capt. jack harkness michael wade wilson
oberyn martell margo hanson susan pevensie
Вот уже двадцать лет жизнь Клинта Бартона была разделена на две половины, которые всё это время существовали параллельно, практически не затрагивая друг друга. В одной он был раздолбаем с луком, на которого тем не менее каждый мог положиться в любом мало-мальски серьёзном бою, в другой же жизни он был примерным семьянином с идеальной репутацией...Читать дальше

Дорогие Таймовцы!

28.12.17 Мы поменяли дизайн! Внезапно, но почему бы и нет? Вопросы и предложения как всегда в тему тему АМС.
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьхочу кастакцияуход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицуТайм-on-line

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Por beber del veneno malevo de tu amor [Тайный Город]


Por beber del veneno malevo de tu amor [Тайный Город]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

POR BEBER DEL VENENO MALEVO DE TU AMOR
Yo quedй moribundo y lleno de dolor
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://render.fineartamerica.com/images/rendered/search/print/6.000/8.000/break/images-medium-5/romance-donna-tuten.jpg

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Сусанна и Сантьяга

Изменчиво

АННОТАЦИЯ

До разлуки была жизнь.
До жизни, - первая встреча, а до встречи слухи и домыслы.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Сантьяга (20-09-2018 23:14:41)

+2

2

Глава I
«Грандиозные стройки идут на местах больших разрушений»
[indent]В тот поздний вечер 1934 года, когда было вынесено решение малого совета, Сусанна любовалась начинающимся снегом.
В этом году ещё рано, но зрелище воистину завораживающее. И это совсем не то, как если бы смотреть на зарождающийся снегопад где-то в центре столицы. Здесь, на Лосином острове, всё казалось таким же прекрасным, как за городом. Что могло быть прекраснее Зелёного Дома? Люды очень гордились своим домом, его расположением, тонким очарованием, изяществом, столь характерным для его обитательниц - очаровательнейших женщин во всём Тайном городе.
Фата распахнула окно. Вихрь снежинок ворвался внутрь, с ним тревожная прохлада, пусть она надолго не задержится, зная капризный климат Москвы.
[indent]Сусанна задумчиво перебирала почти мгновенно тающий в руках снег. Перебирала и ждала. Ей нельзя удаляться дальше этой галереи - таково распоряжение королевы.
С гордостью - не без оснований одной из главных черт людов - женщина принимала столь простой и многим очевидный факт, что только отсутствие статуса жрицы отделяет её от присутствия на совете, на самом же деле она уже давно пользуется доверием и расположением королевы. И предмет обсуждения для неё совсем не тайна. Поэтому когда открывается дверь и прохладный тон одной из жриц приглашает её войти, Сусанна совершенно точно знает, какое решение было принято. Для этого даже не надо уметь предсказывать.
[indent]Утро выдалось прохладным, земля ещё хранила очарование вчерашнего снегопада. Женщина выскользнула из портала поодаль от оговоренного места встречи. Но это никому не бросилось в глаза. Во-первых, все взгляды были прикованы к красавице Сухаревой башне, которую сегодня, словно очаровательную ведьму, вели на экзекуцию. Образ был таким ярким, что не портили даже современные способы казни. Сусанна сморщила аккуратный носик, настолько неучтивыми, абсурдными казались новые, советские люди. Хотя выглядели они всё ещё похоже на своих предшественников. И это было второй причиной по которой фата осталась попросту незамеченной. Одетая, как многие другие, по последней постреволюционной моде, женщина слилась с толпой. Всё, что могло так или иначе выдать в ней «прекрасную незнакомку» было надёжно спрятано.
[indent]«Кто бы сомневался - навы прибыли первыми», - отметила про себя фата. Впрочем, учитывая, что всё происходящее было инициативой комиссара Тёмного двора, ничего необычного. Как и тот факт, что навы везде и всегда появляются первыми.
Прежде женщине не доводилось лицом к лицу сталкиваться со столь значительным лицом. Сами навы были редкими, но всё же гостями балов Зелёного Дома (а танцем с навом феи могли гордиться до следующего торжества и без устали пересказывать эту свою победу подругам), а вот увидеть комиссара предстояло впервые. И всё, что доводилось слышать о самом влиятельном (после Князя, разумеется) жителе Тёмного Двора (а заодно и Тайного города), не внушало уверенности в том, что их союз будет делом действительно дружеским.
[indent]К счастью для самой Сусанны, перебирать все известные факты о комиссаре сейчас было некогда. Особенно с той минуты, когда к ней присоединился немолодой мастер войны. Как и все чуды, Фредерик де Лье полагал себя замечательным собеседником и самым желанным спутником для любой женщины из дома Людь. Продолжая разглагольствовать о последних принятых решениях (начисто забыв о том, что с фатой разговорами такого уровня делиться не принято), Фредерик нехотя подвёл её к высокому представителю Великого дома Навь. «Вот сейчас он повернётся и...», - не успела она додумать мысль, в которую напрашивались самые противоречивые слухи о комиссаре. Де Лье посчитал своим долгом представить их друг другу со всей сурово-сухой торжественностью. Словно Сантьяга нуждался в представлении, а Сусанна была как минимум жрицей, чтобы удостоиться официального представления. Но эксцентричности чудам не занимать. Комиссар и фата удовлетворили старательного чуда обменом любезностями.
***
[indent]Они коротали время за разговорами, пока ретивые коммунисты выполняли свою работу. Фата то и дело оборачивалась на несчастную, словно забиваемый зверь, Сухареву башню. Залюбовалась и...пропустила первую часть рассказа чуда. «О чём же он говорил?», - пыталась уловить последние слова женщина, скрывая неприятную оплошность за вежливо-обворожительной улыбкой.
- Уверена, что справедливость восторжествует, Фредерик. Вы отстоите интересы Великого дома. - Что ещё нужно, чтобы гордый и честолюбивый чуд усмирил свои подозрения на её счёт. Улыбнуться и превознести мудрость им сказанного. Ну и быть из Зелёного дома. Очаровательным феям, фатам и жрицам суровые чуды прощали многое.
[indent]Совсем иначе обстояло дело с третьим собеседником. Высокий, складный, хотя и пожалуй, слишком худой, тёмноглазый, темноволосый нав - совсем другое дело. С этой внешностью хорошо вязались те самые слухи. Но все они один за другим разбивались во время их разговора. Сантьяга был совсем не тем, что о нём говорили. Поражённая этим открытием (но скрывающая это, разумеется), Сусанна не могла скрывать своей расположенности. Отнюдь не потому что нав был красив. Её пленила лёгкость его обращения, свобода поведения и суждений. Из всех присутствующих он был куда более естественным при всём контрасте с внешней обстановкой, чем сливающаяся с толпой фата или похожий на актера варьете мастер войны.
А ещё Сусанне хотелось услышать наконец его голос. Сантьяга говорил мало, предоставляя право заполнять тишину Фредерику, а от громогласного чуда рано или поздно могла разыграться мигрень. Как же хорошо, что речь шла о шасах - вассалах Тёмного двора. Если бы причиной конфликта были хваны, то де Лье считал бы себя в праве говорить без конца (впрочем, считал он так независимо от темы разговора).
- А что вы скажете, комиссар? Речь всё-таки идёт о ваших подданных. - Хотя фате менее всего хотелось продолжать конфликтную тему, лучше было обсудить то, что собрало их здесь. Обсудить до того, как причина их прибывания сравняется с землёй.
Сусанна не отвела взгляда на башню: вся была во внимании, ожидая ответа. Но прекрасно слышала, как та продолжает смиренно сносить удары.
Была в этом безусловная жестокость. Холодный, прагматичный расчёт, чем славились навы. Но женщина также высоко ставила интересы своего дома, как комиссар интересы Нави. Должно было позволить совершиться уничтожению потенциальной угрозы Тайному городу.
И это была не только жажда безраздельной власти, а вопиющая необходимость, если верить многочисленным легендам, которыми была овеяна Сухаревка. Что из них правда? Это был весьма занятный вопрос. А кому его задать, если не инициатору? Женщина улучила момент, позволив чуду закончить свою тираду в очередной раз. Сусанна поправила красную косынку, которая скрывала превосходные, на зависть пышные, светлые волосы. Скрывала, но позволяла сполна оценить игру кричащего цвета с её светлой кожей, пусть даже подёрнутой алым румянцем, после поигравшей со щеками прохладой.
А ещё она улыбалась. Улыбалась, но вовсе не напоминала кокетливую фею. Она наслаждалась открытием, о котором никому никогда не расскажет.
- Скажите, комиссар, а вы действительно верите? Во все эти истории о Сухаревой башне? - может быть теперь, коснувшись темы, напрямую затрагивающую его, она сможет услышать обстоятельный рассказ?
[status]и взмах её ресниц решил его судьбу[/status][nick]Сусанна[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2LpnK.jpg[/icon][sign]Лёгкий плен твоих рук
Тёмный плен твоих глаз
Это нежно до слёз
Это только у нас
[/sign][lz]СУСАННА, 35
ТАЙНЫЙ ГОРОД

Фата Зелёного Дома
[/lz]

Отредактировано Queenie Goldstein (06-10-2018 01:34:48)

+2

3

Десятилетия и столетия изучения челов, как отдельно стоящую семью не прошли даром. Не смотря на то, что самый крупный эксперимент по приручению господствующей расы был сорван масанами, нав не унывал, продолжая искать слабую сторону у тех, кто был мастером по самоуничтожению. Даже Азаг-тот, так активно помогающий челам, мог позавидовать их упорству и стойкости, что уж говорить про иные семьи. Челы уничтожали себя, убивали каждого, кто отличался от них, отринув магию, отдав предпочтения техническому совершенству, и при всем этом, продолжали развиваться, расти, совершенствовать свою паранойю. Челы удивляли, порой даже комиссара, который продолжал из века век свои атаки и попытки подточить устои, и, когда Азаг-тот добился своей кровавой революции, нав увидел шанс для реализации своего собственного плана. Одного из многих, по крайней мере. Сухарева башня давно была камнем преткновения, таящая в себе душу и магию, она, при всем при этом, была абсолютно недоступной жителям Тайного Города. Такого рода загадки его интересовали, и такого рода загадки заставляли черную и густую кровь нава бежать по венам быстрее. Сантьяга любил головоломки, а эта влекла его своей историей, своими тайнами, недоступностью. Разумеется, комиссар понимал, что придется делиться, но даже здесь, у него были свои козыри, главное, правильно разыграть партию и в этот раз.
Убедить новое руководство империи избавиться от пережитков прошлого оказалось проще, ведь они сами с жадностью, присущей шасам, набросились на историю, решив разом перевернуть величие страны и переписать все согласно своей правде. Сантьяга не вмешивался заняв позицию наблюдателя и выступил в самый правильный момент, чтобы внести поправки в план правления, и использовав свое красноречие, добиться желаемого, идя по самой грани договора с Пустошью. Узнай монахи, какие именно средства пустил в дело комиссар Темного Двора, договор был бы расторгнут, и нелюдям пришлось бы вновь столкнутся с инквизиторами, но этого не случилось. Пользоваться преимуществом положения нав всегда умел, а власть, которая объявила охоту своему Богу, лучший союзник, которого можно было пожелать.
День был назначен. Решение обжалованию не подлежит.

Возглавляя операцию по сносу башни, как среди челов, так и среди наблюдателей от Тайного Города, комиссар прибыл на место к началу событий первым, выдавая помощникам последние указания, и начиная один из самых масштабных и волнительных для тайногородских, снос здания. Непрерывное сканирование местности, высший запрет на любого рода магию, и непрекращающийся контроль. Плотное кольцо энкавэдэшников, что смотрели на челов с ненавистью и сжимали в руках винтовки с примкнутыми штыками, направленными на тех, кто пришел посмотреть своими глазами на снос башни. Они возмущены, даже внушительное расстояние до простых обывателей не глушит их возмущения, идеальный слух мага ловит каждую их ноту. Но наву все равно. Он слишком уж привык получать то, что желает. А душа этой башни ему была особо желанна. К тому же, темный считал, что челы сами выбрали это, сами предпочли иметь влиятельных недругов, сначала подключив инквизиторов, а после разделив ненависть гиперборейского вождя, устроив переворот в собственной стране, едва не захлебнувшись кровью. Это семья мастерски вела войну с миром, с природой, с магией, но ничего практически, не понимала в теории мира и его фундаментальных основах. Нав это знал. Чтобы уметь вести за собой армию и уметь воевать, нужно ценить мир и покой. Сантьяга это понимал, и поэтому, наблюдая за подготовкой сноса, не переставал работать, изучал окружающих, строил свои планы. Это для  Фредерика де Лье, мастера войны, высшего боевого мага Великого Дома Чудь, или для очаровательной и прекрасной Сусанны, фаты Зелёного Дома, он был таким невозмутимо-спокойным, как и для ходящего магического дозора, состоящего из лучших магов от трёх домов. Стоя в сером костюме, с неизменно идеальной укладкой и любимым купе за спиной, темный смотрел вперёд, чтобы не упустить не одну деталь. Вот, челы набросились на Сухареву башню, как изголодавшиеся шакалы набрасываются на жертву, и впились в ее холодные стены, перекрытия, руками, кувалдами и топорами, разрушая собственное наследие, свою историю, свое прошлое. Ему, как преданному представителю Темного Двора, такая кровожадность челов была искренне и крайне неприятна. Он сам готов был впиться в глотку любому представителю любой семьи, но, только во благо и процветание Нави. А вот так, уничтожить собственную историю, лишить себя прошлого и, возможно, будущего, для Сантьяги это был нонсенс.
Именно желание отвлечься от неприятных мыслей было тем, что заставило темного сосредоточится на рассказе де Лье, который с присущим рыцарям Ордена рвением пытался завладеть вниманием молодой и красивой фаты, чью особенную и естественную красоту комиссар отметил при первом же знакомстве, что и состоялось здесь, у наблюдательного пункта. Сусанна показалась ему не такой как остальные фаты, не столь высокомерной, стремящейся демонстрировать свое превосходство над мужчинами, как классом, но при этом она излучала ту внутреннюю силу, уверенность и спокойствие, которые не оставляли равнодушным ни одного мужчину. По крайней мере Сантьяге хватило лишь беглого взгляда, чтобы поставить ее в один ряд с великими женщинами. Сусанна притягивала мужское внимание. Это можно было понять по тем взглядам, которым одаривали фату другие мужчины, по тому, как Фредерик надрывался, стремясь произвести впечатление, а юные рыцари, оказавшись рядом, стремились задержать на ней взгляд. Темный видел и то, как челы реагировали на нее, видел в их глазах невысказанное: скованное за многочисленными запретами партии, империи, слабости и ненависти. Нав замечал больше, чем стоило бы видеть, и не наблюдал в этом и толики дискомфорта.
— Темный двор уже три тысячи лет…
Начал комиссар повернув голову к фате и на чистом упрямстве и автомате закончил фразу, не позволив даже намеком выдать себя. Это смело можно было назвать любовью. Пожалуй, именно это чувство он испытывал к каждой, с кем хотел бы разделить вечность, но, знал, что это было наивным желанием. Сусанна, с такого расстояния, одетая согласно грубой моде челов этого времени, была прекрасна. Ее светлые волосы скрытые красным платком, ее ярко-зеленые глаза, улыбка полная любопытства и озорства. Она была похожа на зверька, полного желания покорить огромный и жестокий лес, который простирался перед ним. Она была похожа на самую прекрасную из загадок, которую он захотел решить. И ее вежливая улыбка, ее ясный взгляд, чуть приоткрытые губы, тонкая прядь волос, что выбилась из под косынки, и даже грубая кожаная тужурка, стянутая на тонкой талии ремнем не портила ее, а наоборот, добавляли ей шарма. Глядя на нее, темный отчётливо понимал, что никакая скорость режима и правила не писаны для такой женщины. Будь подобное вообще уместно, он признался бы, что в представительнице Зелёного Дома увидел родственную душу. Но, такое невозможно для комиссара Темного Двора. Смотря на нее не больше времени, чем положено по этикету, мужчина отчетливо понял, что хотел бы продолжить знакомство с ней. Исключить из трио наблюдателей мастера войны, слишком резкого на некоторые обороты речи, слишком не понимающего порой намеков, и оставить только ее. Увезти подальше от этой суеты, напряжения, что витало в воздухе, увезти от пыли Сухаревой башни, и продолжить знакомство куда в более приятной атмосфере, за бокалом вина, где ей придется расстаться с грубой тужуркой, где она сможет подобно птице расправить крылья. Он ещё не был готов назвать ее своей, но хотел провести хотя бы вечер, наблюдая за магией природы в виде первого снега.
— Очаровательная фата. Вы позволите мне так называть вас?
Он выжидающе замер, внимательно следя за ее глазами, за тем как на красной косынке замирали снежинки, и ждал пока дама скажет свое слово. Нелюбимый многими, он прекрасно осознавал свои преимущества и давно перестал обращать внимание на ненависть других Великих Домов. Каждый из тех, кто слал проклятия в его адрес, прекрасно понимал очевидное - комиссар Темного Двора был хитрее и умнее, и во все времена интересы своего дома ставил выше иных. Его не любили, но им были очарованы многие, так что, сейчас, вежливо замирая, он ждал, пока женская сущность возьмёт верх над той ненавистью, что тщательно вкладывается в светлые головы фат и фей. И получив согласие лишь вежливо улыбнулся в ответ. Первый шаг уже сделан, и рыцарь понимает, что снова стать и благородство проиграли темным чарам франта в сером костюме.
- Уверен, Черная Книга не сказки. Так или иначе, но когда я сообщил, что сумел убедить коммунистов сломать башню, все Великие Дома прислали сюда своих наблюдателей, - добавил он чуть помедлив с ответом, словно подбирал правильную формулировку своим мыслям, как будто вспоминал дела минувших дней. — Очаровательная фата, какие именно слухи о Сухаревой башне вы считаете выдумкой?
Он едва заметно улыбается ей, ее лучистым глазам, ее очаровательной улыбке, и легко скользит взглядом по окрестностям, словно, предчувствуя возможные осложнения. Сейчас, внимательно слушая фату Зелёного Дома, ворчание де Лье находил почти очаровательным, уважая возраст рыцаря и его прожитый век. Но все равно, Сантьяга не менее внимательно пробегает взглядом по челам, лишь визуально изучая их, чтобы не мешать сформированному отряду Тайного Города проводить сканирование местности. Что-то в волшебстве этого снежного вечера ему кажется чужеродным, неестественно замершими в ожидании. И дело вовсе не в разборе башни, которая многие годы была для них недоступной.

+2

4

[indent]Его голос ласкал её слух. Разве удивительно, что он привлекал к себе внимание? И непросто привлекал. Становилось очевидным, что все интриги проходили через этого нава или рождались в его голове. Он умел подчинять себе окружающих, вкладывать в их головы свои мысли. Но пленило девушку не только это. Мысли его были верными, фразы лёгкими, порой беспечными, но неизменно мудрыми. Вот что поразило и приковало к нему внимание фаты. Красивых мужчин она видела часто: они нередко боролись за её внимание. Да, от исключительной навской привлекательности невозможно было отвести взгляд, но зеленоглазая смотрела в непроницаемые чёрные глаза и видела в них...как можно было бояться этих глаз? Ей стоило усилий оторваться от этого взгляда. Да, в нём плещется Тьма, что стала матерью Великому Дому, как поговаривали обыватели Тайного города, впрочем, и сами Навы не скрывали этого, а это, признаться, дорогого стоило, учитывая общую скрытность обитателей Цитадели.
Им даже перестал мешать пытавшийся прежде вмешаться прежде Фредерик. Они были окружены "людьми нового склада", знакомыми лицами обитателей Тайного города и вместе с тем видели только друг друга. И когда она заговорила, слова фаты были вновь обращены исключительно к комиссару. Это было невежливо по отношению к мастеру войны, но разве имело какое-то значение теперь, когда неясная, необъяснимая никакой магией эмпатическая связь натянулась между ними тонкой нитью? 
- Думаю мне будет приятно подобное обращение. - Девушка снова улыбнулась, ловя в тёмных глазах нечто абсолютное незнакомое ей прежде. Разве кто-то раньше смотрел на неё так?
[indent]И этот взгляд сейчас, в эти часы, принадлежал ей безраздельно. Удивительно, что после пережитого поражения они сидят здесь, в человском ресторане, едва обращая внимание на изысканную, совсем не рабочего класса еду, на тарелках перед собой. Они снова видят только друг друга.
Собеседники не касались этой темы, но Сусанна была уверена, что Сантьяга не так спокоен как может показаться на первый взгляд. Он вынашивает план, теперь, когда Чёрная книга пропала, для него, комиссара Тёмного двора, его живейшего ума, нашлась новая работа. Конечно поползут слухи о том, что нав затеял это всё неспроста. Что ж, пусть говорят. Сусанна искренне желала, чтобы именно он её нашёл. Не взирая на то, что челы формально были их вассалами. Королева Светорада была бы довольна получить в свои руки такую победу, но по праву она должна принадлежать дальновидному наву и действовать, закусив удила, Зелёному Дому не стоило. Значимый артефакт, человский, но он не стоил войны между Великими Домами. Так или иначе Тёмный двор, получив в свои руки Чёрную книгу, выпустил бы официальное заявление, пусть навы и говорят лишь то, что считают выгодным. Но пока рано делить шкуру не убитого медведя, даже если это всего лишь человская ведьма, она ещё не попала в сети Великих Домов.
Сусанна знала, что такие заявления не входят в её компетенцию - она всего лишь фата - и отлавливать даже своего вассала ей не позволят. Но любопытство зеленоглазой ведьмы было столь сильно, что девушка не смогла устоять от соблазна. Даже если она одна из десятков фат, которых видел комиссар, с каждой ли из них он готов был продолжить разговор?
- Чёрная книга похищена, это большая потеря для Великих домов. Непредвиденные расходы и, полагаю, трудности. Если челы смогли изобрести что-то настолько мощное, ещё не значит что их потомки умеют обращаться с таким наследием. - Крепкий кофе безнадёжно остыл, девушка рассеяно смотрела на вращающуюся в чашке ложку, но также ловко вытащила её, чтобы не привлекать внимания официантов к поистине игрушечным всплескам магии (куда сложнее было замаскировать обращение образа "советской гражданки" в изящное зелёное платье, даже при полном отсутствии свидетелей всплеск мог вызвать вопросы у вездесущих жриц, которые приказали ей вернуться сразу же по завершении операции). - Но только что мы лишили челов ещё одного их достояния - башни. Теперь им остаётся только передавать потомкам легенды. - девушка снова задумалась. - Времена меняются, Сантьяга, что будет, если когда-нибудь эта империя рухнет и придут другие челы? Те, которые захотят восстановить свою историю. Или построят что-то новое. Чтобы не говорил наш мастер войны, среди них есть сильные маги. Амбициозные и сильные. - фата снова  смотрела в глаза наву. Снова и снова ловила себя на мысли, что этот взгляд способен не только уничтожить. Ловкое, яркое воображение уже рисовало девушке эскиз нового зелья. У него ещё не было названия, но ведьма представила как варится в её маленькой лаборатории нечто такое же завораживающе-тёмное, интригующее в своих свойствах. И столь же ароматное. Она не могла не только отделаться от очарования этого взгляда; витавшее облако причудливого аромата не отпускало её чуткое обоняние. Но она не могла злиться за то, что здесь и сейчас этот "несносный франт" вскружил ей голову.
[nick]Сусанна[/nick][status]и взмах её ресниц решил его судьбу[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2LpnK.jpg[/icon][sign]Лёгкий плен твоих рук
Тёмный плен твоих глаз
Это нежно до слёз
Это только у нас
[/sign][lz]СУСАННА, 35
ТАЙНЫЙ ГОРОД

Фата Зелёного Дома[/lz]

Отредактировано Queenie Goldstein (16-10-2018 10:51:13)

+1

5

Интуиция и на этот раз не подвела нава. Едва он закончил изучать окружение, словно стремящийся поймать единственно верную в данный момент времени, вариацию будущего, произошел магический всплеск, слишком близко от черного хода в башню. Маги кинулись вслед, только защита всё еще надёжно охраняла секреты Шотландца. Слишком умён был он, слишком хорошо знал нрав Тайного Города, чтобы позволить хотя бы одному из них войти в свое хранилище. А, челы, работающие на Тайный Город не находили ничего. За всплеском последовали попытки магов проникнуть, но тщетно. Внутри разгорался пожар, челы спешно покидали башню, а черные глаза нава вцепились в строение, старательно ища источник, изучая он не забывал отдавать распоряжение. Усилить охрану у выхода, тщательно следить за передвижением огня, что лизал каменные стены башни изнутри, окрашивая в копоть и гарь. Он ждал, и ожидание нава были вознаграждены. Пусть, и не так, как того хотел комиссар, диаметрально противоположно, но, и отрицательный результат был результатом, который давал новую пищу для ума.
Через пару минут, после начала пожара душа покинула башню. Взгляд темного перестал напряженно вглядываться в тени, потому что он понял. Первый понял то, что дошло с опозданием до очаровательной фаты и чуть ворчливого рыцаря, — башня пуста. Теперь, туда мог войти любой нелюдь. По крайней мере мог постараться. Это значило, что они не до конца изучили ее, что-то упустили, позволила Книге скрыться. Это означало начало новой охоты, новых поисков. Пожалуй, Сантьяга был вполне не против перелистнуть эту страницу истории. На этом, можно было расходиться. Работа завершена, можно заняться личными делами. А, личное, в этот раз было самим очарованием, любопытством и женственностью.

Это только  н а ч а л о  игры,
Будто вниз головой летишь
Потому будь внимательнее,
Выбирая себе фетиш.

Пересекая один из центральный проспектов города, Сантьяга уверенно вел спортивное купе, что одним своим видом бросало вызов серой моде равенства и равноправия в империи. Он привык быть собой, привык во все времена заявлять о себе, и новая мода челов на убогую палитру экономии никогда не нашла бы в его сердце отклик. Он везде очаровательную фату туда, куда в тайне от всего мира приглашали заграничных послов главы нынешнего правительства, чтобы убедить соседей по континенту в своем достатке, в своих возможностях и силе. Их возили только по центральным улицам города, по которым, в этот вечерний час, вещи свою спутницу и комиссар Темного Двора, уверенно держащвий курс в обход любому из заведений концов. Он мог отправится в “Ящерицу” где Сусанне и ему, по-отдельности и вместе был бы оказан лучший прием, но, на утро, новости Тиградком пестрили бы заголовками, а слухи переполняли бы каждую компанию. Сантьяга знал это, хотя бы потому что, вез фату не просто поужинать, у него была цель, а эта цель не терпит посторонних глаз, где каждый житель Тайного Города, так или иначе отвлекал бы внимание представителей Великих Домов. Поэтому комиссар решил отвезти фату не в заведение концов, он выбрал лучший ресторан челов, где обедать позволить себе мог только крайне состоятельный гражданин империи, имеющий, к тому же, немалый вес в обществе.
Их оставили одних, подав лучшее вино, вкуснейшие закуски, а после и основные блюда. Красивую пару решили не беспокоить лишними вопросами, понимающе отстранившись, как по волшебству, хотя ни фата, ни комиссар не прилагали к этому никаких усилий. Просто, челы проявили благоразумие, оставляя мужчину в компании с женщиной. Приглушенный верхний свет, светильник имитирующий заданную свечу, приятная музыка доносящаяся из колонок, скромный букет васильков на центре стола, словно наивная и робкая попытка определить границы ее и его территории, и маленькая черная пирамида рядом с прозрачной вазой цветов, чтобы никто не мешал, чтобы никто, не приведи Спящий, не отвлекал. В случае необходимости, он позовет официанта сам, когда они решат попробовать десерт, комиссар привлечет внимание официанта, который нет-нет да кидал заинтересованные взгляды на пару. Ему ведь так было любопытно. Сначала, кто они и откуда, если он, работающий здесь не первый год, успел повидать разных человека. Руководителей и тех, кто пониже рангом, актеров и режиссеров, балерин и лучших художников империи. Он видел их с избранниками из простого народа, которые озираясь по сторонам, робели делать заказ, оставляя выбор за тем, кто их приводил сюда. Он повидал разных, трезвых, что красноречиво рассказывали про великое будущее, и пьяных, что выдавали самые сокровенные секреты. Он видел разных, но такую пару ему ещё не доводилось обслуживать. Франц в сером костюме был ему совершенно не знаком, лишь единожды он наблюдал его в этом ресторане, за столом за которым не смеши громко говорить и в тот вечер не курил никто. Но, тогда он не узнал его имени, а потом более не видел. Он не видел женщину такой очаровательной красоты, хотя считался знатоком каждой прекрасной дамы в этом городе. Официанту было до смерти любопытно, кто сегодня посетил их ресторан, почему ещё тогда к брюнету прислушивались, а теперь не смеши ослушаться, хотя, он не отдал ни одного приказа, лишь мягким голосом предложил своей спутнице выбрать ужин. Ему было слишком интересно, но сколько бы он не делал попыток подойти, подслушать, его ждали обрывки ничего не значащих фраз, звуки, что невозможно было сложить в слова, а из них вытащить суть. Навский оберег работал идеально, поэтому любопытство официанта так и осталось неудовлетворенным.
— Очаровательная фата, — нав обворожительно улыбнулся, понимая к чему именно ведёт его спутница. — Челы старательно уничтожали своих магов на протяжении веков, не говоря уже про времена Инквизиции, когда они убивали целые семьи, прерывая великие родословные. Не удивительно, что среди них есть сильные маги, это их умение выживать.
Темный подцепил пальцами чашечку с черным кофе и сделал глоток. Остывший напиток имел свою не передоверяемую гамму вкуса, которую нав ценил так же высоко, как и аромат свежезаваренного кофе. Он вообще ценил красивую жизнь, умел ее жить так, что слишком многие завидовали, но, сейчас, его интересовал не кофе, он буквально превратился во внимание, ловя каждое слово фаты. Она была прекрасной, от светловолосой макушки, до кончиков пальцев, с которых срывались искорки магии, зеленой магии дома Людь, а ее очаровательная, почти невинная улыбка делала подобные "невинности" сплошным очарованием, так что темный закрывал на это глаза. Он слышал ее слова, отдельно вслушиваясь в улыбку, во взгляд и в голос. Сусанна обладала очаровательным голосом, о котором можно было сложить не одну легенду. Впрочем, челы уже преуспели в этом. Правда, они считали, что лишь русалки обладают магией влечь голосом, как же они порой ошибались. Вот, перед ним совсем не русалка, просто фата Зеленого Дома, а он уже готов слушать ее вечность.
- К тому же, вы сами сказали, времена изменчивы, очаровательная фата. Тем, кто придет следом за империей воздвигнутой на ненависти и благодаря стараниям Азаг-Тота, придется, для начала, научить свою цивилизацию думать не только о собственной выгоде. Боюсь, этот день наступит не скоро, так что не стоит пережить о том, что через пятьдесят или сто лет Тайному Городу кто-то предъявит счет за помощь в разрушении башни. К тому же, в их документах нет ни одного следа, способного привести в город, - последнее он выделил голосом, давая понять, что именно подразумевает. Правила, которые они так хорошо выучили, скрытность, которой владели не хуже хванов. Величайшие когда-то расы, что теперь скрывались среди тех, кто о магии читал лишь в своих сказках.
- Вы верите, что челы однажды расправят плечи, перестанут губить планету, убивать друг друга без причины и вернуться к своим корням? Сусанна, мне было бы интересно услышать ваше мнение, не как той, чьей вассальной семьей являются, формально, челы, а как фаты, той, которая была рождена магом.
Сантьяга на этот раз отпил глоток красного вина, не сводя взгляда с зеленых глаз фаты, и поставив бокал на стол, замер, ожидая ее ответы. Ему и правда было интересно, что скажет маг, которой довелось уже понаблюдать за стремительным разрушением истории, за тем, как челы старательно тянулись к технологическому развитию, науке, вновь и вновь отвергая магию, считая ее лишь сказкой.

+1

6

[indent]Зелёный подол струился по полу, словно пытаясь захватить всё пространство, неизбежно привлекал внимание снующих мимо официантов и завистливые взгляды официанток. Ещё бы! Им, за пределами этого роскошного места, лишь серость империи, которую они со всей человской горячностью и безрассудностью называют ожившей мечтой о всеобщем равенстве. Только обидно и сложно признаться вслух, что равенство это серо-безликое. Мужчины со всей предупредительностью останавливались и обходили, женщины же - о, она чувствовала это! - мечтали проткнуть острыми каблучками.
Но девушка не могла не признать, что это самое разумное решение. В любом из заведений Тайного города их бы уже окружили жадные до сплетен журналисты «ТиградМедиа». Нет, она просто не хотела с ними встречаться: на острый язык фата не жаловалась, но вот обсуждать поражение в прессе раньше времени не хотелось. А уж увидев их вдвоём, Карим Томба незамедлительно бы пустил в ход всю остроту своего пера.
На самом деле, будучи откровенной с самой собой, Сусанна признавала, что сегодня ей вообще никто не был интересен - ни снующие челы, ни разгневанные её задержкой жрицы, даже поражение в конце-концов перестало казаться настолько обидным. Единственный в Тайном городе, в любом уголке и за его пределами, был сейчас интересен ей. Живой ум требовал и получал развенчание мифов о знаменитом комиссаре, чья легендарная неприступность и замкнутость сейчас были просто слухами, а вот знаменитое воспитание - дурман-трава в период цветения. А самолюбие, гордость и кокетство - природные качества очаровательных обитательниц Зелёного дома - его внимания. Он был лучшим образцом воспитания (таких в империи не встретят больше полусотни лет), а она - очарования. Челам большего и не нужно было, чтобы с восторгом взирать на них. Даже немного жаль, если такую красивую пару примут за сумасшедших. Ведь они ни слова не могут разобрать.
[indent]Фата с сожалением проводила стайку служащих: когда придёт время, от этой расы останутся лишь несколько десятков, может быть сотен достойнейших, нашедших укрытие в Тайном городе. Кто придёт на их место? Как скоро? Но пока челы в расцвете, с ними следовало считаться, приспосабливаться и при этом не забывать отбирать лучших. Ей следовало учиться этому у королевы, если планы останутся неизменными. Глупа та фея, которая не хочет возвыситься до королевы. И Сусанна, будучи в шаге от титула жрицы, не была исключением. Даже обузданная гордость позволяла ей высоко летать, закрывать глаза и мысли от посторонней зависти.
[indent]Всё, что говорил Сантьяга, было таким простым и понятным, но сам факт этой беседы даже обыденным вещам предавал новый статус - откровенности. Казалось, комиссар не смотрел на то, в каком, относительно его собственного, положении находится собеседница. Очередной развенчанный миф. Он просто не может не пленить этой своей прямолинейностью и обходительностью. Наваждение пройдёт, а она сделает всё, чтобы об этом никто не узнал. Хотя, что может быть прекраснее, сказать, гордо вскинув голову, что она провела время с «проклятым навом» так, как ни одной из Зелёных не снилось? Улыбка играла на её губах, не выдавая никакого определённого повода. Возможно, впервые Сусанна была рада своей ошибке.
[indent]Фата не обращала внимания на то, что их обследуют заискивающими взглядами официанты. Ей стало даже жаль этих вышколенных челов: в конце-концов речь шла о них, а им даже не суждено об этом узнать. Но чувствительность подсказывала волшебнице, что здесь потенциальные вассалы не обитают. Значит пусть продолжают делать свою работу. Полагать, что здесь прячется новый хранитель Чёрной книги было также смешно - слишком большая удача, обладание которой им ни за что не простит Великий Дом Чудь.
- Не исключая правоту ваших слов, я, тем не менее, склонна думать, что безопасность, обеспеченная заблаговременно, лучшее, что могут главы Великих Домов сделать для себя и своих вассалов. «Ведь всем, кроме навов приходится думать о том, что оставлять своим приемникам», - не без лёгкой зависти думала ведьма. Это был не самый подходящий момент, но фата совершенно точно знала, что подобная мысль всегда была и будет в умах Чудов и Людов: сменится не одно их поколение, а Тёмный Двор по-прежнему будет возглавлять Князь, а комиссаром останется Сантьяга. Если конечно не случится война, но даже самые разоряющие войны оставляли их в живых. И даже испытывая эту обоснованную, такую предсказуемую, зависть, Сусанна не теряла ясности ума и не переставала улыбаться.
[indent]Тем более что разговор приобретал очень интересный поворот. Значило ли это, что разговоры внутри Дома расползлись за его пределы и теперь...нехорошее предчувствие на несколько коротких мгновений сжало сердце девушки. «Сантьяга узнаёт всё прежде, чем ты успеваешь додумать свою мысль», - пронеслось в голове. Фата не позволяла себе развить её дальше, иначе это означало бы конец такого хорошего вечера, где она будет держать хорошую мину при плохой игре. Этого не хотелось. Просто не могло быть так, чтобы один из слухов в это прекрасное время стал правдой. Заметил ли комиссар перемены? Зелёные славились своим очарованием, могли любому и без морока отвести глаза. Но перед ней не «любой».
[indent]Как бы там ни было, а комиссар продолжал беседу так ровно, что можно было счесть очарование прошедшим и с ним верным средством. А потом девушка вновь увлеклась. Гордая дочь Люди не могла не нежиться в лучах такого внимания. Что ж, даже если он уже наслышан о мыслях королевы, пусть привыкает вести диалог с её наследницей.

- Это же сущие дети. Они не в состоянии обидеть и мухи.
- Дети как раз часто обижают мух.

- Челы проявляют жестокость, фанатичность, свойственную всем столь юным расам. Они жалуются на неуправляемость своих детей, когда те растут, не подозревая, что сами являются теми же детьми для нас. - собеседница на некоторое время замолчала, взвешивая слова. - Когда приходит время умирать, многие вспоминают о том, как были детьми. Думаю, челы не исключение. - да, не самый утешительный вывод, но это правда. Только сколько придётся ждать, сколько принести жертв? - Для того и существуют избранные - с разным потенциалом, но они есть. Придёт время и они уйдут в город, чтобы стать его частью. Никто не может сказать когда, но кто оспорит то, что это произойдёт? Убежище здесь найдут только избранные. Но разве нас самих так уж много? История развивается так уже ни одну тысячу лет, и даже мы не в силах изменить это. Опытом Великих Домов доказано, что даже считающиеся мёртвыми народы могут вернуться.
   Девушке хотелось продолжать говорить с навом о таких фундаментальных вещах так просто и понятно, так легко, что кажется нереальным, когда собираются главы Великих Домов. У них никогда не бывает спокойных советов. То знаменитая холодность королев Зелёного Дома, то горячие головы Великих магистров Ордена. Неизменным остаётся лишь спокойный, как тьма, Князь и его комиссар.
Фата едва отводила взгляд от собеседника, чувствуя себя всё увереннее и свободнее в его обществе. И дело было не только в её врождённых особенностях чистокровной ведьмы Зелёного дома. Сусанна ждала без страха, но с любопытством игрока, впервые севшего за стол большой политики.

[nick]Сусанна[/nick][status]и взмах её ресниц решил его судьбу[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2LpnK.jpg[/icon][sign]Лёгкий плен твоих рук
Тёмный плен твоих глаз
Это нежно до слёз
Это только у нас
[/sign][lz]СУСАННА, 35
ТАЙНЫЙ ГОРОД

Фата Зелёного Дома[/lz]

Отредактировано Queenie Goldstein (16-10-2018 18:23:14)

0


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Por beber del veneno malevo de tu amor [Тайный Город]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC