пост недели Theseus Scamander — Рад видеть вас в добром здравии, мистер Лоу, — не меняя ровного тона голоса сказал Тесей, холодно глядя на человека, только притворяющегося грубым и неотесанным хозяином пивнушки для невзыскательных господ. — Я уже собирался отдавать приказ о штурме второго этажа. Тесей усмехнулся. В голове уже вовсю разыгрывался слегка ироничный диалог, потому что он, конечно, подозревал, что Гриндевальд так просто не позволит аврорам заполучить перебежчика, но не ожидал, что тот явится самолично.
23.05 Свершилось! Вы этого ждали, мы тоже! Смена дизайна!
29.03. Итоги голосования! спасибо всем кто голосовал!
07.02 Если ваш провайдер блокирует rusff.ru, то вы можете слать его нахрен и заходить через: http://timecross.space
01.01 Дорогой мой, друг! Я очень благодарен тебе за преданность и любовь. Поздравляю тебя с Новым годом! Пусть каждый день, каждую секунду наступающего года тебе сопутствует удача, в жизни не прекращается череда радостных событий, в сердце живет любовь, в душе умиротворение, а сам ты был открыт всему неизведанному и интересному! Желаю, чтобы даже в самые холодные и ненастные дни тебя согревало тепло близких, а рядом всегда был любимый человек, искренние друзья и соратники. Вдохновения тебе, креатива и море позитивных эмоций в Новом году!
выпуск новостей #151vk-timeрпг топ

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Wicked eyes and wicked hearts [fb]


Wicked eyes and wicked hearts [fb]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Wicked eyes and wicked hearts
Но за кем идти, если пастырь слеп?
Но за кем идти, если пастыря нет…

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

https://i.imgur.com/XwwKwWF.gif https://i.imgur.com/gwa1kTv.gif
https://i.imgur.com/opBFhmz.gif https://i.imgur.com/zPzKwkI.gif

Здесь никто не ответит тебе. Иди за мной...

УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Queenie Goldstein & Theseus Scamander

Madrid, Spain. February, 1928

АННОТАЦИЯ

Признаться честно, за множеством событий лета Тесей несколько подзабыл о молодой американской волшебнице, с которой свёл знакомство при несколько... сложных обстоятельствах. Вот только волшебница эта была подопечной Персиваля и, когда тот прислал несколько обеспокоенныз писем, касающихся побега Куинни из США и судебном преследовании, Тесей насторожился и сам, пообещав давнему другу узнать всё, что удастся.
Письмо, написанное изящным женским почерком, было для него полнейшей неожиданностью.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

+4

2

[indent]Эта мысль окончательно утвердилась в ней в один из дней, когда зима также располагает к длительной сиесте, как жаркие месяцы лета. Здесь с большим подозрением относились к тем, кто пренебрегал этой поистине национальной особенностью. Это осложняло жизнь деятельным туристам и творцам революции. Мириться с темпераментом испанцев Геллерт Гриндевальд не собирался. Приходилось искать обходные пути, громоздить одну ложь на другую. Но до этого никому здесь не было дела. Куинни научилась ровнее дышать на этих многолюдных, пронизанных темпераментом, улицах. Не вздрагивать при каждом окрике подвыпившего испанца, предлгающего себя в качестве спутника. Она даже стала немного говорить по-испански, чем порой располагала к себе людей настолько, что можно было без труда провернуть одно дело, а то и сразу несколько.
[indent]Но иногда ей удавалось побыть наедине с самой собой, пусть даже под постоянной угрозой бесцеремонного вторжения. Войти в комнату мог кто угодно. Куинни тщательно прятала пергамент, зачастую даже носила его с собой. Письмо не представляло угрозы, не скрывало тайн, как могло показаться обывателю. Но кто мог отвечать за подозрительный ум Геллерта Гриндевальда? Куинни была осторожна. За почти полгода жизни в другой стране, она успела изучить и маггловские, и магические окрестности. Отправить письмо было делом нехитрым, но в доме полно глаз и ушей.
«...я пишу Вам, полагаясь, что Ваше слово по-прежнему в силе. А желание помочь мне гораздо больше, чем сиюминутное обещание, данное хорошенькой особе в опасности», - глаза бегают по строчкам, прежде чем запечатать письмо.
«...я прошу Вас сохранить это письмо в тайне ото всех, в особенности от моей сестры. Всё, чего я хочу, чтобы она жила спокойно, если со мной что-нибудь случится. Я сейчас далеко от дома и не хочу подвергать кого бы то ни было опасности. Но есть кое-что, что толкает меня на отчаянный шаг и эгоистичное предположение, что Вы сможете справиться с тем, что может угрожать любому другому человеку, который попробует связаться со мной. Я надеюсь, что это письмо найдёт Вас раньше, чем моя просьба окончательно потеряет свой смысл», - дописала Голдштейн напоследок.
[indent]Куинни отправила письмо также легко, как это делают десятки магов и испанцев ежедневно. Она сполна овладела искусством совмещения нескольких дел. Может быть рано или поздно она научится обманывать и тех, с кем живёт рядом, также искусно? Ей бы очень этого хотелось. Но то что она до сих пор вне опасности, было доказательством того, что девушка вполне сносно училась быть незаметной и яркой, когда того требовали обстоятельства.
Сегодня письмо улетело с лёгкой руки одного испанского мага, с которым Куинни после гуляла по парку, без отвращения позволяла себя обнять, хотя деликатностью, если допустить их до поцелуев, испанцы не отличались, иногда им стоило позволить и это. Сегодня ей, вероятно, спасли жизнь.
[indent]Теперь оставалось ждать. Как скоро письмо перелетит океан? А попадёт в руки Тесея? Девушка не была уверена, что это произойдёт быстро. По опыту их единственной встречи она знала, что он может оказаться на другом конце земного шара по делам аврората. Но ей оставалось только надеяться на лучшее - застать его между рабочими командировками и, как знать, вполне заслуженным отдыхом. «Если ответа не будет снова, то и дороги домой тоже. Никогда. И в этой стране мне некого просить о помощи. Да и во всём мире вряд ли найдётся человек, который будет действительно способен мне помочь».
[indent]Дни потянулись мучительно долго. Словно одна большая череда событий, инициатором которых был Геллерт Гриндевальд. Но они все смешались в одну затянувшуюся реальность, а вот письма всё не было. Куинни не выдавала своего волнения. Вряд ли кому-то было до этого дело по-настоящему. Да и в ночные часы редко кому удавалось её видеть. Был один человек, но безотчётно его Куинни не опасалась. Она же никуда не сбегает, её со Скамандером связывает совсем иная цель.
[indent]Прижимая к себе письмо, прежде чем кинуть его в огонь, Куинни не могла поверить своему счастью. Он услышал её! Место встречи она выбрала сама. Очередной маг ждал её сегодня в опере. За несколько часов до этого она пойдёт на встречу с ним же. Пусть все так думают. Буэн-Ретиро прекрасное место для встреч. Достаточно большой, чтобы затеряться.
[indent]Девушка отложила в сторону газету, когда увидела его. Ему её не узнать, если сама не подойдёт. Той Куинни больше нет, наверное. Ей даже непросто подойти к нему, человеку из своего прошлого. Куинни подождала, когда он пройдёт мимо места, где она сидела, встала и пошла за ним, почти поравнялась, но замедлила шаг.
- Не подскажете, который час? Я не уверена, что мой друг не запаздывает. - обронила девушка, открывая свои мысли, глядя собеседнику прямо в глаза. Это должно было сработать лучше всего, тогда не придётся прерывать действие оборотного зелья.
[nick]Eva Garcia[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2RvwX.png[/icon][sign]http://funkyimg.com/i/2JMJt.gifподарок от сестры[/sign]

Отредактировано Queenie Goldstein (19-02-2019 18:11:18)

+2

3

- Нет, новостей все ещё никаких.
Тесей качнул головой, точно отбрасывая со лба лезущую в глаза чёлку, хотя темно-каштановые пряди едва доходили до бровей. Он сидел на полу у камина, уперевшись спиной о кресло, на подлокотнике которого стаяло блюдечку с чашкой неизменного чёрного чая. Без магии блюдечко давно бы упало в одну из сторон, либо испачкав светлую обивку кресла, либо разбившись об паркет.
- Понятно, - безрадостно отозвался Персиваль. Вернее, его состоящий из огненных лепестков образ, хмуривший брови в пламени камина.
Тесей на мгновение отвёл взгляд, смаргивая.
- Её нет в Англии, мне жаль, что я ничем сейчас не могу помочь. Сам знаешь, в Европе у меня сейчас немного контактов осталось.
Персиваль в камине ухмыльнулся. Едкие комментарии о "тесной дружбе" его лучшего друга и тогда ещё просто аврора Каролин Фламель были его любимым коньком, как и вообще все тесеевы романы, кроме, похоже, нынешнего и самого длительного.
- Я понимаю твоё беспокойство, - меж тем, продолжил Тесей. - И твоё, и Тины. Если бы моего брата в чем-то обвиняли, а он бы пропал, я бы тоже места себе не находил.
Он и не находил. Их последняя встреча на повышенных тонах состоялась в августе, и с тех пор Ньют не отвечал на письма, не брал в руки Сквозное зеркало, не подавал никаких знаков. Только вера спасала Тесея от отчаяния, вера, что брат жив и вернётся хотя бы для того, чтобы сдать редактору чистовой вариант книги.
- Полгода, детка, - мрачно сказал Персиваль. - Ни письма, ничего. Нам бы хотя бы знать, что она жива и в безопасности. Не нужно было сбегать, я уверен, что эти обвинения не более чем клевета.
Тесей был с другом резко не согласен, хотя доводов у него не было, только интуиция. К тому же, положение Перси в МАКУСА оставалось весьма... шатким. В Конгрессе его стала бы слушать разве что Серафина, над которой нависала угроза импичмента.
- Я постараюсь поднять старые связи. Может, что-то удастся узнать.
- Спасибо, детка.
Тесей давал обещание, но сдержать его... не стремился, мягко говоря. Он знал Перси, знал, как тот дорожит своими подопечными, и в этом они вдвоём были похоже. Но Тесей мог броситься во Францию за братом, попавшим в руки Гринлевальда, не опасаясь Убивающего проклятия в грудь, а Перси... Второй раз ради лояльности Тесея Гриндевальд его вряд ли пощадит, особенно если на рожон полезет. А Перси за Куинни Голдштейн полезет.
Он ещё некоторое время сидел перед потухшим камином, допивая чай, размышляя.
Будь он Гриндевальдом, ни за что не упустил бы возможность заполучить в свои руки легилимента. Куинни не была глупа, не повелась бы на соблазнительную лесть, но ее можно было запугать, надавить, заставить сомневаться. Не бывает неуязвимых людей, и к Куинни можно было найти подход. Использовав сестру, например.
В окно вдруг постучала сова. Тесей выдохнул, прикидывая, что такого срочного могло случиться на работе, что его вызывают вечером выходного дня. В сознании промелькнула ласкающая надеждой мысль, что это может быть от брата, что Ньют прервал молчание и написал хотя бы, что у него все хорошо (или что все плохо и ему нужна помощь, потому что просто так ушедший в себя Ньют писал очень редко). Но сова, устроившаяся на подоконнике и склёвывавшая из деревянной миски печенье, принесла совсем другие вести.
«...я пишу Вам, полагаясь, что Ваше слово по-прежнему в силе. А желание помочь мне гораздо больше, чем сиюминутное обещание, данное хорошенькой особе в опасности»
Тесей нахмурился и напряжённо закусил нижнюю губу, даже не шикнув на Ташу, с хищным блеском в глазах поглядывавшую на сову. Сова заметила интерес и распушила перья, расправила крылья, показывая, какая она опасная и большая, и кошка приняла верное решение отступить под диван.
Магией заставив пламя в камине вспыхнуть снова, Тесей бросил в огонь письмо, почти тут же ставшее пеплом. Достав из секретера чистый лист и пером с чернильницей, он принялся надиктовывать ответ.

"Радостно получить от Вас вести и узнать, что Вы живы" - так начиналось ответное письмо, посланное вместе с вольной совой, согласной за чуть большую плату перелететь пролив и половину Европы. В который раз Тесей, запечатывая конверт, подумал, что было бы неплохо обзавестись собственной совой. Но это после, вместе с переездом. 
"Я понимаю, обстоятельства Вашего скорого отъезда из Штатов овеяны множеством слухов, и Вы не станете доверять бумаге обстоятельный рассказ". Тесей прикусил губу, когда выводил эти слова. Ещё живы были воспоминания о встрече с Тиной Голдштейн, мучимой вопросами: где её сестра? что с ней?
"Выбор места встречи и времени за вами".

***

Испания. Тесею не доводилось бывать здесь с окончания войны, и тогда, несмотря на яркое солнце и запах цветов, Мадрид произвёл на него удручающее впечатление. Война не коснулась Испании, и всё же, её дыхание ощущалось здесь. В газетах, в лицах слушающих радио людей, в отплывающих домой освобождённых русских военнопленных. Дела не требовали отлагательств, и потому Тесей не успел как следует рассмотреть город, бросил только взгляд через площадь на королевский дворец, из ворот которого как раз выезжал кортеж.
Сейчас времени было чуть больше, но ненамного. Порт-ключ позволил значительно сократить время и сэкономить силы, но надолго задержаться в Испании Тесей при всём желании не мог.
Он глянул на маленькую записку, написанную торопливо то ли на обрывке обёрточной, то ли газетной бумаги. Буэн-Ретиро. Сибилл, наведывавшаяся в Испанию раз шесть, очень советовала прогуляться там хоть час. Не спеша, освободив разум, занимаясь только созерцанием идеальной геометрии прогулочных дорожек, вдоль которых высились светлые ясени. Несомненно, очень подходящее место для встреч, особенно молодых пар.
Тесей полагал, что Куинни придёт на встречу, тем или иным способом изменив внешность. Он попытался представить её с другим цветом волос и заключил, что ей бы пошёл медно-рыжий, "скамандеровский" цвет, что в волосах самого Тесея мелькал только в солнечное лето.
— Не подскажете, который час? Я не уверена, что мой друг не запаздывает.
Тесей обернулся через плечо. У женщины, что смотрела на него, были очень выразительные, запоминающиеся глаза. И совсем не испанская внешность, скорее, что-то северное.
- Конечно, - он обернулся уже полностью, встав лицом к лицу, заглядывая в глаза. Едва заметная улыбка тронула тонкие губы, и смешливые искры заплясали в глазах. Он был прав. Но весёлость быстро сошла на нет, потому что вместе с именем в глазах "прекрасной незнакомки" он прочёл больше: усталость, беспокойство, что-то на грани отчаяния и надежду. И ещё одно имя в самой глубине сознания.
"Гриндевальд".
- Может быть, самую малость, - с лёгким напускным самодовольством ответил Тесей, краем глаза кося на проходящую мимо пару. Он галантно поцеловал изящную, чуть подрагивающую не то от нервов, не то от вечерней прохлады руку, выпрямившись, предложил Куинни взять себя под локоть, что позволило им приблизиться к друг другу достаточно, чтобы Тесей мог едва слышно прошептать:
- Вы уверены, что здесь не найдётся лишних глаз и ушей?
~

+3

4

[indent]Первая и последняя их встреча состоялась почти год назад. Но Куинни едва ли заметила перемены. Или он также их умело скрывал, как и она? Даже лучше. О себе Куинни по-прежнему была не столь высокого мнения в деле маскировки. Но судя по всему ничто не выдавало в ней истинного положения дел. А страхом перед Гриндевальдом разве кого-нибудь удивишь?
И какое же это счастье - видеть, слышать и знать, что с тобой рядом человек, которому твоя судьба не безразлична. Может быть всё это заблуждение, все эти месяцы, что она провела в Испании? На какие только мысли не толкало её присутствие Скамандера. Давно она не была так счастлива. Отразилось ли это на её лице также? Когда девушка смотрела на себя в зеркало в последний раз (может быть около сорока минут назад), то не казалась себе счастливой. Но сейчас всё изменилось. Если Тесей её отсюда не вытащит, то хотя бы сможет помочь в том, что имело ценность для его знакомой всё то время, что она ждала ответа. Ей нужен был друг и наставник и теперь он здесь. В глубине души Голдштейн питала к Скамандеру то нежное чувство, которое разъедало душу молодой американки уже несколько месяцев - сестринская нежность. И только высшие силы, способствовавшие этой встрече, могли с уверенностью сказать: когда он сжимал в своей руке её хрупкую кисть, Куинни больше, гораздо больше хотела обнять его, чем отдавать дань высокопарной вежливости британцев. Только они знали, как переполняет её нерастраченная сестринская любовь и непередаваемое чувство надёжности. С Гриндевальдом оно было другим, он защищал девушку от внешней угрозы в своих интересах, у них неожиданно обнаружилось больше общего, чем она могла ожидать, а всё же Тесей был её надёжной нитью связи с прошлым. Прямо здесь и прямо сейчас. Наверняка он знал о Тине и мистере Грейвсе. Об их настроениях, тревогах и надеждах.
[indent]С неизменной галантностью продолжал он их встречу. Снова и снова девушка ловила себя на мысли, что это была та забота, которой ей так долго не хватало в чужой стране. И даже не задавалась вопросом: «Зачем тебе это, Тесей?», она просто верила ему. Верила, потому что кроме того замкнутого пространства, где она никому не могла так доверять, за его пределами был только он. Верила, но была осторожна. Куинни отдавала себе отчёт, что ничего не знает о своём спутнике. Пока не знает. Ведь цель их встречи так или иначе обнажит тайны друг друга. К слову, к этому тоже стоило быть готовой, ведь теперь ей есть что скрывать.
[indent]У них было не так много времени, но переходить к делу сию минуту не хотелось. С сомнением и отчаянием, с решимостью и трусостью думала она о том, стоит ли спрашивать о тех, кого она оставила в Америке.
В замешательстве девушка даже не сразу ответила на вопрос, но когда голос зазвучал, то тон его можно было принять за беспечность обывателя:
- Если бы где-то было по-настоящему безопасно, то мы бы никогда не увиделись. - и улыбнулась. Она помнила его улыбку, ею хотелось наслаждаться и теперь. - Всё же, отпуская меня на встречи с нужными людьми, слежку следом не пускают. Доверяют? - молодая особа осмотрела парк - пёстрое цветение темпераментной нации. Тесей конечно выделялся на их фоне, но волшебница не придавала этому значения. В конце-концов если её и видели, то в самых разных компаниях - немцы, русские, болгары, французы...перечислять можно было бесконечно. - Вы едва ли изменились с нашей последней встречи. Надеюсь, с тех времён вам не приходилось нарушать постельный режим в каком-нибудь госпитале. - Ей нужно было время, чтобы собраться с духом и заговорить действительно о главном. Но это вовсе не значило, что жизнь Тесея не вызывала у неё искреннего интереса. Ей было приятно слушать его размеренную, спокойную, временами оживающую, весёлую британскую речь. Но мысли возвращались к одним и тем же предметам. Всё было проще - открыть ему своё сознания, не проронив ни слова. Но девушка сочла это трусостью. Когда в очередной раз повисла пауза, умиротворённая, тихая, дававшая насладиться шумом вечернего города в этом уединённом уголке, Куинни наконец сказала:
- Тесей, я догадываюсь что мистер Грейвс посвятил вас во все тонкости моего...дела. И он встревожен. Они с Тиной всё ещё ищут меня? - её аккуратная головка, увенчанная тугим узлом светлых волос, повернулась к нему. В той девушке не было ничего от Куинни. Ева была уверенней, но сейчас перенять её манеру, даже ставшую родной, было невозможно. Волнение передавалось даже через чужие черты лица. Глаза говорили больше слов. Но тем не менее речь Голдштейн представляла собой теперь приятную, пусть и необычную смесь английского с тонким, приобретённым, испанским акцентом. Времени прошло мало, но она так старательно учила его, так много вынуждена была на нём говорить, что это было неизбежно (появилась характерная особенность «проглатывать» «h» на испанский лад).
- Расскажите мне, как они? - девушка опередила спутника на шаг и преградила ему таким образом путь, пытливо рассматривая кажущееся таким знакомым лицо. - Прошу вас, скажите мне правду.
[nick]Eva Garcia[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2RvwX.png[/icon][sign]http://funkyimg.com/i/2JMJt.gifподарок от сестры[/sign]

Отредактировано Queenie Goldstein (19-02-2019 18:11:37)

+3

5

Ладонь Куинни обвила галантно подставленный локоть. Девушка льнула к Тесею, но не как юная возлюбленная или жена, нет. Робость, страх, смешанный с надеждой - эти эмоции окутывали Куинни как лёгкий флёр духов. Когда Тесей только учился контролировать легилименцию, он часто представлял, что эмоции окружающих людей подобны запахам. так быстрее учишься отделять одно от другого и своё от чужого. Грейпфрутовая горечь - вызванное жизнью в чужой стране, вдали от сестры, одиночество; нежность персика - привычная Куинни доброта.
Тесей никогда не встречал подобного человека. Американка излучала какой-то сверх естественное тепло, была подобна солнцу. Ничто не могло запятнать её, даже полные тёмной харизмы речи Гриндевальда, что иных окутывали коконами - так пауки обращаются со своими жертвами. Внутренний свет роднил Куинни с Ньютом, и это притягивало Тесея. Прошла осень, наступил последний месяц зимы, но брат продолжал игнорировать письма. Последняя сова поднялась на крыло у квартиры Тесея перед Рождеством, тогда же им удалось увидеться, но не поговорить. Да и то держались они больше ради матери, которая всё равно распознала фальшивую игру.

— Вы едва ли изменились с нашей последней встречи. Надеюсь, с тех времён вам не приходилось нарушать постельный режим в каком-нибудь госпитале, - тон Куинни был полон безупречной вежливости.
Облик, что она примерила на себя, гармонировал с изменениями в голосе. Красивая блондинка, утончённые черты, аристократизм в походке. Лет тридцать на вид. Тесею нравился такой тип женщин, к нему принадлежала ждущая его возвращения в Англии невеста. Но Тесей смотрел глубже, на самое дно расширившихся от нервного волнения зрачков, и видел там ту самую девушку, что спасла его то ли от мучительной смерти, то ли от безумия полгода назад.
- Хотел бы я вас обрадовать, mon cher, - покачал головой Тесей, нарочно используя французский, включаясь в маленькую игру, состоящую из обмена любезностями. Куинни нужно было собраться с мыслями, Тесей не хотел её торопить. - Но я слишком люблю опасность, чтобы руководить своими аврорами издалека. - Он бросил короткий успокаивающий взгляд на Куинни. - Наши целители знатоки своего дела, так что долго прохлаждаться в палате мне не приходилось ни разу.
Похоже, Тина была более осмотрительным аврором и редко ловила грудью проклятия. Перси всегда был осторожен. А Тесей... что ж, от суицидальных привычек так быстро не избавишься.
Они свернули на дорожку, огибающую озеро. На противоположной стороне возвышался освещённый множеством фонарей дворец, у площади перед которым столпились люди. Множество испанцев в ярких пальто рассекали замёрзшее озеро на коньках. Играл джаз с вкраплением национальных мотивов, а на берегу готовили пушки с фейерверками.
Сегодня какой-то праздник?Или именины члена королевской фамилии?

— Они с Тиной всё ещё ищут меня? Расскажите мне, как они?
Тесей остановился, опустил взгляд на покрытую инеем брусчатку. Конечно, он ждал этого вопроса. Это естественно - волноваться за тех, кто остался дома, дожидаться твоего возвращения, прибывая в полном неведении. А может, ты и не вернёшься и всякая надежда изначально обречена, но какая-то часть души всё ещё верит в лучшее будущее.
Тесей читал это в глазах Тины. Слышал в словах Перси. Теперь то же самое мучило Куинни.
- Я виделся с ними обоими. В августе - с Персивалем, и в ноябре - с Тиной, - мимо со свистом наперегонки пронеслось несколько пар. Тесей и Куинни стояли у металлической оградки совсем близко от берега. - Не стану врать вам, они оба обеспокоены вашим побегом и тем, что этим вы почти исключили возможность оправдательного приговора, если надумаете вернуться в Штаты. Оба просили поделиться всем, что я знаю о вас, помочь с поисками. Тина даже приезжала в Англию. Специально добилась места в делегации.
Тесей тепло улыбнулся, однако решив умолчать о некоторых особенностях пребывания Тины на земле чопорных британцев.
- У вас замечательная сестра. Талантливая, напористая, верящая в справедливость. С радостью переманил бы к себе, представься случай. Хотя Перси мне подобного и не простит.
От стояния на одном месте ноги начали подмерзать, хотя зимы в Испании были теплее и суше, чем в Англии. Поэтому им пришлось идти дальше, медленно огибая озеро по дорожке. К счастью, людей вокруг не прибавлялось. Чему бы не было посвящено празднество, оно было камерным.
- Когда Ньют был маленьким, у него имелась отвратительная привычка прятаться. Не из жестокости или жажды внимания, Просто только наедине с собой он мог... разобраться в себе, - Тесей молчал некоторое время. - Я не видел брата несколько месяцев, а не разговаривал и того больше. Можно сказать, что мы в ссоре. В некотором роде. Мы всего несколько раз ругались по-настоящему, словами. Обычно каждый отмалчивается и отступает на шаг.
Он был неожиданно откровенен. Если бы от Куинни, как и от Ньюта, не шёл этот тёплый свет, он бы не был так откровенен.
- Я не скажу ни Перси, ни Тине, что видел вас и где мы встретились. Не только потому что попытка вернуть вас на родину обернётся трагедией для вас троих, да и меня не обойдёт стороной. - Всю их беседу маршрут прокладывал Тесей, и сейчас он решил не возвращаться в глубины парка, а, напротив, выйти к людям. Туда, где царили свет и радость, а над искрящимся льдом разносились звуки джаза. - Это ваша жизнь, и я не хочу мешать вам её... менять.
В небо над ними запустили первые фейерверки. Красные и зелёные снопы искр разлетались в стороны под радостные крики людей.
- Но от одного предупреждения не удержусь. Геллерт Гриндевальд виртуозно умеет ломать, но строить... - Тесей вспомнил зловещее, корёжащее разум подземелье будущей тюрьмы. - Что ж, архитектор из него не самый лучший.
Они стояли в теньке, там, где свет фонарей сталкивался с темнотой ночи, размывая фигуры. Но отсюда было рукой подать до льда.
- Мы с вами сегодня весь вечер будем говорить о темах не самых радостных. Так может, пока есть время, порадуемся со всеми этими людьми? Вы умеете кататься на коньках?
~

+2

6

[indent]Он - надёжный, спокойный, так нужен ей. В мире Куинни Голдштейн, живущей в Мадриде, есть свой покой, свой новый мир, в котором она вполне научилась жить, но в глубине души нуждается в понимании, поддержке, в новостях нуждается другая, ту, которую знает Тесей - обаятельная тень МАКУСА. И она очень надеется, что он привёз их для неё. И ещё то, что однажды обещал. О, в этих глазах она видела столько понимания. Тесей не был врождённым легилиментом, он не был близким ей человеком. Но они встретились лишь однажды и поняли друг друга. Он понял её так, как она уже перестала надеяться быть понятой окружающими. Геллерт Гриндевальд понимал её настолько, насколько это было в его интересах, насколько он мог управлять ею в силу своего собственного опыта и возможностей, того, что действительно было ему подвластно. Прошло время, а его вполне устраивало то, что он имел и вряд ли торопился улучшить её условия работы. И считал вполне разумной платой то, что она живёт в безопасности и вряд ли в чём-то нуждается. Разумеется, выше того, отчего отказалась, переходя на его сторону.
И вот впервые за долгое время она снова встретила человека, который был ей родственной душой. Он не делил её жизнь на «до» и «после». И даже вежливо (или действительно не заметил) как изменилась она в лице, когда он невзначай заговорил с ней по-французски. Слишком многое случилось во Франции, теперь Куинни не уверена, что «увидеть Париж и умереть» - просто красивые слова. Она увидела Париж и после этого ей в самом деле грозила смерть.
[indent]Но её печаль он наверняка припишет своему ответу, тем более она только приумножилась, стоило ему заговорить. Против воли, даже понимая что это ради безопасности их и собственной, лучше безнадёжно затеряться, она всё же испытывала горечь. Ведь это родные люди ничего не знают о ней. Самое главное - они не знают почему она это сделала. Есть только красивая картинка - ты прельстилась тьмой. Что в нём было такого, чего не дали тебе мы? Никого доподлинно теперь не будет волновать, как всё было на самом деле. Но бросить в пламя забвения своё прошлое Куинни не могла, как бы хорош не был Гриндевальд в своих убеждениях, она была другой, не такой как Винда или Александр. У неё за спиной была спокойная, счастливая жизнь. «Ваша жизнь в клетке, Куинни, которая вам нравилась», - сколько раз он говорил ей нечто подобное? Едва подумав об этом, американка сжала рукав пальто своего собеседника. Он видел их, говорил с ними. Тоска была неизбывной, злой и мучительной. Она тосковала против воли, хотя помнила всё - опасения сестры, разговоры Персиваля с глазу на глаз. Чувствовала, как ускользает их доверие и растёт тревога. В какой момент девушка почувствовала себя на пути к эшафоту и вырвалась?
[indent]Её руки в перчатках из коричневой шерсти обвивают металл бортика. Прежде Куинни держала бы гостя за руку, но теперь она привыкла охранять своё личное пространство и лезть в чужое. Геллерт Гридевальд преподносит свои уроки предельно ясно.
- А разве такая возможность была? - она холодно усмехнулась, вспоминая ту поездку. Девушка была счастлива сама по себе, вся подобранная компания - люди, которые действительно не пожалели бы её, не поняли бы и списали бы всю вину за неудачу в Париже. Она стала бы изгоем на пару месяцев раньше. С той лишь разницей, что могла не дожить до этой зимы. - Я так не думаю. С тех пор как...всё случилось, мне пришлось бы доказывать свою невиновность перед слишком большим количеством недоверчивых людей. Не думаю, что мистер Грейвс или Тина могли бы защитить меня. Никакого влияния не будет достаточно для того, кого обвиняют в подобном. - её глаза вонзаются в него словно два кусочка льда. Холодная с зеленью синева изучает его пронзительно-голубые глаза. Цвета неба, которое почти не бывает таким в его родной стране. - Вы бы мне поверили? Что я не виновата, что у него действительно было влияние, с которым невозможно бороться? Поверили? - она смеётся. Даже голос у неё изменился, не похож на прежний. - Молчите. - девушка тряхнула светлыми волосами. Наверное со стороны она кажется очень тревожной, настороженной, а оттого и колючей, как мороз, которому уместно быть в эту пору. - Значит сделали бы тоже самое. - И зачем она так? Просто Куинни больно, очень больно оттого, что она хочет жить двумя жизнями сразу. Или пытается отказаться от одной, но такие связи не рвутся так запросто.
Тем более он так говорил о Тине, что...прочная, призрачная нить родства снова натянулась до боли. Да, её сестра была такой. Или это то, что хотят знать и видеть все? То недолгое время своего возвращения домой Куинни успела повидать и с другой Тиной. Настороженной, чересчур внимательной, слишком настойчивой в своей заботе. И вспоминать о том, что у них тоже было также, сейчас было больно. Это она для Тесея будет такой, а для неё? Гриндевальд, в глазах сестры, всё равно что похитил и обесчестил младшую сестру. Но он же научил Куинни, что жалость это отвратительно. Она не хотела видеть её в глазах Тины. И признавать что она клеймо семьи тоже не собиралась. Она просто сделала свой выбор. Даже если сомнения ещё оставались, у Геллерта было слишком много нитей, за которые он мог тянуть и управлять. Но было и то, что он дал ей, а она - ценила.
- Кто знает, может быть Тине тоже придётся скоро что-то менять в своей жизни? Она ничего не говорила? - знать, что она в порядке, может позволить себе передвигаться и жить в безопасности всё же было важно: это значило, что Гриндевальд своё слово держал.
[indent]Её мысли так часто вращались у совершенно незнакомых окружающей действительности предметов. Она не знала окружающих людей, а они её, но не испытывали поэтому поводу огорчений. Но на них приятно было смотреть (если ей это удавалось), но больше всего внимание привлекал спутник. Со стороны они были похожи на давно не видевшихся брата и сестру или коллег. Именно это она читала в мыслях и они действовали на неё благотворно, как появление в Испании Тесея. Он был как кот, понимающий, ласковый, сохраняющий при этом свою независимость. И не просил ничего взамен. Это было странно и не укладывалось в голове. Но он был рядом, просто был и к тому же наверняка сдержит своё слово, стоит только об этом заговорить. Но это слишком быстро или...сколько он пробудет здесь? Ею овладело некоторое беспокойство. Что за глупость она задумала? Как он будет учить её? Ему нужно вернуться на свою туманную Родину и не будет возможности по-настоящему учить. Только сейчас она подумала насколько это будет сложно. Неужели он согласится?
Эти размышления слишком завладели ею, девушка едва не пропустила слова собеседника. Не зря, потому что он снова дал ей повод улыбнуться, но и грусть в её глазах снова вспыхнула яркой искрой.
- Как они с Тиной похожи! Она всегда держалась от меня подальше, если хотела обдумать какое-то решение. Ей не нравилось, если я вмешивалась и пыталась помочь просто потому что считала её мысли. Или когда я наводила порядок в её уголке на нашей веранде. У неё всегда было место, где она хранила свои мечты об Аврорате - свитки с заклинаниями, книги по истории, фотографии. Она любила мечтать в одиночестве. Не подпускала даже меня. - и всё же её брови изогнулись, едва Тесей закончил. Что бы не было, а для неё было мучительно всю жизнь, не выразить своих эмоций. И находиться в длительном конфликте с сестрой просто невозможно. Но старший из братьев говорил об этом так, словно это было совершенной нормой. Хотя, кто их взаправду разберёт, этих британцев. Куинни сочла, что её слова здесь будут лишними, особенно учитывая её нынешние отношения с собственной сестрой. Тем более она так мало знала о братьях, но уже одна откровенность Тесея много значила для неё. Неужели и она для него не просто случайная знакомая? Пальцы девушки ободряюще коснулись его кисти.
- Они просто не умеют проявлять любовь так, как чувствуют её на самом деле. Тина тоже не всегда на это способна, как и принять её выражение от кого-либо. Я не способна вполне понять, но ничего не бывает окончательно. Мы не просто так рождаемся у одних и тех же родителей. Нас объединяет больше, чем нам кажется и это всегда будет связывать. И мы продолжаем друг друга любить, что бы не случилось. Даже если не можем этого сказать. - ей снова становится горько. Тина, к которой она не знает как относиться, что думать, и которую она продолжает любить. Желать и бояться встречи. Именно последнее рождает благодарную улыбку. Тесей сдержит своё слово.
- Я не хочу, чтобы это навредило вам. Вы и так делаете для меня слишком много, даже согласившись на одну эту встречу. Я не желаю поставить под угрозу ещё и вашу жизнь. Не хочу, чтобы расстроились отношения с мистером Грейвсом или пришлось обманывать Тину, которая доверилась вам. Чтобы было легче, вы встречались не со мной, вы не видели меня. Вы, - она немного задумалась, - встречались со своей сестрой? Или под каким предлогом вы покинули Британию? - зажглось в её глазах любопытство, пусть и не без беспокойства. -  И даже по имени меня не называли. С коллегой? или медсестрой из госпиталя, где вас вылечили во время войны? - он снова будил в ней любопытство: хотелось знать легенду, которой бы поверил кто угодно.
И ей не хотелось возвращаться к суровой действительности. Тесей был неизменно вежлив, но также отточено-прямолинеен. И всё же превосходящее всех достоинство оставалось при нём - он её не осуждал, давал ей право решать и при этом оставался рядом. На сердце Куинни было радостно от осознания этого. Может быть, если Тина откажется от неё у неё будет человек, который станет ей братом, которого у девушки никогда не было? Даже если Тесей об этом никогда не будет знать, для Куинни это уже стало приятным теплом на сердце. И словно салютуя этой её уверенности, над парком поднимались огни салюта.
- Испания - страна праздника. Здесь почти никогда не бывает тихо по ночам: коррида, фламенко, песни, даже толпы футболистов создают здешний шум. Вы бывали в Испании? Пробовали, как здесь готовят? - на её лице расцветает, словно запущенный фейерверк, улыбка. - Я уже кое-чему научилась за это время и это...меня утешает, если я начинаю скучать по дому. - и это было не слишком правильно, но девушка не сдержалась. - Я знаю. Он не совершенен и то что он делает не похоже на высшее благо для всех. Но он дал мне то, - в её взгляд снова пробралось смятение, - То, чего не сделал никто. А вы просто не успели. Мне же не оставалось времени подумать о том, как использовать шанс, который вы мне дали. Всё слишком быстро случилось и привело к тому, что есть сейчас. Я не жалею о случившемся, но и не стремлюсь слиться с его сторонниками. Всего лишь остаюсь там, где будет безопаснее для всех. И больше не тороплю события. - девушка проводила взглядом кружащиеся редкие снежинки, прежде чем наступить на них. - Даже если всё закончится так. - негромко добавила она.
[indent]В чём нельзя было отказать Тесею это в галантности и богатом воображении. В глазах его собеседницы вспыхнул и застыл интерес. - Вы снова не шутите? - и по его глазам поняла - нет. Иногда есть дела интереснее решения проблем. Главное не забыть о том, что решить их надо. А она рисковала забыться, оставшись с ним здесь. - У нас не так много времени, - доверительным шёпотом сообщила девушка. - и наверное я подзабыла как это делается? - полувопросительно ответила Куинни. К ней вернулось настроение побыть очаровательной. В чём-то слабой и нуждающейся в заботе. Персиваль учил меня, - поделилась она. - Представляете мистера Грейвса на коньках? - магглы не успели заметить как на ногах мирно беседующей пары появились коньки?
- А кто учил вас? - полюбопытствовала Куинни, ступая на лёд. О, она ещё не разучилась, но всё же предпочла первое время держаться рядом с «братом». Его руки напоминали ей надёжные объятия Персиваля до того, как он превратился из «дядюшки» в «мистера».
Они смешались с людьми вокруг, возможно привлекали чьи-то взгляды - такая между ними царила гармония.
- Я очень любила бывать на нашем горном озере. Небезопасно, но в школе было так скучно сидеть все каникулы! Я даже со временем привыкла кататься в сумерках, даже темнее, чем сейчас. Мне кажется Тину потом долго мучили кошмары, будто я провалилась под лёд. Но я ничего не могла с собой поделать. - Куинни улыбнулась. - Я, выходит, тоже ничем не лучше Ньюта или Тины? - и ей так хочется спросить, каким был в детстве Тесей.
[nick]Eva Garcia[/nick][icon]http://funkyimg.com/i/2RvwX.png[/icon][sign]http://funkyimg.com/i/2JMJt.gifподарок от сестры[/sign]

Отредактировано Queenie Goldstein (19-02-2019 18:11:57)

+2

7

- Кто не рискует, тот не пьёт шампанского - так говорят, - заметил Тесей, подавая Куинни руку, чтобы та не подвернула ногу на скользкой ступеньке, ведущей к катку.
Мимо стремительно проносились как пары, так и одинокие юноши и девушки, демонстрирующие всем желающим свои умения. Они улыбались и смеялись, и Тесею самому в столь доброжелательной атмосфере становилось легче. Они с Куинни были здесь чужими, но не из-за магических способностей, а из-за тайн, тяжким грузом лежащих на их плечах.
- Что касается версии, по которой я приехал, вы оказались очень близки в своей догадке. Правда, моя кузина живёт в Италии, а не Испании, но работа вечно забрасывает её то в одну страну, то в другую. Вы даже чем-то похожи внешне. К счастью, Женевьев не единственная моя светловолосая кузина, есть ещё греческая ветвь нашей семьи... Впрочем, это неважно. В этот вечер мы - кузены, наслаждающиеся красотой испанских садов.
Про себя Тесей ещё посмеялся над другой версией Куинни: о спасшей его на войне медсестре. Но на этой обворожительной сероглазой блондинке он вскорости женится.

К левой руке Тесея были пристёгнуты специальные "ножны" для палочки. В бою это было удобней, чем держать её у пояса, как в мирной жизни; хотя многие модницы тоже пользовались этим устройством, чтобы прятать палочки в рукавах и те не топорщили облегающие на боках наряды. Отправляясь в Испанию, Тесей некоторое время размышлял, прежде чем застегнуть ремешке вокруг запястья. Он надеялся, что их с Куинни разговор не будет никем прерван, в особенности - испанскими аврорами. Но, судя по состоянию дел на пройденной Тесеем магической таможне, местные стражи порядка больше были увлечены поисками контрабанды, нежели Гриндевальдом, который, судя по всему, разгуливал по центру их столицы. По крайней мере, Тесей полагал, что Гриндевальд сейчас в Мадриде вместе с теми своими сторонниками, до которых не дотянулась когтистая рука Фламель. Вряд ли бы тёмный маг стал надолго и далеко отпускать от себя полезную легилиментку.

- Обопритесь о мой локоть, - посоветовал Тесей, подавая Куинни левую руку и вынимая из рукава палочку. Они подошли уже к краю крошечного пирса, с которого летом было удобно кормить лебедей, а зимой - спускаться на каток. Короткое невербальное заклинание - и вот уже ноги обоих обуты во вполне удобные коньки. - Не жмёт? - осведомился Тесей. Это заклинание не входило в список часто им используемых.
К счастью, ноги быстро вспомнили, как стоит действовать, оказавшись на скользкой поверхности. Тесей старался максимально расслабиться и без легилименции понимаю, в каком напряжении ежедневно находится Куинни: в чужой стране, под крылом опасного преступника, разыскиваемая Авроратами нескольких стран, это уж не говоря о названном дяде и родной сестре.
- О, мне легко представить Перси на коньках, - рассмеялся Тесей, делая первые шаги от пирса, скользя по льду и увлекая за собой Куинни. Расслабиться - вот что им сейчас нужно. - Даже - не поверите! - видеть. Десять лет назад на свадьбе нашей общей подруги-француженки. Правда, он был немного пьян и, кажется, именно этим объяснялась его решимость, потому что становиться на лёд в конце марта идея не самая хорошая. Но всё обошлось. [float=left]https://i.imgur.com/1081xTj.gif[/float]
Тесей прикрыл смеющиеся глаза, вспоминая, как все они тогда хохотали, даже вечно сумрачный Пьер, чем-то (наверное, бровями) напоминающий Перси в трезвом состоянии. Разве что вместо магов-преступников ловил драконов.
- Меня самого кататься учила напарница, - поразмыслив, признался Тесей. - Её родители были магглами, так что она считала, что я обязан как можно большему научиться из того, что умеют магглы. Благодаря ей, я даже умею водить автомобиль. Хотя очень давно не садился за руль.
В самом деле, зачем волшебнику прибегать к этому не самому удобному виду транспорта, когда есть летучий порох и аппарация. Дора считала иначе; лёгкая на подъём, она всех вокруг заражала своей энергией и безумными идеями, даже более спокойного Тесея.
Он надеялся, в его глазах не промелькнула тень печали, давно ставшей частью его жизни, каким бы счастливым он себя не ощущал. Поэтому Тесей крепко перехватил Куинни, сцепив пальцы, и повёл на вращение. Они кружились и вместе с ними - весь остальной мир, другие магглы и маги, решившие провести этот чудесный зимний вечер на катке, защищённые стенами деревьев от городского шума.

- Когда я был сильно младше, я считал, что всё в мире делится на белое и чёрное и только трусость, слабость, страх заставляют людей выбирать вместо белого чёрное, - сказал Тесей, когда они остановились у края катка, чтобы перевести дух, опираясь о невысокий кованный заборчик. - Но с тех пор прошло много лет и мнение моё переменилось. - Он посмотрел на Куинни с сочувствием и сожалением. Тесей пока не мог рассказать ей, что они связаны с одним и тем же человеком, но он понимал её, как, может, никто другой понять бы не смог. Ньют ведь никогда не примет выбор Тесея, как и Тина не примет выбор Куинни. Они могут только оттягивать неизбежное, скрываясь и избегая прямой конфронтации. - Я верю, что у вас не было выбора, что в Штатах Перси не смог бы защитить вас от тюрьмы или спасти от казни, и вы сбежали. Пусть этим вы расписались в своей вине, но вы сохранили жизнь и свободу. Это большое везение и большое счастье.
На секунду он прервался, пока парочка, неспешно прокатившаяся мимо, не унеслась дальше. По мере того, как время приближалось к настоящей ночи, людей становилось всё меньше и меньше. Оно и понятно, ведь, как не был хорош праздничный день, большинству из них с утра необходимо было вставать и идти работать. Да и сам Тесей приехал лишь на два дня. Уже завтра с помощью портала, санкционированного испанским министерством, он вернётся в Англию.
- Уж кто-кто, а я вас судить не могу. Только предлагать свою помощь по мере сил и возможностей, чтобы вы смогли выжить. Тина, Перси, я... Мы очень хотим, чтобы вы выжили. - Тесей предложил Куинни руку, чтобы они могли сделать ещё один виток по окружности озера. Они никуда не торопились, ветер и крошки снега не норовили залететь в глаза и рты, и потому говорить было удобно. - Я обещал, что научу вас некоторым приёмам легилименции, хорошо знакомым мне. На расстоянии это делать несколько затруднительно, благо я неплохо создаю сквозные зеркала. Но сначала я должен спросить у вас, потому что то, чему я хочу вас научить, может быть опасно, если ваш разум окажется недостаточно крепким. Вы готовы научиться проникать в чужие сны?
~

Отредактировано Theseus Scamander (16-05-2019 02:04:30)

+1


Вы здесь » TimeCross » family business [внутрифандомное] » Wicked eyes and wicked hearts [fb]