орудия пыток.
- Это тебя ждёт, если Вороны до тебя доберутся? - голос звучит глухо, едва слышным эхом разносясь по помещению, и что-то ей говорит, что у Праздности просто может не хватать воображения для реалий смертного мира. От этого становится дурно. Но - расклеиваться нельзя, не опять, а то можно будет первым делом упасть на одну из жутковато выглядящих пик и проснуться уже Усмирённой.
Смеху будет - Усмирённая пытается бороться против Мора. Наверняка время от времени комментируя происходящее с типично овэйновским равнодушием, что-то вроде «я советую избегать излишней жестокости», или «ваши текущие действия безрезультатны и приведут к поражению». А потом и вовсе переплюнет Сэндала с его «волшебство!».
Возможно.
Создатель, о чем она только думает?!
Адели поджала губы, только крепче обхватывая пальцами древко посоха. Никакого Усмирения. И никаких больше Воронов для Аранная, не пока она жива и способна мыслить.
- Они не посмеют и пальцем тебя тронуть, — серьезно произносит она, внимательно глядя на эльфа и понимая, что действительно имеет в виду то, что говорит. - Не пока я рядом.

Будь они в реальном мире, она бы уже давно прошлась по карманам мертвецом, пряча на задворках сознания мысль о том, что так неправильно - к демонам правильность, когда вокруг страна катится в Бездну, и только ты пытаешься с этим что-то сделать, - но в Тени подобные находки были бы бесполезными. Кроме, конечно, оружия: Сурана ещё помнила Доблесть, с которым встретилась на своих Истязаниях, и его слова о направленной силе воли - а этого у них с Зевраном этого хватит на несколько гарнизонов.
Но одного желания может быть недостаточно, когда сражаешься с демонами. Особенно, когда сражаешься с демонами на их территории.
Магесса присела на корточки рядом с одним из поверженных врагов, начиная деловито стягивать с него рубаху.
- Всё, что угодно. Демон пойдет на любые уловки, лишь бы задержать нас. Худшие кошмары, или то, что мы бы с радостью забыли. Желания, не дающие засыпать по ночам, и обещания чего-то лучшего, — она покачала головой и поднялась. - Меня он поймал Стражем, который забрал меня из Круга. Говорил о том, что мы победили, и Моров больше не существует. Забыл только упомянуть, что сам давно погиб, — на губах заиграла невесёлая усмешка, и Сурана протянула одежду Зеврану, свободной рукой касаясь его руки. - Это Тень. Правило тут одно - не поддаваться уловкам и не забывать, что происходит на самом деле. Это, впрочем, не значит, что тебе стоит ходить полураздетым.

В темный коридор она выходит с опаской, полностью доверяя антиванцу искать дорогу к выходу: из кошмара они, кажется, ещё не выбрались - приглушенные тона и плесень на вековых каменных стенах навевают ассоциации с тюрьмой, от которых по коже толпами мурашки бегают, и вызывают желание как можно быстрее выбраться. Не смотря на хвалёное эльфийское зрение, разобрать она может до смешного мало, и даже на мгновение думает, что все-таки умудрилась споткнуться, когда её за руку утаскивают в сторону и крепко прижимают к телу. Тогда она и слышит кого-то ещё, бессознательно стараясь как можно дальше скрыться из поля зрения - словно во мраке алькова их легко заметить - и осторожно оглядываясь через плечо.
Если это снова Вороны, то у них с Зевраном будет преимущество неожиданного нападения, ведь кошмар выстроен так, что пленник не должен выбраться из своей клетки и вряд ли очередной враг будет ожидать атаки. Адели подняла руку, чертя в воздухе руну паралича и направляя её на пол рядом с ними, как раз туда, где должны пройти незваные гости. Ловушка не должна продлиться долго, но этого вполне хватит, чтобы избавить себя от лишних проблем и пойти дальше в поисках остальных спутников.

- El Maestro dijo que ese hijo de puta iría a tener lo que se merece. Finalmente, - мрачный тон прерывается смешком второго говорящего, и Сурана вопросительно смотрит на своего спутника, не особо надеясь на разъяснение: речь, судя по всему, антиванская, только вот понять она не может совершенно ничего. Услышанное «мастер» и то, как именно произносил слова мужчина, ей не нравится, и подсознательно она начала мягко поглаживать Зеврана по предплечью.
«Мы выберемся отсюда, и они больше не смогут причинить ему вред», яростно думает девушка и косится на коридор рядом с альковом, где вот-вот должно пройти их новое препятствие.
- El cabrón se atrapado. El mezquindad maldito, sabía que nadie su quiere. Estaba a sólo una carta para la Guarda si él fue transmitido en Denerim, ¿que sería más fácil? - от очевидного удовольствия отчего-то по спине пробегается холодок. Так не говорят, находясь в тюрьме. Так не говорят, направляясь в камеру заключенного. Только, если в голове не зреет что-то жестокое, чем можно сломать человека. - Dicen que ella se echó a reír en su cara y se fue, habiendo recibido un pago. Nada mаs él se merece.

Разговор прерывается вспышкой руны-ловушки на полу, осветившей двух антиванцев, замерших на полушаге. Адели шагнула в сторону, давая Зеврану свободу действий, и вытянула руку вперед. Врага тотчас пробрала дрожь от мощи «дробящей темницы», только усилившейся под действием парализующих чар. Второе заклинание так и не успевает сорваться с кончиков пальцев: захлёбываясь собственной кровью, Вороны лежали у ног Аранная, скоростью и смертоносностью движений которого можно было восторгаться, не знай девушка, какой отклик у него могли вызвать их слова.
Как бы он сам не пытался бахвалиться и подчас тянуть губы в улыбке.
- Ты в порядке? - она перешагнула через тело, приближаясь к эльфу. - Что бы они не говорили, это всё неправда. Тень, помнишь? Игра с иллюзиями и страхами, - ладонь замерла в нескольких сантиметрах от его руки, не решаясь коснуться. Впервые Сурана была растеряна, не зная, как поступить лучше, в конце концов предпочтя двигаться дальше.
Она спросит. Позже. И он расскажет, если захочет - и если будет готов.
Но для начала им бы выбраться в реальный мир.
- Идём, - она ободряюще улыбнулась, и поспешила дальше по коридору, прислушиваясь к чужим шагам. Тишина вселяла уверенность, и, вместе с тем, невероятно пугала, ведь в подобном месте ни в коем случае нельзя было расслабляться, даже - особенно - если оно казалось безопасным. И узкое пространство кажется поистине бесконечным, пока взгляд не цепляется за металлический отблеск в свете факела, при ближайшем рассмотрении оказавшийся дверной ручкой.
Открывать её, впрочем, Адели не спешит. Не её кошмар. Выход должна найти не она.
- Зев, это может быть оно, - пробормотала девушка, указывая спутнику на ручку. И облегченно вздыхает, когда за открытой им дверью оказывается ослепительно-белый свет, ведь это значит, что у них получилось, и они выбрались, и...

- Хренов закрученный раком гребаный лабиринт!
Блондинка сердито оглянулась, сильнее прижимая к груди книгу. Какой недоумок додумался создать Круг магов в Башне, где все выглядело абсолютно одинаково? Даже храмовники - и те! - были стрижены на один манер, и хорошо, если не носили шлемов. Иначе сказать, кто есть кто было бы совершенно невозможно.
Но шут с ними, с храмовниками.
Как ей добраться до комнат чародеев, если она банально лестницу на верхний этаж найти не может?
Старший Чародей, конечно, всегда был невероятно терпелив и спокойно ждал, пока его ученица явится на занятие, кажется, свыкнувшись с мыслью, что в четырех стенах она вполне способна потеряться. Не её вина, к слову. Кто там возвёл в своё время твердыню Кинлоха? Навалять бы ему по первое число. Вон, хоть тем же посохом, пусть он и ученический. Лучше, конечно, был бы храмовничий меч, но чего не было, того не было.
Как и дурацкой лестницы.
- Потерялась?
Адели вздрогнула, оборачиваясь. Только что ей казалось, что в помещении никого, кроме неё нет - так откуда взялся этот храмовник? «Как там его зовут-то».
- Сэр... - она запнулась, пытаясь вспомнить имя. - Сэр Уилсон? Слава Андрасте. Я лестницу не могу найти, а Первый Чародей ждет меня на занятие, и не могли бы Вы...
- Подождёт ещё, - защищенная тяжелой перчаткой рука бесцеремонно схватила её за предплечье, и затянула глубже в нишу. Сурана подняла ошеломленный взгляд на мужчину, встречаясь с горящей в его глазах жаждой. - А ты, ты всегда спешишь, всегда смотришь на того хилого мальчишку своими огромными эльфийскими глазами, играешь в недоступность, но я-то, я-то вижу!
- Я не по... Отпустите меня, я никому не скажу, честно, - её голос сорвался, когда вторая рука человека стала задирать подол её мантии. - Нет! Прекратите! Отпустите меня!
- Думаешь, сможешь вырваться? Думаешь, тебе поверят? Тебе, грязному маленькому магу? Тебя Усмирят, и пикнуть не успеешь, - горячее дыхание раздалось прямо над ухом, как бы не девушка не старалась оттолкнуть храмовника от себя. Он не посмеет! Кто-то обязательно будет проходить мимо, и услышит, и не даст этому ублюдку... - Хоть пальцем пошевелишь, чтобы призвать магию, я тут же доложу о малефикаре. А рыцарь-командор разбираться не будет. Маленькая белобрысая шлюха.

Отредактировано Adelie Surana (15-11-2018 23:28:07)

+1

7

- Скорее всего то, что ты видела, было просто разминкой. - Мрачно отозвался Зевран и повел плечами. Кожа стремительно покрывалась мурашками, и даже прихваченная Адели рубаха не спасала. Может быть в другой раз он бы и побрезговал надеть чужую одежду, однако сейчас они оба находились не в том положении, чтобы нос воротить. Чуточку теплее и ладно. - Пока я рядом, они посмеют тронуть и тебя.
Голос его прозвучал еще более мрачно и на пол тона ниже. В том, что вороны явятся за его головой, он не сомневался, как и в том, что достанется всем, кто окажется рядом с ним. Однако сила, которую продемонстрировала Сурана и ее спутники, обнадеживала. А вдруг он не прогадал и это воронам в итоге придется драпать, поджав хвост? Хорошо бы, конечно, освободиться от них раз и навсегда, получить возможность жить так, как хочет он сам, больше не оглядываясь, не выполняя ничьих приказов. Пожалуй, это было самым отчаянным его желанием. Если бы ещё рядом оказалась одна девушка, то... Зевран отвесил себе мысленный подзатыльник: нашёл время мечтать, болван. Сейчас нужно сосредоточиться на происходящем. На шагах, например, что гулким эхом разносились по коридору.
Адели вывела руну и они оба затихли, казалось, даже дышать перестали. И только сердце стучало громко, эльф даже опасался, что его стук выдаст их с головой. Мужчины весело переговаривались между собой, не подозревая о засаде. То, что Зевран услышал, заставило его с силой стиснуть зубы и заодно - руку Адели. Наверное он сжал узкую ладошку слишком сильно, ощутив, как вздрогнула эльфийка. Что-то оборвалось внутри и разом все слова, которые магесса говорила ему буквально несколько мгновений назад, потеряли свой смысл. Зевран не знал, как реагировать на это, в нем поднималась волна ярости перемешанная со смертельной обидой, щедро приправленной отчаянием. Вот зачем Адели пришла за ним? Почувствовала вину? Может быть все, что она говорила про Тень - ложь?
Ложь. Все с самого начало было ложью. Все ее слова, поцелуи, прикосновения... А он повелся на это, как наивный ребёнок, которому посулили дорогую игрушку. Сердце стучало как бешеное, билось изнутри о грудную клетку, будто намереваясь выломать ребра и ускакать куда-нибудь подальше от своего чокнутого владельца. Разум, тело, душа - все то, что принадлежало ей - смято, опустошено и не подлежит реставрации.
"А чего ты хотел, Зевран? На что надеялся? Что кто-то сможет искренне полюбить и, тем более, принять такого, как ты? Тогда ты и в самом деле кретин." - Все эти мысли болезненной вереницей пронеслись в сознании, и цена им была всего лишь несколько шагов, пока первый из воронов не наступил в руну на полу. Дальше эльф не отдавал себе отчёта в том, что делал, он даже не заметил, когда Адели использовала свою "Темницу", молча выпустил девушку из объятий и смертоносной молнией шагнул к врагам. Нет уж, он не позволит Суране их убить, они - его добыча. Первый клинок легко вонзился в плоть, проколол кожаный нагрудник, встретив лишь незначительное сопротивление, и убийство вышло слишком легким, оно не будоражит кровь, в которой сейчас кипит злость. Зевран и сам не знал, на кого зол больше - на этих ублюдков, на Адели, или на себя. Нет, пожалуй, все-таки на себя. Яростный взмах руки и отсеченная голова одного из тюремщиков с глухим стуком ударяется о стену. Эльф пинает мертвое тело, вырывая лезвие из раны и даже не смотрит на бьющую толчками кровь. Второй противник, или скорее жертва, оседает на колени, короткий меч рассек его от плеча до середины груди, перерубив ключицу.
- А tutti voi strappato, due mucchi di merda! - Шипит Зевран, едва удерживаясь от того, чтобы не пнуть лежащие тела. Дыхание тяжёлое, и эльфа слегка потряхивает, но не от холода, нет. Губы его искривились в презрительной усмешке и он все же плюнул на одно из тел. Вдох-выдох и Зевран закрывает глаза, заставляя себя успокоиться, хотя судорожно сжимающиеся на рукоятках клинков пальцы выдают, что ситуация давно вышла из под контроля. Эмоции преобладают над разумом, который сейчас не способен трезво оценить положение, в ушах эхом звучат слова: "знал ведь, что никому не сдался... хватило всего одного письма..."
Зачем?
- Да. - Зевран нарочно не смотрит в её лицо, боясь, что не выдержит и обязательно скажет все, что бурлит в душе. Нельзя. Не сейчас. Он разберется с этим позже. В конце концов, как бы там ни было, а он любит эту девушку, несмотря на предательство, и все то вранье. Он сам виноват, что с ним так обошлись. Он заслужил. Все правильно. Каждый должен платить по счетам. Вот только, как все происходило, в Денериме? Зевран напрягся, силясь вспомнить обстоятельства при которых его схватили и что в тот момент делала Адели и остальные "друзья". Вместо воспоминаний в мыслях воцарилась абсолютная темнота. - Я в порядке.
Он инстинктивно уклоняется от ее пальцев, не позволяя себя коснуться и почти физически ощущает её растерянность. Эльф и сам растерян. Он остервенело грызет губу и почти грубо хватает девушку за запястье, утягивая дальше по коридору. Надо выбраться отсюда. А потом... Потом он уйдёт. К дьяволу все эти клятвы, ничего они не стоят. Как и он сам. Горло сжимает противный ком, и Зевран скрипит зубами снова поддавшись черной злобе, ведь он как никто другой умеет накручивать себя. Хорошо, что в коридоре довольно темно и магесса не сможет разобрать выражение его лица, которое сейчас напряжено и перекошено.
- Да. Тень. Ты говорила. - Он и сам говорит отрывисто, сухо. Радуется, что хоть голос не дрожит. Где-то в груди шевельнулся лучик надежды, что все вокруг и правда выдумка, не имеющая ничего общего с реальностью.
Даже такому, как он хочется верить, что у него ещё может быть нормальная жизнь.
Очередная дверь оказывается странным проходом в другую реальность, ослепляющая таким ярким светом, что Зевран невольно закрывается рукой, выпуская пальцы Адели из своих. И это становится его ошибкой.
Когда свет погас, эльф с удивлением обнаружил, что стоит посреди просторной комнаты со множеством высоченных шкафов, уставленных книгами сверху донизу. Где-то слышатся голоса. Странно, они с Сураной только что были в темном коридоре тюрьмы и вдруг такая перемена. Однако вместо отчаяния он облегченно выдыхает - может, то и правда был сон и Адели не передавала его? Кстати о ней. Где она? Зевран растерянно оглянулся - девушки нигде не было видно. Злость схлынула, уступив место беспокойству. Он медленно пересек комнату с книгами, надеясь, что сможет хоть у кого-нибудь спросить, где находится. Увы, голоса хоть и звучали достаточно четко, увидеть их источник не получалось, сколько бы эльф не вертел головой.
Какое-то время он бродил по коридорам, заглядывая в каждую дверь, люди все-таки попадались иногда, только Зеврана они в упор не замечали, сколько бы к ним не обращался. Когда в очередной раз его обращение проигнорировали, Ворон разозлился и пихнул какого-то парня в спину. Тот пролетел несколько шагов вперед, стукнувшись лбом о шкаф и растерянно обернулся со словами: что это сейчас было? Зевран глухо зарычал, начиная терять терпение.
Завернув в очередной коридор с таким же количеством комнат, эльф толкнул первую попавшуюся дверь. И снова проклятые шкафы с надоевшими до демонов книгами. Только теперь что-то изменилось, будто рябь прошла по воздуху, и Зевран услышал голос, знакомый. Кто-то возился за рядом стеллажей, отгораживающих одну часть помещения от другой. Желая получить объяснения, он решительно шагнул за стеллажи и замер, уронив челюсть. Мужчина в храмовничьих доспехах бесцеремонно лапал девчонку и что-то подсказывало Зеврану - этой девчонкой была его Адели. Даже если она предательница, никто не имеет права касаться ее так, пока он жив. Подцепив пальцем увесистую книгу с ближайшей полки, Зевран прищурил один глаз и прицельно метнул источник знаний в затылок бесстыжему храмовнику, последний выпустил несчастную эльфийку и развернулся к тому, кто посмел помешать ему совершить задуманное.
- Руки убери. - Скучающий тон голоса и нахальная морда эльфа привела любовника-неудачника в ярость, он оттолкнул девушку и медленно двинулся к наглецу. Зевран поманил его пальцем, храмовник взревел, рассерженный таким нахальством, оскалился, повел плечами, разминаясь.
- Остроухий урод, ты знаешь, что я с тобой сделаю? - Здоровяк с воплем бросился на эльфа, норовя раздавить того, как разъяренный бронто. Зевран схватил еще одну книгу с полки и закрылся ею как щитом. Удар здоровенного кулака заставил его ноги подогнуться, но в следующий момент он подпрыгнул, смачно хлопнув его книгой по морде. На твердой кожаной обложке осталась слюна и кровь бедняги, который обескураженно замотал головой.
- Игра на очки. Храмовничий вой на луну. - Ворон усмехнулся, отступая назад и позволяя мужчине замесить кулачищами воздух. - Ты. Я. Романтика, правда?
- Я уничтожу тебя. - Шипит он, грохоча своими кулаками-молотами по импровизированному щиту. Однако ему это занятие вскоре наскучило, он присел уклоняясь и тут же выпрямился, нанося сокрушительный удар ногой в грудь, эльфа не слабо приложило спиной о стену, и пока он приходил в себя, храмовник вытащил меч. Игры закончились. Собственно, некоторые и не собирались играть по правилам. Кончик меча царапнул стену аккурат над головой Зеврана, который почувствовав опасность, в последний момент успел пригнуться. Кувырок через плечо в сторону и в его руках тоже оказываются оба клинка. Следующую атаку он сумел заблокировать, ловя лезвие в тиски и прерывая мощный замах. Храмовник нажал с такой силой, что эльфу пришлось отступить на шаг. Почувствовав свое преимущество, громила принялся теснить его к противоположной стене, намереваясь зажать в углу, где не останется места для маневров. Зевран отступал, все это время пытаясь усилить давление на вражеский меч, в надежде, что сможет переломить лезвие у рукояти. Сталь оказалась куда крепче, чем он думал. Еще один пинок, который Зевран остановил подставленной рукой, для этого пришлось выпустить меч из захвата, а оба клинка серебристыми рыбками проскользили по лезвию. Предплечье приняло на себя всю обрушившуюся силу, храмовник тем временем поменял опорную ногу, придавая ударной ускорение.
- Гх.. - Эльф согнулся пополам, упираясь ладонями в пол.
Вскочить он не успел. Противник снова пнул, на этот раз носок его сапога ударил чуть ниже виска и Зеврана отшвырнуло в бок.
- Слабовато, эльф. - Вскочил, перехватывая рукояти клинков поудобнее - даже падая Ворон не выпустил их из рук. - Смотри...
Он отступает назад, его пальцы сжимаются на горле девчонки, а на губах играет торжествующая улыбка. Зевран не знал, чего в тот момент во нем было больше: страха за ее жизнь, негодования, слепой ярости или жажды убийства. Наверное, всего сразу. Второй короткий меч со свистом рассекает воздух и, громкий вопль, больше похожий на рев раненого быка, вспугнул тишину библиотеки. Да, попал.
Зевран злорадно скалится, однако продолжить схватку им помешали появившиеся откуда-то товарищи ублюдка, дружным строем ворвавшиеся в помещение.
- Разорвите его на куски! - Фраза режет слух, в ней определенно что-то не так, но разбираться некогда. - Девка - маг крови!

+1

8

Безысходность.
Уислон выше на две головы и гораздо шире в плечах, и ему придавить к стене эльфийку вовсе ничего не стоит. И - он прав - любая её попытка использовать магию, чтобы защитить себя, приведет только к худшему результату.
Противиться храмовнику значило навлечь на себя его гнев, и Ирвинг ей не поможет: одно слово преданного слуги Создателя всегда весило куда больше, чем целая речь создания, которого Он магией проклял.
Хочешь сохранить рассудок - смирись, перестань сопротивляться, это ведь так бесполезно.
«Тебе не нужно бороться против того, что ты не можешь изменить», нашептывает сознание, и это кажется единственно правильным, представить, что это не её тела касаются ненавистные руки храмовника, что это не её душу липкими пальцами обхватывает жгучий страх.
Это кажется правильным.
Адели не может позволить себе не бороться.

- Не трогай меня! - голос взлетает на добрую октаву, пока она безуспешно пытается оттолкнуть от себя Уилсона. Она знает, что он не послушает, слишком увлеченный своим занятием. Она знает, что в глазах мужчины выглядит всего лишь слабой эльфийкой, и, святая Андрасте, так и есть - даже не смотря на всю её магию. Что людям эльфы, как не существа низшего сорта, годные только полы подметать?
Кто-то говорил, что в Круге тебя признают в первую очередь, как мага.
Для неё - тем хуже.
Магесса и эльф, к тому же. Двойная доза жидкого презрения прямо под кожу.
«Я не дамся!», яростно думает Сурана, уже готовая отшвырнуть от себя храмовника ударной волной; чувствует, как за стеной страха во всем теле накапливается мощь Тени, не согласной с подобным обращением. И девушка хочет, искренне, избавиться от рук человека под своей мантией - только вот он оказывается быстрее, и её оглушает «ударом», заставляя безвольной куклой опереться о стену позади.
Адели не чувствует магию, и сил в ней не хватит, чтобы бороться с опытным воином. Неужели это..?

Уилсон вздрагивает и оборачивается, словно кто-то его по голове оглоушил. Мгновение требуется магессе, чтобы понять, что удар был самый что ни на есть настоящий, и что больше они не одни в помещении: взгляд падает на светловолосого эльфа, которого она раньше никогда не видела в твердыне Кинлоха. Непохожий на тех магов-отступников, которых подчиненные рыцаря-командора приводили чуть ли не связанными, он был всё таким же наглым - или безрассудным, раз уж речь заходила о том, чтобы выводить храмовника из себя.
Но, кем бы не был незнакомец, его появление подарило Суране необходимую передышку. Покачнувшись, от толчка Уилсона, она вжалась в стену, во все глаза глядя на схватку. Подобное было запрещено, ведь кто в здравом уме пойдет на такое? Блондин был слишком не к месту среди высоченных стеллажей, слишком рьяно кинулся в бой, и вряд ли мог бы победить. Тяжелую храмовничью броню ни ядом, ни кинжалом не пробьешь, «и ведь он не до конца восстановился после дыбы».

Девушка замерла, словно громом пораженная. Воспоминания вновь возвращались, вызывая неконтролируемую злость в сторону демона, запершего их в своей ловушке. Сколько, Создатель его дери, можно издеваться над чужим сознанием, не давая добраться до остальных пленников?
Ответ напрашивался сам собой.
Она помнила этот день. Помнила, как никто так и не прервал Уилсона, помнила, какой грязной чувствовала себя после, истово пытаясь в ванной комнате стереть с кожи чужие прикосновения. Маленькая белобрысая шлюха, как приговор, о котором не узнал никто из близких друзей, и о чем она не рискнула сказать Ирвингу.
Такое ведь случалось. Первой она не была. Только с того самого дня избегала одиночества, как огня, то и дело норовя занять себя чем-то серьезным, или присоединяясь к другим ученикам. Всё, чтобы не попасться снова.
Мерзкий никчемный маг. Она оставила Круг позади. Смогла - и стала Стражем, спрятав свой кошмар на задворки сознания и сосредоточившись на чем-то более важном. Мор ведь был куда важнее храмовника, прочувствовавшего вседозволенность и позволившего себе...

Додумать она не может - захлёбывается яростью, и горечью, и обидой, и, когда рука в латной перчатке сжимается на горле, не может их сдержать в себе.
- Ты больше никогда не посмеешь..! - слова больше напоминают рычание разъяренного хищника, и эльфийка прижимает обе руки к голове Уилсона: магия в ней, магия вокруг неё, Тень - как один сплошной источник. Память не даёт пощады, вливается в срывающуюся с ладоней мощь чар, и Адели не слышит агонии в вопле мужчины.
Каждая разрывающая слух нота звучит, как освобождение.
Пустые, выжженные чистым электричеством глаза, больше не смогут примечать себе следующих жертв.
Храмовник падает, мёртвый, к её ногам, и единственной дилеммой становится вопрос, а не попинать ли тело напоследок. Останавливает только то, что он не настоящий, а соткан из её воспоминаний.
Отчего-то хочется найти его в реальном мире.
К демонам милосердие.
- Вы не тронете никого из нас, - аура волшебницы искрится, волна за волной накатывает на подоспевших рыцарей, а сама Сурана не уверена, кого имела в виду - себя и Зеврана, или магов в целом. На деле, ей плевать.
Твари должны умереть.

Эта, исковерканная, реальность не имеет ничего общего с миром смертных; здесь не действуют те же законы, здесь храмовничий «удар» не принесёт вреда. На губах эльфийки заиграла жестокая усмешка, когда она позволила магии чинить хаос: землетрясение, болотная топь, проросшие словно из ниоткуда ветви ползучих лоз - все это задерживало врагов на месте, не давая приблизиться к ней и антиванцу. С отчаянным, злым воплем, она послала шквал ветра на тяжелые стеллажи, заставляя их рухнуть, навсегда погребая под собой храмовников.
Но - этого не хватало.
Энергия вихрилась в пространстве, требуя найти выход, цель, жертву, что угодно, лишь бы вычеркнуть из памяти то, что её пришлось вновь вспомнить по воле демона. Сурана прижала к груди ладони, чувствуя, как по коже разрастаются кристаллы льда, вечного спутника и спасителя в моменты страха.
Ей нужно было забыть.
Жить дальше.
Убить кого-то.
Возможно, демона.
Эльфийка заставила себя сделать несколько глубоких вдохов, прежде, чем загнать магию обратно под контроль. Она сможет. Чуть позже. Когда найдет Алистера и Винн. Когда доберется до Праздности и засунет ему этот страх в глотку.

- Нам нужно найти лестницу, - хрипло срывается с губ, и Адели бросает взгляд на Зеврана из-под полуприкрытых век. Дать себе волю и поддаться эмоциям казалось так легко; ещё легче было возомнить, что она одна против отряда. Признать, что рядом все время кто-то был, кто видел, на что она способна и насколько опасна было куда сложнее.
Не смотреть в сторону того, что приняло вид Уилсона, оказалось настоящим испытанием на прочность.
- Я не знаю, почему, что я уверена, что нам нужна лестница. На следующий этаж, - уже более ровным тоном пояснила она, все же выпрямляясь и поворачиваясь к антиванцу. И хмурясь, по ставшей уже родной привычке отодвигая свои переживания на задний план: потом с ними разберется. - Ты... ты в порядке? Он тебя не сильно потрепал? И... - девушка зажмурилась, буквально выдавливая из себя слова. - ...как много ты видел?
Стражу нельзя быть слабой. Хватило уже - в пыточной камере Воронов, и ещё раньше, в комнатах чародеев, когда не смогла противостоять демону. Страж не может позволить себе не быть идеальной, ведь от этого зависят жизни.
То, что её в худшие моменты успел увидеть кто-то другой, никак не помогало.

Спросить что-то ещё у Адели не получается: завалы, учинённые ею, постепенно начинали шевелиться, грозя вернуть все проблемы в полной мере. А на это не было времени - и ещё меньше возможностей, ведь против щита мало что можно предпринять разбойнику, а она, маг, все ещё выглядела на свои семнадцать, и отпора силой дать не могла бы в любом случае.
Выбор и правда был невелик.
- Убираемся отсюда, - эльфийка схватила Аранная за руку, и тепло его кожи показалось обжигающим в сравнении со льдом, все так же покрывающим её ладонь. Обдумывать, как и извиняться или оттаивать, было не к месту - если весь вооруженный до зубов отряд настигнет их до того, как они смогут найти выход, доведётся им худо.

+1


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Incarcerated [DA:O]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC