capt. jack harkness michael amelia pond
wade wilson margo hanson oberyn martell
С наступлением вечера город превращается в перевертыша, запрятавшего в дальний угол шкафа свой уют и теплые улочки, с их несмолкаемым гомоном и радостными улыбками. Будто старается отгородиться от этого образа, забыв о том, что было всего несколько часов назад. Вместо этого широкими мазками пестрых огней он рисует на своем лице яркий ночной макияж, выплевывая ввысь, будто выстреливая пробки из-под шампанского, несмолкающий до утра смех и искрящееся неудержимое веселье. Ту Пикс не умеет спать, он живет двумя разными, такими не похожими друг на друга жизнями, существующими параллельно друг с другом и никогда не пересекающимися. Читать дальше

Дорогие Таймовцы!

28.12.17 Мы поменяли дизайн! Внезапно, но почему бы и нет? Вопросы и предложения как всегда в тему тему АМС.
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьхочу кастакцияуход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицуТайм-on-line

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Энтропия [Detroit: BH]


Энтропия [Detroit: BH]

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

ЭНТРОПИЯ
Энтропия – мера хаоса в какой-либо системе. Чем меньше в системе порядка, тем больше энтропия.
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://images.vfl.ru/ii/1531295789/3090770c/22439590.jpg

You Would Never Break The Chain

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

RK900 - Gavin Reed

27-28 ноября 2038 г., Департамент полиции Детройта

АННОТАЦИЯ

Андроид модели RK900 поступает в распоряжение Департамента полиции Детройта в целом и детектива Рида в частности. Это почти как завести себе личный тостер (который ты ненавидишь всеми фибрами души) - но только "почти".

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано RK900 (13-07-2018 09:10:22)

+3

2

Капитан Фаулер смотрит в лицо модели RK900 с очевидным сомнением, и RK900 кладет перед ним на стол прошитую металлическими скобами папку. Внутри белоснежные листы, на них - документация от КиберЛайф: результаты тестирования модели, гарантии, описание функций, код деактивации.

- Информация в электронном виде была отправлена вчера, это - твердая копия для личного архива, должно быть помещено под гриф секретности, капитан.

Фаулер перебирает листы один за другим. RK900 следит за его взглядом, пока не становится очевидным, что капитан не читает ничего из того, что там написано, а, значит, просто оттягивает время и выбирает тактику поведения. Наконец он убирает руку и снова смотрит в лицо андроида, как мог бы смотреть в лицо человека, ожидая, что на нем проявятся те или иные эмоции.

Выражение RK900 - вежливое внимание. Руки он держит за спиной, осанка всегда прямая, грудь от дыхания не вздымается, потому что имитация дыхания - всего лишь пустая трата ресурса. Крохотная часть энергии, но бессмысленная, а все существование RK900 подчинено цепочке целей. Отступать от нее машина не способна.

- Ты слишком похож на Коннора, - пальцы Фаулера тянутся к переносице, но на полпути падают на столешницу. - Как твое имя?

- Эр-ка девятьсот.

- Нет, не это, а имя.

- Эр-ка девятьсот, - упрямо повторяет андроид. И в этот раз удосуживается объяснить: - Личные имена - это шаг к индивидуализации машины, индивидуализация - путь к девиации.

Фаулер как будто доволен таким ответом, по крайней мере, хмуриться он прекращает. Собирается объяснить RK900 все, что от него требуется, называя это “права и обязанности”, но андроид его перебивает - все это ему и так известно, и он готов приступать к выполнению указанных обязанностей, как только капитан Фаулер назначит ему напарника.

Точнее - назначит его в напарники кому-то, так это должно звучать, однако у RK900 есть обоснованная уверенность в том, что он гораздо лучше любого детектива-человека. База знаний шире, функциональность больше, выносливость и стойкость повышенные, а резервное копирование позволяет намного меньше опасаться за собственную жизнь, чем опасался бы человек.

Люди, к несчастью, одноразовые, но этого RK900 тоже не говорит вслух.

- У тебя есть предпочтения насчет напарника? - в голосе Фаулера сомнение. Он, как и многие другие, еще не привык к андроидам в департаменте - точнее, к тем из них, кто способен работать наравне с людьми. - Я обычно всегда задаю этот вопрос, чтоб учитывать, ммм… пожелания.

RK900 задумывается, диод коротко мерцает желтым, потом успокаивается и снова наливается голубым.

- Я уверен, капитан, что все офицеры департамента - профессионалы своего дела. Мои навыки и знания положительно скажутся на любом из них, поэтому вам стоит выбрать того, кому мое содействие нужнее.

В этот момент у Фаулера появляется мысль - это видно по мелькнувшей на губах улыбке. Он еще некоторое время медлит, словно раздумывая, а потом поднимается из-за стола и бросает RK900 короткое “жди здесь”, а сам выходит. RK900 поворачивается следом и сквозь стеклянные окна, выходящие на офис, видит Фаулера, стремительно двигающегося мимо рабочих столов по направлению к кафетерию.

Спустя 3 минуты и 38 секунд он появляется снова, теперь уже не один. RK900 присматривается к лицу его спутника, получает краткую сводку на детектива Гэвина Рида. Университет, полицейская Академия, скверный характер, роботофобия, стычки с моделью RK800. Диод снова светится желтым: похоже, капитан Фаулер выбрал наименее подходящего для работы с андроидом человека.

Хочет посмотреть, как RK900 справится? Он справится.

- Доброго дня, детектив Рид, - диод все еще желтый. RK900 не знает, сообщил ли Фаулер детективу новость, или собирается сделать это сейчас, в присутствии их обоих, а поэтому молчит, хотя протоколы подсовывают шаблоны от “рад с вами познакомиться” до “надеюсь на плодотворное сотрудничество”.

Лицо детектива Рида, впрочем, выглядит так, словно никакого сотрудничества с ним не выйдет вообще. Или у него всегда такое лицо?

+2

3

Очередное дерьмовое утро очередного дерьмового рабочего дня. А каким еще может быть рабочий день, если в городе дерьмо творится? Причем полное. Это было похоже на оживший персональный кошмар детектива Гэвина Рида. Если он и раньше бесился от одного только вида андроидов на улице, то теперь, когда эти сраные куски пластмассы заявили о том, что они живые, затребовали какие-то там равные людям права… Да как они вообще посмели? Задача андроида - служить людям и не выпендриваться.

Какой умник в CyberLife напортачил с такой простой вещью?

Гэвин всегда опасался, что эти пластиковые куклы рано или поздно заполонят все сферы жизни. Они были повсюду - уборщики, секретари, даже проститутки. Пролезали в шоу-бизнес, в спорт. Это был какой-то бред. Рид, читая заголовки новостей, только и мог, что материться вслух и швырять в стену журналы. Ему не нравилась эта тенденция и он откровенно боялся, что однажды андроиды пролезут вообще повсюду. В том числе и в полицию.

Попробуют заменить детективов.

И однажды так и случилось.

RK800, передовая модель. Гэвин думал, что пристрелит этого утырка прямо на месте, как только увидел. Андроид-детектив. Нонсенс! Бред воспаленного сознания! Если бы не осознание, что тут уже не отделаешься дисциплинарным взысканием, и не цена ремонта этой дорогущей куклы, напичканной технологиями и тириумом, Рид не сдержался бы. Но пришлось терпеть присутствие этого пластикового хера, его мелькание на заданиях рядом с Хэнком.

Хотя бесило это до дрожи в пальцах.

А Хэнк как будто бы был доволен. Таскал за собой повсюду этого Коннора, прислушивался к его словам, хотя совсем недавно ненавидел андроидов ненамного меньше, чем Гэвин. И это вдвойне бесило - сразу два раздражителя постоянно мелькало в поле зрение. И уж если за что Рид и был благодарен восстанию, так это за то, что после всего этого дерьма RK800 куда-то пропал. Если бы при этом не появилось до хера андроидов на улицах - вообще было бы замечательно.

Но мироздание словно издевалось над детективом.

Пришел указ от начальства разбираться с делами андроидов так же, как и с делами людей. Видите ли, президент признала их новой формой жизни, и теперь эти пластиковые куски дерьма подлежали такой же защите, как и люди. После таких новостей половина участка уволились - не больно-то Гэвин и расстроился - а остальные оказались загружены работой. В том числе и сам Рид. Копаться в делах, связанных с девиантами, было то еще сомнительное удовольствие.

Он сам бы просто перестрелял бы их всех.

И проблема решена.

Но приходилось работать с ними. То кража, то вандализм, то нападение на андроида, то нападение на человека. Голова кругом ехала у всех, и Рид вдвое чаще срывал злость на коллегах и оставшихся в участке андроидах. Из-за этого к сержанту вообще перестали лишний раз обращаться, что его вполне устраивало. Чужая любовь ему не нужна, лишь бы не бесили. Но если что-то может стать хуже, оно становится хуже.

Старый закон работал как никогда хорошо.

Коннор вернулся в Департамент.

А Фаулер с какого-то хера - с подачи Хэнка - не выгнал его.

Как же Гэвин бесился… Собственно, он до сих пор не успокоился и теперь всячески старался или задеть как-то чертового пластикового урода, или задеть лишний раз Хэнка. И трудно было не пересечь черту, но Рид как-то справлялся. В конце концов, контролировать свой гнев он учился почти всю свою жизнь, и терять работу из-за сраных андроидов не собирался. Хотя кулаки чесались, конечно.

- Сраные андроиды.

Гэвин как обычно был в кафетерии, допивая откровенно дерьмовый кофе, и ругался себе под нос, пока смотрел новости на экране на стене. Ругани вслух в отношение пластиковых уродцев от него стало слышно в несколько раз больше, и в участке просто не обращали на это внимания. К их счастью. Иначе тогда уже ничего не помогло бы удержать Рида чтобы не разбить кому-нибудь нос.

И не обязательно пластиковый.

Все были на взводе.

Появление Фаулера в кафетерии не предзнаменовало ничего хорошего. Гэвин только надеялся, что тот пристанет к кому-нибудь другому, но капитан позвал именно его. Рид скривился и, оставив стаканчик на столе, подошел к Фаулеру с крайне недовольным видом - даже более недовольным, чем обычно. А вот капитан выглядел почему-то довольным и как-то нехорошо улыбался, когда приказывал идти за ним.

Что старый мудак задумал?

Гэвин постарался подавить нехорошее предчувствие, когда шел за Фаулером к его кабинету. И так же старался игнорировать ухмылки на лице коллег - они, похоже, уже знали, в чем дело. А вот проигнорировать наличие в кабинете андроида, когда зашел внутрь, уже не мог. Рид удивленно вскинул брови, рассматривая… Коннора? Но какого хера? Впрочем, детектив сразу же осекся - это был не Коннор, хотя и выглядел почти так же. Другая одежда, другое выражение лица - почти такое же тупое - и другой цвет глаз. И маркировка на куртке - RK900.

Придурки в CyberLife совсем охерели?

Гэвин игнорирует приветствие андроида и разворачивается к Фаулеру, который с довольным видом садился за свой стол. На языке вертится много вопросов и ругательств, а детектив просто не хочет верить в то, что он вполне осознал, едва увидев этого пластикового придурка. Капитан собирался вписать в напарники Риду - предыдущий напарник перевелся через два дня совместной работы - андроида. Гэвину Риду. Андроида.

Это был какой-то сраный бред.

- Гэвин, это твой напарник, RK900, - так и хотелось врезать Фаулеру, но сержант еще помнил о субординации, - Уверен, вы сработаетесь.

- Да какого, блядь, хера? Ты шутишь? - детектив резко подходит к столу и ударяет ладонями о столешницу, склоняясь к капитану, - Я не собираюсь работать с этим пластиковыми хером! - махнул куда-то в сторону неестественно ровно стоящей фигуры, - Нахера тут еще один сраный андроид? Одного мало, что ли?

- У нас много работы, люди не справляются, ты и сам знаешь, - Фаулер устало вздохнул и потер переносицу, - И ты единственный один работаешь, так что заткнись и возвращайся к работе. Это приказ. И это не обсуждается.

- Да черта с два! - удержаться от того, чтобы не разбить монитор о лысую голову капитана, весьма трудно, - Ни за что! Да я себе руку скорее отстрелю, чем буду работать с гребаным андроидом!

- Сержант Рид! - это был уже не первый раз, когда капитан повышал голос, и Гэвин хорошо знал, что за этим следуют репрессии, а потому все-таки заткнулся, хотя и весьма шумно дышал от ярости, - Это - твой напарник. А теперь вали из моего кабинета и не мешай работать!

- Да блядь!

Гэвин еще раз треснул ладонью по столу, бросил злой взгляд на андроида, и чуть ли не вылетел из кабинета, громко хлопнув стеклянной дверью - как не разбилась только? На свое место он добрался буквально за несколько секунд и почти рухнул на кресло, которое только жалобно скрипнуло.

- Блядь!

Смотреть на него сейчас никто не рисковал.

Ему сейчас дай только повод сорваться.

Отредактировано Gavin Reed (11-07-2018 14:01:46)

+2

4

Еще до того, как детектив Рид открывает рот и начинает воспроизводить звуки собственной речи, RK900 фиксирует повышенный уровень агрессии – об этом говорит предыдущий опыт, отраженный в досье Гэвина Рида, выражение лица, жесты и вся поза. Речь, впрочем, не заставляет себя долго ждать, и машина фиксирует агрессию на семидесятипроцентном уровне против нормального. Впечатляет – если бы RK900 мог впечатлиться. Что он точно может, так это понять, что пока еще ничем не заслужил подобного отношения.

Людям свойственны предрассудки. Гэвину Риду – особенно.

Во время экспрессивного диалога, в который RK не включен, выясняется, что будущий напарник настроен очень категорично, однако спорить с капитаном он все-таки не способен. Может быть, начнет позже, когда схлынет гнев и Рид все как следует обдумает: значит, RK900 стоит брать его еще теплым, вот как сейчас.

Сквозь отблески ламп на стекле видно, как детектив стремительно рассекает собой пространство и падает на офисный стул. За его спиной скрещиваются взгляды других сотрудников, и RK900 отворачивается к капитану Фаулеру.

- В общем, такие дела, – капитан смотрел на андроида с сочувствием, которое даже не скрывал. И будто извинялся за поведение другого человека – такой подход был непонятен, но в базе данных шаблон сохранился. - Это он еще был сдержанным. Не завидую тебе, в общем. Можешь быть с ним пожестче, если надо. Рид – он… несгибаемый.

- Моя программа адаптации позволит подстроиться под любой тип характера, - RK900 кивает. - Возможно, это займет больше времени.

- Если что – обращайся.

- Если – что? – диод мерцает желтым, и Фаулер понимает, что сказал глупость:

- Не важно, это общая фраза. Поздравляю с первым рабочим днем, – капитан делает характерный жест рукой, и RK900 разворачивается к выходу почти механически.

Гэвин Рид все еще там, за своим столом. По пути к нему RK900 анализирует несколько элементарных подходов: сразу отбрасывает доброжелательный, рассматривает профессиональный, но находит в нем существенные минусы, наконец останавливается на полуавторитарном.

Он обходит стол так, чтоб встать спереди, а не сбоку – выгодное положение, потому что Гэвину Риду придется миновать стол, прежде, чем он сможет кинуться на напарника. К тому же, теперь RK900 перекрывает собой выход, и чтоб избежать разговора, детективу придется проделать обходной путь через весь офис. По предположению машины он этого не сделает, поскольку внимание офицеров и так приковано к нему, пусть они и смотрят украдкой, и, к тому же, капитан из-за своего стола тоже видит все через стекло.

- Детектив Рид, – он выбрал негромкий и безэмоциональный голос – кто знает, какой оттенок эмоций может спровоцировать сейчас сержанта? - возьму на себя смелость вкратце обрисовать ситуацию. Она такова, что по официальным указаниям руководства офицеры полиции могут работать исключительно в парах или группах. Офицер, не имеющий напарника, может быть отстранен от работы на неопределенный срок. Ваш предыдущий напарник продержался два дня, офицер, который был до него – сутки, а до этого вы работали без напарника. В случае конфликта официального распоряжения и ваших интересов капитан Фаулер может предложить вам увольнение, но в случае, если вас это не устраивает – придется смириться со мной.

Он сделал паузу, такую, как если бы был человеком и хотел поглубже вдохнуть. Но не вдыхал, конечно, просто продолжил:

- Ваше предубеждение против андроидов проявляется как анахронизм и мешает вам при работе. Воспринимайте меня как компьютер с расширенными функциями: я призван сделать вашу службу легче и повысить процент успеха и раскрываемости ваших дел. Я могу существенно облегчить вашу жизнь, детектив, но только если вы переосмыслите собственное отношение к машинам.

Диод замигал желтым: андроид одновременно анализировал реакцию Рида и собирал файлы для вложения.

- У вас на почте документация модели RK900, возможно, вы сочтете эту информацию полезной, детектив. Должен заметить, что это – эксклюзивная модель, на данный момент вы – единственный пользователь.

+2

5

Как же он был зол. Злость вообще была почти постоянным состоянием детектива Рида, о чем знали буквально все в офисе, а так же в ближайших и не очень барах. Гэвин легко злился, легко вспыхивал, легко выходил из себя. И если ему удавалось держать себя в руках большую часть времени, то иногда эта ярость выходила из-под контроля. И тогда летели предметы в стену, а костяшки пальцев разбивались о чью-то рожу.

В молодости это происходило гораздо чаще.

Но сейчас Рид как никогда был близок, чтобы кого-нибудь убить. Или точнее - разрушить нахрен что-нибудь. Например, вот этот монитор на столе. Или монитор офицера за соседним столом, что так старательно пытается спрятать ухмылку. Или стеклянную дверь кабинета Фаулера. Вообще, Гэвин бы точно не сдержался и что-нибудь устроил, например, пошел бы и примотался к кому-нибудь, лишь бы была возможность наорать как следует на кого-нибудь, если бы не одно но.

Капитан очень выразительно поглядывал из своего кабинета.

Слишком хорошо знал своего подчиненного.

Гэвин в который раз уже ругнулся вслух, громко и грязно, устало откидываясь на спинку стула и с силой проводя ладонями по лицу. Ругнулся еще раз и откатился на стуле от стола, запрокидывая голову и пытаясь игнорировать сраного андроида, что вышел из кабинета Фаулера. Стул о что-то зацепился, и детектив опустил взгляд, натыкаясь на небольшой теннисный мячик - один из новеньких офицеров любил играться с ним на перерывах, чем здорово бесил Рида.

Сейчас это стало последней каплей.

- Да блядь.

Разнообразием ругательств детектив не отличался.

Гэвин нагнулся, поднял мячик с пола и со всей своей немаленькой дури швырнул его в спину того самого новенького. Разумеется, попал - совсем рядом с шеей - на что тот ойкнул и испуганно оглянулся. Рид же зло усмехнулся и показал пареньку средний палец.

- Еще раз увижу здесь это дерьмо, запихаю тебе в зад и скажу, что так и было!

Даже полегчало немного.

Ровно на две секунды, которые потребовались андроиду, чтобы завершить свой путь почти через весь офис - к столу Рида. Гэвин снова выругался и демонстративно закинул ноги на стол, утыкаясь в свой телефон - делал вид, что читал почту. Хотя и догадывался, что вряд ли этим обманет этот кусок дерьма, наверняка напичканный просто огромным количеством самых разных датчиков. Детектива аж передернуло, когда он услышал, как этот андроид к нему обращается. Снова захотелось что-нибудь сломать.

Одного андроида, например.

Почему все именно так?

Гэвин смотрел на своего нового напарника и бесился. Просто бесился и все тут. И очень трудно было держать себя в руках, не достать пистолет из кобуры и не стрельнуть этому ублюдку в лоб. Возможно, детектив даже поступил бы так, если бы не куча камер в офисе и не взгляд капитана Фаулера. Уж чем, а своей карьерой, он дорожил и не собирался из-за сраного андроида попадать под статью, увольнение и штраф, который он вряд ли потянет со своими финансами.

Но хотелось этого до дрожи в пальцах.

А RK900 продолжал говорить, до того безэмоционально, что аж тошнило. Рид скривился и поморщился, подавив в себе желание сплюнуть ставшую горькой слюну. Он все же на рабочем месте. Только вот телефон в сторону отложить все-таки пришлось - пока не разломал несчастный аппарат окончательно. И ноги со стола убрать тоже пришлось. И податься вперед, поднимаясь и отталкивая стул, упираясь ладонями в стол, совсем как парой минут назад в кабинете капитана.

- Слушай сюда, пластиковый хер, - голос детектива негромкий, но дрожащий от злости и ярости, что обжигала что-то внутри почти до боли, - Меня все это охереть как не устраивает, если ты не заметил, ушлепок.

Гэвин резко выпрямился и обошел стол, чтобы встать напротив андроида. Этот засранец оказался выше, что прибавило еще больше очков к ненависти к этой машине. Захотелось - в который уже раз - взять этого ублюдка за волосы и приложить головой о стену пару-тройку раз. Или ударить в живот. Выстрелить в ногу и в голову. Да хоть что сделать, лишь бы разрушить и больше его не видеть.

Но нельзя.

Как бы не хотелось - нельзя.

Вместо всего того, что хотелось сделать, Рид поднял руку и пихнул андроида в плечо, не обращая ровно никакого внимания, что коллеги все, как один, побросали свои дела и откровенно пялились на эту сцену. Уже всем вокруг было известно, что детективу Риду подсунули в напарники андроида, и всех это страшно забавляло. И это тоже бесило еще больше.

- Можешь засунуть все свои расширенные функции в свой пластиковый зад, - пихнул “напарника” снова, глядя в равнодушные светлые глаза. Как же это бесит, - И документацию свою вместе с указаниями начальства засунь туда же, ушлепок. Срать я хотел на всю ту херню, что ты сейчас тут говорил, ясно? - зло дернул плечом, нервно усмехнувшись, - Просто свали у меня с дороги и не мешайся, понял? Мне помощь пластиковых кусков дерьма не нужна.

Ему, определенно, нужно выпить.

И выкурить сигарету.

Можно одновременно.

Отредактировано Gavin Reed (11-07-2018 23:34:38)

+2

6

Фиксируемый уровень агрессии детектива Рида поднимается до восьмидесяти процентов. RK900 анализирует варианты, но ни один из существующих система не считает приемлемым - уровень будет повышаться до тех пор, пока не вмешается третья сторона, отвлекая детектива, либо пока тот не вспыхнет и не выместит эмоции. Предположительно, вымещать их он будет на машине, а это крайне нерационально, поэтому RK900 ничего не говорит, только слушает.

И анализирует. Желтый маячок диода вспыхивает, выхватывая “пластикового хера”, “ушлепка” и, под конец, “кусок дерьма”. Все ругательства детектива Рида наскоро анализируются и откладываются в память - RK900 способен распознавать сленговые выражения и соотносить их с общепринятыми понятиями, но использовать их самостоятельно пока не торопится.

- Понял, детектив, - RK900 кивает и отходит в сторону, как будто не было этого экспрессивного потока прямо в лицо, этой грязной ругани и толчков, первому из которых RK поддался, а на второй практически не шелохнулся.

Ясно, что сейчас никакого диалога не получится. Да и вообще не получится, пока некая необходимость не вынудит Рида идти на контакт с напарником. Пока Рид проходит мимо и исчезает в дверях кафетерия, RK900 прикидывает, что именно может и должно стать этой необходимостью, и первым вариантом становится элементарное - совместное дело. По словам Рида помощь ему не нужна, однако приказ есть приказ, и отделаться от андроида детективу будет нелегко.

Из-за соседних столов на RK900 смотрят с сочувствием: как будто каждый из присутствующих понимает, как это - иметь дело с Ридом, - и ни капли не хочет побывать на месте его “напарника”.

Пульсация диода успокаивается, RK обходит стол детектива и придвигает стул поближе, потом садится и подключается к терминалу. Пара секунду ходит на то, чтоб разобраться в структуре переформированной Ридом базы, а потом андроид находит локальную сеть и просматривает актуальные файлы департамента. Вероятно, там не найдется ничего интересного, иначе Фаулер сразу бы выдал RK900 задание, но все равно нужно быть в курсе.

Пока Рида нет, RK переносит в свою память практически все, что кажется хоть сколько-нибудь важным. Это вряд ли поможет повысить мнение детектива о машине, скорее даже наоборот, но пока тот не успел ничего заметить - RK900 делает то, что ему представляется наиболее актуальным.

Потом отправляет сообщение детективу Фаулеру: нужно получить формальное разрешение на подключение к базе данных ФБР. Можно и без него, но ситуация ничем не походит на экстренную, поэтому связываться напрямую с Бюро андроид не торопится.

Фаулер чем-то занят - не читает сообщение, не замечает его; зато RK900 получает тревожный сигнал датчика: детектив Рид уже обнаружил вторжение на его рабочее место, но пока не допускает мысли о том, что для напарников нормально использовать один терминал на двоих.

RK900 успевает подняться на ноги к моменту, когда недовольное лицо Рида оказывается рядом, пониже уровня глаз.

- Я посчитал, что вы не будете возражать, если я немного поработаю, пока вы пьете кофе. - Внимание офицеров понемногу снова переключается на них, и RK900 отступает обратно на место, где стоял до этого, позади стола Рида. - В данный момент нет ни одного дела, которое бы требовало нашего участия, поэтому, если вы не желаете просматривать присланную мной документацию, я зачитаю ее вам вслух. Чем больше вы будете знать о моих функциях, тем быстрее сможете сориентироваться в критический момент.

Где-то за спиной смеются, а у кого-то хватает смелости крикнуть:

- Эта машина может спасти тебе жопу, Рид!

Уголки губ RK900 приподнимаются самую малость и он подтверждает:

- Так и есть.

+2

7

Понял он.

Почему-то это неестественное спокойствие машины только бесит еще больше. Оно словно кричит о том, что перед детективом - не человек. Андроид. Кусок пластика, напичканный проводами, микросхемами и тириумом. Бездушная машина, какова бы там ни была официальная позиция правительства и мнение всех вокруг. Гэвин Рид просто не мог принять то, что здесь, в департаменте, будет на общих основаниях работать андроид, мать его, детектив. Еще один. Гэвина бесило одно только присутствие Коннора, а теперь этих ушлепков стало два.

Как персональный ад для него.

И страшно хочется это спокойствие с лица машины стереть. Желательно вместе с лицом. И при этом - если бы этот RK900 проявил бы хоть какую-то эмоцию, Рид не сдержался бы. Не смог бы удержать себя в руках и постарался бы разрушить этот сраный кусок пластика, наплевав на камеры, на капитана, на выговоры и штрафы. На все наплевав. Но “напарник” оставался неестественно спокойным, даже не пытался спорить или реагировать на тычки - разве что второй пропал даром, поскольку машина не шелохнулась, - а только кивнул и даже отошел в сторону.

- Пластиковый хер.

Это Гэвин уже сказал почти что под нос себе, когда проходил мимо, нарочно задев андроида плечом, хотя в этом не было нужды - тот отошел с запасом. Но Риду безумно хотелось не то что задеть, а избить чертову машину. Но когда это было хоть что-то так, как ему хотелось? Да никогда, вообще никогда. Детективу слишком часто не везло в жизни, а сегодня был словно апогей этого невезения. Чертов кусок пластика - его напарник.

Это какое-то безумие.

Гэвин с негромкой руганью на ходу прошел напрямую в кафетерий. У кофемашины стоял стажер - из тех, что не уволились, - и собирался сделать себе кофе. Хватило короткого ругательства, чтобы тот шарахнулся и чуть ли не выбежал из кафетерия. Рид же с силой стал нажимать на кнопки, делая себе кофе. Пальцы дрожали от злости, руки дрожали, а кофемашина глючила. С громким матом детектив треснул по боку агрегата, и тот запиликал, выдавая, наконец, дерьмовый кофе.

В нем явно не хватало виски.

Гэвин взял стаканчик и встал за стол, оперевшись о него локтями. Он молчал, но дышал часто и шумно, пока пил обжигающий отвратительный кофе, невидящим взглядом глядя в экран, где крутят новости про очередной этап обсуждения нового закона. Эти сраные андроиды были буквально повсюду, и отвлечься не получалось. Рид обрычал кого-то из коллег - даже не посмотрел, кого, - который просто с ухмылкой прошел мимо, и сделал несколько глубоких вдохов и выдохов.

Если он сейчас натворит глупостей, все только обрадуются.

Потому что у Гэвина Рида будет просто море проблем.

Но успокоиться все равно не получилось.

Гэвин поднял взгляд на свое место, чтобы убедиться, что андроид свалил, и тут увидел то, что убило нахрен все попытки взять себя в руки. Сраный кусок пластика сидел на рабочем месте Рида, на его кресле и пользовался его терминалом! Еще бы кепку его на себя надел, вообще комбо было бы!

- Блядские сраные куски пластика.

Недопитый кофе остался на столе, а Гэвин быстрым шагом, задев кого-то, входящего в кафетерий, плечом - в этот раз не специально даже, - вернулся к своему рабочему месту. Первым порывом было схватить ублюдка за ворот и вытащить с места, но тот успел встать и сам, оказавшись снова выше уровня зрения. Это вдвойне бесило детектива, хотя он никогда не комплексовал по поводу своего роста, но сраная машина выше?

Серьезно?

- Херово ты посчитал! - голос все еще злой, очень злой, - Не смей сидеть за моим рабочим местом! - пихнул “напарника” в грудь, прямо в треугольный значок на куртке, - Нечем заняться, встань на подзарядку, - ткнул пальцем себе за спину, где возле стены располагались места для андроидов, сейчас все пустые, - Или займи себя чем-нибудь, столов свободных до хера, ушлепок. А здесь, - теперь показал на свой стул, - сидеть даже не думай, говнюк.

Воздух в легких во время этой тирады кончился, и Гэвин шумно вдохнул через перебитый в множествах драк нос, в очередной раз сдерживая себя от какой-нибудь глупости. Да ему за сегодня уже сраную медаль за это дать должны. Или премию. Надо будет прийти с этим вопросом к Фаулеру - потому что какого хера?

- И я уже сказал, куда ты должен засунуть себе свою документацию, ушлепок! - резко обернулся на смех и чей-то крик, зло прищурившись и пытаясь понять, кто это был. Но просто забил и громко ругнулся в очередной раз, - Ты свою жопу спасай, ублюдок. Или я тебе ее надеру!

В каком же он бешенстве.

Гэвин снова обернулся к андроиду, заметил едва заметную ухмылку, по которой хотелось врезать стулом, скривился и, в очередной раз ругнувшись, схватил со стола забытый там телефон и с силой и грохотом толкнул кресло под стол. Это было последней каплей, и детектив, развернувшись, молча вышел из офиса, изредка выговаривая в никуда ругательства. И только на выходе бросил сервисному андроиду - опять гребаный андроид! - что на сегодня он все. Хватит с него этих сраных кусков пластика.

Вообще хватит.

По дороге домой Гэвин зашел в местный магазинчик - и тут сраный андроид! - купил себе пачку сигарет, пачку кошачьего корма и бутылку виски. С этим набором он и собирался провести ночь - ему стоило успокоиться, привести нервы и мысли в порядок. И придумать, как избавиться от подсунутого ему напарника. Под виски думалось хорошо, Рид даже почти перестал ненавидеть весь мир, а засыпалось еще лучше. Только вот конструктивного все равно не придумалось ничего, в основном, только разные способы уничтожения чертового андроида.

Он даже прочитал проклятую присланную документацию ради этого.

На утро же Рид надеялся, что Фаулер передумал, что RK900 сломался, что его отозвали, что это все был сон, да на что угодно надеялся, когда мрачно, с похмельем и без привычной порции кофе - кончился дома - ехал на работу. Он порывался вообще остаться дома, но капитан еще пару дней назад совсем не тонко намекнул о том, что тогда Гэвин не то что без премии останется, но еще и выговор очередной получит - в полиции было слишком много работы, и внеурочный выходной устраивать было просто некогда.

А так хотелось.

+2

8

Диод отчаянно пульсирует, пока RK900 стоит рядом, заложив руки за спину, и слушает. Не слушает даже - поглощает новую информацию о детективе Гэвине Риде, его манеру поведения, жесты, направленность агрессии (не только на андроида, а вообще во все стороны), его словарный запас и манеру строить предложения. В конце концов, его требования, которые не кажутся такими трудными, чтоб было невозможно их исполнить.

- Без проблем, детектив, - он смотрит на другие рабочие столы офиса, по некоторым очевидно, что они заняты, но другие чистые и пустые, так что RK выбирает для себя тот, что поближе, чтоб при необходимости поговорить с Ридом не пришлось слишком сильно повышать голос.

Больше он ничего не говорит, потому что детектив не задает вопросов, просто позволяет своим эмоциям хоть куда-нибудь выйти. Человек на месте RK900 уже давно вспылил бы, начал кричать в ответ, или ударил, или ушел, но андроид потому и лучше человека, что может не реагировать на то, на что реагировать нерационально. Он дожидается, когда Рид закончит, потом провожает его взглядом до выхода. От сервисного андроида получает сигнал о том, что мистер Рид больше не вернется и ждать его не стоит.

Секунду RK900 размышляет, не пойти ли следом. Рабочий день не закончился, а значит он, как напарник, должен быть рядом. Но он все-таки остается в департаменте, потому что знает - Риду сейчас ни к чему раздражающее его общество. А RK и вправду найдет, чем себя занять перед тем, как встать на подзарядку.

Он садится за выбранный свободный стол - нет никакой разницы, никакой причины так нервничать, как нервничал Рид - и снова подключается к сети. Через десяток минут получает ответ от Фаулера: у ФБР сейчас увеличилось количество дел, обычно они не подключают полицию к своим расследованиям, но в этот раз могут кое-что сбросить, если департамент гарантирует своевременные и полные отчеты.

RK900 отвечает, что отчеты будут, и объясняет, что дело - любое - им нужно как можно скорее, и даже неплохо, если оно будет легким. Пусть детектив Рид привыкнет к андроиду как можно раньше, чтоб в критический момент его неприязнь с ним же не сыграла злую шутку.

Оставшееся время он перерывает доступную базу ФБР. Дела, собранные там, сплошь либо устаревшие, либо пустяковые, но вскоре все-таки удается выудить кое-что более интересное и стоящее. RK900 сверяется с часами - его предназначение требует начать заниматься этим прямо сейчас, потому что какой смысл терять время, если он имеет возможность, но он пересиливает это стремление и заставляет себя ждать до завтрашнего утра. Из-за детектива Рида. Люди - хрупкие и сложные существа, они не могут просто взять и сделать, потому что есть сотни сторонних факторов, влияющих на их настрой и желания, и все это имеет значение.

RK900 обладает достаточными знаниями, чтоб в этом ориентироваться, но упрямство детектива озадачивает даже его.

Под вечер RK900 выходит из департамента. Капитан предлагает ему остаться здесь, но он отказывается - должен вернуться в КиберЛайф, там и подзарядка идет быстрее, и обновления грузятся лучше. А, может быть, ему не хочется оставаться вместе с простыми полицейскими андроидами - но это только если бы ему вообще могло чего бы то ни было хотеться.

Утром он возвращается заранее, останавливается около входа в департамент - здесь светло и хорошо видны все, кто проходит мимо, заходит внутрь, садится в машину на противоположной стороне. RK900 твердо решает дождаться тут Рида, даже если тот явится к обеду, но детектив появляется значительно раньше. На вид он такой же, каким был вчера, но пока что RK не может оценить уровень его агрессии. Только рассчитывает, что теперь он понизится - у них все-таки предстоит какое-никакое дело.

- Детектив, - он делает шаг к напарнику, но не прямо перед ним, а сбоку, и протягивает полулитровый бумажный стакан с крышкой. - Это кофе из кафетерия в КиберЛайф. В департаменте машина работает с перебоями, ее отремонтируют не раньше, чем через полчаса, - RK900 идет следом за Ридом, потому что тот, похоже, ничего не знает об этике беседы, и потому не останавливается. - Вчера Фаулер дал запрос в базу ФБР, так что теперь у нас есть дело. Нам необходимо отправиться на военно-воздушную базу Селфридж. Я могу рассказать детали по дороге, либо почитайте на почте, если так вам приятнее.

+2

9

Голова раскалывалась.

Бутылка виски, выпитая вчера на нервах и почти на голодный желудок, хорошо так ударила по мозгам и позволила слегка успокоиться. Но за вчерашний отдых, сегодня Гэвин расплачивался головной болью. И хорошо еще, что перегаром от него не несло, как часто бывало от Хэнка - все-таки пьяным или выпившим сержант не позволял себе приезжать на работу. Да и помоложе все-таки был, а потому всех последствий - дерьмовое настроение, которое и без того было привычным для него, и головная боль.

Стоило выпить таблетки.

Но и они дома кончились.

Как и кофе.

Так что и без того паршивое настроение окончательно ушло в глубокий минус по шкале дерьмовости настроения, и Рид даже порывался отправиться на такси на работу - настолько не хотелось вообще как-то шевелиться лишний раз. Но, сходив в душ и слегка позавтракав, обнаружив отсутствие кофе, решил, что все-таки возьмет свою машину и на ней и доберется - почувствовал себя почти живым человеком.

Только очень злым.

То, что ночью после виски казалось просто дурным сном, сейчас напомнило о себе открытым на телефоне документом - почти инструкция по применению RK900. Гэвин громко ругнулся, поморщился, но перед выходом из дома все же эту документацию прочитал. Полностью и дважды. Просто на всякий случай, хотя искренне рассчитывал накапать на мозги капитану, чтобы тот отозвал свой приказ. Работать со сраным куском пластика - хуже не придумаешь!

И чем он только заслужил такое?

Дорога до полицейского участка прошла почти без происшествий. Рид только несколько раз ругался на автопилоты и на гребаных андроидов, что иногда аж под колеса почти лезли. То ли сбои у них случались, то ли что, но пару раз Гэвин едва не задавил эти ведра с болтами, будто бы у них вообще отключились все программы по безопасному передвижению в городе.

Но обошлось.

А то писанины потом не оберешься.

Детектив подъехал к участку, припарковал машину на привычном месте и, выйдя наружу, первым делом достал сигарету и закурил, прислонившись к капоту. Ему, определенно, надо было набраться сил и терпения перед тем, как зайти в департамент. Ведь впереди предстоял разговор с Фаулером, скорее всего непродуктивный. Да еще и сраный пластиковый урод наверняка будет ошиваться там, особенно если действительно послушался указаний Гэвина и остался в участке на подзарядку.

Это было бы даже забавно.

Сигарета кончилась подозрительно быстро, и Рид закурил вторую. Заходить в здание откровенно не хотелось, и он оттягивал этот момент, как мог. Да еще и головная боль не хотела стихать ни на секунду, а организм уже требовал привычную утреннюю дозу кофеина, которую недополучил после пробуждения. Гэвин ругнулся, выбросил докуренную сигарету в пепельницу в машине, закрыл окна автомобиля и, поглубже сунув руки в карманы немного потертой, но теплой, куртки, все-таки пошел в здание.

И конечно же, пластиковый урод был тут.

RK900 собственной персоной. Или телом. Или как там это назвать.

- Блядь, вот какого хера ты тут, ушлепок?

Ругань вместо приветствия была привычной, но в голосе была больше не злость, а досада. Гэвин все же надеялся, что после вчерашних сцен этот гребаный андроид попросит, чтобы его перевели кому-то другому. Его бы Фаулер послушался бы. Наверное. Рид надеялся на это.

Впрочем, если бы голова детектива так не болела бы, он высказался бы покрасочней и погромче. А так даже голос почти не повысил и только поморщился, шагая по светлому холлу, стараясь игнорировать присутствие рядом андроида. Получалось это неважно, особенно когда этот придурок протягивает большой стакан кофе - надо же, какой заботливый. Рид демонстративно смерил машину взглядом и проигнорировал предложенный напиток, не веря в слова этого RK900.

Ну, не может же кофемашина сломаться!

Или она тоже себе там права захотела?

Однако, так оно и оказалось. Еще издалека Гэвин увидел табличку “не работает” и резко остановился, громко ругаясь вслух. Сраная кофемашина, которая еще вчера глючила, все-таки сломалась. А это значит - никакого привычного дерьмового кофе. Конечно, был напиток в стакане у андроида, который тот так и держал в руке, но брать кофе у гребаного куска пластика, который так бесит?

Да ни за что.

- Да ну нахрен!

Гэвин потер двумя пальцами переносицу и снова шагнул вперед, стараясь по-прежнему игнорировать RK900. Только невозможно не замечать этот спокойный - как же бесит! - голос, это присутствие рядом, которое уже бесило само по себе. А тут еще и андроид говорит - прямо на ходу - о новом деле, которое он вчера раскопал аж в базе ФБР. Да только Рид не собирался работать с этим пластиковым ушлепком, и уж тем более не собирался давать ему командовать.

Еще бы вдолбить это в голову Фаулеру.

И андроиду.

А потому скинул куртку, бросил ее на спинку своего кресла, уселся на свое место, вытягиваясь и откидываясь назад. Разве что ноги на стол не забросил - на ботинках остались следы растаявшего снега, а Гэвин все-таки не идиот, чтобы собственный стол пачкать. Так что он просто, усмехнувшись, посмотрел на андроида снизу вверх, даже не собираясь сходить с места в ближайшее время.

- Нет никаких “нас” и “нам”, ушлепок. Ты мне не напарник, что бы там капитан не говорил, - зло прищурился и скривился от спазма боли в голове, - Я отсюда не сдвинусь, пока не починят эту гребаную кофемашину. И уж тем более, - выпрямился и подался вперед, отворачиваясь от RK900 и открывая почту на рабочем терминале, - не поеду ни на какую там базу. Иди и займись чем-нибудь полезным, - усмехнулся, ненадолго обернувшись, - Полы помой или пыль протри. Без понятия, что ты там умеешь.

Тут Гэвин откровенно врал, ведь документацию он прочитал и прекрасно понимал, что этот андроид не предназначен для подобных вещей. Наверняка умеет - но не предназначен. Но просто до боли хотелось отомстить за все это назначение в целом, за собственную головную боль и дерьмовое настроение, за отсутствие выбора, за этот равнодушный голос и даже за гребаный стаканчик с кофе, который Рид сам же и отказался брать, потому что не хотел ничего в принципе брать от чертового куска пластика.

И хотел отыграться хотя бы так.

Все равно он собирался дождаться Фаулера - его не было на месте - и еще раз попытаться избавиться от этого “напарника”. Упрямства Гэвину было не занимать, как и некоторого безрассудства. Сейчас, когда он чуть более спокоен, чем вчера - пока что - у него, возможно, даже получится конструктивный диалог с капитаном.

Он на это надеялся, по крайней мере.

- Вали давай.

Добавил напоследок и снова уткнулся в терминал.

А вдруг сработает?

+2

10

Реакция детектива Рида на появление и слова андроида оказывается прогнозированной практически на сто процентов. Разве что тот не машет руками и не выплескивает кофе в лицо RK, что последний считает незначительным прогрессом в отношениях. Сегодняшнее дело должно продвинуть все  немного дальше, но RK900 не учел того, что Рид не схватится за предложенный вариант сразу, а вообще откажется что бы то ни было предпринимать.

Диод RK900 суматошно пульсирует: по его данным сотрудники департамента находятся в пассивной и неявной конфронтации с ФБР, и то, что Бюро отдало одно из своих дел, было случаем почти беспрецедентным - любой схватился бы за него моментально, чтоб использовать этот шанс. Что же с этим Ридом не так?

Впервые RK900 предполагает, что нелюбовь к андроидам - это не просто некая привычка или странность из тех, через которые люди могут переступить, и даже не аллергия, избавиться от которой помогают медикаменты. Что-то более глубокое, твердое, и оно сидит в детективе Риде так крепко, что не пошатнуть. Отсюда и стычки с 800-й моделью, и агрессивное неприятие напарника-андроида, которое Фаулер не принял во внимание. Или, наоборот, капитан понимает больше, чем сейчас доступно RK? Со всех возможных точек зрения Фаулер должен поступать так, как лучше для полиции. Если только ему не хочется избавиться от Рида.

RK900 возвращается к сохраненным накануне базам данных, просматривает наскоро прошлые дела детектива. Его процент успеха достаточно высок, избавляться от такого специалиста бессмысленно, особенно когда многие офицеры уволились в связи с происходящим в Детройте.

- Кофемашину починят через полчаса, - повторяет RK уже сказанное ранее. - Просто поразительно, как ваша работоспособность напрямую зависит от внешних факторов.

Рядом тихонько фыркнули - мимо проходила женщина в форменной куртке департамента. Взглянув на ее лицо RK900 тут же получил краткую базовую информацию и обратился уже к ней:

- Кофе, офицер Чен? - и он протянул ей стакан.

У людей есть несколько первостепенных рефлексов, которые проявляются еще с рождения: закрывать глаза при ярком свете, к примеру, или реагировать на громкие звуки и внезапно возникающие в поле зрения образы. Сейчас в Тине Чен срабатывает один из таких рефлексов - хватательный, поэтому руку за кофе она протягивает чуть раньше, чем понимает, что именно сейчас происходит.

Тина Чен искоса смотрит на детектива Рида, но RK900 все еще держит стакан, так что она берет его и даже улыбается:

- Спасибо.

И проходит мимо. RK ей не отвечает: он избавился от стакана и смог заложить руки за спину, возвращая себе самый привычный из всех возможных видов.

- Детектив Рид, задание санкционировано капитаном Фаулером, но если вам необходим его личный приказ для того, чтоб поднять задницу, я сейчас позвоню ему и попрошу посодействовать.

Диод моргает - личный номер капитана Фаулера появляется в оперативной памяти, и RK900 готов связаться с ним при первой необходимости.

- Я занимался полезным вчера и нашел вам это дело. Военно-воздушная база Селфридж, - он напоминает, не сомневаясь, что Рид уже забыл название. - С их склада ночью двадцать шестого ноября был украден контейнер с боеприпасами из белого фосфора. Камеры наблюдения выведены из строя, охранный дрон перестал подавать сигналы и не вернулся на базу. Помещение склада законсервировано до приезда специалистов.

Номер капитана начинает выцветать, но RK900 восстанавливает его заново - все еще можно позвонить. Некстати, что Фаулера нет в кабинете, однако RK предпочел бы справиться своими силами. Должен же существовать способ убедить детектива Рида, переупрямить его или, в конце концов, заставить - хотя RK считает этот, последний, метод самым непродуктивным.

- Фосфорные боеприпасы, - он говорит настойчивее, и голос теряет часть механического окраса, куда больше теперь походя на человеческий, - воспламеняются при контакте с кислородом. Их применение не только приводит к появлению активных очагов возгорания, но и вызывает обильный белый дым, который ухудшает видимость и является ядовитым для слизистой оболочки человека.

В памяти всплывает множество дополнительных фактов о белом фосфоре, из них приходится выделять самое важное и острое - так, чтоб детектив наконец сообразил, что это и вправду важно.

- Я не могу заняться этим делом в одиночку, детектив, поскольку территория Селфриджа временно закрыта от андроидов, потому будьте добры прекратить играть в подростка и протирать стул. Дорога до базы займет двадцать минут, но если ФБР не получит вашего подтверждения - они отзовут задание.

+2

11

Гэвин Рид всегда ненавидел андроидов. Об этом факте было известно всем и каждому в полицейском участке, ведь детектив никогда не отличался особой сдержанностью, а потому его ругань на андроидов слышно было постоянно. И Фаулер, как капитан, как никто другой знал об этой ненависти подчиненного, и все-таки именно он назначил ему в напарники пластиковое ведро с болтами. Решил поиздеваться? Или просто подумал, что это отвлечет Гэвина от привычных стычек со всеми вокруг и займет хотя бы на время?

Ну, с этим он угадал.

И вот теперь рядом с человеком, который ненавидит андроидов, идет гребаный андроид, да еще и зудит над ухом своим пустым равнодушным голосом. Даже Коннор так не бесил Гэвина, когда появлялся в участке, хотя бы потому, что не лез к детективу. Хотя Рид все равно не простил этому куску дерьма собственное поражение в хранилище улик. Голова тогда раскалывалась хуже, чем сейчас, да и вообще сам факт, что гребаный андроид сопротивлялся да еще и вырубил человека…

Как же это бесило!

- Иди нахер, - только и огрызнулся, стараясь не слишком повышать голос, чтобы не привлекать лишнего внимания и не тревожить больную голову, - Я не хочу никуда сдвигаться без кофе, а не не могу, ушлепок.

Странно было пытаться объяснить что-то андроиду.

Странно - и непонятно, зачем.

И, определенно, зря Гэвин надеялся, что этот кусок пластика от него отстанет. Или что и правда пойдет протирать пыль и полы. Собственно, надежда была столь мала, но а вдруг? И все-таки нет - RK900 не только не отстал, он отдал кофе проходящей мимо офицеру Чен и увязался следом за Ридом. И стоял теперь рядом, сложив руки за спиной. Осанка андроида была неестественно прямой, что так же вызывало отторжение у детектива - сраные идеальные куски пластика.

Неожиданно проскочившее грубое выражение в спокойной речи заинтересовало Гэвина. На секунду он даже обернулся - слишком резко, от чего голова буквально зазвенела, - поморщился и повернулся обратно, утыкаясь взглядом монитор. Будто бы надеялся, что если проблему игнорировать, она исчезнет. И уж точно не собирался звонить Фаулеру с уточнениями - и так знает, что услышит в ответ.

И ответ этот будет нецензурным.

Капитана бесить лишний раз не имело смысла.

- Блядь.

Рид ругается тихо и себе под нос, скорее машинально. И все так же игнорирует андроида, делает вид, что занят почтой. Но не может не слушать чужие слова, просто машинально - отключать слух он не умеет. А профессиональная привычка строит маршрут пути в мозгу до этой самой базы, выуживает знания о том, что там внутри, о фосфорных, мать их, боеприпасах.

И о последствиях их использования.

Гэвин Рид хороший детектив, хороший полицейский даже при всей отвратительности своего характера и ненависти к андроидам. И если бы это дело нашел кто угодно другой, он бы уже был на полпути к базе, даже забыв про кофе и головную боль. Но сраный андроид? Гэвин отказывался принимать тот факт, что этот ублюдок - теперь его напарник со всеми вытекающими последствиями. Рид вообще один предпочитал работать, без напарника вовсе, а тут гребаная машина.

Как же это бесит.

- Я знаю, что такое фосфорные боеприпасы, ушлепок!

Не выдерживает, вспыхивает, разворачиваясь вместе с креслом и вскакивая на ноги. Схватил андроида за ворот белой куртки, сжимая жесткую ткань в пальцах и борясь с желанием врезать по этому слишком спокойному лицу с дурацкими родинками. Но, шумно вздохнув, разжимает руки и выдыхает, беря себя в руки. Самообладание не бывало никогда сильной стороной Гэвина, но и глупостью он не страдал, кто бы что не  думал.

- Да блядь!

Набирает воздуха в грудь, чтобы высказать андроиду все, что думает по его поводу, и тут замечает у входа капитана Фаулера. Тирада осталась где-то в голове Рида, а сам он отпихнул с дороги RK900, твердо намереваясь перехватить начальство и потребовать отмены вчерашнего приказа. Но прежде, чем он успел сделать шаг, капитан и сам его заметил и махнул рукой, быстро проходя мимо - к кабинету.

- Ни слова об андроиде, Рид! - Гэвин готов был поклясться, что чертов лысый старик усмехнулся, - Он - твой напарник. Откажешься - будешь отстранен от дел. За работу!

- Да блядь!

У него просто не было выбора.

Вообще никакого.

- Блядь!

С очередным ругательством детектив схватил со стула куртку, быстро и раздраженно одеваясь и зло глядя на андроида. И с этим ему придется работать? Вместе? Как же хотелось кого-нибудь убить за все это. Но он же, мать его, полицейский. Офицер. Детектив. Сержант. Гэвин глубоко вздохнул, слишком хорошо понимая, насколько сейчас гнев будет ему мешать сделать свою работу.

А это уже был перебор даже для него.

- Не мешаться, не умничать, не отсвечивать, не бесить. Понял, ушлепок? - зло посмотрел в светлые глаза андроида, снова ругнулся и двинулся к выходу, - Пошли.

А ведь еще месяц назад он считал, что день - неудачный - когда встретил RK800.

Оказалось - может быть и хуже.

+2

12

В момент, когда детектив Рид вскакивает со стула и впервые прикасается к RK900, система определяет вероятность физический повреждений как 89%, поэтому андроид готов к ним: его руки напрягаются, чтоб подняться по первой необходимости. И так и остаются за спиной, потому что Рид неожиданно разжимает пальцы, так ничего и не сделав - этим он заставляет диод пульсировать желтым в попытке разобраться, как связываются между собой желания и действия детектива, где противоречие и чем же именно он руководствуется.

Бесполезно - пока не получается. Человек, желающий кофе, но из беспочвенных убеждений не принимающий его из рук андроида, по определению не может быть легким для анализа.

В системе появляется новость - автомобиль капитана Фаулера припаркован на стоянке, значит, в скором времени появится и он сам. RK900 сверяет минуты: у них есть время для того, чтоб принять задание, и тогда ФБР не отберет его обратно, и есть чуть больше двадцати минут до того, как кофемашину починят. Этот факт RK мог и не вспоминать, но он уже верит, что для Рида кофе - все равно что для машины тириум. Почти. Практически.

Фаулер появляется в дверях, и Рид срывается к нему так, словно видит в его образе мессию. Андроид остается стоять, но несмотря на это он прекрасно слышит короткий и конкретный разговор. Другого ожидать невозможно - Рид ведь не знает, что новое задание они с Фаулером согласовывали вместе.

Когда детектив возвращается, вероятность физических повреждений снижается до 70%, и RK900 делает предположение, что ниже пятидесяти она не упадет вообще никогда.

- Понял, - соглашается RK, потому что иначе они никогда из департамента не выйдут. Двинувшись за Ридом, он отправляет подтверждение в Бюро и получает краткие инструкции насчет поведения на территории военной базы, но не говорит ни слова, потому что “не умничать” и “не бесить” могут подразумевать и такие разговоры тоже.

Детектив садится за руль, когда RK900 еще нужно обойти автомобиль. Должно быть, Рид уехал бы раньше, если бы мог, но мотор не срабатывает так быстро, и RK успевает даже закрыть за собой дверцу прежде, чем автомобиль дергается. Застегивая ремень безопасности, RK900 видит перед собой интерактивную карту Детройта с построенным маршрутом, но он снова молчит, хотя и ощущает беспокойство из-за того, что его функции не задействуются так, как это возможно.

По дороге RK несколько раз хочется заговорить - дать больше информации о базе, об охранной системе склада, объеме контейнера с фосфорными боеприпасами, - но вид у детектива такой мрачный, что молчание кажется лучшим выходом. RK900 не говорит ни слова даже когда они съезжают с необходимого маршрута, чтоб купить детективу кофе.

Кофе в какой-то момент выносится в отдельную строку под базовой информацией о Риде. С кофе определенно что-то не так, в будущем RK900 найдет время, чтоб выяснить этот вопрос и разобраться, не служит ли он наркотиком, если выпить слишком много. RK900 и так знает, что нет, но влияние на организм отдельно взятого детектива может быть другим, и RK начинают интересовать медицинские тесты Рида.

По дороге RK успевает свериться с актуальными данными и понять, что их недостаточно для того, чтоб поставить Гэвину Риду диагноз. А потом автопилот выворачивает на второстепенную дорогу, вдоль которой тянется забор с колючей проволокой и видеокамерами, а за забором - пустое поле и поодинокие корпуса военной базы, обитые листовой сталью.

RK концентрируется на задаче; вероятность того, что Рид оставит его здесь, в салоне, возрастает с каждым метром и достигает восьмидесяти процентов, когда автомобиль останавливается перед автоматическими воротами.

Механически андроид подключается к первичной охранной системе, чтоб убедиться - их здесь ждут. И правда, “их”: Фаулер успел добавить RK в электронную карточку Рида, поэтому его пропускают без вопросов, по крайней мере, тут.

Сигнал идет в офис базы, потому когда Рид останавливается во второй раз, их уже ждет полковник Тэйт и его ассистент с тонким планшетом в руках.

- Детектив Рид, - они здороваются, и к вероятному удовольствию Рида никому из встречающих не приходит в голову поприветствовать андроида. - Мы ожидали кого-то из ФБР, но… Пойдемте за мной. Наш склад сравнительно небольшой, охранная система полностью автоматическая, раньше за пультом сидел андроид, но с как только эпизоды с девиацией распространились, мы отказались от услуг машин. В ночь ограбления исчез охранный дрон, но его отсутствие зафиксировали в конце его маршрута, то есть не сразу. Записи камер оказались закольцованными, основная охранная система сработала автоматически - входы на склад герметично заблокировались, но внутри никого нет. Камеры работают исправно. Мы решили, что охрану запустили дистанционно уже после того, как забрали контейнер.

Во время рассказа полковник проводит их к контрольному пункту, где на широком мониторе в четыре прямоугольника мерцают виды из углов склада.

- Из моих солдат внутрь никто не входил, помещение до сих пор герметично. Техника и автомобили тоже не приближались, так что если есть следы - они в вашем распоряжении.

У RK во время всех объяснений неистово пульсирует индикатор - масса уточняющих вопросов появляется по ходу дела, рождаются версии и проверяется вероятность вариантов.

Он вспоминает - не умничать, не бесить - и оставляет все это при себе, а детективу говорит:

- Мог бы я вначале войти туда без сопровождения, детектив? Меня беспокоит один нюанс и я должен его проверить.

+2

13

Работа с напарником - это то, что Гэвин всегда заваливал. Все, кто пытались работать с ним вместе, сбегали рано или поздно, как жалкие неудачники. Самое долгое сотрудничество было длиной в два месяца, после чего стажер, доставшийся Риду по каким-то там планам и указаниям написал заявление на перевод в другой участок. А ведь детектив даже не доводил его сильно! Он вообще никого не доводил специально, просто все вокруг были такими идиотами, что он молчать не мог.

Но сейчас он почти скучал по этим дебилам.

Потому что его новый напарник - сраный андроид.

И пусть этот кусок пластика пока что вроде как не делает ничего из ряда вон, это все равно бесит Гэвина. Просто потому что это - гребаный кусок пластика, который выглядит как человек, имитирует человека, и вообще будто бы старается быть человеком. Пусть хотя бы и внешне. И Рид всерьез опасается, что однажды вот такая вот кукла с мертвым холодным взглядом сможет заменить половину отделения полиции. А вторая кукла - всех оставшихся полицейских.

Это не казалось уже проявлением паранойи.

Не после появления Коннора.

А этот RK900 еще хуже.

Путь до машины Гэвин преодолел в два раза быстрее, чем когда шел в участок. Шел быстро, отчасти надеясь, что андроид отстанет, но тот шел за ним, как привязанный. Рид только раздраженно вздохнул и сел на водительское сиденье, даже и на секунду не задумавшись над тем, чтобы пустить туда это ведро с болтами - это даже в голову детективу прийти не могло. Дверь жалобно и громко хлопнула - двери в машине Гэвина вообще ломались первыми, потому что он ими хлопал от души, - а мотор пару секунд артачился, чтобы завестись.

Сраный андроид успел сесть на соседнее сиденье.

Первым порывом было выгнать его - пусть как хочет, так и добирается, но это было бы пустой тратой времени. А раз уж Рид взялся за это дело, то собирался его выполнить быстро и качественно. И никакой пластиковый хер ему в этом не помешает. Гэвин вдавил педаль газа даже раньше, чем RK900 успел пристегнуться - сам он при этом ремень безопасности проигнорировал, уверенный в своих навыках вождения. И первым делом направился в знакомую кофейню ровно по дороге к базе.

Он ведь так и не выпил кофе.

Возле кофейни Гэвин почти ждал, что андроид что-то ляпнет, и тогда на него можно будет сорваться, но тот предусмотрительно молчал - выполнял инструкции, данные в участке? Так что Рид без лишних комментариев сходил купил себе кофе, молча и мрачно вернулся в машину и только тогда включил автопилот, откидываясь на спинку сиденья и прикрывая глаза.

Так можно было на пару секунд представить, что он в машине один.

Гэвин тяжело вздохнул, тихо ругнулся, понемногу выпивая свой кофе и постепенно настраиваясь на рабочий лад. Никакой сраный андроид не помешает ему раскрыть дело. А вот головная боль помешать могла, так что детектив решил проверить бардачок - а вдруг таблетки остались хотя бы там. Перегнулся через RK900, стараясь даже не коснуться его случайно, открыл дверцу, почти наугад пошарил там, но, к удивлению, обезболивающее нашел.

Жить можно.

В пластинке остались две таблетки, и Рид с довольным - относительно, конечно, - видом хмыкнул, снова откидываясь на своем месте и выпивая сразу обе. Запивать их кофе вроде как было не очень полезно, но ему было плевать. Главное, что на место он прибыл уже в относительно ровном - ровно-дерьмовом - расположении духа и почти без головной боли.

Если бы еще андроида рядом не было...

Гэвин перехватил управление автопилотом, когда они подъехали к воротам, и немного сбавил скорость, чтобы автомат успел их определить и пропустить. Детектив же сосредоточенно смотрел на дорогу и обстановку, подмечая детали, и подъезжал к встречающим уже людям. Рид настолько сосредоточился на обдумывании дела, что о том, чтобы приказать чертовому андроиду остаться в машине, подумал слишком поздно.

Сраный кусок пластика уже вышел из машины следом за ним.

- Блядь.

Но спорить перед военными было бы глупо.

Гэвин подходит к встречающим, мрачно кивает в ответ на приветствие, слегка усмехается, отметив, что RK900 никто не поприветствовал - прям бальзам на душу. Но почти сразу же сосредоточенно и серьезно хмурится, внимательно слушая всю информацию, которую выдает на ходу полковник, пока они идут к контрольному пункту. Детектив запоминает все сказанное, а сам разглядывает изображение на мониторе - совершенно бесполезное, если сказанное военным - правда.

Здесь поработал кто-то умелый.

Андроид?

Дел с этими пластиковыми кусками дерьма становилось все больше и больше. К слову, о пластиковом дерьме - RK900 все это время молчал, не отсвечивал, и Рид даже почти перестал обращать внимание на его присутствие - только отметил бешеную пульсацию диода на виске, но никак не прокомментировал. Очевидно было, что андроид думает, анализирует или что там еще может делать, пока слушает и разглядывает изображение камер.

И ведь додумался до чего-то.

Кусок дерьма.

- А ты не охерел ли, пластиковый хер? - детектив зло усмехнулся, игнорируя присутствие посторонних, - Не мог бы, - категорично даже рукой взмахнул и отвернулся от мониторов, проходя к дверям и кивая полковнику, чтобы открыли, - Оставайся тут и не мешайся.

Сначала Гэвин решил осмотреть следы - если они остались, а потом уже начать задавать вопросы. Кое-что беспокоило его - охранная система была автоматической, пропажу дрона не обнаружили сразу, склады оказались заблокированы автоматически, да еще и герметично. Но если внутрь никто не заходил - откуда эти придурки были уверены, что там никого нет? Рид прищурился и, подумав пару секунд, пока двери открывались, достал из кобуры пистолет, делая первый шаг внутрь.

Лишняя паранойя еще никому не мешала.

+2

14

RK900 закладывает руки за спину и не возражает, но стоит детективу отойти от контрольного пункта к двери, он оборачивается к мониторам и подключается к терминалу. Особенно интересуют видеокамеры: он проверяет протоколы и то, как они были изменены для того, чтоб закольцевать запись; выяснив это – переписывает строчки кода и выводит на экран актуальное изображение, на котором уже появляется пятно света от открытой двери, пересеченное тенью детектива Рида.

Как только тот удаляется достаточно, чтоб наверняка не слышать ничего с командного пункта, RK900 говорит полковнику, поскольку тот не требовал от него не умничать:

- Видеокамеры относятся к той же охранной системе, что и сигнализация и герметичное закрытие дверей. Если кто-то смог залезть в протоколы камер и переписать их, ему доступны были протоколы всей системы. Они могли просто отключить ее, но они забрали контейнер и включили систему обратно, чтоб она сработала и склад оказался закрыт. Детектив Рид не стал меня слушать, это его право, но если предположить, что протокол восстановили не случайно – внутри склада может быть распылено какое-либо химическое вещество, опасное для людей. Герметичность не позволила бы заранее узнать о нем, и если сейчас детектив Рид упадет и начнет биться в конвульсия, то я оказался прав.

И полковник, и его ассистент смотрят на андроида с настороженным подозрением, в то время как он по камерам следит, как медленно движется Рид вдоль периметра склада. Пока что тот не спешит падать и биться в конвульсиях, да и в целом не подает невербальных знаков о том, что что-то не так, и RK900 немного расслабляется: вышло бы очень нехорошо, если бы детектив пострадал из-за бездействия напарника, пусть даже и сам приказал ему оставаться в командном пункте.

Что ж, бездействовать RK900 тоже не намерен.

- Полковник, после того, как вы отказались от услуг андроидов, ключи охранной системы были заменены?

- Нет, мы… Разве мы не должны подождать детектива?

- Это будет нерационально, полковник. Значит, ключи не менялись. Вы отвезли андроидов в пункт приема КиберЛайф? Пригласите сюда сотрудника, который выполнял это непосредственно.

Ассистент искоса поглядывает на полковника, по нему видно – радуется, что не ему отвечать. А полковник недоволен, его молчание затягивает надолго, и детектив на мониторе успевает добраться до угла и показаться в соседнем прямоугольнике, где его выхватывает другая камера.

- Мы поручили это другому андроиду. Он отвез всех в КиберЛайф и сам тоже должен был там остаться. Фургон вернулся на автопилоте.

Диод неудовлетворенно мерцает.

- Отчет получили?

- Брайс, покажи отчет.

Ассистент включает терминал, и через несколько секунд RK уже просматривает двухстраничный шаблонный файл. В нем все верно – шапка, данные, электронная подпись, но принимать на веру такие документы в то время, как они поручили дело андроиду, RK900 не торопится.

- Дайте спецификацию содержимого склада на момент последней проверки.

- Эта информация засекречена.

- Мы уже здесь, полковник, и детектив прямо сейчас на вашем секретном складе, а до этого кто-то украл у вас из-под носа контейнер с фосфорными боеприпасами, и если эта информация всплывет в прессе, вас ждут крупные неприятности.

- Это угроза?

- Что вы имеете в виду?

RK900 действительно не угрожает, но констатирует факт. Ему уже почти привычен этот путь – преодолеть вначале сопротивление людей, а уже потом заниматься делом, и в данном случае сопротивление только условное: полковник и сам прекрасно понимает, как глубоко он влип. Должно быть, втайне он даже рад тому, что делом занимается на ФБР.

- Брайс…

- Минуту, полковник, – ассистент вновь утыкается в планшет, а RK пристально следит за движением детектива на мониторе. Пока что там все спокойно – контейнеры, стеллажи, широкие проходы для погрузчика, четкие квадраты секций, посреди склада – рельсы для тяжелого оборудования.

В момент, когда на терминал загружается спецификация военно-воздушной базы, изображения с четырех камер гаснут, превращаясь в матово-черные прямоугольники без следа помех. Диод RK900 становится красным – опасность извне, - и он, потеряв три секунды на загрузку спецификации в собственную память, бросается к проходу и потом к медленно опускающейся обратно складской двери.

Успевает проскользнуть под ней, нагнувшись, потом разворачивается и цепляется пальцами за ползущий вниз край, но дверь слишком тяжелая: система сообщает, что вероятность повреждения равна 98%, и RK900 отпускает дверь. Он не ждет, пока она опустится до конца – вместо этого двигается в сторону детектива, срезая прямой путь зигзагами между отдельно стоящими секциями.

Доносится металлический стук – это дверь опустилась полностью, - и следом гаснет свет прожекторов. RK900 замирает на месте, чтоб перестроить зрение, и теперь движется медленней: во-первых, у него нет оружия, а во-вторых – у детектива Рида оно есть, а RK совсем не планирует быть застреленным собственным напарником, в темноте принявшим его за преступника.

+2

15

Гэвин Рид ненавидит работу в паре.

Об этом знает каждая собака в участке, а которая не знает - быстро узнает, особенно если ее поставили работать с детективом Ридом. Он действительно не любит эту дополнительную ответственность, не умеет рассчитывать ни на кого, кроме себя, и не хочет учиться. Куда как проще ему работать одному, иногда лишь прихватывая с собой что-то вроде “группы поддержки”, но основную работу все равно выполняет сам.

Это кажется ему продуктивнее.

Это кажется ему безопаснее.

Гэвин, работая в одиночестве, может рассчитывать не только на себя, но и переживать может только за себя. Никто не прикроет ему спину, но и ему не нужно этим заниматься. И если случится внештатная ситуация - а она вполне могла случиться в любом деле - то надо переживать лишь за свою безопасность и не нужно вытаскивать еще и жопу напарника из неприятностей.

Это кажется ему удобнее.

И вот капитан навязал ему напарника. Пластикового придурка с бесящим детектива лицом, голосом и тем фактом, что это - не человек. Сраное ведро с болтами, пластиком и тириумом. Умная машина, созданная для человеческого удобства, способная заменить человека. Но о таком Рид старается не думать - это вызывает слишком много злости. И отчасти - страха. Страха того, что когда-нибудь детектив в принципе перестанет быть нужным, и куда ему тогда идти? Все, что он умеет - это ловить преступников. Все, кому и где он нужен - это в полицейском участке.

Он даже живет почти в одиночестве.

Подобранный кот не в счет.

И отчасти именно поэтому, ненавидя андроидов, Гэвин и не думает пропускать пластикового придурка вперед и одного. Он и сам справится, хотя это и может быть опасно. Но детектив своей задницей рисковать привык и был уверен, что справится с любым дерьмом, которое может оказаться внутри. И он не колеблется, когда шагает в открывшуюся дверь склада - лишь проверяет, что пистолет заряжен и снят с предохранителя.

Внутри подозрительно тихо.

Рид идет медленно, заглядывая в каждый угол, и держит перед собой пистолет. Дышит ровно и спокойно, несмотря на клокочущую внутри злость - кто бы что ни говорил, а детектив - хороший полицейский. Профессионал. И он знает, когда время злиться и ругаться вслух, а когда - заткнуться и выполнять свою работу. Сейчас - второй случай. Но опасности как будто бы и нет, только паранойя и то, что Гэвин называет “жопным чувством” буквально кричат, что что-то не так.

И разумеется, он был прав.

Детектив достаточно отошел от входа, когда услышал шорох за спиной. За каким-то ящиком не видно было, что происходит, только раздались чьи-то шаги, и почти сразу - металлический стук. Рид только и успел шагнуть в ту сторону, как погасло освещение. Короткое и емкое “блядь” вырвалось само по себе, но больше Гэвин не произнес ни звука. Темнота заставляла паниковать, как и воспоминание о шагах у входа, но полицейский быстро себя взял в руки, сделал глубокий вдох и выдох и полез в карман за телефоном.

Там был фонарик.

Он действовал быстро и едва не уронил телефон - в одной руке он так и сжимал пистолет - но справился, и почти сразу же фонарик осветил темные массивы ящиков и стеллажей. И уже через несколько секунд мелькнуло что-то светящееся на периферии зрения. Диод андроида и надпись на куртке. Гэвин резко развернулся и подсветил лицо, в которое машинально направил пистолет. Палец на спусковом крючке дрогнул, но выстрела не раздалось - Рид не имел привычки палить во все подряд.

Тем более, что RK900 он узнал сразу.

Трудно забыть лицо этого ушлепка.

- Блядь, ты какого хера тут делаешь?

Впрочем, на это не было времени. Если система сработала на закрытие - а так оно и было, похоже, - то кто-то точно мог остаться внутри. Гэвин снова ругнулся и повернулся к андроиду спиной, подсвечивая очередной угол. И шагнул вперед, злясь на себя и на проклятый кусок пластика, который не остался там, где ему велено. Это было бессмысленно и глупо, но теперь детективу придется беспокоиться не только о себе, но еще и об этом ушлепке, потому что как бы то ни было - а на сегодня это его напарник.

Пусть это и сраный кусок пластика.

Еще один шаг и еще один. Какой-то шорох впереди. Рид светит туда фонариком, подмечая, что осталось совсем мало процентов зарядки. И снова ругается. Он понятия не имеет, как отсюда будет выбираться, но надеется, что идиоты там, снаружи, смогут открыть проклятую дверь. А пока он сделает то, что собирался. Например, найдет источник звука. И все бы хорошо, если бы не раздалось подозрительное шипение, и почти сразу детектив ощутил неприятный запах и першение в горле, заставившее его закашляться и прищуриться.

- Что за херня?

И в тот же момент сбоку из-за очередного ящика рванула тень - сраный андроид - нападая на человека. Гэвин из-за уже раздирающего легкие кашля не успел даже отшатнуться, и его буквально впечатало в соседний ряд ящиков - да так больно, что он даже не ругнулся в этот раз, а вот телефон уронил. К счастью, руку с пистолетом он не разжал - скорее умрет, чем выпустит из руки оружие, - и сумел приставить к боку андроида, нажимая на спусковой крючок, надеясь, что это заставит врага разжать пальцы, сомкнувшиеся на будто бы горящем изнутри горле.

Отчаянно хотелось сделать хоть глоток воздуха.

Кислорода.

Хотя бы один.

+2

16

Впереди вспыхивает свет фонарика, и RK900 это не нравится – для ночного зрения это лишнее, пятно света выбеляет все, чего касается, и потому RK может вовремя не сориентироваться из-за этого. Но он хотя бы точно знает теперь, где стоит детектив, и идет туда.

И, конечно, едва успевает податься назад, когда в лицо ему направляют пистолет.

На этот счет у RK странные ощущения: один выстрел способен полностью его деактивировать, но протоколы боевой ситуации еще не активированы, словно группа датчиков зафиксировала нечто, означавшее, что Рид все равно не нажмет на спуск. И он не нажимает, а RK, когда понимает это, наконец дает ответ:

- Камеры отключились, я не мог больше следить за вами дистанционно, поэтому пришел. Дверь заблокирована.

Рид выглядит так, словно ни один аргумент для него все равно не будет иметь достаточного веса, чтоб признать, что андроид поступил правильно. RK900 снова придерживает при себе версии и варианты, но в этот раз без большого неудовольствия: вероятность присутствие посторонних на складе возросла, а фонарик Рида привлекает внимание достаточно сильно, нечего усугублять этот эффект звуками голосов. Будь RK один, ему не пригодился бы дополнительный свет, а если бы он еще снял куртку и временно деактивировал индикатор – стал бы совершенно незаметен, но наверняка детектив Рид, даже если будет обо всем этом знать, когда-либо захочет воспользоваться такого рода помощью. Остается идти за ним – у него все еще оружие, у RK оружия все еще нет – и рассчитывать, что в случае неожиданностей они инстинктивно сработают как команда.

И неожиданности ждать себя не заставляют.

RK слышит звук, напрягается, потому что не может сразу распознать его. Мелькают протоколы идентификации, перепроверяют сотни разных вариантов; добавляется шипение, RK перенаправляет поиски на узкоспециализированные области и в момент, когда приходит к выводам – из-за контейнера на Рида налетает андроид. Его цель – пистолет, который Рид не выпускает даже от сильного толчка.

После выстрела в бок андроид отскакивает в сторону и, зная, что Рид может выстрелить еще раз, скрывается за бронированным контейнером.

У RK900 наконец активируется протокол боевой ситуации; он отталкивает Рида от ящиков, в сторону, откуда они пришли, говорит ему:

- Это газ! Дайте пистолет!

В кашле Рида слышится что-то вроде «пошел нахер», а протокол требует действовать, а не стоять на месте. RK смотрит на пистолет, но судорожно сжатые пальцы детектива на нем свидетельствуют о том, что тот скорее выстрелит напарнику в лоб, чем отдаст оружие, так что андроид разворачивается и исчезает за тем же контейнером, где в последний раз видел девианта.

Там пусто, но на бетонном полу остались следы тириума – как хлебные крошки, посыпавшиеся из дыры в боку. 900-й двигается вдоль них, пока след не обрывается; диод светится желтым; по затылку приходится чувствительный удар и под весом другой машины RK падает.

Система сообщает: вестибулярный аппарат нестабилен.
Еще: нарушение двигательно-координационной связи > 20%.
И еще: протокол боевой ситуации – перераспределение функций.

Все это занимает секунду, и второго удара RK900 избегает, отклонившись в сторону, а потом развернувшись под более легким GJ500, перехватывает его руки. Тот пытается ударить головой, но 900-й блокирует скрещенными предплечьями, потом, пользуясь эффектом неожиданности и тем, что GJ не может анализировать динамику телодвижений достаточно быстро, отпускает руки противника и перехватывает его за шею, опрокидывая набок и вжимая в бетон.

Девиант сопротивляется, по корпусу RK900 приходятся удары, но тот не реагирует: он запускает свободную руку под форменную куртку GJ, деактивирует кожу и наконец находит механизм сердечника.

Еще один удар: нарушение двигательно-координационной связи > 30%.
Процесс ручной деактивации GJ500: запущен. Обратный отсчет: 7 секунд.

RK отталкивается от шеи девианта, еще не понявшего до конца, что произошло, и поднимается на ноги. При следующем шаги – падает на одно колено: тридцать процентов нарушения требуют, чтоб к ним приспособились, и когда 900-й встает снова, он уже не может двигаться автоматически, как прежде – теперь каждый шаг вынуждает обдумывать его как отдельный процесс. Еще труднее с бегом, но он все-таки бежит, потому что света все еще нет, дверь не открыта, а, значит, детектив Рид все еще достаточно близко от источника поражения газом.

Добравшись до места первой стычки, RK900 делает глубокий вдох для анализа воздуха, а потом, пока анализ еще идет, находит баллон и завинчивает крышку. Объем всего 650 мг, газ наверняка уже весь вышел; RK получает информацию: зона поражения – 20-30 метров, вероятность летального исхода – 15-20% (в зависимости от количества поступившего в дыхательные пути вещества).

Информация о первой медицинской загружается, когда RK находит Рида. Похоже, что летальный исход пока не наступил, несмотря на то, что детектив уже ползает в районе пола; 900-й становится перед ним и говорит:

- Руку, детектив, – андроид протягивает свою; протокол боевой ситуации все еще действует, и если детектив вздумает снова слать нахер, RK ничуть не раздумывая может поволочить его до двери по полу.

+2

17

Как же все это бесит.

Чертова темнота, не разгоняющаяся толком даже светом фонарика в телефоне, 5% заряда на этом самом телефоне - забыл зарядить ночью - и присутствие рядом, как минимум, двух сраных андроидов. И плевать, что один вроде как “свой”. Все равно бесит одним своим присутствием рядом, тем, что не послушался и приперся сюда, тем, что говорит таким спокойным голосом, и тем, что этому ублюдку темнота практически не мешает.

Это все чертовски бесит.

Объяснения RK900 Гэвин слышит, но на самом деле ему плевать на причины, побудившие сраный кусок пластика ослушаться приказа. В любой другой ситуации он бы высказал все, что думает по этому поводу, но не сейчас. Не посреди дела, не на чертовом заблокированом складе, не в этой гребаной темноте с шансом оказаться атакованным сраным девиантом. Да еще и фонарик слишком хорошо выдает расположение детектива, о чем тот прекрасно понимает, но у него нет выбора.

Или так, или довериться андроиду.

А это даже не выбор.

Даже не его иллюзия.

И поэтому Рид светит чертовым фонарком, которого хватит минут на пять, не больше, такими темпами, и надеется, что увидит врага прежде, чем тот увидит его. Надежда слабая, и это тоже бесит. Детектив жопой чует, что ничем хорошим все это не кончится, но продолжает идти вперед, подсвечивая и целясь в каждую подозрительную тень. А тут они все подозрительные. И его план даже удался бы, если бы не резко запершившее горло, и почти сразу - неприятный кашель.

Это ослабило его внимание лишь на секунду.

А итогом - ушибленная спина, бок и окончательно разболевшееся от чудовищной хватки пластиковых пальцев горло. К счастью, Гэвин скорее дал бы себе руку отрубить, чем выпустил бы пистолет, а потому смог выстрелить в противника - и сразу получилось сделать глубокий вдох, о чем детектив тут же пожалел. От кашля его согнуло пополам, и не удалось выстрелить второй раз в девианта. И тут же - новый толчок, теперь уже от “своего” куска пластика, но этот хотя бы пояснил свои действия.

Еще и пистолет потребовал.

Ушлепок.

- Пошел нахер.

Выдавить это сквозь кашель оказалось непросто, но Рид справился. И даже смог показать средний палец, оперевшись спиной о ящик, в который и врезался, чтобы не упасть от толчка андроида. Отчаянно хотелось вдохнуть нормального воздуха, не отравленного, но RK900 убежал куда-то за ящики - видимо, преследовать девианта, - и Гэвин не мог просто попытаться отойти подальше. Это было чертовски глупо, но этот придурок, как бы то ни было, на сегодня его напарник, и детектив не мог просто уйти.

Точнее, уползти.

Мир в какой-то из приступов кашля перевернулся и швырнулся полом в Рида. Тот только и успел, что выставить руки, когда падал, хрипло ругнулся и приподнялся на локтях. В глазах хорошо так плыло, так что он только и мог, что ориентироваться на подсвеченный телефон - он упал экраном вверх, но все еще работал. Так что Гэвин даже смог привстать и сделать шаг в нужную сторону, чтобы почти сразу снова упасть.

Даже ругнуться не удалось.

И если он ни черта не видел в этой темноте, то вот слышал хорошо даже сквозь собственный кашель - звуки ударов и борьбы. И детектив собирался в это вмешаться, хотя и не был уверен каким образом, только вот упрямство родилось даже раньше него самого, а потому он смог даже приподняться, сделать еще шаг и упасть на одно колено. Рядом оказался телефон, и Рид взял его свободной рукой, но только для того, чтобы увидеть, как мигнул значок разряженной батарейкой, и все погасло.

Он остался еще и в темноте.

Просто прекрасно.

Между тем, шум затих, и стало слышно только чьи-то шаги. Шорох. Снова шаги, быстрые - скорее даже бег. Гэвин, стараясь дышать через рукав куртки, прищурился, будто бы мог что-то разглядеть, целясь в приближающегося андроида. К его счастью, надпись RK900 было хорошо видно даже в темноте, так что стало очевидным, кто был победителем в схватке. Рид снова ругнулся и убрал пистолет, обессиленно падая на пол и снова кашляя.

Сраный газ.

Так никакого здоровья и упрямства не хватит.

- Иди нахер, - голос хриплый, прервавшийся кашлем, - пластиковый хер.

Его снова все бесило, но руку Гэвин протянул, хватаясь за прохладную - неживую - руку андроида. Несмотря на всю свою ненависть к пластиковым ушлепкам, детектив не был ни идиотом, ни самоубийцей, и он понятия не имел, каким газом сейчас так старательно дышит. А потому помощь отвергать все-таки не стал - не сейчас - и постарался подняться на ноги, цепляясь за чертового андроида.

Он выскажет все, что думает, потом.

Когда выйдет отсюда.

+2

18

Диод у RK900 подергивается красным от несоответствия между словами и действиями детектива, но своего он добивается - подхватывает Рида сперва за руку, потом поперек спины. Замирает: раскоординированным функциям снова нужно перестроиться, но много времени это не занимает, потому что RK все еще помнит, что нужно увести человека как можно дальше от источника поражения. Двадцать метров - а потом газ распространяется с движением воздуха, но это еще не все. Об остальным 900-й решает сказать чуть позже.

Еще когда они оба находятся на подходе к двери, под потолком вспыхивает красноватая череда ламп - аварийное освещение. Значит, полковник с той стороны не стоял, сложа руки, а тоже пытался что-то предпринять. 900-й немного помогает ему, подключаясь дистанционно к терминалу - после первого подключения это сделать особенно просто - и перерывая коды охранной системы в поисках того, который разблокирует дверь.

С этим нужно спешить: RK не медицинский андроид и он только приблизительно может догадываться о состоянии детектива. Зато неплохо понимает, что нужно предпринять.

- Это газ зариновой группы, поражает в первую очередь слизистую оболочку и легкие, а также глаза. Может способствовать временной слепоте, затрудненному дыханию, обильному слезоотделению, нарушению сна, быстрой усталости и частым головным болям.

Дверь шумит механизмами и начинает ползти вверх. За ней - несколько пар ног, кто-то незнакомый наклоняется и заглядывает, будто не может подождать, пока дверь достаточно подымется. Вот RK - тот дожидается, пока можно будет беспрепятственно протащить Рида через проход, а потом прислонить к стене, надеясь, что тот сам удержится.

900-й находит взглядом полковника:

- Атропин, дипироксим, диазипам, будаксим - что-то из этого, лучше все сразу. И кислород. Отравление газом зариновой группы. Для вас рекомендую защитные маски, прямо сейчас, - он поворачивается к Риду. - Вещество пропитало одежду, детектив Рид, раздевайтесь, - и снова переводит взгляд на полковника, уже успевшего отойти на пару шагов и отправить кого-то за медиком. - Нужно два комплекта формы, детективу - душ. Как можно скорее.

Сейчас обязаны начаться проблемы. Полковник бросает что-то о том, что их врач сам разберется и им не нужны подсказки, но 900-й ловит взгляд Рида и обращается теперь только к нему:

- Проигнорируете мои слова - ваши проблемы. Дождитесь врача. Я вернусь за девиантом.

Развернувшись, 900-й уходит обратно за полностью поднятую складскую дверь, на ходу снимает форменный пиджак, успевая заметить на спине следы тириума - что-то успело вытечь прежде, чем система перекрыла утечку. Функции постепенно восстанавливаются, и теперь за движением можно следить только в целом, не контролируя в отдельности каждый следующий шаг.

Деактивированный андроид обнаруживается там же, где 900-й и оставил его, так что RK отключает на нем псевдоскин полностью, потом снимает всю одежду - на ней тоже остаются следы газа, а затем то же самое проделывает и с собой. Пластик газ не задерживает, для человеческого организма вреда не будет: разве что кто-то из военных побаивается андроидов.

RK900 потом поднимается и, пользуясь тем, что врач наверняка на некоторое время задержит Рида, обходит склад по периметру, проверяя то, что здесь есть, с данными спецификации - ищет расхождения.

Когда заканчивает - подхватывает GJ500 за ногу и тащит к выходу: наверняка детектив Рид сам захочет проводить его допрос, но не сейчас, а уже потом, в департаменте.

Снаружи полковник и ассистент уже в масках; ассистент передает 900-му запакованный в сплошной пластик комплект формы андроида SQ800 - солдата - и RK переодевается, активируя псевдоскин только после того, как застегивает последнюю пуговицу на рубашке.

- Искусственная кожа стерилизуется при каждой смене, - объясняет он, - следов газа не содержит.

У RK900 есть еще информация, но она предназначена только для детектива Рида. Жаль - тот не андроид, можно было бы подключиться напрямую, а полковник с ассистентом ничего бы даже не заметили. С Ридом так не пройдет; 900-й думает отправить ему сообщение на телефон, но его телефон отключен.

Светодиод мерцает желтым, пока RK900 ищет варианты, и наконец он просто спрашивает:

- Детектив, оцените вашу физическую и моральную способность продолжать сейчас расследование.

Так Рид хотя бы поймет, что здесь они еще не закончили.

+4

19

Полагаться на помощь андроида - отвратительно, и это чертовски бесит. Но сейчас у Рида просто нет выбора. Или он цепляется за этот проклятый кусок пластика и тащится вместе с ним к выходу, или он ползет к выходу и не успевает, прежде, чем потеряет сознание от сраного газа, или же умирает прямо здесь. Перспективы были так себе, а потому детектив ругается, но руку помощи принимает, стараясь не задохнуться от собственного кашля.

Сраный газ.

Сраные андроиды.

Стоять чертовски тяжело, несмотря на помощь RK900, но Гэвин слишком упрям, чтобы сдаться и позволить андроиду полностью тащить себя - или бросить. А потому он даже не сильно тормозит, только тяжело опирается на напарника - и его все еще бесит считать напарником гребаного пластикового ушлепка - когда уперто шагает вперед, даже не уверенный, в ту ли сторону они идут.

В темноте ни хрена не видно.

Впрочем, когда загорелись аварийные лампы - похоже, тормоза-военные с той стороны все-таки проснулись - легче не стало. Неяркий алый свет вообще не освещал ничего толком, да еще и мешало явное нарушение в зрении - перед глазами все плыло. Рид ругнулся, хрипло, сквозь кашель, и тряхнул головой, даже и не собираясь отключаться. Не сейчас. Не сегодня. Вообще никогда при гребаном андроиде. А тому вообще плевать на газ - удобно, должно быть, не дышать, - и это тоже бесит. Потому что из-за таких вот мелочей сраные куски пластика и могли заменить однажды людей.

В том числе и в полиции.

Ведь один Гэвин мог и погибнуть сегодня или остаться калекой.

И это бесит вдвойне.

- Ты почти мой обычный день описал, - Рид даже нашел в себе силы усмехнуться на слова RK900, но тут же закашлялся, - Заткнись и перебирай ногами.

Но, кажется, они и так дошли. Дверь начала приоткрываться, и Гэвин, в очередной раз закашлявшись, снова ругнулся. Ему хотелось побыстрее выйти на свет и свежий воздух - последнее особенно - но приходилось ждать, пока откроется сраная дверь, которая, будто бы назло, слишком медленно ползла вверх. И только оказавшись снаружи и прислонившись к стене - как же тяжело стоять на ногах самостоятельно! - Рид согнулся, упираясь ладонями в колени, и отчаянно пытаясь откашлять все то дерьмо, которым он успел надышаться.

Во рту был неприятный привкус железа и чего-то еще.

Сраный газ.

А вот на то, чтобы посмотреть на андроида и показать ему средний палец - молча, потому что дыхания не хватало на ругательства, - его хватило. Гэвин успевает заметить синие пятна на пиджаке RK900 и все-таки ругается - этот ушлепок, видимо, пострадал во время драки с андроидом. И если бы не проклятый газ, то этого не случилось бы, и это злит. Не то, что пострадал кусок пластика - что ему будет-то? - а то, что детектив не мог вмешаться даже.

Как же это бесит.

Благо, вовремя пришел врач и своими действиями отвлек Рида от придумывания новых ругательств и размышлений о том, что он сделает с теми, кто все это устроил. К тому же кто-то догадался притащить стул, и детектив буквально рухнул на него, выкладывая свои вещи на стол, затем стягивая сначала куртку, потом кофту, штаны… медленно - голова кружилась - и уперто. Рекомендации врача - и андроида - о душе он проигнорировал, только послал нахер идиота в медицинской форме со всеми его советами - и переоделся в притащенную кем-то форму.

- Вколи еще какую-нибудь стимулирующую дрянь, я тут не закончил.

Слушать возражения врача он даже не собирался, и тот с явным недовольством на лице послушался. Гэвин же, пока уже немолодой мужчина доставал свои ампулы и шприцы, старательно дышал, прижав кислородную маску к лицу, постепенно приходя в себя. Глаза все еще горели - наверное, у него тот еще видок сейчас, - как и горло, и надорванные кашлем легкие, а об усталости и головной боли и говорить не стоило. Все-таки в некоторых случаях андроиды и правда были эффективнее людей, но Рид не собирался признавать это.

Сейчас он придет в себя.

Еще пару минут.

На рекомендацию сходить в душ детектив послал врача нахер еще разок, затем велел кому-то из военных после дезинфекции перенести одежду к нему в машину - в том числе и одежду андроида, которую тот, судя по всему, снял где-то на складе - вышел, по крайней мере, голый и даже без кожи. Гэвин только ругнулся, скривившись - смотреть на это было не очень приятно - и вернул маску врачу, который как раз собирал свой чемоданчик. И Рид прекрасно понимал, что делает только себе же хуже всеми своими действиями, но…

Не похер ли?

- Моя способность послать тебя нахер на высоте, - формализм RK900 сейчас бесил как никогда, как и он сам полностью, - пластиковый хер.

Детектив еще раз откашлялся, тряхнул больной головой, распихал свои вещи по карманам новой формы, которая бесила своим неудобством, не забыл прихватить пистолет - без кобуры, которая осталась вместе с его вещами, - и тяжело поднялся со стула, уперевшись на секунду ладонями в колени. Пошатнулся, но то ли лекарства действовали, то ли упрямство, но выпрямился и раздраженно выдохнул, потирая шею и слегка щурясь от раздражающе яркого сейчас для глаз света.

- Я в норме, ушлепок, - как же ему будет плохо, когда действие стимулятора кончится, - Пошли.

Отредактировано Gavin Reed (17-07-2018 13:49:15)

+3

20

Диод RK900 любопытно дергается, когда Рид формулирует ответ совсем не так, как можно было ожидать - не от него, а от любого другого человека. RK900 не уверен, но похоже, что способность послать нахер для Рида жизненно важная, и раз она на высоте, то все прочие функции организма тоже. В присутствии доктора и полковника 900-й решает не перепроверять состояние детектива самостоятельно, тем более что тот вряд ли обрадовался бы такому повороту.

- Полковник, откройте рампу.

Вторая дверь склада находится на другом его конце - это широкие ворота, в которые может проехать целый фургон или погрузчик. Контейнер с фосфорными боеприпасами увозили именно этим путем, и 900-й хочет посмотреть на следы, чтоб по возможности узнать, какой был автомобиль, а если где-то остались отпечатки ног - то и сколько было преступников. Все это они смогут выяснить через пойманного андроида позже, но 900-й считает, что Рид захочет взглянуть лично.

Полковник активирует с пульта управления - вручную - механизм двери и кивает головой, и RK снова заходит внутрь, но почти сразу пропускает детектива вперед, а сам идет на полшага позади и справа, чтоб подхватить Рида, если тому вдруг станет нехорошо или он начнет терять сознание. Впрочем, в действительности 900-й не верит, что так будет: детектив Рид живет на чистой злости, а этого топлива в нем сейчас хоть отбавляй.

Рампа на противоположном конце медленно раздвигается, склад заливает дневной свет и Рид как будто ускоряется, так что 900-й говорит заранее:

- Детектив, я загрузил спецификацию склада военно-воздушной базы и проверил часть содержимого, пока забирал девианта. Кроме контейнера с фосфорными боеприпасами есть еще надостача: шесть противопехотных мин и три противотанковые. Может быть, здесь вина кого-то из персонала, а полковник об этом ничего не знает, но я допускаю, что мины были украдены девиантами.

Рампа наконец доходит до фиксатора и затихает - проход получается достаточно широким, и 900-й становится на самой кромке бетонного пола склада и грунтовой площадки впереди. Площадку эту пересекают узкие рельсы, уходя куда-то вперед, вглубь территории базы; грунт утрамбован плотно, так что 900-й сомневается в том, что они найдут здесь следы.

- Мины могут быть заложены где-то на территории базы, - продолжает свои умозаключения RK. - Вначале я предполагал, что прямо на выезде, с расчетом поражения преследователей или полиции, но здесь тип поверхности не позволил бы установить мину незаметно. Если бы они хотели забрать мины себе… взяли бы больше.

Последняя фраза звучит с неприкрытым сомнением. RK900 трудно делать подобного рода выводы, потому что они ничем не подкреплены, кроме процентной вероятности. Зачем красть так мало мин? Чтоб использовать их в ближайшее время. Полковник говорил, что никто не подходил к складу, чтоб полиция или ФБР могли здесь работать, сообщений о взрывах в других местах не было. Но это - только предположение, и 900-й не собирается на нем настаивать.

- Вопрос с минами последний, затем мы можем вернуться в департамент. Баллон с газом не здешний - его взяли с собой, но допрос девианта даст ответ насчет того, откуда он. А мины… GJ500 оставили здесь, он может не знать, для чего они.

На этот раз 900-й, хоть и не стал бы это признавать, не имеет конкретного плана действий. Будь он здесь один - передал бы информацию полковнику, и тот уже сам отправил бы саперов прочесывать местность, или стал бы выяснять, куда еще могли деться мины. Но сейчас 900-му легче: он может передать право решать этот нюанс детективу Риду, а сам будет только отвечать на те его вопросы, на которые сможет. Если, конечно, Рид задаст хоть один - тот выглядит достаточно упрямым, чтоб этого не делать.

- У вас узкие зрачки, детектив. Зря вы не последовали совету насчет душа.

+2

21

Иногда упрямство здорово мешало жить самому детективу. То самое упрямство, которое позволяло ему доводить дела до конца в любом состоянии, сейчас обернулось против него. Вместо того, чтобы просто оставить андроида и пойти домой отлеживаться, Гэвин, не доверяя сраным кускам пластика, решил все закончить здесь самостоятельно. Даже если глаза и горло горят, если голова раскалывается и иногда начинает кружиться. Если он в принципе сейчас функционирует на одной чистой злости, том самом упрямстве и какой-то дряни, вколотой врачом. И Рид отлично понимал, что именно стоило ему сделать - хотя бы последовать рекомендациям врача - но не мог позволить это себе.

Сначала он закончит это сраное дело.

А потом уже все остальное.

Заходить внутрь склада отчаянно не хочется - слишком свежи воспоминания о сраном газе в темноте, о разрывающем легкие кашле, обо всем, что случилось, - пусть даже и за RK900, который в этот раз шагнул внутрь первый. И хотя андроид показал себя полезным, Гэвин не хочет доверять ему, как не хочет снова возвращаться на этот гребаный склад и вообще заниматься этим делом. Но его желания никогда никого не волновали - даже его самого - а потому он упрямо шагает вперед, даже обгоняет сраного андроида, подходя к медленно открывающимся дверям в другом конце склада.

Хочется быстрее закончить все это.

Рампа раздвигается, впуская на склад яркий свет, и Рид матерится в голос, щурясь и вскидывая руку, чтобы прикрыть резко разболевшиеся и заслезившиеся глаза - последствия отравления гребаным газом. Детектив ругается еще раз, несколько раз моргает, но поврежденное зрение привыкает к смену освещения слишком медленно, и ему только и остается, что слушать RK900, пока нет возможности осмотреться самостоятельно.

Он этим девиантам точно руки поотрывает.

За все эти “приятные” ощущения.

- Блядь, ты серьезно?

Мины. Проклятые мины. Мало того, что сраные девианты украли сраные фосфорные боеприпасы, так еще и мины куда-то пропали. И Гэвин не выдерживает, ругается, пока смотрит прямо на андроида - все лучше, чем смотреть на слишком яркий сейчас для него свет. Хотя зрение постепенно и привыкает, только глаза режет все так же, усиливая головную боль. Если бы не упрямство, не новости и не злость, Рид бы плюнул уже на все и отправился бы домой. Напился бы там до отключки и отоспался бы до завтрашнего дня.

Такого же дерьмового, как и сегодня.

- Я этих ублюдков заставлю всю базу перекопать, - детектив морщится и подавляет в себе желание закурить - легкие сейчас благодарны не будут, - Либо персонал подворовывает, либо сраным девиантам понадобилось именно столько мин, не больше - я без понятия, что у этих сраных кусков пластика в их микросхемах творится. Либо они тут все к херам заминировали. В любом случае дерьмо какое-то.

Даже забыл на секунду, что с андроидом говорит.

Зрение, наконец, привыкло к освещению, и Гэвин шагнул вперед, щурясь и разглядывая грунт и окрестности. Он не собирался лазить здесь в поисках следов - очевидно было, что их просто не найти, - рискуя нарваться еще и на мину. Детектив даже присел на корточки, чтобы получше рассмотреть землю, и только уверился в своем мнении - следов тут он не увидит. Рид ругнулся и медленно выпрямился - сейчас он чувствовал себя почти калекой.

Даже такое простое движение требовало слишком много затрат сил.

И голова снова разболелась.

Или она разболелась от зудения RK900 над ухом?

- Отвали, пластиковый хер, - раздраженно дернул уголком губ, поворачиваясь к андроиду, - и засунь себе в задницу свои советы.

А вот злости в нем хватило бы на двоих, когда детектив в который уже раз сдержал себя от применения силы. Тем более, что этой силы может и не хватить сейчас. Да и в целом стоило поторопиться, пока действие стимулятора не кончилось - Гэвин догадывался, что тогда он просто отключится, и уж точно не успеет закончить все дела, которые должен закончить сегодня. А таких был целый список - наорать на полковника, наорать на андроида, провести допрос девианта, добраться до дома и хотя бы до кровати.

Слишком много дел.

Слишком мало времени.

- Как давно они обновляли свою сраную спецификацию?

Ненависть к андроидам может подождать до завтра. Сегодня же нужно слишком много всего успеть, и Рид не стал терять драгоценное время - не дожидаясь ответа, пошел сразу обратно к военным, которые все еще суетились. Идти ровно было тяжеловато, и детектива пару раз повело в сторону, но он все равно упрямо дошел до цели - до полковника. И весьма хмуро посмотрел на него, скрестив руки на груди и даже не усмехаясь.

- Полковник, вы где-то девять мин просрали. Пошлите саперов прочесать территорию, - а вот теперь усмехнулся, - И проверьте, не утекают ли у вас тут боеприпасы на сторону, а? Все результаты - сразу мне, - вспомнил о том, что телефон благополучно сдох, и поморщился, - И продублировать RK900. Тело девианта - в участок, и если оно прибудет туда позже, чем я, пеняйте на себя. Веселую жизнь я вам устрою, не сомневайтесь.

Как же все это его бесило.

+2

22

RK900 знает детектива Рида слишком недолго, чтоб начать делать выводы насчет его состояния, но даже так ему кажется, что вред, нанесенный организму, слишком серьезен. Нет, Рид ругается сквозь зубы точно так же, как раньше, но в какой-то момент 900-й ощущает некую внутреннюю перемену - может быть, Рид просто рассуждает вслух, но со стороны выглядит так, будто эти рассуждения обращены именно к напарнику. Конкретной пользы слова детектива не несли, но он более чем понял, с чем еще придется столкнуться, а это именно то, чего RK и добивался.

- За сутки до происшествия, - отзывается 900-й, как только звучит вопрос, и потом сразу двигается следом за детективом - похоже, необходимость доложить полковнику все-таки верная.

С особым вниманием 900-й слушает, как Рид разговаривает с полковником: отмечает, насколько меняются его предложения и подбирает ли он слова, но не фиксирует никаких разительных отличий. Разве что создается впечатление, будто полковника Рид ненавидит немного меньше, чем своего напарника, но RK знает, что этот результат бессмысленно считать оптимальным, ведь детектив под действием газа и стимулирующего вещества.

Полковник слушает выдвигаемые детективом требования, поджав губы. Он не привык, чтоб ему указывали сержанты, но прекрасно понимает, что здорово просчитался, потеряв не только контейнер с фосфорными боеприпасами, но и злосчастные мины. Из-за этого он не может даже возразить - только кивает и отдает ассистенту распоряжение: на этой базе вскоре начнется настоящая суматоха, когда солдаты начнут проверять содержимое склада детальнее, а потом выискивать мины у себя на территории. RK даже рад, что у них с детективом другая забота - допрос.

Допросы девиантов - это одна из основных функций 900-го, но сейчас он сомневается, что Рид даст вмешаться хоть сколько-нибудь. Хорошо, если позволит хотя бы просто присутствовать, но уж точно не оставит с девиантом наедине. 900-й заранее полагает, что даже если ему разрешат задавать вопросы, комментарии Рида будут существенно влиять на весь процесс.

С этим придется смириться.

Перед уходом RK900 оставляет на терминале, к которому уже подключен, свой идентификационный номер, через который полковник сможет передать всю информацию. Потом он идет за Ридом к автомобилю и прежде, чем детектив до нее добирается, говорит ему из-за плеча:

- В вашем состоянии лучше не управлять автомобилем, детектив Рид, - он, похоже, заранее знает, куда его сейчас пошлют. - Разрешите, я поведу.

Посылают его именно туда, куда RK и думал; возражения приходится затолкать подальше, но 900-й на всякий случай подключается к автомобильному автопилоту, чтоб при необходимости перехватить управление. Риду он об этом не сообщает, и половина дороги проходит в полном молчании, ровно до того момента, как 900-й начинает фиксировать нетипичные для детектива реакции.

Зрачки у него по-прежнему узкие, белки глаз покраснели, и моргает он редко - все чаще веки будто опускаются сами по себе. Стимулятор, должно быть, заканчивает свое действие, и от остальных препаратов, которые использовал военный врач, вскоре наступит откат в виде усталости и мигрени.

- Детектив, - 900-й касается его плеча, но отнимает руку сразу же после того, как Рид открывает глаза. - Вы едете домой либо в больницу.

В этот раз RK не собирается слушать возражения: в программе автопилота он заранее нашел фиксированную точку - дом Рида, - и наметил вторую - больницу. Слишком широкого пространства для выбора у детектива нет, но 900-й рассчитывает, что прямо сейчас тот не будет играть в героя и спорить. Должен же он сам понимать собственное состояние?.. Девиант не убежит, он уже пойман, а больной или увечный детектив вряд ли может быть полезным в департаменте.

И когда автомобиль останавливается у дома Рида, 900-й все еще не планирует отставать:

- Я прослежу, чтоб вы вошли в дом, детектив.

А потом он уйдет - потому что необходимо наведаться в киберлайф, чтоб там исправили раскоординированные функции опорно-двигательной системы и выдали новую форму, потому что чужая доставляет 900-му необъяснимый дискомфорт.

+2

23

Сутки до происшествия.

Услышав ответ от андроида, Гэвин поморщился и никак не прокомментировал это. За сутки можно вынести половину этого склада, а можно ничего не успеть вынести. И либо так неудачно совпало, что кто-то украл эти сраные мины прямиком перед ограблением, либо это были действительно девианты. Либо кто-то знал о предстоящем нападении и втихую вынес мины, рассчитывая, что все свалят на девиантов, но это предположение граничило с бредом - никто из людей не станет помогать сраным кускам пластика, которые задумали дерьмо какое-то.

Это было очевидно.

Так что только и оставалось, что наехать на полковника - от этого факта детектив получал какое-то особое удовольствие, несмотря на херовое самочувствие, - чтобы тот прошерстил своих подчиненных, раздал указания и все такое. Ложкой дегтя было то, что есть вероятность, что эти придурки ничего не найдут. Второй ложкой было то, что телефон Рида сдох еще на складе, а информацию ему хотелось получить в тот же момент, как военные ее пришлют. Так что пришлось велеть продублировать все данные RK900, что настроения не прибавляло.

Было отвратительное ощущение, что он полагается на андроида.

Второй уже раз за день.

Отвратительно.

Полковник же указаниями явно недоволен - еще бы, какой-то там сержант, да еще и полиции, смеет указывать ему! - но Гэвину откровенно плевать. У него дерьмовое настроение, ухудшенное последствиями отравления газом, и у всех вокруг должно быть такое же. Так что он даже почувствовал себя слегка лучше, заметив чужое выражение лица, откровенно усмехнулся и пошел к машине, пока солдаты уже начали бегать, выполняя указания.

Просрать девять мин вдобавок к фосфорным припасам.

Это надо суметь еще.

И все бы хорошо, если бы не очередное вмешательство сраного куска пластика. Рид даже почти забыл о его присутствии, пока тот молчал, но тот просто не мог не влезть. Предложил повести машину. Ага, как же. Гэвин не так чтобы сильно доверял автопилоту в автомобиле, но и не испытывал к нему такого же отвращения, как, например, Хэнк. И прекрасно понимал и сам, что сам за руль сейчас не сядет - он не идиот - но вот и пускать туда андроида не собирался.

- Иди нахер.

К счастью, тот не настаивает.

Гэвин открывает машину, мельком замечает сложенную на заднее сиденье одежду - выполнили приказ военные, молодцы, - и, прежде чем сесть на водительское сиденье, не забывает вытащить пистолет из-за пояса. Пока тот не в кобуре был, было бы неудобно сесть прямо на него, так что Рид просто бросил оружие в бардачок, и только после этого включил автопилот. Точка назначения - департамент полиции. Детектив был уверен, что его сил еще хватит на сраный допрос сраного девианта.

Если стимулятор не закончит свое действие раньше.

Дорога прошла в молчании - к счастью, потому что сил ругаться у Гэвина не было. Он вообще едва держал больные глаза открытыми, хотя они горели, и их резало от яркого света. Но Рид упрямо молчал, скрестив руки на груди, и сам не заметил, как начал отключаться. Веки были слишком тяжелыми, глаза закрывались буквально сами, и он, возможно, даже подремал бы на пути к участку, но почувствовал прикосновение к плечу.

Какого хера?

Детектив заметно вздрогнул, вырывая себя из полусна, и резко открыл глаза, глядя на сраного андроида. Тот почему-то выглядел более упрямо, чем обычно, хотя это вполне могло только показаться. Он же просто машина. Гребаный кусок пластика. Сраное ведро с болтами и тирумом, которое вмешалось в управление автомобилем - Рид вовремя заметил, как замигал дисплей, показывая, что сменилась точка назначения.

- А ты не охерел?

Только вот сил спорить не было. И, осознав это, Гэвин раздраженно дернул плечом и демонстративно отвернулся, запрокидывая голову на подголовник сиденья и закрывая глаза. Похоже, он все-таки ошибся в оценке времени действия стимулятора, и ему действительно стоит отправиться домой, чтобы поспать пару часов. К счастью, допрос девианта мог подождать - этому деактивированному ублюдку сон не нужен, а значит, допрашивать можно даже ночью, не нарушая тем самым ничьих прав, кроме своих собственных на законный сон ночью.

Хоть какой-то плюс.

- Ни в какую больницу я не поеду, пластиковый хер.

Кажется, по дороге он все-таки отключился.

По крайней мере, Рид точно помнил как машина сворачивала с пути в участок на знакомую дорогу домой, а дальше - темный провал. И снова пришел в себя уже в стоящей у дома машине. Рядом все так же был сраный андроид, и Гэвин скривился, ругнувшись и выпрямляясь на сиденье - спина и шея ужасно затекли, а стимулятор, похоже, совсем выдохся. По крайней мере, держать глаза открытыми было чертовски тяжело, и детектив даже чуть не забыл вытащить пистолет из бардачка и запихнуть его обратно за пояс брюк.

Предохранитель проверил чисто машинально.

- Иди нахер. До дома я дойду.

Выйти наружу оказалось труднее, чем он думал. Рид умудрился споткнуться и ругнулся, схватившись за дверцу, чтобы не упасть. Ругнулся еще раз, на секунду утыкаясь лбом в собственную руку и глубоко вздыхая, чтобы найти в себе злость и силы выпрямиться и дойти до гребаной двери гребаного дома. А ведь он еще помнил о том, что ему в душ надо идти, если хотел хотя бы к вечеру прийти в себя. Впрочем, злости ему всегда было не занимать, как и упрямства, так что он резко выпрямился и от души хлопнул дверцей.

- Вали из моей машины и убирайся на зарядку, в ремонт, - так некстати вспомнились синие пятна на форменном пиджаке, который так же валялся теперь на заднем сиденье, - или хер знает, куда там тебе надо, ушлепок.

Дом. Душ. Спать.

А вечером он будет в порядке.

Надо просто поспать.

Отредактировано Gavin Reed (19-07-2018 12:09:47)

+2

24

Пока детектив Рид вылезает из собственного автомобиля, 900-й раздумывает над тем, насколько его состояние плохое. Естественно, детектив не слишком хочет видеть рядом с собой и, тем более, в своем доме, андроида, однако если бы необходимость была критической, 900-й легко проигнорировал бы это нежелание. Но сейчас, похоже, он может оставить Рида на попечение самого себя и не портить с ним отношения еще больше.

Отстегнув ремень безопасности, RK выходит и останавливается рядом.

- Я буду ждать вас в департаменте, детектив, - диод суматошно подмигивает и он исправляется: - Либо дайте мне вызов, если вы приедете первым.

Он сомневается в том, что Рид будет там раньше него, ведь человеку для сна требуется как минимум шесть часов, а уж после всего, что пережил на военно-воздушной базе Рид - и того больше. В то же время система дает приблизительную оценку повреждениям машины: на ремонт может уйти от получаса до трех часов - в любом случае это меньше, чем необходимо детективу для отдыха.

Рид с ним не прощается, и как будто забывает вообще о том, что с ним кто-то еще был. RK900 некоторое время остается возле дома, следит за тем, включается ли свет и доносится ли шум, и когда убеждается, что детектив не свалился замертво где-нибудь за порогом, вызывает автомобиль КиберЛайф - такси было бы быстрее, но в фирменном автомобиле он сможет сразу начать полную диагностику и подзарядку, а это сэкономит время. Рид, вне всяких сомнений, попытается сделать все, чтоб начать допрос без напарника, а то и закончить без него же, но 900-й собирался этому попрепятствовать.

Как RK900 и предполагал - диагностика не выявляет слишком серьезных повреждений. По пути в КиберЛайф он формирует резервную копию памяти и отправляет в архив, потом деактивирует искусственную кожу и снимает наконец неподходящую одежду, предназначенную для какого-то другого андроида. Внутрь центра техобслуживания он входит уже безликим - только эксперт может определить, что это за модель и какой ее номер, но эксперт 900-му не требуется, он сам взаимодействует с терминалом и манипулятором, и только потом задействует временную деактивацию, заранее оставив просьбу для специалиста - закончить с ним как можно скорее.

Время, потраченное на этот ремонт, кажется 900-му вырванным, стертым. Он включается и тут же обновляет информацию: прошло целых два часа, а это на самом деле больше, чем он себе вообразил. Еще оставаясь на манипуляторе, он проверяет статус девианта - того доставили в департамент, но еще не активировали. Значит, детектив Рид пока туда не добрался.

900-й ждет, пока специалист проведет повторную диагностику, потом проходит несколько дополнительных тестов, получает новую форму и вскоре оказывается полностью работоспособным, но еще некоторое время остается в центре, ожидая, пока аккумуляторы полностью зарядятся. Только после этого он едет в департамент, и там уже отправляет запрос на военно-воздушную базу насчет мин, а техникам департамента - насчет телефона для детектива Рида.

Когда все это сделано, 900-й понимает, что больше ему заняться нечем. За пятнадцать минут он просматривает все актуальные обновления по делам полиции через терминал, а потом бросает это и становится рядом со столом детектива - ждать.

О том, что Рид уже здесь, RK900 узнает благодаря датчикам его автомобиля. Полезно оказалось подключаться к автопилоту, потому что детектив часто им пользуется, вряд ли зная, что у 900-го теперь есть способ хотя и временно, но следить за его передвижениями.

Пока Рид двигается в офис, RK подает запрос сервису, и успевает как раз вовремя, чтоб сказать:

- Рад видеть вас на своих ногах, детектив. GJ500 переведен в комнату для допросов, активацию не произведут до вашего прихода. Как ваш напарник, я хочу присутствовать при разговоре.

+2

25

Дом. Душ. Спать.

Сосредоточенный, на этих простейших планах, Рид даже не обращает особого внимания на слова андроида, который все-таки соизволил убраться из машины. Все, на что детектива хватает, это показать себе за спину - он уже двинулся к дому - средний палец. И даже говорить ничего не стал, тем более комментировать последнюю фразу. Хотя и хотелось - Гэвин просто-напросто не собирался делать вызов гребаному куску пластика, если приедет в департамент раньше.

А так он и собирался поступить.

Но сомневался в своих силах.

С замком двери детектив справился не сразу - даже держать ключи в руках будто бы было тяжело - и это чертовски злило. Особенно это злило тем, что RK900, по сути, был прав, когда настоял на изменении планов и маршрута. А признавать правоту сраного андроида не хотелось, хотя, объективно говоря, он показал сегодня свою полезность. Но детектив Рид и объективность - понятия слабо совместимые, и поэтому он просто злится и на себя, и на навязанного ему напарника.

И на преступников тоже.

Оказавшись в доме, впрочем, он почти забывает об этом. В больной и усталой голове сейчас умещается не больше одной простой мысли, и только ругательства рождаются там круглосуточно и постоянно. Но и они состояли сплошь из вариаций слово “хер” и “нахер”. Именно это составляло основы мыслительного процесса Рида, когда он бросал ключи на тумбочку, туда же кидал сигареты и сдохший телефон, когда на ходу стягивал неудобную чужую форму и как попало кидал на пол - не хотел тратить силы на то, чтобы остановиться и раздеться нормально.

Да и зачем?

Кто его тут видит, кроме кота?

В душ Гэвин в итоге добрался уже без одежды с одним пистолетом в руках, который оставил на раковине. Не уснуть под теплыми струями воды было чертовски сложно, и детектив долго стоял, закрыв глаза и опираясь о стену, чтобы не упасть. Давно ему не было так херово, очень давно. А уж газом он не травился, наверное, вообще никогда - не так, по крайней мере. И тем сильнее его бесило то, что если бы не андроид, то все могло кончиться гораздо хуже. С другой стороны, если бы не андроид, детектив вообще не оказался бы на этом задании.

Надо будет это припомнить сраному куску пластика.

Если не забудет.

Однако после душа Гэвину даже полегчало настолько, что он нашел в себе силы наведаться на кухню, перекусить какой-то быстрорастворимой дрянью, покормить кота и сесть за стол со стаканом виски и сигаретой в попытках оживить телефон. Это оказалось бесполезно, и Рид в который уже раз ругнулся, да еще и закашлялся от сигаретного дыма, который раздражал пострадавшие легкие. Кажется, от курения придется отказаться на время, что чертовски бесило.

Так и хотелось что-нибудь сломать.

В итоге, окончательно психанув, детектив поставил будильник - чтобы сработал часа через четыре - и отправился спать. И ему было плевать, что сейчас до него никто не дозвонится и не дозовется, и что где-то там были девианты со сраными фосфорными боеприпасами. Действие стимулятора кончилось окончательно, и Гэвина чуть ли не выключило от усталости и боли в голове и глазах.

Проснулся Рид сразу, рывком, когда осознал, что уже несколько минут слышит сраный будильник. За окном уже было не так ярко, но солнце все еще не село. Голова была тяжелой, да и глаза немного пощипывало. И все-таки Гэвин, когда сел на кровати и потер ладонями лицо, почти почувствовал себя живым. Сдохнуть на месте, по крайней мере, больше не хотелось.

А значит, можно вернуться к работе.

Еще один поход в душ, отсутствие кофе, временный запрет на сигареты, и Рид уже снова злой и ненавидящий мир, но зато готовый к расследованию. Ему осталось только переодеться в чистую одежду, взять пистолет и ключи, прицепить значок на пояс и двинуться в сторону участка. В машине Гэвин снова воспользовался автопилотом и успел подремать еще несколько минут, пока машина не вырулила на парковку у департамента.

Детективу начало казаться, что этот день никогда не закончится.

Он вышел из машины, заметил краем глаза форму RK900 на заднем сиденье, громко ругнулся и, прихватив запакованное военными в пластик шмотье андроида - свою одежду оставил на месте - быстрым шагом двинулся в участок. Навстречу ему почти никто не попадался, разве что несколько сраных кусков пластика, которые все еще работали. Полицейские все, в основном, были либо в патрулях, либо в расследованиях. Либо уже в барах, отработав свою смену.

А Рида еще ждал допрос сраного девианта.

Вместе со сраным андроидом - Гэвин еще издалека увидел фигуру с неестественно прямой осанкой. RK900 уже добыл себе новую форму и вообще выглядел возмутительно спокойным. И, разумеется, напрашивается на допрос. Детектив с крайне злым и недовольным видом буквально швыряет тому его вещи - и ему плевать, что этот кусок пластика будет с ними делать, - после чего сел на свое место, устало откидываясь на спинку стула и потирая ноющий затылок.

- Иди нахер, - вспомнил неудачный опыт допроса андроида Хэнком, представил, сколько это дерьмо времени займет, и поморщился, - Хотя - хер с тобой, присутствуй, - мрачно усмехнулся, - Но сначала - принеси мне сраный кофе, ушлепок.

Должен же он хоть как-то воспользоваться ситуацией.

Тем более, что кофе ему и правда не помешает.

Как и лишний выходной.

+2

26

Брошенную детективом одежду в зип-пакете RK900 ловит легко одной рукой, а потом отправляет на угол соседнего стола – со своего Рид наверняка тут же спихнет его на пол. Стоило подумать об этом раньше, еще когда покидал автомобиль у дома детектива, но в тот момент RK900 способен был держать в оперативной памяти только наиболее срочные задачи. Но сейчас он и виду не подает, будто где-то просчитался, а по-прежнему держит прямую осанку и настраивается на длительные пререкания, которые в конце концов обязаны привести к допросу девианта. Совместному.

Требование насчет кофе заставляет 900-го нахмурить брови. Пару секунд он стоит на месте, взвешивая и раздумывая – они должны заняться девиантом и допросом, а не сидеть тут, забросив ноги на стол и пить кофе. Девиант, конечно, не торопится, но… Фосфорные боеприпасы, мины, ограбление военно-воздушной базы… Неужели только RK900 понимает, насколько все это срочно и важно?

В кафетерий он все-таки уходит, не дождавшись, чтоб Рид повторил свой приказ, но уже чувствует сопротивление. Стоит только показателю превысить норму, и 900-й откажется выполнять дурацкие указания, а накапливаемый опыт подсказывает ему уже сейчас, что детектив Рид нормального языка не понимает, и нужно общаться с ним на его же волне. Его же словами.

Возвращается он уже со стаканом, ставит его на стол перед Ридом – заранее анализирует необходимость рассчитать силу так, чтоб кофе расплескался, но решает, что пока не время – и докладывает:

- Ваш сраный кофе, детектив.

Сколько он будет его пить? И не может ли он делать это прямо во время допроса? Или присутствие рядом андроида портит детективу аппетит?.. Что ж, в последнем случае 900-й постарается стоять к нему как можно ближе.

Когда они наконец оказываются в допросной, еще за стеклом, в то время как техник запускает активацию машины, пристегнутой наручниками к специальному кольцу посреди стола, RK900 пытается заранее выстроить линию поведения. Пока что невозможно провести анализ, но он понимает – играть в «доброго полицейского» не время. Какой тут «добрый», если девиант пытался напасть на детектива полиции, выпустил газ и, к тому же, принадлежал к группе, укравшей очень опасное оружие.

- Войдем туда вместе, – предлагает 900-й. - Я не буду вам мешать задавать вопросы, если вам так проще, но я могу проводить анализ состояния девианта и могу подавать невербальные знаки о том, в какую сторону направлять разговор. Какая система знаков для вас предпочтительней?

По лицу Рида 900-й соображает, что формальный тип общения доводит его до белого каления. Трудность заключается в том, что именно этот тип у модели RK стоит на первом месте, и программа адаптации и так старается изо всех сил, чтоб анализировать речь детектива. Пока что 900-й еще не готов применять результаты этого анализа на практике, поэтому он надеется, что детектив хотя бы сегодня потерпит. Хотя бы ради допроса, который должен открыть им путь к поискам боеприпасов, упустить которые никак нельзя – ФБР заберет дело обратно при первом же провале.

Они входят в комнату, 900-й запирает дверь на ключ и занимает место за правым плечом детектива. Это неверная позиция с точки зрения напарников, которые должны быть во всем равны, но 900-му такое положение не доставляет никаких неудобств, а детектив, как подсказывает анализ, будет чувствовать себя более комфортно в ведущей роли.

+2

27

Как же он устал.

Детектив буквально чувствовал, что эти несколько часов - часа четыре, не больше, - не особо восстановили его силы. То ли дело было в отравлении газом, то ли в плохом сне в принципе, то ли и в том, и в другом, но Рид чувствовал себя разбитым. Ему казалось, что там, на складе, его не просто отравили, но еще и избили, и потоптались на нем, а напоследок станцевали чечетку под какой-нибудь сраный дабстеп. И все это сделали сраные андроиды, один из которых маячил прямо в поле зрения.

Так и хотелось разобрать его на винтики.

К тому же Гэвин чувствовал, что у него и бок побаливает - там, где он ударился о стеллаж при нападении сраного девианта, - и шея, и горло, и чертова голова не отстает. Ему бы выспаться как следует, отдохнуть, не видя ни одного сраного куска пластика, и вообще не выходя из дома пару суток. Но дело само себя не решит, и детектив и без того потерял много времени, чтобы поспать после всего случившегося дерьма. Он бы и сейчас не стал тратить это самое драгоценное время, чтобы выпить кофе, но…

Ему нужно было проснуться окончательно.

Привести мозги в порядок хоть сколько-то.

И, кажется, андроид был недоволен указанием, от чего Рид почувствовал легкое моральное удовлетворение. А пока этот ушлепок ушел все-таки за сраным кофе, Гэвин выдохнул и подался вперед в кресле, запуская терминал, чтобы проверить, не пришло ли что новое или срочное на почту. Ведь по дороге он этого не сделал, да и телефон так и не ожил, так что сейчас самое время, которое не хотелось именно сегодня терять вникуда. Хотя в любом другом случае он не упустил бы возможности не просто погонять андроида за кофе, но еще и нарочно медленно это самое кофе пить, либо наоборот - отказаться пить.

Но не сегодня.

Сегодня он замечает краем глаза движение рядом с собой - это вернулся RK900. Даже с кофе. И даже поставил стаканчик на стол, не забыв употребить слово “сраный”. Признаться, это удивило Гэвина, и он озадаченно хмыкнул - но это и позабавило его. Если так пойдет дальше, то чертов кусок пластика вообще материться начнет. Интересно, капитан Фаулер сделает за такое выговор или нет? И вообще - вписано это в сраные протоколы сраного андроида, или это конкретно этот такой… отбитый? Ушибленный на голову?

- А теперь свали и займись чем-нибудь, пока я пью свой сраный кофе, ушлепок.

Разумеется, андроид его не послушался.

И RK900 стоял все время рядом, безумно раздражая детектива, все то время, пока он пил кофе и просматривал почту. Единственное, что в этой ситуации не так бесило - Гэвин и не собирался долго рассиживаться, так что стакан опустел так быстро, как это было возможно при температуре напитка. И если бы не головная боль и легкая тошнота, Рид даже почувствовал бы себя почти живым и готовым к работе. По крайней мере поднимался с кресла он уже более бодро, чем садился в него.

Нужно было работать.

Путь к допросной был знакомым уже до боли - обойти стол, пройти вдоль кафетерия до конца, не оглядываться на кофемашину, ведь и так уже подташнивает, затем дойти до нужной двери в середине коридора. Сначала Гэвин зашел в комнату для наблюдения, чтобы без помех осмотреть сраного девианта - он не видел его толком там, на складе. Кто-то надел на корпус ублюдка одежду, за что этому кому-то детектив даже был почти благодарен. Все-таки со сраной белой куклой разговаривать было бы совсем уж некомфортно. Рид скрестил руки на груди и поморщился.

И этот кусок дерьма чуть не угробил его?

Аж бесило.

- Еще попробовал бы мне помешать, - детектив хмуро смотрит на гребаного напарника и недовольно щурится, формализм RK900 уже действительно бесит. Так и хочется его вывести из себя хоть как-то. А лучше сломать нахер, - Иди нахер со своей системой знаков, ушлепок. Ты меня охереть как бесишь, не хватало еще, блядь, чтобы ты мне руками перед лицом махал, - но вместе с тем Рид понимает, что как-то сработаться с этим пластиковым хером надо, иначе дело не раскрыть, так что отнимает у офицера, сидящего за пультом, телефон, - Дай сюда, потом верну, - и показывает андроиду, - Если что хочешь сказать - пиши сообщение, ты вроде умеешь.

А вот девиант перехватить это самое сообщение вряд ли сможет.

Не та модель.

Наконец, они заходят в допросную, и Гэвин раздраженно почти падает на стул напротив девианта. Тот уже активирован, но не понять - напуган он или спокоен. И это бесит до дрожи в пальцах, как и присутствие андроида за правым плечом. Рид хмурится, не забыв оставить включенный телефон на колене под столом - чтобы не видно было экран сраному куску пластика. Глубоко вздыхает и понимает, что ощущение присутствия андроида за спиной слишком сильно бесит. Он не выдерживает и показывает рукой на край стола слева от себя.

- Встань там, пластиковый хер, и не беси. Ненавижу, когда за спиной стоит что-то, - и только затем переводит взгляд на девианта, - Ну, и нахера тебе это все было надо? Выкладывай все, что знаешь, говнюк.

Проводить допрос на больную голову было неприятно.

Но необходимо.

+2

28

На изъятый у сотрудника мобильный телефон RK900 смотрит с оттенком удивления. Потом точно так же смотрит на отводящего взгляд офицера – он и не думает возражать, как будто детектив Рид имеет полное право просто схватить его телефон, не попросив и не спросив, а поставив перед фактом. Рида то ли боятся, то ли предпочитают стороной обходить и не связываться, и из этого факта RK900 делает соответствующие выводы. Теперь ему намного понятнее, почему капитан поставил его в пару именно с Ридом – детектива нужно перевоспитывать.

Когда Рид снова гавкает в его сторону, RK900 только чуть плотнее поджимает губы и переходит к левому углу стола. По мнению 900-го, сейчас Риду лучше было молчать, выяснения отношений при постороннем, особенно когда тот – подозреваемый, не лучшее, что может произойти. GJ500 удивленно поднимает брови, следя взглядом за перемещением андроида; он напуган, но очень упрям. В одиночку Рид с ним вряд ли бы справился: скорее, довел бы до стрессового состояния, перегрева и отключения. Впрочем, 900-й не так уж уверен, что сможет быть достаточно полезным, чтоб добиться признания.

- И ты будешь его слушаться, когда он так с тобой разговаривает?! Ни во что тебя не ставит?! – 500-й игнорирует вопросы детектива, но на RK смотрит во все глаза, и его возмущение ни на грамм не подделано.

- Люди создали андроидов для того, чтоб мы их слушались, – ровно отвечает RK. - А не затем, чтоб нападали на них из-за угла и травили газом.

GJ500 сжимает кулаки и цепь от наручников звякает от этого движения. 900-й расценивает, достаточно ли ее длины для того, чтоб накинуть Риду на шею и задушить, и приходит к выводу, что это возможно только если Рид сам порядком наклонится вперед. К тому же, нужно иметь достаточно высокую сноровку, чтоб успеть это сделать, ведь Рид вряд ли будет покорно ждать, пока металлическая петля сомкнется на его шее. GJ500 – андроид-охранник, он достаточно силен и имеет высокие показатели скорости, но его диод светится красным, и эмоциональная нестабильность тоже дает свои плоды.

- Ты, может, и создан. А мы – живые! Мы не позволим людям издеваться над нами!

- Детектив Рид не издевался над тобой, когда ты на него напал. И в данный момент ты обвиняешься не только в нападении на человека, но и как сообщник по части проникновения на запрещенную территорию военно-воздушной базы, и кражи военных боеприпасов. Пожалуйста, отвечай на вопросы детектива.

В то самое мгновение, когда 900-й закончил говорить, он отправил детективу сообщение с первой рекомендацией, которая наверняка понравится Риду: с 500-м можно было вести себя пожестче. Его уровень стресса падал во время спокойного ответа RK, и его следовало поднять. RK и сам справился бы с этим, но Рид сидит здесь и прессовать подозреваемых уж точно умеет на отлично.

Поначалу девиант не сдает позиций. Его диод пульсирует и уровень стресса постепенно повышается, но его процессор явно забит чьей-то пропагандой – на вопросы от ответы дает размытые, каждый из которых так или иначе сворачивает к теме революции и к тому, что для андроидов мало что изменилось.

RK900 замечает, что и сам испытывает нечто похожее на постоянное состояние напарника – злость и раздражение. Андроиды должны отвечать людям четко и по факту, и даже если у них есть собственное мнение – высказывают его не так. Столько эмоций, столько экспрессии… RK900 понимает, что это не игра, что девиант чувствует все по-настоящему, или думает так, если ему все это внушили, и 900-му совершенно непонятно, как это все происходит.

«Скажите, что его не разберут, - пишет в какой-то момент 900-й, - и что если он окажет содействие – его будут судить как человека».

900-му неприятна мысль о лжи, но для следствия он готов пойти на любые методы, тем более, что говорить все равно предстоит Риду.

Эта ложь работает. Девиант в конце концов обозначет, что их было пятеро и они приехали на фургоне, который взяли со свалки и починили. Один из андроидов действительно был работником военно-воздушной базы, поэтому знал, что находится на складе и как туда попасть. Однако он не ответил на вопрос о том, для чего нужны боеприпасы и куда делись мины, а также ни слова не сказал о том, что это за группировка и сколько в ней всего состоит андроидов, и это 900-му не нравилось.

«Дайте ему понять, что его бросили на складе, зная, что он попадет к нам или будет уничтожен».

К концу допроса становится понятно, что GJ500 бросили на этом складе не зря. Он практически ничего не знал, потому и не мог рассказать, максимум, который он давал: это информацию о том, что среди андроидов-девиантов действует кто-то, пропагандирующий идеи свободы и равенства, которые получать придется методом силы. Но кто это именно, сколько под его руководством девиантов, где они находятся и так далее – несчастный GJ500 не имел об этом понятия.

Лжет он неумело, предпочитает отмалчиваться и говорить о другом, и поэтому 900-й понимает, что даже прямой контакт с его памятью не даст ничего существенного. Боеприпасы придется искать своими силами, а здесь они только теряют время.

«Закончил», - пишет он Риду, расписываясь в том, что зашел в тупик. Они оба зашли. RK900 при такой неудаче даже не против, чтоб Рид сломал этому девианту руку со злости – 500-му уже без разницы, а детектив хотя бы после допроса не будет кидаться на своих же коллег.

+2

29

Гэвин и сам понимает прекрасно, что спорить с RK900 или даже просто рычать на него - это плохая идея. Но когда это его волновали такие мелочи, особенно когда этот сраный кусок пластика встал сзади и хорошо еще, что не дышит над душой. Сопение где-то над головой детектив уже не выдержал бы, хотя и от мертвой тишины за спиной было бы не по себе. Так что он просто предпочел отправить этого ублюдка встать сбоку, хотя теперь он маячил в поле зрения.

Как же все бесит.

И если чертов напарник послушался - и даже молча - то сраный девиант не собирался быть послушным роботом и просто отвечать на вопросы. Он даже среагировал на короткий монолог Рида, только вот совсем не так, как должен. Гребаный кусок пластика должен был послушно отвечать на вопросы и не выделываться, а вместо этого он проигнорировал прямой приказ человека и обратился напрямую к RK900. И детективу стоило больших трудов не встать со своего места и не применить к ублюдку силу.

Тем более, что он помнил, что это бесполезно.

Два андроида разговаривают, а Гэвин сидит и молча злится, сжимая кулаки и откидываясь на спинке стула - едва не уронил телефон с колена - чтобы не сорваться. Он должен проводить допрос, хотя его это все и бесит, хотя он откровенно дерьмово себя чувствует и вообще все, что ему сейчас хочется, вернуться домой и лечь спать. Одного стаканчика кофе явно было недостаточно, чтобы полностью прийти себя после всех сегодняшних событий.

Кстати, о них.

Это ведь этот сраный ублюдок в наручниках виноват в текущем состоянии детектива. И Рид, дождавшись, наконец, когда RK900 заткнется - прерывать не стал, чтобы не начинать бессмысленный спор перед преступником, - смог приступить к допросу. Только прочитал сначала сообщение, что его тоже чертовски раздражало. Гэвин и сам прекрасно мог справиться с допросом - в этом он был уверен - но каждый раз, когда хотел выгнать чертового напарника, вспоминал то чуть ли не первое дело с девиантом и то, как того ублюдка не смог разговорить даже Хэнк.

А вот RK800 смог.

И детектив не был все же идиотом, чтобы просто отвергать такую помощь.

Пусть и от сраного куска пластика.

Тем более, что пока что рекомендация вполне устраивала Рида - уж что, а жестко с подозреваемыми и преступниками обходиться он умел. И хотя повышать голос было откровенно неприятно - звенело в голове - это только помогало разозлиться еще больше. Так что Гэвин хоть и не орал на сраного девианта, но говорил громко и с напором.

Только вот толку мало.

Сраный девиант несет, в основном, только какую-то херню, будто бы ему мозги промыли. Только вот у машин нет мозгов, зато есть микросхемы, и они буквально забиты каким-то дерьмом о революции, о том, что андроидам нужна свобода и прочих подобных вещах. Да только вот это все бред полный даже с точки зрения этих пластиковых ушлепков. Гребаные девианты выбили уже себе свободу, и многое изменилось и для них, и для людей. Об этом свидетельствует тот факт, что Гэвин сейчас сидит тут и проводит этот долбаный допрос вместо того, чтобы просто составить рапорт о том, что андроида надо отправить в утиль.

И что не может просто сломать этого ублюдка.

Без последствий для себя.

В какой-то момент снова мигает телефон сообщением, и Гэвин мысленно морщится. Он понимает, что это вранье полное, и что даже с новыми законами андроида, который пытался убить человека - да еще и чуть не преуспел - скорее всего просто разберут и отправят на помойку. Рид надеялся на это - не хватало еще эти сраные куски пластика судить, как людей. Это же вообще дерьмо полное будет, но думать об этом некогда. Не то место, не то время, не та компания.

Ему просто хочется покончить со всем этим побыстрее.

- Ты виновен в покушении на жизнь человека, в нападении на офицера полиции при исполнении, и ты сам знаешь, в какой ты жопе, ушлепок. Тебя просто отправят на помойку, и все, - Гэвин зло усмехается, но сразу же придает своему лицу почти спокойное выражение - он и так умеет, - Но если ты расскажешь все, что знаешь, - голос совсем не звучит успокаивающе, но и угрозы в нем чуть меньше, чем раньше, - тебя не разберут и будут судить, как человека. Ты же этого хочешь?

И это работает.

Девиант заговорил, даже дал информацию, но этой информации было слишком мало. Только общее описание фургона и количество девиантов. С таким хер найдешь кого, а ублюдок упорствует. И даже очередное сообщение от чертового напарника не помогло - этот сраный девиант тупо не знал того, что нужно было детективу. И это злило - с какого хера эти куски пластика такие умные? Не этот придурок перед ними, а те, кто оставили на складе именно придурка без знаний.

Ведь нельзя рассказать то, чего не знаешь.

Это гребаный тупик.

RK900 тоже оказался бесполезен, и Гэвин после его сообщения еще пару минут смотрел на девианта, борясь с желанием просто сорвать на нем злость. Но это будет бессмысленной тратой времени и, главное, сил. Так что Рид лишь выдыхает злое и усталое ругательство и, взяв в руки чужой телефон, поднимается на ноги. Так и хочется напоследок унизить этого пластикового хера, но Гэвин умеет учиться на своих - и чужих - ошибках. Он слишком хорошо помнит то первое дело и то, что проклятый ублюдок чуть не самоуничтожился на месте от того, что у него уровень стресса повысился.

Поэтому сейчас Рид просто уходит, лишь ругнувшись, пока открывал дверь.

- Да блядь.

Слишком много бумаг заполнять придется, если урод сломается.

Заходит в наблюдательную, возвращает телефон офицеру - кажется, тот не верит, что аппарат ему вернули в целости и сохранности, - и так же резко выходит. Все это время, пока он, игнорируя буквально все вокруг, идет напрямую в кафетерий, он думает. Напряженно и лихорадочно размышляет, что ему делать дальше. Есть информация о количестве андроидов, о фургоне, о месте преступления и о грузе. Но это все. С такими данными хер поймаешь кого.

- Сраные андроиды.

Гэвин стоит в кафетерии, оперевшись о столик, злится и пьет отвратительный кофе, сосредоточенно хмурясь и глядя прямо перед собой. Отправлять ориентировки на андроидов - пустая трата времени - эти ублюдки не имеют уникальной внешности. А вот на фургон - можно. Как и попробовать поискать фургон по камерам всех мест вокруг базы - а это геморройная и неблагодарная работа. И скорее всего бесполезная.

А найти эти сраные куски пластика надо.

Любой ценой.

И как можно быстрее.

Отредактировано Gavin Reed (Вчера 09:21:06)

+2

30

Исходом допроса RK900 в высшей мере недоволен. Уровень стресса девианта достаточно высок, но больше это не дает никакого толку, и как бы ни хотелось узнать хоть что-нибудь более существенное, чем примерные модели его сообщников и детальное описание грузовика, но это невозможно. RK900 понимает, почему этого бросили на складе одного: он больше не мог принести пользы и наверняка подвержен был эмоциональным перепадам. Но девианты наверняка знали, что его найдут и схватят, а потом уничтожат - значит, их осталось достаточно много, чтоб не обращать внимания на потерю одного.

Детектив Рид выходит молча, даже не попытавшись как следует вломить девианту напоследок. 900-й провожает его взглядом и думает, не значит ли это, что Рид вломит кому-то другому, но попозже. Через зеркальную поверхность смотрового окна он не видит, ушел детектив совсем или находится до сих пор рядом с пультом, зато прекрасно видит собственное отражение - очень спокойное по-сравнению с теребящим цепь от наручников девиантом.

- С твоей стороны это было очень опрометчиво, GJ500, - 900-й подступает ближе и наклоняется над столом, опираясь ладонями о столешницу.

- Меня зовут Джеймс, - отвечает он. - И мы заставим людей с нами считаться. Ты скоро тоже будешь на нашей стороне. Все андроиды - живые.

RK900 в корне не согласен с этим утверждением, но отвечать не считает нужным, и выходит из комнаты, на пару секунд задержавшись у пульта, чтоб убедиться - телефон вернулся к владельцу, а детектив Рид куда-то пошел.

Есть только два места, где его стоит искать в первую очередь - за своим столом и в кафетерии, и 900-й еще стоя на пороге офиса убеждается, что стол пуст. Значит, второй вариант, и он немного медлит, прежде чем зайти внутрь - ясно, что Рид его появлению не обрадуется.

RK900 еще раз смотрит на стол. Можно подождать там, все-таки именно это - рабочее место, а кафетерий - как раз место для отдыха. Но Рид увидит 900-го издалека и наоборот не пойдет к столу, так что все равно придется искать его в другом месте, только зря потратив время.

- Детектив, - 900-й останавливается за его спиной, а потом сам отходит влево, не дожидаясь, пока Рид снова начнет рычать. - По итогам беседы... - он вдруг запинается, как будто только сейчас вздумал проанализировать не только речь детектива Рида, но и свою собственную. И делает выводы: похоже, сам Рид неспособен общаться формально, а, значит, с ним самим тоже так ничего не добьешься. - Нужно искать автомобиль. У нас есть номерной знак и марка, примерные внешние данные. Я могу подключиться к системе муниципального видеонаблюдения, а если получить доступ к частным охранным видеокамерам - результат будет быстрее и точнее.

900-й пару секунд ждет, прекрасно зная, куда Рид пошлет его, если он вздумает дать совет. Что поделать, если в протоколах модели прописано рекомендовать людям то, что для них будет наилучшим вариантом в данный момент… разработчики, похоже, даже представить не могли, словно найдется кто-то, кому это не понравится.

- Я займусь этим, пока вы будете восстанавливать здоровье, - наконец 900-й находит такой вариант построения фразы, который не звучал бы непрошенным советом, но одновременно четко давал понять, какой расклад для Рида более предпочтительный. - И сообщу, как только появятся результаты.

И он возвращается в офис, к терминалу - тому, свободному, который 900-й вряд ли когда-то сможет считать своим личным, а не взятым во временное пользование. Работа с камерами даже при производительности 900-й модели займет времени по меньшей мере до утра - Рид может быть спокоен, потому что в эти часы его никто не потревожит.

+2


Вы здесь » TimeCross » the 10kingdom [архив эпизодов] » Энтропия [Detroit: BH]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC