capt. jack harkness michael wade wilson
oberyn martell susan pevensie steven rogers
Это была... тяжелая ночь. Будем честными. Питер устал. Он вытащил из колонизации мелкую и лающую собаку, которая умудрилась сломать три лапы из четырех. За этот подвиг он был вознагражден укусом, чуть ли не за нос (стыдно, но спасла маска), но обошлось запястьем. Неприятно, но это еще терпимо. Ибо хозяйка питомца не обошлась с ним строго (начала лупить сумкой, думая, что это он навредил ее “любимой собачичке), а затем лишь как-то странно на него смотрела, но поблагодарила. И за это спасибо! Он же не единственный герой, ну, хей. Читать дальше

Дорогие Таймовцы!
04.12.18 Очень большое обновление правил по маскам и вторым ролям. Читать тут.
30.10.18 Появились дополнения в правилах и банке, а так же подводим итоги большого кроссворда в честь Дня рождения Тайма!
28.12.17 Мы поменяли дизайн! Внезапно, но почему бы и нет? Вопросы и предложения как всегда в тему тему АМС.
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьхочу кастакцияуход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицуТайм-on-line

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Вслед за смертью [DC Comics & Hellboy]


Вслед за смертью [DC Comics & Hellboy]

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

ВСЛЕД ЗА СМЕРТЬЮ
"Не ходи по дороге из сладостей..."
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://funkyimg.com/i/2KmMr.jpg

Там на неведомых дорожках,
Забытый дом в крови гниёт.
Качается он на курьих ножках,
А в стенах ветхих смерть всех ждёт.

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Jason Todd (Red Hood), Hellboy

17-20 ноября 2017г. | Россия, деревушка Белая Гора где-то в Сибири.

АННОТАЦИЯ

Деревня Белая Гора всегда славилась здоровыми жителями. Говорят, что они всегда дружили с природой и придерживались старых традиций.
За последний год население деревни резко сократилось. Взрослые болеют доселе неисследованными болезнями, а дети и вовсе пропадают из собственных постелей под покровом ночи.
Что-то зловещее скрывается в Тайге, что-то питающееся горем и болью...

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+1

2

[indent]Однажды утром ты проснешься с горьким привкусом осознания. Новый день как новый шаг в бездну, когда улыбаясь, бьешься головой о стену, радостно отплевываясь кровью, раскраивая череп и воспевая судьбу за неслыханную блогосклонность. Жизнь это не высшая материя вознесенная априори существующих ценностей, это как опорная точка в дальнейшем плавании, где бурная река не станет жаловать личное хочу. Был рожден, получи отведенную порцию ударов. Не выдержал, покачнулся или же упал, значит сдохни, не скули, заткни свой грязный рот и не проси никого о помощи. Все кончилось. Радуйся, что в этом шоу не будет продолжения. Если не смог выстоять однажды, не сможешь никогда. Я выстоял, но разве это важно? Глядя на сучье бремя существования, у висков кружит смутное желание приставить к горлу ствол и нажать на курок. Грязь как истинное кредо живущих, бесновато отплясывающих в синем дурмане. Нет, не сумашедший. Излишне убеждать себя в несуществующем лишь потому, что я такая же тварь не способная изменить течение, недостаточно сил чтобы мокнуть систему в дерьмо? Или же всё-таки попытаться встать после удара? Выбираю второе. Будет весело.
[indent]Долго пришлось бежать, прежде чем правительственные шакалы пустились следом. Слишком скучно оставаться на волне этой вселенной, внушая самопровозглашенным вассалам, что всё движется в точности по плану. Их так называемые планы как битое стекло, высыпанное в дорогие ботинки от кардена. Влиянием моды забит кол обязательств, должен идти вперёд ровно, сука, и упаси тебя всевышний качнуться, отступить, перестать улыбаться. Откуда мне известно? Попробуйте отказать ее величеству реальности, как спустя секунду привяжут к столбу стоящему на пути локомотива. А в личном деле пункт причины припишут как самоубийство. Подобная афера ожидает каждого заносчивого мудака положившего на сводки правил скромный болт. Угадайте, кто попал в список немилости, неоднократно ебав слово всея сущности мира сего?
[indent]Двое суток в изоляторе, сутки в дороге, здравствуй новый номер люкс с долгим пергаментом местных уставов. долгим пергаментом местных уставов. Как получилось, что я примерил браслеты? Долгая история. Посодействовали так называемые герои, горстка пидоров со смазливыми мордашками, коим общество выдало разрешение стать вестниками правды и справедливости. Стая таких же продажных шлюх, ничем не отличающихся друг от друга. Им проще посадить выскочку с ножом за решетку, нежели признаться в собственной ущербности. Так и случилось. Началась охота. Начало положил я, выступив в протест предупреждения заткнуться. Я не смогу изменить мир, но примером стать для других – вполне. Никто не давал мне права карать, как и каждому из них. Это мой выбор. Быть заключённым, оставив за собой гору трупов убийц, насильников, мародеров? Почему нет? Призрачная суть закона во всем величии, и ныне, я приговорен к смертной казни за истребление «мирных жителей»… последнее, что я мог выставить в качестве оправдания – разбитая физиономия комиссара. Хватит. Достаточно. После того как зачитают приговор, судья пытается врозумить меня, дабы смягчить решение. Забавно.
- господин судья, прежде чем все закончится, я хочу спросить вас, всех вас. Вы прячете свои грехи под подолом короткой юбки амазонки, и утираете слезы красным плащом пришельца, и вместо того чтобы исправиться, стать выше самих себя, визжите как стадо свиней на скотобойне, поклоняясь лживым богам. Хотите исправить меня?
[indent]Они знают ответ. Это отражается клокочущим ядом ненависти во взглядах, осуждение, пренебрежение, разочарование. Пусть лучше так, чем быть частью этой беспросветной мглы.
[indent]Везут как смертника, мешковина на голове, единственное, что интересно, не выказывают доминирования путем избиения. Даже скучно. Тяжёлые замки на руках связаны магнитными датчиками. Если бы я думал бежать, потребовалось бы минимум минут десять избавиться от таких. Но, не в этот раз. Смешно, но я был настроен сдохнуть. Несколько часов мы разгуливали длинными коридорами, а потом снова переезд. По воздуху… много чести для смертника. На мои колкости сквозь мешковину, окружение отвечало сумбуром случайных звуков и молчанием тяжело экипированного конвоя. Спустя какое то время я оставил попытки потешить себя напоследок. Меня завели в небольшую комнату усадив на стул, не соизволив снять с головы мешок. Действительно, ожидание смерти хуже самой смерти.

+1

3

Январь 2016-го. Нью-Йорк

Тому Мэнингу больше нравилось, когда профессор Тревор Бруттенхолм занимался подбором новых кадров. Умудренный опытом и врожденной проницательностью, пожилой глава Б.П.И.О. умело нанимал новых сотрудников, которые оказывались полезными и еще очень долгое время служили верой и правдой бюро. В их числе был и сам Мэнинг. Конечно, в последние годы жизни профессора у Тома и Тревора были разногласия, но может в этом был гениальный план Брума? Кто знает? В любом случае бюро еще на плаву и это заслуга нового директора.
Том практически не волновался. Он был готов к предстоящей встрече, ведь человека, работающего в Б.П.И.О. уже сложно удивить всякими штучками или запредельной жестокостью, но от человека, с которым предстояло Мэнингу встретиться, веяло какое-то жутью. Досье этого человека так и пестрило страшными деяниями, вперемешку с заключениями и диагнозами психотерапевтов. Тут в голове и всплывает вопрос: зачем видеться с таким "чудовищем"? Ответ весьма неоднозначный и в него трудно поверить. Сказано, что Джейсон Питер Тодд был убит, а затем воскрешен с помощью темного ритуала. Весьма интересный кадр.
Скрип тяжелой металлической двери отвлек директора бюро от мыслей о предстоящей встрече. К черту сомнения! Момент наступил и отказываться уже поздно. Сперва входит охранник, а затем и заключенный, скованный цепями, обернутый в смирительную рубашку и с жуткой маской на лице, в такой, что была у Энтони Хопкинса в фильме "Молчание ягнят". Мэнинг поморщился и кивком головы приказал конвою усадить преступника на стул.
- Вы свободны. - спокойно сказал директор и рукой указал конвоирам выйти за дверь.
Еще некоторое время Том внимательно рассматривал заключенного пытаясь понять о чем он думает, хочет ли он наконец-то умереть (в том случае, если его воскрешение правда) или он просто очередной сумасшедший, сбежавший с еще более сумасшедшего города Готэма.  Привычно кашлянув в кулак, Мэнинг устроился на стуле поудобнее и наконец-то начал беседу:
- Мы знаем о тебе практически все, Джейсон, но кое-какой момент все же хотим прояснить. В твоем деле сказано, что ты был убит,
а затем возвращен к жизни. Это правда? У нас есть запись допроса, где ты обмолвился об этом. Знаешь, это можно списать на бред сумасшедшего, но ты выдал несколько интересных вещей и описаний, что мы засомневались.

Том расслабленно откинулся на спинку стула и извлек из кармана пиджака сигару, а затем и спички. Он поджог сигару и стал с наслаждением делать затяжки, одну за другой, выпуская сизый дым на волю через рот.
- Я знаю, что тебе предлагали привычные сделки и все в этом духе, но это уже прошлый век, Тодд. Но я вижу по твоему взгляду, что ты жуть как хочешь ударить меня и спросить какого черта я здесь забыл. Всего рассказать я тебе не могу, даже не смотря на то, что ты подписан на смертную казнь и заберешь все тайны с собой в могилу. Одно могу сказать тебе точно, что от твоего рассказа зависит очень многое. Да-да, очень многое. И прежде чем ты начнешь говорить или замкнешься в себе, или что ты там еще придумал - подумай хорошенько. Стоит ли... - закончил Том и с любопытством уставился на собеседника.

+1

4

[indent]Да будет свет, насмешливо ворвалось осознание, стаскивая плотную ткань с головы. По всей видимости, судьба явно не желала оставлять меня в гордом одиночестве, и процесс бичевания имел место растянуться надолго. Глухие стены одиночки встретили тусклым светом люминисцента пуская в свои просторы ещё одного посетителя. Человек со всем размахом, присущим триумфатору не скупился втоптать сущность Джейсона Тодда в понимание ущербности, наблюдать подобный монолог как отдельный пункт в общую канву, для комплексной оценки раздутого эго. Ни единого слова, и затянувшийся приступ молчания в качестве бархатной дорожки новоявленному прокурору, он прав, желание заткнуть рот правительственного левитана как функция по-умолчанию, но я не стану этого делать. Пока не стану. Все изначально выглядело слишком размыто. И по всей видимости, моё прибытие в местный люкс было лишь вопросом времени. Дурак ты, Тодд, хотел уйти согласно кодексу одинокого ронина, в то время, как все вокруг учтиво разыгрывали спектакль. Хочешь или нет, а фрак, изнанкой на задницу, прибили толстым гвоздем. Свидание с костяной дамой отсрочивается…
- в заключении психотерапевта всё сказано. - наконец получив кусок эфира, я вставляю пару ломких слов, умеренно, без излишнего фанатизма удобрений самолюбованием. Такое чувство, будто твою шкуру силком тащат из одного шоу уродов в другое, декорации и маски меняются в контрасте, посыпая искрами бахвальства, а смысл остаётся один и тот же. Втопчут оттраханый статус личности в брод зловонного болота, проедутся по извилинам мозговым штурмом, и всё это ради преклонения перед фактами. Они знают всё? Сочувствую, потратить офисную бумагу и дорогостоящие грифы, и всё это трупа ради. После такого, желание придушить заносчивого толстяка невольно притупляется. Выдох. Вдох. За протяжным молчанием слышен противный треск магнитов, меняющих полярности. Тяжёлые хомуты глухо падают под стол бесполезным куском металла и я неторопливо возвращаю ладони на поверхность исцарапанный столешницы.
- умереть не трудно. Сложнее выжить. Хотите сказку, господин любезный? Будет вам сказка.
[indent]Разговор был долгим, говорили оба. Незнакомец в костюме двойке спрашивал, я отвечал. Знал он более чем достаточно. После трюка с магнитами, мой посетитель оставался совершенно спокоен, и при всей абсурдности ситуации не вызвал охраны. И его вопросы. Четко поставленные, касающиеся исключительно той части моей биографии, которые говорили сами за себя, отдавая размытым содержанием. Не федералы или бюро, почерк слишком витиеватый, не скупятся обозначить минимальность чужой значимости. Тошнит от подобной марки, где каждый второй сотрудник так называемой засекреченной шайки, боготворит личное положение. Но, спустя какое-то время, собеседник отступает от затянутых угрозами аргументов, понимая, что этот номер ему получится использовать разве что перед второсортной публикой задушенных страхом дилетантов. Здесь всё просто, если кто-то желал быть услышанным, я буду слушать. Прелюдии в стиле дерзости не самый мудрый подход.
[indent]Отношения с правительственной элитой всегда были вызовом. Выполнять прихоти с максимумом отдачи, минимально вдаваясь подробностям, делать когда говорят, слушать, молчать, уяснить с точностью мультиметра, не упуская ни малейшей детали. Но, однажды приходится показать зубы, дав понять, что против шерсти гладить можно лишь с разрешением. Такого голубая кровь не прощает. Если существовали безумцы способные оскалиться, я был из тех, кто откусывает руку. Бесчисленные попытки приструнить бунтаря только заботили, пока однажды я не пустился против течения системы, чем привлёк внимание других людей, и мнение высшего этажа этих парней беспокоило меньше всего. Через двенадцать часов меня транспортировали в новое место, на этот раз, в качестве гостя… просьба на время завязать глаза уже начинала утомлять, но, в тон взаимной этики, я выполнил просьбу. По пути к точке назначения, сознание отключило дотошность, совершенно не фокусируя внимания на ощущениях. Будь что будет. Человек, представившийся Томасом Меннингом подстегнув нужные нити. Тебе терять нечего, но ты можешь изменить мир, начиная с его темных граней, сказал толстяк…
[indent]Повязку снял худощавый мужчина с кипой бумаг подмышкой, отвесив козырное «ничего не трогать» деловитый червь указал на кресло в комнате, видом своим напоминавшей библиотеку. Снова ожидание… хорошо, буду играть по правилам.

+1

5

Говорят, что когда идет война, то на ней все средства хороши. Мэнинг это понимал как никто другой. Он знал, что в борьбе с настоящим, истинным злом, которое все чаще проникает в наш Мир, маленькое бюро может не справиться, может не справиться и Хеллбой. Что же будет тогда? Ответ довольно прост: смерть. Все превратится в Ад и плакала пенсия, Диснейлэнд и сериалы от Netflix. Безусловно Томас верил в силы своего адского сотрудника, но даже ему нужна помощь и иногда жертва, которую приносят агенты Б.П.И.О. помогает Красному достигать необходимых целей и спасать все человечество.
Конечно можно набирать в отряд лучших военных, технических специалистов, но миссии бюро это не грубая зачистка и бомбежка, а сложный ритуал, точечный удар, который требует максимум жертвенности, ума и отваги. Именно этими качествами обладают медиумы, ясновидцы и люди, награжденные особыми дарами, как, например, Лиз Шерман. Величайший пирокинетик, сжигавшая орды демонов и предотвратившая повторение одной из казней египетских.
К каким людям относился Джейсон Питер Тодд? К тем крутым коммандос, готовым разнести все в миле вокруг с помощью ложки и карандаша, и к тем, что побывали за чертой жизни. Видели смерть такой, какая она есть. Вряд ли его уже можно испугать возвращением в объятья костлявой. Да и Зло не очень любит вернувшихся с того света...

Единственным плюсом на данный момент для линчевателя из Готэм-сити была комната, отличающаяся от изолятора, покрытого солидным слоем металлических пластик и размером всего 2 на 2. Это помещение было просторным и красивым. Едва ты входишь в эту "золотую" комнату, как в глаза бросается огромный пустой аквариум справа, слева небольшое возвышение, где мирно расположилась огромная библиотека, совмещенная с кабинетом. Если бы не массивный старинный дубовый стол, то разглядеть в этой обстановке кабинет не было возможным.
Недалеко от готэмита расположилась статуя святого Георгия, доблестно убивающего змея; с другой мирно спал допотопный граммофон в окружении вполне еще молодых  виниловых пластинок в духе короля Элвиса. Над головой зависла средневековая люстра, перенявшая некоторые улучшения от современного мира в духе электрического света. В целом огромная комната выглядела странно, но интересно.
Напротив линчевателя развалился в кресле, которое некогда принадлежало профессору Тревору Бруттенхолму, Томас Мэнинг. Он очень даже расслабленно и с аппетитом уплетал печенье, запивая его горячим чаем, совсем позабыв о манерах. Если дело доходит до сладостей, то Мэнинг забудет обо всем и обо всех, и ни за что не подпустит посторонних к "своей прелести".
Дабы как-то разрядить странную обстановку, воцарившую в штабе Б.П.И.О., Клей (один из лучших агентов и по совместительству нянька Красного), нарушил тишину:
- Ты не переживай. Скоро все подтянуться и мы обязательно решим, что с тобой делать. Видок у тебя конечно жуткий, но ты постарайся не наделать в штаны...
Собственно долго ждать не пришлось и подготовка гостя к мрачным чудесам не успела завершиться, как распахнулись двустворчатые двери и в помещение первым вошел шумный огромный красный демон со спиленными рогами и здоровенной каменной правой рукой; где-то слева от гостя из Ада задумчиво плелся синий человек, напоминающий скорее рыбу, чем человека. За дуэтом странных товарищей бодро шагали агенты Б.П.И.О, бурно обсуждающие прошедшую миссию. Особенно того оборотня, который кошмарил малюсенький городок на севере страны.
- Это еще кто такой? - возмущенно пробурчал Хеллбой указывая каменным перстом на потенциального сотрудника. - Он похож на наркомана, которому нужна доза. Мэнинг, зачем ты приволок очередного "брошенного котенка"?! Нам что мало людей? - продолжал ругаться Вестник Апокалипсиса.
- Подожди, Красный. - с привычным спокойствием встрял Эйб выставляя вперед свою перепончатую руку. - Я чувствую страшную боль. Этому человеку досталось. Он ощутил поцелуй смерти, но был возвращен к жизни...но уже другим...
- Ну, здорово! Теперь мы берем на службу зомби-боев? Ему бы играть в мальчуковой группе и петь песни Джастина Бибера, а не с нами мир спасать!
Краснокожий бугай проследовал вперед громко стуча массивными копытами и встал напротив готэмского линчевателя, внимательно рассматривая его.
- Воскресший, да? И что же ты здесь забыл, парень? У тебя остались незаконченные дела и ворон постучал по твоей надгробной плите своим клювом?

+1

6

- нет. – спустя несколько секунд метафор и проникновенных познаний в рамках кинематографа восьмидесятых, я всё же нашёл в себе силы произнести всего дно слово. Глядя на краснокожего верзилу с увесистым аксессуаром вместо ладони, я молча встал, и не взирая на нервозность пары тройки агентов, в плюс едва слышные перешептывания за стеной из более бравых участников шоу, двинулся вдоль стены из книг. Буквально несколько часов назад, я теплился желанием сдохнуть, бесследно вычеркнув собственное имя, из тонн рулонов официально заверенного дерьма, коим меня так пытаются приструнить, вписать в рамки, взять на аркан. Но в считанные секунды, всё происходит как по мановению какой-то неведомой, крайне наблюдательной, экстравагантно азартной сущности, чьи манипуляции отнюдь не сучья ересь во славу самоутверждения дамы судьбы. Нет, здесь что-то иное, куда более раскатистое и заразное, похлеще сибирской язвы, врастающей своими спорами в подкорку головного мозга. А дальше, шаг, отпуская крупицу внимания, игнорируя чужие взгляды, существуя за пределами всего этого, дрейфую как призрак, выхватывая частицы информации, как колкие искры, впивающиеся в тело, сочащиеся под кожу, насквозь, к самому нутру. Это место буквально дышало неизведанной стариной, затерянными и забытыми знаниями, которые не были, или были найдены? Символы, аббревиатуры, много из всего этого я видел в нексусе, параллели кошмаров, изнанке человеческой сущности собранной воедино, сконцентрированной в средоточии изорванных в клочья тайн. Чужих тайн. Которым нельзя выходить на свет. Мне плевать на каждую душу, находящуюся в этом зале, плевать на всех, на любого, кто пытается стать выше на аршин, заручаясь поддержкой сил, истинная суть которых была погребена осознанно.
- а ты, значит, за местного тамаду? – не оборачиваясь к скрипящей скулами физиономии, я продолжаю жадно бегать взглядом по пыльным краям, едва ли задерживая взор на одном месте, чтобы неспешно выудить одну из книг:
- забытые легенды трои, библия культа крови, чёрные храмовники… своеобразный у вас культ личности. много знать, мотивируя неблагополучных на благие порывы. А сами чертей разводите. – наконец, оборачиваясь к крепкому пережитку прошлого, я на момент умолкаю делая серьёзный вид, какой только можно собрать в кратчайшее время, и при этом не выглядеть полным идиотом. Стоит старым настенным часам перешагнуть пять делений секундной стрелки, как я захожусь неистовым хохотом, прикрывая ладонью глаза.
- серьёзно? Рога? Ты бы еще трезубец взял и маркером разрисовался. – по лицам присутствующих в зале понимаю, что не такой реакции ожидали. Загибая спички логики, мысленно забавляюсь, внимательно изучая расписание эмоций на физиономиях людей в чёрном. Но, как и во многих других случаях афер, крайне сомнительного характера, я прячу истинные эмоции настолько глубоко, что даже серп жнеца будет не полезнее швейцарского ножа. Всё то время, что я нахожусь в обществе совершенно разных людей, мой рассудок плавно ведёт вычисления, переваривая сонм полученной информации, а фильтр просеивает необходимый анализ, оставляя за порогом мусор.
- а по сути, всё, что вам было нужно, вы получили. Я здесь. И если шутки для тех «кому за» закончились… – время поговорить о делах. Запретная или утраченная литература, статуэтки идолов, вещицы родом из прошлого, которым, по меньшей мере сотня лет, всё это было лишь малой толикой картины, которую весьма неспешно явили хозяева дома причудливых субъектов. Какова была моя роль в этом спектакле? Им нужен был человек, который не был человеком. Отбитый на голову дегенерат, которому не составит труда в случае чего, прикрыть огромный кусок красного мяса, выполняющего основную работу. А потом были переговоры, не самые спокойные или перспективные. Демоноголовый явно не был в восторге от моей компании, чем не чурался попрекнуть каждый раз, разбавляя канву старческим юмором и сдобной дозой колких фраз. Но, словесная атака быстро прекращалась, стоило прикинуться учтивостью, с лёгкой долей парирования, тактично спустить на тормозах, минуя долгую прелюдию к брифингу.
   всё началось с банальной проверки на вшивость, где матёрые агенты тут-же принялись пробовать мою шкуру на прочность. После двух недель подготовки и "случайно" сломанных конечностей местного состава тренеров, меня быстро определили под опеку человека-рептилии. Философский подход и искусное владение боевыми навыками заслуживали уважения. Так я познакомился с Эйбом Сапиеном, существом, куда более человечным, чем всё человечество вместе взятое. Так прошло триста шестьдесят пять дней вникания в основы работы, понимания дел. Меня брали в качестве стажёра на задания малой и средней сложностей, но, почти каждое заканчивалось одинаково. Одноразовые напарники, дрожащими руками строчили рапорты о моём переводе "к хуям собачьим". И вот, спустя двадцать четыре часа, воздушный транспорт нёс нас к богом забытой земле, где по словам начальника, происходило нечто странное. Мне не нужно обладать особым даром проницательности, чтобы заметить лёгкую игру эмоций в морщинах толстяка. И взгляд, глаза человека сожалеющего. Знакомый, неприятный, жалящий под рёбра взор. Спешно избавляясь от проблесков эмоциональности, снарядившись на борт крылатой машины, я затаскиваю следом кейс-резервуар, который мои новые коллеги любезно изъяли из ближайшего убежища. Опорная точка встретила недобрым климатом, зазывая тихо завывающими ветрами. Даже сквозь усиленные пластины кевлара, я чувствую как по коже разгуливает могильных холод. Казалось, исполинские стволы сосен устремляются в самое небо, пронизывая иссохшими верхушками. Что-то заставляет нутро сжаться, и неторопливо оглядываясь на глухую чащу леса за спиной, я улавливаю каждое неосторожное движение, что-то в безмолвной мгле леденящих пустошей.
- мило здесь… прямо выворачивает от умиления…

Отредактировано Jason Todd (17-08-2018 13:30:24)

+1

7

Сегодняшний день с самого утра не задался. Сперва Хеллбой вляпался копытом в кошачий "подарок", любезно оставленный Морти прямо на ковре у кровати хозяина. Затем кутерьма продолжилась на бриффенге. Мэнинг был сам не свой и волновался сильнее чем обычно. Его можно понять - уже несколько оперативников исчезло в России, пытаясь расследовать дело с умирающей деревней. Вряд ли его волновала отставка, скорее страх перед тем злом, обитающим в глубинке; и что с ним может не справиться даже лучший оперативник Б.П.И.О. Приятным моментом было лишь то, что Том раскошелился на штаб-самолет и кучу новых игрушек для агентов. Хоть будет чем заняться в России, пока ищешь потустороннюю гадость. И ложкой дегтя в бочке дерьме оказался новый оперативник, который еще не так давно был готов к электрическому стулу. Бывший готэмский линчеватель был самым затратным и бесящим оперативником в Б.П.И.О. после демона, чем попутно и раздражал рогатого.
Многочасовой перелет был для Хеллбой хуже трёпки, которую задала ему в свое время Геката. Так скучно и уныло еще никогда не было. Складывалось ощущение, что лишь Разрушитель мира сидит и ничего не делает. Эйб внимательно изучал доклад оперативников, сверяясь с древними текстами, агенты проверяли снаряжение. Только мерзкий коротышка Тодд страдал ерундой, как и рогатый, но с ним говорить вообще не хотелось.
Наконец-то они прибыли к пункту назначения. Громко шумя лопастями винтов, штаб Б.П.И.О. начал посадку. Внушительных размеров машина плавно приземлилась на мягкую траву у лесной опушки, в нескольких километрах от деревни Белая Гора. Шипя гидравликой опустился трап, давая возможность оперативником вдохнуть свежий воздух, наполненный горем и смертью.
Первым выполз на свет коротышка Тодд, решая оценить местную недружелюбную к гостям природу. Холодный ветер был похож на иглы и пронизывал теплую одежду, добираясь до самых костей. Даже стойкий к перепадам температур демон слегка поежился и поправил воротник своего плаща, попутно застегивая молнию жилетки-пуховика, надетой под привычное одеяние.
- А ты ожидал здесь увидеть МакДональдс? - не без иронии вопросил Хеллбой прикуривая от спички сигару.
Действительно, что он вообще ожидал от России и от такой глухомани? Бордель, бар и сеть гипермаркетов, растянувшуюся по всей Тайге, искусно завлекающую неоновыми вывесками и сумасшедшими скидочными предложениями. К счастью, природа здесь не тронута грязной ручонкой человечества. Все было бы замечательно, если бы не ощущение горя и тоски, монотонно стучащих по вискам, словно по наковальне.
Не нужно быть магистром оккультных наук, чтобы понять очевидное: здесь живет старое и очень могущественное зло. Если остановиться и замереть на мгновение, то можно услышать как шепчут проклятья вековые сосны, а веточки, ломающиеся под ногами, кричат о помощи. Здесь не слышно птиц и животных, кажется, что лес мертв и лишь ветер воет, лавируя между старинных стволов деревьев.
- Маркус, расставь инфракрасные камеры по периметру и расставь датчики. - по рации приказал Хеллбой, направляясь в гущу леса. - Эй, психованный! - окликнул Тодда Красный, - Пойдем на разведку. Посмотрим, что тут творится вокруг. Вдруг нам приготовили сюрприз?
Агенты неспешно двигались между деревьев, внимательно наблюдая за тем, куда ступают их ноги и как далеко они отходят от своего штаба, стараясь не потерять его из виду. Все существа, живущие в лесу и то самое Зло, населяющее его, уже знали о прибытии гостей и вести себя излишне тихо уже не было смысла.
- Ну и как тебе у нас? Нравится сражаться с вампирами, оборотнями? В штаны не гадишь по ночам? - сразу несколько вопросов пробубнил демон, проходя под старой веткой. - Я слышал, что ты заноза в заднице. И даже удивился, когда тебя назначили на это задание.

+1

8

[indent]Давящая тишина ускользает прочь за ветром, растворяясь среди теней скрывающих свой истинный облик за обледеневшими стволами деревьев. Едкое ощущение монотонно отбивает по нервам, не давая и на миг понизить градус напряжения. Всё тело будто сжатая пружина, готовая в любой момент распрямиться, выстреливая лютую дозу адреналина. Но куда? Весь неистовый потенциал прогресса забился в угол, молчаливо рисуя бесполезные диаграммы на дисплее. Пустота обманчива для технологий, но я слышу, как в хвойной пелене что-то осторожно крадётся следом. Пусть датчики предательски молчат, а детекторы остаются мёртвыми лишь до момента, когда какая-нибудь мелочная тварь не мелькнёт расправленными крыльями в полуночной мгле.
- в вашей шайке таинственно таинственных, бытует нездоровый фетиш на чужое обсирание. Слышал что холодными вечерами, собираетесь в кружок и гадите в один таз. – мой тихий смех звучит практически бесшумно, когда модулятор голоса расщепляет звуки цифровыми помехами. Изначально, нам предстояло провести разведку на местности, и уж потом спуститься к подножью склона, где по сводкам информаторов находилась деревня. Но, сперва, пеший марш-бросок по открытой местности. Погода самым дрянным образом устанавливала личные правила с акцентом на дерзкую прихоть: только ногами, или в случае беса переростка, копытами. Казалось, будто тайга вложила всю ненависть в приветствие незваных гостей. Суровая леди не скромничала обходительностью, и каждая сотня шагов, пройденная под покровом ночи, одаривалась новой порцией ласки внимательной хозяйки. Чёртово предчувствие беснует, в изобилии отбивая судорогами по вискам. Теперь я более настороженно прощупываю местность, отбросив на второй план доверие к технологиям.
- старик, сбавь темп... – слишком давит, не могу открыто заявить о личных подозрениях, вытаскивая наружу подобие размытых теорий заговоров. Замедлив шаг, убедиться что фиксаторы на портупеях в открытом положении, не подавать виду, двигаться, неспешно, пропуская внеочередной обоз каламбуров из ворчащего рта демона. Тише. Вслушивайся, слушай внимательно, за ветром, снег, мечется так, словно что-то направляет его, неестественно. Чем дальше в лес, тем контрастнее саднит ощущение приближающейся опасности. Пройдя два километра в неистовом напряжении, мои внутренние бесы уже изрядно скребут по стенам, будто вымаливая вырвать чёртову чеку из чёртовой гранаты и отправить лёгкое приветствие через плечо, заставив тем самым нерешительного врага явить себя. Нет, нельзя. Во всяком случае, не сейчас, когда мы находимся в ущелье, плавно отдаляясь от безмолвных стен лесной чащи. Хвойные исполины стали реже, как и ощущение, неторопливо разжимая незримые оковы. Кто-то явно был заинтересован рассмотреть нас поближе, и это не паранойя, я был полностью уверен, но, всё же, догадки позже. У линии пологого склона, раскинув измученный временем частокол, подобно бесформенным фантомам возникли чёрные силуэты домов. Обшарпанные, изувеченные деревянные стены, опаленные с боков, строения дышали болью лет. Не знаю, откуда берут начало мысли, только от чего-то внутри всё клокотало горечью.
- движение. На одиннадцать часов. – тихо рапортуя, указываю верзиле по направлению, где датчики зафиксировали скопление одновременно нескольких тепловых сигнатур. Люди. Чуть больше дюжины. Осторожно вскинув штурмовую винтовку с плеча, двигаюсь параллельно напарнику, стараясь не упускать из виду окружение. Было что-то в этом мрачном пейзаже необъяснимого. И снова вопросы, которые придётся отложить в ящик до более благоприятного момента. Двигаюсь совершенно бесшумно, стараясь не нарушать гулкой тишины безмолвно разгуливающей среди покачнувшихся теней строений. Приближаясь к массивной постройке с заколоченными снаружи дверями, я понимаю, что здание, напоминающее собой амбар служило чем-то вроде… убежища? Наконец, осмотрев периметр вокруг здания, я даю понять бесу, что вокруг всё чисто.
- внутри тринадцать человек. Группа из десяти в подвальном помещении. Трое за дверями. Вооружены… Вилами? – перед тем как ступить на незнакомую землю, я аккуратно ознакомился с информацией и возможными особенностями. Сухое содержание отчётов поведало немного, смазанные факты, будто списанные из какой-то дешевой версии википедии. Тот случай, который преображает метафоры и высказывания, выворачивая наизнанку. Каждый второй агент имел чётко отточенную программу, директивы, протоколы, ведь в большей мере, персонал занимался бумажной рутиной, оставляя агрессивную реальность на усмотрение тяжёлой артиллерии с подпиленными рогами. Проще говоря, вся роскошь была лишь обложкой, а на страницах совершенная пустота. Подобное восприятие иногда могло сыграть должным образом. Моё личное дело читали лишь два человека, один из которых вовсе не человек. Директор Меннинг не читал мелкий шрифт, поставив диагноз бесноватого панка с улиц, иного мнения была амфибия гуманоид. Благо, существо умеет хранить чужие секреты.
- жители деревни. – те, кто остался от указанной в рапорте цифры. Тринадцать. Из трёх ста.

+1

9

Бывают случаи, когда на Хеллбоя нападает его самый страшный враг - хандра. В это непростое время он начинает предаваться унынию, много пьет, вспоминает веселые деньки со своим отцом и конечно же завидует людям. Он множество раз представлял, что подобно золушке превратиться в прекрасного принца-человека и будет счастлив не видя в отражении этой красной кожи, спиленных рогов, увесистой каменной руки и не будет ощущать наличие хвоста. Что он сможет поступить в колледж, познакомиться с девушкой и ходить с ней на свидания, а не бродить по холодной русской тайге в компании психопата из Готэм-сити, выискивая древнее зло. А еще демон не хотел бы видеть потусторонние сущности, населяющие этот старинный лес. Большая часть из них безобидны и не без добрых намерений; некоторые напуганы и бояться самих себя, а есть и те, кто не решаются подойти ближе, едва заметив огненный венец над головой принца Ада (он виден лишь призракам и могучим существам, ну или когда краснокожий не пилит свои рога).
К слову Тодду очень повезло, что он не видит всех тех призраков, которые окружили его; они смотрят прямо ему в глаза, не уходят с пути, а те, что наглее - пытаются шептать ему что-то на ухо. Скорее всего это мольбы о помощи или слова скорби, подавляющие любой хороший и бодрый настрой. По готэмскому Рэмбо было заметно, что ему не по себе, хоть и пытался это умело скрывать. Да и его трудно винить. Тяжело бороться с тем, чего не можешь увидеть или услышать, лишь ощущать своим шестым чувством. Чувствовать коже ледяное дыхание заблудшей души.
Наблюдение за призраками и размышления резко оборвались едва оперативникам на глаза попалось поселение. Устроившись у самого склона та самая деревня Белая Гора, отгородилась ветхим частоколом от тьмы, что обитала вокруг, лелея надежду защититься подобным образом. Полуразвалившиеся дома глядели бездушными глазами-окнами на две фигуры, что неспешно спускались вниз по склону к главным воротам деревеньки. Ни одна хата не могла похвастаться дымящимся дымоходом, чистым двором или хотя бы костлявой дворнягой, лающей на все подряд, включая собственное отражение в луже.
Тодд докладывает, что датчики зафиксировали движение и Хеллбой бесшумно вытаскивает из кобуры здоровенный револьвер с символичным именем "Самаритянин", плавно оттаскивая курок, готовя оружие к возможному бою. Уже плевать, что чавкающая грязь так и норовит прилипнуть к могучим копытам краснокожего колосса; сейчас важно быть готовым ко всему, особенно к встрече с этим самым страшным злом, что фривольно чувствует себя в этом лесу.
- Вилами? - поморщился черт, вспоминая о том, как любят крестьяне гоняться за ним с сельскохозяйственными приспособлениями, страстно желая отправить его туда, откуда он пришел.
- Давай поздороваемся с теми, что остались? А то, если мы решим оставить это дело на потом - спасать будет некого. - резюмировал Анунг-Ун-Рама.
Обхватив каменными пальцами ручку от амбарной двери, демон с силой потянул ее на себя ломая хлипкие петли и засов, что "оберегал" оставшихся жителей деревни от угрозы извне. Хруст стоял на всю деревню, а сельчане едва не попадали в обморок увидев на пороге огромного черта со своим бесом-подручным с красной головой. Самый храбрый даже попытался ради приличия ткнуть вилами, но как-то совсем не рассчитал расстояние и убил лишь воздух, вызвав у адского спасителя лишь тяжелый вздох и закатывающиеся глаза от недовольства.
- Погодите нести распятия, работники серпа и косы! - пробасил на русском Хеллбой, пряча револьвер в кобуру. - Знаю, что в это трудно поверить, но я и мой помощник пришли вам помочь избавиться от напасти, что безжалостно истребляет вас. Кто у вас тут за старшего?
Измученные и голодные крестьяне не пытались даже сопротивляться или как-то оспаривать слова гостя. Им уже было плевать. Даже казалось, что они уже хотят, чтобы смерть забрала их. Подальше от этого темного гнета и страданий. И тем не менее они вытолкнули вперед худенького сгорбленного старичка. Тот представился старостой и попытался изложить суть проблемы. Сказал седобородый, что после заката из леса доносится жуткий бабий смех, затем волчий вой. Утверждал, что по ночам на улице бродят страшные чудовища в поиске храбрецов, решивших задержаться допоздна; что детки с кроваток пропадают. А всех сильных мужчин свалила некая неизвестная хворь.
- Это не проклятье... - подвел итог Красный и перевел взгляд, желтых словно пламя, глаз на своего напарника. - Здесь и вправду что-то живет. И это что-то очень сильное. Оно может управлять волкодлаками. - задумчиво пробубнил демон выходя из амбара, закуривая сигару.
- Распаковывай все свои игрушки, Колпак. Сегодня ночью у нас будет охота на чудовищ. И если можешь, то свяжись со штабом и скажи, что мы не придем к ужину.
Хеллбой знал, что этой ночью хозяин пришлет своих псов, чтобы покончить с остатками жителей. Возможно весь этот ужас питает это Зло и оно хочет набраться сил для совершения какого-нибудь ритуала или еще чего-то.
"-Пади разбери этих ненормальных..." - мысленно заключил демон, поглаживая свою козлиную бородку.

Отредактировано Hellboy (20-08-2018 22:28:53)

+1

10

[indent]Ход события явно шёл в разрез обычному человеческому пониманию, и контраст происходящего более чем намекал на события, тень которых тянется отнюдь не на десятки лет за спину. Пока напарник вёл переговоры с местным населением, я продолжал осматривать округу. Присаживаясь на колено, в разбитых щепках на рваной доске я принялся рассматривать глубину следов на импровизированных щитах. Три дюйма в глубину, с очень слабым остатком костного волокна. Обитателей деревни спасло то, что доске, из которой изготовлена амбарная дверь, как минимум лет пятьдесят, и суровый сибирский климат более чем напитал материал крепостью. Оставляя возню с древесными щепками, направиться к ближайшему зданию, казалось бы, ничем не привлекающему, кроме как в хлам разбитыми стенами и повалившейся крышей. Но, пока демон занимается своей работой, я буду заниматься тем, что может стать полезным. Анализировать.
[indent]Активировать спектральный анализ, настраивая его на частоту, от которой фактически совершенно нет пользы среди живой материи и любых существ, обладающих тепловой сигнатурой. Товарищеский совет от рептилии, которым я решил воспользоваться спустя долгое время. Неспешно вводя данные, завершаю настройку и запускаю фильтры… в один лишь миг, являя на экране десятки бесформенных и человекоподобных очертаний, едва различаемых.
- в яблочко… – слова неслышно срываются во мглу, сочась сквозь модулятор помехами. Фантомы… десятки самых различных фантомов, снующих безмолвными сгустками жизненной энергии. Внутри всё сжимается, наблюдать за силуэтами, в чьих очертаниях различаются черты ребёнка. Чтобы не стало причиной истребления деревни, оно не отличается разбором или сожалением. Вот откуда это ощущение. Призраки разгуливали повсюду, кто бесцельно дрейфовал эфемерной массой сквозь стены разрушенных построек, кто стоял на коленях, склонив голову. Насмотревшись вдоволь, я миную сущности, настороженно осматривая один из подвалов. Ничем неприметный, скрытый под упавшей балкой. Снимая предохранитель на винтовке, бесшумно скользнуть во мрак, переключаясь со спектрального режима обратно на тепловой. Кровь, довольно свежая. Следы пальцев и ногтей на стенах, на полу. Издевательства? Насилие? Подойдя ближе к дальней стене, я натыкаюсь на куклу, сделанную из соломы, измазанную крошечными алыми потёками, отпечатками. Осознание приходит практически внезапно, и рефлексы срабатывают подобно отточенному механизму обороны, резко разворачивая торс на сто восемьдесят градусов, улавливая в прицеле пустоту. Какая-то часть меня заставляет переключить на спектральное видение, и у самого входа в погреб, я вижу силуэт дитя. Девочки…
- привет… – невольно выдыхая, чувствую, что ребёнка не смущает мой вид, и от чего то, кажется, словно она смотрит через толщу брони, гораздо глубже, куда даже я стараюсь забыть дорогу. Опуская винтовку, я понимаю, что взгляд маленькой гостьи устремлён на куклу.
- это твоё? – пустой взгляд крошечного создания кажется настолько глубоким, словно в призрачной сущности, куда больше человечности, чем во всём естественно разящим жизнью. Она молчит, притупляя взгляд в пол, но даже не глядя в глаза фантома, я чувствую, как по вискам струится звенящий поток боли, отдавая ужасом.
- расскажешь, что здесь произошло? – аккуратно делая шаг навстречу, я опускаюсь на колено, сжимая пучок перепоясанной соломы в ладони. Нерешительно глядя мне в глаза, создание осторожно мажет головой. Нет. Даже став призраком, она напугана.
- не бойся, я не дам тебя в обиду. А еще у меня есть друг, добрый чёрт, который очень злится, когда обижают слабых. – она улыбается, неуверенно. Такая маленькая, лёгкая, хрупкая, кто мог быть настолько жесток, чтобы отобрать жизнь у этого ангела? Внутри воет неистовство злобы, хочется сровнять это место с землей, но, мне нужна правда, нужно знать, кто виновен во всём происходящем.
- давай так, я буду спрашивать, а ты, просто кивай головой. Хорошо? – местные что-то говорили про оборотней, существа с дюжей силой, способных принимать вид полу-животных, и как рассказал мой глубоководный наставник, в волчьей шкуре – это только сказки. Перевёртыши, как ересь величали агенты, были способны двигаться как по земле, так и в воде. Фантазия обращения зачастую зависела от обращающего…
- оборотни сделали это с тобой? – страх, я чувствую как он звенит у самых висков. Девочка боится и в миг укрывая лицо ладонями трепетно мотыляет головой. Нет… От чего такое мерзкое ощущение, откуда эта внезапно колыхнувшаяся уверенность, что сибирские земли укрывали деревушку не просто так.
- кто-то из деревни? – слова буквально выдавливаются из уст, прежде чем испуганное дитя обращается облаком искрящейся пыли, устремляющееся прочь. Неторопливо подымаясь с колена, я возвращаюсь к амбару, где грозный бес готов принять бой, и сделать это с затяжным удовольствием для себя.
- а может, для начала поинтересуешься у своих новых друзей, чем так сраная дыра привлекла тварей? – бросая в руки красного куклу, я перевожу взгляд на старейшину. На морщинах дряхлого мужчины проступает едва заметными искрами напряжение. Кто-то может и не заметит, но только не я. Мужчина не понимает о чём я беседую с демоном, но вот соломенная фигурка становится тем самым триггером,
- нашёл в подвале развалин. Стены в кровавых следах. Детских. Ребёнка удерживали там силой. – делая акцент на последнее слово, замечаю что обеспокоенность растёт и среди женщин. Они знают что-то. Знают…

+1

11

Очень часто Хеллбой горит желанием, что бы очередное задание было очень простым: вот ты видишь какую-то злобную тварь, надираешь ей задницу и отправляешь прямиком в Ад, пафосно закуривая сигарету рядом с мокрым местом, что несколько мгновений назад было неким страшным злом. Но, к сожалению, так не бывает. Обычно краснокожему приходиться распутывать целый клубок загадочных событий, тесно переплетающихся между собой, втягивая в историю все больше действующих лиц. С каждым новым витком история становится мрачнее, а светлое становится серым, стремясь к черному; те, кого прибыл защищать герой из пекла, уже больше не кажутся жертвами и все больше приобретают очертания еще одного зла, но не потустороннего, а грязного людского.
Ведь зло - это зло. Меньшее, большее, среднее - все едино, пропорции условны, а границы размыты. Если приходится выбирать между одним злом и другим, то лучше не выбирать вовсе.
http://funkyimg.com/i/2KCMH.png
Возможно краснокожий здоровяк не заметил подвоха или не хотел его замечать, но с появлением вооруженного до зубов напарника, все меняется и переворачивается с ног на голову. В голове старейшины взрывается атомная бомба, едва он видит до боли знакомую соломенную куколку. Напряжение в амбаре становится почти осязаемым, едва игрушка достигает каменной лапы Хеллбоя с прикрепленными к ней "наилучшими пожеланиями" от Д.Т. В его пояснении и докладе об увиденном в подвале уже не было нужды. Едва демон коснулся предмета, как перед желтыми глазами черта появился призрак маленькой девочки, умершей страшной смертью. Здесь. В подвале. Ее мучили и истязали - все ради того, чтобы удовлетворить зловещую сущность этого старинного леса. Они предпочли убить девочку, чтобы отсрочить свой конец.
Безусловно Хеллбой выглядит внушительно и его стоит бояться, но по поведению заметно, что он относительно добрый и тот еще шутник, но бывают моменты, когда истинная сущность героя берет над ним верх и тогда он становится воистину устрашающим, достойным трона Ада. Черт резко развернулся и буквально за два шага достиг оцепеневшего старейшины, хватая его своей каменной рукой, с легкостью отрывая старика от пола и впечатывая в деревянную стену ветхой постройки. Амбар затрещал и застонал, а остатки жителей с ужасом завопили, не решаясь спасти своего предводителя.
- Решил замучить ребенка, чтобы спасти свою шкуру, паскуда? - зарычал демон, изрыгая из пасти серые клубы дыма.
Привычный запах жареного арахиса, исходящий от кожи сотрудника Б.П.И.О., сменился на едкую серу с примесью гари. Давно Хеллбой не был так близок к демонической скверне и своему истинному облику. Сколько лет прошло с момента последнего "приступа"? 10?
Старый ублюдок так ничего и не сказал. Лишь обмочился и заплакал, шепча какую-то молитву о раскаянии.
Бес небрежно отшвырнул старика в сторону и закрыл глаза, стараясь себя успокоить и не поддаться зовущей его скверне, и не разнести здесь все к хренам собачьим вместе со злом и этим долбанным лесом.
Вдох, выдох. Полегчало.
Когда ярость утихла, сквозь кучку выживших просочилась женщина и встала перед Хеллбоем. Она поведала, что какая-то старая ведьма питается детьми. Местные пытались ее перебить, умоляя прекратить рассказ, а то будет хуже, но храбрая жительница продолжала изливать душу, раскрывая все новое и новые подробности, проливая свет на происходящую здесь чертовщину.
- Это...Баба Яга... - с ужасом прошептала она, цепляясь за каменную руку краснокожего. - Спасите наших детей, верните их!
Пожалуйста! Верните Ваню!

- Мы спасем их. Обещаю. - высвободив свою правую руку из хватки женщины, демон направился к выходу из амбара. - Идем. - окликнул он своего напарника уже будучи на улице.
Оперативники еще несколько минут стояли молча, стараясь переварить полученную информацию. Страшные откровения, горе, пытки, ведьмы, поедающие детей - от всего уже болела голова. Хотелось закрыть эту историю, как надоевшую книгу, но так не получится. Нужно пройти через все уготованные  Бабой Ягой испытания прежде, чем получится добраться до нее и прострелить мерзкую черепушку.
- Сомневаюсь, что ты читал сказки о Бабе Яге. Если вкратце, то это злая и старая ведьма, живущая в доме на курьих ножках, летающая по небу в своей ступе, наводя кошмар на округу... - попытался объяснить Хеллбой своему напарнику, - Она оставляет дорожку из сладостей в лесу, чтобы гуляющие там дети пришли прямо к ней в лапы. Но тут...старуха безнаказанно похищала детей прямо из домов, не смотря на святыни. Я надеялся, что хоть Баба Яга всего лишь сказка...Даже она оказалась правдой. Гадство!
Демон ловко выудил левой рукой из внутреннего кармана своего плаща пачку сигарет и протянул Тодду, чтобы тот угостился одной и составил компанию в прокуривании собственного здоровья. Спичка привычно чиркнула и в воздухе приятно запахло жженым табаком, а в деревне, плавно погрузившейся в сумерки, ярко тлели два небольших огонька.

+1

12

Наверное, не стоит говорить о том, что ожидания будущего превзошли саму реальность? В гортани плотно засело приторное желание рвануть из кобуры пистолет, и пустить в расход свору этих тварей, смеющих просить о помощи. Свинец не бог, но уж точно знает, каким правом наделить грязь, пытающуюся избавиться от вшитого под кожу статуса грязи. Мне остаётся лишь молчать, глядя на происходящее, молчать и смотреть, сдерживая жажду крови. Освежевать этих сукиных детей, оставив туши на съедение местным тварям. Вот, чего заслуживало это серое стадо трусливых овец.
- моими сказками была криминалистика и анатомия... – тяжело выдыхая, я вскидываю забрало маски, принимая из рук напарника сигарету. Жутко хотелось курить, до беспамятства, но до какого-то момента я сдерживал нервные отголоски под шкурой. Одно лишь присутствие в здешних краях душит, с трудом позволяя дышать морозным воздухом, пропитанным не мягкой хвоей застывшей во мгле размашистого леса. Сизый дым обдаёт желанным теплом, насыщая рассудок порцией томного яда, становится немного легче. Мысленно пытаюсь заткнуть червоточину ненависти внутри, но каждая попытка отзывается крупицей воспоминаний прошедших минут. Образ ребёнка, маленького ангела с кристально чистыми глазами, искрящимися угасающей надеждой.
- так что я недалёкий. – рассказ демона действительно не блещет правдивостью, но, мёртвые души, разгуливающие по деревне, и убийство ребёнка, более чем довод поверить. Хотелось бы, чтобы всё сказанное было плодом больной фантазии красного великана, только так не будет. История о ведьме наталкивала на разные мысли, в большей мере львиная доля которых не могла спокойно сосуществовать со здравым смыслом. Да о каком здравии разума могла идти речь, когда ты разгуливаешь по Сибири в поисках прямоходящих существ поедающих взрослых мужчин, а твой напарник двухметровый бес с противотанковой пушкой за поясом? Оставалось только молчаливо принимать каждый глоток информации за должное, а после неспешно переваривать.
- за пару часов я увидел с дюжину призраков, разговаривал с мёртвой девочкой, а теперь еще и деревня, кишащая убийцами. Перспективы хорошеют с каждой минутой.– для полноты образа мне оставалось только заскрипеть зубами, а после, безмолвно вернуться в амбар, и размазать кого-нибудь по стене. Идея слишком уж грела душу, но какое-то подобие неясной учтивости отворачивало. Противоречивость, как самая бесполезная черта прогнившей человеческой сущности.
- наверное, я слишком хуёво понимаю истинную суть человеческой природы. Но, случись такое в моём родном городе… – мне не стоит продолжать, чтобы демон понимал, о чём идёт речь. Докурив сигарету, я ослабил фиксатор заплечной сумки и, бросая окурок на снег, защёлкнул забрало маски: - вырезал бы ублюдков...
- осмотрю еще раз периметр. В здании есть дети, и если верить твоим рассказам, твари придут… – гулкое затишье мглы отозвалось вдалеке затяжным волчьим воем, вмиг подхваченным утробным многоголосьем. Не заставили себя долго ждать, подумал я, скидывая сумку с плеча, наспех устанавливая датчики движения. Статические мины, игольчатые ловушки, дымовые завесы, я использую всё, что успел прихватить из арсенала, и постараюсь выжать из этого максимум ощущений, чтобы мало-мальски заткнуть в себе навязчивое желание суда. Спешно скользя меж разрушенных строений, устанавливаю бомбы, чтобы превратить развалины в оружие, лишь спустя несколько минут, когда затаённый мрак давит тишиной, оказываюсь в нескольких шагах от алого карателя. Молчаливо обменявшись взглядами, мы оба внимательно вслушиваемся в навязчивое подобие тишины. Натянутая немота вязкой пеленой ложится на плечи, и в какой-то момент, я понимаю, что даже призраки покинули эту бесовскую дыру. Даже промозглые ветра утихли, отступая перед накатывающим из глубины леса ужасом. Я чувствую, как стены дома переполняются страхом, и каждая живая тварь пытается найти себе угол. С каждой секундой напряжение растёт, захлёстывая выжигающей волной. Нет ничего более мерзкого, чем погоня и ожидание, когда время начинает играть злую шутку, вращая стрелками часов. Когда не можешь уследить, полностью теряя понимание происходящего, и теряешься в пространстве, загустевая серым веществом. Всё происходит до определённого момента, пока настоящее, не вырывается из звенящей неистовством мглы дюжей тенью, и едва успевая, выскальзываешь из-под массивной туши. Звериная пасть, усыпанная острыми клыками, брызжет слюной пытаясь ухватить меня, но, даже невзирая на чудовищные рефлексы чудовища, я не даю ни единого шанса, извиваясь подобно разъярённой гадюке. Щелчок затвора, выпад и монотонная очередь сыплет свинцовыми аргументами, прямиком в клокочущую рыком глотку. Нет никакой чёртовой магии, предрассудков, ни чеснока или серебра. Только свинец, со стальной гильзой пятьдесят второго калибра, и ладони, полные решимости накормить кровожадную мразь до отвала. А потом их становится больше, идут так, словно чуют сопротивление, чуют, что на их личной территории появились новые охотники. Уходить кувырком, в стороны, вперёд, назад, только чтобы сменить очередную обойму и не дать голодным псам разорвать себя на куски, успевая наотмашь защищаться ножом. Снова что-то происходит… стая подобно своре трусливых шакалов бежит прочь, нарываясь на расставленные мной мины и ловушки, и так до тех пор, пока часть выживших животных не выстроится стеной. Выжидая… Из мглы, неспешно ступая по заснеженной тропе появляется чудовищная тварь с белой шкурой. Гулким рычанием, заставляя вздрогнувшую вьюгу умолкнуть, зверь пристально всматривается вдаль, и, глядя на нас, отзывается одиноким воем. Сгребая под лапами снег, неистовая тварь несётся прямиком на нас, а следом за оборотнем альбиносом, след в след поспевает стая…
- пустой… – отбивая рапорт в сторону демона, я бросаю винтовку на снег, меняя штурмовое орудие на привычную пару крупнокалиберных пистолетов.
- смогу снять четырёх… если избавишься от белоснежки…

+1

13

Демон лишь кивнул головой в знак того, что он согласен с действиями своего напарника. Идея осмотреть периметр была действительно хорошей. К тому же Тодд не только сделает обход деревни, но и расставит "сюрпризы" для тварей, которые вот-вот нагрянут на пир с острым желанием полакомиться жителями и мясистыми оперативниками Б.П.И.О. Еще Сунь Цзы в своем небезызвестном трактате "Искусство войны" говорил, что успех сражения напрямую зависит от выбранного места. Белую Гору трудно было назвать отличным местом для драки с потусторонними силами с ее ветхими домами и узкими переулками, вытекающими из одной основной широкой улицы. Но грамотно расставленные Колпаком ловушки чуть склоняли чашу весов победы в сторону "красной команды".
Главный борец с чудовищами в это время мирно сидел на лавочке возле амбара, задумчиво поглаживая очень худого и старого кота Семёна, что ошивался рядом. Казалось, что демон наслаждается последними мгновениями покоя и мира, которые скоро растворятся в хаосе битвы с тварями, мчащимися к деревне из лесной чащи. Деревня погрузилась во мглу и гробовую тишину, лишь тихое урчание усатого-полосатого доказывало, что краснокожий еще не оглох. В этой ситуации была какая-то особая прелесть, темная...непохожая на другие. Иногда казалось, что это поселение находится в каком-то вакууме и сюда помимо лунного света ничего не проникает.
Аккуратно взяв кота и усадив его на плечо, Хеллбой поднялся с лавочки и зашел в соседний пустой дом, устроив там на скорую руку пункт наблюдения. Вестник Апокалипсиса хотел сделать незваным гостям сюрприз, оставив для радушной встречи сумасшедшего вояку с крутыми пушками.
- Вот шуму он наделает. - с улыбкой заключил черт, обращаясь к своему собеседнику коту.
Семён задумчиво посмотрел на Красного и вяло мурлыкнул, мол, бесу лучше знать своего товарища, а он всего лишь брошенный старый кошак, доживающий свой век.
Первым и 100% верным сигналом о начавшейся атаке оказался кот Семён. Усатый старик вздыбил шерсть, зашипел и спешно забился в угол, оставив своего друга в гордом одиночестве сидеть у окошка. Следующий сигнал - агрессивный рокот автоматной очереди. Красный не сомневался, что Тодд знает свое дело, а значит сумеет пережить несколько минут без рогатой артиллерии. Герой из Готэма оказался чертовски ловким и умелым воином; он подобно тени скользил меж домов, заманивая огромную, но чертовски проворную тварь, на ловушки. Ему удалось напугать шавок, посланных для разведки боем. Настоящие воины злобной ведьмы пришли чуточку позже вместе со своим вожаком. Огромным белым волком.
Чудовище-альбинос не спешило атаковать, предпочитая пустить в расход своих соплеменников. Один оказался достаточно ловкий, достаточно тихий и хитрый, чтобы подкрасться к Тодду со спины так, что матерый вояка не заметил. И Хеллбой не заметил бы, если бы не весть откуда взявшийся Семён не зашипел в другую сторону. Демон резко развернулся и подобно ковбоям из вестернов, едва извлекая свой огромный револьвер из кобуры, пальнул в тварь. Выстрел был оглушителен, словно кто-то сделал залп из танкового орудия. Патрон, напоминающий скорее снаряд, разворотил череп волкодлака, отбивая желание у остальных шавок нападать сзади.
- Ты же понимаешь, что мне будет очень больно? - с улыбкой вопросил Красный, глядя на напарника. - Хотя я давно мечтал о меховом ковре в своей комнате. Копыта мерзнут.
Не успел бес закончить фразу, как прихвостни ведьмы ринулись в атаку. Могучий черт встретил своего белоснежного соперника увесистым ударом каменной кувалды, заставляя волка переростка отправится в полет к соседнему дому; туша чудовища проломила доски, словно не встречая сопротивления. Монстр злобно зарычал и бросился на повелителя Ада, сбивая того с копыт и уволакивая в хату напротив, разрушая им абсолютно все: стены, мебель, кухонную утварь. Особенно больно было удариться головой о печь.
- Эти русские умеют делать печки! - заметил черт, уворачиваясь от острых когтей врага. - С глазами плохо, мудило?
Борцу с чудовищами было жизненно необходимо взять инициативу в схватке, а то можно лишиться не только зубов, но и жизни. Хотя владыка Ада еще не проверял насколько он может быть бессмертным. Не проиграть "домашний" раунд Хеллбою позволили навыки рукопашного боя и особенно правый хук каменной рукой, что с завидной эффективностью выбивал дурь из волкодлака.
Вожак собрался с силами и мыслями, уходя от нескольких атак рогатого. Волчья контратака стоила бесу полета на самый верх колокольни малюсенькой церквушки. Хуже всего было удариться головой об единственный малюсенький колокол, что раздражающим звоном резонировал в ушах. Хеллбой не успел придти в себя до того, как вожак сбил его с ног и повалил на землю, пытаясь откусить голову. Хорошо, что правая рука неуязвима и приняла "удар" мощных челюстей на себя.
- Ты зубы чистить пробовал? Воняет как из помойки! - тараторил черт, морщась от слюны зверя, что попадала ему на лицо.
Пока волкодлак пытался обезглавить Красного, тот свободной левой рукой сумел дотянуться до "Самаритянина" и сделал несколько выстрелов в брюхо монстра. Тот заскулил и упал на бок тяжело дыша. Кровь багряным рисунком растеклась по белоснежной шерсти чудовища.
- Ты пытался. - спокойно проговорил Хеллбой, разбивая каменной рукой голову поверженного противника. - Эй, малыш! Ты еще живой? - вызвал по рации своего напарника Красный, по привычке закуривая сигарету после тяжелой битвы.
- Семён, кыс-кыс. Ты где, старый пройдоха?

+1

14

Только не говори, что ты собираешься махаться с шавкой врукопашную, промелькнуло где-то на задворках мыслей, стоило линии бесноватых тварей пуститься следом за мной. Единственное, что я успел уловить взглядом со стороны, это стремительно взмывающий куда то ввысь, красный мешок злобных ругательств. Будет болеть, сильно, подумал я, принимая первую атаку под самое брюхо зверя, скользя под псом сделав всего три глухих выстрела. Снаряды глубоко засели в шкуре, и не успев избавиться от подаренного презента, разъярённая тень падает на снег, извиваясь от неистовой боли. Лютые соплеменники, поджав хвосты подобно дворнягам, стараются как можно скорее сбежать прочь от собрата, но встреченные капканы становятся еще одним глотком боли. Сработало, ультразвук с расширенным диапазоном сделал работу на отлично, позволяя мне вдоволь поглумиться над чудовищами. Один здесь, один запутался в стальной сети, поймав под рёбра десяток лезвий, еще двое… мысленно считая, скольжу меж домов глядя как чаша весов начинает заметно раскачиваться не в пользу альфа-самца. Утробное рычание заглушается монотонным басом, раскатисто хрипящим после каждого глухого удара каменной руки. Нет уж, этому точно помощь не понадобится, снова поймав себя на мысли, ускользая в чащу леса, устремляясь за двумя тенями. Заманивают, суки… Вскользь оглянув боеприпасы, понимаю, что ситуация довольно комическая, когда тушка с дерьмом и костями, пускается в погоню за двумя двухметровыми тварями, способными сожрать на завтрак дойную корову… Остаётся только придумать какой-нибудь громкий лозунг, и обзавестись ятаганом, чтобы размахивать над головой, вопя аки подстреленная шлюха. Забываясь в глухих лесах Сибири, где то посередине нигде, среди снующих отовсюду неупокоенных призраков, пытаться вырвать из нутра подобие юмора, отзывается хриплым смехом, когда едва ли у самого носа скользит когтистая лапа.
- не знаю, понимаете вы или нет, но мне вот стало интересно… – возможность на казённые боеприпасы прикрылась в тот самый момент, когда я пустился в погоню за лохматыми ублюдками. Сидеть в режиме ожидания? Нет, лучше сдохнуть, чем трястись, отмахиваясь кольями да вилами. И теперь, когда звери ощутили волю своей истинной природы, они не укрываются, будто насмехаясь надо мной. Всё они понимают, прекрасно понимают. Мясо в меньшинстве, да еще и с доставкой на кровавый пир.
- вы когда посрёте, потом жопой по снегу ездите? Или друг друга вылизываете? – всё они понимают, или очень достоверно догадываются, как я издевательски затыкаю их габаритный ужас перманентными огрызками фраз. Если там, у амбара волки вели себя как тупое кодло, то здесь и сейчас, они будто дополняли друг друга, атакуя синхронно, вне сумбурности выпадов. Попасть точно в цель совершенно нет возможности, и при этом сохранить голову на плечах. Мне едва хватает скорости, изворачиваться от атак лохматых тиранов, а они не оставляют ни единого шанса перегруппироваться, или отступить. Хорошо, потому что я не собираюсь отступать…
- ладно, можете не отвечать, я по запаху из пастей уже слышу ответ…  – увесисто приложившись тыльной стороной лохматой ладони, один из зверей впечатал моё тело в обмёрзший ствол дерева, еще мгновение, доля секунды, чтобы уйти кувырком в сторону, и не стать фаршем. Обошли с двух сторон, неспешно ступая по снежному бархату кругами, внимательно наблюдают, следят за каждым моим движением. Теперь, я для них не просто кусок мяса, а противник, и вдоволь оценив мои рефлексы, они будут осторожны. Ухмыляясь, вслушиваюсь, как лапы твари стоящей за спиной аккурат опускаются на снег, и я делаю встречный жест, разжимая пальцы, выпуская пистолеты в сугроб…
- пусть это останется нашим маленьким секретом, хех…  – медленно опускаясь на одно колено, мои веки смыкаются, и каждая клетка в теле наполняется неистовым жаром. Толчок за спиной, секунда отделяет дюжие когти от моей шеи, и от сломанной попытки зверя, от пышущей самонадеянности, отталкиваясь от земли взмыть над головой выпуская наружу своих демонов, уже долгое время истязавших слюной нутро. Скрестив клинки, взмах, отделяя хрипящую голову от тела, приземлиться на багровеющий снег. Взгляд чудовища устремлён прямиком на меня, нервным оскалом волк уже не так уверен в собственной силе, потому что в моих глазах видит себя, тонущего в чёрной пустоте. Я не могу вымолвить и слова, не могу быть собой, открывая эти чёрные врата, с трудом различаю всех и вся вокруг. Именно потому, это проклятье, оружие, остаётся втайне…
Схлестнувшись в поединке, чудовище не понимает, что я такое, да я и сам мало понимаю, ускользая из разу в раз, полосуя нефритовым пламенем чёрную шерсть. Лезвия секут рычащую тушу, брызжа чужой кровью по снегу, и уже в спустя вдох-другой, ослабев, я падаю на колени перед бездыханной тварью. Приходя в себя, подобрать из снега измазанные кровью пистолеты, и прихватив с собой мёртвую голову падали, неторопливо двинуть в сторону деревни.
- да мам, заигрались с ребятами…  – сквозь смех, тяжело дыша, я пытаюсь бороться с мигренями, и желанием присесть, надолго. Издалека завидев уже привычную искру, неуклюже роюсь в поясном кармане, чтобы выудить папиросу, и после, закусывая фильтр губами, осыпать ласковыми упорно не зажигающийся Zippo.
- у них даже кровь дерьмом воняет…  – бросая на порог открытого амбара голову, я приподымаю уставший взгляд на старейшину.
- перед тем как уходить, скажи им… а хотя. Забей. – старик и так понял мой жест. Я вернусь в эту деревню, завтра, послезавтра, неважно когда, найду девочку, и если она укажет на новое горе. Пусть все молятся своим языческим богам. Спустя час, пока мужчины чинили двери укрытия, старейшина и женщина долго о чём-то говорили с демоном. Уже скоро, упаковав остатки огневой мощи в заплечную сумку, мы двинулись дальше. Задумчивость и молчаливость напарника меня в кой-то веке смутила.
- тоскуешь по коту? Когда закончим, пришлёшь ему по почте мешок вискаса…  – нужно было как-то избавиться от этого навязчивого напряжения. Единственное, на что я был сейчас способен, и чем мог внести подобие пользы, так это травить броскими каламбурами, прикидываясь отбитым на голову нелюдем.
- куда теперь? – я заметил, что стоило нам только отойти от деревушки, как вьюга снова ударилась в привычно жёсткий образ поведения.

+1

15

Битва закончилась также резко, как и началась. Теперь не было слышно ни злобного рычания, ни громких выстрелов, ни ругательств, заглушаемых взрывами, лишь взбушевавшаяся вьюга выла подобно раненому зверю, вздымая с земли первый снег, окропленный багрянцем. Полная Луна, словно досмотрев интересное кино, поспешила скрыться за свинцовыми тучами, что щедро засыпали деревню белыми хлопьями. На миг можно было расслабиться и позволить мышцам, что сулят завтра адскую боль, отдохнуть; вобрать во все легкие морозный воздух.
Хеллбой не спешил спускаться с разрушенной колокольни местного храма. Хотелось докурить сигарету, что приятной табачной горечью отдавала во рту и насладиться прекрасным видом, представшим пред взором беса. Одинокая деревушка, а вокруг темный непролазный лес, словно зловещая тень, подбирается к стенам селения. Между разрушенных домов деревни хаотично разбросаны туши чудовищ, что медленно обращались в людей, коими они некогда были. Слева от опушки держал путь к Белой Горе напарник демона, таща в руках голову волкодлака. Было видно по походке, что парнишка устал. Ну еще бы: так бегать от своры псов и остаться целым.
Как только Тодд подобрался к часовне, черт сиганул вниз и звучно приземлился на землю, оставляя глубокий след от мощных копыт.
- А ты мастер шок-контента. - кивком головы бес указывает на брошенную у порога волчью голову. - И я думал, что из меня дипломат не к ЧЕРТУ. - Красный засмеялся от собственного каламбура, толкая напарника каменной рукой.
Теперь, когда прихвостни злобной ведьмы отправились к своим предкам, настало время для разговора по душам. Предвестник Армагеддона прошел в Амбар, чтобы дать поселенцам еще один шанс на искупление. Рогатый колосс мирно устроился за единственным столом, предварительно ласково уложив на него свой револьвер, который как бы случайно дулом смотрел на местных, что наконец-то поняли о бесполезности своего сельскохозяйственного инвентаря в роли грозного оружия. Тут как ту и оказался дряхлый Семён, выползший из какой-то дыры и умастившийся рядом с демонским оружием, начиная то ли мурлыкать, то ли храпеть, как трактор. Напротив же расположились староста и та женщина, что первая открыла некоторые карты и пролила свет на происходящую здесь ситуацию. Тут-то выживших и понесло на подробности, мол, уже многие века они практикуют жертвоприношения ужасной ведьме, живущей в лесу, раз в год отдавая ей самого здорового и упитанного ребенка, посылая того по дороге из сладостей в чащобу. Получая взамен прекрасный урожай, здоровый и выносливый скот, защиту от всяких болезней и чуть ли не вселенское счастье. И только в последнее время "бабушка" взбесилась, начиная творить непроглядное зло: похищать детей, насылать болезни, убивать скот и молодых мужчин, а те, что переживали дикую охоту волкодлаков, отправлялись в лес, чтобы расправиться с Ягой самостоятельно - бесследно исчезали. Они рассказали, что и детей сажали в подвал лишь по той причине, чтобы старуха не уносила других в большем количестве. Мол, проще одного отдать самим и успеть спрятать остальных, нежели потерять всех и сразу. "Так себе вы стратеги..." - мысленно подметил черт.
Хеллбой услышал достаточно. Больше слушать откровения старейшины не было смысла, да и не хотелось. Судить или вершить правосудие не было задачей гостя из Ада, он оставлял месть самой судьбе, ведь его дело сражаться со злом, а не карать людей. Собрав свои вещички и опустив усатого старика, Красный направился к деревенским воротам, что болтались на одной хлипкой завесе, где его ждал уже готовый к новой битве Тодд.
- Он не доживет до лета... - с грустью в голосе сообщил черт, двигаясь в сторону леса.
Бодрый настрой улетучивался подобно тлеющей сигарете. С каждой сотней метров, разделяющей оперативников от деревни, демон чувствовал тоску. Он прекрасно понимал, что белогорцы уже не жильцы, даже, если удастся победить ведьму. Проклятье, наложенное древними чарами, уже не снять и лишь вопрос времени, когда мрачный жнец придет за их душами.
- "Дорога из сладостей приведет тебя к пряничному домику"... - процитировал сказку Хеллбой и кивком головы указал на леденец, истерично болтающийся от порывов ветра.
- Почему дети не могли разглядеть подвоха и опасности, спросишь ты? Помимо того, что дети любят сладкое, эти конфеты пропитаны веществом, что притупляет чувства и вызывает галлюцинации. Что-то вроде ведьминского ЛСД, которое они варят в своих жутких котлах.
И да, они по-настоящему едят детей и твои "игрушки" тут мало помогут.
- не сбавляя шага, Красный всучил напарнику пузырек с жидкостью. - Эту смесь я сам приготовил - штука ядреная для острой необходимости. Ты можешь смазать пули, облиться сам или при удобном случае дать "отведать" какой-нибудь твари. Тут уж решай сам, как тебе поступить. И если ты не веришь в мужика, что сиди на Небе, то советую поверить очень сильно в ближайшее время. Яга - очень сильная ведьма. Она может взять под контроль твой разум и тогда мне придется тебя прибить, а я этого не хочу. У кого мне сигареты потом воровать? - усмехнулся демон, сворачивая с дорожки сладости и пробираясь через бурелом.
Дальше путь оперативников лежал через зловещее болото, что испускало едкий газ. Топь то и дело пыталась взять в плен ноги борцов с чудовищами, и уволочь на дно. Брод через гадь занял несколько минут и закончился у кромки небольшого кладбища, удивительным образом расположившимся в лесной чаще.
- Да, дорога из сладостей привела бы нас к ведьме, но мы бы точно угодили в ловушку. А посему нам нужен какой-нибудь Сусанин из "местных". Смотри.
Хватило нескольких гребков правой каменной руки, чтобы разрыть могилу. Содрав трухлявую крышку гроба, черт отшвырнул ее в сторону и расположился над почившим. Прочитав заклинание, демон вернул мертвеца к жизни, заставив того закашлять пылью, что некогда была его внутренними органами. Достав "жмурика" из его "кроватки", Хеллбой вручил его своему напарнику.
- Знакомься, Епистафий Емельянович! Наш проводник. Я вижу, что ты удивлен и охреневаешь от увиденного, но это посвящение в мои напарники, малыш. Каждый должен потаскать мертвого зануду у себя за спиной и выслушать всю ту хрень, которую он не успел сделать из жизни, а заодно узнать о себе много нового.
- Епистафий Емельянович, - обратился к ожившему мертвецу Хеллбой, - укажите нам альтернативный путь во владения Бабы Яги.
- За@бал, х*ня кудлатая! Иди туда. - ворчливо зашипел Епистафий и указал костлявым пальцем путь.

+1

16

Неторопливо покинув последний рубеж иссохших стволов, словно изувеченные природой руки мертвецов укрыли от глаз деревню, оставляя за спиной навязчивое ощущение томящей грусти. Много из сказанного я не мог понять исключительно из-за нехватки чёртовой рациональности, только мои свидания со смертью были не просто событиями сломавшими часть грязного комка зовущегося душой, я чувствовал больше, и зрел глубже, чем кто-либо. Нечем гордиться. Это как проклятье, когда каждая ночь – гонка за дозой усмирения внутреннего зверя. Трижды возвращаясь с того света, и не отдав длань уважения? Свежо придание, да верится с трудом. Теплится разве что восприятие, временами, насильно глотая факты, потому что так нужно. И сейчас, когда накануне встречи с очередной дрянью путь лежит через прихоти отнюдь не природы, демон устраивает сжатый брифинг, насыщая и без того воспалённый рассудок сонмом информации со смутным смыслом. Одно дело не верить в тьму, иное, смотреть на неё под своеобразным углом, и совершенно нелепым для чужого понимания градусом.
- в следующий раз, турагентство буду выбирать я… – чуть слышно суча под нос, ломанный голос сокрушает зловонные пары мерзкой жижи, сопровождая более-менее связную речь тихими проклятиями. Наряду с гневной тирадой в никуда, я старался внимательно осматривать каждую новь, являвшуюся то образами, то бесформенными очертаниями в разводах тины и желчи. Место было действительно жутким, датчики буквально вопили, фиксируя то живое, то мёртвое, от чего приходилось нервно дренировать между режимами видения. И если силуэты живых обитателей еще как-то вписывались в понимание, обрамляя неведомых тварей в подобие инициации, то мёртвая материя не поддавалась объяснению. Лишь звуки, напоминающие коверканную изнанку человеческого голоса, настолько изуродованную неистовостью и болью, что теперь, это лишь сумбурный шум, отголосками падающий на слух. Каждый шаг в избытке клокотал мёртвой пеленой, что-то, или кто-то оставалось здесь не по своей воле, неспособное рассказать, явить себя, лишь являясь в пустоте эфемерными сгустками, тихо стонать. Даже в деревьях, корни которых будто вились щупальцами под зелёной плёнкой, и те зловеще склоняли свои ветви-руки, пытаясь то и дело коснуться нас, незаметно, боязливо, страшась обрушить гнев древнего зла на собственную глупость. Но, что было действительно странно, я не ощущал опасности, всё сущее у болот, скорее напоминало собой зловещий плен, из которого никто не в силах выбраться. Никто кроме нас? Одно дело бес, у которого свои давние тёрки с тёмной стороной, и зловещая мгла пусть и неохотно, но впускает под занавес своих владений, но я? Снова поцелуй смерти? Я понял твой намёк, безликая.
   После того как Красный взвалил на мои плечи бремя, в самом что ни есть буквальном смысле, я на мгновение задумался о том, как буду заталкивать петарды в папиросы, а после, любезно делиться с большим братом. От подобной мысли сознание слегка приободрилось, незаметно от всего сущего абстрагируясь в пользу новой волны. Проклятье, нечисть, мёртвые дети, всё это легло вязким осадком на самое дно личной выгребной ямы. Демон считает меня заносчивым мальчишкой в плену собственных предрассудков и амбиций, и в кой-то веке, мне хочется, чтобы всё оставалось именно так. Человек, который осознанно лез в наручники, отправляясь под гулкий смертный приговор, уже давно не человек. Живое существо, куда более опасное, чем стая голодных волков, куда более злое, чем кровожадный зверь. Такое существо, не заслуживает расхаживать по земле. Ровно год я проторчал в стенах стальной тюрьмы, глядя на работу отчаянных смельчаков, у которых есть понятие жизни, есть смысл ценностей. Все они, каждый по своему стараются скрыть эмоциональную составляющую за подкладкой костюма двойки, залепив брешь в душу пластиковым бейджем, но они люди, каждый из них. Даже этот дюжий сквернословец с рогами, всего лишь актёр, искусно прячущийся за суровым образом. Они играют друг с другом, лгут, и всё же, эта ложь таит в себе чистую искренность, желание защищать друг друга, сопереживать. Со мной всё гораздо сложнее, и пока этот спектакль затягивается, я буду держать карты в рукаве.
- есть идея получше. – сбрасывая ворчащего трупа на подобие островка, я наступаю ногой на грудь загробного навигатора и резким рывком отрываю голову с плеч, чем вызываю на себя целую гневную тираду. Даже с дюжим познанием русского, множество слов я попросту затрудняюсь перевести и, в конце концов, засунув в рот дерзящей башки пистолет, выдыхаю с нескрываемым облегчением. Пропуская через модулятор голоса речь, я очень аккуратно пытаюсь объясниться с проводником, тщательно подбирая слова.
- у нас нет времени слушать ругательства – механическими звуками отдаёт монотонная речь, заставляя усопшего Епистафия Емельяновича прислушаться. Набирая больше воздуха в лёгкие, я говорю медленно, не повышая интонации.
- помоги нам найти ведьму, или я закрою твою башку в банке с мочой. Вечность в моче, как тебе? Я оставлю сердечную просьбу следующим поколениям, чтобы держали тебя на виду. – даже не имея зрачков в глазницах, я мог с уверенностью сказать, что мы достигли понимания, и последующее путешествие, голова человека разумного увлекательно проведёт время на карабине заплечной сумки.
- вежливость и учтивость, как способ к самосовершенствованию. – тихо усмехаясь на неодобрительное выражение морды напарника отвечаю я, уверенно направляясь вдоль кладбищенских просторов. Мы продвигались около часа, и казалось, что месту упокоения нет конца. Но меня больше смутило, что переключая фильтры, я не встретил ни одного призрака. Это место было действительно мёртвым. Только мои наблюдения внезапно вцепились в спектрограмму движения в периметре. Указав ладонью по направлению густеющего тумана, я тихо окликнул Красного.
- есть движение… – внезапно, наш проводник заметно напрягся, шепотом обращаясь ко мне:
- не останавливайтесь, недалече хата болотной Кикиморы. Коль слушать станете, беду накличете. Идти надобно.
- Красный, у нас есть что-то на Кикимору? Красный? – понять в одно мгновение, что демона рядом нет и на полном автоматизме выхватывая пистолеты, прислушаться к пустоте.
- проделки нечистой, говорил же идти надобно.
- тихо, лучше расскажи, кто эта Кикимора и чем опасна. – уходить далеко нельзя, но и оставаться на одном месте опасно. Я был уверен на все сто процентов, что бес шёл след в след, а теперь, даже анализаторы молчат. Был сигнал активности, и вмиг, ничего, пусто. Теперь, оставалось полагаться лишь на самого себя, доверяясь интуиции и рефлексам.
- запутает следы, старуха, да будет водить кругами, пока ноги в кровь не изобьёшь. Бесово отродье туману напустило, не вижу ничего. Хош далее идти, надобно супостатку изловить и ко пню привязать. – ничего так перспектива, поймать какую-то невидимую тварь, да еще и связать. Остаётся только надеяться, что Красный найдёт её раньше, чем вся эта колдовская дрянь, разразится новыми красками. И стоит вспомнить о неприятностях, как вселенная услужливо плюёт в лицо. Стоит мертвецу жалобно всхлипнуть «утопленницы», как из густой пелены на меня бросаются десятки дрожащих бледных фигур. Женщины с опухшими лицами и руками, волосы, густо опутанные тиной, и неистовый крик, вгрызающийся в самое нутро болезненным жалом. Тяжёлые удары бойка монотонно трактуют свинцовыми аргументами, а мне между тем приходится снова изворачиваться, чтобы не стать лёгкой мишенью…

+1

17

Надо признать действия Тодда в отношении костлявого проводника удивили Красного. Не то чтобы он сам так не делал во времена бурной молодости, но ни один агент, что принадлежал к роду людскому, не проявлял такой жестокости к усопшим, не обладающими способностью держать трухлявый язык за червивыми зубами. Обычно мертвые задницы то и дело доставали своих носильщиков, отвешивая удивительно колкие фразы и шутки из разряда "твоя мамаша такая...". Видимо в загробном мире все заблудшие души посещают курсы юмора и пятничные стенд-ап выступления - норма. "Без развлекухи в мире духов тоска смертная..." - мысленно отвесил каламбур демон и улыбнулся, не обращая никакого внимания на прения головешки и Красного Колпака.
- Ха-ха-ха, такой способ самосовершенствования явно не устраивает Епистафия. - засмеялся черт, аккуратно ступая на следы своего напарника. - Перспектива быть "замаринованным" в моче не самая радужная, Емельянович? - улыбаясь вопросил Красный не ожидая ответа от проводника.
Никто и не заметил, как оперативников окутал невероятно густой туман; казалось еще чуть-чуть и он станет осязаемым. Бледная пелена застила глаза и не позволяла ничего разглядеть дальше чем на вытянутую руку. Шаг в сторону и уже не слышно ни занудного ворчания Епистафия, ни рычания раздраженного Тодда, лишь всплески болотной глади и женский злобный смех, перемешанный с монотонным пением.
- Кикимора. - прошипел черт, выуживая из кобуры револьвер.
Еще одна ведьма, но уже болотная и не менее опасная, чем лесная владычица. Эта мерзкая старуха насылает на заблудившихся в лесу путников своих утопленниц, чтобы те спели им последнюю песню и уволокли на дно болота, где злобная и уродливая тетка будет медленно поедать их плоть и души, навеки запирая их в своем зелёном фонаре мора. На встречу с этим древним существом Хеллбой вообще не рассчитывал, но у судьбы как всегда совсем иные планы на героя из пекла. Оставалось надеяться, что Тодд не струхнет и не поддастся губительному влиянию гипнотической песни утопленниц, что так и вьются у копыт черта, не решаясь атаковать.
- Ух, да ты достала! - раздраженно выругался наследник трона Ада и схватил одну из мертвых девиц за волосы, да как впечатает бездыханный труп в дерево, что от ее тушки осталась лишь голова.
Для беса "дочери" болотной старухи не представляли угрозы, слишком уж они боялись того, на чьем челе установлен пламени венец. А вот сама кикимора не прочь потягаться силами с предвестником Апокалипсиса. Тварь бесшумно подплыла к краснокожему гиганту и вцепившись когтями в торс, потащила на дно. Борец с чудовищами едва успел набрать воздуха в легкие и не наглотаться грязной воды, вслепую отбиваясь от нападок старухи. Болото - не вода, здесь не видно нихрена! Хитрая паскуда ловко перемещалась и оставляла на могучем теле рогатого кровавые росписи от мерзких когтей; громко визжа она ринулась в последнюю атаку. Демон кое-как дернулся в сторону, подныривая под ужасную бабусю. Этого маневра было достаточно, чтобы изо всех сил отправить каменную кувалду в подбородок супостатке, заставляя ее вылететь из болота словно пробку из бутылки шампанского, что предварительно потрясли. Ведьма с грохотом впечаталось в старое дерево, что служило ее убежищем, сваливая его навзничь. Тяжело кряхтя, кикимора скатилась с трухлявого ствола, пытаясь перевести дух  от демонического апперкота; все было бы просто замечательно для нее, если бы не две вещи: она почувствовала настоящий страх и туман рассеялся, а еще она валялась прямо у ног сумасшедшего готэмита, которого уж точно достали ее мертвые дочурки.
Наконец из болота выполз и сам Хеллбой, выплевывая добрый литр грязной воды на землю. Не теряя времени, гость из Ада поспешил к напарнику, чтобы окончательно сбить спесь с все еще опасной ведьмы.
- Ну что? Допрыгалась, гадина? - тяжело дыша захрипел он, направляя "Самаритянина" на кикимору. - В своей работе я больше всего люблю этот момент, приятель. И называю его чертовски крутое воздаяние! - пафосно забасил демон, кивком головы предлагая Тодду разрядить обойму в проклятую старуху.
Вдоволь нашпиговав ведьму освященным свинцом, черт еще раз удостоверился, что она не воскреснет и вонзил  осиновый кол в область проклятого сердца. Сотрудник бюро устало опустился на землю и оперся спиной о молодой дуб, что как-то неестественно прекрасно цвел, словно его освободили от оков тьмы.
Нужно было перевести дух и закурить сигарету, а заодно хоть чуть-чуть взглянуть на раны, что любезно "подарила" болотная тварь. Сперва, конечно же, демон закурил, делая глубокую затяжку и смакуя дым. Ему казалось, что он не курил целую вечность, а дурная привычка обратилась долгожданным лекарством от всепоглощающей тоски.
- Чего действительно сейчас не хватает, - нарушил молчание Хеллбой, - так это хорошей музыки... - он устало улыбнулся, глядя куда-то между деревьев.
- I'd love to see a different world. A place where you can't find me... - тихо запел бес, постукивая хвостом по земле.

+1

18

Музыки, хех, невольно подумал я мысленно прикидывая, как лютый демон с замашками заправского коммандос, вальяжно кружит меж фонарных столбов, игриво размахивая каменной кувалдой сжимающей зонтик. Бурная фантазия напряжение не сняла, но, уж явно позабавила образами на манер поющих под дождём. Нехватка фраз порой знатно компенсируется простым незадачливым молчанием, эдаким послесловием к финалу какой-нибудь добротной заварухи. И сейчас, я попросту приземлился на одно из надгробий, показавшееся мне вполне крепким, чтобы выдержать уставшего психопата с болтающейся на поясе головой трупа. Подымая забрало, втянуть носом воздух, пропитанный болотной тиной и приторной сыростью, даже мимолётный трупный смрад не мог стать помехой, чтобы с разочарованием нащупать последнюю сигарету в пачке.
- а лучше горло промочить. Я бы сейчас не отказался от самого гадкого, самого ублюдочного коньяка, настоянного на жженной резине. – тихо посмеиваясь, потирая переносицу кончиками пальцев, глядя на вереницу мёртвых тел, устеливших поле брани. Паршиво на душе, не взирая на контрастную смену событий, где то глубоко под толщей брони и уставшей шкуры, ноет горькое осознание. Каким бы неистовым сукиным сыном ты не был, существуют алгоритмы, в коих твоя переменная пустое место, полный ноль. Этот мир стал отчасти моим собственным, необходимость как железное правило ведения войны, но каждый последующий шаг даётся с трудом, потому что новое понимание бьёт по рассудку крепче каменной клешни беса. Еще одна жирная капля ненависти в стакан, когда он уже и без того полон, и чего ради? Чтобы встать перед фактом собственного убожества.
- я думаю о той девочке. Из деревни. – внезапно для самого себя, на выдохе процедил я, глубоко втягивая сизый дым. Откровения? Что дальше, перманентные вечера в тон панического настроения? Томные беседы с мозгоправом, плавно переходящие в зависимость. Снова шутки, Тодд, снова шутки. А точка остаётся точкой, не переходя за рамки, не обретая какого-то философского смысла. До момента знакомства с шайкой двинутых на полтергейстах и нечисти, пуля была более чем действенным решением во многих вопросах, а чужая кровь, как способ упокоения личной гордыни, злобы, жажды возмездия. Но сейчас, всё иначе. Словно наотмашь биться с воздухом, но вместо усмирения ярости, чёткими ударами прилетают хлёсткие оплеухи.
- о людях. – осёкся на миг, крепко сжимая накатившую слабость. Проглатывая смысл с обжигающим лёгкие дымом, я мог сказать, что ненавижу людей, ненавижу истинную природу их существования, коей затравлена львиная доля ноосферы, и что безумно жажду вычёркивать незнакомые имена из жизни, просто потому, чтобы избавить какой-то десяток таких вот девочек, от надменной жестокости и жалкого бытия социума. Крепко сжимая губы, бросить окурок на окровавленное тело мёртвой старухи, чьё тело укрыто струпьями. И возвращая способ общения с головой мертвеца, подстегнуть ворчливого навигатора на предмет информации.
- веди. – хрипло выплюнув остаток мирского разочарования, я стараюсь привести мысли в порядок, выталкивая к чертям нахлынувший обоз грязи. Всё имеет свою плату, и каждый заплатит по заслугам, во что бы то ни стало. Заплатит и эта старая сука, превратившая край жизни в могильник фанатичных трусов. Тихо цокая языком, Епистафий что-то причитает на родном языке, большую часть сказанного я попросту пропускаю мимо. Не нужны мне советы или нотации от дохлого мастера броских каламбуров. Какое-то время спустя, мертвец только монотонно указывает на необходимое направление, проводя наш тандем сквозь глухие чащи. Отвлечься, фокусируя внимание на предстоящем. Едва ли получается вытащить из головы вязкое предчувствие нарастающей опасности, как полая мгла расступается, пуская нас на тропу вымощенную чёрным камнем. Неживой проводник, тихо поскуливая, старается клокотать голосом тише, пока вовсе не опускается до едва различаемого шепота. В какой-то момент, рефлексы снова берут верх, заставляя ладонь стремительно выпрямить ствол по направлению к верхушкам деревьев, поймав в прицел недовольно кряхтящего ворона. Птица с бездонно чёрными глазами, порхая растрёпанными крыльями, ловко скользнула меж потемневших стволов, и растворилась в нефритовом тумане…
- если верить термо анализаторам, температура воздуха поднялась с метки минус тридцать шесть, до плюс десять... – в Сибири ли мы? Резкий контраст температур заставляет технику спешно перестраиваться, ослабляя защитные экраны щитов, и пока я неуверенно рассматриваю местный ландшафт, тихий хриплый голос Епистафия взмаливается остановиться.
- люде добрые, вон логово ведьмино, отпустите, а? Не надобно старухе выглядывать мене, не хочу окаянной миской стать. – и в самом деле, в двухстах шагах, под ветвями безмолвных сосен, лениво раскачиваясь на птичьих лапах, стоял дом… отцепив от пояса голову, я вручил болтающий брелок демону.
- прибыли?.. так каков план? – лишь стоит заикнуться об уточнениях, как всё кругом заливается неистовым женским смехом, доносившимся отовсюду.

+1

19

- Я тоже, - спокойно добавил демон, щурясь при очередной затяжке, - они не жильцы. Снять проклятье, которое на них наложено я не могу. Оно тянется едва ли не с зари времен, когда для людей Солнце еще было богом. Но...знаешь, за 50 с лишним лет этой работы я понял, что существует не только черное и белое; что монстры могут быть более человечными, а люди - настоящими тварями. Этот парадокс тяжело укладывается в голове. Иногда произошедшее кажется не таким, как на первый взгляд. Когда разматываешь клубок из взаимосвязанных событий, то начинаешь понимать почему так поступили, а не иначе. Я их не оправдываю, но у них была своя причина на то, чтобы так поступить. И хуже всего, что они беззащитны перед этой угрозой. Я даже не уверен, что мы хоть как-то защищены... - выговорился черт, туша сигарету о могильную плиту.
Он неспешно поднялся с земли, отряхивая от налипшей мокрой грязи полы своего тренчкота и огляделся вокруг. Все также мерзко, неуютно и пугающе, как и было. Со смертью старой кикиморы ничего не изменилось и не измениться. Рано или поздно тварь переродиться и вернется в эти болота, но всегда будет помнить демона, что убил ее и бояться. Если получается действительно напугать таких существ, то они испытывают гораздо больший страх нежели простые смертные.
Как бы не хотелось дать организму больше отдыха - нужно закончить то, ради чего они прибыли и успокоить ведьму раз и навсегда, даже если это будет стоить жизни.
- Идем. - кивнул черт и двинулся вперед, почти не прислушиваясь к покойному навигатору.
Путь был недолгим и оперативники вскоре достигли цели, вступив на дорожку из черного камня. Сомнений, что убежище Бабы Яги близко уже не было, лишь сердце стало биться быстрее от предвкушения предстоящей битвы и желания набить морду поганой твари. Отомстить ей за съеденных и замученных за сотни лет детей, убитых людей и за проклятья. Тут как тут и ее шпион - старый ворон, что молчаливо махнув крыльями, полетел вперед, словно указывая путь сотрудником бюро.
- Для начала мы отпустим Епистафия. - проговорив заклинание, демон отпустил душу проводника обратно в мир иной. - Положи его голову под дерево. А теперь... - планы черта по умерщвлению старушки были ею и нарушены.
Точнее ее зловещим хохотом.
- Пойдем и надерем этой гадине задницу! - прорычал Хеллбой, ломая в руке какую-то печать.
В тот же миг, его левая рука засветилась золотистым светом, перерастающим в яркую вспышку, после которой он уже сжимал весьма внушительный меч, что некогда принадлежал мифическому королю Камелота Артуру Пендрагону.
Короткий марш бросок и напарники были уже у крыльца уродливой избушки, что медленно покачивалась из стороны в сторону, стоя на покрытых костяными шипами куриных ногах. Из дымохода этого страшного строения валил зеленый дым, намекающий на то, что хозяйка активно готовит очередное зелье. Неподготовленный человек мог бы лишиться рассудка видя эту ужасную картину. Благо Тодд уже давным-давно отпустил свою "крышу" в бессрочное путешествие.
- Не позволяй ей говорить с собой... - прошептал черт, осторожно подходя ближе к убежищу противника.
- Эй, карга! А ну выходи из своей коммуналки - биться будем! - громко закричал Хеллбой, пиная копытом камень, который случайно угодил в окно избушки.
Такую наглость хозяйка тайги не могла стерпеть. В тот же миг на крыльце показалась ужасная сгорбленная старуха с длинным загнутым вниз носом, усеянным бородавками; ее серая кожа была испещрена морщинами. Зубы ведьмы напоминали острый частокол и были специально заточены для поедания человеческой плоти. Из под грязных седых волос, что частично закрывали ее лицо, выглядывали два горящих желтых огонька глаз, лишенных зрачков. Черные острые когти Яги неприятно скребли деревянный парапет крыльца.
- А-а-а-а! Зверь Апокалипсиса! - противно запищала старуха, расплываясь в мерзкой ухмылке.
- Какая же ты уродливая. Ты в зеркало себя видела? - недовольно забубнил Хеллбой, привлекая все внимание ведьмы к себе, давая Тодду возможность зайти с фланга. - Твоя старая задница знает зачем я здесь? Уверен, что знает. Но на всякий случай я тебе скажу лично. Я пришел тебя убить за все то зло, что ты причинила людям. Отомстить за детей, которых ты безжалостно пожирала все эти столетия!
Рассвирепев Баба Яга кинулась на заносчивого гостя из Ада, достигая его всего за один прыжок. Хеллбой не ожидал такой прыти от бабуси и такой силы. Она сумела повалить краснокожего колосса и навалиться сверху, неистово терзая его своими когтями. С переменным успехом отбиваясь от атак каменной рукой. Если бы не подоспевший вовремя напарник, который пальнул ей прямо в черепушку, то неизвестно, чем бы для Хеллбоя это закончилось.
Грозно зашипев, она повернулась в сторону Колпака, готовясь к следующему прыжку. Этого демону хватило, чтобы выхватить револьвер и выстрелить ей в спину, образовав в худосочной тушке огромную дыру. Ведьма не понимая происходящего обернулась к рогатому и с удивлением посмотрела на него, получив коронный удар правой, что "проводил" ее прямиком домой.
- Покойся с миром, падаль... - сплюнув кровь, черт поднялся с земли и кивком поблагодарил Джейсона за помощь.
- Это было ле..., - на полуслове замолчал демон, глядя на выскочившую из избушки Бабу Ягу, что была цела и невредима.
- Я бабусю возьму на себя. Уничтожь ее квартирке готовку в стиле KFC, а то она будет возрождаться пока не грохнет нас.
Подняв с земли меч, черт поманил людоедку к себе:
- Иди сюда, пупсик!

0

20

Излишество объяснений и детальной информации было отправлено к чертям собачьим, выливая презентованную бесом дрянь в обойму. Всё вокруг менялось, каждая тень, каждый ствол дерева, словно всё оживало, меланхолично вздрагивая безумными пантомимами. Даже вязкая почва под ногами словно жила собственной жизнью, пробиваясь на поверхность вздохами ядовитых паров. Мимолётно замечая в округе кости и черепа, я понимаю, что сгнившая одежда мертвецов некогда принадлежала воинам разных культур. Ржавчина съела до неузнаваемости металлические изголовья рыцарских мечей, алебард, наконечники копий, но кое-что всё же оставалось приметным, формируя в голове образы. Отбрасывая прочь мимолётный экскурс в историю, я заставляю весь неистовый потенциал технологического прогресса выбросить все карты на стол. Анализаторы, датчики, всё работает, превращая неистовый визг старухи в ушах в белый шум. Не болтать с сукой, посыл ясен как белый день. Теперь я полностью настроен на частоту голоса напарника, игнорируя любую возможность скверной обывательницы местного пекла заговорить со мной. Но, чего я уж явно не ожидал, что старая шлюха, страдающая склонностью к каннибализму, устроит в своём логовое подпольную лабораторию с импровизированным источником воскрешения. Патронов обработанных веществом всего одна обойма, и я понимаю, что если всё полетит в трубу, придётся забыть про обилие секретов… 
- понял. – монотонно выплюнув ответ, я устремляюсь к покачивающемуся на плотных птичьих ногах доме. Какая-то часть сознания заставляет заправить обойму с радостью гомеопатии, и в попытке длинным прыжком достичь порог хибары, принимаю на шипы предплечий удар искорёженного клинка. Всё не может быть так просто, и не будет, в который раз ловлю себя на мысли, лицезря волочащиеся обрывки истории, чьи окостеневшие черепа и гниющие туши решительно настроены наделать в моей броне дыр. Разрядив обойму пятидесятого в голову ближайшего батыра, наспех насчитываю как минимум пятерых оживших, и к огромному сожалению понимаю, что эффект бронебойных не имеет должной отдачи.
- некогда мне с вами панькаться… – озлобленно хрипя, я подхватываю с земли копью, и на всех парах устремляюсь к идущему навстречу скелету в насквозь прогнивших доспехах тамплиера. Вонзая острие пики в пустую ничего не чувствующую оболочку, я не останавливаюсь, и что было сил стараюсь направить силу на двух идущих рядом мертвецов. Выхватывая из рук янычара хлыст, резким ударом опутать копьё с нанизанным из тройни охранников копьём, и вмиг ускользнуть от массивного ржавого топора викинга. Рвануть с пояса цепь, закидывая острые края булавы в ворох неуклюже топчущегося шашлыка, и совершая ещё один круг, сунуть за ворот гниющего варвара связку гранат, предварительно звякнув предохранительными кольцами. Оставляя за спиной мерзко кряхтящий отряд, про себя отсчитываю три секунды, и вслед за прогремевшим взрывом, повторяю манёвр, прыжком оказываясь у самой двери. С лихвой высадив ногой створку в обратную сторону, я гулко выругаюсь от неожиданности, когда в активирующейся подвеске дома, образуется ощутимый тремор. Сраная халупа пытается меня вытрясти? Серьёзно? Посыпая отборными выражениями, я хватаюсь за край оконного парапета, чтобы мало-мальски выстоять в родео, как внезапно охранная системы старой карги, незамедлительно приходит в действие. Уже знакомая птица, с жутко противным хриплым голосом, истерически треплет крыльями, прицельно ударяя клювом по окулярам.
- ну всё, петух! Ты достал! – шутки шутками, но изрядно натерпевшись атак пернатого изверга, внутри всё кипит, переворачиваясь верх дном. Хватая крылатую тварь, со всего маху отправляю птицу в дальнюю стену так, что воинствующий стингер встрянет клювом в сруб рядом с печью. Невзирая на мой триумф, адская пляска самоходной хибары перерастает в неистовые пируэты. И пока я борюсь с несовершенством гравитации, вся кухонная утварь ведьмы едва ли раскачивается, как и дюжий котёл с мирно колышущейся внутри жижей. Выдергивая из нагрудной портупеи нож, с помощью лезвия и какой-то матери, всё же удаётся подобраться к чугунному сосуду, и за считанные секунды облепить припасённым на крайний случай пластидом. Выставляя таймер на семь секунд, я отталкиваюсь от деревянной стены, глядя как из зловонного варева скребя клыками, лезет старуха. Будто пуля вылететь в дверной проём, не самым лучшим образом приземляясь на разбросанные конечности зомби, я улавливаю боковым зрением, злобную гримасу дьявольской бестии. Нечеловечески быстрая нечисть меняет тактику боя, устремляя свои заточенные клыки в мою сторону, но стоит только ужасу деревни наброситься на меня, как два килограмма пластида отзываются сокрушительным эхом, разметав дом и всё, что было внутри, по пустырю меж деревьев. На подсознательном уровне я понимаю, что мы победили злобную суку,  только заключительная инкарнация, за считанные секунды тощими ладонями обвивает мою шею, пытаясь впиться зубами в лицо. Сказать, что безнадёжное скрежетание о титановые пластины вывело старуху из себя, значит не сказать ничего. Брызжа слюной, разъярённая ведьма впивается ладонями в моё горло, и мне едва хватает сил дотянуться до пистолета, чтобы полностью разрядить обработанную обойму в злобную горбунью.
- да сдохни ты уже наконец… – хрипя под клокочущей слюной вперемешку с кровью, слышу как пистолет предательски отдаёт щелчками, воздуха катастрофически не хватает, и даже с дюжиной колдовских пуль в чреве, старая сука всё еще сильна, будто Убийца Крок и Бэйн вместе взятые….

+1

21

План Хеллбоя по привлечению всего внимания бабули-людоедки сработал и ему оставалось лишь пожинать плоды собственных трудов. Взбешенная и голодная, Яга со скоростью молнии оказалась в ступе, которая неслась на краснокожего, сбивая того с ног. Герой из пекла едва успел зацепиться рукой за кромку деревянного летательного аппарата, чтобы не быть "закатанным" в грязь; но и это решение не было верным на 100%. Ведьма решила не щадить своего противника и направилась вверх, улетая прочь от земной тверди.
Не то чтобы Красный был трусом, но такая высота ему была не по душе, особенно, когда ты едва держишься, чтобы не упасть и уворачиваешься от острых, как бритва, когтей сумасшедшей тетки. Тварь дико визжала и хохотала, выписывая на своей ступе умопомрачительные виражи, стараясь сбросить нежелательного пассажира. Этого ей показалось мало и Баба Яга рванула вниз, прорываясь сквозь кроны древних сосен, сбивая все ветки Хеллбоем.
- Да твою мать! - заорал демон, стараясь хоть как-то уворачиваться от болезненных встреч с деревьями.
С переменным успехом у него это получилась, хоть и большая часть все же достигла своей цели, оставив памятные шрамы и синяки на могучем теле. Однако увлеченность Яги высшим пилотажем оказалась на руку черту, который рывком вынырнул из под ступы и хорошенько вмазал ведьме каменной рукой по морде, что частокол из зубов разлетелся в щепки, а сама бабуся, подобно пробке из под шампанского, вылетела из деревянной бочки, отправляясь на скорое свидание с буреломом и холодной землей. С грохотом, напоминающим взрыв бомбы, она встретилась с земной твердью, оставляя от себя немаленький кратер; Хеллбой же вполне аккуратно приземлился на ноги.
Не дав опомниться супостатке, демон пнул ее копытом под ребра, отбрасывая кладбищу, что несколько десятков минут назад, он и Тодд проходили. Не смотря на то, что Яга головой разбивает надгробную плиту, она все же приходит в себя и бросается на черта, обнажив когти. Очертив полукруг, костяные лезвия стремительно скользнули снизу-вверх по диагонали, пытаясь выпотрошить рогатого. Она была быстра и точна, но недостаточно, чтобы удар достиг цели. Отскочив назад, Хеллбой воспользовался преимуществом в росте и длине рук - зарядив левый хук в челюсть старушки, ломая ее на осколки.
Сперва зубы, а после челюсть. Рассвирепев, хозяйка Тайги бездумно бросилась на своего противника, который встретил ее каменным апперкотом, что в очередной отправил людоедку "полетать". Оправившись и от этого удара, Баба Яга вновь ринулась в бой, истерично исписывая воздух когтями, где еще мгновение назад находился Красный.
Хеллбой не хотел тратить силы на бесполезное нанесение увечий своему врагу - все равно заживет. Нужно было продержаться достаточно долго, чтобы Колпак смог покончить с источником ее сил  - избушкой. Лишившись его она потеряет способность к возрождению и исцелению, и только тогда появиться возможность ее убить.
Превосходство Хеллбоя над противником длилось недолго. Как в крутых боевиках из 90-х, наступила очередь демона получать по морде и он получал. Яга оттягивалась по полной: швыряла, била и полосовала Красного как хотела. Один из ударов отправил рогатого прямиком в вырытую кем-то могилу. Набросившись сверху, ведьма принялась душить наследника адского трона.
- Пора умирать! - визжала старушка, больно сдавливая могучую шею оперативника бюро своими костлявыми пальцами.
Яга хищно облизывалась, видя как Хеллбой начинает терять сознание, предвкушая скорый и сытный обед. Но вдруг она остановилась, выпучила глаза и замерла, открыв рот. Казалось, что она кричит, но мерзкий голос больше не вырывался из ее груди. Домик на цыплячьих ножках пал.
- До встречи в Аду, клюшка старая! - захрипел черт, упирая в живот ведьмы свой револьвер.
Он нажимал на спусковой крючок до тех пор, пока не опустошил весь барабан. От тела ведьмы не осталось практически ничего, лишь ошметки костей и плоти, разбросанных по вырытой могиле и памятнику, стоявшему у изголовья.
- Покойся с Миром... - пробубнил под нос герой, выбираясь из ямы.
- Эй, головастик, прием? - позвал напарника черт. - Спасибо, что кокнул кудахчущую хату. Очень вовремя. Еще б пару секунд и психопатка сожрала бы мое прекрасное лицо...и даже не подавилась. Если хочешь увидеть гуляш из Бабы Яги, то заглядывай на кладбище.
Черт устало приземлился на надгробную плиту и начал шарить по карманам в поисках "целебной" сигареты. Как назло - последнюю скурил перед бойней с шизанутой бабусей. Недовольно засопев, Хеллбой улегся на гранит и устремил взгляд сквозь стволы деревьев, через которые пробивались лучи восходящего Солнца, непривычно яркие, непривычно светящиеся надеждой, что новый день принесет радость, которой так не хватает этому лесу и жителям Белой Горы, а заодно отряду бюро. Жаль, что сигарет день не принесет...

+1

22

Хотелось бы верить, что это сказка со счастливым концом, но, так ведь не бывает, верно? В этой истории место есть только для горькой тоски и безудержного желания выть на луну подобно волчьей шкуре. Даже в минуты слепого затишья, на душе остаётся осадок, которого не выбить, не стереть. Как и не хватает того осознания, что грязный комок ненависти, чьё брюхо переварило добрую дюжину людских голов, мёртв. Уверенность в завтрашнем дней растаяла несколько часов назад, стоило всему этому аду начаться. Череда вспышек, будто лютая обойма наполненная фактами, была полностью разряжена в наши туши. Если кто-то сверху и был, он решил что стоит изрядно позволяться над ошибками природы, разрисовывая холст контрастными оттенками желчи. О чём ты думаешь Тодд? Сейчас, в эту минуту, мгновения назад, стоя одной ногой на смертном одре, задыхаясь в руках старухи-каннибала. Обо всём, и не о чём. Первая мысль, которая едко скребёт по острогам разума, патроны сошли на нет, оставаясь муторным презентом в безжизненной туше местной нечисти, стволы разбиты в хлам, а тело истошно отзывается, вопрошая залить добрую пинту жутко смердящего пойла, от которого не то что выворачивает наизнанку, а выжигает глаза к чертям. К слову о чертях… Едва приподымая голову, в ста шагах вижу мирно обустроившегося напарника, чей вид буквально вопит о славно прожитых мгновениях жизни. И в какой-то момент, на окраине сознания вскользь мелькнёт мысль, едва слышимая, размытая, смутная. Вслед за ярким отблеском солнечных лучей меж вековечных стволов, приходит понимание, что вера в следующий день еще та сволочь, и что просто так её не прикончить.
- мам, еще пять минут. – тихо посмеиваясь сквозь боль физическую, нахожу в себе силы чтобы поднять торс с вязкой травы, устланной костями обильно окроплёнными склизкой кровью ведьмы. Стаскивая с головы шлем, даже не взирая на испарения, можно учуять как утренний ветер несёт со стороны леса свежесть. Долго шаркая по карманам поясных сумок, я всё же нахожу то, о чём стоит только мечтать. Скомканная, рваная пачка с единственной сигаретой внутри. Будто последний спасительный патрон, от которого будет зависеть исход боя. Цепляясь за судорожно дрожащие ветви деревьев, наконец, выравниваюсь в полный рост, и, посыпая отборными ругательствами, заставляю зажигалку опалить кривую как моя жизнь сигарету. У каждого свои ценности, да и все мы, каждый из нас по-своему разновидность мяса, вроде одно и то же, но по-разному приготовленное. Не всяк способен осознать степень личного дерьма, которым кишит подсознание, и далеко не всякий смиренно принимает это как должное. Бес, костылявший жуткую бабу до потери пульса, был чем-то вроде сборника терпких сочинений на тему бывалой классики, невзирая на внешний вид и какие-то прописные заповеди, которые так рьяно вешает род человеческий, живущий вопреки громким мнениям, и во имя забытых истин. Он – существо, пришедшее в бестолковый мир, чтобы спрятать благородство под толстой маской и каменным кулаком.  Я – сука с полным комплектом причин, чтобы ненавидеть человечество, рождён чтобы… хех, чтобы в который раз удивляться, насколько жизнь способна удивить.
Протягивая закуренную сигарету, по-братски оставленную на пару добротных затяжек, с чувством некоего удовлетворения оглядываю поле брани. После встречи с разного рода падалью, я понимаю, что всё еще, существуют моменты, ради которых стоит жить, ради которых стоит нажимать курок до последнего вздоха.
- надеюсь, нас не заставят убирать… – под тихое подобие смеха, шатко ковыляя по неизвестно откуда взявшейся тропе, мы неспешно оставляем грязь и морок уходящей ночи за спиной. И в момент, когда яркое зеркало заснеженных вершин бьёт по глазам, я чувствую на душе… тишину. Будто какая-то незримая тяжесть спала, разбиваясь в пыль и улетая вслед за промозглыми сибирскими ветрами. Надевая маску обратно, потратить немного немало минут двадцать, чтобы связаться со штабом. Всячески пытаюсь пресечь десятки нелепых вопросов в духе «как», «что» после чего наконец добиваюсь позволения на воздушное такси. Возвращаясь на точку высадки, мы пройдём рядом с безмолвной деревушкой, проводившей мёртвым затишьем. Отступая прочь, я снова чувствую на себе чужой взгляд, и осторожно оборачиваясь через плечо, вижу ту маленькую девочку, держащую в хрупких ладошках куклу. Она улыбается, робко, как маленький ангел. Помахав рукой, искристое создание тает в лучах солнца, и от чего то, на душе становится спокойнее.
  Почти весь путь до базы я проспал, закинув голову на заплечную сумку, лишь спустя время, внезапно появившийся на борту Эйб вытащил меня из такого желанного, и настолько непривычного состояния сна. Впервые, мне не снились кошмары, и я не просыпался в холодном поту. Человек-амфибия знал, что подробностей из напарника не выбить, потому и решил с дюжиной вопросов-рассуждений штурмовать меня. Но, после пожатия плечами и придурковатой ухмылки, вслед которым последовало «я не понял, как всё случилось», расстроенный агент оставил меня в покое. Вечер следующего дня, я совершил вылазку в ближайшую забегаловку, изрядно забив рюкзак разного рода спиртным. Порядки сверхсекретной организации действовали на всех по-разному, в большей мере, директор цирка всячески старался перекрыть кислород работникам нелёгкого труда на всякого рода слабости. Хотя сам не редко поддавался соблазнам, а потому, остановить меня перед заданной целью могло стадо разъярённых быков. Что тоже не факт. Стараясь не звенеть стеклом, я миную коридорных зодчих, чтобы пробраться в зал, где мой бравый напарник, посыпая бранью музыкальный проигрыватель пытается заставить несчастную технику работать.
- если будешь колотить машину так же как и бабку, очень скоро придётся искать новую. – насмешливо прерываю подобие досуга, и занимая место красного ди-джея заставляю магнитофон отозваться тихими звуками музыки, после чего, извлекаю из рюкзака две бутылки текилы.
- я не знал что тебе по бесовскому рациону положено, поэтому брал на свой вкус.
«мысли идиотов сходятся...»
В раскатистый тон увесистых рифов, мы люто поглощали жуткое пойло, совершенно не задумываясь о последствиях. Этот мальчишеский ритуал, открывающий чакры для расслабления, где вечер переходит в бессонную насыщенную безумием ночь. Подпевая в голос, стреляя по жестяным банкам расставленным у стены, мы будем долго поминать старую каргу, и в чём я уж точно уверен, мерзкая клюка устраивает кульбиты в гробу, пытаясь забиться в самый дальний угол подальше от воспоминаний прошедших пары дней.

+1


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Вслед за смертью [DC Comics & Hellboy]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC