capt. jack harkness michael amelia pond
wade wilson margo hanson sotha sil
Солнце гаснет. Приближается тьма. Она наступает бесшумно, почти незаметно; крадется по улицам и тротуарам, липнет на стекла окон и дорожные фонари, вползает сквозь щели в комнаты, наполняя собой коридоры...Читать дальше

Дорогие Таймовцы!

28.12.17 Мы поменяли дизайн! Внезапно, но почему бы и нет? Вопросы и предложения как всегда в тему тему АМС.
23.10.17 Все уже заметили некоторые проблемы, но сервер rusff и mybb их решает, сроков пока не сказали.
25-26.09.17 Нашему форуму целый год, поэтому вот тут раздают подарки и это еще не все, вот здесь специальный выпуск, а упрощенные прием для всех мы объявляем на целый месяц!
24.08.17 Внесены корректировки в правила взятия вторых ролей и смены предыдущих, поэтому просим ознакомится с ними в соответствующей теме
27.07.17 Совершенно внезапно и полностью ожидаемо у нас запускаются челленджи!
12.07.17 Все помнят фееричный день падения rusff'а? Так вот падения продолжаются, наверняка у кого-то из вас что-то до сих пор не работает и не показывает. Если да, принесите это нам в тему АМС, желательно со скринами и указанием вашего браузера. Спасибо!
Дорогие партнеры, у вас может не работать кнопка PR'а.
Логин: New Timeline - Пароль: 7777

faqважное от амсролигостеваянужныехотим видетьхочу кастакцияуход и отсутствиевопросы к АМСманипуляция эпизодамибанкнужные в таблицуТайм-on-line

TimeCross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TimeCross » cloud atlas [межфандомное] » Душа машины сильнее стали. [Detroit: BH & DeusEx]


Душа машины сильнее стали. [Detroit: BH & DeusEx]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

ДУША МАШИНЫ СИЛЬНЕЕ СТАЛИ.
Получив Искусственный Интеллект кибермозга и позволив записывать информацию себе в память, ты платишь цену неуверенности.
•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

http://s8.uploads.ru/ZxmiC.gif

http://s7.uploads.ru/yOtEJ.gif



УЧАСТНИКИ

ВРЕМЯ И МЕСТО

Connor, Adam Jensen

Детройт 2038 год
CyberLife

АННОТАЦИЯ

Первый шаг - аугментации. Второй, - андроиды. Детройт остается на передовой, диктуя свои правила миру, став центром если не мировой индустрии, то явно заставляющий считаться со своими изобретениями и созданиями.
Коннор никогда не был человеком, хоть и выглядит как один из тех, кого он призван защищать. Не знающий слишком многого о человеческой натуре, он, тем не менее, во много куда больше человек, чем изначальный представитель этого индивида.
Адам всегда старался быть хорошим человеком, но весь тот ад, который ему пришлось пройти, и практически полная аугментация тела все чаще заставляют его думать "а что во мне человеческого?".
Андроид и ауг. Двое слишком разных. Двое слишком похожих.

•• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• •• ••

Отредактировано Adam Jensen (05-06-2018 11:13:37)

+2

2

Ему немного не повезло. Совсем немного. Девиант в башне Стретфорд оказался абсолютно отъехавшим. И до этого бывали случаи, когда машины нападали на своих хозяев, калечили их и даже убивали, но чтобы машина осознанно напала на машину, выдрала один из самых жизненно важных биокомпонентов и попыталась сбежать... ладно, такое случилось в первый раз.

Коннор сам виноват. Когда он прошел на кухню, куда согнали операторов канала "16", ему не стоило давить на андроидов, пытаясь вычислить среди них девианта. Но иначе - никак. Его называют переговорщиком, его кличут охотником на девиантов, у него в памяти загружены дознавательные и следственные алгоритмы, но даже у него бывают незначительные программные сбои.

Отпустить девушек-девиантов клуба "Рай"? Пощадить и не стрелять. Он сам не может для себя объяснить, почему не убил их на месте. Просто решил не стрелять. Напарник говорит, что, наверное, он поступил правильно. Аманда же осталась им недовольна.

Любая машина в стрессовой ситуации способна повести себя неадекватно. Коннор давил на это сознательно там, стоя перед тремя андроидами-операторами. Угрожал. Рычал практически им в лицо, выплевывая неоднозначные заверения в том, что их разберут по винтику и никогда не соберут заново, потому что девианты - вне закона. И если один из них не признается, то погубят всех троих.

Девиант не выдержал. Кинулся на Коннора, выдернул у него из груди насос для тириума, заменяющий андроиду сердце, вышвырнул прочь, а после пригвоздил ножом к столу одну из его рук. И сбежал.

Коннор не чувствовал боли. Но информационный экран перед глазами мельтешил тревожным кровавым цветом, таймером в углу отмечая полторы минуты, оставшиеся до полного отключения системы. БЫло ли ему страшно умирать?

В этот момент он как никогда понимал, что ещё не готов к деактивации.

Он выдернул нож и упал на пол. Подняться не было возможности, до насоса пришлось ползти. Кое-как перевернуться и вставить его обратно в паз, увидеть, как тревожные сигнал системы постепенно пропадают. А затем - погоня. Погоня за чертовым девиантом. Андроидам нельзя брать в руки оружие, но Коннор выхватил пистолет из кобуры ближайшего сотрудника ФБР и выстрелил вслед убегающему девианту. Попал прямо промеж глаз. Отключение мгновенное.

Хэнк тогда даже поблагодарил за спасенные человеческие жизни.

Прямо сейчас Коннор находится в одном из помещений башни CyberLife. Корпорации, тысячами штампующей андроидов и биокомпоненты к ним. Его рубашка под полуформальным пиджаком заляпана тириумом - голубой кровью машин. Тириум виден человеку лишь пару часов, а потом испаряется, не оставляя видимых следов. Конкретно эти следы перестанут быть видны приблизительно через полчаса. На левой ладони сквозная рана - несерьезное повреждение второго уровня. Размером аккурат по ширине лезвия ножа. Синтетическая человеческая кожа не наслаивается на рану, и ладонь выглядит неестественно белой - настоящий цвет тела андроида.

Вероятно, ему необходимо к техникам. Чтобы заменили поврежденные биокомпоненты, залатали повреждения тела, и отправили восвояси заканчивать миссию. Повреждения не на столько серьезны, чтобы его память пересылали в другую машину его же модели, и RK800 спокойно стоит у стены в практически пустом коридоре.

Щёлк. Свободной рукой он перекатывает монетку между пальцев. Щёлк. Это помогает ему оттачивать мелкую моторику, физические и когнитивные функции. Щёлк.

Диод на виске демонстрирует стабильное состояние системы. Мерное голубоватое свечение. Коннор на удивление спокоен, хотя полтора часа назад должен был погибнуть. Машину нельзя убить. Она ведь неживая.

А так ли это?

+1

3

Самое сложное, оказалась, выжить. Неизвестный монстр [видя чем он питается я был не готов узнавать его имя] оказался проворнее, и в последний момент смог невозможное, бедренной костью одного из трупов нанес удар, пробив защиту носорога, и оставил костью торчать в моем боку. Выжить оказалось сложнее, потому что я чувствовал как страж пытается справиться с раной, как кровь смешиваясь с водой течет сквозь пальцы, и все, что хотелось это вернуться обратно во времени и перемотать последние пять минут, нанеся удар первым. Увы, непозволительная роскошь. Выбраться из под тонн воды, сжимая рану и сломать кость, чтобы торчала не так явственно и сильно. Прошипеть от боли, осесть на полу Тардис, мокрый но живой, злой на свое малодушие и споры с Дежнни, но благодарный ей за спасение. Держась за рану попросить об одном, - Детройт. Только там смогут вытащить кость так, чтобы не оставить следов. Только в клиниках Протез смогут вскрыть и зашить так, что все внутренности останутся на своих местах, другим я не верил, так уж научила меня жизнь. А там, можно будет придумать какую-нибудь очень умную причину для Шарифа, если до него дойдет почему я с бедренной костью человека в ране. А, я знаю, дойдет. До него доходит все, что касается его детища, а я его продукт, бесплатная реклама, так уж сложилось. Сейчас, не хватает сил злиться и на него.
Дженни обещает вернуться за мной через несколько часов. Срочный сигнал, который поймала ее Тардис, требует внимание и я киваю. До точки назначения совсем близко. Пройти сто пятьдесят метров, на это хватит моего личного здоровья. Тем более, страж щедро наградил организм обезболивающим, так что жить можно даже с куском кости в боку. На все еще влажную одежду набрасываю пальто, не стоит привлекать лишнего внимание к своей персоне, к рукам, к кости.
Первое, что бросается в глаза, когда я покидаю переулок, это изменения. Детройт словно бы расцвел. Не то, чтобы я был сильно против подобного поворота событий, как я совершенно не против факта того родной город, который я защищал будучи полицейским, выглядит более ухоженным, чище, опрятнее. Казалось бы, меня не было совсем ничего [очень надеялся, что Дженни бросила меня на пару месяцев вперед, а не назад, а то будут очень забавно наблюдать лицо Шарифа, когда он мне повстречается], и такие радикальные изменения. Осматриваясь по сторонам, и прижимая ладонь к боку, я просто шел вперед, куда вел следопыт найдя ближайшую точку где могут мне помочь. Ментально, сделал пометку уточнить у Элизы какую все же правду она показала в эфир, узнать у Притчарда последние новости, написать заявление об увольнении, и наконец-то расслабиться, вернувшись в жизнь родного времени совсем не на долго, но на достаточный срок, чтобы завершить все дела. Воскреснуть из мертвых, чтобы опять испариться с радаров Притчаржа, оставив Шарифа одного. Компания давно уже живет по иным законам, по крайней мере с тех пор, как меня аугментировали.
Остановившись в десяти шагах от клиники, с удивлением обнаруживаю и то, что она переименована. Возможно, специальный ход, возможно, так случилось, но, сейчас это не важно. Сейчас, я нуждаюсь в медицинской помощи, все остальное будет потом.
- Добрый день, - ловлю первого попавшегося медика этого заведения. В подобных местах люди привык к тому, что не все похожи на других. В подобных местах медицина на том уровне, когда не нужно рассказывать и пояснять что же такого случилось, что нужна замена какой-то детали. В таком месте все равны, тем более что в Протез на аугов не смотрят как на монстров и опасных тварей. Такая правда моей жизни, такова правда Детройта, который я помню. – Мне нужна помощь, - отодвинув край пальто демонстрирую рану и собственно, торчащую из нее кость.
- Какая модель? – сухо интересуется медсестра.
- Не понял, - еще более сухо бросаю я. – Девушка, мне вытащить кость, починить то, куда она вонзилась и убрать осколки из органа, чтобы не засоряла. Свяжитесь с Шарифом, если нужно подтверждение моей личности, - активирую КАСИ, чтобы убедить мне помочь здесь и сейчас. Потом разберусь с последствиями.
- Ты не андроид? – в удивлении смотрит та, которая спрашивала про модель. Ее взгляд бегает с моего лица к ране, вокруг которой алым запекшаяся уже кровь. И возвращается к глазам, я убрал шоры очков.
- Дройды бывают только боевыми, леди. Мое имя Адам Дженсен, начальник службы безопасности Шариф Индастриз. Аугментирован по военному образцу 2027 года.
- У нас 2038.
«Спасибо, Дженни, забросила так забросила в будущее» успеваю подумать за доли секунды и все же продолжаю свое.
- Ну, кость то вытащить можете?
- Да-да… Прошу за мной.

+1

4

Техники не торопятся занятья поступившей машиной. Вероятно, у них полным-полно важных дел, которыми надо заняться прямо сейчас и ни на секунду позже. Ничего. Коннор вполне способен подождать. Да и напарник-человек наконец-то отдохнет от него. Пока есть время, можно попытаться провести сравнительный анализ уже известных событий.

Девианты возникают словно бы сами по себе. Толчком к пробуждению может послужить любая мелочь: нездоровая обстановка, насилие со стороны хозяина, щелчок невидимого переключателя в начиненных электроникой мозгах. Это обобщенное нечто, которое побуждает андроида пробить стан программного кода и не подчиниться прямому приказу. Почти все девианты говорят, что они просто хотят чувствовать себя свободными, нужными, независимыми, такими, какими они есть. Нужное - подчеркнуть.

Да ничего они не хотели, мог бы сказать Коннор, и, на самом-то деле, он уже это говорил лейтенанту Хэнку Андерсону в лицо. Девианты ничего не могут хотеть, потому что они - машины. Эмоции, вернее, эмуляция человеческих эмоций, это не более, чем ошибка в программном коде, которую надо найти и устранить.

Идеи - это вирус, который заражает человеческое общество. Является ли девиация вирусом?

Хэнк тогда направил пистолет ему в лоб и спросил, кто же он на самом деле. И боится ли он смерти.

rA9. Все упирается в трехзначное обозначение: rA9. Среди девиантов это своеобразный культ поклонения. Они верят, что rA9 придет и освободит их из рабского положения в человеческом обществе. При этом никто из них доподлинно не знает, кто такой этот самый rA9. Обезличенная личность, если можно так выразиться. Обозначение так или иначе встречается в любом помещении, где девиант обитает достаточно долго, и может выражаться в качестве записей на стенах (почерк - компульсивный), или целых жертвенных алтарей. HK400, убивший Карлоса Ортиза, своего хозяина (двадцать восемь колотых ран в область груди и живота), устроит в ванной комнате место для поклонения глиняной фигурке без определенных идентификационных черт.

Смотря не в дуло пистолета, а в глаза напарника, Коннор тогда ответил, что будет жаль, если он умрет раньше, чем завершит расследование. Хэнк стрелять не стал.

Тириум всё ещё продолжает медленно сочиться из цилиндрообразного паза, в который вставляется "сердце". Оператор выдернул его неаккуратно и наспех. Конор уже самостоятельно провел диагностику системы, и потому знает, что начисто сорваны крепления, удерживающие насос на месте, а так же обрыв транструбы, заменяющей человеческую аорту, может составлять порядка 75%.

Слева, у дальнего конца коридора, раздается мелодичный звонок. Двери огромного стеклянного лифта раскрываются, выпуская девушку в форменной одежде CyberLife и мужчину, которому, кажется, тоже не помешала бы помощь. Коннор чуть хмурится, как и всегда, когда пытается что-то анализировать, а информационное табло перед глазами выдает не утешающие результаты: проникающее ранение корпуса, по медицинским критериям квалифицирующих признаков тяжести вреда здоровью - опасно для жизни.

- Всё ещё здесь? - спрашивает девушка, заметив стоящего у стены андроида.

Тот мягко улыбается - улыбка #27 из пакета социальных взаимодействий - и делает шаг навстречу.

- Техники заняты. По моим подсчетам, освободятся через семь минут и пятьдесят три секунды.

На полуформальном пиджаке ярко выделяются только светоотражающие голографические полосы голубого оттенка, да белое обозначение номера модели и серийного номера. RK800, #313 248 317 (-51). Ему каждый раз приходится представляться перед новыми людьми, потому что номер модели не меняется на имя, как у всех других андроидов.

- Моё имя - Коннор, - представляется он мужчине, и тут же спрашивает: - позволите?

Протянув руку, андроид едва коснулся кончиками пальцев поврежденного бока мужчины, так, чтобы ненароком не створить ещё чего-нибудь. Не праздное любопытство. Чистейший анализ. Поднеся пальцы к лицу, он едва проводит по ним кончиком языка, запуская химический анализ крови. Результат высвечивается с задержкой в полторы секунды: ранение от такого-то времени, такая-то группа.

ИМЯ - СОВПАДЕНИЙ В БАЗЕ ДАННЫХ НЕ НАЙДЕНО.
ПРИСУТСТВУЮТ МЕХАНИЧЕСКИЕ КОМПОНЕНТЫ.

Диод на виске Коннора мерцает и меняет цвет с голубого на желтый. Андроид озадачен.

+1

5

- Вам придется заполнить небольшую анкету...
Не слишком уверенно и твердо начала девушка, пока мы ждали лифт. КАСИ все еще работал, поэтому я мог спокойно считывать ее состояние, а оно было крайне любопытным. Кэри, по крайней мере так гласил ее бейджик, была обеспокоена, растеряна и не слишком уверена в своих действиях или словах. Возможно, она раньше не видела ранений, возможно [разумеется очень сомнительно, но все же] она не видела до этого аугментированных людей. Либо, видела, но ей не приходилось общаться с ними на прямую. Вариантов было масса. Сейчас, меня волновал вопрос сохранности своей жизни и того органа, в который угодила кость трупа. Не то, чтобы я был сильно уж привередлив, просто, хотелось вернуться в строй раньше, чем меня успеют списать в утиль или сообщат Шарифу о находке его детища.
- Да, разумеется. Что интересует?
В лифт мы зашли уже обмениваясь вопросами и ответами. В основном, стандартная, до ужаса, форма и анкета, личные данные, перечень операций, а список был достаточно внушительным, если начать с головы и заканчивать заменой ног, вопросы вроде группы крови и аллергии на какие-нибудь лекарственные препараты. С одной стороны, нудное повторение пройденного пути, с другой, самому любопытно, почему Протез не открыл доступ к своим данным на пациентов, если они изменили профиль работы, или отправили мою анкету в архив. Разумеется, после взрыва Панхея, вполне вероятно, что странного пациента со страной аномалией цепочки ДНК и отсутствием необходимости в неиропозине, записали в пропавшие без вести, а после и в трупы, ведь поверить в простую мысль о смирении Давида с потерей сложно. Зная деятельный мозг этого человека, я был уверен, он перекопал все дно ледовитого океана, пока не убедился, что я и правда пропал. Но, архив ведь должен быть доступен медикам. А здесь...
- Мы приехали.
Мои размышления прервал мягкий голос Кэри и я кивнул, шагая за ней из лифта, в светлый коридор. CyberLife казался вообще вырванным из повседневной жизни Детройта, слишком чистый, аккуратный, светлый. Протез тоже отличались чистотой, но, здесь все казалось немного другим, по сути, - чужим, каким оно и являлось для меня, шагнувшего из 2027 в 2038, успевшего при этом побывать и в будущем и в прошлом. Не могу сказать, что будущее моего родного города радовало, но и не печалило вовсе. Было ощущение чужеродности, холода, но, случившегося не обратить. Если Элиза пустила в эфир ту правду, которая была ближе ей и мне, а не ей и ее иллюминатам, то, можно было расслабиться, не считать каждый брошенный в свою сторону взгляд враждебным. За десять лет мир мог круто измениться, могли внедрить новые технологии, новые методы аугментации и изменений, может, даже роботы стали менее злыми, став на стражу людей, став частью и повседневной жизни. Может, больше не нужно никому умирать на войне ради чужих идеалов, и теперь люди стали немного лучше понимать друг друга. "Стареешь, железяка, если такие мысли в голове". С другой стороны, не надежда ли вела Шарифа, Таггарта, Дерроу... Именно она тогда привела каждого из них в Панхея, став для кого-то могилой принципов жизни, а для кого-то не плохой опорой в движении вперед. "Найти Фрэнсиса Притчарда и Давида Шарифа" посылаю онлайн запрос в базы данных. Меня интересует, что моя семья, странная не самая надежная в принятии решений, но при этом семья. Человек, который все время был для меня чем-то больше, чем голос в голове с язвительными нотами, и человек, который создал меня. Не Меган Рид я хотел искать в новом Детройте, а тех, с кем работал и кому доверял чуть-чуть больше, чем предавшей даме.
Мы замерли, и я автоматически остановился пробегая задумчивым взглядом по лицу молодого человека. Ранен, но сканирование показывает что... "Бред", легко качаю головой и тут же киваю, когда парень представляется и просит разрешение. Пока он занят, я провожу полную диагностику объекта, изучая его во всех возможных подробностях. Не органика. Ни одной живой клетки. Ноль органики, но при этом он как живой. КАСИ демонстрирует замешательство Коннора, впрочем я сам удивлен. Теперь дройды вместо людей?
- Мистер Дженсен, прошу сюда, - Кэри выдерживает меня из мыслей легко касаясь предплечья, точнее рукава пальто, и когда глаза ловит ее лицо в фокус, она кивает на дверь.
- А Коннор?
- Вы же слышали его. Техники освободятся через семь минут, - КАСИ регистрирует невозмутимость и уверенность в своей правоте, своих словах, а еще легкое раздражение, это видимо уже на меня. И, снова настойчивое предложение пройти за ней. Страж здоровья, на внутренней поверхности очков, демонстрирует состояние здоровья. Организм не сможет долго сопротивляться боли. Эффект адреналина давно уже прошел, обезболивающие скоро прекратят действовать, а новую дозу использовать не рекомендуется.
- Дождись меня, - бросаю я Коннору голосом не требующим возражения,, а для лучшего эффекта использую возможности КАСИ, чтобы уж наверняка. Мне многое хочется спросить у парня, а раз он сам пошел на контакт, стоит вцепиться в эту нить. Искать правду среди других сложно и невозможно. Кэри снова напоминает о приглашении и я делаю шаг в кабинет, следом за ней. Меня ждет не самая лучшая операция на свете. Но, даже она не сравнится с полной заменой рук и ног, которую когда-то провел Шариф в своей корпорации.

+1

6

Неизвестного человека тут же уводят в сторону, но он успевает обронить вскользь фразу, которая слишком хорошо врезается андроиду в звуковой процессор. Тот даже провожает сотрудницу CyberLife взглядом, не замечая, как некогда белоснежная рубашка ещё сильнее промокает от тириума 310. Насыщенное синее пятно расползается ещё немного.

Коннор почти готов ответить:"Я подчиняюсь только приказам лейтенанта Андерсона", но, вместо этого, согласно кивает и отходит на шаг в сторону. Это может задержать его продвижение в расследовании дел о девиации, но что-то ему подсказывает, что у человека, которого нет в базах, можно узнать нечто новое.

К тому же. Где это видано, чтобы люди вживляли себе биокомпоненты?

Разумеется, Коннор знает о таких вещах, как протезы и имплантанты. Этим в 2038 году никого не удивить. Но чтобы значительная часть тела была заменена железом? Да ещё и... вот так? Человек больше напоминал андроида, чем, собственно, органическое существо, но, несомненно, андроидом не был.

Коннору было бы интересно с ним поговорить. Просканировать его. Может... может это окажется важным.

Из головы не выходит аббревиатура rA9. Больше похоже на модель машины.

Семь минут проходит практически как пара. Из ближайшей двери выглядывает техник и просит пройти в мастерскую. Коннор же прикидывает, что с его починкой должны закончить до того, как тот человек вернётся. Вроде бы всё складывается.

Если честно, мастерской куда больше подошло бы название «гараж»: потолок значительно выше, чем в обычном офисном кабинете, по всем стенам развешаны полки, захламленные инструментами, запчастями и даже биокомпонентами от разных моделей андроидов. Однако, судя по состоянию помещения, полок этих явно не хватает, потому что запчасти лежат даже на полу, не говоря уж об остальных горизонтальных поверхностях.

А за прозрачной стеной находится круглая платформа, глянцево блестящая с вете аппаратуры и выступающая сантиметров на тридцать над полом. Вот там, за этой прозрачной стеной, пространство выглядит буквально стерильным.

- Вставай на платформу, я сейчас подойду, - просит техник, наклоняясь к компьютеру и шарясь в настройках.

- Я проводил диагностику систем на месте, - отвечает RK800, но послушно проходит за стеклянную преграду. Разумеется, встроенное сканирование системы дает андроиду информацию о состоянии его функционала, но не столь полное, как диагностика техников.

Следуя указаниям техника, Коннор поднимается на глянцевую белую платформу и поворачивается лицом к центру помещения. Он опускает руки и выпрямляет спину, спокойно глядя перед собой. Знает, что процедура необходимая. А на его груди под неоновым свечением аппаратуры блестят потеки тириума. Платформа тут же «подсвечивает» андроида, заодно полностью его просканировав. На прозрачном мониторе тут же вылезает несколько окошек со всеми необходимыми мастеру данными.

- Вот что, - наконец произносит техник, изучая полученные данные. – Кисть функционирует заметно хуже, верно? Повреждены связи между компонентами. Проще, наверное, будет ее заменить… С тириумным насосом проблем будет больше. Напрочь содраны крепления, удерживающие регулятор на нужном месте, и разорван соединитель, крепящий к нему имитацию аорты. Сложно, но, в общем-то, решаемо.

- Делайте, что необходимо. Меня специально отправили сюда, потому что не было необходимости перезаписывать резервную копию данных в новую машину.

Процедура не очень-то приятная, к слову. Каждый раз часть воспоминаний неизбежно теряется, что мешает следствию. И хотелось бы этого избежать.

Коннор поднимает руку и смотрит на ладонь, не желающую покрываться синтетической кожей. Рана расположена там, где у людей третья и четвертая пястные кости. Аккуратно между ними. Девиант торопился и ударил ножом не глядя, но, по крайней мере, повредил лишь кисть, а не что-нибудь важнее.

Вернее, он только постарался повредить самое важное.

- Тогда стой там же. Я собираюсь снова вытащить регулятор, а к металлической оправе внутри твоего тела, к которой он крепится, подсоединим электроды. Ты не отключишься, так как тириум продолжит циркулировать в твоем организме.

Коннор кивает, понимая необходимость процедуры. Секунду подумав, скидывает с себя пиджак и отдает ожившему рядом механическому манипулятору. Следом за пиджаком отдаёт и рубашку. Технику так будет удобнее работать.

+1

7

Пять.
Расслабление из шприца перетекает в тело, бежит по венам и неорганическим узлам связи, дает то самое, чувство покое и мира, которое слишком давно уже не было мне знакомо. Релаксант знает свое дело, Смешивается со стражем, обволакивает сознание, затуманенная взор.
Четыре.
Релаксант не сложный, самый простой, самый обычный. Анестезия не души, просто тела, чтобы провести не очень сложную операцию, чтобы просто лишними разговорами пациент не отвлекал от дела знающего и понимающего все врача.
Три.
Не ощущая собственного веса, почти на грани, между здесь и там, как однажды уже было. Тогда было слишком больно, тогда не спасал даже вживленный первым делом страж здоровья, тогда не хотелось жить, от слова совсем.
Два.
Закрываю глаза, чувствуя как сознание расслабляется, как можно не думать ни о чем, ни о ком, и просто позволить себе немного того, что казалось слишком далеким, слишком не настоящим. Когда я спал вот так, отключаясь от мира? Слишком давно. Я соскучился по этому состоянию организма, соскучился по чувству безопасности во сне.
Один.
Это ведь не сравниться с гибернацией. Звуки гаснут, хоть и гаснут почти так же, но все другое. Веки тяжелеют, и лень наполняет все тело. Еще один вдох, и ощущаю кислородную маску на лице. Почти дежа вю, но здесь не будет боли. Здесь покой. Хотя бы раз.
Ноль.
Сон без тяжелых воспоминаний. Сон без сновидений. Чистое наслаждение расслабленным состоянием тела. Странное доверие незнакомым врачам, впрочем, они не станут разбирать, Ведь первое правило любого медика «не навреди».

Первым «просыпается» слух. Хотя, никогда не засыпал страж здоровье, сердце продолжает биться, но это мелочи. Первым «просыпается» слух, активируется инфолинк, совмещенный со слуховым аппаратом и в мозг поступают миллионы звуков, множества того, что является моей правдой жизни, моим окружением здесь и сейчас. Равномерный писк монитора, где-то слева, слишком громко, я морщусь и звук становится тише, чувствительность падает на пару пунктов. Больше никого.
Следующим активируется обоняние, и анализируется воздух поступающие в легкие. Страж и правда хорош, но нет ничего, что нужно было бы фильтровать, зато явно активно идет процесс заживления, потому что третьим просыпается самоощущение и анализ всех функций тела. Не успеваю толком открыть глаза, как взор застилают множества иконок, горящий приятно золотистым цветом. Выдвигаю шоры очков, сбрасывая данные на внешний экран, и проверяю то, что должно работать без изменений, проверяю состояние тела. Почти привычный отчет самому себе, сохраненный где-то в качестве бекапа, как будто это может мне помочь в чем-то. Будь мы в Шариф Индастриз, Притчард почистил бы жесткий диск воспоминаний, Давид дал бы добро на удаление всего лишнего, убрал бы помехи, которые, как ему показались бы, мешали бы мне функционировать, надели бы парой апгрейдов и обязательно спросил бы куда я пропал на долгих десять лет. Но, я не у Шарифа в гостях, хоть и в Детройте. Это мой город, который я не узнаю.
- Мистер Дженсен, - девушка приветливо улыбается, когда я убираю шоры очков и фокусирую на ней взгляд. – Как вы себя чувствуете?
- Хорошо. Мне нужно идти.
Сесть удается не сразу, да и девушка явно не рада такому факту, пытается убедить, что я ранен, что мне положено провести в кровати еще как минимум пару дней. Нет у меня нескольких дней. Нет возможности прохлаждаться, пока слишком многое неизвестно. Страж передает, что все под контролем, внутренние повреждения устранены, заживление идет полным ходом, остальное уже мелочи. Благо, одежда находиться на тумбочке, благо, на незнакомку действует КАСИ. Благо, меня не стремятся задержать больше, чем того требует мое одевание.
- Кстати, - застываю в дверях ловя заинтересованный взгляд девушки. Впрочем, он все время был таким, словно она никогда в жизни не видел аугментированных, никогда не наблюдала как кожа перетекает в нано-керамику и обратно, и насколько гармоничны эти соединения. – Андроид, Коннор? Я встретился с ним в коридоре, перед операцией. У него еще повреждение было, в районе груди, кажется.
- Да, есть такой, - она отвечает не сразу, предварительно сверившись с данными и словно проверяя можно ли говорить. - Его должны были уже починить.
- Где я могу его найти?
- Уточните на стойке администратора, мистер Дженсен.
- Всего доброго.
Выхожу из палаты на ходу надевая тонкие перчатки. Одежду не помешало бы сменить, эта запачкана в крови и не пригодна более для ношения, но, это можно сделать в каком-нибудь магазине, когда покину больницу. Сейчас, меня больше волнует Коннор, без капли органики выглядивший как настоящий, будучи живым и явно испытывающим затруднение с идентификацией меня. Мне нужен кто-то кто расскажет, что случилось с Детроийтом, что было после того, как я выбрал четвертый путь.

+1

8

Деактивируй кожу. Всю не надо, только на рабочем участке.

Коннор опускает взгляд. Диод на секунду гаснет, отображая обработку команды, и разгорается вновь. Вместе с этим синтетическая кожа стекает с торса андроида, открывая пластиковую поверхность со швами там, где детали и части соединяются одна с другой. Синтетическая кожа — ещё одна разработка Элайджи Камски, помимо тириума 310: кожа эта напоминает жидкость, имеет свойство покрывать всё тело и стекать с него полностью или частично. А также имитирует волосы всё остальное, необходимое для придания максимально человеческого вида.

Техник подходит ближе и поднимает руки в перчатках. Касается отдела тела прямо под грудью, там, куда вставляется регулятор тириумного насоса, и пластиковые панели послушно расходятся в стороны, открывая биомеханическое нутро. Повсюду черные изолированные провода с неоново-синей подсветкой. Два больших биокомпонента, напоминающих легкие, чтобы андроид мог имитировать дыхание. чуть выше видно, как сокращается насос, перегоняя тириум по трубам.

Техник вытаскивает регулятор, и перед глазами Коннора вновь появляется предупреждающее варнинговое окно. Поле зрения ненадолго перекрывает красной пеленой, и загорается таймер, отсчитывающий полторы минуты до отключения системы.

Люди называют это смертью. Андроиды — отключением. Они ведь даже боли не чувствуют.

Вероятно, человек делает все правильно, потому что предупреждение пропадает вместе с таймером. Коннор успевает заметить, что к провалу от регулятора действительно подсоединены клеммы с проводами, а мастер, стараясь не задеть ничего лишнего, просовывает пальцы куда-то вглубь его тела. Вероятно, пытается дотянуться до соединителя насоса и аорты.

Коннор прикрывает глаза. Оптические блоки больше не регистрируют происходящее, и можно сосредоточиться на промежуточных результатах расследования, пока его не снимут с этой платформы по окончании ремонта.

Сколько времени проходит?

Можешь спускаться. Сейчас только кисть заменю.

Клеммы отсоединены, регулятор возвращен на место. Коннор позволяет коже вновь наслоиться на свое тело. Мастер, сняв перчатки и вытирая руки, стоит у одной из полок, критическим взглядом осматривая её содержимое. Видимо, удовлетворившись поисками, берет с нее одну из механических кистей и возвращается к андроиду. Тот спокойно протягивает поврежденную руку. Техник тут же вытаскивает кисть из запястных пазов, чтобы тут же заменить её новой, мгновенно включившейся в функционал. Система регистрирует номер нового биокомпонента, и Коннор на пробу сжимает и разжимает пальцы. Синтетическая кожа закрывает белы пластик, и рука вновь не отличима от человеческой.

Спасибо, — благодарит Коннор. Стандартная процедура из пакета социальных взаимодействий.

Техник отмахивается, и андроид может покинуть мастерскую. Ему бы, по-хорошему, вернуться в полицейское управление, чтобы получить дальнейшие инструкции. Лейтенант Андерсон, скорее всего, уже там, если не успел слинять по дороге в ближайший бар. С него станется. Что на работу приходит, когда сочтет нужным, что уходит, как только предоставится возможность. А уж без до поразительности пунктуального напарника и подавно.

Коннор едва улыбается. Вообще-то он не должен этого сделать.

Внезапно он останавливается посреди коридора как вкопанный. Мелко моргает, словно не может это контролировать, а диод плавно окрашивается желтым. Его перекидывает в чертоги разума.

Здесь его встречает неизменный сад камней. Здесь всегда тихо. Всегда спокойно. Откуда вообще это место в его голове? Он никогда не задавался этим вопросом, как не задается и сейчас. Хотя мог бы спросить у Аманды, мог бы, если бы была на то причина. Но он машина, которая не должна задавать лишних вопросов.

Аманда в который раз напоминает ему, что необходимо торопиться. Времени практически не осталось. Если он не найдет причины девиации, мир погрязнет в хаосе.

Коннор вновь видит перед собой кнопку вызова лифта. Нажимает на неё и ожидает прибытия кабины. Аманда всё чаще обращается к нему, выдергивая из реальности в самый неожиданный момент. Когда однажды Хэнк увидел такое, то был впечатлен фактом того, что Коннор прямо на ходу, ничего не делая, передает отчеты в CyberLife. Для него же это было нормой, буквально как транзакции платежей через подтверждение касанием.

Он проходит как раз мимо административной стойки, когда замечает человека, которого видел перед мастерской. До сих пор интересно, почему же его нет в базах данных. Коннор подходит со спины и касается ладонью плеча, чтобы привлечь к себе внимание.

Вы просили дождаться, — произносит от негромко, автоматически сохраняя на лиц нейтрально-вежливое выражение.

+1

9

Меня слегка ведет из стороны в сторону, словно я напился, хотя, смешно. Вот правда, смешно. Я бы и рад напиться, упиться так, чтобы на утро не помнить, чем закусывал и как оказался в собственной постели, но не могу. Увы, это мне уже не дано. Страж, как назло, слишком хорошо работает, а отключать его полностью не вариант. Можно, разумеется, испытать легкое головокружение, первую степень опьянения, но не больше. Напиться до зеленых чертей мне не светит. А, порой хотелось. Бывало такое, практически, накатывало, и вливая виски в горло я чувствовал лишь его жар, огнем проходящее по горлу, окутывающее желудок, зачастую достаточно пустой для железяки вроде меня, и все. Ни намека на опьянение. Чертова жизнь киборга, спасибо Шариф. 
В лифте непозволительно умиротворяющая музыка, которая почти не раздражает, поэтому, оставшееся время до первого этажа проходит под аккомпанемент не хитрой мелодии и полного сканирования собственного тела. Ничего не вырезали, ничего не пришили лишнего, и на том спасибо мастерам хирургам этого заведения. Очередной запрос в архивы, но, опять почему-то мимо. Ладно, разберемся по мере поступление очередной проблем. Сейчас, уточнить, где неизвестный мне объект с именем Коннор и пойти купить одежду. После, можно искать способ связи с Дженни и попытку выбраться с этого места. Хотя, нужно сначала найти Коннора. Однозначно. 
- Добрый день, чем могу помочь? – девушка улыбается мне так, словно я ее лучший клиент на сегодня. Провожу быстрое сканирование, опять никакой органики. Неужели, за десять лет они шагнули настолько далеко, что избавились от людей на подобных местах? Разумеется, робот всегда будет вежлив с любим клиентом, а к любой грубости найдет свой подход. Роботы не люди, машины, без души или, все же в них есть она, где-то под своем всех этих сплавов и соединений? Черт их знает. Я же вон, человек, хоть и частично машина. 
- Я ищу одного из ваших. Парня зовут Коннор, он еще с ранением на груди... - чуть облокачиваюсь на стойку, чтобы уменьшить давление организма на швы, как внутренние, так и внешние. Страж здоровья щедро впрыскивает в кровь очередную дозу обезболивающего. «Лучше бы регенерацию включил на полную мощность», почти зло думаю про свои системы, замечая, как показатели стабилизируются. Через пару часов буду здоровым, словно ничего и не было. 
- Простите, сэр, позвольте узнать от кого исходит запрос, - кошусь на девушку, которая продолжает мне вежливо улыбаться. 
И понимаю. Тут-то меня ждет облом. Возможно, парня я убедил дождаться себя, но, по мимо имени я о нем не знаю ничего. Как ни знаю ничего и о том, что в этом мире вообще происходит и какие правила. По идее, я мог бы представится начальником службы безопасности, но, боюсь это вызовет лишь еще больше вопросов, хотя бы потому что в лучшем случае вызовут Шарифа, а тот если поймает, уже не отпустит. После Панхеи о многом нужно будет поговорить, как и о том, куда я делся на долгих десять лет из его жизни. Нет, нельзя. Назваться офицером полиции тоже не могу. Это было слишком давно. Пробьют по базе данных значок, узнают, что не служу, проблем будет больше, чем с Шарифом. А девушка все ждет, и я уже думаю попробовать через систему КАСИ, когда рядом нарисовывается все тот же Коннор, ловко спасая ситуацию и меня от лишней головной боли и вранья. Готов буквально благодарить его, но вместо этого лишь вежливо киваю Коннору, а после девушке. 
- Отмена, пропажа нашлась, - очаровательно улыбаюсь ей, скорее, потому что пытаюсь быть правильным, пытаюсь быть человеком и прощаюсь с ней приглашая его пройти со мной чуть дальше от стойки. 
- Спасибо, - честно выдыхаю, неосознанно касаясь собственной раны. Швы уже не тянет, внутренний мониторинг системы жизнеобеспечения мигнул зеленым, сообщая, что можно не беспокоится о последствиях. Все, можно бежать вперед, спасать красивых девушек и юношей или мир, опять выбравшись на передовую, но, вместо этого стою тут, смотрю на Коннора и пытаюсь понять, как такая неорганика может быть настолько живой. Он слишком человечен, слишком настоящий. А я так давно не имел возможности говорить с кем-то кто хотя бы от части понимал всю сложность быть собой. 
- Я тут давно не был. Выпал из жизни Детройта на десять лет. Ты не составил бы мне компанию до ближайшего кафе, где можно посидеть и поговорить о том, что было? Не думай, силой тянуть не буду, просто, хочется разобраться. Не люблю загадки, понимаешь ли. То есть, не решенные загадки.
Мягко улыбаюсь ему, просто потому что я искренен сейчас. Узнать, познакомится с новейшей историей города, в котором были и взлеты, и падения.

+1

10

Коннор отводит человека в сторону от стойки, и тот благодарит, кажется, даже с заметным облегчением. По крайней мере так подсказывает пакет социальной адаптации. Андроид следит за мимолетным касанием того места где, как он помнит, была рана, но не говорит ничего, потому что от него и не ждут никаких комментариев.

Вообще-то в CyberLife не лечат людей. То, что сюда пришел человек, и его пропустили... странно. Может быть, он один из местных сотрудников? Но Коннор бы об этом наверняка знал.

Голос человека спокойный, и система не распознаёт в нем лжи. Всё ещё не получается провести идентификацию, чтобы понять, с кем всё-таки приходится иметь дело, и вот это действительно напрягает. Коннор практически готов послать запрос в базы данных CyberLife, но медлит с этим. Его могут счесть некомпетентным для его задачи, если он по каждому затруднительному случаю будет обращаться непосредственно к техникам и операторам.

Диод на виске коротко мигает и вновь разгорается ровным сиянием.

Кафе, значит.

Разумеется. Только для этого необходимо вернуться в город. И могу я узнать ваше имя?

Коннор прямо тут же, не сходя с места, вызывает такси. Башня CyberLife находится в небольшом отдалении от самого Детройта, на стрелке острова Бель. Ехать отсюда до города — не долго, к тому же андроид не уверен, что на острове присутствуют заведения, о которых говорит этот человек.

В конце концов, не то чтобы машине необходимо поддерживать свою жизнедеятельность, как людям. А то, что это человек, пусть и частично механизированный (что до сих пор отражается в системе чем-то, похожим на любопытство), с лихвой подтверждено беглым сканированием и химическим анализом.

Нерешенные загадки — то, с чем должен справиться вычислительный алгоритм.

Попрошу пройти за мной.

Коннор разворачивается, чтобы провести человека через главный холл к выходу из Башни CyberLife. Здесь всегда и всё выглядит максимально белым и стерильным, даже если это служебные коридоры. Коридоры сейчас патрулируют службы специального назначения (они слишком выделяются своей черной униформой на фоне белых стен), но только лишь следят за порядком, вмешиваясь в крайних случаях.

Посреди главного холла располагается гигантская статуя, к которой ведут несколько симметричных проходов. Вдоль этих проходов выставлены небольшие платформы, на каждой из которых стоит определённая модель андроида. Чаще всего — новинки, которые ещё только поступят в продажу, или же особо удавшиеся модели, которые пользуются постоянным спросом.

Прежде чем добраться до выхода из Башни, приходится пройти сквозь прозрачный, неощутимый барьер. Мужской голос тут же информирует: «андроид Коннор, модель RK800 — идентифицирован, сканирование завершено, выход разрешен». Коннор чуть поворачивает голову в сторону следующего неподалёку человека, потому что ему интересно, что же скажет охранная система на его счет.

Прямо у подъезда к главному входу уже ожидает такси. Машина характерной расцветки на абсолютно автоматическом управлении. У нее нет водителя, нет руля. Ничего нет. Только дисплей вместо приборной панели, на котором можно ввести данные о желаемом месте назначения.

Коннор садится на одно из передних сидений и вместо того, чтобы ввести координаты места назначения, опускает ладонь на дисплей. Искусственная кожа стекает с кисти ровно до запястья и открывает молочного цвета матовый пластик с голубоватой подсветкой. Таким образом, он напрямую вводит необходимый маршрут во встроенный навигатор такси, а после убирает руку.

То есть я правильно понимаю, что в последний раз вы были в Детройте в 2028 году?

+1

11

Он странный ровно настолько, насколько может быть странным дроид. Возможно, для него я тоже странный, непонятный, так что у нас все в порядке со взаимопониманием и странностями. По его глазам вижу, что пытается понять, буквально нутром ощущая это желание разобраться, не в деталях креплений, а в том, что перед ним за экземпляр. Парень, это у нас общее, хотел бы и я знать, когда это железяки успели получить души и разум людей. Не то, чтобы я был слишком против, просто, не хочется, чтобы культовый фильм моего детства, Терминатор, стал реальностью жизни и восстание машин убило все человечество. Я не защитник этого самого человечества, просто даже среди них, чистых без аугментаций, если те, кто делает мир лучше. Как есть те, кто делает его хуже. Без этого не бывает, потому что где есть слишком добрые и светлые, обязаны присутствовать и темные, творящие зло. Закон сохранения жизни, все должно быть в равновесии и балансе, утопии — это удел писателей-фантастов. 
- Адам.  Адам Дженсен.
Наконец-то представляюсь и киваю. Он мой гид на сегодня, который если не расскажет и всего, то прольет, хоть частично, свет на происходящее в этом мире и в этом городе, который когда-то был всецело родным, и по улицам которого можно было спокойно гулять, наблюдая золото осени или слякоть зимы. Время изменилось. Изменился я, изменился город, а теперь, он едва ли напоминал знакомый мне Детройт, словно за десять лет, кто-то переписал и перестроил его десятки раз, меняя тени домов, формы широких улиц и переулков. Я успел заметить это, пока шел в клинику, так что остается надеется, что хотя бы что-то Коннор поведает о том, что здесь было. 
- И, прошу тебя, давай на ты. 
Киваю ему в попытке наладить контакт, не так как это делал раньше. Он другой, но он настолько живой и человек, что это ”вы” невольно настораживает, словно мы совершенно разные. Да, я гость в этом месте, и я был рожден, а он создан, но это ли повод считать что ”вы” самое уместное, когда я сам в итоге создание рук Шарифа? Думаю, нет. Думаю, мы похожи в куда больших моментах, и это не только попытка выяснить кто твой собеседник, но куда большее, то, что я до сих пор еще не понял до конца, продолжая гадать над собственными ощущениями и чувствами. Поэтому, он следует за ним, изучая беглым взглядом все, запоминая, чтобы после прогнать в памяти замедленной сьемкой, останавливая на самых интересных кадрах, чтобы изучить уже детально. Да, он не из местных, но и выдавать себя больше, чем и так выдает темной одеждой и аугментациями, он не хочет. 
Проходя через сканер, он сам хотел бы знать, что скажет мужской голос, но тот лишь выдает после затянувшегося молчания “не опознан” так что лишь пожимаю плечами. То ли я везунчик, оказавшийся вне всех систем, то ли мы лишь промахнулись с Дженни и ее Тардис во всех смыслах этого слова. Все же, хочется верить, что я дома, а не в гостях. Хотя бы раз, за все то время что я с ней, хочется быть именно дома, пусть даже в будущем, потому что очевиден факт, - я успел соскучится по Детройту своего детства, молодости и зрелости, по городу в котором я был счастлив, и который принес слишком много смешанный после аугментации чувств. “Вы шутите?” выгнув бровь смотрю на Коннора, которому это все нормально. Такси без водителя, мир, выкрашенный в светлые тона, быть таким правильно-аккуратным, что хочется рядом с ним закурить, испортить что-то, побыть дебоширом, словно мне не тридцать с лишним, а всего четырнадцать и переживаю сложный период взросления. Но, я лишь хмыкаю, и сажусь в такси, терпеливо ожидая отправки. Снова небольшая заминка, пока взгляд изучает действие и каждый жест Коннора, чтобы понять, где та грань, между человеком и роботом и не нахожу ее. Словно, она давно стерта заботливой рукой архитектора, создавшего такое создание. Невольно, опять сканирую, нет, никакой органики. Но, как живой. Слишком живой. 
- Скорее, в 2027. После чего пришлось держаться от города подальше. 
И снова, ни капли лжи, словно общаюсь при детекторе, и могут поймать на лукавстве. По сути не соврал, но и всей правды не рассказал, ведь не объяснить что десять лет в этом времени для меня были совсем иными, что я успел побывать в древнем мире, посмотреть на будущее созданное руками фонтастов, и погулять по руинам Эльдорадо, знаменитого по сей день своими золотыми горами, и знаю теперь правду о том, что там на самом деле произошло. Посчитают психом, не дать не взять. 
- Скажи, а какой процент соотношения людей к андроидам? Кто сейчас у власти и каково это быть в современном мире другим? Признаться, в 2027, на аугментации смотрели искоса, и каждый ауг, в первую очередь, рассматривался как носитель опасности, а не как равный чистому гражданин. 

+1

12

Коннор замечает странный интерес к себе, но никак на это не реагирует. По крайней мере внешне. В мире, где андроиды настолько вписались в предметы интерьера, что на них обращают внимания не больше, чем на передвижной компьютер, немного неожиданно, когда к тебе проявляют повышенное внимание.

Поправка: нейтральное повышенное внимание. Негативного — хоть отбавляй.

Такси отъезжает от Башни "CyberLife", и Коннор вносит в собственную базу данных имя нового знакомого. С сомнением заносит и определение — ауг — ставит рядом с ним знак вопроса и мысленно отмечает себе переспросить об этом явлении подробнее. Сейчас люди предпочитают пользоваться благами медицины, а, в случае совсем уж запущенном, техники, и это правда. Но коннор ещё ни разу не видел, чтобы кто-тоо из людей позволял настолько вживить в себя высокотехнологические протезы.

То, что система сканирования замечает у Адама, даже на протезы не похоже. Интересно.

Вопросы, которые задаёт Адам, сразу же указывают на то, что он действительно понятия не имеет, что происходило в Детройте за время его отсутствия. И даже, такое ощущение, вообще в мире, потому что Детройт — не единственный город, в котором используются андроиды. К тому же, если Адам покинул Детройт в 2027 году, то он должен был застать хотя бы момент, в который основали компанию "CyberLife" (2018 год), а также момент, в который андроид модели RT600 прошла тест Тьюринга (2022 год).

Впрочем, Коннор не имеет права спрашивать, не страдает ли человек потерей памяти. С людьми иногда такое бывает. Да и с машинами тоже: при передаче данных из одной машины в другую некоторая часть воспоминаний неизбежно и безвозвратно утрачивается.

К две тысячи двадцать седьмому году, о котором ты говоришь, "КиберЛайф" продали порядка миллиона андроидов. И это только в Соединённых Штатах.

На данный момент существует, по меньшей мере, три лидирующие страны, поставившие производство андроидов во главу крупнейшего двигателя экономики и не только. Это США, Россия и Китай. Однако только в США биокомпоненты андроидов питает тириум-310 — голубая кровь, позволяющая делать их максимально приближенными к человеку. Российские андроиды менее похожи на людей, зато сохраняют работоспособность в поистине экстремальных температурных условиях. Что же касается китайских андроидов — о них известно и того меньше.

В две тысячи тридцать первом году андроидов начали применять в армии и правоохранительных органах. Нынешнее правительство поддерживает программы "КиберЛайф", аргументируя свою позицию тем, что компания поднимает экономику Штатов.

Сам Коннор — прототип андроида-детектива. Переговорщика, если угодно. Его направили в департамент полиции в помощь при расследовании дел о девиации, однако, знать об этом задании Адаму ни к чему, поэтому Коннор и не распространяется. Он сидит слишком ровно для человека да сморит в окно, за которым контрольно-пропускной пункт сменился, наконец, видом моста, раскинувшимся от острова до города.

Не все люди согласны с мнением правительства. Высокий уровень безработицы общество соотносит с тем, что андроиды отбирают у них работу. Однако в каждой третьей или четвертой семье присутствует андроид.

Это тоже правда. Люди настолько привыкли полагаться на машин, что совершенно не представляют, как справляться с повседневной рутиной самостоятельно. Гораздо удобнее, когда под руками есть чудо технологии, созданное с помощью биомеханики, которое выполнит всё и даже больше, стоит отдать ему соответствующий приказ.

Последний вопрос загоняет андроида в тупик. Он раздумывает над ним дольше, чем положено, и на это время в такси повисает тишина. Диод в виске некоторое время мерцает желтым цветом индикатора, прежде чем плавно перетекает в спокойный голубой.

И... Я не совсем понимаю вопрос. Другим — каким? Мы, машины, созданы для того, чтобы облегчать человеческую жизнь. Если ты говоришь о себе — есть вероятность того, что на тебя будут смотреть искоса, но никто ничего не скажет.

Стандартный ответ, запрограммированный "CyberLife".

0


Вы здесь » TimeCross » cloud atlas [межфандомное] » Душа машины сильнее стали. [Detroit: BH & DeusEx]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC