пост недели Tasslehoff Burrfoot Вот в эту секунду можно видеть невероятно редкое зрелище — растерянного кендера. С округлившимися почти до идеальной формы глазами. Потому что это от других можно ожидать, что они забывают свои вещи, теряют и совсем за ними не смотрят. Но кендеры-то не теряют ничего! И всегда помнят, куда положили то, что нашли и позже собирались отдать владельцу. Откуда ему знать про сложности в переносе артефактов!
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #150vk-timeрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » A sin of compassion


A sin of compassion

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

A SIN OF COMPASSION

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://img.game.co.uk/ml2/6/7/6/9/676917_scr1_a.png

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Boethiah (Dorian Pavus), Sotha Sil

Вторая эпоха, таймлайн Elder Scrolls Online. Через несколько недель после событий DLC Clockwork и до начала событий DLC Summerset.
Место действия - Морроуинд.

АННОТАЦИЯ

Скоро среди эшлендеров разносятся тревожные слухи: жрецы Боэтии похищают людей и сводят их с ума. Боэтия собирает армию безвольных рабов. И примерно в то же время на другом конце территории эшлендеров появляется "целитель". Он называет себя немного не мало посланником Сота Сила, и якобы Бог Механизмов создал специально для него могущественный артефакт, который поможет исцелить проклятых Боэтией. Разумеется, взамен эшлендеры должны отказаться от даэдрической ереси и уйти с целителем в "цивилизацию". Эшлендеры — недоверчивый, не склонный к панике, закаленный лишениями народ, но, когда на твоих глазах твой брат или твоя дочь превращается в безвольное чудовище, по неволе сделаешь что угодно. Одна за другой семьи начинают уходить за "целителем" — и пропадают без следа.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+1

2

[nick] Boethiah[/nick][status]Prince of Betrayal, Queen of Shadow[/status][icon]https://b.radikal.ru/b31/1808/59/a842589396db.png[/icon][lz]Принц Даэдра Боэтия, отец кимеров, обладатель самой большой секиры, автор камасутры Нирна[/lz]

Сначала это было даже забавно. Боэта удобно устроилась на каменном троне в центре лабиринта и часами наслаждалась шепотом деревьев, приносящем ей сплетни о ней самой. Обычно это были робкие призывы верных жрецов или истиричные призывы к Богу Мести. Но вот уже несколько дней по времени смертных это были сомнительные известия об армии безвольных рабов. Занятно! 
Конечно, она не раз задумывалась о маленькой или большой армии, чтобы развязать войну и вдоволь насладиться болью, агонией и страданием смертных!  От этой мысли Боэта приходила в легкое возбуждение, впиваясь когтями в каменные подлокотники и хищно облизывая белоснежные зубы. Но потом она брезгливо морщилась, вспоминая, что подобные вульгарные методы утопить в крови сотню другую смертных скорее свойственны Молаг Балу чем ей, Богине Интриг. И тогда она снова затихала, втягивая ноздрями страх смертных, напуганных этими слухами и лениво бросая камешки в шнырающих среди теней Алчущих.
Однако все изменилось, когда шепот принес имя Сота Сила. Это было непростительно! Одно дело использовать имя Бога Обмана ради обмана, а другое -  наживать популярность засчет ложных слухов и обвинений. Кроме того речь шла о племенах эшлендеров -  тех из данмеров, что сохранили верность даэдра не смотря на все старания Трибунала. Пришло время вспомнить, что он отец и позаботиться о своих детях и заодно поставить на место зарвавшегося потомка, возомнившего себя богом.
Боэтия не стал искать лжепророков, не тех, кто говорит от его имени, не тех, кто говорил от имени Сота Сила. Принц отправился сразу в храм Трибунала. Как ни странно при его появлении стены не рухнули, вода в вазах не закипела и даже золото на вычурных статуях не потемнело.
- Какая безвкусица... - фыркнул даэдра, сдергивая красный шелк с плеч Альмалексии, случайно задевая древнюю и несомненно дорогую вазу, разбив ее вдребезги и пнул какую- то двемерскую штуковину у ног Сота Сила. Он знал, что Вивек слишком занят, отстраивая новый замок, богиня слишком увлеклась изображением милосердия на своем идеальном челе и лишь Сил мог откликнуться на его маленькую диверсию. Он то ему и нужен был, если конечно древнему механику захочется покидать свой город. Боэтия нахмурился, сел в кресло в углу храма, выпустил из Обливиона пару кланфиеров и стал наблюдать как они методично и со знанием дела стали осквернять храм. Жаль, что в это время суток здесь не было смертных -  за их беготней у ног их обожаемых королей-богов было бы занятнее наблюдать.

0

3

Ткань реальности дрогнула и разошлась легкой рябью от стен храма Трибунала. Сота Сил позволил себе едва заметно поморщиться: темная энергия даэдра смешалась с божественной энергией Вивека, Сота Сила и Алмалексии. По едва уловимо почерку коварства и вожделения Сота Сил узнал Боэтию - и в нем зажглась искра интереса. Один из самых противоречивых принцев Даэдра, Боэтия был предсказуем не более, чем порывистый ветер был предсказуем по движению ржавого флюгера - он всегда был на шаг впереди течения времени. Впрочем, для даэдра, как и для Сота Сила, время было условностью.
Время отмерялось не движением маятника и не восходами солнца, а предопределенными событиями, ключевыми точками в многомерной ткани реальности, которых нельзя было избежать. Как нельзя было избежать того, что в этот час, когда над Морроуиндом светили две полных луны, ни Алмалексия, ни Вивек не могли перенестись в храм Трибунала, и это бремя должно было лечь на Сота Сила. Сил знал это. Боэтия знал это. Это был просто еще один неотвратимый поворот в танце шестеренок мироздания, и бог Заводного города не мог не уступить ему. Он отложил в сторону недоделанный механизм, отряхнул с мантии металлическую стружку и открыт портал в Нирн.

Первое, что предстало его взгляду в когда-то величественном храме, были дымящиеся останки ремонтного паука, все еще беспомощно сучащего металлическими лапами и невольно дробящего в пыль осколки любимой вазы Алмалексии. Чуть дальше два кланфира, явно очень игриво настроенные, гоняли по всему залу двемерскую сферу, как данмерские дети гоняют по полю мяч. Тяжелый кусок металла со звоном ударялся о стены, колонны и статуи, оставляя во всем пробоины замечательно правильной формы.
- В следующий раз, когда я захочу расчистить квартал от старых строений, я призову даэдра. Их эффективность в искусстве разрушения все еще не знает равных, - проговорил Сота Сил вполне серьезно. Он вышел из портала, заложил руки за спину и, аккуратно обходя следы разрушений, двинулся дальний угол, где на кресле удобно расселся автор переполоха.
- Однако, если ты уже добился нужного эффекта, не стоит расстраивать Алмалексию дальше. Она очень любила эти статуи. И эти цветы, - Сота Сил перевел задумчивый взгляд на печально дымящуюся кучу пепла у ближайшей стены.

0

4

[nick] Boethiah[/nick][status]Prince of Betrayal, Queen of Shadow[/status][icon]https://b.radikal.ru/b31/1808/59/a842589396db.png[/icon][lz]Принц Даэдра Боэтия, отец кимеров, обладатель самой большой секиры, автор камасутры Нирна[/lz]

- О если это будет очередной безвкусный храм Трибунала я с удовольствием поучаствую. -  Боэтия улыбнулся, словно польщенный комплиментом и тут же изобразил разочарование капризного ребенка, которому строгие родители велят прекратить игру. -  Какое мне дело до того, что любит эта рыжая полубогиня?  -  скривился он в усмешке, все же поднимаясь и брезгливо поморщившись сплюнул на пол. Ядовитая слюна зашипела, оставив дырку в полу. Принц был заметно раздражен, нервозен и груб, как подросток, всбунтовавшийся против родителей. -  Пришел, испортил все веселье. -  фыркнул он, открывая легким жестом портал в Обливион. -  Явилась бы сама, раз это ее любимая ваза. -  усмехнулся он, наблюдая как кланфиеры резво загоняют сферу в портал и исчезают где-то на просторах его плана. Боэтия переступил кучу пепла, смахнул рукой каменную крошку у подножия статуи Сота Сила и присел на постамент. Теперь даэдра выглядел уставшим и разочарованным.
- Когда дети превосходят славу своего отца -  это радость для родителя. -  принц приложил ладонь к груди, и прикрыл глаза, словно вспоминая что-то.  -  Но когда они мешают его имя с грязью... -  он покачал головой, опустил плечи. -  Мне плевать на выдуманную смертными ересь обо мне, но я слышу мольбы своих детей и они тревожат меня. -  Боэтия изобразил на лице обеспокоенность и тень укора. -  Я не могу обвинять тебя в тщеславие, но не слишком ли жестокий метод для милостивого бога ты выбрал, чтобы прославить свое имя?

0

5

Боэтия, переменчивый, как погода в Скайриме, за одну минуту проявил больше граней характера, чем некоторые даэдра - за тысячелетия. Сота Сил ненадолго отвлекся на созерцание прожженной в полу дыры. Это был настолько бессмысленный, и в то же время настолько символичный жест, что Сил едва не погрузился в размышления о сущности даэдра, рискуя потеряться в философии на ближайшие три часа. За это время Боэтия успел отозвать своих питомцев, найти себе новый постамент и сменить гнев на ироничную меланхолию.
  Но его слова оказались лишены всякого смысла для Сота Сила.
- Прославить милостивого бога?.. - медленно повторил маг, отводя взгляд в сторону и устремляясь сознанием вдаль в поисках ответов. Он давно уже не прислушивался к голосам своих людей - он не видел смысла вмешиваться в течение их жизней. Так или иначе, каждый важный шаг в их судьбах был рассчитан заранее, их роль в картине бытия была предопределена. А каждодневные мелкие вехи их жизней, которые не могли повлиять на течение времени - их отчаяния и трагедии, взлеты и падения, тяжелые болезни, заслуженные успехи и страшные ошибки - должны были принадлежать только им.  И никакая высшая сила не имела права вмешиваться в эти маленькие мгновения свободы, пусть иногда сами меры считали по-другому. К тем же, кто не хотел этого понимать, и не переставал громогласно взывать о помощи, рано или поздно приходила Алмалексия.
  Сота Сил, таким образом, не знал почти ничего о том, что происходило за пределами Заводного города. Ему было известно, потому что это было математически доказуемо, что очень скоро несколько даэдра попытаются воспользоваться брешью, которую открыл Клавикус Вайл, и так или иначе вмешаются в судьбу данмеров, но детали до этого момента ускользали от него. Теперь же он медленно и вдумчиво погружался в реалии их очередного вероломного плана.
- Похоже, один из моих прокторов оставил для меня доклад, который я еще не успел прочить, - сообщил он вслух, доставая из воздуха металлическую табличку с ровными строчками высеченного текста. - Он пишет о появлении некоего “целителя”, который от моего имени взялся излечить проклятье, насланное Боэтией. Очевидно, ты говоришь об этом, - это был не вопрос, но Сота Сил все же на мгновение поднял взгляд на даэдрического принца. - Также Карино пишет, что у целителя был замечен странный артефакт, и его сопровождали двемерские механизмы, которые на вид было легко спутать с автоматонами из Заводного города.
  Сота Сил вернул табличку обратно на свой стол в далеком планаре и перевел задумчивый взгляд на Боэтию:
- Предполагаю, я верно понял: ты утверждаешь, что не больше причастен к появлению этого проклятия, чем я - к появлению целителя?

0

6

Скрестив руки на груди, Боэтия подпер широкой спиной статую одного из Трибунала и затих как море перед бурей. Красные глаза даэдра внимательно следили за мыслительным процессом Сила, явно отображавшемся на его божественном челе. Принца удивляло то безразличие с которым новые боги его народа относятся к самому народу, пустив все происходящее с ним на самотек. Зачем им тогда понадобилась эта сила? Оставили бы сердце Лоркхата покоится в недрах земли или безуспешно попытались бы уничтожить артефакт. Они забрали его сердце и так распределились этой силой? Его силой? Его Лоркхата... Боэтия поймал себя на мысли, что он вглядывается в лицо Сота Сила с плохо скрываемой надеждой найти в нем черты поглощенного кимером сердца Лоркхата или его самого. Нет, - даэдра помотал головой, рассыпая серебренные пряди по плечам в коженой куртки, - это слишком безумная идея даже для меня. - усмехнулся он.
- Ты догадлив для бога... - фыркнул он в ответ на реплику Сила, не походившую на вопрос, но по крайней мере адресованную ему. - Нет, я тонко намекаю! - вспыхнул Принц, всплеснув руками и порывисто срываясь с места. В пару широких шагов он оказался возле Сота Сила, навис над ним пылающей гневом тенью, почти осязаемо источая угрозу. - А ты хочешь сказать, что не при чем? - зашипел он, впиваясь взглядом в безразличное лицо Механика. - Кому как не Трибуналу выгодны такие слухи? - он отступил на шаг, гордо вскинул подбородок. - Вы забрали у меня мой народ, а теперь хотите обратить их против меня... - принц нахмурился, тяжело выдохнув, усмиряя бурю внутри себя. - Безвольные рабы... Я вывел вас с островов, научил всему что умею сам, чтобы вы были свободны и сами решали свою судьбу. Иначе я просто вырвал бы вам сердца и превратил в миньонов и игрался с ними как капризное дитя... - Боэтия усмехнулся, смерил презрительным взглядом Сила и вдруг его черты стали мягкими, нежными, еще более привлекательными, женскими. - Если это не ты, Сота Сил... - голос был теплым и тягучим как мед, тонкий женский подбородок дрогнул, - то кто же мучает моих детей? - встревожено вопрошала Боэта.

[nick]Boethiah[/nick][status]Prince of Betrayal, Queen of Shadow[/status][icon]https://c.radikal.ru/c38/1808/3e/def490fa78eb.jpg[/icon][lz]Принц Даэдра Боэтия, отец кимеров, обладатель самой большой секиры, автор камасутры Нирна[/lz]

Отредактировано Dorian Pavus (18-08-2018 13:43:47)

0

7

Боэтия перетекал из формы из форму, как ртуть: менялись голоса, менялась аура, менялась как будто сама сущность существа, которое стояло перед ним. Сота Сил стоял и смотрел, не шелохнувшись, как на него надвигается стена тьмы, и как затем она превращается в тихое озеро искренней женской тревоги. В этом была суть Боэтии - неуловимая, как туман. Его слова были одновременно правдивы до последней напыщенной ноты, и в то же время пропитаны обманом, как слова любого даэдрического принца. Научил ли он кимеров когда-то архитектуре и магии? Несомненно. Дал ли он им свободу от всепоглощающей эйлидской религии? Бесспорно. Были ли кимеры когда-то его народом? Возможно. По крайней мере, они несколько веков поклонялись ему. Задумывался ли Боэтия хоть на секунду о жизнях простых смертных, который только что назвал своими детьми? Может быть, на мгновение, когда следил за кровавыми поединками на смерть, устроенными в его честь.
И в то же время Сота Сил отчего-то не сомневался, что Боэтия верит в свои слова. Иначе он не объявился бы здесь и сейчас, в самом средоточии силы Трибунала, где Вивек, Алмалексия и Сота Сил сообща при желании могли отрубить его длинный черный язык и забросить его прочь в самый дальний угол Колдхарбора. Кроме того, Боэтия славился среди даэдра одним удивительным качеством: хотя каждый его шаг был обманом, он едва ли когда-либо лгал в лицо. Как автор хитроумный лабиринтов, он сплетал свои сети из тысяч нитей недосказанностей и искаженной правды, но никогда - из откровенный лжи. А значит, если сейчас он стоял здесь и заявлял, что не его козни наслали на данмеров очередное испытание, значит так оно и было.
- Есть только один способ выяснить, что пошло не так, - проговорил Сота Сил тоном часовщика, исследующего очередной неисправный механизм. - Провести эксперимент и понаблюдать.
  А затем яркой вспышке света Сота Сил, лорд Сет исчез, и на его месте появился невысокий данмер, с длинными белоснежными волосами, с узким, давно затянувшимся шрамом на левой щеке, в робе гильдии Вануса Галериана. Его левая рука была затянула в длинную кожаную перчатку. Тот, кто знал его во времена Неревара, как знал Дивайт Фир, мог бы легко узнать бывшего советника короля, но с тех давних пор утекла не одна тысяча лет, и даже в доме Телванни, старинном доме магов, почти не осталось урожденных кимеров. Его роба должна была отвести последние неравнодушные взгляды: самопровозглашенная Гильдия Магов, которую не так давно (по меркам Сила) основал амбициозный альтмер, успела заслужить среди его народа некоторое уважение, но в то же время каждый знал, что в гильдию вступали меры, которым не хватило амбиций, влияния и родословной, чтобы завоевать более почетное место в Великом Доме Телванни. Он будет просто еще одним низкорожденным данмером, одаренным магией чуть больше, чем его собратья. А ведь если задуматься, так оно когда-то и было, три тысячи лет назад…
  Едва не позволив себе ироничную улыбку, Сота Сил отвернулся от Боэтии и щелкнул пальцами. В воздухе появился самый заурядный белый портал.
- Я подожду тебя на месте. Постарайся выбрать такой образ, чтобы никто не попытался нас убить и не бросился тебе поклоняться. Это может осложнить эксперимент.
    С этими словами Сил исчез в портале и вышел с другой стороны - на живописное каменистое побережье Вварденфелла неподалеку от живописную деревушки Гнисис. Здесь неподалеку жил молодой маг из дома Телванни, за которым Сота Сил иногда издали наблюдал - юноша был крайне талантлив и обладал весьма нестандартным мышлением, из-за этого почти каждый его опыт заканчивался маленькой катастрофой. С другой стороны, он, как магнит, притягивал к себе любые неприятности и всерьез увлекался двемерскими технологиями. Если где и стоило начать расспросы о самозваном “пророке Сота Сила”, так это в Гнисисе.

+1

8

Боэта улыбнулась лукаво - либо Сота Сил прекрасно умел держать себя в руках, либо его действительно не сбивали с мысли и ровного темпа речи игры даэдра. Кауждую ее новую личность, эмоцию, пафосную или трогательную нотку эльф воспринимал как должное, не удивительное и даже не занимательное действо. Такая реакция одновременно раздражала и интриговала - не может быть, чтобы он предвидел все его трюки или настолько верил, что все предрешено. Она обязана придумать уловку способную подловить скучного бога - где-то под этими шестеренками бьется сердце Лоркхана, а оно никогда не было равнодушным к нему.
- Убить или боготворить? - Богиня повела плечиком. - Я всегда вызывала противоречивые чувства в любом образе, но я постараюсь. Раз ты просишь. - легко кивнула Королева ночи, провожая взглядом Сота Сила в портал.
Сколько веков прошло, с тех пор когда она непосредственно вмешивалась в дела смертных? Если не считать тех, к кому она приходила по зову о мести или молитве о власти и своих адептов, приносящих жертвы, то можно было сказать давно. Боэта привыкла действовать чужими руками, ее собственные действия были слишком прямолинейны и практически бесхитростны. Братья даэдра не раз потешались над ней за это, искренне недоумевая почему именно она Принц Обмана, но при этом они воспринимали ее ложь как правду, а правду - как ложь. Удобно. Главное самой не забыть где кончается одно и начинается другое. Однако, одно дело плести тугой комок интриг и совсем другое бегать среди смертных и искать того, кто посмел очернить ее имя. Это походило на... вызов.

Боэтия вышел из портала, сделал несколько шагов по земле и остановился за спиной Сила.
- Надеюсь... - глубоким голосом проговорил воин в добротных, но не броских кожаных доспехах, с металлическими пластинами на руках и голенях. В его крупных чертах лица угадывалась редгардское происхождение, жесткие черные волосы были стянуты в тугой хвост, а за спиной висела секира. - Этот эксперимент не продлится долго. - с акцентом проговорил редгард, поправляя потертый пояс с треснувшей пряжкой. - Однообразная форма меня... раздражает. - взгляд темных глаз скользнул по лицу Сила. Боэтия не даром был Принцом Воинов - его "маска" бывалого опытного воина сидела на нем как влитая. Бывший солдат, а теперь наемник, из тех, что нанимают чтобы охранять караваны и купцов, редгард был в том возрасте, когда надо уже уходить на покой, но руки его еще крепки, а холодный взгляд говорит, что он знает и умеет убивать. Такой вполне мог согласиться за небольшую плату сопровождать мага в его экспедиции: и риск не велик и при деньгах, да еще маги и сами за себя могут постоять. - Итак, к кому мы идем?

[nick]Boethiah[/nick][status]Prince of Betrayal, Queen of Shadow[/status][icon]https://c.radikal.ru/c38/1808/3e/def490fa78eb.jpg[/icon][lz]Принц Даэдра Боэтия, отец кимеров, обладатель самой большой секиры, автор камасутры Нирна[/lz]

Отредактировано Dorian Pavus (18-08-2018 23:02:11)

+1

9

- Отнесись к этому как к приобретению нового опыта, - предложил Сота Сил, прекрасно осознавая, что в мире даэдра “новый опыт” едва ли ценится. Они тысячи лет существуют в своих переменчивых, и в то же время неизменных планёрах, вынашивая новые, и в то же время совершенно единообразные планы. Но в то же время, если среди даэдрических принцев и был один, который не готов был целую вечность просуществовать как муха в янтаре, то это был Боэтия. А до него - Лоркхан, часть сердца которого Сота Сил теперь носил в себе.
  “Может быть, от него мне и передалось это странное чувство безысходности и желание выбраться из тюрьмы предопределенности?” - это была странная, новая мысль, которая раньше никогда не приходила ему в голову, и Сота сил на секунду даже остановился, чтобы рассмотреть ее со всех сторон. Он, признанный мастер механизмов, автор заводного города, всегда любил упорядоченное движение, и предсказуемость была его лучшим другом. Так откуда в нем взялась эта тяга сломать заранее рассчитанное движение времени?
  Эта неожиданно появившаяся перед ним линия рассуждений рисковала завести его в глубокие дебри мета-магических расчетов.
  “Не сейчас”, - напомнил сам себе Сил и коротко вздохнул. Он еще раз осмотрел стоявшего перед ним редгарда, и в его голове сама собой с математической точностью выстроилась вся история их мнимых отношений: как они познакомились пятьдесят три месяца назад в таверне в Вивеке, как в первую встречу они решительно друг другу не понравились, но у данмера не было другого выхода кроме как нанять редгарда, потому что он сам он давно не был в родных землях и больше здесь никого не знал. Как редгард, который приплыл в Вварденфелл совсем без денег, много раз пытался отвязаться от мага и найди другую работу, но каждый раз возвращался, потому что работа, которую ему предлагали, оказывалась ему еще меньше по вкусу, чем странные выходки мага, который готов был голодать в пути, но отказывался продать хоть одну из сотни бесполезных двемерских побрякушек, которые возил с собой. Как однажды они по воле редгарда попали в стычку с мелкими работорговцами - контрабандистами, и магу пришлось отдать последние деньги, чтобы подкупить сбежавшихся на шум стражников. Все эти детали пролетели пред глазами Сота Сила так с такой неоспоримой точностью, как будто были заранее записаны в каком-то манускрипте бога-поэта, и он немедленно пришел к выводу, что все могло быть только так и не иначе. Вот на наплечнике воина знакомая вмятина от меча, а вот его собственные истертые сапоги, которые он никак не может сменить, потому что отдал все накопленные деньги. И это выражение на лице редгарда, чуть насмешливое, чуть брезгливое, но усталое и смирившееся, какое он видел только у людей и меров, которые знают друг друга лучше и дольше, чем хотелось бы, и постепенно начинают привыкать друг к другу. Все это было настолько естественно и очевидно, что Силу даже не пришло в голову поделиться своими выводами с Боэтией. Для него в этой законченной картине остался только один вопрос.
- Мы идем представиться одному молодому магу, который очень любит двемерские загадки и притягивает все неприятности в радиусе двадцати миль вокруг. Я уверен, что он не откажется рассказать нам последние новости в обмен на маленький сувенир. Но, пока мы еще не вошли в деревню, как мне тебя называть? Меня можешь звать… - данмер помедлил, вспоминая что-то почти забытое, - Соил.

  Они поднялись по узкой тропинке, вившейся среди серых скал, и вышли к окраинам Гнисиса. Небольшая деревушка на севере Вварденфелла процветала благодаря большой шахте квам и изобилию редкой живности, которую местные охотники ловили и продавали регулярно заезжающим алхимикам. По крайней мере, так было еще недавно. Теперь же по подозрительно пустынным улицам деревни бродили стражи с выставленными наголо мечами и одинокие данмеры с копьями и топорами. Разбитые окна домов или наоборот, заколоченные наглухо, изуродованные изгороди и самодельные частоколы в садах тоже недвусмысленно намекали, что недавно здесь что-то случилось.
- Приветствую, - обратился Сил к первому встретившему стражнику, молодой данмерке, которая чудом не утонула в тяжелых доспехах явно ей не по размеру. - Вы расскажете одиноким странникам, что здесь случилось, и где я могу найти Ревуса Демневанни?
В ответ на это вполне цивилизованное обращение данмерка смачно сплюнула и выдала:
- У дреморы на рогах ищите этого кретина! Надеюсь, что его механические игрушки оторвали ему уши и намотали его кишки на бабину!
  Потом она выразительно обвела рукой происходящее и сплюнула еще раз:
- Поищите его тушу в рыбацком квартале, в конце улицы, если вам жить надоело. Там его проклятые фабриканты заполонили все склады.
- А откуда они взялись? - искренне удивился Сил. Он не слышал, чтобы из его владений недавно (да и вообще когда-либо) пропадали фабриканты. Один - два, которых псиджики забрали на сувениры, не в счет.
- Да даэдра его знают, этого сумасшедшего Телванни. Он все носился тут, радостный, кричал, что вестник самого Сота Сила доверил ему какую-то важную работу. А потом из всех щелей как полезли эти механические твари… не думала я, что Сота Сил так нас не любит. Мой вам совет: не связывайтесь вы с этим магом и идите своей дорогой. Вон там есть путевое святилище, оно перенесет вас в места получше.
  С этими словами девушка опустила обратно забрало своего шлема и отправилась дальше патрулировать улицу. Сота Сил покачал головой:
- Что ж, по крайней мере, я не ошибся насчет юного Ревуса.

+1

10

- Тебе не кажется, что прогулки среди смертных не то чтобы новый опыт для меня? - усмехнулся Боэтия, поравнявшись с особенно задумчивым в это мгновение  Сота Силом. Принц прежде не был так долго и настолько близок к кому-то из Трибунала. Не смотря на придуманную Вивеком ересь, на молву о зачатии Альмалексии от его девяносто девяти любовников и совсем не придуманную ненависть даэдра к новым богам данмеров - встречались они редко. Возможно по этой причине, а еще из-за близости сердца Лоркхана Королева все чаще и чаще возвращалась мыслями в прошлое. Боэтия как и все даэдра не вел счет прожитым столетиям и то, что для смертных было далеким прошлым, для Принца было незаживающей свежей кровоточащей раной. Такого его проклятье и не месть, не истошные вопли мучаемых им смертных не приносили ему покоя. Но не только прошлое мучало его - даэдра чувствовал силу сердца и все его деструктивное существо желало овладеть подобной силой. И искушение было так велико: наброситься, разорвать и отобрать свое по праву. Но нет, так Принц Обмана поступить не мог, он должен был сдержать эту жажду. До времени.
Он приблизился к Силу, сжал пальцами его плечо, заглянул в глаза. Это было похоже на иллюзию, на обман Мифалы или злую шутку Молаг Бага, но это он сам обманывал себя, отдаваясь зову сердца Лоркхана.
- Зови меня как раньше... - проговорил он, преданный собственными воспоминаниями, цепляясь за схожие с богом черты, Очнись, глупец! Это не он... - Лоэт. - голос дрогнул. Лишь часть его внутри этой оболочки... - одернул сам себя Принц и отвел взгляд, хмурясь, возвращаясь в реальность. - И на досуге посвяти меня в свои мысли, я видел по глазам, что ты что-то задумал, Соил. - усмехнулся Боэтия, - Ты слишком много думаешь. - добавил Принц и зашагал вперед.

Жизнь текла и менялась в Морровинде и этот факт радовал Боэтию - ничто так не раздражало даэдра как стабильность. Менялись и данмеры, их стиль жизни, их верования и обычаи, хотя стержень оставался прежним. С искренним любопытством он рассматривал все вокруг, узнавая все же крупицы и мотивы своих учений.
- Не очень вежливо... - покачал редгард головой, когда девушка в доспехах принялась поносить упомянутого эльфа на чем свет стоит. Наемник положил мозолистую ладонь на рукоять кинжала на поясе и свел густые брови. - Да, не ошибся, неприятностями тут за версту несет. - хмыкнул Боэтия и последовал за Силом, широкими шагами меряя землю. Странно было ощущать себя простым наблюдателем: не вдохновлять воинов на битву, не смущать речами пророков, не совращать соблазнительным шепотом. Ужасно скучно!
- Как ты живешь в своем городе, Соил? Неужели тебе больше нравится возится со своими игрушками чем играть с жизнями смертных? Зачем столько власти, силы и славы Трибуналу? Вы обещали приглядывать за народом вместо даэдра и итог? - Боэтия шел неторопливо, будто нес на широких плечах тяжесть всего мира, но в этот раз в голосе не было сарказма. - По-твоему, все это предрешено? Как это скучно, Соил, как это угнетает, как злит... - он остановился, вскинул секиру на плечо, чтобы выглядеть убедительнее. - Жаль, что мы не встретились раньше, когда в тебе было меньше шестеренок и больше от живого существа. - лукаво улыбнувшись вдруг бросил даэдра и в его темных глазах вспыхнул огонь.

[nick]Boethiah[/nick][status]Prince of Betrayal, Queen of Shadow[/status][icon]https://c.radikal.ru/c38/1808/3e/def490fa78eb.jpg[/icon][lz]Принц Даэдра Боэтия, отец кимеров, обладатель самой большой секиры, автор камасутры Нирна[/lz]

Отредактировано Dorian Pavus (19-08-2018 22:16:25)

0

11

Сота Сил его не пропустил мимо ушей все, что вопрошал Боэтия - а ныне Лоэт, - потому что его широкая, уверенная походка, его статная фигура рядом - все это навевало на часовщика странные мысли. Его сердце странно сбивалось с ритма, как испорченный механизм, и началось это несколько минут назад - когда Боэтия так нежданно и так… чувственно прильнул к нему.
- Самое больше благодеяние, которые правитель может оказать своим людям - это не вмешивать их в свои грандиозные планы, - приговорил он медленно в ответ на длинную отповедь о Трибунале. И добавил задумчиво: - Если бы только время умело слышать…
  Он мельком оглянулся на Боэтию. “Угнетает? Злит?” Такие слова давно не посещали сознание Сота Сила. Возможно, принц Обмана говорил о себе. Странно было всерьез осознавать, что у них могло быть что-то общее с даэдра.
  Сота Сил искоса смотрел на Боэтию, когда в разбитом окне явно заброшенного дома мелькнула механическая голова какого-то существа. Сота Сил остановился, вглядываясь в незнакомую серую пленку, чешую или, может быть, кожу, и именно в этот момент Боэтии пришло в голову вставить свою последнюю реплику.
- Больше… что? - Сота Сил изумленно обернулся, приходя к неожиданному открытию, что в этот момент он не может думать о двух вещах одновременно. Даже о двух вещах!
  “Едва ли лишившись нескольких футор роста, я лишился широты сознания”, - заключил Сил, и снова перевел взгляд на Боэтию, на этот раз уже полный сомнения и подозрений.  Если не его игра в простого смертного привела к такому неожиданному скудоумию, то оставалась только одна вероятная причина.
- Я вижу, что во мне и сейчас еще достаточно плоти, чтобы ты мог играть свои мелочные трюки. Едва ли ты пытаешься запутать меня - это было бы слишком очевидно. Значит, я заключаю, что тебе просто доставляет удовольствие веселиться за мой счет. Я прав?
  Сота Сил недовольно сложил руки на груди, на минуту совершенно забыв про тень, мелькнувшую в окне. И совершенно зря, потому что тень тоже заметила двух беспечных путников и подала беззвучный сигнал своим сородичам.

0


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » A sin of compassion