capt. jack harkness michael amelia pond
wade wilson margo hanson sotha sil
Солнце гаснет. Приближается тьма. Она наступает бесшумно, почти незаметно; крадется по улицам и тротуарам, липнет на стекла окон и дорожные фонари, вползает сквозь щели в комнаты, наполняя собой коридоры...Читать дальше

Дорогие Таймовцы!

28.12.17 Мы поменяли дизайн! Внезапно, но почему бы и нет? Вопросы и предложения как всегда в тему тему АМС.
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьхочу кастакцияуход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицуТайм-on-line

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » cloud atlas [межфандомное] » Вслед за смертью [DC Comics & Hellboy]


Вслед за смертью [DC Comics & Hellboy]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

ВСЛЕД ЗА СМЕРТЬЮ
"Не ходи по дороге из сладостей..."
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://funkyimg.com/i/2KmMr.jpg

Там на неведомых дорожках,
Забытый дом в крови гниёт.
Качается он на курьих ножках,
А в стенах ветхих смерть всех ждёт.

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Jason Todd (Red Hood), Hellboy

17-20 ноября 2017г. | Россия, деревушка Белая Гора где-то в Сибири.

АННОТАЦИЯ

Деревня Белая Гора всегда славилась здоровыми жителями. Говорят, что они всегда дружили с природой и придерживались старых традиций.
За последний год население деревни резко сократилось. Взрослые болеют доселе неисследованными болезнями, а дети и вовсе пропадают из собственных постелей под покровом ночи.
Что-то зловещее скрывается в Тайге, что-то питающееся горем и болью...

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+1

2

[indent]Однажды утром ты проснешься с горьким привкусом осознания. Новый день как новый шаг в бездну, когда улыбаясь, бьешься головой о стену, радостно отплевываясь кровью, раскраивая череп и воспевая судьбу за неслыханную блогосклонность. Жизнь это не высшая материя вознесенная априори существующих ценностей, это как опорная точка в дальнейшем плавании, где бурная река не станет жаловать личное хочу. Был рожден, получи отведенную порцию ударов. Не выдержал, покачнулся или же упал, значит сдохни, не скули, заткни свой грязный рот и не проси никого о помощи. Все кончилось. Радуйся, что в этом шоу не будет продолжения. Если не смог выстоять однажды, не сможешь никогда. Я выстоял, но разве это важно? Глядя на сучье бремя существования, у висков кружит смутное желание приставить к горлу ствол и нажать на курок. Грязь как истинное кредо живущих, бесновато отплясывающих в синем дурмане. Нет, не сумашедший. Излишне убеждать себя в несуществующем лишь потому, что я такая же тварь не способная изменить течение, недостаточно сил чтобы мокнуть систему в дерьмо? Или же всё-таки попытаться встать после удара? Выбираю второе. Будет весело.
[indent]Долго пришлось бежать, прежде чем правительственные шакалы пустились следом. Слишком скучно оставаться на волне этой вселенной, внушая самопровозглашенным вассалам, что всё движется в точности по плану. Их так называемые планы как битое стекло, высыпанное в дорогие ботинки от кардена. Влиянием моды забит кол обязательств, должен идти вперёд ровно, сука, и упаси тебя всевышний качнуться, отступить, перестать улыбаться. Откуда мне известно? Попробуйте отказать ее величеству реальности, как спустя секунду привяжут к столбу стоящему на пути локомотива. А в личном деле пункт причины припишут как самоубийство. Подобная афера ожидает каждого заносчивого мудака положившего на сводки правил скромный болт. Угадайте, кто попал в список немилости, неоднократно ебав слово всея сущности мира сего?
[indent]Двое суток в изоляторе, сутки в дороге, здравствуй новый номер люкс с долгим пергаментом местных уставов. долгим пергаментом местных уставов. Как получилось, что я примерил браслеты? Долгая история. Посодействовали так называемые герои, горстка пидоров со смазливыми мордашками, коим общество выдало разрешение стать вестниками правды и справедливости. Стая таких же продажных шлюх, ничем не отличающихся друг от друга. Им проще посадить выскочку с ножом за решетку, нежели признаться в собственной ущербности. Так и случилось. Началась охота. Начало положил я, выступив в протест предупреждения заткнуться. Я не смогу изменить мир, но примером стать для других – вполне. Никто не давал мне права карать, как и каждому из них. Это мой выбор. Быть заключённым, оставив за собой гору трупов убийц, насильников, мародеров? Почему нет? Призрачная суть закона во всем величии, и ныне, я приговорен к смертной казни за истребление «мирных жителей»… последнее, что я мог выставить в качестве оправдания – разбитая физиономия комиссара. Хватит. Достаточно. После того как зачитают приговор, судья пытается врозумить меня, дабы смягчить решение. Забавно.
- господин судья, прежде чем все закончится, я хочу спросить вас, всех вас. Вы прячете свои грехи под подолом короткой юбки амазонки, и утираете слезы красным плащом пришельца, и вместо того чтобы исправиться, стать выше самих себя, визжите как стадо свиней на скотобойне, поклоняясь лживым богам. Хотите исправить меня?
[indent]Они знают ответ. Это отражается клокочущим ядом ненависти во взглядах, осуждение, пренебрежение, разочарование. Пусть лучше так, чем быть частью этой беспросветной мглы.
[indent]Везут как смертника, мешковина на голове, единственное, что интересно, не выказывают доминирования путем избиения. Даже скучно. Тяжёлые замки на руках связаны магнитными датчиками. Если бы я думал бежать, потребовалось бы минимум минут десять избавиться от таких. Но, не в этот раз. Смешно, но я был настроен сдохнуть. Несколько часов мы разгуливали длинными коридорами, а потом снова переезд. По воздуху… много чести для смертника. На мои колкости сквозь мешковину, окружение отвечало сумбуром случайных звуков и молчанием тяжело экипированного конвоя. Спустя какое то время я оставил попытки потешить себя напоследок. Меня завели в небольшую комнату усадив на стул, не соизволив снять с головы мешок. Действительно, ожидание смерти хуже самой смерти.

+1

3

Январь 2016-го. Нью-Йорк

Тому Мэнингу больше нравилось, когда профессор Тревор Бруттенхолм занимался подбором новых кадров. Умудренный опытом и врожденной проницательностью, пожилой глава Б.П.И.О. умело нанимал новых сотрудников, которые оказывались полезными и еще очень долгое время служили верой и правдой бюро. В их числе был и сам Мэнинг. Конечно, в последние годы жизни профессора у Тома и Тревора были разногласия, но может в этом был гениальный план Брума? Кто знает? В любом случае бюро еще на плаву и это заслуга нового директора.
Том практически не волновался. Он был готов к предстоящей встрече, ведь человека, работающего в Б.П.И.О. уже сложно удивить всякими штучками или запредельной жестокостью, но от человека, с которым предстояло Мэнингу встретиться, веяло какое-то жутью. Досье этого человека так и пестрило страшными деяниями, вперемешку с заключениями и диагнозами психотерапевтов. Тут в голове и всплывает вопрос: зачем видеться с таким "чудовищем"? Ответ весьма неоднозначный и в него трудно поверить. Сказано, что Джейсон Питер Тодд был убит, а затем воскрешен с помощью темного ритуала. Весьма интересный кадр.
Скрип тяжелой металлической двери отвлек директора бюро от мыслей о предстоящей встрече. К черту сомнения! Момент наступил и отказываться уже поздно. Сперва входит охранник, а затем и заключенный, скованный цепями, обернутый в смирительную рубашку и с жуткой маской на лице, в такой, что была у Энтони Хопкинса в фильме "Молчание ягнят". Мэнинг поморщился и кивком головы приказал конвою усадить преступника на стул.
- Вы свободны. - спокойно сказал директор и рукой указал конвоирам выйти за дверь.
Еще некоторое время Том внимательно рассматривал заключенного пытаясь понять о чем он думает, хочет ли он наконец-то умереть (в том случае, если его воскрешение правда) или он просто очередной сумасшедший, сбежавший с еще более сумасшедшего города Готэма.  Привычно кашлянув в кулак, Мэнинг устроился на стуле поудобнее и наконец-то начал беседу:
- Мы знаем о тебе практически все, Джейсон, но кое-какой момент все же хотим прояснить. В твоем деле сказано, что ты был убит,
а затем возвращен к жизни. Это правда? У нас есть запись допроса, где ты обмолвился об этом. Знаешь, это можно списать на бред сумасшедшего, но ты выдал несколько интересных вещей и описаний, что мы засомневались.

Том расслабленно откинулся на спинку стула и извлек из кармана пиджака сигару, а затем и спички. Он поджог сигару и стал с наслаждением делать затяжки, одну за другой, выпуская сизый дым на волю через рот.
- Я знаю, что тебе предлагали привычные сделки и все в этом духе, но это уже прошлый век, Тодд. Но я вижу по твоему взгляду, что ты жуть как хочешь ударить меня и спросить какого черта я здесь забыл. Всего рассказать я тебе не могу, даже не смотря на то, что ты подписан на смертную казнь и заберешь все тайны с собой в могилу. Одно могу сказать тебе точно, что от твоего рассказа зависит очень многое. Да-да, очень многое. И прежде чем ты начнешь говорить или замкнешься в себе, или что ты там еще придумал - подумай хорошенько. Стоит ли... - закончил Том и с любопытством уставился на собеседника.

+1

4

[indent]Да будет свет, насмешливо ворвалось осознание, стаскивая плотную ткань с головы. По всей видимости, судьба явно не желала оставлять меня в гордом одиночестве, и процесс бичевания имел место растянуться надолго. Глухие стены одиночки встретили тусклым светом люминисцента пуская в свои просторы ещё одного посетителя. Человек со всем размахом, присущим триумфатору не скупился втоптать сущность Джейсона Тодда в понимание ущербности, наблюдать подобный монолог как отдельный пункт в общую канву, для комплексной оценки раздутого эго. Ни единого слова, и затянувшийся приступ молчания в качестве бархатной дорожки новоявленному прокурору, он прав, желание заткнуть рот правительственного левитана как функция по-умолчанию, но я не стану этого делать. Пока не стану. Все изначально выглядело слишком размыто. И по всей видимости, моё прибытие в местный люкс было лишь вопросом времени. Дурак ты, Тодд, хотел уйти согласно кодексу одинокого ронина, в то время, как все вокруг учтиво разыгрывали спектакль. Хочешь или нет, а фрак, изнанкой на задницу, прибили толстым гвоздем. Свидание с костяной дамой отсрочивается…
- в заключении психотерапевта всё сказано. - наконец получив кусок эфира, я вставляю пару ломких слов, умеренно, без излишнего фанатизма удобрений самолюбованием. Такое чувство, будто твою шкуру силком тащат из одного шоу уродов в другое, декорации и маски меняются в контрасте, посыпая искрами бахвальства, а смысл остаётся один и тот же. Втопчут оттраханый статус личности в брод зловонного болота, проедутся по извилинам мозговым штурмом, и всё это ради преклонения перед фактами. Они знают всё? Сочувствую, потратить офисную бумагу и дорогостоящие грифы, и всё это трупа ради. После такого, желание придушить заносчивого толстяка невольно притупляется. Выдох. Вдох. За протяжным молчанием слышен противный треск магнитов, меняющих полярности. Тяжёлые хомуты глухо падают под стол бесполезным куском металла и я неторопливо возвращаю ладони на поверхность исцарапанный столешницы.
- умереть не трудно. Сложнее выжить. Хотите сказку, господин любезный? Будет вам сказка.
[indent]Разговор был долгим, говорили оба. Незнакомец в костюме двойке спрашивал, я отвечал. Знал он более чем достаточно. После трюка с магнитами, мой посетитель оставался совершенно спокоен, и при всей абсурдности ситуации не вызвал охраны. И его вопросы. Четко поставленные, касающиеся исключительно той части моей биографии, которые говорили сами за себя, отдавая размытым содержанием. Не федералы или бюро, почерк слишком витиеватый, не скупятся обозначить минимальность чужой значимости. Тошнит от подобной марки, где каждый второй сотрудник так называемой засекреченной шайки, боготворит личное положение. Но, спустя какое-то время, собеседник отступает от затянутых угрозами аргументов, понимая, что этот номер ему получится использовать разве что перед второсортной публикой задушенных страхом дилетантов. Здесь всё просто, если кто-то желал быть услышанным, я буду слушать. Прелюдии в стиле дерзости не самый мудрый подход.
[indent]Отношения с правительственной элитой всегда были вызовом. Выполнять прихоти с максимумом отдачи, минимально вдаваясь подробностям, делать когда говорят, слушать, молчать, уяснить с точностью мультиметра, не упуская ни малейшей детали. Но, однажды приходится показать зубы, дав понять, что против шерсти гладить можно лишь с разрешением. Такого голубая кровь не прощает. Если существовали безумцы способные оскалиться, я был из тех, кто откусывает руку. Бесчисленные попытки приструнить бунтаря только заботили, пока однажды я не пустился против течения системы, чем привлёк внимание других людей, и мнение высшего этажа этих парней беспокоило меньше всего. Через двенадцать часов меня транспортировали в новое место, на этот раз, в качестве гостя… просьба на время завязать глаза уже начинала утомлять, но, в тон взаимной этики, я выполнил просьбу. По пути к точке назначения, сознание отключило дотошность, совершенно не фокусируя внимания на ощущениях. Будь что будет. Человек, представившийся Томасом Меннингом подстегнув нужные нити. Тебе терять нечего, но ты можешь изменить мир, начиная с его темных граней, сказал толстяк…
[indent]Повязку снял худощавый мужчина с кипой бумаг подмышкой, отвесив козырное «ничего не трогать» деловитый червь указал на кресло в комнате, видом своим напоминавшей библиотеку. Снова ожидание… хорошо, буду играть по правилам.

+1

5

Говорят, что когда идет война, то на ней все средства хороши. Мэнинг это понимал как никто другой. Он знал, что в борьбе с настоящим, истинным злом, которое все чаще проникает в наш Мир, маленькое бюро может не справиться, может не справиться и Хеллбой. Что же будет тогда? Ответ довольно прост: смерть. Все превратится в Ад и плакала пенсия, Диснейлэнд и сериалы от Netflix. Безусловно Томас верил в силы своего адского сотрудника, но даже ему нужна помощь и иногда жертва, которую приносят агенты Б.П.И.О. помогает Красному достигать необходимых целей и спасать все человечество.
Конечно можно набирать в отряд лучших военных, технических специалистов, но миссии бюро это не грубая зачистка и бомбежка, а сложный ритуал, точечный удар, который требует максимум жертвенности, ума и отваги. Именно этими качествами обладают медиумы, ясновидцы и люди, награжденные особыми дарами, как, например, Лиз Шерман. Величайший пирокинетик, сжигавшая орды демонов и предотвратившая повторение одной из казней египетских.
К каким людям относился Джейсон Питер Тодд? К тем крутым коммандос, готовым разнести все в миле вокруг с помощью ложки и карандаша, и к тем, что побывали за чертой жизни. Видели смерть такой, какая она есть. Вряд ли его уже можно испугать возвращением в объятья костлявой. Да и Зло не очень любит вернувшихся с того света...

Единственным плюсом на данный момент для линчевателя из Готэм-сити была комната, отличающаяся от изолятора, покрытого солидным слоем металлических пластик и размером всего 2 на 2. Это помещение было просторным и красивым. Едва ты входишь в эту "золотую" комнату, как в глаза бросается огромный пустой аквариум справа, слева небольшое возвышение, где мирно расположилась огромная библиотека, совмещенная с кабинетом. Если бы не массивный старинный дубовый стол, то разглядеть в этой обстановке кабинет не было возможным.
Недалеко от готэмита расположилась статуя святого Георгия, доблестно убивающего змея; с другой мирно спал допотопный граммофон в окружении вполне еще молодых  виниловых пластинок в духе короля Элвиса. Над головой зависла средневековая люстра, перенявшая некоторые улучшения от современного мира в духе электрического света. В целом огромная комната выглядела странно, но интересно.
Напротив линчевателя развалился в кресле, которое некогда принадлежало профессору Тревору Бруттенхолму, Томас Мэнинг. Он очень даже расслабленно и с аппетитом уплетал печенье, запивая его горячим чаем, совсем позабыв о манерах. Если дело доходит до сладостей, то Мэнинг забудет обо всем и обо всех, и ни за что не подпустит посторонних к "своей прелести".
Дабы как-то разрядить странную обстановку, воцарившую в штабе Б.П.И.О., Клей (один из лучших агентов и по совместительству нянька Красного), нарушил тишину:
- Ты не переживай. Скоро все подтянуться и мы обязательно решим, что с тобой делать. Видок у тебя конечно жуткий, но ты постарайся не наделать в штаны...
Собственно долго ждать не пришлось и подготовка гостя к мрачным чудесам не успела завершиться, как распахнулись двустворчатые двери и в помещение первым вошел шумный огромный красный демон со спиленными рогами и здоровенной каменной правой рукой; где-то слева от гостя из Ада задумчиво плелся синий человек, напоминающий скорее рыбу, чем человека. За дуэтом странных товарищей бодро шагали агенты Б.П.И.О, бурно обсуждающие прошедшую миссию. Особенно того оборотня, который кошмарил малюсенький городок на севере страны.
- Это еще кто такой? - возмущенно пробурчал Хеллбой указывая каменным перстом на потенциального сотрудника. - Он похож на наркомана, которому нужна доза. Мэнинг, зачем ты приволок очередного "брошенного котенка"?! Нам что мало людей? - продолжал ругаться Вестник Апокалипсиса.
- Подожди, Красный. - с привычным спокойствием встрял Эйб выставляя вперед свою перепончатую руку. - Я чувствую страшную боль. Этому человеку досталось. Он ощутил поцелуй смерти, но был возвращен к жизни...но уже другим...
- Ну, здорово! Теперь мы берем на службу зомби-боев? Ему бы играть в мальчуковой группе и петь песни Джастина Бибера, а не с нами мир спасать!
Краснокожий бугай проследовал вперед громко стуча массивными копытами и встал напротив готэмского линчевателя, внимательно рассматривая его.
- Воскресший, да? И что же ты здесь забыл, парень? У тебя остались незаконченные дела и ворон постучал по твоей надгробной плите своим клювом?

+1

6

- нет. – спустя несколько секунд метафор и проникновенных познаний в рамках кинематографа восьмидесятых, я всё же нашёл в себе силы произнести всего дно слово. Глядя на краснокожего верзилу с увесистым аксессуаром вместо ладони, я молча встал, и не взирая на нервозность пары тройки агентов, в плюс едва слышные перешептывания за стеной из более бравых участников шоу, двинулся вдоль стены из книг. Буквально несколько часов назад, я теплился желанием сдохнуть, бесследно вычеркнув собственное имя, из тонн рулонов официально заверенного дерьма, коим меня так пытаются приструнить, вписать в рамки, взять на аркан. Но в считанные секунды, всё происходит как по мановению какой-то неведомой, крайне наблюдательной, экстравагантно азартной сущности, чьи манипуляции отнюдь не сучья ересь во славу самоутверждения дамы судьбы. Нет, здесь что-то иное, куда более раскатистое и заразное, похлеще сибирской язвы, врастающей своими спорами в подкорку головного мозга. А дальше, шаг, отпуская крупицу внимания, игнорируя чужие взгляды, существуя за пределами всего этого, дрейфую как призрак, выхватывая частицы информации, как колкие искры, впивающиеся в тело, сочащиеся под кожу, насквозь, к самому нутру. Это место буквально дышало неизведанной стариной, затерянными и забытыми знаниями, которые не были, или были найдены? Символы, аббревиатуры, много из всего этого я видел в нексусе, параллели кошмаров, изнанке человеческой сущности собранной воедино, сконцентрированной в средоточии изорванных в клочья тайн. Чужих тайн. Которым нельзя выходить на свет. Мне плевать на каждую душу, находящуюся в этом зале, плевать на всех, на любого, кто пытается стать выше на аршин, заручаясь поддержкой сил, истинная суть которых была погребена осознанно.
- а ты, значит, за местного тамаду? – не оборачиваясь к скрипящей скулами физиономии, я продолжаю жадно бегать взглядом по пыльным краям, едва ли задерживая взор на одном месте, чтобы неспешно выудить одну из книг:
- забытые легенды трои, библия культа крови, чёрные храмовники… своеобразный у вас культ личности. много знать, мотивируя неблагополучных на благие порывы. А сами чертей разводите. – наконец, оборачиваясь к крепкому пережитку прошлого, я на момент умолкаю делая серьёзный вид, какой только можно собрать в кратчайшее время, и при этом не выглядеть полным идиотом. Стоит старым настенным часам перешагнуть пять делений секундной стрелки, как я захожусь неистовым хохотом, прикрывая ладонью глаза.
- серьёзно? Рога? Ты бы еще трезубец взял и маркером разрисовался. – по лицам присутствующих в зале понимаю, что не такой реакции ожидали. Загибая спички логики, мысленно забавляюсь, внимательно изучая расписание эмоций на физиономиях людей в чёрном. Но, как и во многих других случаях афер, крайне сомнительного характера, я прячу истинные эмоции настолько глубоко, что даже серп жнеца будет не полезнее швейцарского ножа. Всё то время, что я нахожусь в обществе совершенно разных людей, мой рассудок плавно ведёт вычисления, переваривая сонм полученной информации, а фильтр просеивает необходимый анализ, оставляя за порогом мусор.
- а по сути, всё, что вам было нужно, вы получили. Я здесь. И если шутки для тех «кому за» закончились… – время поговорить о делах. Запретная или утраченная литература, статуэтки идолов, вещицы родом из прошлого, которым, по меньшей мере сотня лет, всё это было лишь малой толикой картины, которую весьма неспешно явили хозяева дома причудливых субъектов. Какова была моя роль в этом спектакле? Им нужен был человек, который не был человеком. Отбитый на голову дегенерат, которому не составит труда в случае чего, прикрыть огромный кусок красного мяса, выполняющего основную работу. А потом были переговоры, не самые спокойные или перспективные. Демоноголовый явно не был в восторге от моей компании, чем не чурался попрекнуть каждый раз, разбавляя канву старческим юмором и сдобной дозой колких фраз. Но, словесная атака быстро прекращалась, стоило прикинуться учтивостью, с лёгкой долей парирования, тактично спустить на тормозах, минуя долгую прелюдию к брифингу.
   всё началось с банальной проверки на вшивость, где матёрые агенты тут-же принялись пробовать мою шкуру на прочность. После двух недель подготовки и "случайно" сломанных конечностей местного состава тренеров, меня быстро определили под опеку человека-рептилии. Философский подход и искусное владение боевыми навыками заслуживали уважения. Так я познакомился с Эйбом Сапиеном, существом, куда более человечным, чем всё человечество вместе взятое. Так прошло триста шестьдесят пять дней вникания в основы работы, понимания дел. Меня брали в качестве стажёра на задания малой и средней сложностей, но, почти каждое заканчивалось одинаково. Одноразовые напарники, дрожащими руками строчили рапорты о моём переводе "к хуям собачьим". И вот, спустя двадцать четыре часа, воздушный транспорт нёс нас к богом забытой земле, где по словам начальника, происходило нечто странное. Мне не нужно обладать особым даром проницательности, чтобы заметить лёгкую игру эмоций в морщинах толстяка. И взгляд, глаза человека сожалеющего. Знакомый, неприятный, жалящий под рёбра взор. Спешно избавляясь от проблесков эмоциональности, снарядившись на борт крылатой машины, я затаскиваю следом кейс-резервуар, который мои новые коллеги любезно изъяли из ближайшего убежища. Опорная точка встретила недобрым климатом, зазывая тихо завывающими ветрами. Даже сквозь усиленные пластины кевлара, я чувствую как по коже разгуливает могильных холод. Казалось, исполинские стволы сосен устремляются в самое небо, пронизывая иссохшими верхушками. Что-то заставляет нутро сжаться, и неторопливо оглядываясь на глухую чащу леса за спиной, я улавливаю каждое неосторожное движение, что-то в безмолвной мгле леденящих пустошей.
- мило здесь… прямо выворачивает от умиления…

Отредактировано Jason Todd (Вчера 13:30:24)

+1

7

Сегодняшний день с самого утра не задался. Сперва Хеллбой вляпался копытом в кошачий "подарок", любезно оставленный Морти прямо на ковре у кровати хозяина. Затем кутерьма продолжилась на бриффенге. Мэнинг был сам не свой и волновался сильнее чем обычно. Его можно понять - уже несколько оперативников исчезло в России, пытаясь расследовать дело с умирающей деревней. Вряд ли его волновала отставка, скорее страх перед тем злом, обитающим в глубинке; и что с ним может не справиться даже лучший оперативник Б.П.И.О. Приятным моментом было лишь то, что Том раскошелился на штаб-самолет и кучу новых игрушек для агентов. Хоть будет чем заняться в России, пока ищешь потустороннюю гадость. И ложкой дегтя в бочке дерьме оказался новый оперативник, который еще не так давно был готов к электрическому стулу. Бывший готэмский линчеватель был самым затратным и бесящим оперативником в Б.П.И.О. после демона, чем попутно и раздражал рогатого.
Многочасовой перелет был для Хеллбой хуже трёпки, которую задала ему в свое время Геката. Так скучно и уныло еще никогда не было. Складывалось ощущение, что лишь Разрушитель мира сидит и ничего не делает. Эйб внимательно изучал доклад оперативников, сверяясь с древними текстами, агенты проверяли снаряжение. Только мерзкий коротышка Тодд страдал ерундой, как и рогатый, но с ним говорить вообще не хотелось.
Наконец-то они прибыли к пункту назначения. Громко шумя лопастями винтов, штаб Б.П.И.О. начал посадку. Внушительных размеров машина плавно приземлилась на мягкую траву у лесной опушки, в нескольких километрах от деревни Белая Гора. Шипя гидравликой опустился трап, давая возможность оперативником вдохнуть свежий воздух, наполненный горем и смертью.
Первым выполз на свет коротышка Тодд, решая оценить местную недружелюбную к гостям природу. Холодный ветер был похож на иглы и пронизывал теплую одежду, добираясь до самых костей. Даже стойкий к перепадам температур демон слегка поежился и поправил воротник своего плаща, попутно застегивая молнию жилетки-пуховика, надетой под привычное одеяние.
- А ты ожидал здесь увидеть МакДональдс? - не без иронии вопросил Хеллбой прикуривая от спички сигару.
Действительно, что он вообще ожидал от России и от такой глухомани? Бордель, бар и сеть гипермаркетов, растянувшуюся по всей Тайге, искусно завлекающую неоновыми вывесками и сумасшедшими скидочными предложениями. К счастью, природа здесь не тронута грязной ручонкой человечества. Все было бы замечательно, если бы не ощущение горя и тоски, монотонно стучащих по вискам, словно по наковальне.
Не нужно быть магистром оккультных наук, чтобы понять очевидное: здесь живет старое и очень могущественное зло. Если остановиться и замереть на мгновение, то можно услышать как шепчут проклятья вековые сосны, а веточки, ломающиеся под ногами, кричат о помощи. Здесь не слышно птиц и животных, кажется, что лес мертв и лишь ветер воет, лавируя между старинных стволов деревьев.
- Маркус, расставь инфракрасные камеры по периметру и расставь датчики. - по рации приказал Хеллбой, направляясь в гущу леса. - Эй, психованный! - окликнул Тодда Красный, - Пойдем на разведку. Посмотрим, что тут творится вокруг. Вдруг нам приготовили сюрприз?
Агенты неспешно двигались между деревьев, внимательно наблюдая за тем, куда ступают их ноги и как далеко они отходят от своего штаба, стараясь не потерять его из виду. Все существа, живущие в лесу и то самое Зло, населяющее его, уже знали о прибытии гостей и вести себя излишне тихо уже не было смысла.
- Ну и как тебе у нас? Нравится сражаться с вампирами, оборотнями? В штаны не гадишь по ночам? - сразу несколько вопросов пробубнил демон, проходя под старой веткой. - Я слышал, что ты заноза в заднице. И даже удивился, когда тебя назначили на это задание.

+1

8

[indent]Давящая тишина ускользает прочь за ветром, растворяясь среди теней скрывающих свой истинный облик за обледеневшими стволами деревьев. Едкое ощущение монотонно отбивает по нервам, не давая и на миг понизить градус напряжения. Всё тело будто сжатая пружина, готовая в любой момент распрямиться, выстреливая лютую дозу адреналина. Но куда? Весь неистовый потенциал прогресса забился в угол, молчаливо рисуя бесполезные диаграммы на дисплее. Пустота обманчива для технологий, но я слышу, как в хвойной пелене что-то осторожно крадётся следом. Пусть датчики предательски молчат, а детекторы остаются мёртвыми лишь до момента, когда какая-нибудь мелочная тварь не мелькнёт расправленными крыльями в полуночной мгле.
- в вашей шайке таинственно таинственных, бытует нездоровый фетиш на чужое обсирание. Слышал что холодными вечерами, собираетесь в кружок и гадите в один таз. – мой тихий смех звучит практически бесшумно, когда модулятор голоса расщепляет звуки цифровыми помехами. Изначально, нам предстояло провести разведку на местности, и уж потом спуститься к подножью склона, где по сводкам информаторов находилась деревня. Но, сперва, пеший марш-бросок по открытой местности. Погода самым дрянным образом устанавливала личные правила с акцентом на дерзкую прихоть: только ногами, или в случае беса переростка, копытами. Казалось, будто тайга вложила всю ненависть в приветствие незваных гостей. Суровая леди не скромничала обходительностью, и каждая сотня шагов, пройденная под покровом ночи, одаривалась новой порцией ласки внимательной хозяйки. Чёртово предчувствие беснует, в изобилии отбивая судорогами по вискам. Теперь я более настороженно прощупываю местность, отбросив на второй план доверие к технологиям.
- старик, сбавь темп... – слишком давит, не могу открыто заявить о личных подозрениях, вытаскивая наружу подобие размытых теорий заговоров. Замедлив шаг, убедиться что фиксаторы на портупеях в открытом положении, не подавать виду, двигаться, неспешно, пропуская внеочередной обоз каламбуров из ворчащего рта демона. Тише. Вслушивайся, слушай внимательно, за ветром, снег, мечется так, словно что-то направляет его, неестественно. Чем дальше в лес, тем контрастнее саднит ощущение приближающейся опасности. Пройдя два километра в неистовом напряжении, мои внутренние бесы уже изрядно скребут по стенам, будто вымаливая вырвать чёртову чеку из чёртовой гранаты и отправить лёгкое приветствие через плечо, заставив тем самым нерешительного врага явить себя. Нет, нельзя. Во всяком случае, не сейчас, когда мы находимся в ущелье, плавно отдаляясь от безмолвных стен лесной чащи. Хвойные исполины стали реже, как и ощущение, неторопливо разжимая незримые оковы. Кто-то явно был заинтересован рассмотреть нас поближе, и это не паранойя, я был полностью уверен, но, всё же, догадки позже. У линии пологого склона, раскинув измученный временем частокол, подобно бесформенным фантомам возникли чёрные силуэты домов. Обшарпанные, изувеченные деревянные стены, опаленные с боков, строения дышали болью лет. Не знаю, откуда берут начало мысли, только от чего-то внутри всё клокотало горечью.
- движение. На одиннадцать часов. – тихо рапортуя, указываю верзиле по направлению, где датчики зафиксировали скопление одновременно нескольких тепловых сигнатур. Люди. Чуть больше дюжины. Осторожно вскинув штурмовую винтовку с плеча, двигаюсь параллельно напарнику, стараясь не упускать из виду окружение. Было что-то в этом мрачном пейзаже необъяснимого. И снова вопросы, которые придётся отложить в ящик до более благоприятного момента. Двигаюсь совершенно бесшумно, стараясь не нарушать гулкой тишины безмолвно разгуливающей среди покачнувшихся теней строений. Приближаясь к массивной постройке с заколоченными снаружи дверями, я понимаю, что здание, напоминающее собой амбар служило чем-то вроде… убежища? Наконец, осмотрев периметр вокруг здания, я даю понять бесу, что вокруг всё чисто.
- внутри тринадцать человек. Группа из десяти в подвальном помещении. Трое за дверями. Вооружены… Вилами? – перед тем как ступить на незнакомую землю, я аккуратно ознакомился с информацией и возможными особенностями. Сухое содержание отчётов поведало немного, смазанные факты, будто списанные из какой-то дешевой версии википедии. Тот случай, который преображает метафоры и высказывания, выворачивая наизнанку. Каждый второй агент имел чётко отточенную программу, директивы, протоколы, ведь в большей мере, персонал занимался бумажной рутиной, оставляя агрессивную реальность на усмотрение тяжёлой артиллерии с подпиленными рогами. Проще говоря, вся роскошь была лишь обложкой, а на страницах совершенная пустота. Подобное восприятие иногда могло сыграть должным образом. Моё личное дело читали лишь два человека, один из которых вовсе не человек. Директор Меннинг не читал мелкий шрифт, поставив диагноз бесноватого панка с улиц, иного мнения была амфибия гуманоид. Благо, существо умеет хранить чужие секреты.
- жители деревни. – те, кто остался от указанной в рапорте цифры. Тринадцать. Из трёх ста.

0


Вы здесь » TimeCross » cloud atlas [межфандомное] » Вслед за смертью [DC Comics & Hellboy]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC