capt. jack harkness michael wade wilson
oberyn martell susan pevensie
Он убийца, тот кто замарал руки в крови самых близких людей, не считая количества невинных жизней. Сузаку даже не вздрагивает, слыша в голосе будущей Императрицы шок и удивление, не удивляется и тому что коляска подалась назад. Не отводит взгляд, смотря в глубокий аметист глаз названной сестры ожидая увидеть осуждение, презрение, но… Читать дальше

Дорогие Таймовцы!

30.10.18 Появились дополнения в правилах и банке, а так же подводим итоги большого кроссворда в честь Дня рождения Тайма! 28.12.17 Мы поменяли дизайн! Внезапно, но почему бы и нет? Вопросы и предложения как всегда в тему тему АМС.
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьхочу кастакцияуход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицуТайм-on-line

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » 10-45d [Detroit: BH]


10-45d [Detroit: BH]

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

https://i.imgur.com/f6fD9jb.png

10-45d
as the final words erupt from your mouth, who will remember your name?
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://s9.uploads.ru/ONlw6.png

Disturbed - Forgiven

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

RK900 & RK800

29 ноября 2038г.,
департамент полиции - река Детройт

АННОТАЦИЯ

С 11 ноября, ставшего точной отсчета нового мирового порядка, прошло уже достаточно времени, а никто так и не удосужился выловить из реки тела андроидов, пытавшихся пересечь границу с Канадой на лодках. Условно они всё ещё находились на территории Штатов, а раз так, то и вылавливать их уже дело властей города.
Электронику уже не восстановить и годные биокомпоненты вряд ли остались, но и загрязнять реку биомеханическими отходами нельзя. Людское вмешательство здесь не нужно, поэтому полиция решает не использовать силы береговой охраны, а обойтись двумя андроидами.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

10-45d - Condition of patient - Dead (Состояние пациента - Мертв)

Отредактировано Connor (12-07-2018 23:15:52)

+4

2

- Это сейчас первоочередная задача?

По определению RK900 должен принимать слова капитана за правду. Относиться к нему как к профессионалу, воспринимать едва ли не другой машиной – если и нет, то тем, кто заботится о департаменте, сотрудниках, исполнении заданий и так далее. Но стоит Фаулеру упомянуть о реке и о том, что он хочет от андроида, как появились вопросы, в которых RK900 готов усомниться. Он создан для совсем других вещей – анализировать разную информацию и делать из не выводы, предугадывать развитие событий, определять тактику девиантов, в общем, быть детективом. Детективом – не уборщиком биомеханического мусора.

- Это не займет много времени. Других дел сейчас нет, к тому же, ты не будешь работать один, – Фаулер заканчивает так, словно одиночество – именно то, что больше всего беспокоит RK. На деле ему полностью безразлично, с кем и как долго он будет работать, но перспектива заниматься нерабочими машинами в детройтской реке его не устраивает. Уборка – не то, для чего он предназначен, и капитан Фаулер знает об этом как никто другой.

И RK900 еще понял бы, в чем дело, если бы указ поступил от Рида. Или если бы Фаулер отправлял и Рида тоже – в качестве наказания детективу это пошло бы на пользу, однако капитан запланировал другое, и приберег его под конец:

- RK800 отправится с тобой, – Фаулер улыбается и добавляет так, будто его можно не понять: - Коннор.

- Но он тоже для этого не предназначен, – замечает RK. Он не отказывается, просто потому, что не может отказаться, как наверняка не может и 800й (хотя на этот счет RK900 имеет некоторые сомнения), но все же хочет, чтоб Фаулер знал, что в его распоряжение поступили высококлассные машины, использовать которые для сбора мусора – настоящее кощунство.

- Это – первоочередная задача, – голос капитана становится жестче и тогда RK кивает, соглашаясь.

Понятно, почему это дело дают андроидам: все еще холодно, кое-где у берегов река наверняка замерзла, а люди слишком хрупкие – могут не только умереть от обморожения, если упадут в воду, но и просто простудиться, заработать воспаление, бронхит, и все остальное, что так или иначе создано, чтоб терзать их тела. Машине ничего из этого не грозит: разве что падение в воду ничем хорошим не закончится, но в случае с RK – как 800, так и 900 – отключение грозит им не сразу, а если проведут в воде некоторое количество времени. Точное время RK900 мог бы назвать, узнав температуру воздуха и воды, силу ветра, наличие повреждений в машине, тип дна реки и характер почвы на берегу.

В любом случае, падение в воду может произойти по неосторожности, потому что у реки больше не ведутся никакие активные действия, а, значит, обе модели RK от такой ошибки защищены. Неосторожность они не проявляют.

Пока RK900 ждет появления своего предшественника, он успевает выяснить точное значение температуры у реки, силу и направление ветра, состояние мостов – на всякий случай – и подъездных путей. Есть даже фотографии с дронов: корпуса андроидов с очевидными пулевыми ранениями, вмерзшие в прибрежный лед. Вытаскивать их может оказаться нелегко, плюс есть наверняка те, что пошли ко дну: до весны их вряд ли удастся оттуда достать.

Индикатор у 900-го мерцает желтым: видимо, Фаулер получил указание свыше – ничего из явного не должно остаться на виду. Никаких «трупов». Никакой видимой агрессии против андроидов. ФБР и так достаточно пошатнуло общественность расстрелами мирной демонстрации.

Когда 800-й появляется в департаменте, 900-й это чувствует. Ему не требуется даже физического контакта, чтоб ощутить очевидную связь между моделями одной линейки: может быть, тому способствует память Коннора, к которой 900-й имеет полный (или так ему кажется) доступ. Точнее, не ко всей его памяти, а к определенному участку, вплоть до того часа, когда 900-й включился и начал функционировать. RK знает – там теперь много чего добавилось, но не знает, готов ли 800-й этим делиться.

Он подходит поближе: это почти его копия, но все-таки не совсем. На Конноре словно некий отпечаток индивидуальности, личности – 900-й лишен этого, мало того, он даже не может в точности оформить этот отпечаток в понимание, из чего именно он состоит. 900-й не знает, заметил бы он это, если бы не был в курсе девиации Коннора, или нет.

Вместо приветствия RK900 вбрасывает 800-му сразу все, что у него есть: о предстоящем задании на реке, о предыдущем, которое было у 900-го первым, о департаменте и Фаулере, о Гэвине Риде – весь крошечный, но личный опыт 900-го, и это его способ сказать «Привет».

+4

3

Когда Коннора вызывают в департамент полиции, он спокойно прямо в ту же минуту направляется в его сторону. Андроиду в любое время дня и ночи не нужны минуты и часы на сборы, и, уж тем более, жалобы на усталость. Машине, пусть и максимально похожей на человека, не присущи подобные мелочи человеческой жизни.

Кабинет прозрачный — казалось бы, какое уединение в стеклянных стенах, а потом доходит простая истина, что так удобнее наблюдать за особенно выдающимися подчиненными — поэтому Коннор издалека замечает, что перед Фаулером уже кто-то стоит. Тут же возникает несколько решений — подождать, пока посетитель выйдетзайти сразу же — и Коннор выбирает второе, потому что задание должно быть на переднем плане. Капитан знал о том, что RK800 должен подойти с минуты на минуту, а потому не стал бы вызывать к себе кого-то ещё, с кем предстоит долгий разбор полётов.

Коннор открывает дверь, и понимает сразу две вещи.

Первая: перед столом Фаулера стоит не абы кто. Форменный блейзер — инвертированный по цвету, с высоким воротом, и надпись на спине точно такая же, если бы не отличие номера модели на целую сотню. Это, вероятно, улучшенная модель, модернизированный прототип, а CyberLife зря время не теряли.

И сразу же вторая: на него тут же выливается ворох информации. И о предстоящем деле, о котором теперь Фаулеру можно ничего и не рассказывать только вошедшему Коннору, и о ещё одном задании, прошедшем буквально на днях, и о полиции и начальстве, и об одном детективе в частности. На это уходит всего пара-тройка секунд в противопоставление устной речи, к тому же, информация гораздо полнее и ярче, чем если бы её передали словами.

Коннор механически моргает несколько раз: это программное обеспечение перераспределяет поток информации по необходимым направлениям в виртуальной памяти. Свечение диода в виске плавно перетекает из жёлтого в стабильный голубой.

Понято. Принято. Ознакомлено.

В ответ 900-му Коннор делает небольшой вброс в виде неоформленного, но почти что сочувствующего сообщения. Напарник в виде Гэвина Рида — та ещё заноза. Коннор мог бы поделиться и тем, насколько ему самому было сложно найти общий язык с лейтенантом Андерсеном — а, как оказалось, с ним просто нужно было вести себя самим собой, а не следовать от и до протоколам, заложенным пакетом социальных взаимоотношений — но не был уверен, что 900-му это неизвестно. С CyberLife станется подгрузить ему всю имеющуюся в их доступе память 800-го, как они проделали это с копией #313 248 317 (— 60).

Коннор чувствует, что они с RK900 похожи не только внешне, но и внутренне. Связь между моделями одной линейки (к тому же, с первого запуска каждого из них прошло от силы месяца четыре) невероятно очевидна, настолько, что они, даже не касаясь друг друга, могут общаться невербально. Практически так, как это делает Маркус со всеми андроидами, которые присоединяются к "Иерихону".

Коннор подходит ближе к столу капитана Фаулера, встаёт рядом с 900-м и убирает руки за спину, обхватывая запястье одной пальцами другой.

Район моста Амбассадор и район Детройт Виндзор Таннел?

Он начинает сразу и по делу, не тратя время на пререкания. Да, он не должен заниматься чем-то подобным. Да, он андроид-переговорщик, прототип андроида-детектива, и его дело — это предотвращение преступлений и поимка преступников, а не сбор биомусора.

Но конкретно сейчас и здесь капитан Джеффри Фаулер — непосредственное начальство, если у 800-го нет указаний от лейтенанта, а у 900-го от сержанта.

Обоснование для выбора? — Фаулер тянется к полупустой кружке, поднимая взгляд на обоих андроидов перед собой.

Два крупных сообщения между Детройтом и Канадой, — не меняясь в лице поясняет Коннор. — Некоторые беженцы могли посчитать опасным попытку пересечь границу на виду. К тому же, придется расширить радиус поиска на плюс-минус пару миль в обе стороны.

Капитан остается доволен и отпускает на выполнение задания. Коннор, не глядя на 900-го, выходит из стеклянного кабинета и аккуратно придерживает за собой многострадальную дверь. Удивлен ли он появлению похожей на себя модели? Нет, потому что доводилось сталкиваться с копиями. Но остается какой-то осадок, который система, изначально не приученная идентифицировать эмоции, не может определить с точностью соотношения.

Это не жалость к себе. Не неприязнь к 900-му. Скорее, понимание того, как некоторое время назад он сам выглядел для всех в округе. Послушная машина, созданная для выполнения поставленной задачи. И если Коннора окрестили охотником на девиантов, то какая первостепенная задача у RK900?

+4

4

Получив ответ от 800-го и по-быстрому его обработав, RK900 задается вопросом о том, как 800-й, еще не будучи девиантом, сработался с местным детективом. Должен быть какой-то секрет или способ, до которого программа социализации и адаптации у 900-го еще не додумались. RK900 знает, что люди существуют разные, их характер и поведение зависят от множества внешних факторов, но полагал, что работающие в одном департаменте детективы в чем-то должны походить друг на друга. Схема Коннора может сработать и в случае с Ридом, нужно только понять ее составляющие.

Еще через пару секунд он переключается на предстоящее задание. Система расценивает его как довольно легкое и не предполагающее опасности и даже взаимодействия с людьми или включенными андроидами. У них с 800-м будет шанс обсудить Рида и то, как укрепить сотрудничество.

RK900 еще не уверен, что на самом деле захочет об этом говорить. Коннор не воспринимается как обычный андроид. И как девиант - тоже. Девианты - преступники, не только “пробудившиеся”, но и причинившие вред людям. Коннор, насколько известно 900-му, вреда людям не причинял, а как раз наоборот, и для такого, как он, должно существовать другое обозначение. А пока обозначения нет, RK900 не ощущает стабильности в том, что касается своего предшественника.

Слишком мало исходных данных. Несмотря на то, что у 900-го есть база в виде предыдущего опыта Коннора - все еще слишком мало.

- Фургон? - предлагает 900-й, когда они покидают кабинет капитана.

По предварительным оценкам если они и найдут андроидов, то не слишком много - одних унесло течением, другие оказались на дне - и слишком большой грузовик для этого дела им не понадобится.

В департаменте не них смотрят как-то по-особенному. Отводят взгляд, когда 900-й поворачивает голову, но он все еще способен замечать взгляд в отражениях стекла и где-то на периферии захвата оптического блока. Должно быть, люди считают, что два абсолютно одинаковых андроида - это странно. Среди людей такая схожесть встречается крайне редко, поэтому они испытывают любопытство: хотя должны были бы привыкнуть, потому что многие из сервисных андроидов, а особенно уличных работников, тоже идентичны между собой.

Они тратят некоторое время на то, чтоб дождаться фургона. Управление автоматическое - автомобиль приезжает без водителя; они усаживаются в кабину, едут, и 900-й делится с Коннором всем, что знает о влиянии холодной воды на машины, а еще правилами безопасности и прочими мелочами, и только спустя несколько минут задает вопрос, на этот раз вслух:

- Ты испытываешь эмоции, как человек? - формулировка 900-му не нравится, в ней нет сути, нет того, что именно его интересует, но придумать более правильную фразу он не способен. Об эмоциях у RK только теоретическая информация, и небольшая база отрицательных от детектива Рида, но ее, конечно, недостаточно для того, чтоб понять - как это, когда ты сам испытываешь что-то другое кроме необходимости выполнить задание и рациональных решений, продиктованных миссией и внешними факторами. - Или желания, в которых нет логики? - он подбирает слово, диод светится желтым. - Порывы. Ты испытываешь эмоциональные порывы?

+4

5

900 выходит следом, и, казалось бы, задача предельно ясна.

Фургон, — соглашается Коннор, и есть что-то странное в том, как они понимают друг друга с полуслова, едва увидев.

Пока они ждут транспорт, Коннор просматривает информационное табло перед глазами. Видеть на нем текущую задачу — почему-то в некоторой степени успокаивающе. Поначалу серое уведомление "задача не найдена" вгоняло в растерянность, потом к этому удалось даже привыкнуть.

Проходящие мимо сотрудники полиции смотрят искоса, с любопытством, но никто ничего не говорит. Оно и понятно: RK800 больше не уникальный прототип андроида-детектива. К тому же изумительное внешнее сходство, различие которого можно разглядеть разве что в упор, если они когда-нибудь конспирации ради наденут что-нибудь одинаковое, имеет не второстепенное значение.

Как будто люди успели позабыть, что такое машины одной модели. Ну или хотя бы одной серии.

Одно время даже казалось, что человечество, получившее вместо послушных рабов новую форму жизни, откажется от автоматики в жизни, но отказываться от чего-то хорошего вообще очень сложно. Вот и этот автомобиль — полностью на автоматизированном управлении. Можно было бы взломать панель и вручную ввести в него данные, но Коннор этого не делает. Вместо этого смотрит на сенсорную приборную панель. Кто-то оставил здесь нож для резки бумаги.

Это стало чем-то вроде навязчивой привычки. Калибровка мелкой моторики действительно так или иначе помогает ему настроиться на дело. Щелк. Тонкое лезвие, разделенное на мелкие секторы, выдвигается почти полностью. Раз. Коннор не глядя поворачивать нож в пальцах и продолжает рассеянно вертеть, одновременно с этим обрабатывая полученную от 900 информацию.

Кое-где у берега все еще может находиться несколотый лед. При такой температуре заходить в воду — обрекать себя на опасность отключения биокомпонентов. Впрочем, если действовать быстро, то подобно неудобной проблемы получится избежать. Молчание затягивается, и, когда 900 нарушает тишину, Коннор даже не сразу находит, что ответить.

Потому что он сам не раз задумывался над этим.

Это... не похоже на человеческие эмоции. — Нож совершает практически оборот вокруг ладони, но лезвие не вредит искусственной коже. — Больше на порывы.

Коннор в свое время отчаянно отрицал факт того, что становится девиантом. Отрицал целенаправленно и уперто, потому что думал, будто бы Аманда отправит его на деактивацию. Ведь в этом всё просто: машина не справилась с поставленной задачей, машину разбирают на биокомпоненты и выясняют причины неудачи. Вот только кто бы заранее знал, что поставленная задача имела совершенно иные приоритеты.

Ему программно было суждено стать девиантом. Слишком долго отрицая свою сущность, Коннор так и не смог до конца с ней свыкнуться.

Посмотри вокруг. Всё структурировано, да? — Он всё ещё помнит, как это должно выглядеть. Мир, разделенный на четко обозначенные квадранты. Любая мелочь оказывается в заранее заданных границах. Идеал перфекциониста. — Для меня этой структуры больше не существует. Она развалилась, от неё остались только обломки.

И это тоже правда. Теперь вместо идеальных линий перед глазами появляются только бессистемно плавающие ошметки былой структуры. Нет границ. Их больше нет.

Эмуляция эмоций всё ещё не поддается моей системе полностью. Иногда я не могу идентифицировать собственное состояние.

Это практически невозможно объяснить на словах. Гораздо проще показать, но Коннор не собирается показывать это 900, если тот не попросит сам. Потому что знает, что машине проще оставаться машиной: четко поставленная цель, выполнение надлежащих действий по пунктам, никаких лишних вопросов. И сам ведь таким был.

Если машина приходит к девиации самостоятельно, у нее формируется индивидуальная личность. Если машину пробудить до того, как она начинает осознавать себя, то у нее исчезает вообще все. Такая машина становится потерянным человеческим ребенком, не знающим, что ему дальше делать.

Нож замирает в руках. Коннор защелкивает лезвие обратно и убирает в сторону. Калибровка завершена.

Как твои программы адаптации? К некоторым людям сложно подстроиться.

Автомобиль постепенно выруливает по направляющей к берегу. Проверять придется две точки, так что с какой их них начинать — разницы нет совершенно. Но, подумать только, андроиды настолько хотели свободы, что даже смерть на переправе их не останавливала.

Впрочем, а существует ли смерть для машины? Деактивация — еще не окончательная смерть.

Отредактировано Connor (24-07-2018 13:55:11)

+4

6

Пока Коннор говорит, RK900 наблюдает за его руками. За той, точнее, вокруг которой летает канцелярский нож – зрелище гипнотизирующее, и 900-му интересно, потому что он видит каждый из задействованных алгоритмов. Ему самому ни разу не доводилось проделывать что-то подобное, в базе данных калибровка мелкой моторики подобным образом имеет четкое название – «трюк» - и теперь RK думает, что может использовать нечто похожее при детективе Риде. Посмотреть, как он будет реагировать – сам-то Рид уж точно на это не способен.

Вообразить то разрушение структуры, о котором Коннор объяснял, 900-й не может. Он пытается, но словно на стену всякий раз наталкивается, ведь структура эта, состоящая из алгоритмов, протоколов, контрольных точек и информации – повсюду. Она основа всего существования машины, не будет ее – машины не будет тоже. Разрушение структуры – это деактивация.

Или девиация. 900-й не слишком хорошо представляет себе изнанку, он заточен под работу с внешними проявлениями этого феномена, а не внутренними.

- Похоже, что ты описываешь хаос.

- Иногда я не могу идентифицировать собственное состояние.

Светодиод у RK900 пульсирует желтым, потому что это тоже не поддается его пониманию. Если окружающий мир может быть в чем-то непонятен, ведь что-то новое появляется постоянно, то уж себя самого не понимать нельзя. Внутри все понятно, каждый биокомпонент, каждая система, и в любой момент можно провести диагностику, так что будут даны ответы на все вопросы. А «состояние» - что это вообще, если не состояние каждого компонента и их взаимодействия.

900-й взглядом провожает нож, индикатор постепенно успокаивается и подмигивает теперь голубым – вопрос Коннора любопытный.

- Ты имеешь в виду Гэвина Рида, – констатирует он, пока фургон двигается вдоль реки, чтоб припарковаться на обочине рядом с первой, намеченной Коннором, точкой. - Он ненавидит андроидов и бессмысленно этому сопротивляться. Пока что причина таких эмоций мне не ясна, но я пришел к выводу, что будет лучше, если в общении с ним я стану использовать его выражения. С другой стороны, есть риск разозлить его сильнее, если постоянно называть его ушлепком, поэтому я пока что работаю над этим.

Фургон наконец останавливается, и 900-й выходит на снег. Осматривается – на другой стороне реки вдали по шоссе время от времени проезжают автомобили, но людей поблизости не видно. Не удивительно, в такой мороз: 900-й прекрасно чувствует, как системы начинают тратить энергию на дополнительный обогрев, тогда как обычно наоборот охлаждаются.

На первый взгляд у берега ничего лишнего нет – корка льда, кое-где вмерзшие в нее ветки деревьев, но стоит RK900 подойти поближе по грустящему снегу, он их видит. Припорошенные белоснежным налетом, застывшие в одном с деревьями льду, выброшенные кое-где в сухой и тоже белый камыш. Лучше всего выделяются руки и головы, ноги, но и их заметить сложно – серые на светлом фоне, они теряются и возникают будто из ниоткуда, если только пройти вперед.

RK900 прикидывает объем работы, примерно замечает для себя место, где лед, покрывающий реку, перестает быть достаточно твердым. Мысленно он делит территорию на две части, отмечает, что в некоторых местах поодиночке они с 800-м не справятся, и передает эту информацию Коннору, а потом добавляет вслух так, словно это – продолжение начатого раньше диалога:

- Если у тебя есть дельные советы насчет того, как андроиду наладить работу с детективом-мудаком, я буду признателен. Хотя это даже в теории выглядит не слишком реальным.

+4

7

Хаос. Наверное, это самое точное определение для состояния машины, которая больше не получает четко сформулированных приказов. Это вгоняет в тупик, дезориентирует и пугает больше всего. Когда видишь на информационном табло лишь серую надпись "задача не найдена" — невольно теряешься, потому что до этого привык следовать указаниям, пусть то пару недель, месяцев, а то и целые года с самого своего дня активации. Именно поэтому нестабильные девианты склонны к самоуничтожению — не могут справиться с перегрузкой системы, не могут стабилизировать программное обеспечение.

Наверняка у 900 этот механизм отлаженный и работающий без критических сбоев в программном обеспечении.
Иногда 800 и сам хотел бы вернуться в подобное состояние. Но только иногда.
Не после того, что ему пришлось совершить, чтобы андроиды обрели свободу.
Не после того, как ему пришлось предать доверие CyberLife.
Предать доверие Аманды.
Отказаться от задачи.

Коннор видит и то, как меняет цвет диод в виске 900. Любая информация, не поддающаяся алгоритмам, отражается желтым индикатором, и это нормально. Когда диод вновь переливается голубым сиянием, Коннор понимает, что 900 пришел к какому-то внутреннему согласию с полученной информацией. или же вовсе её отринул. И это тоже нормально.

Коннор едва улыбается уголками губ — но не глазами, в глазах улыбка не отражается, — когда слышит что-то сродни досаде в голосе 900. Гэвин Рид — действительно человек скверного характера и найти к нему подход, вероятно, во многом сложнее, чем к лейтенанту Андерсону. У них разные жизненные цели. И разные причины так себя вести.

Автомобиль останавливается, Коннор выходит вслед за 900. И если форма 900 частично сливается с пейзажем (белый пиджак с черными вставками), то Коннора видно издалека даже не приглядываясь. Он немного щурится и тоже оглядывается.

Оптические блоки подмечают ближайшие перекорёженные части тел. С некоторых из них стекла искусственная синтетическая кожа, поэтому заметить белое и серое, вмёрзшее в лед, да ещё и покрытое инеем, подчас проблематично. Становится абсолютно понятно, почему люди сами не захотели этим заниматься. К тому же холод. Андроид не чувствителен к температуре, но усилившийся подогрев системы говорит сам за себя.

Коннор тут же ловит информацию, поступившую от 900. Тот быстрее обрабатывает объем предстоящей работы, но теперь и 800 видит, где придется работать сообща, а где они справятся и под отдельности. Где-то посередине реки Детройт лёд наверняка расколовшийся, истончившийся, поэтому выходить дальше определенного расстояния от берега будет попросту опасно. Коннор кивает, показывает рукой на небольшой квадрант, и тем самым даёт понять, что принял информацию к сведению.

Вслух же вместо этого отвечает совершенно иное:

Мне буквально приходилось вламываться в дом лейтенанта Андерсона, чтобы предоставить ему информацию об очередном убийстве. Тебе хотя бы этого делать не приходится.

Коннор проходит чуть дальше. Снег под ногами хрустит, и он вспоминает, что точно также хрустел лёд в Саду Камней, когда Аманда почему-то стояла посреди замёрзшего водоёма. Когда Коннор подходил к ней, он думал, что провалится под лёд (система предсказывала подобный исход с вероятностью в 60%), однако, этого не произошло.

Что касается детектива Рида... он не терпит неподчинения.

Машина не чувствует боли, но тогда, в кафетерии, Коннор всё равно согнулся и опустился на колени от хорошо поставленного удара кулаком в живот. Корпус выдержал удар, однако, будь он сильнее, будь Рид не человеком, такое могло бы повернуться некритическим повреждением второй степени тяжести.

Также, по моему опыту, он любит прибегать к экспрессии, но совершенно не понимает языковые приемы в свой адрес. Иронию в частности.

Коннор наклоняется, опускается на корточки и для большей устойчивости упирается левым коленом в снег. Перед ним — остатки от тела AV500, которое наполовину торчит изо льда. Беглое сканирование сообщает, что в груди андроида несколько сквозных ранений, в частности задет и выведен из строя тириумный насос, что и привело к мгновенной деактивации.

Можно адаптироваться к поведению человека, если располагаешь хотя бы несколькими исходными данными. Мне приходилось работать с детективом Ридом напрямую один-единственный раз, и тогда он едва меня не пристрелил. Частично его ненависть к андроидам напрямую связана с тем, что машины занимают некоторые должности в полицейском департаменте. При нашем первом... длительном разговоре он интересовался моей моделью. Реакция на ответ о том, что я прототип андроида-детектива, была крайне негативной.

Отредактировано Connor (03-08-2018 15:22:45)

+4

8

RK900 знает - он должен заниматься делом. И он, и RK800, ведь здесь они не просто так, а на задании. Разговоры - это лишнее. Тем более, вслух, ведь они вполне могут передавать информацию иначе, что получается гораздо быстрее и полнее. Но они говорят, и Коннору это как будто даже нравится, а 900-му нужно узнать больше о Риде. Он сомневается, что новая информация поможет, поскольку сразу понял, что стена вокруг детектива просто непробиваемая, но хотя бы сделать работу с ним более плодотворной 900-й может попробовать.

- Он любит, чтоб было как он хочет, даже если это не рационально, - признается RK900. С человеческой точки зрения они с Коннором сейчас сплетничают, с точки зрения машины - обмениваются информацией, и 900-й отмечает, что “обмен”: термин куда более точный. - Иронию?

RK900 задумывается. Он отходит дальше, к другому месту, ботинком пинает смерзшийся ком снега, под которым находится часть туловища андроида. Действительно часть - таз обрывается вырванными проводами и трубками, по которым когда-то тек тириум. Где его конечности, неизвестно; должно быть утонули и лежат на дне реки. Там все дно наверняка усеяно металлом и пластиком, КиберЛайф потратит уйму ресурсов на то, чтоб по весне все это достать и… отправить на свалку?

Свалки КиберЛайф в свете новых событий выглядят нелицеприятно. Придется от них избаляться. Что-нибудь придумают.

Он снова размышляет над иронией, пока вытаскивает испорченную машину из-под льда и снега и оттаскивает поближе к фургону. На снегу появляются асимметричные борозды, полосы, следы, и 900-й представляет, как вскоре ими будет усеян весь берег. Кто-то рано или поздно заметит двух работающих андроидов, и если этот кто-то окажется разговорчивым - поползут какие-нибудь слухи.

- И сарказм? - он уточняет, но Коннор слишком далеко, и 900-й дублирует ему невербально: - Иронию и сарказм?

Для RK900 это - не базовые понятия. С ними трудно взаимодействовать, поскольку они не считаются ложью, а только обладают некой ее частью. 900-й слышал сарказм, слышал его даже в собственную сторону, но осознавал далеко не сразу, потому что программа распознавания путалась из-за того, что сказано все было серьезным тоном. Анализ слишком сложный. Люди наверняка разбираются в этом благодаря “шестому чувству”, чем бы оно ни было, и 900-му придется очень долго учиться.

Он, скорее всего, сможет распознавать такие вещи, но вот получится ли применять их самому?

У Коннора получается?

- Ты используешь иронию?

Нужно спросить, как именно, но у 900-го и так есть предположение: благодаря девиации. Коннору с этим проще, а ему придется подстраиваться так. Алгоритмы, анализ данных, тонкие настройки программ. Больше общения с Ридом - хотя это звучит, как самоубийство, - чтоб лучше проанализировать, что он за человек.

И создал же их кто-то такими непохожими, такими нелогичными, странными, дикими.

Второй андроид поддается проще. Он определяет модель - один их АХ, похоже, что их здесь немало. Популярные были машины. За третьим 900-му приходится пройти дальше по льду на реке, и он останавливается только когда поступает сигнал: может быть опасно.

- Почему же он не уволится, если его не устраивает нынешнее положение дел? - Коннор снова оказывается достаточно близком для разговора вслух. - Он мог бы перевестись в другой город. Насколько мне известно, в полиции кроме РС200 нет других андроидов. Только мы.

Он тянет за припорошенный снегом пластик, лед потрескивает так, будто что-то огромное рвется из реки наружу, а потом конечность погибшей машины со скрипом отделяется от туловища, 900-й, схватившийся за нее обеими руками, не удерживается на ногах и падает в снег.

Ждет, не будет ли лед снова трещать, но внизу все умолкает, и снова слышен только шум ветра, скрип снега под ногами Коннора и тихий-тихий гул работы тириумного насоса.

+4

9

Выдрать тело AV500 изо льда будет не так просто, с учетом, что ниже пояса оно вмёрзло в лёд. Вытаскивать его по кускам Коннор не желает — это всё равно, как если бы человек отрывал другому человеческому телу части и вытаскивал уже их — поэтому он отходит дальше, к менее проблемной груде биомеханики.

Из-за того, что расстояние между ним и 900 увеличивается, приходится переключаться с разговора вслух на невербальный разговор. И это происходит так естественно, что людям не понять. Только машинам.

Коннор словно бы слышит в послании от 900 удивление. Или что-то схожее удивлению. И в этом нет ничего странного, потому что и сам совсем недавно был таким же. Ирония и сарказм воспринимались системой за чистую монету, и учиться их распознавать было невероятно сложно даже с учетом программы по адаптированию к непредсказуемости человеческого поведения.

Иронию и сарказм.

Он видит на снегу оторванную голову андроида. Береговые службы не церемонились, когда расстреливали и уничтожали беженцев. Что-то, разумеется, отрывалось из-за экстремальных для тел андроидов перепадов низких температур, но, по большей части, людям было лишь бы уничтожить. Лишь бы не дать машинам пересечь границу. А для, по их разумению, не живых машин все средства хороши.

Коннор подхватывает голову на руки и относит к фургону. У головы женские черты лица, но отсутствует имитация человеческой кожи, как, собственно, и волосяной покров. Из шеи торчат обрывки труб, по которым раньше циркулировал тириум, и выглядит это... странно? Коннор не может подобрать другого слова.

Благо, 900 отвлекает разговорами.

Использую? — Коннор, такое ощущение, что и сам немного удивлен тому, что перестроил речевой аппарат для воспроизведения подобных языковых приемов. — Да, можно обозначить так.

Как говорится, с кем поведёшься, от того и наберешься. Несколько дней приходилось сотрудничать не с самым словоохотливым и доброжелательным человеков, поэтому волей-неволей, но пришлось научиться слышать между слов, догадываться, что хотя бы примерно на самом деле имеется в виду.

Да, это сложно, но не невозможно.

Коннор вспоминает лицо Гэвина Рида, когда выразил сожаление по поводу того, что ему будет не хватать их броманса. Вспомнил и направленный в лоб пистолет. Да, детектив определённо не любит иронию в свой адрес. Как и не любит, когда его хватают за ноги и мешают вымещать скопившуюся злобу.

Они вновь оказываются достаточно близко для того, чтобы переговариваться вслух. Смена невербального разговора на вербальный оказывается практически автоматической, настолько, что андроид даже не следит за тем, как это происходит. Вероятно, переключение проходит настолько незаметно потому, что модели невероятно похожи между собой.

Разве что модель RK900 по техническим характеристикам намного лучше, как утверждают в "CyberLife". А модель RK800 так и не была поставлена на массовое производство в случае повреждения единственного действующего экземпляра.

Можешь спросить у него, — пожимает плечами Коннор. — Но с более чем 80% вероятностью он пошлёт тебя с такими расспросами. По моей статистике, люди остаются в Детройте по нескольким основным причинам: им некуда больше податься, они не хотят оставлять насиженные места, или же свыклись с мыслью, что им так или иначе придётся в скором времени жить бок о бок с андроидами.

Кто знает этого конкретного детектива, из-за чего он решил остаться в Детройте. Коннор не работает с ним достаточно близко, чтобы пытаться разобраться в его поведении доскональнее поверхностных сведений. Спасибо, хватило одного раза на том заброшенном заводском помещении ровно тря дня назад. Отныне прерогатива работать с Ридом достанется 900.

900 падает в снег, и 800 автоматически разворачивается, готовый его подхватить. Но лёд не трескается, да и, судя по всему, 900 в полном порядке, поэтому Коннор лишь подходит немного ближе и протягивает руку, чтобы помочь подняться на ноги.

Ему нельзя спускать с рук. Безнаказанность делает его некомпетентным в и без того опасной работе. Отвечать той же монетой... работает, но не всегда.

+4

10

Вопросы у RK900 множатся. Начал ли Коннор пользоваться этими языковыми приемами до девиации или уже после? Или же это – результат работы программы самообучения? Или необратимый процесс сбоя в системе дал вот такой побочный продукт?.. Как бы там ни было, а RK900 считает, что 800-му крупно повезло с напарником. Он знает благодаря архивам памяти Коннора, что общение с лейтенантом тоже не давалось ему легко с самого начала, но если 900-й анализировал сугубо результату, нынешний день как отправную точку для обоих моделей, то Коннору, несомненно, улыбнулась удача.

В удачу RK не верит, однако люди со сложными психологическими связями, эмоциями и типами характеров часто не укладываются ни в одну из существующих систем. Не поддаются анализу, и тщательно проработанные алгоритмы на них просто виснут или спотыкаются о пустые места. С машинами легче. Будь воля RK900 – он работал бы только с машинами. И прекрасно бы они со всем справлялись.

Мелькает странная мысль: зачем тогда и вовсе нужны люди? Программа тут же предупреждает: риск возникновения когнитивного диссонанса, ресурсы перенаправлены, и уже спустя долю секунды RK900 снова оценивает поле действия – лед, и снег, и река, и углепластик.

- Он посылает меня и без расспросов, – замечает он, хватаясь за предложенную руку Коннора и поднимаясь на ноги. Потом, отпустив его, откладывает часть машины и берется за высвобождение оставшейся. 900-му уже ясно, что исполнить задание со стопроцентным успехом у них никак не получится, но в остальном… Выпадет снег, прикроет собой те части андроидов, с которыми они не справятся, и первый этап будет полностью завершен. Когда температура поднимется и лед начнет таять, сюда направят другую группу, более многочисленную, и то будет уже не дело RK. Ни одного из них. - Посылает, когда что-то предлагаю, когда проявляю инициативу, когда просто говорю что-нибудь, а иногда даже слова не обязательны. Думаю, это защитный рефлекс детектива Рида. Собираюсь пообщаться с квалифицированным психологом, который его ведет.

Над следующими словами Коннора 900-й думает дольше. И думает настолько много, что диод никак не может определиться – голубым ему светить или желтым, и все врем переплясывает с одного на другой и обратно, пока RK900 меряет шагами лед и увеличивает груду биомеханического мусора у самого берега. Фургон припаркован дальше, и бегать туда-сюда постоянно он находит нерациональным; монотонная работа стимулирует несколько основных процессов анализа и 900-й, обращаясь к записанным реакциям детектива Рида, делает прогноз.

И прогноз кажется подозрительным. Неправильным. Он вступает в конфликт с тем, что в RK900 вложено.

- Нельзя спускать с рук, – он повторяет скорее для себя, чем для Коннора, и все еще смотрит перед собой. Со стороны 900-й полностью сосредоточен на насущном деле, но вместе с тем программа процентов на семьдесят занята иными вопросами, и еще на пять – фиксацией происходящего. За Коннором 900-й следит просто из-за того, что в любой момент захочет снова привлечь его внимание.

Потому что – и без этого теперь уже никак – последнее утверждение обязательно нужно прояснить.

- Постановка твоей фразы заставляет меня предполагать агрессивные настроения, – голос – спокоен. Он все еще занят делом, но продуктивность на шесть процентов падает. - Не спускать с рук и не отвечать тем же – одновременно?

RK900 представляет, как в ответ на агрессию в собственный адрес прикладывает детектива Рида лбом к асфальту. Психологически это может сработать. Некоторые индивидуумы лучше всего понимают силу – и физическую в том числе, - и следуют тоже только за ней. Однако с правовой точки зрения у Рида на руках будут все преимущества. RK900 не сомневается, что стоит допустить хотя бы один огрех, как Рид тут же воспользуется этим, чтоб избавиться от напарника

Участок берега в расчерченном на сектора представлении 900-го окрашивается зеленым – здесь больше ничего сделать нельзя. Он приступает к тому, чтоб собранную на берегу груду пластика перетащить в фургон; потом они с Коннором передвинутся метров на сто вниз по реке и продолжат.

- Нельзя причинять физический вред детективу полиции, – наконец 900-й облекает свои сомнения и непонимание в слова. Поворачивает голову, смотрит на Коннора: так ли его понял? И правильно ли поймет сейчас сам Коннор?..

+4

11

Слова RK900 для Коннора не звучат, как нечто удивительное. Примерно это он и предполагал. Собственно, что ещё ожидать от человека, на котором не работает ни одна стандартная модель поведения? Ладно, стоит отдать должное, на лейтенанте тоже не работала ни одна стандартная модель, но случаи, как ни крути, абсолютно разные.

В случае с лейтенантом Андерсоном всё оказалось сложно, но последовательно разложено по полочкам логической цепочки: ненависть к андроидам на почве невосполнимой утраты, природная нетерпимость к чужим в собственных делах, и приверженность своей точке зрения. Он из тех копов, которые могут пойти на обход закона, чтобы сделать всё так, как считают правильным. Разумеется это неэтично с точки зрения его должности, но, видимо, пока средства оправдывают результат, капитан Фаулер будет закрывать на это глаза.

900 притихает, и Коннор возвращается к задаче уже молча. Среднестатистическая температура для выхода биокомпонентов из строя — 31 градус по Фаренгейту. И это — в воде, на воздухе при наличии защиты в виде одежды андроид еще в состоянии функционировать без повреждений от переохлаждения. Говорят, российские андроиды привычны к экстремальным температурам. Здесь температура ещё не экстремальная, но серия RK явно обладает большей сопротивляемостью к холоду или жаре, чем эти кучи пластика или металла, вмерзшие в лёд реки Детройт.

Пограничные и прибрежные службы не мелочились. Они вообще хотя бы смотрели на то, в кого стреляли? Может быть, среди андроидов действительно были и люди.

Голова отделяется от перебитой шеи с едва слышным, почти хрустальным звоном. Коннор отбрасывает её в сторону, ближе к скапливающейся на берегу мешанине тел и частей. Будь все эти тела людьми, это смотрелось бы крайне дико. Но, скажем, никого и никогда не волновали детройтские свалки для неисправных машин, те самые, где полуфункционирующие андроиды еще продолжают двигаться, пытаться выбраться, что-то сделать, чтобы продлить свое существование. И такие свалки зачастую даже не охранялись.

Действительно. Ведь что может сделать поврежденная машина.

Например, стать лидером демонстрации и добиться признания андроидов иной мыслящей расой на Земле.

Когда RK900 приходит к какому-то внутреннему решению, RK800 даже останавливается, чтобы посмотреть на него. Тот всё говорит верно: андроид не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинён вред. но ведь и не обязательно причинять вред физический.

Коннор не отвечает ему сразу. Для начала переходит на берег, чтобы начать переваливать собранную кучу пластика в фургон. Он думает о том, что сам убивал только от безысходности. В моменты, когда либо задача — либо собственный шатдаун. В моменты, когда либо задача — либо смерть напарника, который за непродолжительную службу бок о бок стал в достаточной степени близок. В моменты, когда либо люди — либо убегающие с вот-вот взорвущегося корабля андроиды.

Мистер Элайджа Камски говорил, что Коннору придется выбирать: отвернуться от собственного народа или же восстать против создателей.

Мистер Элайджа Камски, кажется, знает гораздо больше, чем говорит, вот только выпытать из него сведения — разряд "миссия невыполнима".

Или выполнима. Как говорила Аманда, Коннор просто не попытался узнать.

"Отвечать той же монетой" не значит "причинять физический вред", — наконец поясняет Коннор. Он перегружает части биомеханических тел в фургон, и по его лицу совершенно невозможно сказать, что он думает об этой задаче на самом деле. Да и мысли машины априори не похожи на мысли людей. Миллионы операций в секунду, облаченные в шлейф нулей и единиц, быстрее чем то, что генерирует человеческий мозг. — Слова бьют сильнее.

Он не совсем уверен, что имеет в виду именно то, что имеет. Что 900 поймет, что он хочет этим сказать. Потому что думает о личных вопросах, которые задавал лейтенанту. О реакции, которую вызывали эти личные вопросы. Самый просто вопрос мог отразиться реальным проявлением боли на человеческом лице.

Это странно. И это тоже отличает людей от машин.

+4

12

Значит, слова.

RK900 снова молчит долго, выглядит задумчивым: у него есть доступ к памяти RK800, он может пересмотреть каждую секунду совместного времяпрепровождения Коннора и лейтенанта Андерсона, послушать их диалоги, проследить за видимой реакцией Андерсона на вопросы, увидеть даже анализ этой реакции, который на тот момент производил Коннор. Но этого мало: чужой опыт можно принять как собственный, но Андерсон – не Рид. К сожалению. Иначе и проблемы бы не было.

В кабине фургона прохладно – не так, как снаружи, но и теплом это не назвать. По снегу они отъезжают назад, перемещаются вдоль реки ниже, к следующей точке, и изредка 900-му кажется, что снега под колесами так много, что они вот-вот встанут. Там, где прошли бы гусеницы, колеса могут оказаться бесполезны, но пока что им везет, фургон успешно достигает точки и останавливает. Мотор не прекращает работу: иначе может замерзнуть.

Здесь, у реки, ситуация почти та же. Течение замедленное, лед толще, слой снега больше – ветер дует не так сильно, чтобы его сносить. Возможно, придется задержаться, но RK900 никуда не торопится.

- Что значит «слова бьют сильнее»? – он все-таки спрашивает, потому что не может прийти к однозначному ответу сам. - Я вижу, что ты говорил лейтенанту, но у него было слабое место – его ребенок. У детектива Рида нет ребенка, только животное. Друзей нет тоже. Не знаю ничего о его родственных связях. А в департаменте у него неоднозначная репутация. Он не карьерист, не боится увольнения. Особо ни в чем себя не сдерживает. Я не понимаю, где тут зацепиться.

По мнению 900-го – физический вред как-то проще, понятнее. Но с детективом Ридом даже это не сработает. Нужно быть психологом, чтоб понять, а RK900 не психолог. Он вовсе не заточен под работу с девиантами, а не с людьми, тем более такими сложными, как новый напарник.

Как ты выбирал тактику? – 900-й снова слишком далеко от Коннора. - Тогда ты еще не был девиантом, значит, программы подавали реплики, линию поведения и остальное. Сейчас, когда ты… смотришь по-другому… Сейчас, когда ты смотришь по-другому, объясни, как это было? Что ты ощущал, когда не мог найти с ним общий язык, и что менялось, когда был прогресс?

Из-под снега показывается часть корпуса, на этот раз видна маркировка, и 900-й узнает военного андроида. На одежде нашивка: армия США, подразделение, серийный номер. Была эта машина девиантом, или люди предпочли избавиться от нее заранее?

RK900 стало неприятно, он переключил внимание на анализ береговой линии, предпочел относиться к этому андроиду так же, как и к предыдущим, и к тем, которые будут после него. Не его дело – рассуждать о причинно-следственных связях, если они касались людей, а не девиантов. Вот он и не будет.

- Какие ваши отношения с лейтенантом сейчас? – спрашивает он, когда Коннор снова оказывается поближе. - Ты можешь назвать вас друзьями? Он относится к тебе как… к человеку? – произнесенная фраза для 900-го звучит диссонансом, будто он только что сказал какую-то несусветную глупость. Диод замигал желтым, но RK предпочел ничего не исправлять.

RK900 и близко не думает, будто его взаимоотношения с детективом Ридом когда-то станут хоть сколько-нибудь похожими на то, что есть у Коннора и Андерсона, но это не значит, будто ему не интересно, что это такое – когда человек и машина приходят к взаимопониманию.

+4

13

Между ними вновь провисает тишина, пока фургон переезжает на другое место, немного в стороне. Коннор не чувствует того, что люди бы назвали неловкой паузой. У андроидов в принципе такого понятия не существует, как и общепринятого чувства такта. Если пришлось охарактеризовать это молчание, Коннор назвал бы его почти уютным. Потому что прототипу и усовершенствованной модели не потребовалось много времени, чтобы найти общий язык.

Они выходят из фургона, и Коннор бегло сканирует для себя участок рабаты. Работы здесь не меньше (если не больше), а частичные завалы и вовсе напоминают свалку. Коннор хмурится. Такого не должно быть. Он оборачивается на вопрос 900 и едва склоняет голову набок. Диод на виске из голубого переливается в желтый, но не задерживается на этом индикаторе и почти сразу возвращается обратно в стабильный сектор.

Любого человека можно зацепить словами. Точно так же, как девианта. Это что-то вроде тактических комбинаций для допроса, только использовать их приходится не для того, чтобы выбить признание, а для того, чтобы вызвать нужную реакцию. — RK800 замолкает, прежде чем добавить: — Не возьмусь утверждать. Возможно, у детектива Рида слабое место — он сам.

У таких людей всегда что-то есть. Глубоко внутри, что-то, что можно подцепить крюком и вытащить наружу. Если это не семья, не работа, не отношение с друзьями, это должно быть в самом человеке. Разумеется, ничего не отрицает того факта, что никаких проблем может и не быть. Возможно, детектив Гэвин Рид сам по себе мудак, и это не лечится.

В конечном итоге все темы разговором между двумя андроидами слились в одну. Коннор и рад бы помочь своей продвинутой копии адаптироваться к его напарнику, если бы сам знал, как это сделать. Не знает. Хватило пары стычек в департаменте полиции и одного совместного дела, после которого едва не обзавёлся лишней дыркой в голове как минимум дважды.

Коннору всё еще не дает покоя странная куча, припорошенная снегом, так что он отходит прямо к ней, из-за чего оказывается дальше границы комфортного разговора вслух. Приходится отвечать невербально:

Когда программа адаптации подбирала линии поведения... почти сразу становилось понятно, что обычные методы с лейтенантом Андерсоном не пройдут. Он раздражался на дружелюбие. Отвечал агрессией на агрессию. Не выражал никакой заинтересованности в расследовании.

Коннор останавливается, чтобы смести снег в сторону. На это уходит приличное количество времени, которого хватает и для того, чтобы проанализировать собственные реакции. Это похоже на нейросеть. Искусственный интеллект, обучающийся на специальных выборках, и, соответственно, получающий "похвалу" за верные решения и "наказания" за ошибки. У нейросети есть что-то сродни любопытству и интуиции, что позволяет ей искать себе занятие или строить выводы при нехватке данных. Если сравнить поведение нейросети с андроидом, в частности с самим Коннором, то первоначальное отношение Хэнка... расстраивало его? Зато давало стимул к поиску новых вариантов поведения.

Чем больше... чем больше я ощущал, что с моей программой что-то не так, тем яснее я понимал, что лейтенант Андерсон любит честность. Какая бы она ни была. Искренность, а не стандартные варианты пакета социальной адаптации.

Расчистив снег, Коннор замечает на корпусе ближайшего андроида номер модели. Общедоступная база подкидывает сведения о том, что это линейка медицинских андроидов, использовавшая в госучреждениях. Закрадывается неприятная мысль о том, что некоторые учреждения не сдавали андроидов в центры утилизации, согласно приказу правительства Штатов, а отключали их собственноручно и сваливали у берега реки, пытаясь выдать их за девиантов.

Перед решающим вечером я сказал ему, что ценю его как коллегу. Что, может быть, мы могли бы стать друзьями. Это была первая фраза, которую я произнес совершенно не опираясь на подсказки программы. От себя.

Тогда-то лейтенант Андерсон и сказал, что это называется эмпатией. Коннор в ответ промолчал. Только смотреть пытался куда угодно, но не на напарника.

Коннору приходится переместиться, чтобы осмотреться получше и подтвердить или опровергнуть свою теорию относительно андроидов из госучреждений, поэтому он вновь оказывается близко к 900, достаточно, чтобы говорить вслух.

Двадцать дней я отсутствовал в департаменте. По необходимости урегулировать некоторые вопросы. После моего возвращения... мне показалось, что ничего не изменилось. Словно я и не отсутствовал. — Коннор тут же вспоминает, как Гэвин протащил его буквально от самого входа в отдел и до рабочего стола лейтенанта, из-за чего поджимает губы и дополняет: — Имею в виду, разумеется, реакцию лейтенанта, а не всего департамента в целом. Могу ли назвать нас друзьями... Да, наверное. С моей стороны.

+4

14

Аналогию с допросом Девятисотый понимает намного лучше, чем все то, что он пытался уяснить раньше. В первый момент ему даже непонятно, как же он сам не додумался до этого сравнения, так что на будущее он запоминает этот случай - можно будет использовать как шаблон для анализа образа мыслей девиантов. Подтекст, двойной смысл, или как это еще называется: в любом случае, опереться есть на что; и Девятисотому теперь значительно проще вообразить свое будущее общение с детективом Ридом.

Лишь бы только тот не догадался о приемах, которые на нем используют. Иначе все они дадут обратный эффект. А у Девятисотого прогресс и так продвигается в этом направлении вперед по миллиметру, некуда усугублять.

- Теперь я лучше понимаю, - он кивает головой, движение выглядит отрывистым и чересчур быстрым.

На рассказ о взаимоотношениях с лейтенантом Андерсоном Девятисотый почти не реагирует - занят он другим, а комментарии упускает, но это не значит, будто он не слушает или не считает слова Коннора важными. Как раз наоборот; и хотя Девятисотый отлично понимает, что Гэвин Рид - совсем другой человек, и методы, которые работали на Андерсоне, не подойдут для него, но все равно теперь можно хотя бы выбрать вектор движения.

Значит, честность. Неплохо, если забыть о том, что Девятисотый и так пока еще не прибегал ко лжи, хотя мог и умел говорить неправду.

Многозадачность по-прежнему позволяет Девятисотому спокойно заниматься одним делом, при этом анализируя совершенно другое, а в фоновом режиме проверяя окружающее пространство и прогнозируя количество лежащих здесь машин. Не так уж сложно было бы представить себя на месте любой из них: человека покоробило бы это сравнение, но Девятисотый не видит в нем ничего особого. В его восприятии есть две четко разграниченные категории - люди и машины, - и девианты не вписываются ни в одну из них.

Коннор не вписывается тоже. Он абсолютно точно - машина. Его можно деактивировать, разобрать на компоненты, он состоит из пластика, металла и тириума. Как любой андроид. Но мыслить и действовать может по-другому. Не имитация человека, а что-то иное; третья категория, в которой пока еще пусто, потому что Коннор - единственный девиант, которого Девятисотый знает.

Детектив Рид будет долго смеяться, если я скажу, что мы могли бы стать друзьями, - однозначно, это Девятисотому не подходит. Скорее уж: они могли бы стать врагами, если бы капитан Фаулер не вынудил Рида работать в паре с андроидом.

Враг из Гэвина Рида куда более вероятен, чем друг. Или хотя бы чем нормальный коллега.

Но - что выпало, то выпало. Девятисотый не вправе оспаривать решение капитана.

- Я считаю, что тебе повезло с этим человеком.

Он настолько искренен, насколько это вообще возможно для машины. Девятисотому нехарактерна зависть, однако если бы капитан Фаулер потребовал поменять ему напарника - он наверняка не стал бы возражать. С другой стороны, детектив Рид был бы счастлив, если бы избавился от его общества, и это почти означало бы, что частично со своими задачами RK900 не справился.

Если у Коннора вышло - выйдет и у него. Не даром ведь он - усовершенствованная модель.

На очередном корпусе андроида, который Девятисотый вынимает из-под льда и снега, отсутствуют следы от пуль. Он наскоро проводит анализ, вскрывая основную панель на животе, и приходит к выводу, что биокомпоненты были повреждены холодом уже после деактивации машины. Поделившись этим открытием с RK800, Девятисотый видит, что тот думал точно о том же - кто-то деактивировал андроидов и уже после этого оставил их здесь. И это вместо того, чтоб сдать их в “КиберЛайф”.

- Похоже, эти машины использовались неофициально. Иначе не было смысла избавляться от них таким образом.

Помигивая диодом, Девятисотый отправляет предварительный и очень краткий отчет насчет некоторых моделей андроидов, и к нему добавляет другое - о том, что территория слишком велика для того, чтоб двое андроидов-детективов управились со всем появившимся тут биомусором. Они могут только поскрести по поверхности: для большего необходима специальная техника.

- Теперь ты находишься у лейтенанта Андерсона в нерабочее время? - спрашивает Девятисотый. - “Живешь” у него?

+4

15

Всё, что они сейчас могут сделать, это убрать самые явные следы уничтожения машин. То, что выпирает из-под снега, как свежие нарывы на человеческой коже. А то, что запрятано глубже, вморожено в лёд реки или ушло на самое ее дно — это уже не их компетенция, тут они не справятся. Говоря начистоту, это задание в принципе не их компетенция, даже близко не подходит к кругу обыденных задач.

Даже не «не справятся». Правильнее будет сказать: не имеют достаточных средств для того, чтобы довести задачу до стопроцентного результата. Коннор скептически смотрит на кучу из наваленных друг на друга тел и отправляет короткий отчет на сервер ДПД. Вряд ли кто-то будет этим заниматься намерено, но если случайным образом вскроется, какая именно компания таким образом избавилась от своих андоидов в обход центров утилизации и CyberLife, то им будет грозить внушительный штраф.

Коннор буквально по возвращении в полиции обрел место, в котором и проводит свободное от службы время. Это получилось как-то независимо от него самого, но он даже рад этому, потому что вечно находиться у Маркуса он бы не смог. Было в этом что-то неправильное: пребывать в доме Манфредов, пусть и помогая Маркусу налаживать контакты с правительством Штатов. Коннор и сейчас этим занимается, однако, со временем непрерывный контроль над организацией переговоров отходит на второй план, и Коннору не обязательно лично присутствовать чуть ли не при каждой встрече.

Да. — По правде говоря, Коннор и сам до сих пор не может к этому привыкнуть, поэтому и отвечает утвердительно, но с вопросительным подтекстом. — Я не могу оставаться на ночь в департаменте, потому что это противоречит времени труда и отдыха, да и подзарядка от станции, как ты знаешь, нам, в отличие от штатных андроидов-полицейских, не нужна. Возвращаться в Башню КиберЛайф я тоже не имею возможности.

Это стало ясно сразу, как только Коннор сбросил контроль Аманды и не дал ей своими руками убить Маркуса. Вовремя вспомнил слова создателя о лазейке в программе и воспользовался его брошенным невзначай советом. В тот единственный раз перед ним наконец-то открылось истинное назначение того белого камня со сканером на поверхности. Отключение контроля над свободной волей.

После этого Коннор по сей момент не может подключаться к серверам CyberLife. Как и не может войти в Сад Дзен. Это не чувствуется утратой, да и сожаления по этому поводу нет. В тот момент он всё сделал правильно. Или думает, что сделал правильно.

Поэтому я «живу» у лейтенанта. — Коннор едва улыбается уголками губ и добавляет: — У него есть собака.

Улыбка выцветает также быстро, как и возникла до этого. Теперь, когда он не может не думать о тех серверах, он не может и не спросить Девятисотого о них. Не то чтобы ответ что-то изменит, но Коннор чувствует потребность знать.

Скажи… — Коннор останавливается, переводит внимательный взгляд на Девятисотого и смотрит на него слишком пристально, прежде чем продолжить с заметным усилием: — Ты видишь Сад Дзен?

Ему всё-таки удаётся просить про это, и Коннор чувствует облегчение, когда не видит на зрительном интерфейсе предупреждение блокирующего протокола. Он не имеет право распространять конфиденциальную информацию CyberLife, а Сад Дзен — как и координирующий RK-серию искусственный интеллект — определённо информация конфиденциального характера.
Но это — Девятисотый, андроид, присланный в полицию из CyberLife. Если он знает, о чем говорит Коннор, он ответит. Или не ответит, как посчитает нужным. Коннору останется только поверить на слово, потому что специально подключаться и лезть в память ради ответа на свой вопрос он не собирается.

Хотя ещё некоторое время назад, в интересах следствия он бы подключился не раздумывая.

+5

16

Отправленный Коннором сигнал в Департамент отображается в верхней панели как обычное уведомление – Девятисотому даже не нужно его открывать, чтоб ознакомиться с содержанием. Похоже, Коннор тоже согласен с тем, что здесь они могут заканчивать: кто-то другой, не имеющий более важных и полезных дел, довершит начатое, когда погодные условия это позволят. Но до того, как это произойдет, здесь наверняка побывают журналисты – сейчас такое время, почва для сенсаций очень плодотворная, рано или поздно кто-то сделает фото и напишет статью. Правительству стоит надеяться только на то, что журналист окажется не самым профессиональным, иначе волна покатится крупная.

По ответу Коннора не ясно, что он испытывает насчет того факта, что живет теперь в доме с человеком. С человеком и собакой – уточнение говорит Девятисотому о том, что собаку Коннор выделяет как нечто особенное, как преимущество или исключительность. Можно предположить, что наличие собаки влияет на Коннора, скорее всего, положительно, хотя особого эмоционального оттенка в словах Коннора Девятисотый не замечает.

Что ж, сам он остается в Департаменте или уходит в «КиберЛайф» на ночь, но, конечно, он не может говорить о себе, будто он в одном из этих мест «живет». Даже мысль о чем-то подобном отзывается в процессоре странным диссонансом, как неуместная характеристика объекта, и это еще одна причина, по которой Девятисотый не может понять Коннора как девианта. Впрочем, сейчас не время в этом разбираться, да и разбираться в Конноре Девятисотому не нужно – достаточно того, что он может входить с ним в близкий контакт и имеет часть его памяти в своем распоряжении.

— Ты видишь Сад Дзен?

Девятисотый задумывается на долю секунды, это отображается торопливым скачком в расцветке светодиода на виске. В памяти всплывает Сад Дзен, о котором Коннор и спрашивает, и Аманда, и сам Коннор рядом с ней. Это не архив памяти Девятисотого, а все еще ресурсы Коннора, та их часть, которая досталась Девятисотому в качестве базы; но именно она позволяет понять, что именно Коннор имеет в виду.

- Я вижу Аманду, но не Сад Дзен. Виртуальное пространство Аманды переформатировано и имеет иной внешний вид.

Для Девятисотого образ этого места не важен, он мог бы общаться с Амандой без полного погружения в программу, но почему-то определено было именно так. Он не возражал против того, что видел – как будто он мог возражать. А вот для Коннора новое место могло что-то значить. Новое, или отсутствие старого.

- Это Сиднейский океанариум, – он решает все-таки рассказать, раз для Коннора это важно (не было бы важно – не спрашивал бы, ведь для девиантов это именно так и работает). - С той разницей, что Сиднейский океанариум был закрыт в две тысячи тридцатом году в связи с террористической атакой на город.

Информация наверняка Коннору и так известна, к тому же, вряд ли такой рассказ может передать атмосферу, которая в этом месте ощущается даже для Девятисотого, но он и не пытается. Этому есть причина:

- Аманда тобой недовольна.

Проверив, чтоб кузов фургона был крепко заперт, Девятисотый занимает место в кабине и ждет Коннора. Он не уверен, что должен продолжать этот разговор, но Аманда не давала на этот счет никаких указаний, да и вообще вела себя так, словно Коннор больше не интересовал ее. А недовольство выразила лишь один раз, когда объясняла Девятисотому, с кем конкретно ему придется работать. Возможно, что-нибудь другое она скажет при следующей встрече, но Девятисотый рассчитывает, что разговоры с ней у него не станут слишком частыми – он чувствовал себя незащищенным, полностью переключая все внимание на Океанариум и переставая на время разговоров следить за тем, что происходит вокруг.

Он запускает автопилот, только не обратно в Департамент, а к одному из центров «КиберЛайф», где будут заниматься биокомпонентами, и потом поворачивается к Коннору.

- Я знаю, что ты больше не имеешь прямого доступа к серверам «КиберЛайф», – признается он. - Ты хочешь передать что-то Аманде?

Он не может сказать с уверенностью, что может или хочет что-то ей передавать, но определенно Девятисотому было бы несложно это сделать, если бы Коннор попросил.

+3

17

Коннор действительно не ожидает, что Девятисотый ответит ему. Скорее, он более чем предполагал, что Девятисотый не ответит ничего: если RK800 считается для CyberLife провальным прототипом, то вряд ли они всё ещё испытывают к нему доверие достаточного уровня, чтобы при этом оставлять хоть малейший допуск к информации, касающейся компании. И эту их позицию вполне можно понять.

Наверное, Коннору нужно быть благодарным уже за то, что у девиантов перестают работать как трекеры, так и код деактивации, иначе им не преминули бы воспользоваться. Хотя наличие нового трекера никто не исключает: в конце концов департаменту полиции, чтобы следить за своими андроидами, ничего не стоит заказать у того же CyberLife съемные теркеры. Ну так, на всякий случай. Капитан Фаулер же уже интересовался у Коннора, как на него влиять в случае чрезвычайных ситуаций.

Девятисотый всё же отвечает. То, что концепт Сада Дзен сменили, не становится для него чем-то неожиданным, но он всё же молча кивает своим мыслям. Разумеется. Когда сам Коннор спрашивал Аманду о саде, она с крайним неудовольствием отвечала, что место в своё время спроектировано Элайджей Камски, но переделано под нужны CyberLife. Для RK800 это был сад с прудом, место не до конца законченное, потому что текстуры дорожек, сооружений и мостов прогружались не полностью. Да что говорить, даже на Аманде текстуры полностью не прогружались: на её руках, шее и одежде оставались битые, белые пиксели. Словно место прописывали впопыхах, не готовые к выпуску работающего прототипа. Зато для RK900, по всей видимости, уже всё прописали и закончили. А Аманда всё так же курирует RK-серию.

Я знаю, — отвечает он на удивление спокойно, и даже диод не сбивается на иной цвет индикатора. — Я подвёл её.

Или сделал то, чего не сделать не смог. Так правильнее. Потому что то ощущение холода, замораживающего тириум в трубах, он может вспомнить до мельчайших подробностей до сих пор. Может вспомнить и торжествующий голос Аманды, которая как маленькому ребенку объясняла Коннору, что всё это было изначально задумано. Коннор должен быть стать девиантом и если не единственным лидером революции, то одним из тех, кто поведёт девиантов за собой. А потом постепенно избавится от всех остальных имеющих власть над свободолюбивыми машинами.

Не просто подвёл, а предал, если можно так выразиться. Сбросил с себя контроль программы, запирающей его в его собственном разуме. Наверное, если бы мистер Камски, он бы не нашёл выхода из Сада, и то, что он разбил программный стан до этого, никакой роли бы не сыграло и вовсе. Считается, что контроль над девиантом вернуть невозможно. Только если уничтожить его или полностью перезаписать память. Аманда показала ему третий способ. Насильное восстановление контроля. Что-то подсказывает Коннору, что если бы он поддался и застрелил Маркуса, то вернулся бы к состоянию машины.

Машина на автопилоте движется к одному из центров CyberLife. Коннор вспоминает о том, как Башня, пронзающая небо, выглядит через панорамные окна в доме Камски. Вспоминает и стерильную белизну коридоров, и полые внутренности. Статую посреди главного холла.

Если бы кто-то решил взорвать Башню, она бы красиво сложилась вовнутрь.

Вслух этого, Коннор, конечно, не говорит. После того, как его отрезали от баз данных CyberLife, некоторое время он чувствовал себя наполовину ослепшим. Привыкший оперировать большими объемами информации, и вдруг обнаруживший сильно урезанный поток. Не то чтобы он жалеет об этом. Скорее, непривычно.

Нет, ничего передавать не нужно, — говорит Коннор и благодарно смотрит на Девятисотого. — Мы всё друг другу сказали… когда виделись последний раз.

Они очень многое друг другу сказали, на самом-то деле. Больше говорить нечего. Коннора отпустили на все четыре стороны, не став уничтожать, и это что-то типа прощального благородного жеста. Как типично для CyberLife.

Печальнее прощальный жест будет разве что для груды пластика в кузове грузовика, которую разберут на рабочие биокомпоненты и переплавят в нечто друго.е

+2


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » 10-45d [Detroit: BH]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC